{forumStyle}
Случайный роман
Самые посещаемые
Новые романы
Ольга Карклин. Роман о любви: Катулл и Клодия. Римское небо. Книга 1. Роман. Переводы. Эссе.
Название: Роман о любви: Катулл и Клодия. Римское небо. Книга 1. Роман. Переводы. Эссе. Автор: Ольг ...
 Sussie Little. Жюстин Леметр. Эротический роман 18+
Название: Жюстин Леметр. Эротический роман 18+ Автор: Sussie Little Аннотация:Одним летни ...
Виктория Чуйкова. Милости проведения. ВеЛюр. Роман
Название: Милости проведения. ВеЛюр. Роман Автор: Виктория Чуйкова Аннотация:Обрести возро ...
Геннадий Верин. Саня-Санечка. 18+
Название: Саня-Санечка. 18+ Автор: Геннадий Верин Аннотация:На голову герою книги непонятн ...
Vitaly Mushkin. Woman in the night train. Erotic novels
Название: Woman in the night train. Erotic novels Автор: Vitaly Mushkin Аннотация:In the b ...

Самые обсуждаемые
Элизабет Торнтон. Брачная ловушка
Название: Брачная ловушка / The Marriage Trap Автор: Элизабет Торнтон / Elizabeth Thornton Аннотация: Герой битвы при Ватерлоо и знаменитый дуэлян ...
Ирина Мазаева. Тетрис с холостяками
Название: Тетрис с холостяками Автор: Ирина Мазаева Аннотация: Женщина бежит, мужчина ее догоняет – вот старый проверенный способ благополучно дом ...
Элизабет Адлер. Богатые наследуют. Книга 2
Название: Богатые наследуют. Книга 2 / The Rich Shall Inherit Автор: Элизабет Адлер / Elizabeth Adler Аннотация: В этой книге читатель найдет окон ...
Мэхелия Айзекс. Хижина в раю
Название: Хижина в раю Автор: Мэхелия Айзекс Аннотация: Четыре долгих года Родриго Маркес ждал, чтобы отомстить молодой очаровательной англичанке, ...
Тереза Вейр. Лики зла
Название: Лики зла Автор: Тереза Вейр / Theresa Weir Аннотация: Когда Ларк случайно нашла в пруду труп убитой женщины, она еще не догадывалась, чт ...

Самые скачиваемые
{top_downloads}
Счетчики сайта


Партнеры сайта


Любовные романы и книги о любви
 
Исторические любовные романы
Остросюжетные любовные романы  
 
Современные любовные романы
Фантастические любовные романы  
 
Эротика
Короткие любовные романы  
Аудиокниги о любви
ФОРУМ о любви NEW!
Авторы
А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | X | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я
Список всех авторов на сайте

Юлия Перевозчикова. Салон мадам Кассандры, или Дневники начинающей ведьмы     Современные любовные романы
Юлия Перевозчикова. Салон мадам Кассандры, или Дневники начинающей ведьмы


Название: Салон мадам Кассандры, или Дневники начинающей ведьмы

Автор: Юлия Перевозчикова

Аннотация: Миловидная брюнетка с большим чувством юмора Александра Калганова - менеджер в заведении под названием "Салон "Кассандра". Трудно назвать такую работу обычной. Загадочное место, обитель колдунов, магов и чародеев, оказывающих услуги населению. Великолепный составитель гороскопов Аристарх поразил воображение Саши. Бурный роман между молодыми людьми оборвался, едва начавшись. И тут не обошлось без вмешательства таинственных сил. Что можно противопоставить приворотной магии и колдовским чарам? Только обаяние неподдельных и искренних чувств...

Скачать бесплатно

Вы не можете скачивать файлы с нашего сервера



Читать книгу "Салон мадам Кассандры, или Дневники начинающей ведьмы" онлайн:


Юлия Перевозчикова

Салон мадам Кассандры, или Дневники начинающей ведьмы




С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ

Все началось тривиально. Меня поперли с работы. Точнее, попросили. Холеная, как маникюр светской львицы, директриса вызвала меня в кабинет. «Сашенька, – проворковала она, что уже само по себе не сулило ничего хорошего, именно таким голосом наша Инесса Львовна говорила самые изощренные гадости, – вам не кажется, дорогая, что вы перестали соответствовать уровню нашего заведения?» Инесса просто лучилась от удовольствия, произнося эту фразу.
– Да, пожалуй, – задумчиво протянула я, вызывающе окинув взглядом массивную фигуру Инезильи с ног до головы, – не дотягиваю, это точно.
Я хамила. Было ясно, куда она клонит. Собирается сделать предложение, от которого невозможно отказаться, – уволиться. Давно я этого ждала. Правда, надеялась, что, может, обойдется, или хотя бы дотяну до отпуска. Но… В нашем тихом болоте забурлило, назревали перемены. Акционеры ООО «Сулла» поделили активы, и у нас остался вместо трех хозяев всего один. Те, кто все затевал и разрабатывал, ушли. Видимо, открывать что-то новое. А тот, кто остался… М-да… даже на первый взгляд не самая приятная личность, а уж при более продолжительном общении… Классический новый русский. С пальцами, поставленными «в позицию». Инесса Львовна как раз «его человек». Предана хозяину, как бультерьер, и держится за директорское место, как клещ за собачье ухо. Всю жизнь проработала начальником отдела кадров небольшого заводика, который банкротил мой нынешний босс. Инесса Львовна появилась в салоне практически одновременно со мной, год назад. Пока собственников было трое, эта дама умело подлаживалась под всех и была на редкость дипломатична. Хотя персонал сразу почувствовал ее железную руку. В полную силу Инезилья развернулась после раздела имущества. Ох, развернулась! Они с хозяином придумали такую политику закручивания гаек, что мастера стали потихоньку утекать в другие места. Оставались только самые послушные и угодливые. Салон постепенно менял лицо. И на этом лице я начинала казаться взыскательному руководству лишней родинкой. А может, даже прыщиком, который требовалось выдавить. Чем Инесса Львовна усердно занималась весь последний месяц. Она изводила меня придирками так, что, похоже, терять было уже нечего. Ну, тогда стоит, наконец, «отпустить язычок» и порезвиться. Может, горькая пилюля покажется слаще. Уловив на моем лице тень колебания – а я как раз размышляла: «Язвить, не язвить?» – и, видимо, приняв эту эфемерную тень за растерянность, Инесса продолжила атаку:
– Мало того что вы последнее время стали вызывающе одеваться, вы еще и дерзки с клиентами!
Дерзка? Да я просто эталон корректности! Ах так! Получите, дорогая директриса:
– Что вы считаете вызывающим, Инесса Львовна? Моя юбка длиннее юбки нашей педикюрши на тридцать сантиметров!
Инесса взвилась:
– Именно это и имею в виду! У нас модный косметический салон, а вы позволяете себе одеваться в какое-то полохало! Я же неоднократно вас просила прийти в чем-то более коротком и элегантном.
– Мне кажется, у нас разные представления об элегантности. Это не полохало, а юбка, и причем авторский дизайн и роспись по ткани! Называется батик.
– Роспись?! Да ваше немыслимое полохало все разрисовано ухмыляющимися кошачьими мордами!
– Именно такие, как вы выразились, морды у наших клиентов! Особенно когда они пытаются ущипнуть меня за задницу! Я просто пытаюсь соответствовать уровню этого заведения, как вы изволили выразиться, уважаемая Инесса Львовна! Только, на мой взгляд, этот уровень находится не там, где вы полагаете, а где-то не очень далеко от квартала красных фонарей. Особенно это стало заметно, когда вы заняли кресло директора. А кстати, из каких соображений вы велели поменять голубые фонарики на нашем крыльце на ярко-розовые?
Видимо, мне все-таки удалось активизировать некие болезненные точки в душе директрисы. Инезилья покраснела от злости, как астраханский помидор, и завопила:
– Да как у вас язык поворачивается такое говорить! Это совет нашего постоянного посетителя! Известного дизайнера!
– Соболевского? Не знаю, какой он дизайнер, ничего не видела из его творений, но с чувством юмора у него все в порядке. А я-то голову ломала, кто посоветовал? Молодец!
– Все, Саша! Вы, наконец, довели меня до ручки! Наши клиенты видные чиновники, известные бизнесмены, деятели искусства – наш золотой фонд. Если вы не понимаете этого, вам здесь не место! Ступайте, напишите заявление об уходе по собственному желанию. Да не забудьте, дату я сама поставлю! Можете получить свою зарплату за последний месяц и трудовую книжку. Я не знаю, как я терпела вас так долго! Никаких рекомендаций, милочка, я вам не дам!
И Инесса Львовна удалилась, одновременно величественная и нелепая, как американский авианосец в Финском заливе. Рекомендации! О господи! Вот уж на что не рассчитывала, так это на рекомендации! Терпела она меня! Сколько я, бедная девушка, кроткая овечка, вынесла от пафосной и высокомерной Инезильи, вспомнить страшно! Как я ждала отпуска! Думала, вот получу денежки и, может быть, за время отдыха подыщу другое местечко. Ну, вот он отпуск, здравствуй! Бессрочный и за свой счет. Можно начинать искать новую работу. Хорошо хоть зарплату отдают. А могли и зажать, как молоденькой массажистке, ее недавно тоже «попросили». Прощайте, триста баксов в месяц, халявный Интернет и бесплатные косметические услуги. Вот не понимаю, зачем пять лет отучилась в родном вузе на учителя истории, если не могу прожить на три тысячи рублей в месяц? И зачем так старательно и увлеченно «долбилась» на курсах компьютерного дизайна, если не могу сама устроиться ни в одно приличное место. Сколько резюме разослала, сколько собеседований прошла, а все без толку! Роль секретарши, выполняющей все капризы «нового русского босса», а также его примитивные «сексуальные фантазии», с непременным участием письменного стола, все-таки не по мне. А какие хорошие зарплаты сулили в таких фирмах! Вот туда меня брали! Но стоило мне только увидеть личико моего будущего начальника – и перспектива получать приличные «бабки» за работу, как говорится «не бей лежачего», переставала казаться мне радужной. Как представлю, что этим «лежачим», которого, конечно, не бьют, стану я… Ужас! Не так уж много радостей в жизни у бедной девушки, чтобы делить их с кем попало! Наконец, оказалась по рекомендации приятеля моего старшего братца Владика в этом дурацком салоне, и то меня выперли! Впрочем, этого следовало ожидать. Причины, как минимум, две, первая: наступили перемены в «верхах» и проводится политика «новой метлы». Вторую даже можно считать политической. Дело в том, что приятель Влада, который меня сюда привел, занимал уютное место в городской администрации и был постоянным клиентом «Суллы». Так вот, его совсем недавно нашли с простреленной головой в собственном подъезде. Криминальные новости широко осветили это событие! Оно-то и заставило мое драгоценное начальство еще раз взглянуть на меня под другим углом. И чем дольше «верхи» меня таким образом рассматривали, тем меньше я им нравилась. Инесса так сразу стала коситься. У нее это быстро. И если до «рокового выстрела» мой «оригинальный» стиль ценили, то теперь он стал раздражать. Придраться к моей работе Инезилье не удавалось – прихожу вовремя, с персоналом ровна, с клиентами приветлива, по телефону не треплюсь, Интернетом пользуюсь аккуратно. Без ложной скромности, я хороший работник. Не зря же получала отличные оценки по психологии и педагогике в институте, умею ладить с людьми. Школа тоже многому научила. Терпимости, например. Даже глупый щипок за задницу могу ловко перевести в шутку. Да, не вовремя моего покровителя подстрелили в полете к вершинам власти! А за три месяца до этого милейшая женщина Алевтина, второй администратор, ушла в декрет! Наша коалиция против директрисы распалась. Увы… Она отправилась в спокойной обстановке донашивать кровиночку, а на ее место временно взяли другую девушку. Бывшую модель Вику. Естественно, по рекомендации Инессы Львовны. Вот тут и началось кино! В лучших традициях Голливуда! Про плохую блондинку и хорошую брюнетку. Или наоборот, кому как нравится. Виктория и я составили красивую контрастную пару. При желании из нас мог получиться шикарный вокальный дуэт из разряда тех, что скачет по сцене под чужую фонограмму, потряхивая формами. Но не срослось! Бедных девушек стали вульгарно сталкивать лбами. И получилось, как в пошлом американском сериале, где две героини непременно враждуют. Мы даже внешне для этого подходили идеально. Судите сами. Я, язвительная кареглазая брюнетка, поклонница авангардной моды, и Вика, почти натуральная блондинка с голубыми глазами, страстный приверженец всего традиционного. В частности, известных модных домов и раскрученных торговых марок. Нет, не подумайте, что я брошусь с бейсбольной битой на выставленный в витрине костюм от «Труссарди», я ничего не имею против человека с хорошим классическим вкусом! У меня есть в шкафу «фирменные» вещи из дорогих магазинов. Дело не в этом. Викина манера одеваться раздражала меня только тем, что она слишком выпячивала свою сексуальность. Как на продажу. Но это был ее образ жизни, точнее, выживания. В конце концов, ужин в дорогом ресторане с очередным нуворишем служил для нее неплохой прибавкой к зарплате и давал иллюзию светской жизни. Вика старательно пробивала себе дорогу к безбедному существованию. Подиум не принес ни славы, ни богатого мужа, а жить хотелось в удовольствие. Должен же кто-то оценить по достоинству ее 90-60-92 и пупок с пирсингом! В модельном бизнесе много таких Вик, им не так легко живется. Охота на крупную дичь – утомительное занятие. Я ее понимала, а значит, воспринимала почти лояльно. Если бы она относилась ко мне так же, мы могли бы ладить. Но, увы, Виктории было очень трудно примириться с самим фактом моего существования. Ее раздражало во мне практически все: манера одеваться, высшее образование, чувство юмора и даже моя лояльность. А еще у нас с Викусей были совершенно разные взгляды на некоторые рабочие вопросы. Например, на стремление мастеров немного поработать на свой карман. Я мягко пресекала эти попытки, но через раз, давая девочкам возможность подзаработать и не зарваться. Вика вела другую политику: позволяла «левачить» под процент себе, любимой, но периодически сдавала то одного, то другого мастера Инессе. Мне кажется, ей нравилось слушать разносы, которые устраивала директриса в своем кабинете. По крайней мере, Вика всегда присутствовала на этих «воспитательных» шоу как благодарный зритель. В общем, странная девочка. Но по природе своей я мирный человек, враждовать не люблю. Чтобы война не портила мне настроение, я придумала интересный ход. У меня есть немного странное для нашего времени хобби: личные дневники. Это не разлинованная тетрадь, а файлы в моем компьютере, в которых я описываю то, что со мной происходит. Иногда от лица другого человека, может, даже вымышленного персонажа или реальной личности. Хронику нашей войны я начала вести от лица Вики. Мне было интересно примерить на себя ее «шкурку». Назвала «Записки начинающей шлюхи». Потому что помимо войны со мной Виктория охотилась. На спонсора или на мужа, как повезет. В саванне под названием мужской косметический салон «Сулла» такие водились. По мере написания опуса война из активной стала пассивной: ни кавалерийских атак, ни партизанских диверсий, одна вялая перестрелка словами. А потом и вовсе перешла в вооруженный «до зубов» нейтралитет. Почему? Элементарно! Поначалу я презирала свою героиню, потом прониклась к ней симпатией, а потом научилась предвидеть ее возможные маневры и ловко уходить от стычек. И вроде бы все у меня замечательно получалось, но тут случился «раздел имущества» и роковой выстрел. Конечно, я давно поняла, что перестала «вписываться». Но, наивная дурочка, надеялась, что все обойдется. Некоторые «особо продвинутые» клиенты ценили мой юмор и стиль, но таких мало. Заступаться за меня не будут, да и стоит ли просить? Короче, уволили. Даже новое место я по беспечности и лености подыскать не успела. А могла бы.
Ладно, пора снова покупать себе интернет-карту и домой, к любимому железному другу. Оседлать родной «пенек» – и во всемирную сеть. Хорошо хоть за время работы успела прикупить ему новый мощный модем, оперативную память и монитор с плоским экраном. Если честно, мне никогда не удавалось найти работу через сеть, но не догоню, так хоть согреюсь. Братца больше просить не стану. Тем более его жена Елена старается, как она выражается, «дистанцироваться» от всего нашего семейства. Еще бы! Мама с папой простые доктора наук, я не пойми кто – администратор в мужском косметическом салоне, а Владик как-никак помощник депутата Государственной думы. Уважаемый человек! Сама Лена возглавляет строительную фирму, правда номинально. Руководит всем Влад, но Лену просто раздувает от важности, когда к ней обращаются по имени-отчеству. «Елена Аркадьевна»! Бог с ними! Наши семейные Лиса Алиса и Кот Базилио совершенно забыли, как в свое время моя покойная бабушка, вдова ювелира, продала кой-какие «фамильные побрякушки» и разменяла свою квартиру на Плеханова, чтобы дать возможность Владику и Леночке свить гнездышко. Теперь эти «столпы общества» живут в совсем другой квартире, большой и помпезной, в элитном районе. Престижное жилище выросло из малогабаритной двушки в Купчине, которую выменяла им бабушка. Но кто сейчас помнит, что из чего выросло! Уж точно не Елена Аркадьевна! Зато Лену страшно разозлило решение бабушки разделить золотые украшения дедушкиной работы, что еще оставались в семье, между мной и моей двоюродной сестрой. По ее мнению, бабуля должна была передать все ей, матери «наследника». А если что и делить – то квартиру, доставшуюся бабушке после размена родового гнезда. И между всеми наследниками поровну. Бабушка полагала иначе. Эту злополучную квартиру, из-за которой Лена на всех окончательно разобиделась, она подарила мне незадолго до кончины. Старушка моя одна втихаря собрала все документы и буквально силой вытащила меня к нотариусу со словами: «Сашка! Если я о тебе не позабочусь, ты у меня все просрёшь!» В выборе выражений бабуля себя не ограничивала. И вообще была женщиной оригинальной. Курила, любила модно одеться, меняла мебель в квартире. И материлась периодически, но не как сапожник, а с великосветским шиком. Моя бабушка – отдельный разговор. По какой-то неведомой прихоти небес качества ангела-хранителя и житейского гуру соединились в одной экстравагантной старушке. Точнее, даме. Без возраста, поскольку у мудрости возраста нет. И это чудо досталось мне, все целиком. По чистой случайности, потому что у бабушки вообще-то двое детей. Мама и мой дядя. Дядя старший. У них с мамой разница почти пятнадцать лет. Дядя выучился на геолога, уехал изучать сейсмологию на Дальний Восток. Влюбился в этот волшебный край, женился, остался. Сейчас он видный ученый, работает по контракту в Японии. Его дочь, моя двоюродная сестра, тоже живет в Стране восходящего солнца. Она переводчик. Последний раз я видела дядю на похоронах бабушки, два года назад. А раньше приезжал часто, примерно раз в год, привозил банками красную икру и всякие дальневосточные деликатесы. Он таскал нас с двоюродной сестрой по заветным местам его детства, пока мы не начинали валиться с ног, и рассказывал семейные истории. От него я узнала, что у бабушки между ним и мамой было еще трое детей, мальчиков, но все они умерли в младенчестве. Бабушка прожила в городе всю блокаду., и ее организм не справлялся с материнством. Детишки рождались слабыми. Мама самая последняя и нежданная звездочка. Так ее называли в семье. Поздний и очень желанный ребенок. Маму баловали. Тем более; росла она редкой красавицей. Вот и выросла, как оранжерейное растение, не готовое к ветрам и бурям. Когда же они грянули, бабушка привычно бросилась грудью на амбразуру. Потому что ровно через год после моего рождения в семье случился цунами местного значения. Батюшка мой неожиданно влюбился и загулял, и маму полностью поглотили их непростые отношения. Любовь победила, папенька вернулся. Но ухитрился прижить на стороне сводного братца, который периодически появляется на семейных праздниках После этого мою эмоциональную маму окончательно перемкнуло. Ей совершенно стало не до нас с Владиком. Ее внимание практически полностью переключилось на отца. Матушка стала похожа на радиоприемник, настроенный только на одну волну под названием «муж». А нашим воспитанием занялась бабушка. Именно она окрестила Влада пройдохой, вернее, «пройдой» и сулила ему блестящую карьеру, а меня в порыве гнева ругала «оторвой» и «казачьей вольницей». Лет до шести, до школы, я почти все время жила с ней и дедом, в ее большой двухкомнатной квартире в центре. Она привозила меня домой на выходные, а Владьку забирала. Потом мы с Владиком ездили к ней на субботу и воскресенье, праздники и каникулы. Бабуля водила нас по музеям, таскала в разные кафе, приучая красиво есть и правильно вести себя в «общественном месте». Она учила нас хорошим манерам и философскому отношению ко всему происходящему. Это у бабушки великолепно получалось, потому что бабуля обладала потрясающим чувством юмора и редкой наблюдательностью. И при этом была не злой, а веселой.
Бабуля обладала тем, что сейчас модно называть «харизма». Все мои подруги ее обожали. Звали эту чудесную женщину потрясающе: Ангелина Августовна. Ангел, одним словом. Потом, когда дедушки не стало (я тогда уже училась в институте), она устраивала мне вечеринки, а сама уходила ночевать к маме, прихватив на всякий пожарный шкатулку с семейными сокровищами. А как моя старушка умела гадать! Все сбывалось! К ней еще в застойные годы приходили разные люди и платили ей деньги за гадание. Сколько, я не знала. Принимал мой седой ангел далеко не всех. Но пенсию бабушка не тратила, переводила в доллары и клала на счет. «На книжку» – так она говорила. Бабуля даже «подкидывала деньжат» мне и маме. А еще она любила «вояжи». Ездила за границу. Эта пожилая леди превосходно изъяснялась на французском и немецком, поэтому в Европе чувствовала себя как рыба в воде. Мне она из города Парижа, где у нее тоже были какие-то знакомые, привезла изумительно красивую колоду Таро и подарила со словами: «На, Сашка, балуйся». И книги к колоде не забыла. На французском языке. Она тогда настойчиво учила меня французскому и таким способом коварно заставила меня расширять свой словарный запас. У нее получилось. Попутно я научилась гадать на Таро. Бабушка осталась довольна результатом ее военной хитрости. Сама-то она гадала на простых. Только значения карт у нее были немного другие, не такие, как у всех. Это я потом уже узнала, что гадает она по методе девицы Ленорман. Бабуля же утверждала, что научила ее покойная свекровь, с которой она была в большой дружбе. Умерла моя бабушка внезапно и легко. В тот вечер я собиралась остаться у нее ночевать, но задержалась у подруги. Заболталась. Дверь открыла своим ключом, чтобы не разбудить старушку. Тихо прокралась в комнату, кровать мне была разобрана, а бабушка лежала на своем любимом диванчике и, казалось, спала. Я удивилась, что не слышу знакомого похрапывания, и подошла проверить. Она умерла во сне. Как и положено ангелам. Позже выяснилось, у нее все было подготовлено заранее: и деньги на похороны, и дарственная на украшения, со списком, что отдать, а что оставить, похоронная одежда. Мне только и оставалось, что все организовать. Я справилась. Вот такой самостоятельной особой была моя драгоценная бабушка. Мне ее здорово не хватает.
На лязгающей по ухабам, заляпанной какой-то доисторической грязью маршрутке я доехала до угла своего дома. В ларьке, который держит сосед с первого этажа, многодетный отец, волоокий Рафик, я купила немного сосисок, свежих помидоров, пачку «Виржинии» и сливочный пломбир. Больше мне ничего не нужно. Я готова к ночным странствиям. Впрочем, к ним девушка Саша готова всегда, когда есть силы и свободные деньги. Правда, терпеть не могу чаты. Нарывалась. Пару раз, когда я встречалась с теми, с кем познакомилась в сети, у меня случались такие «обломы», что я раз и навсегда зареклась ввязываться в подобные авантюры. С «котами в мешке» мне катастрофически не везет. Гораздо интереснее посещать различные тематические форумы. А еще я люблю откопать что-нибудь интересненькое на эзотерических сайтах. Вот там можно повеселиться вволю! Столько нелепого и забавного! Попадаются просто шедевры чистого бреда. Особенно веселит то, что коммерческие маги и магини выдают за истину в последней инстанции. А магическое творчество! Стихи и рассказы на тему «ведьмы, колдуны, оборотни, вампиры», размещенные в библиотеках сайтов! Совершенно не имею в виду классиков жанра, я о доморощенных фантастах и мистиках. О! Это что-то! После этих перлов мои графоманские опыты кажутся совершенством! Впрочем, ни для кого не секрет, что во всемирной паутине много всякого разного мусора. Но мне нравится в нем копаться.
Ну, все, хватит! Работа. Размещать свое резюме на поисковиках бесполезно, еще года полтора почтовый ящик будет завален всяким хламом. Посмотрим предложения. Представив себя охотником-зверобоем или служебно-розыскной собакой, я стала искать след моей социальной ниши. И после третьего часа торчания перед монитором, когда уже начали слипаться глаза, мне попалось это. Выглядело оно так.
Если вы обладаете чувством юмора в той же степени, что и терпением, если вы хорошо образованы, «продвинуты» в области Интернета, уделяете внимание собственной внешности, то салон магических услуг «Кассандра» приглашает вас на должность администратора-вахтера-повара-диспетчера с окладом до 250 долларов в месяц. Занятость – всю рабочую неделю. Возжелавшие получить эту неблагодарную работу, отправьте свое резюме по адресу…

***

Ни фига себе, подумала я, то же самое (почти за те же деньги плюс сексуальные домогательства от богатых дураков) одна моя близкая знакомая, которую я регулярно вижу в зеркале, делала в элитном ВИП-салоне «только для мужчин». Вот всегда недоумевала: почему «Сулла»? Насколько помню, он весь был покрыт струпьями от невоздержанности. Ладно, за струпья сойдет та корка лицемерия, покрывавшая все в заведении. Здесь хотя бы честно. На первый взгляд. Ну что, попробовать? Почему бы нет! Они огорошили предложением, я – ответом. Посланное мной резюме выглядело следующим образом.

***

Меня зовут Александра Григорьевна Калганова, мне 25. Считается, что я образованна, так как закончила истфак педагогического вуза. Нахожу свое образование недостаточным, – думающий человек учится всю жизнь. Работала в школе. Не хватало денег. Поэтому последний год служила администратором в мужском косметическом салоне под названием «Сулла». Эта работа способствовала развитию у меня терпения и чувства юмора. Однако последнее, я имею в виду чувство юмора, развилось несколько чрезмерно, в результате чего меня и уволили из вышеозначенного заведения. Правда, по собственному желанию. Но без рекомендаций.
Привлекательна (стройная брюнетка с карими глазами), люблю экстравагантно одеваться. Вежлива и пунктуальна. Что касается компьютера, считаю себя продвинутым пользователем, но это легко проверить, не правда ли? Если вы захотите меня испытать, охотно продемонстрирую свое умение. Не замужем и не собираюсь. Детей нет, хотя это вопрос времени. Сейчас ищу работу, и ваше объявление показалось мне заманчивым. Пишите, звоните.
Далее, как обычно, координаты. Я отправила резюме, вырубила машину и пошла спать. Было три часа ночи.

ЗНАКОМСТВО С МАДАМ

Где-то около половины двенадцатого меня разбудил настырный телефонный звонок. Я уныло поплелась к телефону, проклиная в душе неведомую сволочь, прервавшую сладкий сон девушки, которой в кои-то веки не надо на работу.
– Александра Григорьевна? – В трубке звучал совершенно незнакомый вальяжный женский голос.
– Да, это я. Слушаю вас.
– Вы посылали свое резюме в салон магических услуг «Кассандра»?
«Оперативно», – подумала я.
– Да, посылала.
– Вы готовы прийти сегодня на собеседование?
– В принципе готова.
– В принципе или готовы? – В незнакомом голосе отчетливо послышались ядовитые нотки.
«Ого, а это интересно! – мгновенно прореагировал мой внутренний комментатор. – А она, кажется, стерва!» Кто эта «она», я совершенно не подозревала, но в мутной спросонья голове мелькала мысль о том, что, возможно, это и есть мадам Кассандра.
– Совершенно готова. Где и когда?
– Ну, если так, то в два часа дня, улица Воскова, 34, квартира 4, первый этаж, на двери табличка: «Салон «Кассандра». Жду вас.
В трубке послышались короткие гудки. «Черт побери, кажется, опять во что-то вляпалась», – подумала я и побежала в душ. Времени оставалось мало, мне хотелось чем-нибудь удивить персонал «Салона «Кассандра». Посмотреть на реакцию. Во мне со вчерашнего дня, как пузырьки в шампанском, бродил боевой задор. Не знаю, чего бы мне хотелось больше – понравиться или шокировать. В любом случае юбка с «мордами», блузка с веселыми змейками, распущенные лохмы и любимая бандана. Да, туфли! Я порылась в шкафу и вытащила коробку с черными остроносыми туфлями, которые моя подруга, модельер-авангардист Катя, переделала под такс. Она пришила «ботикам» по паре глазок, по одному блестящему коричневому носику и висячие ушки, и они вправду стали походить на собачек. Была у нее такая коллекция «Друг человека». Очень забавная. Я люблю экстравагантные вещи, более того – регулярно работаю моделью на показах у Катерины, но такого количества «креативного» безумия в обычной жизни я на себя еще не надевала. Да, видок. И макияж соответствует! Губы надо поярче. Вот так. Впечатляет! Если бы я шла на кастинг фильмов ужасов, мой успех был бы предрешен.
В маршрутке на меня косились, а в трамвае задумчивый тинейджер в очках и с книгой о Гарри Поттере под мышкой уступил мне место. «Так, эффект есть». У метро «Горьковская» кто-то из любителей пива украдкой шлепнул меня по одной из кошачьих морд, расположенных чуть пониже спины. Я торопилась, и обидчик остался безнаказанным. Проходя мимо Сытного рынка, я подумала, что на обратном пути надо зайти и купить чего-нибудь вкусненького, пока еще есть деньги. С моими способностями выданной зарплаты мне надолго не хватит, надо бы чем-нибудь запастись.
Дом, где располагался магический салон, меня разочаровал. Он проигрывал своей обыденностью на фоне изящных домов Петроградской стороны в стиле «северный модерн». Несколько окон на первом этаже выделялись стеклопакетами и оригинальными занавесями с яркими крупными звездами. «Ага, – подумала я, – вот они, окна салона». Что там дальше? Чистый подъезд, отремонтированный только до второго этажа. Большая дверь под мореный дуб, и на ней латунная табличка с надписью «Салон «Кассандра». На двери глазок, громадный, как око Саурона из «Властелина Колец». Я встала строго напротив глазка и нажала на звонок. В глубине помещения кто-то то ли каркнул, то ли квакнул, и дверь распахнулась внутрь. В проеме на фоне полутемного коридора я увидела совершенно невероятную особу. Большую и рыжую. От шелкового одеяния до густых блестящих волос! «Батюшки-светы, – подумала я, – просто пожар какой-то!» Огненная дама примерно сорока пяти лет, а может и старше, обильная телом, статная, с раскидистой шевелюрой внимательно рассматривала меня, чуть наклонив голову набок, как собака. Свободные одежды живописно драпировали ее полное, но пропорциональное тело. На шее, в ушах, на запястьях блестели причудливые золотые украшения. «Авторская работа», – отметила я, бабушка научила меня в этом разбираться. На голове дамы посверкивало что-то вроде диадемы. «Ну, просто царица Савская! Классическая аферистка! Вот попала!»
– Ну, может быть, вы в чем-то и правы, девочка. – Медовый голос хозяйки вывел меня из ступора. На меня смотрели умные карие глаза. Глаза смеялись.
«Боже мой, и телепатка!» – это я, кажется, сказала вслух.
– Проходите, Александра Григорьевна, кстати, забыла представиться, Александра Петровна, для клиентов мадам Кассандра, – прошу!
Хозяйка жестом пригласила меня войти. Мы прошли в глубь помещения по широкому коридору. Первая комната, дверь в которую была открыта настежь, оказалась приемной. Голубые стены, голубые шторы – все голубое. Говорят, этот цвет успокаивает. В углу секретарский стол-стойка, на нем монитор с плоским экраном. Вдоль стен удобная жемчужно-серая мягкая мебель для посетителей – широкий диван и два кресла. Мы прошли в самый конец коридора и оказались в кабинете хозяйки. Я огляделась. Забавно, приемная голубая, а здесь… здесь все фиолетово-сиренево-лиловое! Как сирень на Марсовом поле весной. Стены затянуты бледно-фиолетовой тканью, на окнах нежно-сиреневые шторы из переливчатой органзы. На полу то ли палас, то ли ковер того же оттенка, что и стены. В углу я заметила печь, переделанную в камин, облицованную изразцами фиалкового цвета. И сами фиалки, буйно цветущие в расписных горшочках на подоконниках. Напротив камина в углу круглый стол и два старинных кресла. Одно большое и величественное, как трон, с резьбой и завитушками. Хозяйки и повелительницы, наверное. Другое тоже не маленькое, но гораздо проще, напротив, для гостя. Рядом с «троном», чуть позади, – причудливый светильник-торшер. Этот изысканный световой прибор, видимо, призван эффектно подсвечивать сидящую сзади, выделяя световым пятном яркие волосы женщины. На столе в стеклянном подсвечнике фиолетовая(!) свеча. Александра Петровна подошла к камину, открыла мраморную шкатулку на тонких латунных ножках и достала оттуда черный бархатный футляр, расшитый бисером, похожий на косметичку. Я видела такие в магазине «Ганг».
– Присаживайтесь. – Хозяйка усадила свое немаленькое тело в кресло, полная белая рука с безупречным «французским» маникюром царственно указала мне на гостевое место.
Я села. В этом фиолетовом окружении, в своих шелестящих шелках цвета горящего клена, мадам Кассандра, казалось, излучала мягкое оранжевое сияние. Кресло для посетителей обнимало. Хотелось сидеть, смотреть на рыжую даму и изливать душу. Как тонко все продумано в этом уютном кабинете!
– Я рада, что вы оценили дизайн. Он действительно недурен. Ну, дорогая Александра Григорьевна, вижу, я произвела на вас впечатление. – Лукавые глаза хозяйки внимательно рассматривали мою смущенную физиономию. – Удивила вас?
Пожалуй, – созналась я. – Не думала, что кто-то обладает такими способностями. Я только в книжках про нечто подобное читала. В художественной литературе.
– Вот и в жизни столкнулись. Интересно? Интересно. А я вижу, Александра Григорьевна, вы сами далеко не бездарны. Вижу, вижу! Кое-что можете. Хотя нет, тороплюсь, силы своей вы пока не знаете. Это впереди. Кто колдунья-то у вас в роду?
– Из колдуний и колдунов – никого не знаю. Бабушка покойная хорошо гадала. Ну и я чуть-чуть.
– Давно бабушка умерла?
– Два года назад.
– Ну и как у вас получается гадать, Саша? Можно я буду вас так называть?
– Называйте, конечно. Но я мало гадаю. Так, балуюсь немного. Подруги просят.
– И сбывается?
– Да, частенько. Но я гадаю на Таро, там все так туманно…
– Сбывается, говорите? Ну, тогда балуйтесь. Гадайте на здоровье! Это на пользу. Лучше узнаете себя. Кстати, вот и Таро. Я сейчас разложу на то, что вы собой представляете и какую пользу можете мне принести. Заодно и посмотрите, как я гадаю. Может, не хуже, чем ваша бабушка.
«Ну, это вряд ли», – подумала я. Мадам Кассандра, видимо, поймала мою мысль и хмыкнула. Беззлобно. Потом разложила карты. У нее тоже была дорогая, хорошего качества колода. Выпали, конечно, великие Арканы. Колесница, Солнце и Луна. Осознание кармического пути, постижение мужского и женского начала, сильная интуиция. Так бы я трактовала это сочетание карт, основываясь на прочитанных мной книжках и небольшом опыте. «Ну-ну, в принципе подходит для описания моей буйной натуры, посмотрим, как она трактует».
– Саша, как вы уже заметили, я телепат, а вы думаете ужасно громко. Замрите чуть-чуть, дайте мне сосредоточиться. Так, ну что, личность вы самодостаточная, активная и с интуицией у вас все в порядке. К тому же любите деньги и умеете их добывать, кстати, тратить тоже умеете. А какая мне от вас выгода?
Хозяйка перетасовала колоду и снова разложила карты. Да, забавный расклад. Насколько я разбиралась в Таро, мое появление может здорово переполошить этот курятник, правда, не без пользы для него.
– А это уже интересно. Похоже, Сашенька, если я возьму вас на работу, вы доставите мне немало хлопот, точнее, не вы, а само ваше присутствие. Да, да, много перемен, выход на новый уровень… Интересно… А как с деньгами? Вот они, денежки. Хорошие денежки… Причем из нового источника. Тоже неплохо, так, так… И похоже, ваше появление увеличит мои доходы. Проверим.
Мадам Кассандра достала еще пару карт для комментария. Выпала самая счастливая: «Туз пентаклей».
– И существенно. – Мадам довольно улыбнулась, собирая карты и укладывая их в бисерную «косметичку». – Послушайте меня, Саша, я беру вас на работу, хоть вы не сказали мне и пары слов. Я даже готова платить вам столько же, сколько вы получали в «Сулле». Это не телепатия, я туда звонила. И говорила с вашей бывшей начальницей. Кстати, редкая гадина, как вы с ней уживались так долго?
– С трудом. – Я не могла сдержать улыбки.
– Но у меня есть одно условие. Вы полностью принимаете правила игры. Вы должны понять, что, несмотря на мои способности, я не занимаюсь телепатией круглые сутки. Это было бы слишком утомительно. В работе и быту мне удобнее простое человеческое общение. Не надо ждать, что я буду угадывать ваши желания и то, что вы хотите мне сообщить. Надо просто подойти и сказать. В нужное время. И магия моя не для всех. Только для тех, кто мне нравится. А нравятся мне ищущие и умные люди, их, к сожалению, меньшинство. Для остальных клиентов мой салон – это театр, они, правда, об этом не догадываются. И не должны. Я во многом, как вы правильно подумали, аферистка, точнее, актриса. Жизнь научила меня крайне избирательно относиться к людям. На многих приходящих сюда мне жаль тратить не только магию, но и время. Но время я все-таки трачу. А вот в магии они и не нуждаются. Я никого не отталкиваю, работа с людьми – мой бизнес. Многим нужен всего лишь добрый совет или твердая рука, которая направит в нужное русло. Я хороший психолог, Сашенька, профессиональный, университет окончила. Умею использовать все возможности, свои и окружающих. Поэтому заведение все еще на плаву и неплохо меня кормит. Кстати, это собственность. Я его выкупила. И здесь я полновластная хозяйка, между прочим холодная и расчетливая. Не обольщайтесь моей внешней мягкостью, это маска. От администратора ничего сверхъестественного не требуется. Я люблю порядок, честность, аккуратность, исполнительность. И еще корректность и такт. Здесь давно сложились определенные правила, которым все следуют. Неукоснительно. Вас шокировала моя откровенность?
– Почти нет.
– Тогда решайте. Если вы готовы принять такую работу и такие правила, я вас беру. Нет, значит, нет. Готовы, Саша? Мне нужно будет обновить дизайн сайта, вы это умеете?
Несколько минут я оторопело молчала. Александра Петровна одновременно смутила и очаровала меня своим цинизмом. Правдолюб и конформист боролись во мне в отчаянной схватке. Неожиданно из глубин подсознания выскочила авантюристка, всегда готовая к приключениям. Победа досталась ей без боя.
– Обновить дизайн не сложно. А вот если я скажу «да», то смогу уйти, когда захочу?
– Если подготовите смену – легко! В установленные законом сроки. Или раньше, как справитесь.
– Тогда – да. Что я должна делать? Когда приходить на работу?
Ну, тогда к делу. Все просто. На работу к одиннадцати тридцати, это строго. Хотя раньше двенадцати клиентов диспетчер не назначает. Обязательно чай, кофе тем, кто ждет. Иногда корвалол, валидол, валерьянка. Учет на компьютере, это необходимо, чтобы отсеять двинутых и для контроля. Следить за инвентарем, свечи, палочки, ладан и тому подобное. Общение по телефону. Обед для персонала, нужно только разогреть, к нам его приносит женщина с третьего этажа по утрам. Регулярное обновление сайта, естественно. Подача рекламы, но только с моего ведома. Пожалуй, в целом все. Впрочем, у меня есть что-то вроде должностной инструкции. Почитаете дома. Для справки, Сашенька, я по знаку зодиака Дева.
– Я пограничник, Козерог с Водолеем.
– А выглядите, как махровый Водолей. Вы всегда так одеваетесь?
– По настроению.
– Очень советую: сохраните стиль. Это будет полезно для заведения! У вас много таких вещей?
– Достаточно, если что – еще приобрету, специально для вас.
– Чудненько. Возьмите трудовой договор и ознакомьтесь, если есть замечания и дополнения – приносите, но в письменной форме. На словах я плохо воспринимаю. Обсудим.
Александра Петровна перегнулась через ручку кресла, заглянула за сиревую штору, взяла с подоконника какие-то бумаги.
– А вот и должностная инструкция. Почитайте. Завтра жду вас в двенадцать здесь, со всеми документами. Будет мой бухгалтер. У вас есть еще вопросы?
– Пожалуй, пока нет.
Когда за мной захлопнулась дверь, какое-то время я шла в полной прострации. Очнулась, только когда совала магнитную карту в турникет метро. Зайти на Сытный я просто забыла. Начинались приключения. После скучного и пошлого «Суллы» такой праздник! Придя домой, я позвонила Катерине. Это моя подруга детства и одноклассница, адепт высокой моды, пока еще альтернативной. Фигура широко известная в узком кругу. Катька оказалась дома. Не успела я сказать «привет», как энергичная Катерина сразу взяла быка за рога. То есть, меня в оборот.
– Санька, ты мне нужна в воскресенье, на показ, возьми выходной в своем борделе. Надеюсь, ты размеры не поменяла? Я Ксюшу рыжую беру и Кристину, ну, может, у Эльзы из ее школы моделей прихвачу одну-две девочки, пусть попробуют нелегкий хлеб манекенщицы. Авось поумнеют. Если Эльза денег с меня не попросит, конечно.
Борделем Катя именовала «Суллу».
– Кать, я там больше не работаю. Меня уволили.
– Наконец-то! Что, суетилась под клиентом? Или слишком фригидна? А, догадалась! Большая задница начальства плохой стимул для твоего языка! Ничего, ваша Викуся постарается за тебя! Значит, ты свободна на воскресенье, отлично, а то я волновалась.
Вот так всегда! Катерина – в своем репертуаре! Когда год назад я оказалась в больнице с отравлением, она больше всего огорчилась, что я не смогу участвовать в запланированном ею действе. А когда бедная больная, тронутая ее эгоистичными воплями, убежала из больницы досрочно, Катька страшно огорчилась. Оказывается, модель похудела, и пришлось всю ночь подгонять вещи.
– Кать, не хами мне, я уже устроилась на другую работу. Мне твоя помощь нужна! Или совет.
– What? – Катерина перешла на английский. Вспомнила школу. Обычно я советов у нее не спрашивала, чаще сама давала. – Для чего тебе мои советы? Работу ты выбрала! Кстати, какую?
– Я устроилась в эзотерический салон. Тоже администратором.
– Какой?
– Эзотерический. Гадальный. Сегодня ночью послала туда свое резюме, а утром меня пригласили на собеседование. Я решила выпендриться, явилась туда в твоей юбке, от которой в «Сулле» Инезилью тошнило, в блузке со змейками и в «таксах». Думала, там все в обморок попадают и выставят меня за дверь. А хозяйка приняла на ура и просила поддержать стиль. Подкинь идей.
– Хм. – Катька задумалась. – Идей навалом! По большому счету, ты и должна была работать где-нибудь в таком месте. А если там еще оценят мой дизайнерский стиль… У тебя деньги еще есть?
– Ничего себе переход! Зачем тебе мои деньги?
– Не мне, а тебе! Я сегодня в секонде за казино видела отличные шмотки. Я там искала кусок тряпки цвета костра. Мелькали там забавные вещички на твой размерчик. Поехали примеришь – подойдут, я тебе их чуть-чуть переделаю и распишу, будет класс! А после показа, если будешь хорошей девочкой, – Катерина удачно сымитировала сладкий тон одной известной в модельном бизнесе дамы, – так и быть, подарю тебе еще кое-что. Там у тебя все просто попадают.
– Кать, а я устою? Меня в дурдом в них не увезут?
– Не дрейфь, подруга! В дурдом нынче просто так, без денег, и не попасть.
– А ты откуда знаешь? Что, не взяли? Или фасон смирительной рубашки не подошел?
– Сама дура. Ну что, пойдешь?
Я не заставила себя долго уговаривать. Как-никак у меня начиналась новая жизнь.

ЗНАКОМСТВО ПРОДОЛЖАЕТСЯ.
КОЛДУНЫ И ЯСНОВИДЯЩИЕ

После безумного вечера, когда подруга тыкала в меня иголками и булавками, крутила и вертела, и не менее безумной ночи, когда она будила меня каждый час для примерок, Катерина без церемоний вытолкала меня из квартиры, сказав: «Все, вали! После показа получишь! Сейчас некогда, идеи!» И действительно, вся Катькина комната к утру была завалена рисунками чего-то безумно-креативного. Я поплелась домой приводить себя в порядок. Идти, слава богу, недалеко, через двор. Все-таки моя бабушка была весьма дальновидной особой, выменяла себе квартиру рядом с родителями. Заодно и с Катькой, с которой я знакома лет этак с двух или трех, примерно с того возраста, когда начинают соображать.
Обижаться на подругу совершенно бессмысленно. Катька – гений кройки и шитья. Почти самородок. После английской элитной школы, которую мы обе закончили, Катерина подалась в лицей моды, у нас на Софийской, проще говоря, швейное ПТУ. Собиралась поступить еще куда-то, кажется в Муху, но передумала. Стала шить, кроить, фантазировать. Участвовала в каких-то сумасшедших «перформансах с инсталляциями». И пробилась. О ней заговорили. Стали приглашать на довольно серьезные мероприятия. Наряду с великими, вставным номером. Для именитых модельеров она конечно же девочка с улицы, пэтэушница. Ее так и называют за глаза. Но неистовая Лютаева не комплексует. Ее гениальные руки, а главное, безумная голова создает такое, что просто дух захватывает. Зарабатывает великий модельер на хлеб насущный в том же лицее, куда ее взяли преподавать и где принимают полностью, со всеми задвигами. Даже гордятся. Девчонки из группы, в которой она «куратор», Катерину обожают, готовы за ней в огонь и в воду. Именно они помогают ей в работе над коллекциями. Почему подруга, со своим талантом, не нашла себе приют у признанных мэтров моды, понятно. Она, как все талантливые люди, совершенно невыносима. Котегову она нашла пафосной и вычурной, а у Парфеновой даже поработала немного, но характерами гении не сошлись. Уходя, она назвала ее «нудной бабушкой». Остальные просто побоялись связываться с этой горячей девушкой. Остался только лицей моды. Все деньги, которые Катюнечка зарабатывает, она моментально вкладывает в создание новой коллекции, поскольку идей у нее столько, что они просто не помещаются в голове. У нее всегда что-то покупают, что-то она дарит, но денег хронически нет. Все съедает «бизнес». Кормится она на лицейские деньги. Еще папа с мамой помогают. Когда же ее родители на даче, она может появиться у меня в любое время дня и ночи со словами «Дай чего-нибудь пожрать, в холодильнике пусто». Поэтому, специально для нее, когда провожу ночь не одна, я вывешиваю на дверь табличку: «Не беспокоить». Ладно, Катька – Катькой, а мне нужно подумать, как привести себя в порядок. В холодильнике завалялись огурцы, стоит недопитый кефир, под ванной пачка морской соли. Отлично! Значит, у меня есть все, чтобы выглядеть сногсшибательно после бессонной ночи.
Через полчаса я уже лежала в ванне с головой, намазанной кефиром, с лицом, облепленным кружочками огурцов, и рассматривала свои руки. Маникюр в порядке. Руки смотрятся отлично без всяких накладных ногтей. Риточка из «Суллы» настоящий мастер. Надо будет к ней попроситься домой, в частные клиенты. Интересно, сколько она с меня сдерет? Удивительное дело! До тех пор, пока я не попала в косметический салон, маникюр и педикюр делала себе сама. Но за год работы в «Сулле» я настолько привыкла к другому уровню обслуживания себя, любимой, что, пожалуй, не смогу без этого обойтись. Слишком полюбила разные косметические процедуры. Если, притом что удавалось получать их бесплатно – как-никак прикрывала девчонками «леваки» и спасала от злобной Инезильи, – мне не хватало моей зарплаты катастрофически, то что же я буду делать теперь? Когда все за деньги? А зарплата та же! Черт! Об этом-то я как раз и не подумала! Бабушка была права, ее внучка – настоящая мотовка. Просто кадавр какой-то. «У него потребности, они растут» – эту цитату из «Понедельника…» надо повесить над дверью моей квартиры. Все, хватит, пора смывать кефир с башки и отклеивать огурцы с личика. Время. Опаздывать ужасно не люблю.
Через полчаса, наряженная и надушенная, с глазками в египетском стиле и мелкими косичками в распущенных волосах, я уже тряслась в маршрутке в сторону метро «Электросила». В сумочке лежали все мои документы, включая диплом о высшем образовании. Зачем я его взяла? На груди красовалось кожаное украшение в виде летучей мыши, висящей на кожаном ремешке кверху лапами. Крылья мыши полураскрыты, зубки оскалены. Такие же крылатые твари нарисованы на кожаных брюках, только вид у них еще более кровожадный. Период, когда Катька увлекалась Бремом Стокером и фильмом «От заката до рассвета». Тогда и родилась идея коллекции «Дракула forever!» Ее Катерина создавала совместно с художниками по коже, ориентируясь на байкеров и панкующую молодежь. Коллекция имела бешеный успех и разошлась полностью. Мне достались только креативные брючки с летучими мышами и мышка на веревочке, хоть я и участвовала в «перформансе с инсталляцией» в диком макияже, со вставной вампирской челюстью, из магазина «Игрушки для взрослых». Проходил показ на празднике солнцеворота в Сестрорецке под тяжелый рок и рев мотоциклов. Байкеры даже покатали нас на «харлеях». Гоняют они с такой скоростью, что я чуть не умерла со страху.
У метро я подошла к газетному развалу и стала присматриваться, что бы почитать по дороге. О! «Вещунья»! Эзотерическая газета! Интересно! Наверняка там что-то должно быть о заведении, где я собираюсь работать. Реклама, например. В вагоне мне неожиданно подвернулось сидячее местечко. Я развернула «Вещунью». После статьи о любовной магии, подписанной «А.П. Свиридова», стоял рекламный модуль «Кассандры». Посмотрим. Что там у нас? Фотографий не было. Это уже хорошо. Не знаю, что думают маги и колдуны, выставляя свои пройдошистые рыльца на всеобщее обозрение в бесплатных газетах, но, на мой взгляд, на пользу им это не идет. Хотя бы потому, что именно эти бесплатные газеты стелет моя соседка, тетя Света, в поддон своему коту. И не только она одна. Кажется, это общая практика. Не знаю уж как с точки зрения эзотерики, а мне было бы неприятно, если бы на мое напечатанное личико мочились кошки.
Так что же предлагает «Кассандра»? Модуль большой. Ну-с, посмотрим. «Старейший в городе парапсихологический центр магии и предсказаний представляет…» Так и чудится могучий голос шпрехшталмейстера в цирке: «Сегодня весь вечер на арене…» Впрочем, мадам и не скрывала, что у нее «театр». Смотрим дальше: «…известного астролога Аристарха Старшинова, автора книг «Астрология для дилетанта» и «Почему вы вместе» и так далее. Что там о нем? А, вот: «Личный гороскоп поможет вам разрешить многие жизненные проблемы. Синастрический анализ подскажет, совместимы ли вы с партнером». Надо же, а я читала «Астрологию для дилетанта». Мне очень понравилось. Неужели такой интересный автор тоже выступает в этом «балаганчике»? А почему бы нет? Александра Петровна хоть и циник, но все-таки не шарлатан, в этом я убедилась. Так что, может, все не так мрачно, как я думаю? Посмотрим дальше: «…Адепт белой магии, мастер Лукиана снимет порчу и сглаз, откорректирует судьбу, поможет выбрать правильное направление в жизни…» Если она что-то может, из перечисленного, то мне точно к ней. Вот, например, выбрать правильное направление в жизни. Мне двадцать пять, а я все как цветок в проруби. По специальности не работаю. Любовь всей своей жизни не нашла. А может, это и есть правильное направление? В одном старом фильме с Роми Шнайдер герой спрашивает героиню: «А чем вы занимаетесь?» – и она отвечает: «Как чем? Просто живу». Может, так и надо? А я еще и на жизнь себе зарабатываю вполне достойными способами. И пишу «в стол» для души. Так что, обойдемся без Лукианы? Скорей всего. Смотрим дальше: «…Парапсихология семейных отношений. Татьяна Астапчук вернет вам утраченное счастье. Возврат любимых, снятие остуды и порчи на одиночество…» Так, все понятно. Это для тех, кто гоняется за мужчиной с криками: «Вернись, я все прощу! Вернись, скотина!» Дальше: «…Потомственный колдун Виктор Инеев вернет вам удачу. Устранит невезение в личной жизни и возродит утраченную мужскую силу. Обряд на обретение второй половины. Ритуал «харизмы»…» Харизма! Опять эта чертова харизма! Надо же, как на ней все помешались! На нее, оказывается, уже есть ритуал! Я, глупая, думала, что с харизмой надо родиться! Или быть, как минимум, личностью. А тут вот, глядите, заказал «ритуал» – и все от тебя в восхищении. Как просто… И наконец, «…сильнейшая ясновидящая города Кассандра предскажет судьбу и…». В целом ясно. Осталось познакомиться с магами и колдунами лично. Вот уже и «Горьковская». Я так зачиталась, что чуть не проехала свою остановку. Засовывая газету в сумку, я выскочила из вагона метро. Дорога до улицы Воскова, скрашенная размышлениями и фантазиями на тему обитателей салона показалась мне удивительно короткой. Вот и знакомая дверь. Квакнул звонок. «Интересно, почему у него такой странный звук», – только и успела подумать я, как дверь открылась. Коридор салона был ярко освещен. Горели бра, и солнечный свет падал из открытых дверей кабинетов. В прихожей стоял, если пользоваться словами из моего любимого сериала «Секс в большом городе», мужчина моей мечты. Даже если не прибегать к цитатам, все равно именно так и выглядел мужчина моей мечты, в моих девичьих грезах. Если бы я дала себе волю, то рухнула бы на чисто выметенную лестничную площадку. От избытка чувств. Как в старинных романах. Представьте себе: вы многие годы мечтаете о принце, и вот он стоит. В самом неожиданном месте. В дверях салона мадам Кассандры. Именно такой, какого вы себе нафантазировали. Высок, но не очень. Худощав, но не слишком. Скорее строен. Все в нем гармонично, даже на мой прихотливый вкус. Густые темные волосы. Умное смуглое лицо «испанского» типа. Карие, бархатные глаза, которые довольно бесцеремонно осмотрели меня с головы до ног. Нормальным «мужским» взглядом. И едва заметная ироничная улыбочка на красивых губах. Одет в кожаные штаны, белую рубашку и стильную кожаную жилетку. Ну просто с ума сойти! Судя по тому, как он меня оглядел, сексуальная ориентация вполне стандартная.
– Вы Саша? Наш новый администратор? Здравствуйте, я Аристарх Старшинов, астролог. Александра Петровна просила вас подождать в приемной, она занята с бухгалтером. Пойдемте, заодно познакомлю вас со всеми.
Так вот он какой, этот Аристарх Старшинов! Знала бы, выучила бы все его творения наизусть. И цитировала бы беспрестанно.
– Здравствуйте. А я читала вашу книгу, мне очень понравилось! – проблеяла я идиотским голосом, чувствуя, что от смущения у меня пересохло в горле.
– Очень приятно, спасибо, – невозмутимо ответил Аристарх. Голос у него оказался тоже потрясающий! Мягкий, мужественный. От такого голоса у женщин разливается приятная истома по всему телу и подгибаются коленки.
«Так, – сказала я себе, пока мы шли по коридору, – соберись, Сашка, если не хочешь выглядеть дурой. Соберись, соберись!» Мы дошли до голубой приемной. На диване и креслах сидели три человека, две женщины и мужчина, с прической конский хвост. За компьютером я заметила худенькую остроносую девицу, которая активно убеждала кого-то по телефону прийти на прием.
– Здравствуйте, – громко сказала я.
Присутствующие повернули голову.
– Это Саша, Александра Григорьевна, если я не ошибаюсь, наш новый администратор. Познакомьтесь, – раздался голос Аристарха у меня за спиной.
Полноватая женщина, лет сорока, что сидела в кресле в углу, встала и, подойдя ко мне, протянула нежную розовую ладошку.
– Лукиана. Родители назвали меня Лукерья, они оригиналы, мои родители. Быть «матушкой Лукерьей», как это модно в Москве, я не хочу. Мне ужасно интересно, чьи они там все матушки? Неужели всеобщие? Или все жены батюшек? Тогда как же они магией-то занимаются, если за «батюшкой» замужем? Вы можете звать меня или Лукианой, или Лукерьей Леонидовной. Если поладим, то Лушей. Но только если поладим. А как вам нравится, чтобы вас называли?
Глаза у Лукерьи Леонидовны были добрые, круглые и немного детские. Со смешинкой. «Поладим», – подумала я.
– Наверное, Александрой, я привыкла еще с прошлого места работы.
– А где вы работали, можно поинтересоваться? – Мужчина с хвостиком деловито ощупал меня взглядом.
– Мужской косметический салон «Сулла». Администратором.
– О, это должно быть интересно! А почему ушли?
– Захотелось чего-то нового.
– Ну, тогда вы пришли по адресу. Здесь вам все будет ново. Например, я. Меня зовут Виктор, да вы, наверное, слышали, Виктор Инеев. Колдун. – Мужчина привстал с дивана и подошел ко мне. Он оказался практически одного роста со мной.
– Александра, – глупо повторила я.
Виктор поймал мою руку и, изящно нагнувшись, поцеловал.
Женщина на диване метнула в меня обжигающий взгляд. «Черт! – подумала я, – этого только не хватало».
– А это Танечка Астапчук – самая красивая чародейка Санкт-Петербурга, – пропел галантный колдун.
– Татьяна Ивановна, – поправила женщина.
Была она и вправду очень хороша собой. Русые, оттенка старого золота волосы распущены по плечам, нежное овальное лицо, с чуть припухлыми щеками, капризные губы. И светло-карие, цвета гречишного меда глаза, которые смотрели на меня недобро.
– Я обязательно запомню, – сказала я, стараясь быть как можно более вежливой и приветливой.
– Вот и отлично. – Татьяна Ивановна встала и вышла из комнаты.
Сложения она тоже была превосходного. Итальянский брючный костюм «кофе с молоком» сидел на ней безупречно, как на манекене в витрине дорогого бутика. В дверях она обернулась:
– Кофе кто-нибудь хочет?
– Я хочу! – откликнулся любезный Виктор Инеев, и они удалились куда-то в глубь квартиры, где, наверное, располагалась кухня.
– Вот так. А вы думали, что будет легко, – раздался голос Аристарха.
Он уже сидел рядом с Лукианой, и они оба с откровенным любопытством наблюдали за мной. Но по-доброму. Я это оценила.
– Садитесь на свое место, Александра. Освободите Машеньку, – подсказала Лукиана. – Машенька, племянница Александры Петровны, помогает нам в свое личное время. Машуня, а как Настя поживает? Настя – дочка Александры Петровны, – пояснила Лукерья Леонидовна.
Маша положила трубку и улыбнулась. Улыбка получилась смешная. Маша морщила нос, верхняя губа у нее приподнималась, обнажая розовые десны. От этого не очень красивое лицо девушки становилось милым и задорным. Ей шло улыбаться.
– Настька-то? Как всегда, отлично. Крутит романы. Сейчас творчеством занялась. Пьесу какую-то написала. Я еще не читала, но тетя Саша, ой, Александра Петровна, говорит, что очень хорошую. Обещала мне прислать по мылу, почитать. Садитесь, я вам все покажу, а то мне до смерти надоело здесь торчать. Они все такие душные, ваши будущие клиенты, Саша!
Маша принесла стул и стала знакомить меня с системой учета и картотекой клиентов. Оказалось совсем не сложно. Более того, в ходе изучения мне в голову пришла пара идей, как сделать это еще проще и красивее, но я отложила их на будущее. Потом вместе с Машей мы прошлись по должностной инструкции, она объяснила мне, как следует отвечать по телефону. Основной наплыв звонков по рекламе шел на двух диспетчеров – Галину Михайловну и Зинаиду Григорьевну. Они осуществляли запись посетителей и отсев. В мои обязанности входило: контроль и сверка очередности приемов, чтобы не было накладок. Обязательно нужно отслеживать, чтобы все мастера были загружены равномерно. Иначе – претензии, обиды. Мастера народ ранимый, у них психика тонкая. Обидятся, работать не смогут. Единственный мастер, звонки к которому шли непосредственно на телефон салона, – это Аристарх Старшинов. Работал он не каждый день, только тогда, когда мог. Аристарх не состоял в штате. Он сотрудничал. Как самостоятельная единица. Многие клиенты попадали в салон непосредственно от астролога. У него имелся свой раскрученный астрологический сайт. Маша дала мне адрес, советовала посмотреть. Сказала – интересный ресурс. Кроме того, контактный телефон салона есть в его книгах, поэтому всегда надлежало спрашивать, по какой рекламе клиент обратился за помощью к астрологу. Клиентов, пришедших по рекламе из газеты, следовало заносить в отдельную графу, с пометкой 50%, а остальных – 30. Это означало, что салону перепадало только 30% прибыли от приема. Естественно, в мои обязанности входило и принимать деньги, и сдавать их ежевечерне вместе с отчетом мадам Кассандре. На основании моих отчетов мастерам начисляли зарплату, допускать в них ошибки нельзя ни в коем случае. Гонорар Аристарха следовало рассчитывать в день приема и отдавать ему сразу, а отчет составлять в двух экземплярах. Непосредственно для Аристарха и для Александры Петровны. В общем, мне было все понятно. То, что мне предстояло делать, не слишком отличалось от того, что я делала в «Сулле». Работал салон пять дней в неделю, воскресенье и понедельник – выходные. Как объяснила мне Маша, в воскресенье никто не ходит, а в понедельник гадать нельзя. День Луны обманчив. Когда меня, наконец, посвятили во все премудрости и тонкости, на пороге, как по мановению волшебной палочки, возникла Александра Петровна.
– Здравствуйте, Саша! Пойдемте со мной, я вас оформлю.
Пожилая бухгалтер занималась моими документами, а Александра Петровна сочла необходимым немного рассказать о своих сотрудниках.
– Ну что, вы, я вижу, со всеми познакомились. Лушенька – милейший человек, добрая, умная и чуткая. Кстати, как и вы, педагог. Аристарх – приглашенная звезда, личность яркая, но закрытая. Он на особом положении. Смотрите не «западите» на его бархатные глазки. Он довольно разборчив и малодоступен. Но человек умный, талантливый, астролог просто превосходный. У него в основном, как вы уже поняли, своя клиентура. Танечка – фигура непростая, амбициозна, ревнива. Хороший предсказатель и прекрасно владеет гипнозом. Постарайтесь ее намеренно не злить, а остальное оставьте мне. Я разберусь. Витя… С ним поосторожнее. Любит женщин, деньги и обладает даром.
У него дед был колдуном. К вам, Саша, он наверняка будет подбивать клинья. Флиртовать – флиртуйте, но лучше не поддавайтесь, потом не отвяжетесь. Я вот вам от него и Танечки амулетик дам.
Александра Петровна подошла к камину и откуда-то сбоку достала маленькую шкатулочку. Я присмотрелась. Там, с правой стороны, у самой стены под каминной полкой, видимо в том месте, где кирпичи не нагреваются, был встроен небольшой сейф. Из шкатулки она вынула небольшую золотую подвеску на цепочке, в виде пирамиды, внутри которой располагалась маленькая шестиконечная звездочка с цитроновым глазком.
– Это мне? Это же золотое!
– Ну и что? Не захотите быть мне обязанной, выкупите с получки за две тысячи рублей. Не слишком дорого, я полагаю. Не захотите – отдадите обратно, когда будете уходить, как сдают униформу.
– Но зачем?
– Саша, я не люблю проблем. Особенно в своем заведении. А у меня все-таки не салон красоты. Здесь всякое бывает. Иногда от клиентов можно подцепить какую-нибудь «полевую бяку». А иногда и от мастеров. Маги и колдуньи, знаете ли, люди нервные. С ними надо осторожно. Я вас беру, для того чтобы вы работали, а не болели женскими болезнями, которые на вас Танечка по ревности и зависти нашлет. Она может. Танечка человек настроения. И чаще всего плохого настроения. Я вовсе не хочу чистить ваше поле каждую неделю. У меня других дел полно. Также не хочу, чтобы вы маялись от наведенной любви. Красивая женщина – это не только удовольствие, но еще и испытание. И не для вас одной. А вы красивы, умны, обаятельны и сексуальны, как это модно сейчас говорить. Поэтому слушайте меня и наденьте подвеску немедленно. Она под ваш стиль вполне подходит. С моим амулетом вас никто не тронет. Маша ввела вас в курс дела?
Я кивнула:
– Да, почти. Осталась хозяйственная часть.
– Хорошо, заканчивайте и идите работать. Скоро пойдут клиенты.
Я пошла в приемную. Маша показала мне кухню, рассказала, где что лежит, познакомила с особенностями местной микроволновки и кофеварки. Постепенно стали приходить посетители. Сегодня, в связи с выдачей зарплаты, их назначали с двух часов. Работа потекла. Убедившись, что я справляюсь, Маша, к которой я успела проникнуться симпатией, убежала домой. На ее шее я заметила такой же амулетик.
Первый день на новом месте пролетел быстро, как обычно проходит первый рабочий день – в суматохе и мелких ошибках. Однако периодически я замечала подбадривающие взгляды Аристарха и Луши, ощупывающий взгляд Виктора, натыкалась на сдержанное шипение Татьяны Ивановны. Амулет она заметила сразу. К вечеру, когда я отправилась сдавать кассу, Александра Петровна, сверив отчет со своими записями, меня похвалила:
– А вы, оказывается, профи, Саша. Вот не ожидала с вашей внешностью. Инесса Львовна здорово прогадала, выгоняя такого администратора. Да, забыла сказать, одеты вы потрясающе. Ну, все. Идите домой.
Это был бальзам на свежие раны. Я воспрянула, как цветок в африканской саванне, политый благодатным дождем. Моя хозяйка, похоже, покупала меня с потрохами, а я все больше и больше поддавалась ее обаянию.

ИЗНАНКА СВЕТСКОЙ ЖИЗНИ. ПОКАЗ

Примерно к концу недели я окончательно освоилась на новой работе. Почистила компьютер, поменяла картриджи принтера в приемной и у Аристарха, оптимизировала картотеку клиентов, отнесла в починку кофеварку и получила ее назад. В общем, привела техническую базу в соответствие. Даже научилась произносить без тени улыбки: «Татьяна Ивановна, к вам клиентка на приворот» или «Виктор, к вам на «харизму». Изучила привычки мастеров. Татьяна любила, чтобы ей приносили кофе в первой половине дня, а зеленый чай с мятой во второй. Иногда наоборот. Луша пила только черный или каркадэ, но с медом. Ее личная баночка стояла на кухне в буфете. Аристарх, как и Луша, тоже был чаевником, хотя поухаживать за ним мне никак не удавалось. Он был неуловим, как майский ветер. Для Аристарха на каждую неделю составлялось персональное расписание, его мне сообщала мадам. Предугадать его визиты было невозможно. На этой неделе он появился только в пятницу. Сразу, один за другим, к нему набежали человек пять клиентов, с которыми он возился по часу. Пока я делала распечатку и считала деньги, «мужчина моей мечты» сам налил себе и Лукерье чаю, быстренько выпил его, забрал гонорар и убежал. Я только вздохнула ему вслед. Хоть меня и предупреждали о его недоступности, соблазн велик. Витюша пару раз украдкой приобнимал меня на кухне, но, не дождавшись реакции, умело переводил все в шутку. Колдун Виктор Инеев оказался неплохим парнем и редким бабником. Александра Петровна говорила правду. Некоторые клиентки смотрели на мага такими глазами, что мне становилось неловко. Что он с ними делал, как выправлял им личную жизнь, оставалось только догадываться. Клиентура в «Кассандре» вообще была неспокойной, и я старалась быть особенно внимательной и тактичной. Я постепенно привыкала к тому, что раньше в «Сулле» посетителями чаще бывали мужчины, сейчас я работала практически только с одними женщинами. Респектабельных, уравновешенных, вальяжных мужчин сменили такие же респектабельные, но нервные дамы. Это были, по моим наблюдениям, по большей части постаревшие жены новых русских или разбогатевших чиновников. Бизнесмены и «государевы» люди в наше разгульное время могли позволить себе и казино, и девочек. Жены страдали. Многие из них никогда нигде не работали, и сейчас их возраст, и густая поросль молодых, беспринципных соперниц представляли угрозу самому образу жизни этих женщин. Иногда приходили представительницы молодого поколения хищниц. Те самые любовницы, которые, пользуясь своей красотой и свежестью, а также призвав на помощь магию, хотели отвоевать себе место под солнцем. Потеснить «старых» жен в их уютной нише. Те и другие находили в салоне поддержку и утешение. Мужчины тоже приходили, но их было немного, и почти все шли прямиком к мадам. Они никогда не задерживались в приемной, я провожала их прямо в кабинет. Рассчитывались эти посетители тоже непосредственно с «великой и ужасной». В целом работа как работа. Иногда, правда, из кабинетов доносились странные возгласы целителей, типа истошного крика «Па!» с последующим громким хлопком, но Лукерья объяснила, что так выбивают энергетические пробки в чакрах, а также работают с ментальным телом. Я хоть и не поняла, но успокоилась. По крайней мере, перестала подпрыгивать от неожиданности, когда слышала эти вопли.
Интересные люди артистической наружности приходили только к Аристарху. Я приносила им кофе и была особенно любезна. Надо отдать им должное, они на меня реагировали… Неделя пролетела незаметно. В пятницу вечером я подошла к хозяйке:
– Александра Петровна, не позволите ли вы мне завтра уйти не в восемь вечера, а в шесть? Последний клиент записан на четыре часа к Лукерье Леонидовне. Я успею составить отчет и сдать кассу к шести.
– А в чем дело, Сашенька? Свидание? Что-то не похоже.
Неделя была «урожайной». А я заметила, что хорошая выручка очень радовала Александру Петровну. Очевидно, мадам предсказательница неравнодушна к деньгам. Когда их много, она приходит в благостное настроение.
– У меня репетиция показа новой коллекции моей подруги, модельера Екатерины Лютаевой. Мы участвуем в презентации, которую организует женский клуб «Золотая львица».
– О, как интересно! А вы там кто?
– Я там вроде как модель, или манекенщица, как вам удобнее. Это у меня такое хобби. Лютаева представит коллекцию белья.
– Конечно, идите, Сашенька. Возможно, мы там с вами встретимся. Я тоже приглашена. То, что вы модель у Лютаевой, очень поднимет престиж заведения. А кстати, она хоть что-нибудь немного более традиционное шьет?
– Только если ее вдохновит личность.
– А как вы думаете, у меня есть шанс?
– У вас? Да, конечно, думаю, вы бы понравились Кате. Кстати, кто вам шьет? Лана?
– Как вы догадались?
– По стилю.
– Она вам нравится?
– Ну как вам сказать… Цвета интересные, но ваш модельер немного заштампована.
– Зато она умеет шить на большое тело. Вам, Сашенька, легче, а я толстая!
– Вы себя недооцениваете, Александра Петровна! Большое тело не недостаток, а особенность. Катя умеет это обыграть.
– А вы умеете льстить! Ладно, не напрягайтесь! Отпускаю. Сдадите выручку, отчет – и свободны. Если Луша закончит раньше, можете уйти вместе с ней. Что, кстати, у нее на шестнадцать?
– Консультация.
– Это недолго, успеете. Ну, до свидания, дорогая моя.
В субботу все сложилось удачно. Незапланированных посетителей не было, а консультация закончилась в половине пятого. Александра Петровна пожелала мне удачи.
Весь вечер до глубокой ночи Катька гоняла нас по фойе родного ПТУ, добиваясь того, чтобы мы вошли в образ ее новой коллекции, которая называлась «Паутина любви». Да, совсем забыла, тема предстоящего дефиле была «Белье как символ женственности». Что выдала на этот раз Катерина, трудно описать словами. Катя – это не просто вихрь свободного творчества. Катя – вихрь думающий. Под каждый свой творческий прорыв она обязательно подводит философскую базу. На этот раз Катюнечка размышляла над тем, что женщина, идущая на поводу своей сексуальности, – муха в паутине любви. Катя выдвинула следующую теорию: «Все, что перерастает тебя, становится цепями». Или паутиной. В этой паутине гибнет индивидуальность женщины, как гибнут мухи и бабочки. Но в гибели есть своя трагическая красота. Эту красоту и взялась отразить Катя Лютаева. Итогом ее философствования стало, как обычно, нечто прекрасное и совершенно невообразимое. Трусики-шорты, в виде паутины, с двумя паучками сзади, на ягодицах, и одним на причинном месте, запомнились мне больше всего. Был и паутинный пеньюар, с алыми пауками, и боди, с прозрачными крылышками из органзы и лапками из черного бархата. Но самая потрясающая часть коллекции – корсеты. Они затягивали нас в «рюмочку», делая похожими на песочные часы. Сзади у корсетов были пришиты крылышки бабочек. К корсетам прилагались шляпки, похожие на котелок Чарли Чаплина, и чулки в сеточку, с большими дырками, специально обработанными и тонированными так, чтобы их было лучше видно. Катька кричала, что дырки надо носить достойно и именно дырка на чулке вызывает самый сильный всплеск мужской сексуальности. Если верить моей подруге, то после показа нас разорвут на части толпы алчущих мужчин. Но опыт подсказывал мне, что на таком снобистском рауте, которые обычно организует женский клуб «Золотая львица», Катькин замысел не оценят. Во всяком случае, коммерческого успеха ее коллекция иметь не будет. Львицы консервативны. А потом, они не слишком молоды. Только юности свойственен экстремизм в одежде. Или экстравагантным гениям. Но вряд ли гении ходят на подобные презентации.
Почему Катерина приглашает нас? Она говорит, что мы ее вдохновляем. На самом деле профессиональные модели с Катькой не работают, поскольку ей хронически нечем платить. Еще ее выручает хитроумная подружка Эльза, которая держит небольшую школу моделей. Иногда она милостиво посылает к Катерине наиболее интересных девчонок бесплатно «на дрессировку». Это называется практикой. Катерина делает половину Эльзиной работы, доводя девочек «до ума» и до слез за одну репетицию, потому что с ее характером лучше было бы идти дрессировать тигров. Эльзе же Катя всегда что-то дарит, потому что к тому моменту, как коллекция бывает готова, у адепта авангардной моды в кармане нет ни бакса. Даже на машину она стреляет у меня. Однако мудрая Эльза не внакладе, вещи от Лютаевой позволяют ей быть на гребне стремительно летящей моды и работают на имидж хозяйки модельной школы. Катерина очень чутко предугадывает любые, еще только зарождающиеся тенденции, и это одна из граней ее таланта. Мои беспокойства насчет машины в воскресенье были напрасными. На этот раз транспортом Катерину обеспечивал наш общий знакомый Андрюша, который периодически пьет пиво со мной и иногда удостаивается чести делить ложе с Катькой. Из немаленького числа Катькиных поклонников ему одному так крупно повезло. Гениальному модельеру обычно не до мужиков, почти вся сексуальная энергия девушки уходит в творчество. Просто классический случай в духе дедушки Зигмунда. Лютаева если не фанатик, то, как минимум, одержима творчеством. А еще, как очень сильная планета или звезда, она ухитряется постоянно вовлекать в свою орбиту разных людей. Из нас трех, ее верных подруг, вот уже много лет не имеющих права ни поправиться, ни похудеть, она уже сделала настоящих профессионалок модельного бизнеса, хотя Кристина, например, помощник нотариуса, а Ксюша зубной врач. Мы все привыкли, что Катерина использует нас в хвост и в гриву, и научились получать мзду за наши мучения в виде модных и стильных вещей. Сегодня Катя опять взяла на показы «начинашек» из школы моделей предприимчивой Эльзы. Парочка робких тоненьких девиц будет на подхвате. Когда я пришла, подруга уже отработала с ними пару выходов. После ее фельдфебельских воплей девочки хоть и выглядели как испуганные птички, но научились-таки правильно втыкать каблучки в подиум. Да, проходить практику у бешеной Катерины – это сильно! Надо отдать должное начинашкам, они пережили экзекуцию мужественно! Если честно, Катя любую способна заставить усомниться в правильности выбора профессии модели. Наконец тиран и деспот осталась довольна и объявила отбой:
– Все, девочки, порядок. Завтра здесь в три часа. Придет Глаша Боровкова с пятого канала, причешет всех и загримирует.
– Почему в три? Показ в шесть! И почему здесь? Нам что, в таком виде ехать через весь город?
– У Глаши время только до половины пятого. Понятно? И не надо волноваться. Всех отвезет Андрей.
– А девочки? Я имею в виду их. – Я махнула рукой в сторону юных моделей.
– А девочки прямо отсюда поедут в «Олимпию», но сами. Прически им Глафира сделает, а загримирует уже там. Лиза, Ольга, вы знаете, что надо на себя надеть, чтобы не испортить прическу? Блузки должны расстегиваться, все равно где, спереди, сзади, но расстегиваться. Не через голову! Ясно?
Девушки дружно закивали.
– Ну, тогда все. Свободны.
Катькины помощницы стали собирать костюмы. Студентки лицея моды будут работать завтра как звери. Думаю, каждая из них отдала бы правую руку за то, чтобы повертеть задом на подиуме, но Катерина неумолима: «Коллеги, вы не куклы, вы – творцы!» Это ее девиз воспитания молодого поколения. Я как-то поинтересовалась, неужели она считает куклами нас? На что Катерина, ничуть не смутившись, ответила:
– Оставь, Сашка, вы взрослые искушенные люди с мозгами. Состоялись по-своему каждая. Обаятельные, яркие женщины. Вам есть что показать, помимо того, что на вас надето. А посмотри на моих лицеисток! Они же еще дети! Что им показывать? Ну вот Эльзины куколки? Это интересно? Ну, по-честному? Я не говорю о красивом теле, я говорю о начинке. Подумай сама! Пусть лучше руками работают, присматриваются.
Утром я приняла ванну и придирчиво осмотрела свои ноги, сверяя их состояние с жесткими стандартами модных журналов. Потом разогрела воск и с истошным писком удалила даже намеки на шерсть. Как это хлопотно быть безупречной! Сегодня мне хотелось потусоваться, и я решила прихватить с собой «маленькое черное платье», его сварганила для меня та же Катька и отдала со словами «Классно, но о-ме-рзи-тельно традиционно!» В мою голову уже не раз закрадывалась мыслишка, что с этими показами пора завязывать, не девочка уже. Но как только я видела новые тряпки, сотворенные моим любимым гением, мыслишка испарялась, как роса на солнце. С самого утра мне было как-то не так. И я для куража положила в сумку те самые вампирские зубки, что мы надевали на показе «Дракулы». Стоили эти зубки довольно прилично для игрушки, но зато во рту смотрелись как настоящие. На всякий случай я повесила на шею амулет мадам Кассандры. Во время показа перевешу на Катьку, ей не помешает.
Когда я дошла до лицея моды, Ксюша, Кристина и начинашки были на месте. Гримировали Кристину, превращая помощника нотариуса в фантастическое насекомое. Причудливо причесанные юные создания сидели в сторонке, с любопытством наблюдая за работой гримера. Глафира работает с Катериной около четырех лет. Я подружилась с ней исключительно благодаря Кате, потому что Глашка недоверчиво относится к красивым женщинам. Гример театра и телевидения Глафира Боровкова – презабавное создание, но если назвать ее так, зверски обидится. Наш мастер макияжа небольшого роста, нежно-округлых форм, с которыми неустанно борется, светловолосая и голубоглазая, с трогательно-русским личиком кустодиевской купчихи. Она везде появляется с большим черным чемоданом, наполненным всякими гримерскими прибамбасами, как будто с ним срослась. Ими, прибамбасами, Глаша страшно гордится. Глафира, с одной стороны, считает себя «крутым профи», а с другой, постоянно в этом сомневается. И еще комплексует из-за своей фигуры, которую я, например, да и большинство мужчин находим очень женственной. Но она не внемлет и упорно и безуспешно морит себя голодом. Помимо этого сие трепетное создание все время пребывает в состоянии влюбленности. И довольно редко в достойного человека. Ее увлечения с завидным постоянством откусывают от нежной Глашкиной души солидные куски. Сегодня наша Глашенька была какая-то задумчивая, можно даже сказать, печальная. Я решила не лезть к мастеру с разговорами.
Наконец очередь дошла и до меня, и вскоре благодаря ловким ручкам мастера я перестала узнавать себя в зеркале. Оттуда смотрело нечто более близкое к миру членистоногих, нежели к человеку. Но надо отдать должное Глашке, это было красиво. Правда, если бы родная мама увидела меня по телевизору, точно не узнала бы. Ну, это как раз совсем не плохо. Маме на такое смотреть вредно. Обычно Глашка причесывала нас до, а гримировала уже непосредственно перед показом, но сегодня у нее с Катькой случилось несовпадение по времени, видимо, Глафира уже с кем-то договорилась заранее, а Катерина, как водится, поймала ее в последний момент.
Ровно в половине пятого Глаша, на этот раз точная, как курьерский поезд, и столь же необщительная, закончила с нами и засобиралась. Катька, обшарив все карманы, карманчики и отделения своей сумки, расплатилась с ней.
– Пока, девчонки, в «Олимпии» встретимся. Не переживайте, тело доделаю, что отвалится по дороге – приклею.
Впервые за все время Глашка слабо улыбнулась. Что-то с ней явно было не так.
– А ты там когда будешь?!
– Подойду за полчаса до начала, я же еще Мелю гримирую. У нее там сегодня три выхода, все в разных костюмах.
Меля – это Мелания Кутузова. Известная в городе танцовщица живота, тоже наша общая подруга. Сценическое имя Мелании – Аиша. Ну, значит, сегодня будет настоящее шоу. Ровно в пять, когда модели-практикантки уже уехали на общественном транспорте, подкатил Андрюша. Катькин бойфренд и мой собутыльник. Андрей, в зависимости от успехов своего бизнеса, передвигается или на старом «москвиче», или на песочного цвета «фольксвагене». Сегодня он подогнал огромный черный и совершенно бандитского вида «форд» предпоследней модели.
– Ничего себе! Ты бросил торговлю автодеталями и подался в бандиты? Андрей, ты братан? Откуда такая тачка?
Катька смотрела на своего приятеля с подозрением.
– Катюша, не пугайся, это – отчима. Еле выпросил. Садитесь, девочки. Поедем, как взрослые.
Катины лицеистки-помощницы отправились своим ходом, а нас, чтобы не пугать окружающих, повезли на машине.
Ехали не спеша. Андрей удивительно спокойно водит машину. Он вообще уравновешенный парень из хорошей семьи. Мать художница, отец издатель, отчим бизнесмен, но вроде вполне легальный. Как Андрей ухитряется впутываться в немыслимые истории с деньгами – загадка. Один раз он целую неделю жил у меня в кухне на диване, потому что его искали. И совершенно не те люди, с которыми ему хотелось общаться. Предполагаю, что ему не хватает адреналина. Может быть, этим объясняется его влюбленность в Катерину, представляющую собой адреналин в чистом виде? С ней никогда не угадаешь, прогонит или оставит рядом. Хотя… Катька сама по себе фигура колоритная. Рыжая, как апельсин, стриженная под пушистого ежика, конопатая, как перепелиное яйцо, с немыслимыми каре-зелеными, «болотными» глазами. В сущности, некрасивая, если брать стандартное понятие красоты, но безумно обаятельная. Наверное, бешеная энергия таланта, которая у Катерины прет отовсюду, и составляет основу ее очарования. В нее часто влюбляются. Красивых достаточно, индивидуальности – редкость. Правда, получить благосклонность Кати мало кому удавалось. Андрей получает ее, скорее всего, оттого, что всегда исчезает вовремя, не успев надоесть, и появляется прежде, чем она успевает заскучать или рассердиться. Такое поведение – не продуманный маневр, Андрей не стратег. Эти двое просто совпадают в пространстве и во времени. Может быть, любовь – это и есть совпадение в пространстве и времени?
К казино «Олимпия» мы подъехали со служебного входа. Идея пройти через кухню возникла у Катерины по дороге, и она побежала договариваться. Когда мы уже миновали кастрюли и холодильники, в коридоре одного из служебных помещений я заметила того, кого уж никак не рассчитывала здесь встретить. Рядом с администратором «Олимпии», обаятельным лысым мужчиной, стоял Аристарх. Они о чем-то оживленно беседовали. Администратор был известен, с одной стороны, как милейший человек, актер и исполнитель авторской песни, а с другой, как редкий жадина и «кидалово». Так о нем отзывались все, кто выступал в «Олимпии» и кто еще не занял твердо свою нишу в шоу-бизнесе. Совершенно забыв, что у меня нарисовано на лице, я бросилась здороваться.
– Здравствуйте, Аристарх, не знала, что вы тоже здесь будете, – сказала я, трогая за плечо загадочного астролога, при виде которого все мое остроумие испарилось.
Мужчины уставились на меня с нескрываемым изумлением. Аристарх вздрогнул.
– Здравствуйте, – вежливо ответил он, – А вы кто?
– Я Саша, новый администратор «Кассандры». Не узнали?
– Саша? О господи! Действительно не узнал. Надо сказать, это непросто. Что вы здесь делаете? Вы что, еще ко всем прочим достоинствам еще и модель?
– Не совсем, Катя Лютаева моя подруга детства, я почти всегда участвую в показах ее коллекций.
– О! Надо было догадаться! Откуда еще могли взяться ваши брюки с летучими мышами! Я хотел уйти, но обязательно останусь посмотреть! Не возражаешь, Боря? Кстати, познакомься, это новый администратор салона «Кассандра», Саша.
– Очень приятно. – Боря галантно поцеловал мне руку. – Жаль, что я не пользуюсь услугами салона, где такая девушка администратор.
– Вы вполне можете попробовать, – решила пококетничать я. Но тут подбежала сердитая Катька, бесцеремонно схватила меня за локоть и потащила одеваться.
– Вечно ты зависаешь на мужиках! Работать надо, – злобно зашипела она, и возразить было нечего.
«Перформанс и инсталляция» уже начинались. Тут стоит объяснить, что такое женский, а вернее, дамский клуб, потому что различие между просто женщиной и дамой очевидно. Если вы думаете, что это клуб, каким мы его представляем по романам английских писателей, со своим зданием и площадкой для гольфа, то вы ошибаетесь. До этого нашим золотым львицам далеко. Клуб – условное понятие. По сути дела, это объединение деловых или не очень, но в любом случае значимых женщин. Средний возраст львиц… Даже затрудняюсь… Сейчас стало модно говорить о дамах, юность которых прошла до начала перестройки, – «женщина бальзаковского возраста». Красиво, но не совсем точно. Оноре де Бальзак, конечно, воспел женщин, оставивших позади флер девичества, но то были женщины в возрасте тридцати. У него даже есть такой роман «Тридцатилетняя женщина». Так вот, львицы этот возрастной рубеж давно перешагнули. К нему приближались их дочери. Но разве хочется покидать это благодатное время расцвета? Кому-то на язык попало словосочетание «бальзаковский возраст». Оно вошло в оборот и стало расхожим. В наше время мало кто читает великого француза. Периодически львицы проводят различные мероприятия, чаще всего в «Олимпии». Смысл подобных мероприятий мне в общем-то понятен. На других посмотреть и себя показать. Поддержать связи, в основном между различными кланами и группировками светского общества. Пообщаться в рамках своей прослойки. Тематика мероприятий бывает самой разной. Обычно это презентации чего-нибудь или кого-нибудь. Именно на них и идут деньги спонсоров, так называемые гранты. Говорят, что клуб занимается благотворительностью, но мне, например, ни разу не довелось участвовать в чем-то благотворительном. Сегодняшнее действо организовали три учредительницы клуба. Одна из них, хозяйка сети магазинов «Маршал», отличается тем, что всегда появляется в обществе в бархатном платье, усыпанном таким количеством стразов и кристаллов Сваровски, что при взгляде на нее через 30 секунд начинали болеть глаза. Голову маршальши неизменно украшает такой же, как и платье, сверкающий берет. Просто «Евгений Онегин»! «Кто там, в малиновом берете, с послом испанским говорит…» Правда, воспитания дама совершенно не классического. Если исходить из ее манер, то магазины стоило назвать не «Маршал», а «Прапорщик». Другая львица – учредительница, хозяйка нескольких грузинских ресторанов, фактический владелец которых находился в тени. Именно благодаря ей на презентациях так много представителей грузинской диаспоры с дочерями на выданье и шалопаями сыновьями. Одевается эта учредительница со специфическим вкусом, свойственным только богатым грузинкам, – дорого, с отчетливо узнаваемым именем модного дома, исключительно в классическом стиле. Иногда с вычурной шалью – на премьерах кого-нибудь из известных грузинских режиссеров.
За культуру золотых львиц отвечает телевизионная дама, работающая на телеканале с аналогичным названием. Как она ухитряется выглядеть так, как выглядела бы несравненная Мерилин Монро, если бы ее угораздило состариться в России? Точнее, в Советском Союзе. Всегда черное или красное, в выбеленных волосах неизменный бантик. Откуда берет эти немыслимые наряды? Сегодняшнее мероприятие, кажется, ничем особенным не отличалось. По крайней мере, за кулисами все было как всегда. По гримеркам шныряли журналисты с камерами, которые «совали» свой объектив в самые не подходящие, с нашей женской, и очень пикантные, с мужской точки зрения, места. Пытались расспрашивать девчонок, которые, как обычно, отвечали что-то маловразумительное. Известный телеведущий с маленькой ручной камерой болтал с моделями, поблескивая стеклами очков. Его страсть к «вешалкам»
была всем известна. Периодически то одна, то другая девочка живет у него дома, надеясь на продолжение отношений, но продолжения, как правило, не следует. Ведь девушек на подиуме так много и они все такие красивые… Трудно остановиться. Вокруг моделей всегда вертится уйма мужчин, и мне это тоже когда-то здорово льстило, давно, когда я начинала. Многие романы и романчики вот так и начинались, в гримерке. Но все эти отношения неизменно разочаровывали меня. Так происходило до тех пор, пока однажды я не поняла: мужчин, которых я привлекала в качестве девушки с подиума, совершенно не интересовала моя личность. Да и почему она должна была их интересовать? Зачем себя «грузить»? Не за этим пришли! Эти люди воспринимают женщину как большую красивую куклу: с ней можно играть исключительно по своим правилам. Ее можно купить, можно продать, можно выбросить. Когда кукла начинает, что называется, качать права, получается, как в известной русской народной песне: «Купчик-голубчик тряхнул кошельком, нет и не надо, другую найдем». И находят, благо выбор богатый. Армия Золушек, желающих найти принца, регулярно пополняется. Телевидение и гламурные журналы, заполонившие все газетные развалы, питают этот процесс. Сказка, которая выпадает одной на миллион, обсасывается бесконечно, забивая молодые некрепкие головы мечтой о красивой жизни. Девчонки ищут свое счастье или просто пытаются зацепиться за теплое место, «покуда грудь высока». Мало кому это удается и редко надолго. И если все-таки получается, то часто сказочный принц оказывается примитивным богатым жлобом, постоянно напоминающим, что именно он осчастливил нищую глупую девочку. По большому счету, Катька права, когда старается не подпускать своих лицеисток слишком близко к этому миру.
В гримерку зашла Мелания Кутузова, она же Аиша, уже в костюме. Поискала глазами меня. С трудом, но все-таки признала.
– Привет, Сашка! Глафира сказала – ты здесь, зашла с тобой поздороваться.
– Привет, Мелечка. Ты когда будешь выходить? Хочу посмотреть.
– Минут через двадцать после вас, если не будет никаких накладок. В прошлый раз композицию с барабанами начали с середины! Гады! Хорошо, я могу вступить с любой точки, но что это за дела! Натуральная подстава! – начала бухтеть Мелька.
Надо отдать ей должное, бухтеть и ворчать она любит и умеет. Не было случая, чтобы она осталась довольна. Мелания Кутузова девушка требовательная.
Мелька вообще фигура в шоу-бизнесе не однозначная Почти одиозная. Ее уважают и побаиваются. Своим метким языком она не раз протыкала раздутые репутации, попадая в болевые точки кому надо или, что чаще, кому не надо. Это особенность у нее такая, при том что Мелька, в отличие от меня, не такая уж и язва. Ляпнет что-нибудь со свойственной ей прямотой, и пойдет резонанс. И ведь обязательно в нужное время и в нужном месте. Всегда. Интриговать против нее трудно. Обязательно попадешь впросак. А с другой стороны, зачем интриговать? Насколько мне известно, с ней легко договориться. Мелания на редкость порядочна в денежных делах, чего не скажешь о представителях той танцевальной организации, в которой она состоит. Таких Останов Бендеров даже в наше время золотого тельца еще поискать! Чего только стоит их выходка, когда на конкурсе танцовщице за третье место на сцене подарили красивый кальян, а за сценой его отобрали, сказав, что перепутали и подарят другой. И конечно же не подарили. А команда танцовщиц из Белоруссии! Девушки выиграли, а получили кубок, такую довольно примитивную металлическую фигню, как за победу в районной эстафете, и ни копейки из призового фонда. Так с одним кубком и уехали. История долго ходила по танцевальным кругам, но ее главные герои ничуть не смущались. Денежки из призового фонда были для них весомее общественного мнения. Ради чего все затевалось? Мелания в этот период просто кипела от возмущения, но поделать ничего не могла. Хитрые устроители поначалу ловко пустили слух, что это она «приватизировала» призовой фонд! Если бы не безупречная репутация Мельки, она бы вовек не отмылась.
Все модели, за исключением нас троих, косились на Мельку с неодобрением. Они всегда на нее так смотрят, поскольку большего контраста с нами, «вешалками», и представить нельзя. Аиша восточная женщина в полном смысле этого слова. Невысокая, полненькая, с формами. С животиком. Аишин животик, аккуратненький и круглый, вызывает недоумение у классических танцоров. Но именно с таким телом пластика восточного танца особенна выразительна. Тем более что Мелька «танцует сердцем». Редко кому из восточных танцовщиц удается достичь той степени эмоциональной открытости, которой достигает Мелания. Даже сценический вариант ее танцев завораживает какой-то непонятной магией. А уж если она выступает на «восточной вечеринке» и танцует для своих! Держите меня семеро! Никто так не заводит публику, как Аиша. Я, по крайней мере, не видела. Интересно наблюдать, как в зависимости от перелива мелодии меняется ее лицо. По нему волнами пробегают различные настроения. Мелька в эти минуты становится удивительно хороша! Уже не замечаешь ее «среднерусский» носик картошечкой. Шехерезада, да и только.
Мои размышления прервала Катька, ворвавшаяся с командирским криком «На выход!». Начался показ. В этот момент мой въедливый внутренний голос всегда умолкает. Когда участвуешь в этом сумасшедшем действе, невозможно наблюдать и анализировать. Есть только ты и люди в зале. И образ, созданный модельером, который надо донести до зрителей. Желательно так, чтобы зацепило. Одна только мысль, что где-то в зале сидит Аристарх, здорово добавляла мне куража. Я даже пару раз сорвала аплодисменты. Сегодня я всей кожей ощущала волны мужской энергии. В каждой женщине живет потребность в восхищении, только одни прячут ее глубоко, а другие выставляют наружу. Я отношусь к последним. Именно показы позволяют мне «наесться» восхищением до отвала и в повседневной жизни оставаться самодостаточной. Во всяком случае, я хорошо понимаю, что отношения между мужчиной и женщиной основаны на чем-то более сложном, нежели внешняя красота. Красота – толчок. Не более… Показы, в которые меня втянула моя подруга, здорово помогли мне разобраться в себе. Например, благодаря им я переросла соблазн стать «паразитом». Жить за счет мужчин. Я прекрасно помню, как меня, так же как многих девушек, манила мыслишка бросить работу, податься в жены или любовницы какого-нибудь «папика». Я даже пыталась. Но потом… Потом бабушка, заметив мои настроения, поставила мне мозги на место. Я даже не делилась с ней этими глупыми мечтами о красивой жизни. Моя старушка сама все заметила и сказала:
– Брось, Сашка, продавать себя – это не твое. Ты не проститутка, ты блядь! У тебя не получится! Ну, представь: заниматься любовью – твоя работа. Как тебе это? А ведь придется!
– Бабушка, – поинтересовалась я, – а в чем разница? Между проституткой и блядью?
– Неужели не знаешь? Классика! Проститутка – за деньги, а блядь – для собственного удовольствия. Радуйся, пока молодая, не разменивайся на чужие бумажники. Даже если продашь себя один раз – все равно продашь. Торговать телом, это немного и душой, а душой «немного» не получается.
Бабуля обладала редким умением говорить то, что нужно и когда нужно. Она все делала правильно и вовремя. И умерла-то только тогда, когда сочла меня достаточно взрослой, чтобы жить самостоятельно. Но все-таки мне очень ее не хватает.
Наконец отзвучала музыка, и закончились наши полчаса славы. Последними были корсеты с крылышками. Я копуша, все уже переоделись, а я все еще сидела, размышляя, как бы мне стянуть чулки. Для большего эффекта Катерина закрепила их лаком для волос сверхсильной фиксации. Снять их, похоже, можно было только вместе с кожей. Может, попробовать тоник или крем? Пока я рылась в сумке, в руки мне попали вампирские зубки. Зачем я их брала? Неожиданно в комнату вошел незнакомый мужчина, по манерам похожий на журналиста.
– Можно задать пару вопросов?
– Да, пожалуйста.
– Для начала как вас зовут?
– Саша.
– Вы представляли коллекцию Лютаевой «Паутина любви», а что вы сами думаете о любви?
Ну вот, клеит. Мужик был симпатичный, высокий, с какой-то даже военной выправкой. Лицо как у положительных героев в американском кино. Вот только глаза мне не понравились. Прозрачно-голубые, почти белые, холодные и колючие. Совершенно не похожие на бархатные глаза Аристарха, в которые хотелось падать, падать. А так ничего, симпатичный.
– Любовь? Любовь – это замечательно!
Мужчины чуткие существа! Я всегда удивляюсь, как тонко они улавливают готовность женщины к флирту! Журналист пошел в атаку:
– А как вы думаете, у нас с вами получится? Любовь?
Я подыграла, сделав томную мину:
– Все зависит от того, какую любовь вы предпочитаете. Может, и получится…
– А какую вы?
– Я?
И тут меня как будто что-то торкнуло! Журналист играл обольстителя, а мне захотелось пошалить. Вампирские зубки! Я сделала вид, что задумалась, и уронила со стола мобильник. Ойкнула, нагнулась. Если учитывать, что я еще была в корсете и чулках, выглядел мой маневр вполне в духе Тинто Брасса. На это я и рассчитывала. Нужно отвлечь внимание мужчины от того, что я делаю под столом. Журналист явно оценил мои усилия. Я просто физически ощутила его воспламенившийся взгляд на моих ягодицах. Такие эффектные наклоны действуют безотказно. Под столом я незаметно засунула в рот вампирскую челюсть. Когда я выпрямилась, белоглазый еще был под впечатлением.
Мы немного помолчали, потом он продолжил наступление:
– Ну, так какую, вы мне не ответили?
– Французскую, – улыбнулась я, глядя прямо в лицо журналисту, оскалившись как можно шире, чтобы были видны клыки, – я очень люблю делать минет!
Мой визави вздрогнул и отшатнулся, но буквально через секунду пришел в себя, умело, по-актерски, расхохотался.
– Забавно. А вы необычная. Где вы такие зубки взяли? Очень натурально!
– Свои, – лаконично ответила я. Зубы мешали.
– А давайте я вас провожу? Можете меня укусить, вместо ужина.
«Белоглазый, похоже, не глуп. Так просто от него не отвяжешься. Все, надоело. Хватит шутить». Я резко сменила тон:
– Зачем? Крови я уже напилась, а так я неразговорчива. Вот сейчас хочу переодеться. Могу сделать это при вас, но комфортнее одной. Не возражаете?
– Ну, конечно нет. Как я могу возражать! Хотя было бы интересно посмотреть! Кстати, впервые встречаю среди моделей такую девушку. С юмором.
– Тогда вы очень мало видели.
Хлопнула дверь гримерки, вошла Глаша. С изумлением посмотрела на белоглазого:
– Глеб, что ты здесь делаешь? Тебя там везде Валя ищет, вам уже ехать пора.
– Скажи Вале, пусть едет на студию одна, сам доберусь.
– Сам скажи, она уже все гримерки облазала. Даже мужские. Сюда направляется.
– Хорошо, – едва сдерживая раздражение, процедил Глеб и вышел.
Когда коварный соблазнитель удалился, я вздохнула с облегчением.
– Глашка, ты его знаешь? Кто это?
– Это Глеб Титов, ведущий передачи «Новые ведомости». Ты что, не узнала? Я с ним работаю в телекомпании «Век». Кобель!
– Я телевизор не смотрю. Жизнь слишком бурная. Глафира пристально посмотрела на меня:
– Он тебя клеил?
– Клеил.
– Ну и как?
– Я что, похожа на сумасшедшую? Я таких терпеть не могу!
– А я, кажется, похожа.
Глашкины большие голубые глазки были полны самыми горькими бабьими слезами. Они уже переливались через край и катились по щекам.
– Так это он? У тебя с ним сейчас?
Глашка кивнула.
– Так ты из-за него сама не своя? Вот сволочь! Не плачь! Мне он правда не понравился. Я его зубами пугала!
– Какими зубами?
Глашка перестала смахивать слезы и уставилась на меня.
– Да вот этими! Минет предложила.
Я страшно оскалилась и зарычала. Глашка посмотрела на мои грозные челюсти и расхохоталась.
– То-то я не могу понять, что у тебя с дикцией!
Я в красках рассказала Глафире, что произошло в гримерке пару минут назад. Она еще больше развеселилась. Слезы высохли.
– Спасибо, Сашка! Насмешила!
– Слушай, будь другом, помоги мне с волосами, я хочу пойти в зал, там есть один человек… Я даже платье с собой захватила. Короче, надо пообщаться.
– Это тот, от которого тебя Катька в коридоре оттаскивала? Я его, кажется, где-то видела раньше. Красивый мужик. Да, забыла, она просила передать тебе твою висюльку.
Глафира помогла мне избавиться от причудливого сооружения на голове, отцепив предварительно маленькую шляпку а-ля Чарли Чаплин, расшнуровала корсет. Еще немного усилий – и вот уже из зеркала на меня смотрела симпатичная девушка двадцати пяти лет, с карими миндалевидными глазами. Проще говоря, я. Глашка заторопилась.
– Саш, мне Мелю причесать надо, у нее последний выход.
– Когда?
– Уже скоро. Она, кстати, звала всех поужинать в «Красный дракон». Ты как?
– Может быть, пойду. Посмотрим.
– Ага, если мужика не зацепишь, – пойдешь, а если получится, значит, лишишь нас своего прекрасного общества. Счастливой охоты!
– Спасибо. Мы с тобой одной крови, ты и я. И тебе счастливой охоты.
– Не получится сегодня охоты. Вокруг Глеба его режиссерша круги нарезает. Эта баба пострашнее Шер-хана!
И Глашка убежала, как обычно деловая, но изрядно повеселевшая. Я достала из сумки платье. Маленькое черное платье, которое Катерина окрестила омерзительно традиционным. Конечно, оно было не вполне таковым. Катя слукавила. Да, силуэт безупречен, обтягивает как перчатка, но «молния» от ворота до подола, подчеркнутая крупными черными кристаллами Сваровски, раскрывается, если за нее потянуть, сверху до низу, обнажая тело. Довольно вызывающе и сексуально. Вот я и готова, осталось сложить в сумку вещи, собрать костюм и отнести в машину к Андрею. Себе я оставлю только малюсенькую сумочку, сделанную Катькой «под платье», как говорила бабушка – «ридикюль», с кошельком, помадой-пудрой, телефоном и носовым платком. Я критически себя осмотрела. Мое отражение мне очень понравилось. Да! Надо же вынуть, наконец, изо рта эту вампирскую челюсть!
Когда я попала в зал, выступление Мели еще не началось, но ее уже объявили. Невыразительный ведущий вещал со сцены что-то, по его мнению, остроумное про танцы живота. Я огляделась в поисках Аристарха. Какая пестрая тусовка! Есть очень приятные люди, например художник Толя Белкин, окруженный толпой юных слушательниц, которые внимают, разинув рот, его феерическим историям, где правда так перемежалась с выдумкой, что их совершенно невозможно различить. К нему надо бы приставить летописца, чтобы он записывал каждое слово. То, что получится, безусловно, превзойдет «Илиаду» с «Одиссеей». Я углядела индуса в чалме и дорогом костюме, видимо атташе по культуре. Логичнее было бы пригласить араба, наверное, и он где-то есть. Вот, телевизионная дама – местный эксперт по моде, как всегда, в красном. Эта по Катеринину душу. Еще одна телевизионная дама из Москвы, обладательница вкрадчивого голоса, видимо, приехала за новыми «женскими» историями. Вдова бывшего мэра, светский лев, ректор – на публике, как всегда, со спутницей, женщиной-вамп на голову выше его, девицей из отряда стервообразных. Этой девушке очень пошли бы мои зубки! Много, много всякой «светской» публики, любителей подобных вечеринок. Ювелир Бананов, в сопровождении трех юных созданий ангельского вида, едва достигших совершеннолетия. Целая стая «лиц кавказской национальности» из высшей прослойки грузинской диаспоры. В углу я заметила белоглазого журналиста, он о чем-то спорил с невысокой женщиной неопределенного возраста, настолько неопределенного, что можно было дать ей и четырнадцать, и пятьдесят. В зависимости от расстояния. Чем ближе, тем больше. Интересно, это ее Глаша назвала Шерханом? Где же Аристарх? Наконец я увидела его в дальнем конце зала и стала пробираться туда. Но тут зазвучали барабаны, и на сцене появилась Мелания Кутузова.
Не знаю, что произошло. То ли Мелька была в ударе, то ли я на взводе, но я не смогла оторвать от нее глаз. Ритмичное движение тела, сумасшедшие барабаны – все это казалось мне продолжением стука моего сердца. Оно опять бешено забилось при виде Аристарха. Мелька танцевала любовь. Я не смогла сдвинуться с места, завороженная. Когда Аиша закончила, Аристарха уже держала за рукав холеная молоденькая блондинка. Я прошла мимо, стараясь привлечь его внимание. Аристарх заметил меня, улыбнулся через плечо девушки, показывал, вот, дескать, ничего не могу поделать, разговариваю. Я улыбнулась в ответ. Кураж куда-то пропал. Вечно эти блондинки стоят у меня на дороге! Настроения идти в «Красный дракон» не было никакого. Я вышла на улицу, поймала такси и поехала домой.

НЕОЖИДАННЫЕ ВСТРЕЧИ

Понедельник прошел уныло. В соответствии с настроением. Совершенно паршивым. Еще сонная Катька отдала мне вещи, которые мы купили в секонде. Переделанные и расписанные моей гениальной подругой, они были великолепны. Изумрудно-зеленое китайское платье обвивала симпатичная ящерица с наглой ухмылкой на морде. По свободной фиолетовой блузе бродили задумчивые представители знаков зодиака на фоне Млечного пути. Еще в качестве поощрительной премии я получила алый корсет, без крылышек, но с пелериной и прилагающейся к нему длинной черной шелковой юбкой. В этом наряде я походила на знойную неаполитанку. Последний писк. Царский подарок. Но меня все это не радовало.
Точнее, не так радовало, как раньше. Даже слова Катерины: «Сашка, ты вчера была просто прима! Я и не думала, что ты так умеешь! Может, тебе и вправду в «вешалки» податься? Давай, если захочешь, я посодействую!» – и то не согрели меня так, как согрели бы раньше. Тряпок, мужского внимания, «мотылькового» успеха манекенщицы – всего этого мне было мало. И я прекрасно понимала почему. В груди еще стучали бешеные барабаны. Я попыталась убедить себя в том, что дело совсем не в Аристархе, но быстро утомилась. Врать самой себе так скучно! Я прекрасно понимала, что дело было именно в нем! Девушка опять влюбилась! И кажется, безответно. Совершенно очевидно – я его не зацепила. Он мог бы прервать разговор с блондинкой и подойти ко мне, сделать пару дежурных комплиментов. Не мне, так Катиной коллекции. Но не стал.
Значит, ему это было не нужно. А что ему нужно? И кто? Чем я могу его заинтересовать? В девушке двадцати пяти лет привлекает, прежде всего, молодое красивое тело. Так сказал мне один пожилой ловелас. По секрету. Мое молодое тело, видимо, было для Аристарха не привлекательнее других молодых тел. Например, блондинки. И что мне теперь делать? Что я могу предложить человеку интеллектуальному? Я же… Да что я, черт побери, себя принижаю! Есть же что предъявить! Чувство юмора и наблюдательность, наследованные от бабушки, например! Наконец, благодаря папе с мамой и немного родному вузу, я образованна и начитанна. Но как все это показать? И стоит ли показывать? Любовь такая тонкая химия. Вдруг у меня реакция произошла, а у него нет? Такое бывает сплошь и рядом. Тогда ни красота, ни ум, ни талант не помогут. Можно, конечно, применить всякие приемчики очарования и обольщения… И что? Ну, допустим, захочет он меня, переспим, что дальше? В его груди барабаны не застучат, а в моей не смолкнут. От этого будет еще горше. Я знаю, я это уже проходила. Что же мне теперь делать? Как жить дальше с этими барабанами? Эти вопросы мучили меня до самого вечера понедельника. Я ходила по квартире, примеряла новые вещи, вертелась перед зеркалом, курила, под конец, измученная, включила компьютер и села сочинять. Надо было отвлечься. Моя история про начинающую шлюху закончена, пора начинать новую. Про начинающую ведьму. Как сказала Александра Петровна, я тоже обладаю в потенциале способностью к магии, только моя сила еще впереди. Вот и отлично, значит, мои наблюдения мне пригодятся в будущем, когда придет сила. А пока… поделюсь сама с собой впечатлениями. Их у меня накопилось много. Да, все-таки я молодец, что придумала себе такую отдушину! Вот, например, могу полностью удовлетворить природную тягу любой женщины к сплетням и слыть надежным человеком. Информация, которая постоянно попадает ко мне, как к человеку общительному, в избыточном количестве, остается в копилке. Надо еще отдать должное страсти к литературным упражнениям, она помогает никому не докучать своими переживаниями. Друзья замечательные люди, но у них самих полно проблем. Только моя терпеливая бабушка могла слушать часами о девичьих страданиях. Остальные не выдерживают. И потом, разве друзья нужны только для того, чтобы плакаться в жилетку? Разве не сами по себе?
Я с наслаждением застучала по клавишам. Излив душу, успокоилась и легла спать.
Наступило утро. Собираясь в салон мадам Кассандры, я оделась без каких-либо изысков. Желание удивлять и шокировать пропало. У меня вообще со вчерашнего дня было пасмурно на душе. Александра Петровна встретила меня комплиментом и немного развеяла мою хандру:
– Здравствуйте, Сашенька, в воскресенье вы были диво как хороши. О вас говорили.
– Здравствуйте, Александра Петровна, а я вас не заметила. А кто обо мне говорил?
– Разные люди. Очень хорошо, что вы меня не заметили. Это было бы лишним. Вам очень идет черное платье. Да! Хочу порадовать! У вас сегодня прибавится работы. Одна из наших диспетчеров взяла себе пару дней в счет отпуска. Вот ее трубка. Вам нужно будет отвечать на звонки по рекламе. Пойдемте, я вам еще раз подробно расскажу об особенностях наших клиентов.
Александра Петровна увела меня в свой фиолетовый кабинет и провела очередной инструктаж. По ее словам, выходило, что среди обращающихся в салон по рекламе очень много людей, мягко говоря, недалеких. А проще говоря, дураков, которым надо все объяснять по нескольку раз. Но это не самое важное. По мнению Александры Петровны, умных вообще мало, главное, определить не просто дурака, а откровенно ненормального и не допустить на прием. Потому что если такой человек все-таки прорвется, то могут произойти всяческие неприятности. Например, за два месяца до того, как я начала работать, приходила женщина, не очень адекватно оценивающая действительность. Диспетчер не почувствовала, администратор просмотрела. Неожиданно этой женщине показалось, что другая посетительница желает ей зла, «нападает в астрале». Тогда она просто подошла и ударила ее сложенным зонтиком по голове. А та, которую ударили, оказалась, ни много ни мало, женой важного чиновника. Неловко получилось, пришлось заминать, извиняться. Да, денек сегодня предстоял жаркий. И не только потому, что к северному городу подкрадывалось долгожданное лето. Работы ощутимо прибавилось. Часов этак с двенадцати я просто разрывалась между посетителями и звонками. Причем звонящим действительно все приходилось объяснять раза по три, а то и по четыре. Слова Александры Петровны подтвердились полностью. И еще, все, кто хотел погадать на картах Таро, почему-то делали ударение на первый слог, отчего название карт напоминало складской термин для хранения различных емкостей, то есть тару. Сначала я тактично поправляла. Потом одна клиентка стала горячо убеждать меня: надо говорить «Таро», ей, дескать, знающие люди объяснили. Не имея ни малейшего желания спорить, год работы в «Сулле» убедил меня окончательно – «клиент всегда прав», согласилась и записала даму на прием. Но она была так тверда в своем мнении относительно произношения, что поколебала мое. Действительно, на какой слог ударение? Я решила зайти вечером к родителям и посмотреть у отца что-нибудь по истории гадальных карт. В доме у профессора, преподавателя истории Средних веков таковая обязательно найдется. В три часа пополудни меня ждал настоящий сюрприз. Когда я в очередной раз пошла открывать дверь, на пороге салона мадам Кассандры стояла жена моего брата Елена Аркадьевна в темных очках, как у Джеймса Бонда, видимо для конспирации. Но не узнать эту яркую даму было решительно невозможно! По крайней мере, мне. Да, шпион из Лены никакой. Одна только ярко-рыжая мелированная грива чего стоит. Моя дорогая невестка! Как всегда, холеная, с длинными искусственными ногтями в мелких стразах, в костюмчике «цвета шампанского» от Версаче, слепящая бриллиантами среди бела дня. Классическая новая русская дама, успешная бизнесвумен. И наверняка светло-бежевый «лексус» у подъезда, с водителем Димой за рулем. Хотя, скорее всего, Лена вела сама. Зачем шоферу знать ее тайны? И вот такая дама, блистательная, как Версаль, и неприступная, как Баязет, пришла, если верить записи в книге, к Татьяне Астапчук «на приворот». А не верить нет никаких оснований. Других клиентов на это время к Татьяне Ивановне не записано. И кого же она собралась привораживать, не моего ли братца, случайно? Хорошо, если его. А если нет? Что тогда? Похоже, дела в «благородном семействе» не так уж и хороши, как Лиса Алиса и Кот Базилио хотели бы показать. Минуты две мы пялились друг на друга в полном молчании. Лена опомнилась первой.
– Саша, что ты здесь делаешь? – гневно зашипела она.
– Работаю, Леночка, я теперь здесь работаю администратором. А вот ты что здесь делаешь, хотела бы я знать?
– Я пришла на консультацию по бизнесу, – нашлась Лена.
– Да? А у меня здесь записано: «Елена, к Татьяне Астапчук, приворот». Диспетчер ошиблась?
Моя невестка смешалась, видимо ища ответ. Но тут неожиданно пришла помощь от самой Татьяны, она высунулась из кабинета и накинулась на меня:
– В чем дело? Это моя постоянная клиентка, диспетчер не ошиблась, проходите, Елена Аркадьевна.
– Значит, постоянная клиентка? – ехидно спросила я.
– Александра! – опять вмешалась Астапчук. – Почему вы держите человека в дверях?
На этот раз тон у Астапчук был пониже, видимо, заподозрила что-то неладное. Я решила пояснить:
– Татьяна Ивановна, это жена моего родного брата. Мы совершенно случайно с ней здесь встретились. Я не успела предупредить ее, что теперь работаю в салоне «Кассандра». Да и как? Она обычно дистанцируется от нашей семьи.
– Тогда, наверное, вам стоит немного поговорить, пройдите на кухню, покурите, пообщайтесь, – не без язвы сказала ведьма, – я тоже немного отдохну. Сегодня одни привороты.
– Пойдем, – сказала я притихшей Лене, – только сигареты захвачу и трубки.
– Ты трубку куришь? – изумилась невестка.
– Телефонные. Я на звонки отвечаю.
Мы прошли на кухню. Лена достала тонкие, как гвозди, манерные сигареты, нервно закурила. Предложила мне. Я отказалась, молчала, ждала, когда она заговорит. Лена несколько раз затянулась и с видимым усилием выдавила из себя:
– Понимаешь, Саша, все эти девки, модельной внешности, которые так и крутятся около Владика… Ну, в общем, у него роман. С какой-то Верочкой. А у меня сын. И бизнес. А без него я никто! Даже если он мне оставит квартиру! Он потом еще десять заработает, а я что делать буду? Куда я пойду? Я же ничего толком не умею! Я не смогу без него!
– Лен. может, стоит научиться? – Мне стало ее жалко, но все же я, например, работаю. Мои доходы, конечно, несравнимо меньше, однако я ни на ком не вишу, как мельничный жернов. И одна не пропаду. Не пропала же за два года без бабушки.
– Чему научиться? Мне уже тридцать лет! Ты забываешь, что мне не двадцать пять, как тебе. И в показах я не участвую! Кошельки вокруг меня не крутятся!
– Лена, так ведь тридцать же не сто! Расцвет! И внешность шикарная! Зря прибедняешься. Хочешь участвовать в показах? Я тебе это устрою! Только скажи! И потом, разве нет другого способа вернуть мужа? Может, просто в тебе что-то не так?
– Знаешь, на твоего брата не угодишь! Ладно. Все. Я не собираюсь тебе тут душу изливать. Ты сестра и все равно будешь на его стороне. Я только прошу тебя, не говори Владу, что я здесь была. Если ты проболтаешься, я скажу, что ты врешь и пытаешься нас поссорить.
Тон у моей невестки стал угрожающим. Лена, как хороший боксер на ринге, «держит удар». Она всегда умела быстро переходить из обороны в нападение. Вот только жизнь – это не всегда ринг.
– Лена, ты, наверное, забыла, что сама нас с Владом перед Новым годом уже поссорила? Мне терять нечего. Братец меня даже с днем рождения не поздравил. Но я не собираюсь ничего ему сообщать, не в моих правилах. Ваши отношения – ваше семейное дело. И если ты сейчас просто уйдешь, скрою твой визит. Спросит – совру. Поняла?
– Поняла.
– Только учти, у Влада есть особенность: рано или поздно все узнавать самому. Независимо ни от кого. Не боишься?
Я попала в точку. В глазах моей невестки мелькнул страх. Влад не раз ловил Ленку на вранье и закулисных маневрах. Тогда ей здорово доставалось. Трудно даже предположить, как он себя поведет, если узнает о ее визитах к колдунам. Может, посмеется. А может…
– Боюсь. Прошу, пожалуйста, Саша, не надо ему помогать.
– Я же тебе обещала.
– Тогда я пойду.
– Хорошо, пока. Племяннику привет.
Я проводила ее до двери. На обратном пути столкнулась с Татьяной. Ведьма была неожиданно любезна.
– Странно, Саша, но я вам сегодня благодарна, за то, что лишили меня клиента. Ваша невестка надоела мне настолько, что я даже денег от нее не хочу. Если женщина в наше время не может быть раскованной в сексе, то никакие привороты не помогут избежать соперниц. Вашей Лене легче удавиться, чем доставить мужу радость оральной любви. А сломать психологический барьер под гипнозом, как я ей предлагала, она боится. Что толку привораживать, если муж уходить не собирается? Другие женщины ему нужны просто для того, чтобы получать запретные дома удовольствия! И для разнообразия.
– Что-то подобное я и предполагала. Надоела она вам, Татьяна Ивановна? Лена умеет «достать».
– Ужасно! Ревнивая, закомплексованная, да еще и надменная при этом! Можно подумать, принцесса крови!
Я промолчала. Татьяна Астапчук сама на редкость надменна. Может, поэтому моя злополучная невестка так ее раздражает?
– Сколько у меня людей на сегодня? У меня есть свободный час? – поинтересовалась «самая красивая чародейка Санкт-Петербурга».
– Записались двое. С пяти до семи. У вас почти два часа свободных.
– Тогда схожу прогуляться, зайду на рынок. Если задержусь, проводите клиента прямо в кабинет.
И прекрасная ведьма удалилась, оставив после себя шлейф дорогих духов. Из кабинета показалась целительница Лукиана. Она провожала посетительницу со словами «Ну вот, делайте так, как я сказала, зажгите ароматические палочки и поработайте со второй чакрой…». Насколько мне известно, из популярной эзотерической литературы, вторая чакра отвечает в основном за секс и деньги, а наставляла Лукиана даму в возрасте далеко за семьдесят. Впрочем, старушки тоже бывают бойкие. Но разглядывать бабушку времени не было, квакал звонок, орали телефоны… Я напоминала себе ополоумевшую белку в колесе, так меня закрутило – звонки, запись, клиенты, касса… Когда около пяти вечера появился Аристарх, я устала так, что даже мое сердце не прыгнуло привычно в какое-нибудь неподходящее место, а осталось на старом. Ну, почти.
– Здравствуйте, Сашенька!
– Здравствуйте, Аристарх, вас уже ждут.
– Да, да, иду. Кстати, Саша, вы в воскресенье были просто неотразимы! Моему приятелю Боре вы очень понравились. Ему вообще очень нравятся девушки-модели!
– Спасибо, с Борей все ясно. А вам, Аристарх, девушки-модели нравятся?
– Хороший вопрос. В целом я их боюсь. Но вы… – Тут Аристарх сделал эффектную паузу. – Вы мне понравились.
И удалился в свою астрологическую каморку, загадочно улыбаясь, как Чеширский кот. Ироничный, неотразимый и недоступный. Боится он! Как же! Тьфу ты пропасть, как же обидно! Похвалил вроде, будто плюнул! Стервец! Спасительное кваканье звонка помогло отвлечься. Я пошла открывать очередной посетительнице. На пороге стояла невысокая спутница белоглазого журналиста, та самая женщина неопределенного возраста, которую я видела в «Олимпии» с Глебом Титовым. Глафира ее еще окрестила Шерханом. Девочка-бабушка. Ну, сегодня просто день сюрпризов. Сыплются и сыплются, как конфетти из дырявой хлопушки. «Черт, ей-то что здесь надо? – В голове замелькали подозрения. – Неужели мужика привораживать? Интересно, кого? А если Глеба? Тогда Глашка пропала! К кому она? Если к Астапчук, тогда точно кого-то привораживать. У нее сегодня запись только на привороты». Женщина меня явно не узнала, скользнула равнодушно-недобрым взглядом и проследовала прямиком к Татьяне. Да, самая красивая ведьма сегодня не работает, а просто пашет, как трактор «Кировец». Не иначе как уходящая весна играет. И всем срочно понадобилась взаимная любовь. Я решила, что мне непременно нужно разведать, зачем приходила дама. Вернее, за кем. В семь, когда последний клиент Татьяны Ивановны покинул заведение, звонки немного поутихли, я пошла на кухню и, что называется, «прогнулась», заварив по всем правилам превосходный зеленый чай. Наполнила любимую чашку очаровательной колдуньи ароматным напитком, положила рядом тонкий ломтик лимона и понесла в кабинет. Человек я наблюдательный, заметила, что Татьяна Ивановна на обед ела только очищенный грейпфрут без сахара. Значит, на диете. Худеет к лету. А худеть нынче модно с зеленым чаем. Я сразу решила – постараюсь растопить сердце Татьяны безупречной работой, тем более что Александра Петровна меня предупредила: ссориться с ней небезопасно, и просила ее намеренно не злить. Я и не злила. Даже наоборот, изучила ее вкусы и привычки, научилась не реагировать на смену настроений. Постепенно чародейка привыкла ко мне и перестала смотреть волком. Даже иногда вежливо благодарила меня за чай или кофе. Не часто, надо заметить, но все-таки! Зеленому чаю с лимоном она обрадовалась. К концу рабочего дня Татьяна выглядела очень усталой. Я приступила к разведке. Зайти решила издалека.
– Татьяна Ивановна, я могу вас попросить?
– Смотря о чем.
– Не выдавайте мою Лену!
– Елену Аркадьевну? Глупость какая! Да, помилуйте, кому я могу ее выдать? Я в Государственной думе не заседаю! И в мэрию не хожу. Не стоит беспокоиться.
– Я хотела вас еще спросить, можно?
– Спрашивайте.
– Татьяна Ивановна, вот скажите, а приворот помогает?
– Конечно! Отношения иногда только на нем и держатся. А зачем вам? Хотите приворожить кого-нибудь?
– Нет, что вы. У меня есть подруга, а у нее неудачный роман…
– Сколько ей лет?
– Двадцать пять.
– В этом возрасте о приворотах и думать нечего! Двадцать пять! Пусть найдет себе другого мужика! Я ей лучше отворот сделаю! Мигом забудет!
«А это мысль, – подумала я. – Глашке это может подойти. Сколько ж, бедолаге, мучиться! На ней же лица не было в воскресенье».
– Я поговорю с ней. Если согласится, запишу к вам. Не возражаете?
– Нет, конечно. Буду рада, если ваша подруга адекватна. Вот только что у меня была женщина, видели? Моложавая такая?
– Да, видела.
– Ну и как вы думаете, сколько ей лет?
– Сорок пять где-то. Ошибаюсь?
– Еще как! Около шестидесяти! Зачем приходила, знаете?
– За приворотом. Если верить записи…
Правильно. А знаете, кого она привораживала? Нет, и не мужа, она вдова, а тридцатитрехлетнего красавца с телевидения! Она с ним работает! Режиссером. И не первый раз приходит!
– И что, помогает?
– А как же! Я здесь не крестиком вышиваю. Мужик бегает от нее по другим бабам, но возвращается, как бумеранг. Сам не понимает, почему. Вот сейчас делала приворот к ней и остуду к какой-то Глафире, молодой девице, вашей ровеснице! Я ее, конечно, понимаю, некоторых женщин с возрастом все больше тянет на молоденьких. Да и не только женщин… Но ему-то каково! Ни жениться, ни подругу постоянную завести. Всю жизнь ему ломает! Она, кстати, должна была заплатить двойную цену. За приворот и отворот. Заплатила?
– Да, Татьяна Ивановна, все в порядке. Я еще удивилась, почему так много. Я сейчас принесу вам распечатку за этот день.
– Не нужно.
– А еще можно спросить?
– Ну?
– Если она вам так неприятна, зачем вы ее принимаете?
– Есть такое правило: просящему не откажи. И потом, знаете, Саша, я перед любой работой прошу разрешения у Высших Сил. Поднимаю руки и спрашиваю. Идет тепло, значит, можно, холод – нельзя. Позволяют – работаю, нет – отказываюсь. С этой дамой мне работать разрешают. Значит, у журналиста карма такая. Предал в чем-то себя, вот его к ней и привязывают. В порядке поучения или наказания. Это не навсегда, отбудет свое, поймет за что – освободят. Ну что, вопросы кончились? А то я устала.
Прекрасная Татьяна допила чай и протянула мне чашку. Так, понятно, аудиенция закончена. Я аккуратно прикрыла за собой дверь. Из кабинета Астапчук заструилась медитативная музыка. Ведьма релаксировала после трудного дня. А мне в голову лезли тревожные мысли о Глафире. Может быть, ее белоглазый Глеб не такой уж засранец? Может быть, он вовсе и не виноват в том, что мучает Глашку? Может, это отворот так действует? Надо бы поговорить с мадам.
Когда за последним клиентом закрылась дверь, я подсчитала дневную выручку, напечатала отчет и пошла «сдаваться» Александре Петровне Видя, что Кассандра пребывает в хорошем расположении духа, я решилась подкатиться с вопросами.
– Александра Петровна, вы можете меня просветить кое в чем, если не очень заняты?
– Да, Сашенька, в чем дело?
– Но это не относится непосредственно к работе, так… любопытство.
– Ну давайте, любопытствуйте же, наконец, мне ведь тоже интересно.
– Скажите, Александра Петровна, а что такое приворот? Как он действует?
– Вам нужно мое мнение или общепринятое?
– Ваше.
– Ну тогда я вас удивлю. Мое мнение таково: приворот – это такая маленькая порча. Когда приворот удается, он сначала вызывает сильное влечение, а потом и патологическую привязанность к объекту приворота. Привороты бывают «черные», когда маг взывает к темным силам или разрушительным эмоциям, например страху смерти. И «белые», где он обращается к светлым силам. Но цель одна – подавить естественные стремления человека и навязать свои. На бытовом уровне происходит так: человек очень сильно хочет быть рядом с тем, кто приворожил, даже если от этого ему тошно. А тошно, девочка моя, всегда. И от «черного» тошно и от «белого». С той разницей, что от «черного» приворота еще и умереть можно.
– Правда?
– Да, такие случаи были.
– Ужас какой! А как же любовь?
– Какая любовь! Любовь – это дар Божий! Это урок, награда или наказание и никакого отношения к привороту не имеет. Она сама приходит и уходит, когда Богу угодно.
– Так получается, приворот – это…
Зло? В известном смысле – да. Более того, по-настоящему любящему человеку даже в голову не придет привораживать любимого. Все равно что изнасиловать. До такого может додуматься только тот, кто свое эго ставит превыше всего.
– Зачем же тогда салон оказывает такие услуги?
– Ну… Приворот – это соблазн. Искушение получить силой то, что не дано. Испытание. Одному суждено пройти через соблазн, другому противостоять ему. Каждому свое. Вы знаете, что я привороты не делаю? А кто у нас делает, вы заметили?
– Виктор Инеев и Татьяна Астапчук.
– Именно. А почему именно они их делают? Не задумывались? Потому что любят деньги? Не только. Деньги-то они любят, безусловно. Просто у каждого мага своя задача. У одного просветить и направить, у другого провести через соблазн, дать ту иллюзию, которую клиент просит. У белых магов одна задача, у черных другая. И те и другие нужны.
– Значит, они черные?
– Не совсем. Не белые точно, но и не черные. Серые. Порчу на заказ делать не станут, ни за какие деньги. А приворот могут. Причем платят за это оба. У обоих, по большому счету, не складывается личная жизнь, притом что Витя меняет женщин как перчатки, а Таня уже пятый раз замужем. Я думаю, не в последний. Они оба не понимают, что такое любовь, где-то на самом высоком уровне не понимают. Они принимают за любовь влюбленность, желание. То, что надо немедленно удовлетворить. А приворот дает такую возможность. Поэтому-то у них нет внутреннего запрета на так называемую любовную магию. Но не стоит пугаться, приворот – явление временное. И не на всех действует.. Привораживать мужчин зодиакальных знаков Водолей и Скорпион совершенно бесполезно. Первый неуловим и свободен, его невозможно связать узами желаний, а второй так сильно поглощает энергию, что и приворот «скушает», не заметит. О брате беспокоитесь, Саша?
Поистине от Александры Петровны ничего невозможно скрыть. Думаю, что дело тут не только в телепатии. В маленьком коллективе для информации преград нет.
– Да, и о брате, вы меня успокоили, он Водолей, 30 января.
– Вот видите – Водолей! Скорее всего, ваш милый братец просто немного дурачит свою жену, чтобы держать ее на поводке. А если захочет уйти, поверьте, ничто его не удержит.
– А отворот? Что такое отворот? И что он делает?
– Отворот? Естественно, обратное привороту. Отталкивает людей друг от друга. Создает такие ситуации, когда люди ведут себя не лучшим образом. Когда действует отворот, партнеры проявляют темные стороны своей натуры. Или возникает так называемый парадокс страсти. Понимаете, о чем я говорю? Объясняю: тот, кто любит меньше, отступает, а тот, кто больше, преследует своей любовью. Наваливается, давит. Отношения гаснут. Но подобный процесс может развиваться только у тех, кем руководит не любовь, а привязанность. По-настоящему любящим людям отворот не страшен. Наоборот, опасно вставать между любящими. По рукам надают. Умные и не берутся. А что, в чем дело?
Я рассказала ей про Глашу, белоглазого журналиста и женщину неопределенного возраста. Александра Петровна задумалась.
– Знаете, Саша, Танечка человек далеко не глупый, и если она взялась, значит, серьезной любви между вашей подругой и ее молодым человеком нет. Танюша себе во вред ничего делать не станет. Попадала в переплет, и теперь за версту чувствует, во что можно встревать, а во что нет. По крайней мере, в том, что касается отношений между мужчиной и женщиной. Сашенька, тут есть какая-то кармическая «заморочка», как мы говорим. Вашей подруге не зря попался такой мужчина. Захочет ваша Глафира разобраться, может ко мне прийти, нет – пусть книжку умную почитает. Могу подсказать какую. А еще можно, если этот человек ей так дорог, обойти семь церквей в один день и заказать ему семь сорокоустов о здравии, поставить свечу каждой церкви, помолиться. Приворот с отворотом как водой смоет. Танечка, конечно, сильный маг, но молитва любящей женщины творит чудеса. Если она действительно любит. Скажите ей при случае. А вообще, Саша, запомните одну вещь, я не говорю: «следуйте этому», просто запомните: не стоит никому давать бесплатные советы. Тем более подругам. Поверьте мне, деточка, я живу на свете немного дольше, чем вы. Я ответила на ваши вопросы, Сашенька?
– Да, спасибо.
– Тогда до завтра, хорошо?
– Хорошо, Александра Петровна. До свидания.
И я пошла домой, размышляя, что мне делать с теми сюрпризами, которые преподнес мне этот сумасшедший день. Звонить или не звонить Глафире? Рассказывать или не рассказывать о том, что я сегодня узнала? Сегодня я впервые задумалась о том, для чего большинству людей нужна магия. Ну, может быть, не большинству, а тем, кто приходит в салон мадам Кассандры. Я не слишком давно работаю в этом заведении, но уже можно сделать какие-то выводы. Все эти дни я приглядывалась, слушала разговоры и с удивлением поняла, что магия нужна людям всего лишь для того, чтобы обслуживать свои эгоистические интересы. Мужчину вернуть и привязать, чтобы всегда был рядом. А еще лучше – приполз, а потом послать! И подальше! Или соперницу извести – незачем дорогу загораживать! Заветное желание клиенток. Понятно, наше женское самолюбие – страшная штука, а уж если на него ненароком наступить! А наступают постоянно, просто ходят в кованых сапогах! Как меня сегодня задел Аристарх! Я сама была готова разорвать его на «тысячу маленьких астрологов». Все мы женщины этим грешим. Но стоит ли себе потакать? Правильно ли? По-моему, нет.
Или вот еще, приходят люди «судьбу подправить», чтобы из «плохой» стала «хорошей». А судьба-то – это характер! Мне еще бабушка говорила. Может, не судьбу надо править, а себя? Так себя трудно, а тут – заставил «изменчивый мир» прогнуться, и порядок. Квартиру очистить от «негатива», чтобы жилось легче. Только что такое негатив? Ссоры, склоки, скандалы? Откуда они в доме? Уж не от дурного ли характера хозяина или хозяйки? Стоит задуматься.
А «порчу» снять? Для чего? Чтобы жить счастливо и богато? Естественно! Да, верю, случается такое. Наступишь нашей Татьяне Ивановне Астапчук на ногу в дорогой туфле – и все! Пора бежать «снимать козью морду» с энергетического поля. Но на днях Луша разразилась речью, дескать, порчу к себе привлекает тот, у кого у самого избыток агрессии. Она любит порассуждать на эту тему. Что чем добрее человек, тем сильнее он защищен своей любовью. Выходит, если светлая душа Танечке ножку отдавит, ничего ей за это не будет? Извинится и пойдет себе дальше? Так получается? Значит, Лукерья права, если изжить в себе зло, оно к тебе и не пристанет. И можно самому справиться? Удержать мужчину? А стоит ли удерживать? А вдруг на свете еще есть мужчины, за которых не надо хвататься? Да я точно знаю, что есть. Есть, есть! Еще и такие бывают – метлой не прогонишь, даже если будешь летать на ней у них над головой. Может, среди таких поискать? А вообще, если задуматься, зачем колдовать над отношениями? С любым человеком, особенно с тем, с кем живешь, их всегда можно продолжать, если сумеешь быть интересной. А всякие обряды «обретения харизмы», заговоры «на удачу» – вот это уж точно от лени и потребительства. Да и работают ли они? На себе проверять, пожалуй, не стану. Но что-то мне подсказывает – все это сродни психотерапии. Или театру. Не о нем ли вещала Александра Петровна при первой встрече? Я знаю, есть множество всяческих тренингов, техник, способов развития скрытых качеств, в том числе и харизмы. Может, это и сложно, но тогда получится твоя харизма, твоя удача, твоя любовь. То, что делаешь сам, а не иллюзия, купленная у мага. Мелания меня однажды затащила на интересный семинар. О том, как наши мысли создают реальность вокруг нас. Он назывался «Метод обретения внутренней силы». Так вот, из него я вынесла – все, что внутри человека, мысли, страхи, комплексы, и формирует его жизненное пространство. Проще говоря: «Внешнее равно внутреннему, подобное притягивает подобное». Это очень старая теория, ее приписывают Гермесу Трисмегисту, в переводе с античного – трижды великому. Есть такой полумифический персонаж в истории Древнего мира. Я с этой теорией согласна полностью. Все в твоей власти – измени внутреннее, внешнее изменится само. Поэтому мне и кажется, кто ищет помощи у магии, просто не желает расти и развиваться. Они только и мечтают, чтобы их проблемы решили другие люди. Обслужили. Магия стала сферой обслуживания. И ищут у нее исполнения желаний манипуляторы и серые кардиналы. Может быть, мне слишком легко судить? Недурна собой, здорова, обеспечена жильем и работой. Ну и что? Разве это может защитить меня от печалей и разочарований? Их у меня предостаточно. Несмотря на возраст и внешность. Да и как без них! Допустим, мне всегда помогала моя мудрая бабушка. И еще пример матери, которая без всяких приворотов сохранила близость с тем, кого любит. Хотя пример матери меня как раз и не вдохновляет, я пока не любила никого так, как она любит отца. С такими мыслями я подъехала к дому, но, выйдя из маршрутки, решила пойти не к себе, а к родителям. Они живут через дом от меня. По дороге зашла в магазин и купила маленький ореховый тортик. Матушка, конечно, поворчит: «Тортик! В девять вечера! Ты с ума сошла!» – но наверняка откушает. А батюшка обрадуется, он сластена. Мои родители удивительные люди. Чрезвычайно обаятельные эгоисты. Такими они были всегда. Папа, некогда знойный брюнет, а теперь седовласый красавец с яркими карими глазами. (У меня такие же глаза, все говорят – папины.) Вот уже много лет мой дорогой папочка – мечта многих студенток и аспиранток. Блестящий преподаватель, остроумный, тонкий, автор монографий по истории Средних веков. Знает несколько языков, ведет студенческое научное общество, в котором не только восторженные девушки. Вечная и непреходящая любовь моей мамы. Предмет ее восхищения и ревности. Даже ко мне, дочери, которую папа сильно, но снисходительно любит. Если такое отношение можно себе вообразить. Но папа по природе своей вообще человек снисходительный. Студенты этим вовсю пользуются. Мама гораздо строже, «хвостатые» учащиеся боятся ее как огня. Она у меня красавица, в стиле Лиз Тейлор восьмидесятых годов, только сероглазая и с мягкими, славянскими линиями лица. Тоже преподаватель. Русской словесности. Специалист по поэзии серебряного века. Любит Цветаеву. Трепетная, как лань из королевского леса, где разбойничал Робин Гуд. Наверняка стала бы женой декабриста, если бы родилась в девятнадцатом веке. Только такая женщина и могла удержать моего отца рядом столько лет.
Однажды, когда мы с папой на даче гуляли вдоль Оредежа в один теплый августовский вечер, он рассказал мне о том периоде, когда они были не вместе. Когда он уходил. Он быстро понял, что ему нужна только мама. Самый мучительный и прекрасный момент был, по мнению папы тогда, когда они в студенческой столовой встретились взглядами. И папа увидел, как мама на него смотрит. Что у нее в глазах. Такой бесконечной, такой растворяющей любви он не встречал больше ни у одной женщины. Это решило все. В этот же вечер отец вернулся с вещами. Навсегда. Теперь он любит цитировать Тургенева, особенно отрывок из «Первой любви»: «…бойся женской любви, этого счастья, этой отравы…» Очень романтично! Маму эта цитата ужасно злит. Я посмотрела на окна родительской квартиры. Свет горит, значит, хоть один из них дома. Дверь открыла матушка. Ого! При параде! Элегантное светло-серое платье, прическа как на премьеру в Мариинку, волосы нового, очень модного нынче пепельного цвета, он подчеркивает ее молодое (массаж, пилинг и многое другое, в глубокой тайне от батюшки) лицо, тонко продуманный макияж. В ушах серебряные серьги дедушкиной работы. Значит, дома кто-то есть помимо родителей.
– Привет, Сашенька! А почему в салоне «Сулла», – мама произнесла это название с отвращением, – говорят, что ты у них больше не работаешь? Тебя уволили? Тогда где ты пропадаешь целыми днями? Я уже хотела к тебе завтра идти выяснять!
– Мам, я просто перешла работать в другое место, платят столько же, а сложностей меньше. Кстати, зашла рассказать.
– Саша! Если бы ты уделяла больше времени учебе, то с твоей головой могла бы окончить магистратуру, защититься, заниматься наукой. Или хотя бы сочинительством.
– Мамочка, ну, оставь эту тему, пожалуйста! Какой из меня ученый! А уж тем более писательница! Из меня и учителя-то не получилось. Я транжира, тусовщица и вообще несерьезный человек. Мне нужно было институт культуры заканчивать. По специальности «организация массовых мероприятий». Или лучше культ-просветучилище. Но такие, на мое горе, перевелись. Кстати, а где папа? У меня к нему вопросы как к специалисту.
– Папа дома, у него аспирантка. Скоро освободится.
Так вот по какому поводу парад! Платье, серьги. Ну конечно! У папочки «девушка» в гостях! А мама всячески делает вид, что не ревнует! Она всего лишь считает своим долгом продемонстрировать – она еще «о-го-го!». Тактично, но твердо. И так чтобы папуля мог увидеть – неувядающая красота его жены в сочетании с интеллектом, воспитанностью и тактом на много голов превосходит молодость и свежесть. Все понятно. Причем, скорей всего, батюшка и мыслей греховных относительно аспирантки не имеет.
Мы сели на кухне, мама заварила чай, разрезала торт. Полюбовались на творение кондитера, но есть не стали, решили подождать папу. Я рассказала матери, где сейчас работаю, и дала рабочий телефон. На трубку матушка звонит редко. Экономит деньги. Моя новая «служба» привела ее в ужас, но, надо отдать должное, реакция оказалась намного менее бурной, чем когда я устроилась в «Суллу». Тогда она была просто уверена, что я работаю в «доме терпимости». Еле разубедила. Хлопнула дверь папиного кабинета. Мама побежала провожать аспирантку. В кухню зашел отец. Мы расцеловались. Я перерассказала ему мои новости, уведомила, где сейчас работаю и как туда попала. Отец долго смеялся. Потом спросил:
– Тебе нравится? В любом случае это лучше, чем раньше!
– Честно говоря, не уверена, еще не поняла. Но интересно, как опыт. Кстати, я хотела тебя спросить про произношение слова «Таро» и историю этих карт.
– А что тебя смущает? В произношении?
– Ударение. На какой слог? Я была уверена, что на последний, но мне сегодня целый день морочили голову, что на первый.
– Конечно на последний. Это французское слово, а пришло из итальянского. Таро. А у тебя разве не сохранились книги, которые бабушка тебе привозила из Парижа?
– Сохранились, конечно, но там только значения карт. Об истории почти ничего нет.
– Хорошо, Саша, я дам тебе одну неплохую книжку, там есть правдоподобная версия возникновения именно гадальной карточной колоды. Сейчас принесу. А если хочешь, я сделаю тебе подборку по истории магии? Только не сейчас, а где-нибудь к среде? Хочешь?
– Конечно хочу.
И отец ушел за книгой.
Когда мы с Владиком выпорхнули из родительского гнезда, книги заняли наше место в бывшей детской. Пространство поделили по-братски. Папины заняли большее место, мамины меньшее. Мои родители оба работают в одном вузе, только на разных факультетах. Удивительно, но вся история их любви протекала в стенах различных учебных заведений. Началось все в университете. Когда-то мама, самая красивая девушка факультета русского языка и литературы, познакомилась с отцом, студентом истфака. Потом они одновременно поступили в аспирантуру. Маменька всегда стремилась быть с отцом на одном уровне, при этом ни в чем не опережая любимого мужчину. Почти ноздря в ноздрю, только чуть-чуть сзади. В принципе идеальная женщина.
Наконец мы все собрались на кухне, съели калорийное чудо из орехов и сливок, под стенания маменьки по поводу безнадежно испорченной фигуры, поболтали, посмеялись. Я рассказала несколько смешных случаев и наблюдений с новой работы, отец посмешил байками про студентов. Расстались за полночь, папа проводил меня до подъезда. У меня хорошие родители, просто они замкнуты друг на друга. Настолько, что частенько забывают про нас с Владом. Но мы уже давно самостоятельные люди. Бабушка научила нас любить их такими, какие есть. Что мы и делаем.

МАГИ И ЧАРОДЕИ. ЗНАКОМСТВО ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Неделя продолжалась без неожиданностей. Никто из моих знакомых больше не заглянул на огонек в салон мадам Кассандры. Поговорить ни с Меланией, ни с Катькой я так и не собралась. А уж позвонить Глаше и напрямую сказать, что видела «бабушку» ее журналиста в нашем салоне, и вовсе не решилась. Книги по истории магии взяла у отца, как собиралась, в среду вечером, и теперь на сон грядущий их почитывала. Я начала с самых истоков. История Древнего мира, первый курс. Кстати, изучая предсказания и пророчества, я поняла – гадали практически на всем. На яйце, на камушках, на бобах, на внутренностях животных и даже на помете птиц. Где-то я читала, кажется в какой-то бульварной газете, что есть девушка, которая гадает на выдернутых из лобка волосках. Ума не приложу, кто ходит к ней узнавать будущее таким образом! Хотя, может, и ходят, чудаков много. Прочитанное навело меня на мысль, что ясновидение ищет себе «посредника», знаковую систему, через которую может проявиться. Вообще в гадания я верю. Бабушка гадала просто изумительно. Я тоже неплохо, если подругам. Себе иногда подвираю, в зависимости от настроения. Может, Глафиру заманить к себе под видом гадания на Таро и все рассказать? Мысль о Глашке не давала покоя, хотя мудрая Александра Петровна советовала не лезть в чужие дела.
Работа в салоне шла своим чередом Наконец, появилась диспетчер и в моих руках стало на одну телефонную трубку меньше. Вечером в четверг ко мне подошел колдун Виктор Инеев.
– Сашенька! Можно я буду вас так называть? Вам идет это имя!
– Да, пожалуйста, только я тогда буду звать вас Витюша. Пойдет?
– Конечно, Сашенька. Нет проблем! А что вы делаете завтра вечером после работы?
– Я, Витюша, собиралась в парикмахерскую.
– А после?
– После? Пожалуй, ничего делать не собиралась. Что вы хотите мне предложить?
– Хотел пригласить вас пойти куда-нибудь поужинать. По вашему выбору. Какой ночной клуб вы предпочитаете? Хотите в казино? В «Олимпию», например?
– Нет, в «Олимпию» не хочу. Есть милое местечко на Лесном проспекте, с восточной кухней и восточными танцами. Знаете?
– Знаю.
– Тогда я приглашаю вас туда. Давайте я заберу вас прямо от вашего мастера, и мы проведем вместе дивный вечер.
– Ну, будет ли он дивным – обещать не могу. Это зависит от многих факторов. От вас, от погоды, от моего настроения. Должна предупредить, что я капризна и непредсказуема, ужин в ресторане меня ни к чему не обязывает. Как и многое другое. Так что, приглашая меня, вы рискуете. Не боитесь?
Последнее было сказано с нагловатой улыбочкой прямо в голубые глазки Виктора Инеева. Я частенько применяю этот прием, который про себя называю «полная правда». Я действительно капризна, непредсказуема, и меня мало что к чему-то обязывает. Уж во всяком случае, не ужин в ресторане. Если после того, что я выложила о себе, мужчина дает задний ход, то.. До свидания, дорогой! Пара щекотливых ситуаций научила меня быть осторожной. Опыт общения с противоположным полом помог выработать свою стратегию в извечной «борьбе полов». Примитивную, если разобраться, но действенную. Виктор Инеев не стушевался.
– Что вы, Сашенька, какие обязательства! Просто повеселимся. Даже погоду на завтра могу гарантировать хорошую.
– Наколдуете?
– Слышал прогноз.
– Жаль, думала, специально для меня разгоните тучи.
– Обязательно разгоню, как только они появятся.
– Ловлю на слове! Я люблю солнце.
– Ну так где и когда?
– В девять, на Литейном, у салона красоты «Дива».
Я назвала адрес. Витюша записал.
– Значит, договорились. Жду вас у входа, если что, зайду в салон и буду искать там самую красивую шатенку.
– Ну, во-первых, я брюнетка. А во-вторых, Витя, знаете, сколько красоток набежит? Всех не прокормить! И по праву будут считать себя самыми красивыми! Ищите лучше просто Сашу Калганову. Я хожу стричься к Лиле Смирновой.
– Знакомое имя. Где-то слышал. Потом посмотрел на меня с сомнением.
– А не обманете?
– Ничего обещать не могу, но попробую…
– Саша, вы просто чертовка!
– Вот видите! Как раз из тех сущностей, с которыми дружат колдуны. Уверена, вы уже имели дело с такими, как я.
– Ну что вы, разве вторая такая найдется! Может, вы моя судьба? Давайте проверим? Завтра.
– Обязательно.
– Отлично, до свидания, Сашенька.
И Инеев, манерно поцеловав мне руку на прощание, удалился. Александра Петровна заглянула в приемную, ничего не сказала, только улыбнулась одними уголками губ, как Джоконда. Надо будет рассказать ей все самой, не люблю домыслы. Тем более Виктор Инеев всего лишь способ зализать раны, которые нанес мне коварный ироничный Аристарх. Однако то ли Венера стояла в особенном положении, то ли я не так безнадежно глупо выглядела в глазах «мужчины моей мечты» (сокращенно МММ), но сегодня и он не обошел меня своим вниманием. Салон почти опустел, уже Лукиана с Татьяной Астапчук ушли домой вместе, мирно беседуя. Вчера, например, они совместными усилиями гоняли какую-то «лярву» с Таниной клиентки. Астапчук одной было никак не справиться. Позвала Лукерью. Меня загнали на кухню, дали в руки горящую свечку и велели сидеть тихо. Сегодня ведьмы целый день в перерывах между клиентами обсуждали подробности этой битвы в непонятных терминах. В раскрытое окно приемной я слышала, как заурчал мотор Витиной «тойоты». К Александре Петровне пришел посетитель, большой солидный мужчина в дорогом костюме, с кустом белых роз в руках. С ним Кассандра расцеловалась, а он назвал ее Сашенька. Александра Петровна велела подать чай из ее «заветных» запасов и более не беспокоить. Что я и сделала. Засиделся Аристарх, к нему сегодня был наплыв, записались четверо, а пришли шестеро. Последнего клиента он только что проводил до двери и вернулся в кабинет. Пора нести гонорар, у меня давно все подсчитано. Я постучала:
– Аристарх, я принесла вам деньги за сегодняшний прием и распечатку. Можно войти?
– Да, конечно, входите, вам можно в любое время и совершенно бесплатно. Присядьте, Саша, поболтаем немного.
Аристарх встал из-за компьютера и учтиво придвинул мне стул.
– Бесплатно это как? Деньги можно не отдавать?
– Конечно, оставьте себе, как премию за красоту и находчивость.
– Нет, спасибо, забирайте ваш гонорар. Мне нравятся другие подарки.
– А что вы любите, Саша?
– Ну как вы думаете, что может любить девушка в наше время? Цветы, конфеты, бриллианты, лимузины, загородные особняки. У вас есть что-нибудь из этого списка?
– Ну, на цветы и конфеты я вполне способен.
Тогда – шоколад «Особый» фабрики Крупской, а из цветов, пожалуй, ирисы, лилии со слабым запахом, гиацинты. А можно полевые ромашки, купальницу, ландыши.
– У вас прихотливый вкус, Саша. Вам сложно угодить.
– Нет, просто вкус у меня очень личный. И угодить мне легко. Любому человеку легко угодить, достаточно только присмотреться внимательнее. Или спросить.
– Вот я и решил спросить. Присматриваться не получается. На вас сложно долго смотреть.
– Что, утомляет?
– Мне всегда казалось, что откровенно рассматривать красивую женщину неприлично. А вы непозволительно красивы. Вам никто этого не говорил?
– Наверное, говорили. Может быть, даже слишком часто. Я перестала обращать на это внимание.
– Саша, а вам кто-нибудь делал гороскоп?
– Нет, никогда.
– А хотите?
– Конечно! – В моей груди опять застучали эти чертовы барабаны. – Тем более вы! У вас такие интересные книги! Сколько мне будет это стоить, как работнику фирмы?
– Вообще-то я хотел сделать подарок!
– И уже передумали?
– Нет, конечно. Садитесь рядом со мной, я покажу вам мой сайт. Похвастаюсь. У меня классный дизайн, приятель придумал. Заодно запишу ваши данные, я дома все проанализирую и сделаю вам подробный гороскоп. В субботу вечером после приема отдам. Не боитесь? Раскрою все ваши тайны.
– Боюсь. Но надеюсь, что ничего особо отвратительного вы во мне не найдете. Ну а найдете – будем «работать».
– Все-таки вы типичный сатурнианец, «будем работать»! Так и слышится «будем бороться». Кстати, у вас Удивительные духи! Только не говорите какие, не разрушайте очарование тайны.
– О! Вы сегодня настроены на романтический лад? А где же вечная ирония?
– Забыл дома, на полке в шкафу. Я сегодня как флейта, пою нежную мелодию то ли любви, то ли печали…
– Транзит Венеры по пятому дому?
– Что-то в этом роде. А вы подкованы. Кого вы читали? Глобу?
– Нет, просто смотрю одну популярную астрологическую программу на шестом канале. После полуночи.
– А! Так это я для них пишу астрологические прогнозы.
– И цитируете самого себя?
– Бывает. А что вы сегодня такая колючая, Саша?
А и вправду, что я такая колючая? Наверное, оттого, что вот сейчас, когда я сижу рядом с Аристархом, мое плечо касается его плеча, моя голая коленка почти рядом с его, еще немного и начнет захватывать дух от тонкого запаха его одеколона, я стану лихорадочно сглатывать, чтобы сдержать волнение. Будешь тут колючей – нормальная защитная реакция. Волны и токи проходили между мной и Аристархом, даже воздух, казалось, начал электризоваться. «Пора удирать», – пропел в голове мой внутренний голос, подражая персонажу из мультфильма про Масяню.
– Мне надо сдавать выручку и отчет. Александра Петровна ждет.
– Чудесно, значит, и вы скоро освободитесь. Можно я вас отвезу домой? Вы где живете?
– Я? В Купчине, на Турку.
– Тем более но пути. Спускайтесь, я вас подожду в машине. Темно-синий «форд», знаете?
– Да, видела.
– Тогда я буду внизу. А давай-ка на «ты», без всяких брудершафтов?
– Давай. Только как тогда тебя называть? Арик? Как-то смешно.
Аристарх задумался.
– Оставим «ты» и полное имя. Пока. А потом что-нибудь придумаем.
Меня не надо было долго уговаривать. Я полетела к компьютеру, быстренько сделала распечатку визитов, посчитала деньги и побежала в кабинет к всевидящей мадам. Загадочный посетитель уже ушел, белые розы в синем пластмассовом ведре благоухали на весь сиреневый кабинет. Александра Петровна сидела за столом и ехидно улыбалась.
– Что, Сашенька, вижу, наши мальчики наконец-то осмелились проявить свой интерес и начали ухаживать за вами всерьез?
– Ну, не думаю, что всерьез.
– Всерьез, всерьез. Что касается Витюши, у него всегда всерьез и всегда ненадолго, а вот Аристарх мало кого одаривает своим вниманием. И кого вы выбрали?
Как бы ни была мила Александра Петровна, мне не хотелось раскрывать душу. Я слукавила:
– А что вы посоветуете, Александра Петровна? Я теряюсь.
– А черт его знает, Сашуля! Конечно, Аристарх – это здорово, но он ох как непрост. С ним и помучаться можно! Не знаю. Витюша, по словам нашего предыдущего администратора, потрясающий любовник, но скучноват. Ума не приложу, о чем с ним может разговаривать такая, как вы. Ему нужна девушка попроще.
Я посмотрела на мадам, не понимая, шутит она или нет. К чему такие речи? Это что, испытание такое? Александра Петровна, как всегда, легко меня прочитала:
– Не мучайтесь, не шучу и не проверяю. Эх, будь я помоложе, я бы непременно стала пудрить мозги обоим! Кстати, вот вам еще, на всякий случай, защитка от Витюши. Он любит на женщинах различные энергетические техники отрабатывать, особенно ниже пояса. Вас он тоже непременно попробует «раскрутить».
С этими словами Александра Петровна встала, открыла уже хорошо знакомую мне шкатулку на ножках и достала «охранный пояс», какие продаются в церкви.
– Наденьте, деточка, пояс, под одежду, чтобы было незаметно, он защитит от Витиных манипуляций. И талисман не забывайте. По крайней мере, будете уверены, что если вы захотели с ним переспать, то по собственной воле.
– Спасибо, Александра Петровна, вы просто добрый ангел.
– Нет, Саша, я старая ведьма и кое-что понимаю в жизни. Веселитесь, но не забывайте предохраняться.
– А я думала, что вы недовольны тем, что я кокетничаю на работе.
– Помилуйте, Саша, я что, слепая, не видела, кого беру? И не знаю наших мальчиков? Особенно Витю? Кстати, предполагаю, Витя вас мало интересует. Зацепили бархатные глазки астролога? Наш Аристарх та еще птичка! Вы решили не отталкивать Витю, использовать его как противовес. Я права?
– Правы, как всегда.
– То-то! Слушайте меня! Пока все правильно делаете, Сашенька. Витя очень может пригодиться. Аристарх большой мастер вскружить голову, если ему этого хочется. А ему хочется, вы, Саша, кажется, его чем-то зацепили.
– Думаете, зацепила? А что говорила о нем предыдущий администратор?
– Ничего! Не удостоил вниманием. Гороскоп вам он уже делал?
– Нет, только собирается.
– Значит, павлиньи перья только впереди. Держитесь, Саша, не сдавайтесь сразу! Бегите, он вас заждался. Отчет и кассу оставьте, сама проверю. Надеюсь, как всегда без ошибок.
– Старалась.
– Молодец, старайтесь дальше. Пока, Сашенька, удачи.
– До свидания, Александра Петровна! Да пребудет с вами Великая Сила!
Мадам засмеялась и помахала мне рукой. Я схватила сумочку и побежала к ждавшей меня машине. Когда я подошла, Аристарх проявил признаки хорошего воспитания, столь редкого в наше время: вышел из машины и открыл мне дверцу, приглашая сесть. Что ни говори, а хорошие манеры производят впечатление! Сразу начинаешь чувствовать себя королевой. Чертовски приятно! Астролог вел уверенно. Хороший признак. Если мужчина за рулем спокоен, значит, он и в жизни терпимый человек. Во всяком случае, старается казаться таковым. Мы ехали, болтали об астрологии, Аристарх неожиданно вспомнил показ:
– Да, Саша, там, в «Олимпии», ты меня сразила наповал.
– Мне показалось, скорее испугала.
– Сначала испугала, потом сразила. Жаль, что ты ушла.
Я не стала напоминать про настойчивую блондинку, державшую его за рукав. Зачем?
– Меня пригласили в китайский ресторан «Красный дракон».
– Пригласили? Обожатель?
– Подруга. Помните танцовщицу Аишу?
– Конечно помню, разве можно такую забыть.
– Она позвала нас с Катей поужинать. Мы давние подруги. Я даже немного занималась у нее.
– Так, значит, ты еще и танцуешь?
– Плохо. Ходила зимой к Аише на занятия. Но потом поменялся график работы, и перестала успевать. Пришлось бросить.
– Покажешь как-нибудь?
– Ни за что! Я полнейший чайник!
– Со свистком?
Аристарх заразительно расхохотался. Я посмотрела на него с недоумением.
– Вспомнил, как ты меня напугала в коридоре! Подходит такое симпатичное, но совершенно незнакомое чудовище и говорит: «Здравствуйте!»
– Да, смешно. Подъехали к дому.
– Вот я и приехала, высадите меня на углу.
– Зачем же на углу, я подвезу к подъезду. Пусть папа и мама видят, что девушку провожает приличный человек.
– Мои папа и мама живут в соседнем доме и даже не подозревают, кто обычно провожает их дочь.
– А с кем же ты живешь, Саша?
– Раньше жила с бабушкой, а теперь одна.
– Самостоятельный человек?
– Да, совершенно самостоятельный. Спасибо, что подвезли, было приятно и интересно.
– Ну вот, опять на «вы». Надо мне пригласить тебя обсудить гороскоп куда-нибудь в уютное место. Может, тогда ты перестанешь «выкать». Как насчет ирландского пивного бара? В субботу?
– Здорово! А музыка будет? Люблю ирландскую музыку!
– Я знаю одно замечательное местечко – отличная кухня, музыканты с волынками. Там очень колоритная хозяйка. Пивной бар «Дублин» на Некрасова. Была там?
– Нет.
– Вот и отлично. Тогда договоримся так: в субботу не буду заходить в салон, у меня один человек – мой старый знакомый. Встретимся на его территории, так даже удобнее. А с тобой пересечемся в девять вечера на углу Литейного и Некрасова. На той стороне, где восточный ресторан, «Караван», кажется. Представляешь?
Я кивнула, Литейный проспект я знала неплохо.
– А теперь давай обменяемся телефонами, чтобы не потеряться. Саша, какой у тебя номер мобильного? У меня в субботу много дел, я бы хотел предупредить, если вдруг буду опаздывать.
Я продиктовала. Аристарх на всякий случай записал и домашний. Потом красавец астролог все в том же джентльменском стиле вышел из машины, галантно открыл дверцу, и мы попрощались. Просто помахали друг другу рукой и сказали «пока».
Честно говоря, я ожидала чего-то еще. Даже не знаю чего. Но нет. Привез, высадил, попрощался. Хороший мальчик. Или умный ловелас. Скорее всего, и то и другое. Хотя… Не знаю. Совершенно не поддается классификации. Чеширский кот, одним словом.

ДВА УЖИНА И ОДИН ОБЕД

В пятницу было непривычно мало посетителей. Татьяна Астапчук не принимала. Виктор Инеев работал только до двух. Уходя, он загадочно подмигнул:
– Сашенька, не забыли?
Мне стало весело. Я сидела нарядная, в изумрудном платье с ящерицей, сразу видно, что куда-то собралась. Похоже, колдун сомневался в своей неотразимости. Под платьем, помимо белья, на мне были амулет и пояс, под глазами легкие тени. Полночи читала книгу по истории магии! Стало ужасно любопытно, что это за человек такой колдун? Про Александру Петровну немного понятно – незаурядная личность, обладает даром, а остальные? Вот Лукерья, например, целительница Лукиана. Гораздо более сложный человек, чем Виктор или Таня. Татьяна при ближайшем рассмотрении оказалась не такой уж и вредной. Красивая тетка с амбициями. А вот Лукерья… На «Лушу» мы так и не перешли. Лукиана держала меня на расстоянии. «Здравствуйте, Саша», «До свидания, Саша», «Заварите, пожалуйста, чай», «Спасибо» – вот и весь список выражений, употребляемых целительницей в разговорах со мной. Иногда я замечала, что она как-то по-особенному смотрит на меня, но при этом ничего не спрашивает. Лукерья Леонидовна оказалась человеком не очень общительным. Периодически она делилась своими наблюдениями с коллегами по цеху. Это происходило на кухне во время обеда или перерыва на чай. Но в такие беседы было лучше не встревать. Разговоры велись на колдовско-экстрасенсорном сленге, абсолютно мне непонятном. «Знаешь, он меня «объел по второй чакре», или «Ну, девочку быстро раскрутили, и она вылетела в астрал…», или «…она, конечно, мне навесила, я ей сразу отослала…». Что навесила? Что отослала? Или такой перл: «Надо бы ее посадить в банку на пару часов…» или «Поставили мину в ментальном теле – на прошлое, дорогу и перекосило…». Как это? А однажды Лукерья со смехом цитировала какую-то Таисию: «Ты представляешь, она говорит: «Свекровь подарила мне новые трусики и украла мою гинекологию». У нее что, собственное гинекологическое отделение в клинике? И свекровь стала заведующей? Бред какой! Кому нужна ее «гинекология»!» И все дружно засмеялись. А я сидела и недоумевала, как такие речи могут вести психически здоровые люди? Собравшиеся на кухне маги никак не походили на больных. В общем, поддержать компанию я не могла. Эта была тусовка, в которой существовала определенная система отношений и даже иерархия. Ценилось мнение только тех, кто входит в систему. И то не всех, а только избранных. Например, Александры Петровны. Еще мелькали какие-то неизвестные мне имена, но полушепотом. Я была никто. Даже не дилетант, просто администратор. И если я сама не спрашивала, мне ничего не объясняли. Особенно Лукерья. Она трепетно оберегала свое внутреннее пространство. Когда я проанализировала разговоры, то поняла – в этом кругу боятся тех, кто, по их же выражению, «подсаживается на хорошую энергетику», проще говоря, «энергетических вампиров». Точнее, избегают. Есть такая коллективная паранойя у экстрасенсов, они уверены, что их будут «есть». Лукерья не исключение. Она считается в салоне «белой». Это, как я поняла, – заявка на определенное положение в иерархии. Может, она думала, что новый администратор с ходу начнет со страшной силой потреблять ее чистейшую энергию? Однако, присмотревшись, небожительница решила, что девушка не опасна, и пошла на контакт. А может, ей просто стало скучно. Отпустив очередного, посетителя, целительница неожиданно предложила:
– Саша, вы обедали? Я нет. Давайте поедим. Мне одной не вкусно.
– Мне тоже.
– То-то вы ничего не едите! Такая худенькая!
Может, поэтому она думала, что я вампир? Но мне,
честно говоря, не нравится, как здесь готовят, а бегать в кафе некогда.
– Я мало ем. И не все люблю. И совсем я не худенькая, до совершенства далеко. Лукерья Леонидовна, что вам разогреть?
– Оставьте, Саша, я сама. Не надо усердствовать. Просто составьте компанию. Вы и так уже пришлись ко двору, даже Татьяна смотрит на вас милостиво. А она терпеть не может красивых женщин рядом с собой. У нее даже клиентки все страшненькие.
– С удовольствием пообедаю с вами.
Мы прошли на кухню. Лукерья разогрела борщ, а я достала из холодильника салат и кусок жареной рыбы. Ели молча. Потом целительница неожиданно подняла на меня свои круглые, как у совенка, глаза и спросила:
– Саша, а что вы, собственно говоря, молчите? Такая острая на язык. Что, боитесь меня?
– Нет, не боюсь – вы добрая. – Кажется, я произнесла это искренне, и не слишком слукавила, потому что поначалу Лукерья и вправду показалась мне доброй женщиной.
– Глупости, Саша, никакая я не добрая. Просто не злая. Улавливаете разницу?
– Вполне.
– Ну и как вам у нас? Нравится?
– Нравится, но я никак не могу понять, ну, как бы это выразить…
– Чем мы тут занимаемся?
– Нет, скорее, в чем суть помощи, которую оказывает магия. С предсказанием все более или менее ясно.
– Конечно, Александра Петровна небось вас наповал сразила? Она это может!
– Да, она меня удивила. Я не ожидала, что у нее такой сильный дар. Это ведь мало кому дано.
– Ерунда! Ошибаетесь, это дано всем, правда, не в такой степени, как Александре Петровне! У нее не только дар, у нее еще и талант! Все люди предчувствуют и предвидят то, что с ними должно случиться. Просто не могут объяснить словами. Вот томит и мучает что-то, а что – не понять. Вообще, каждый человек узнает о каждом все чуть ли не в первую минуту. Трудно только перевести это первое впечатление в суждение.
– Любовь и ненависть с первого взгляда?
– Ну, Саша, вся любовь и вся ненависть только с первого взгляда. Свыкаешься с этим постепенно. Не задумывались? Если вспомните свое первое впечатление о любом человеке, оно-то в конечном итоге и окажется самым правильным. Будете это развивать, постепенно научитесь читать себя, а потом и других людей. И станете как Александра Петровна.
– А почему вы так не делаете?
– Кто вам сказал, что не делаю?
– Значит, и вы?
– Да, Саша, просто я не слишком артистична, чтобы это нужным образом преподносить. И еще стараюсь не тратить силы на всех подряд, а только на тех, кто мне дорог. Я равнодушна к власти.
– А какое впечатление произвела на вас я?
– Хорошее. Я сомневалась, как вам будет здесь работаться с таким непоседливым характером. Вы ведь страшная непоседа, а, Саша? Теперь вижу, что вполне справляетесь. У вас, кстати, есть способности.
– Ну что вы, никакими способностями я не обладаю. Умею гадать, вот и все.
– Саша, все обладают способностями! Нет таких людей, которые своими эмоциями, своей волей не влияли бы на окружение! Каждая женщина – ведьма. А женщина страстная – ведьма вдвойне. Вы думаете, откуда порчи берутся?
Так, кажется, сейчас Лукерья сядет на любимого конька. Начнет рассуждать о порчах. Любимая тема нашей белой колдуньи.
– Делают какие-нибудь злые маги. За деньги.
– Такое бывает, но это редкость. В основном порчи возникают от ненависти людей друг к другу. Вот поссорились два человека, один забыл, а другой ходит и лелеет свою ненависть годами и все время желает обидчику зла. Вот порча и готова!
– Даже если тот, кто обиделся, не прав?
– Конечно не прав! Обида глупое чувство. Не в этом дело, а в том, что чужая ненависть, как стрела или как самонаводящаяся ракета, настигает человека и прилепляется намертво. Человека, как магнитом, тянет в самые неприятные и разрушительные для него места. Туда, где он может пострадать или погибнуть. Ведь ненависть активизирует ненависть. В том числе и к себе! А в каждом из нас ее предостаточно! В конечном итоге на человека влияет не порча, а подавленная агрессия. Порча только указала лишь на то, что ее много.
– Так что же, если рассуждать дальше в таком духе, выходит, порча в чем-то благо? Ведь она указала человеку на его «темную» сторону?
– А она и есть благо, Сашенька. В этом Божьем мире все благо.
– Так уж и благо?
– Конечно, потому, что все на свете учит нас думать, видеть, принимать и любить.
– Это вас, Лукерья Леонидовна, учит, а многие так и живут в зависти и злобе! Разве к вам такие не приходят? Те, которые во всем обвиняют жен, мужей, соседок, свекровей и весь окружающий мир? Я сижу в приемной и волей-неволей слушаю эти разговоры.
– Да, в основном такие и приходят, мудрые да добрые как-то сами справляются. Ну и что? Я сниму с них то, что они насобирали, и расскажу почему. Раз расскажу, два расскажу, сто раз расскажу. Может, на сто первый раз и поймут. Если уж мне дано, значит, доля у меня такая. Вот сидит в салоне красоты врач, сводит бородавки и говорит, что, дескать, чтобы бородавок не было, надо организм почистить. Кто прислушается, клизмочку сделает, травок очистительных попьет, питание изменит, а кто так и будет из года в год к доктору бегать.
– Нет, вы все-таки очень терпеливая и добрая, я бы так не смогла.
– Ну, значит, смогли бы по-другому. И не добрая я – просто злиться не люблю. Скучно. Танечке нравится, а мне скучно. Я потом чувствую себя плохо. Хотите конфетку «Мишка на Севере» к чаю? Мне клиентки таскают! Есть разные, но «Мишки», по-моему, самые вкусные. Хотите?
– Хочу. Спасибо, Лукерья Леонидовна.
– Да что вы мне все Лукерья Леонидовна да Лукерья Леонидовна! Я что, такая старая? Я и обидеться могу. Зовите Луша.
– А обижаться неправильно.
А кто вам сказал, что я правильная? Если бы я была правильная, то была бы ангелом и летала бы себе на небесах. А если я с клиенток чертей гоняю, значит, есть у меня кой-какой должок на этом свете! И боюсь, не один! Ой, Сашенька, звонок!
– Да, это к вам, последний клиент на сегодня.
– Ну все, тогда я пошла к себе, а вы идите открывать и съешьте шоколадку.
Я отправилась встречать очередного посетителя. В приемную заглянула Александра Петровна:
– Сашенька, я могу вас сегодня отпустить пораньше. Точнее, мне будет удобнее, если в семь в салоне никого не будет. У меня очень сложный и очень личный клиент. Будет спокойнее без посторонних.
– Александра Петровна, я как раз собиралась в парикмахерскую, пойду не спеша.
– Вот и отлично. Пояс надели?
– И пояс, и амулет.
– Умница. Удачи!
Ровно в семь Александра Петровна закрыла за мной и Лукерьей дверь. Мы шли по направлению к метро, мне нужно было на трамвай или на маршрутку, но я решила немного пройтись с Лушей.
– Луша, можно я задам довольно бестактный вопрос?
– Задавайте, Саша.
– А скажите, почему вы с Татьяной такие разные, а работаете и не ссоритесь?
– Мы не только не ссоримся, мы еще и дружим. Саша, мы друг другу не соперники. Ни как женщины, ни как ведьмы. Я делаю то, что Таня делать не может, а она то, что я делать не хочу. Она наводит, а я снимаю. Понимаете?
– А разве так можно?
– Можно. У всех своя задача. Вы верите в прошлые жизни?
– Верю.
Мне кажется, я в прошлой жизни была такой, как она, – активной колдуньей. Ну и много злилась, конечно. Теперь убираю то, что понавешала на людей. А Танечка – мне напоминание. Поэтому я к Танечке нежно отношусь, и она это знает. К ней мало кто из женщин хорошо относится, впрочем, это взаимно. Но вы ее не судите. Кто знает, какая вы будете, когда получите ее силу? Можете гарантировать самой себе, что сила вас не развратит?
– Нет, не могу.
– Правильно. Так что смотрите на Таню и запоминайте.
Мы подошли к метро, попрощались. Лукерья Леонидовна поехала к себе на Сенную, а я пошла на маршрутку. На шумном Литейном лихой водитель с лязгом остановил у светофора, и я вышла. Пройти надо было еще метров тридцать мимо нарядных витрин. Был душный вечер, но даже в загазованном центре пахло молодой липкой листвой. Мне почему-то кажется, что в это время года город влюблен и живет ожиданием романа с наступающим летом. Во всяком случае, что-то такое витает в воздухе. В салоне красоты, как это обычно бывает в это время, сидело много народу. Мой парикмахер еще колдовала над клиенткой, заметила меня, кивнула:
– Посиди, закончу и возьму тебя.
Я села на продавленный диванчик, взяла в руки потрепанный «Космополитен» и погрузилась в мир дамских грез. Универсальный рецепт обольщения, с завидным постоянством публикуемый в этом журнале, выглядит приблизительно так: «Если вас разлюбил муж или любовник, устройте романтический ужин. Приготовьте что-нибудь экзотическое (причем настолько, что приготовление займет всю первую половину дня). Потом наденьте кружевное белье…» Ах, если бы все было так просто, то в приемной салона мадам Кассандры не сидело бы такое количество женщин, этот журнал читающих. Освободившись, Лиля усадила меня в кресло и коварно предложила:
– Может, короткую стрижку? Коротко-коротко? Тебе пойдет.
– Нет. Только концы и челку.
– А давай еще и мелирование. У меня есть хороший раствор. Я тебе на пряди дам тонировку, и будут они не белые, а светлее на тон или красноватые?
– Интересно задумано. Светлее на тон, говоришь? Давай. До девяти успеешь?
– Легко! Свидание?
– Угу.
И Лилька стала колдовать над моей головой, приговаривая:
– Молодец, следишь за волосами.
Лилька колоритная девчонка. Помимо того, что она постоянно меняет цвет волос, отчего знакомые хронически ее не узнают, Лиля еще любит разноцветные парики, которые носит зимой и осенью вместо шапки. Раньше она работала в «Сулле». Еще до Инессы. Инезилья ее невзлюбила моментально. Катерина, по моей просьбе, помогла ей устроиться в этот салон. Здесь она пришлась ко двору. И неудивительно. Мастер Лилька замечательный. И хорошо, что ушла из «Суллы». Женские стрижки ей удаются лучше. Наверное, оттого, что перестает видеть в женщинах соперниц, как только они садятся в кресло. Это тоже своего рода дар.
– Лиль, а ты завтра как работаешь?
– С трех, а что?
– А у тебя есть окошко – прическу сделать?
– Смотря когда.
– С восьми до девяти.
– Сейчас посмотрю. В полдевятого подойдет?
– Подойдет. У меня в девять опять свидание, здесь на Литейном, у «Каравана».
– Успею. Тебе его поразить надо или испугать?
– Лиля, мне надо ему понравиться. Очень надо.
– Какие проблемы! Надо – сделаем.
Лилька постаралась. Волосы заиграли. Когда я вышла в холл, в кресле уже сидел Виктор Инеев и листал женский журнал. Мужчина с «Космо», забавно! Заметил меня:
– Сашенька, вы неотразимы!
Лилька сделала мне «страшные» глаза. В них отчетливо читалось: «И что ты ради ЭТОГО старалась?» Витя тоже как-то странно на нее посмотрел. Я улыбнулась, ничего не понимая. Завтра выясню, чего это они друг на друга так пялятся. Виктор был без машины. Ну-ну. Мой спутник быстро поймал такси. В машине попытался взять мою руку.
– Витюша, жарко.
Ехали молча. Виктор отодвинулся от меня и отвернулся к окну. «Так, – подумала я, – начинается». Колдовских манипуляций я не заметила, а вот психологические – в полный рост! Когда-то на самой заре моей юности мне пришлось помучиться со своим первым возлюбленным. Он обижался постоянно! Спасибо бабушке, объяснила, что к чему. Теперь при виде надутых губок у меня начинается приступ злости. А если еще по такому ничтожному поводу! Закипаю за минуту, как электрический чайник. Я попросила водителя остановить машину.
– Саша, в чем дело? Вам нехорошо? – встрепенулся Виктор.
– Нет, мне хорошо. И будет еще лучше, если мы никуда не пойдем.
– Почему же? Я вас обидел?
– Никто никого не обидел, а уже невесело! У вас проблемы? Давайте отложим наше мероприятие.
– Саша, ну ладно вам, я больше не буду.
– Обещаете?
– Обещаю. Какая вы горячая!
– Ладно, тогда продолжаем движение.
До ресторана добрались быстро, пробок не было. Я выбрала это место не случайно, здесь выступала некая Джамиля, бывшая ученица и теперь активный недоброжелатель Мельки. Можно сказать, соперница. У них в танцевальных кругах это в порядке вещей. Сначала поешь хвалу учителю, а потом поливаешь грязью. Странные нравы. Ну, посмотрим, превзошла ли Джамиля Мельку. Подошел молоденький хитроглазый официант с восточными чертами. Мы заказали. Каждый на свой вкус. Они у нас оказались разные. Заиграла музыка, и выскочила Джамиля. Красивая, сухая, яркая девушка с узким злым лицом. Танец был экспрессивным и динамичным, но мне не понравился. Точнее, дело было не в танце, а в танцовщице. Джамиля слишком откровенно работала на чаевые. Я давно заметила, еще до того, как начала ходить на занятия к Мельке, что танец живота удивительным образом высвобождает индивидуальность женщины, обнажает не только живот, но и душу. Душа красавицы Джамили была не так прекрасна, как лицо.
Портила жажда денег. Танец получился скучный и жадный. Когда Джамиля протряслась мимо нашего столика, Витя за бумажником не потянулся. «Или жлоб, или меня обидеть не хочет», – подумала я. Второе мне, естественно, казалось более лестным. Мы выпили, я белого вина, а Витя водочки. Шел обычный, ничего не значащий, треп двух флиртующих людей. Перешучивались, немного поддразнивали друг друга. Виктор оказался не глуп, даже остроумен, знал особенности женского характера, вовремя вставлял комплименты, но все это с головой выдавало в нем профессионального ловеласа. И поэтому никак не цепляло. Однако разговор под водочку и винцо постепенно подошел к интересующей меня теме. Виктор заговорил о магии, точнее, о работе.
– Ах, Сашенька, как я устал!
Колдун уже изрядно захмелел, и его начинало, что называется, «нести». Мужчине хотелось сочувствия. Очаровать ему меня не удавалось, и Витюша начал «бить на жалость».
– Саша, милая, у меня отвратительная работа!
– Ну, Витя, какая же она отвратительная, ты несешь людям добро!
– Да брось ты! Клиенты – идиоты! И главная моя работа – правильно развести их на бабки!
– А как же магия?
– Магия, магия! Она нужна десяти процентам из ста, да и то не особенно! Те дуры, которые приходят ко мне, думаешь, мужика без магии удержать не могут? Могут! Мозги включить лень. Я иногда и не делаю ничего, а только объясню, как с мужем надо обращаться, а потом просто руками помашу – и она уходит довольная! А потом приходит, цветы приносит, коньяк! Спасибо, Виктор Вадимович, вернули мужа! Дура!
– А если все поумнеют? Что ты будешь делать? На что жить?
– Придумаю что-нибудь! Ой, Сашенька, не скоро это будет! На мой век дураков хватит! Дураки нас всех кормят и кормить будут! И меня, и Лушку, и Татьяну. Только они к ним серьезно подходят, жалеют их, а мне, честно говоря, все их печали бабские до одного места!
Я столько наслушался у себя в кабинете – иногда на людей глядеть-то тошно!
– Вить, а вот другие колдуны?
– Какие колдуны, Саша! Ты что, у нас работаешь и ничего не поняла? В городе из тех, кто рекламу дает, одна Петровна и может кой-чего, да еще Лушка с Танькой. Не зря их Петровна к себе притянула. Настоящие-то колдуны в рекламе не нуждаются. Знаю я одну, покруче нашей Александры, ее люди сами находят. А остальные! Я тебе про все эти морды газетные такого порассказать могу, обалдеешь! Я с ними всеми водку пил! Славик Шехтель просто наглый обаятельный мужик, Синеус владеет гипнозом, Сидоров, который от пьянства лечит, сам заливает будь здоров! Азалия, та, что кармой занимается, просто психолог хороший. Внушит, что все хорошо, – вот и вся работа! Есть еще баба одна, вот аферистка! Цыганка. В людях разбирается, ну просто «нюх, как у собаки». Придет к ней кто-нибудь глупый да пугливый, а она ей, бац, порча у тебя! Муж умрет, дети умрут! Труба, короче! Чтобы снять, денег надо, тысячу долларов! Некоторые уходят других целителей, подешевле, искать. А есть такие, что весь город обегают, тысячу соберут и ей принесут. И она, естественно, снимет. За тысячу долларов чего ж не снять! Вот такие Саша, колдуны! Были, правда, люди. Чернокнижник один. Мог любого убрать. Убили его. Зарвался. Думаешь, он рекламу давал?
– Как же его убили, если он такой крутой колдун?
– А так и убили, потому что меру знать надо! Черная магия это задаром, что ли? Хозяину своему не угодил, или сверху решили, что перебрал. Вот и отвели глаза. Сила-то колдовская, она не вся твоя, частью заемная! А большую часть берешь у того, кому служишь. Не просто все. Поэтому десять раз подумать надо, стоит ли на дураков силу-то тратить, тем более их глупости потакать. Эх, было бы в России психологов да психоаналитиков побольше, к колдунам бы не бегали.
– Ну и на что бы ты машину купил?
– Нашел бы на что. Я, между прочим, в университете на факультете психологии учусь. Стану старым.
брошу этой фигней заниматься, открою кабинет психоанализа. Он к тому времени как раз в моду войдет.
– На заочном?
– На вечернем. Это у меня второе высшее будет. Еще и аспирантуру закончу.
– А первое какое?
– Финансово-экономический.
– А почему ты не в бизнесе, мне кажется, у тебя бы получилось.
– Да нет, не мое, скучно. С людьми лучше.
– Даже с дураками?
– О! С ними самый кайф!
И Витя стал рассказывать мне смешные случаи из своей практики. Мы посмеялись, но забавных историй я сама могла ему порассказать предостаточно. За тот период, что я работала в салоне, а особенно когда замещала диспетчера, я наслушалась такого, что, право, мне бы хватило на целый концерт, как у Михаила Задорнова. Вечер близился к концу, Витя хмелел, глазки его все больше начинали блестеть… короче, пора было уходить. Мы вышли на улицу. Виктор хотел обнять меня за плечи, но я увернулась.
– Эх, Сашка, не любишь ты меня! А он-то на тебя и не смотрит даже!
– Кто он?
– Аристарх, кто же еще!
– Да ну? И откуда вы все всё знаете?
– От верблюда! Думаешь, мы тут все пописать вышли! Я вот знаю, что на тебе пояс охранный и амулет Петровны! Как ты думаешь откуда? Я ведь тебя не щупал. Боишься?
– Нет, Витя, просто не разобралась, что мне нужно. Ты классный мужик, но я люблю, чтобы сердце колотилось. Не обижайся.
– Не проблема! Снимай пояс, амулет, я тебе живо это дело организую! Так заколотится, хоть валидол пей! Эх, Сашка, поехали, я тебя провожу, кофейком напоишь!
– Да нет, не стоит. Вечерний кофе приводит к завтраку на двоих. А у меня в холодильнике всего одна шоколадка.
– Хорошая ты девка! Прямая! Ладно, давай дуй домой! Я тоже к себе поеду, а может, еще куда закачусь. у меня клиентов на завтра нет!
Я села в такси, а Витюша, набравшийся и оттого добрый, перешел на другую сторону улицы. Ему надо было на север, а мне на юг. Очень символично. Интересно, что будет завтра?
Пятница выдалась вялой. Работали только Татьяна да Александра Петровна, и то больше с моими отчетами. Поток соискательниц легкого счастья быстро иссяк, и последние два часа рабочего времени я провела за игрой в компьютер. Без пятнадцати восемь я вышла из салона и уже через пару минут направлялась на знакомой маршрутке в сторону Литейного. Когда я приехала, Лилька с порога принялась меня пытать про вчерашний вечер. Я рассказала.
– Честно говоря, Сашка, я когда этого секс-террориста увидела, обалдела!
– А ты что, его знаешь?
– Еще как! А он тебе не сказал? Я с его бывшей женой знакома, с Галькой. Она в Италии стриптизершей работала, а здесь подрядилась ногти накладные делать. Сейчас опять в Италию подалась, жопой вертеть легче, чем ногти клеить. Правда, не знаю, как она справится. Жопа-то у нее уже не та, хоть Витька ей массажные салоны исправно оплачивал.
– Он ее бросил?
– Нет, она его. Не выдержала. Такого кобеля, как Витя, мало какая баба вытерпит. С ним у Гальки такие рога выросли, до люстры в Мариинском театре достать могли. По нему не видно, что ли? Зачем ты с ним в кабак поперлась?
– Хотела с живым колдуном пообщаться.
– Ты к нему еще на утренний прием запишись! Он по утрам баб от отсутствия оргазма лечит.
– Как лечит?
– Господи, Саша, ну как от этого можно лечить? Клин клином. Он еще в бубен стучит. Мне Галина рассказывала. У нее самой проблемы были.
– Кому в бубен?
– Не кому, а в какой. В большой такой плоский барабан. Бубен называется.
– И что, помогает? Ее-то вылечил?
– Да вылечить-то вылечил, только Галька никак не соглашалась, чтобы и других он так же лечил. Витька сначала ей пообещал, видно, влюбился очень, Галька баба красивая! А потом опять начал. Очень он эту свою работу любит. Галька его застукала. Хозяйка ваша ее успокаивала, дескать, Витька нужное дело делает.
– Ну ведь и вправду нужное.
– Да так-то оно так, но жене его каково! Знаешь, говорят, что на каждого мужика Бог отвел ведро спермы. Так вот Вите, видно, от щедрот два ведра досталось. Тяжело с таким. Всегда будешь не только не второй, но и не третьей, а двадцать первой, если повезет.
– Не волнуйся, мне Витька не нравится. Мне с ним неинтересно разговаривать.
– А чего с ним разговаривать! С ним трахаться надо и детей рожать. Витька домостроевец, тиран домашний и зануда, но денег на жену никогда не жалел. Если бы не была Галька такая ревнивая, может, и ужились бы. Витька ее любил, ему плевать на ее прошлое было. Он даже гордился ею, хвастался, что у него жена как с обложки и другие мужики от нее тащатся. Все, готово! Любуйся!
Лилька сунула мне в руки большое зеркало. Повертевшись в кресле, я внимательно осмотрела себя со всех сторон. Здорово! Вроде бы просто, а у меня так не получится. Мы еще немного помыли кости Виктору Инееву и, никогда не виденной мной, Гальке, и я пошла на свидание. Аристарх не перезвонил, значит, встреча должна состояться. Я волновалась. Однако напрасно. На углу Литейного и Некрасова уже стоял Аристарх. Красивый и демократично-элегантный, такой, что дух захватывало. Внезапно меня заклинило. А не зря ли я иду в этот «Дублин»? Может, не стоит приближаться к мечте так близко? Вдруг она разочарует? Аристарх уже шел мне навстречу.
– Саша, ну что ты так плетешься? Быстрей, там уже музыканты пришли! Я столик занял, давай, давай!
Мы миновали несколько домов и магазин, я увидела вывеску «Ирландский бар «Дублин» на двух языках. Четыре ступеньки вниз, и мы очутились в большом уютном подвале. Если верить фотографиям в рекламных проспектах туристических фирм – классический ирландский паб. Деревянная мебель, стойка бара с высокими табуретами. Все под мореный дуб. Сводчатые потолки. Декоративный камин. Обаятельный бармен с наглыми глазами. По залу прошла высокая полногрудая женщина в корсете с пелериной и длинной юбке, как будто сошедшая с полотен Лотрека.
– Это хозяйка заведения, Анжелика, – сказал Аристарх.
– Маркиза ангелов?
– Практически. Только ангелы нынче не те. Точнее, те еще ангелы.
– Похожа.
Мы сели за столик у камина. К нам подошла невысокая официантка, похожая на эльфа. Две косички уложены у нее на голове рульками, наподобие маленьких рожек, личико нежное, румяное, будто и не работала в пивном баре, а бегала с сачком за бабочками и раскраснелась. Прелестное создание. Другая официантка, с выразительным бюстом, обтянутым белой футболочкой, эффектно нагнулась над соседним столиком, расставляя кружки с пивом. Девушки здесь видные. Зачем мужчины ходят в пивной бар? Пить пиво и смотреть на красивых женщин. Здесь все в одном флаконе. Умно. Я зауважала хозяйку.
– Что ты будешь, Саша?
– Полагаюсь на твой вкус, я не знаю здешней кухни. А пиво люблю светлое.
– Тогда как обычно? И светлое пиво? – осведомился приветливый эльф.
– Да, только на двоих. А пока мы ждем заказ, давай немного послушаем музыку. Гороскоп я покажу тебе потом, сейчас здесь будет очень шумно.
Сказал это Аристарх вовремя, зазвучали заунывные напевы, прилетевшие к нам с далекого острова, омываемого теплым течением Гольфстрим. Я оглядела зал.
Много народу, шумно, уютно, весело. Изредка по залу проходила большая, красивая Анжелика, с ней кто-то здоровался, подзывал. Всем было хорошо. Мне тоже. С Аристархом особенно, даже если он просто молчит. Вообще-то это тревожный симптом, но мне, похоже, все равно. В сердце стучат эти подлые барабаны, а волны чувств тащат куда-то мою глупую душу. Когда отзвучала музыка и в нас с Аристархом уже плескалось по пол-литра пива, он осторожно тронул меня за руку и спросил:
– Ну что, Саша, ты готова?
– Вполне. Начинай. Только не пугай меня сильно.
– Не бойся, не буду, я же не Глоба. Итак, что такое натальная карта? Это пьеса человеческой жизни, где дома – декорации, планеты – действующие лица, аспекты – отношения между ними, знаки – роли, а по транзитам разыгрываются события пьесы. Это не мои слова, а цитата одного известного астролога, пишет под фамилией Подводный. Вряд ли ты читала его книги. Однако я подпишусь под каждым словом. Итак, начнем читать пьесу твоей жизни. Точнее, это пока не пьеса, это даже и не сценарий, а всего лишь синопсис, краткое описание сценария, потому что двадцать пять – это совсем мало.
– А сколько тебе?
– Тридцать два, почти тридцать три. Возраст одной очень известной личности. Приступаем?
И Аристарх стал рассказывать обо мне. О моих проблемах, моих маленьких слабостях, о моей маме и отце точнее, о той роли, которую они сыграли в моей жизни. О том, что я люблю и к каким людям меня тянет Откуда берется это знание? Неужели все это можно вывести из нескольких цифр, моего дня, года и часа рождения? Однако оказалось, что можно. Даже мои тайные литературные упражнения нашли отражение в гороскопе, правда, вскользь. Аристарх упомянул, что я человек склонный к творчеству, по его предположениям, это что-то из области литературы. Никогда не думала, что меня можно так разложить по полочкам. Стало неуютно. Аристарх заметил.
– Сашенька, я тебя загрузил? Тебе некомфортно?
– Немного. Честно говоря, ощущение такое, что я сижу здесь совершенно голая!
– О, если бы это было так, окружающие здорово бы порадовались. Я, кстати, тоже.
– Шутишь?
– Серьезен, как никогда. Вот тебе наглядный пример, почему составлять гороскоп нельзя давать кому попало. Дурак бы тебе такого наговорил! А астрология – это наука для умных. Кстати, нам крылышки принесли. Налетай.
Еда была божественной! Повар у прекрасной Анжелики знал свое дело. Когда все было выпито и съедено, а музыканты отгудели второе отделение, Аристарху пришла идея прогуляться. И мы побрели по притихшему центру, такому волшебно-безлюдному в это время суток. В руках у нас были холодные банки с пивом, из ближайшего магазина «24 часа», и оно казалось мне в тысячу раз вкуснее того, что мы только что пили в баре. Стало легко, как будто мужчина моей мечты был моим ровесником, таким как Андрей, только умнее. От ходьбы и теплого воздуха, пропахшего листвой и остывающим свежим асфальтом, стала кружиться голова. Аристарх поймал машину и повез меня домой. Когда мы приехали, он зачем-то вышел из такси и проводил меня до самой двери подъезда. Постоял рядом, держа в ладонях мою руку. Я видела, или мне только казалось, что он хочет меня поцеловать, но Аристарх отпустил мои пальцы и сказал: «Пока, Саша!» Сел обратно в машину и уехал. Почему? Не поняла. Не хотелось думать ни о хорошем, ни о плохом. Я решила: сегодня я счастлива. А завтра? Завтра посмотрим.

ВОЛШЕБНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ

Утро выдалось хмурым и влажным. Ватные светло-серые тучи плотным слоем укутали малахольное питерское небо. Как я ненавижу эти тучи! Они никогда не дают никакого дождя, в лучшем случае – мелкую липкую морось, от нее смутно блестят в сером неверном питерском свете листья. И никакой свежести от этой мороси. Только удушливая влага повисает в воздухе. И нет теней. В такие дни мой город кажется мне выдумкой и я сама сомневаюсь в своей реальности. Я проснулась в семь утра злая и унылая. Так бывает, когда просыпаешься после удачных показов и чувствуешь себя Золушкой, вернувшейся с бала в дом мачехи. Нет, мне не светило мыть полы, тереть горшки и кастрюли, хотя… Не мешало бы сделать уборку, квартира откровенно заросла грязью. Но не захламленный дом и не беспросветное небо были причиной моего раздражения. Праздник прошел. А когда новый – неизвестно. Я знала себя, теперь буду напряженно ждать звонка от Аристарха, буду ходить с переносной телефонной трубкой по квартире и постоянно проверять мобильник, и это начинало заранее меня мучить. А на работе! Мое глупое сердце начнет прыгать от ожидания: вот он появится, улыбнется… Ох, боже мой! Сколько можно входить в эту реку! Конечно, я выплыву, мало кто тонет, и я не из таких, но когда?
От мыслей отвлек настырный звонок в дверь. Я открыла и поняла, что коллекция сюрпризов, преподнесенных Катериной за нашу долгую дружбу, пополнилась еще одним. Кто еще может появиться у меня в половине восьмого утра в субботу, в полном походном снаряжении, с рюкзаком и палаткой! Екатерина Лютаева! Минуты три я молча смотрела на подругу, не понимая, куда она собралась в таком виде. Катька не позволила держать ее на пороге долго.
– Так. Ну что ты на меня уставилась? Собирайся! У тебя два выходных! Ты что, в городе собираешься торчать? Мы же договорились!
– Куда собирайся? О чем договорились?
Катя посмотрела на меня как на законченную маразматичку, но, сделав скидку на общую недалекость и хроническое отсутствие памяти, пояснила:
– А ты не помнишь? Мы же еще в «Красном драконе» решили, что когда Мелька с Глашкой поедут на эзотерический фестиваль в Петиярви, то возьмут нас. Ну так вот, они уже там. Поехали.
– Так я же не была в «Красном драконе»!
– Ах, черт, точно, ты же тогда охотилась за этим матадором!
– Почему «матадором»?
– Похож. Испанец с темным огнем в глазах. Между прочим, ничего мужик! Я бы под такого мужскую коллекцию сделала. Да все забываю спросить, поймала?
– Кто кого еще поймал.
– Так, понятно! Влюбилась, страдаешь! Тем более нечего тебе делать в городе, собирайся, составишь Глашке компанию! Она тоже вся в страданиях! И мне веселее, что я там буду, как дура, одна среди этих эзотериков! Давай-ка будем дурами вместе. Тем более по твоему лицу видно, что ты и так не в своем уме.
Если бы проводили конкурс на самую бесцеремонную подругу, Катя Лютаева заняла бы, безусловно, первое место. Но… что бы я без нее делала! Вот сейчас, как оказалось, именно это мне и нужно: поехать куда-нибудь, повидать новых людей, развеять тоску по ветру. Я уже давно хотела познакомиться с теми, кто занимается всякими эзотерическими практиками. Вот пожалуйста, повезло! Езжай, знакомься! Можешь посмотреть на людей, которые имеют дело с магией не в погоне за бутербродом с икрой, а для души. Вдруг удастся найти ответ на вопрос, какое место в мире занимает эта магия? Кроме того, что ей отведено в салоне?
Я стала собираться. А Катька, сбросив рюкзак и палатку в прихожей, бегала за мной и всячески мешала, будучи при этом уверенной, что поторапливает. Собираться я умею быстро, я вообще легкая на подъем. Тем более, что мы с папой неоднократно в моем сопливом детстве ходили в походы с рыбалкой. У нас имение под Вырицей. Точнее, просто большой старый дом, который достался моему папеньке в наследство, и участок в пятнадцать соток. Сейчас на даче живет папина пожилая тетка, младшая сестра его матери. Она разбила Цветник, который называет «альпийской горкой», и Упорно поддерживает жизнь в парнике с огурцами.
Тетушка лет пять тому назад овдовела, детей у них с мужем не было, и теперь всю свою энергию пожилой дамы, не знавшей материнства, тратит на то, чтобы превратить нашу дачу в швейцарское шале. Батюшка, тихо чертыхаясь, извлекает из заначек различные суммы на плотников, электриков, насос, землю и так далее. Довольно быстро, надо заметить, несмотря на усилия Катерины, я собрала свой старенький рюкзак. Достала из шкатулки подвеску Александры Петровны и, немного повозившись, застегнула на шее. Автоматически сунула в карман джинсов охранный пояс, удивляясь, что же это со мной стало? Неужели я такая пугливая? Внизу, как я и предполагала, уже стоял бежевый «фольксваген» Андрея.
– Привет, Андрюша, ты с нами едешь?
– Нет, довезу до скоростного шоссе. Мне самому надо на дачу под Лугу.
– Так тебе не по пути!
Андрей только хмыкнул. С Катериной ему всегда по пути, даже если в другую сторону. По дороге подруга и ее бойфренд оживленно болтали, а я все варилась в соку вчерашнего вечера. Почему он меня не поцеловал? Ведь ему же этого хотелось.
– Приехали, девочки. Посидите, я куплю билеты и посмотрю расписание.
«Чего это он галантный такой? Мода такая нынче?» – подумала я, глядя вслед Андрюхе. Он появился через пять минут, держа билеты, и сказал, что электричку уже подали, пора садиться. Мы подхватили вещи и пошли быстрым шагом через громадное, гулкое здание Финляндского вокзала. Он. в отличие от Витебского, знакомого с детства, всегда был для меня воплощением чего-то необычного, загадочного, каких-то новых дорог и неоткрытых земель. И мороженое здесь казалось вкуснее, почему – непонятно, ведь делали его на том же хладокомбинате, а вот казалось, и все. И сейчас, когда мы втроем бодренько бежали вдоль вагонов, забитых дачниками с котомками и туристами с рюкзаками, в душе моей жило ожидание чуда. Я даже волновалась.. Какие они, эзотерики?
Наконец нам удалось найти более или менее свободный вагон, и мы, попрощавшись с Андрюшей, я по-дружески, а Катя нежно, сели. По вагону прошла тетка с сумкой-холодильником, зычно выкрикивая сорта мороженого. Мы взяли по сахарной трубочке. Электричка дернулась всем своим червеобразным телом, набитым до отказа желающими отдохнуть, и застучала колесами, медленно набирая темп.. Катька прищурила на меня болотный глаз:
– Ну, колись, подруга, насколько плохи твои дела. Колись, колись, я сегодня добрая, выслушаю.
Я подумала: вот случай рассказать Катерине все мои новости, накопившиеся за две последние недели.
И я стала рассказывать. И про сумасшедший вторник, когда в салоне появилась моя невестка Лена собственной персоной. И про бабушку-девочку, которая, как и Глашка, любит белоглазого журналиста, но применяет для своих любовных дел магию. И что наша честная Глафира попала к Татьяне под отворот, короче, все. Как быть с Глафирой, мы так и не решили. Говорить, не говорить? Никто не хотел ссориться с непредсказуемой, обидчивой Глашкой. Дорога за болтовней кажется короче, и вот уже Катерина позвонила Мельке, чтобы та встречала нас на платформе, а иначе – заблудимся. Когда мы приехали, Мелька еще не подошла, и я оставила Катерину дожидаться ее и сторожить вещи, а сама направилась в местный магазинчик, купить чего-нибудь вкусного. Катерина предупредила, что готовят на фестивале кришнаиты и чтобы я не вздумала покупать мясное. Застыдят. Когда я вернулась, Катерина с посвежевшей и румяной, как турецкое яблоко, Мелькой уже стояли на платформе. Вообще Мелания Кутузова загадочное создание. Начнем с имени. Однажды я спросила, почему ее так назвали, и Мелька со вздохом поведала, что в честь бабушкиной сестры и что ей еще повезло! Могли назвать Пульхерия. Мама настаивала, но отец воспротивился. Сказал: «Пожалей девочку!» И был прав. Мелания Кутузова – хоть сократить по-человечески можно – Меля. А вот если бы мама победила, что бы вышло? Пуля? Или Херя? С таким имечком в школу не ходи, сразу вешайся! Но это еще не все особенности Мельки, например, она очень странно реагирует на пребывание в лесу. И всегда одинаково. Сначала ее страшно колбасит, просто наизнанку выворачивает. Потом ей надо немного поспать минут пятнадцать, и заснуть она может под любым кустом. Просыпается бодрая и свежая как огурец и может маршировать по лесу долго, в любом направлении, не уставая. У меня всегда Мелька вызывает ассоциацию с каким-то лесным духом, который по недосмотру Лешего живет в городе, а когда попадает в родную стихию, после «небольшой ломки», снова становится «своим». Что-то определенно есть в ней колдовское, что есть в Александре Петровне или Татьяне. Не зря же Меланию называют ведьмой.
Мы двинулись к лагерю. Он располагался в лесу, на берегу небольшой мелководной речки. Живописное местечко! Хвойный лес, гористая неровная местность, высокие берега, разноцветные палатки, расположенные группами без всякой системы. Множество людей самого разного возраста, но больше молодых. На самой большой поляне стояла заботливо сложенная кем-то поленница. Здесь я увидела настоящий вигвам! Вокруг него происходило действо! Невысокий полноватый человек в костюме индейского вождя ходил по кругу, стучал в барабан и издавал пронзительные вопли. За ним гуськом ходили еще человек тридцать-сорок и дружно ему подвывали. Я дернула Мельку за рукав:
– Кто это?
– Это индеец Вапити.
– А что он делает?
– Не слышишь, что ли? Вопит! Тучи разгоняет.
– И что, у него получается?
– Конечно! Смотри, солнышко появилось! Может, посветит еще с полденечка!
И вправду, тучи немного развеяло ветром и в голубые оконца между облаков выглядывало солнышко. Оно золотило непокрытую Катькину голову и поднимало настроение.
– Эх, – сказала Мелания с сожалением, – мало народу, можно было бы дня на два погоду хорошую сделать!
– А кто такой этот Вапити?
– В обычной жизни не знаю, а так нормальный мужик. Настоящий индеец! Вигвам фестивалю подарил! Правда, он ему самому не больно-то нужен, потому что весь дырявый, но поляну украшает.
Мы шли по узкой тропинке, петлявшей между деревьев и палаток. Неожиданно нам навстречу из кустов вынырнули два веселых мужичка в ярких футболках.
– Привет, Аиша! – Они обратились к Мельке, здесь ее все называли ее сценическим именем. – Привет, девчонки! Вы куда? Приходите к нам! У нас в палатке есть местечко! Помедитируем! Тантрой займемся!
Мелька фыркнула и резонно заметила:
– У вас, мальчики, своих девчонок полно! С ними и медитируйте.
– А нам свои надоели! Мы свеженьких хотим!
– Хотеть не вредно, – отрезала Мелания и гордо прошествовала мимо, уводя нас с Катериной за собой, как послушных гусят.
– Кто это? Такие заводные? – спросила Катерина.
– Ошовцы. Вечно озабоченные. Ну надо же, свеженького захотелось! Щас! Отдыхайте, кролики!
– Ты что, их не любишь? – поинтересовалась я.
– Да нет. Они ничего ребята. Баню построили классную… Просто как бы тебе объяснить… Не мужики они… Эзотерики.
– А есть разница?
– Еще какая!
– И в чем она?
Ну, Саша, словами не объяснишь, сама скоро поймешь. Вот простой пример могу привести. Есть у нас поляна, на которую все приходят. Там поленница. Общая. Так вот, некоторые эзотерики, не будем показывать пальцами, хотя это йоги, – Мелька протянула это слово со вкусом, – дрова таскают с поляны, из общей поленницы. В лес за сухостоем не идут. И воду берут не из реки или родника, а из чайника. Тоже общего. В который я, например, сама воды наливаю. Их не допросишься. Да что я тебе говорю, сама увидишь.
Наконец мы пришли к палаткам Мелании и Глашки.
Жили они рядом, но не вместе. Несмотря на свою общительность, Мелька ужасная индивидуалистка. И палатка у нее одноместная. В принципе там мог бы поместиться еще один человек, но спать пришлось бы тесно прижавшись друг к другу. Если это не мужчина, с которым рай в шалаше, выспаться невозможно. А так как кругом, по мнению госпожи Кутузовой, были одни эзотерики, спала она одна. Из своей палатки выскочила Глафира. Тоже румяная и хорошенькая. Они помогли нам поставить наш с Катериной «вигвам». Мужчины, что обитали по соседству, наблюдали за нашими мытарствами с любопытством, но помощь не предлагали. Мы долго возились с колышками, палатка кривилась то влево, то вправо, наконец справились. Пока раскладывали вещи и устраивались, Мелания о чем-то сговаривалась в сторонке с симпатичным лысеющим блондином лет сорока, добродушным и круглолицым. Чем-то она его обнадежила, ее собеседник ушел совершенно счастливый. Подошла к нам:
– Девчонки, повезло! Зовут в баню! Собирайтесь!
– А здесь и баня есть?
– Не ори так! Я же говорила, ошовцы сделали. Туда не всех зовут.
– Ну, вроде как только тебя и звали, неудобно.
– Забудь это слово. Туда все так ходят. Приглашают одну, а приходят пятеро. Давайте, давайте быстрей! Бросайте шмотки и пошли.
– А что за баня-то?
– Секретная. Сейчас увидите. Раньше просто на куче камней целый день жгли костер, камни накалялись. Потом убирали угли, натягивали полиэтилен и приносили много папоротника. Бросали папоротник вокруг камней и еще вениками из него же хлестались! Сказка! Тело как новое! Но местные из вредности загадили камни, и ошовцы сделали баню под землей. Точнее, в самом береге реки.
– Ничего себе! Интересно, как это? – встряла Катерина.
– Интересно, так шевелись! Такого больше нигде нет.
Долго уговаривать нас не пришлось. Мы пробирались окольными путями, стараясь не привлекать к себе внимания, потому что Мелька велела вести себя тихо. Недалеко от условленного места Меланию поджидал тот самый лысеющий блондин, с которым она шепталась. Увидев, что нас четверо, дядька заметно огорчился. Потом присмотрелся к нашей живописной группе и немного повеселел. Все-таки как ни крути, а набор красавиц на любой вкус. Две кругленькие: Мелька и Глашка, две худые и длинненькие, Катерина и я. И по цвету волос тоже собралась полная гамма. Блондинка (Глафира), брюнетка (я), кудрявая с каштановыми волосами (Мелания) и огненно-рыжая (Катерина). Не потрогать – так насмотреться. Тем более, что мы не возражали. Любуйся! Мы разделись догола, сложили одежду под кустом, придавив камнем, и полезли в широкую нору, ведущую в баню. Ползли на четвереньках. Впереди маячил пухлый зад Мелании, своей летней белизной освещая дорогу. Внутри было уютно и светло, правда, тесновато, но так даже веселее. Свет падал из окна в «потолке», сделанного из прочного стекла. Само помещение оказалось почему-то восьмиугольным. Было сильно и «правильно» натоплено. В таком жару можно сидеть долго, не торопясь распаривая каждую клеточку. Дойдя до состояния вареных раков, мы с визгом вывалились из норы и шлепнулись в речку. Вода еще толком не прогрелась, но это делало удовольствие попасть из жаркой бани в холодную реку еще острее. Мы распластались, как лягушки, на камнях мелководья, и течение омывало наши разгоряченные розовые тела. Люди подтягивались на берег. Видимо, мы привлекали народ своими прелестями и визгом. Здесь, на фестивале существовало негласное правило для тех, кто приходит на пляж: «Можешь раздеться – раздевайся». Скоро компания голых нимф разрослась, и рядом с нами лежало уже около десятка тел. А на берегу прибавилось зрителей, но это никого не смущало. Когда мы набрызгались вволю и собрались вернуться в лагерь, из леса раздались рокочущие звуки барабана. Глафира с Меланией потащили нас на самое массовое местное мероприятие – «Танцы мира». На большой поляне собрались в кружок люди. Они пели и танцевали, образовав большой шумный хоровод. Он подхватил нас. Ничего сложного в этих «Танцах мира» не было, надо просто петь и плясать вместе со всеми. Получилось не сразу. Слова и мелодии менялись, но если удавалось поймать ритм – запоминались. Постепенно я втянулась. Руководила всем красивая женщина средних лет, русоволосая, голубоглазая, с громким, зычным голосом. Все называли ее странным для ее славянской внешности именем Зульфия. В женщине тоже чувствовалась сила, и немаленькая. Характер этой силы я уловить не смогла, но чувствовала, что именно с ее помощью Зульфия и ведет хоровод. К середине танца амулет Александры Петровны стал теплеть, к концу – нагрелся еще сильней. Удивительно! Никогда еще подарок мадам не проявлял себя так странно. Значит, я надела его не зря. Когда танец закончился и все бросились обниматься, символизируя этим единение, Катька сказала, что зверски устала и пойдет полежит. Странно. Катюнечку на моей памяти не могли свалить с ног три-четыре бессонные ночи, а никак не два часа танца. Может, перекупалась? Но я усталости не чувствовала и в сопровождении Глафиры и Мелании пошла бродить по лагерю, знакомиться с людьми, короче, тусоваться. На главной поляне, где происходили танцы, стоял щит, служивший доской объявлений. На нем вывешивалось расписание разных мероприятий: мастер-классов, групповых медитаций, тренингов. Психологические тренинги меня не прельстили, а вот на медитации и мастер-классы я решила сходить. Это оказалось ужасно занимательным! В одном месте учили играть на барабанах, в другом давали уроки русского кулачного боя, в третьем была двигательная медитация. Я так забегалась, что чуть не пропустила занятие по танцу живота. Давала его, естественно, Мелания. Она уже переоделась и звенела висюльками костюма. Мелька, нет, теперь уж точно Аиша, включила магнитофон, и полилась завораживающая восточная музыка. Я немедленно присоединилась. Подруга вела занятия совсем по-другому, чем в городе. Она не объясняла, как и что делать, а танцевала и подпевала себе, а люди вокруг нее медленно втягивались в танец. Казалось, из Аиши, а не из динамиков струилась мягкая мелодия, обволакивая и вовлекая. В своем звенящем ярком костюме Мелания была, как ни удивительно, совершенно к месту на этой большой лесной поляне. Она словно принесла с собой сказку. Казалось, северному лесу приятно, что на его поляну села экзотическая птица с далеких берегов Красного моря. Танец неспешно разрастался людьми, занимая все пространство поляны. Они плясали, кто правильно, кто неправильно, но от души! Мне казалось, я ощущаю вокруг вихри радости, упругие, как маленькие водовороты на мелководье, где мы плескались, выскочив из горячей ошовской баньки. Капризное солнце опять выглянуло, заиграло на яркой расшивке костюма и на лицах, стало еще веселей. Народ разошелся вовсю, как на хорошей восточной вечеринке!
Идиллию прекратила голосистая Зульфия. Я подметила, что смотрит она на Мельку совсем недобро. С самого начала занятия она стояла в сторонке, внимательно наблюдая за происходящим. Потом, когда танец достиг кульминации, неожиданно выскочила в круг, стала громко подпевать, перекрикивая динамики и выполняя при этом дикие африканско-папуасские движения, не имеющие ничего общего с тем, что показывала Аиша. Зульфия прыгала, вопила, вытесняя танцующих к самому краю поляны. Она делала это так энергично, что в мою голову даже закралась суеверная мысль, что в темпераментную даму кто-то или что-то вселилось. Некая не слишком приятная сущность. Окружающие тоже не могли решить, как себя вести. Повторять за Зульфией никому не хотелось, а танцевать как раньше она не давала. Какое-то время кто-то еще продолжал ритмично двигаться, но вскоре остановились все. И Мелания тоже. Люди стояли и недоуменно смотрели на кривляющуюся женщину. Однако это быстро всем надоело, и народ стаи разбредаться кто куда. Зульфия же как будто ничего и не заметила. Или она только этого и добивалась, чтобы люди ушли с Мелькиного занятия? Зачем? Непонятно. Ведь танец живота – один из танцев мира. А может, все дело в желании быть единоличным лидером? Самым главным гуру? Отдышавшись и прочистив горло, она бросила Мельке небрежно:
– Вот смотри, Аиша, как надо людей заводить.
– Спасибо, Зуля, – ответила Мелания не без язвы, – буду знать.
Женщины обменялись такими взглядами! Любви в этих взглядах точно не было. Даже легкой симпатии. Опять зазвучал барабан. Неугомонная дама сзывала на свои танцы. После того как она бесцеремонно прервала Мелькин мастер-класс, мне в них участвовать не хотелось. «Не очень-то много мира на этом фестивале», – подумала я. Аиша отвела меня в сторону, мы присели на поваленное бревно, наблюдая, как растет хоровод Зульфии.
– Вот увидишь, натанцуются, будут как выжатые лимоны.
– Почему?
– А потому что Зулька всю групповую энергию заберет и использует. Откуда, ты думаешь, она такая сильная взялась? Фестивалями питается.
«Так вот почему нагревался амулет!» – осенило меня.
– А почему вы терпите?
– А я здесь последний раз. Если бы Катька и Глашка не уговорили, вообще бы не поехала.
– А другие как же? Они разве не видят?
– Нет, не видят. Возносят ее до небес, а сами не понимают, что она их просто грамотно «ест».
– Неужели никто не понимает? Здесь же все такие продвинутые!
– Некоторые понимают. Вот, например, те, кто организовал эти «Танцы мира». Зулька их использовала и выкинула из проекта. Но они только тогда и поняли, что их «употребили», когда остались с носом.
До этого тоже пели дифирамбы: «Зульфия такая сильная!», «Зульфия прирожденный лидер», «Зульфия прекрасный организатор» и все в таком же духе. Вот на них этот лидер и опробовал свое лидерство. Сначала их слегка подвинула, а потом совсем выдавила из оргкомитета. Сейчас уже все забыли, чья это идея «Танцы мира». Думают, что Зульфии.
– А коммерчески это выгодно?
– Еще как! Особенно если всех вокруг обобрать!
– Ну хорошо, но ты же ей жить не мешаешь! Зачем она опять танцы заводит, ведь по расписанию они уже были!
– Есть такие слова – зависть, жадность, ревность. Женщины-эзотерики бывают очень завистливы и ревнивы. Завидуют чужой силе, ревнуют к успеху. Как будто сила – это любовник, которого другая может отбить. А силы хватает на всех, и она у каждого своя. Это так очевидно…
Мелания вздохнула. Я тоже. Увы, нет в мире совершенства. Искала островок рая на земле, а попала на небольшую войну. Хотя нет, с войной я погорячилась, на фестивале, как в Ноевом ковчеге или романе Льва Николаевича, перемешалось все, и война и мир. Скорее всего, небеса, тучи на которых разгонял утром горластый Вапити, хотели мира и справедливости, потому что неожиданно на поляну, где верховодила Зульфия, вышла большая группа женщин в национальных русских костюмах. Они громко, во все горло, запели-завопили открытым звуком фольклорные песни. Народ отхлынул от Зульфии и побежал к ним. Переорать их она не смогла по одной простой причине: женщин было больше. Тетки вообще были заводные. И припевки выкрикивали себе под стать, хоть и веселые, но с членовредительством. Запомнила я всего парочку: «Топор, рукавица – жена мужа не боится!» и «Коса, топор – жена мужа об забор», далее все в таком же духе. Зульфия попробовала опять завести свои танцы и даже со всей дури застучала в большой барабан, но тут на подмогу теткам неожиданно пришли молодые музыканты, которые играли на фестивале кельтскую музыку.
Озорных парней, нарочито одетых как гопники, видно, тоже задолбали «Танцы мира», и они дружно поддержали «народниц». Завыли волынки в такт припевкам, и над поляной опять понеслось: «Топор, рукавица…» Мелька взяла меня за руку.
– Пойдем, послушаешь, как звучит лагерь! – проорала она мне на ухо.
Мы поднялись на сопку. Внизу перемешалось все – барабан, звонкие голоса женщин, вой волынок, и это не было какофонией. Это была настоящая музыка! Или стук одного коллективного сердца, которое хотело радоваться. Люди на фестивале не замечали, что кто-то делит власть и силу, а просто от души веселились. Все равно хорошо! Все равно праздник! Радость бушевала, как ветер в кронах соснового леса. Здесь ее было больше, чем печали или вражды. Многие знакомились, заводили романы и романчики. Атмосфера склоняла. Но не меня. Во-первых, мое сердце оккупировал загадочный астролог. Л во-вторых, на мой вкус здешние мальчики и мужчины выглядели какими-то слабоватыми. Не в физическом смысле, а в смысле наличия внутренней силы, поисками которой все здесь дружно занимались Не думаю, что слова Мелании про мужиков и эзотериков повлияли на меня, нет, я сама умею наблюдать и делать выводы. Я сразу заметила, что мужчины здесь не торопятся помочь женщинам, даже если те делают тяжелую, откровенно мужскую работу. Водой, дровами занимался исключительно слабый пол. Противоположная половина человечества совершенно не желала тратить время и силы на эту ерунду. Особенно меня поразили йоги. Вечером мы сидели у костра. К нашему огоньку подсели еще восемь довольно разных особей мужского пола, среди которых преобладали поклонники этого течения. Они с жаром поведали нам, что йога – это верный путь к нирване и мы, разумеется, немедленно должны вступить на стезю духовного и физического самосовершенствования, если хотим всю жизнь оставаться молодыми и здоровыми, а также достичь духовного просветления. К нему, к духовному просветлению, и должен стремиться человек, если хочет хоть чем-то отличаться от животного! Мыс интересом слушали пламенные речи, несмотря на то что нас нещадно кусали комары. Всех, кроме, естественно, Меланин. Она сидела, тихонько хихикала над нами и бухтела: «Я невкусная, я невкусная». И похоже, ей удалось уболтать местных кровопийц, по крайней мере тех, которые летали и жужжали.. Впрочем, возможно, что с кикиморами болотными, их насылающими, у нее были какие-то свои отношения. Предполагаю, что родственные. Костер медленно угасал. Глаша решила принять меры.
– Дрова кончаются, – сказала она, внимательно глядя на сидящих вокруг костра мужчин.
Мужчины как-то сразу притихли. Глаша повторила попытку. Придав своему голосу сексуальные нотки, она повторила:
– Дрова кончились. Надо бы принести.
– Надо попросить мужиков, пусть принесут, – откликнулся один из наших собеседников.
При этом никто даже не пошевелился! Видимо, к мужикам они себя не относили и за дровами не собирались. Глашка и Мелька переглянулись и презрительно прыснули.
– Эзотерики! – протянули они в один голос, гнусаво растягивая любимое слово, и громко расхохотались. Количество сидящих с нами мужчин резко уменьшилось. Мы с Глафирой пошли за дровами.
– Глаш, – сказала я, – ты только не думай чего плохого! Но я…
– С Глебом переспала? – грозно спросила Глашка.
– О господи! Голодной куме все хлеб на уме! Нет! Дура какая! Дался тебе этот Глеб! Послушай меня, я случайно узнала одну вещь. Помнишь ту женщину, которая была с ним в «Олимпии»? Неопределенного возраста.
– Конечно помню! Это Валя Гусаренкова, она с нами работает.
– Так вот…
И я рассказала о том, что я видела в салоне, и заодно передала слова Татьяны Астапчук и Александры Петровны.
– А ты не врешь? – усомнилась Глафира.
– А зачем?
– Ну, может, тебе самой Глеб нравится?
– Нравился бы, я бы его еще в «Олимпии» склеила. А приворот попросила бы Александру Петровну снять. И зачем тогда тебе рассказывать?
– Логично. И что теперь делать?
– Попробуй то, что посоветовала Александра Петровна.
– Попробую. Спасибо!
– Да не за что!
– А у тебя-то как?
– В двух словах не расскажешь! У тебя сигареты есть? Давай покурим, расскажу. При Мельке курить невозможно, она такие рожи строит, как будто ее зарином травят!
– Аишу не обижай!
– Кто ее обидит, тот трех дней не проживет. Здесь вроде вообще не курят, но мы ведь спрячемся?
– Давай вон там, за елкой.
Мы закурили, и я рассказала про роман с Аристархом. При этом у меня были большие сомнения, а роман ли это.
– А ты сама его на кофе пригласи и в койку затащи. Сразу все поймешь, – посоветовала Глафира.
– Боюсь я сразу все понять. Надежды не будет.
– Понятно. Удивительное дело! Ты ведь красивая, практически модель. И умная. Фигура у тебя классная. Весело с тобой. Ну, казалось бы, чего мужикам еще надо?
– Значит, дело не в этом. Значит, не это главное.
– А в чем? Что главное?
– Вот именно, в чем? Как там у Успенского: «Знал бы карму, жил бы в Сочи». Вот ты знаешь свою карму?
– Не-а.
– И я не знаю.
Мы вернулись к костру. Спать Катерина и Мелания конечно же не пошли, но эзотериков, не считающих себя мужиками, уже разогнали. Мы немного посидели, а потом всей толпой отправились бродить по лагерю, потому что жизнь в нем не утихала даже ночью. Пели, свистели, танцевали, играли на барабанах, медитировали. Глафира сказала, что угомонятся все только к рассвету. Мы устали раньше.
Утром пошел дождь. Мы проснулись от стука капель по крыше палатки. Внезапно стало серо и неуютно, и утренняя зарядка в виде очередного танца мира совершенно не прельщала. Я немного побродила в поисках новых знакомых, но после бурной ночи все дрыхли. Родители вяло отгоняли излишне бодрых детей. На самой красивой поляне какие-то люди ставили огромный шатер, сшитый из трех полевых армейских палаток. Сооружение походило на брезентовую тюрьму, даже на окнах шатра было какое-то подобие решеток. Руководил всем энергичный плотный мужичок, похожий на раскаявшегося бандюгана. Из динамиков неслась бодрая медитативная музыка. Кто-то сказал: «Ну вот, приехал Джаганатыч, начнется вайшнавская колбасня!» Я спросила, кто такие вайшнавы, и мне ответили, что они тоже кришнаиты, но отделившиеся. У них и правила жестче, и структура немного другая. Короче, секта. А Джаганат и вправду из бывших бандитов и всех держит строго. Правда, они всех, кто к ним приходит, кормят бесплатно. При этом Джаганат мрачно шутит: «Ешьте, ешьте нашу еду, я вас всех зомбировать буду!» А может, и не шутит, никто не знает, пока не поняли. Я вернулась к нашим палаткам. Проснулась Катя.
– Ну что, поехали домой?
– Поехали, мне здесь надоело.
– Да и я чего-то от этих танцев здорово устаю! Тем более по три раза в день, по два часа. Как в пионерском лагере. Поехали.
– А Мелька с Глашкой?
– Мелька до конца фестиваля останется. А Глашка уже утром усвистала. Видишь, палатки ее нет.
«Поехала белоглазого спасать», – подумала я.
Мы быстро собрались и потопали на электричку. Народу на станции было мало, в вагоне тоже, как-никак понедельник. Ехали молча. Катька искала (и нашла) на фестивале вдохновение и теперь была по уши погружена в свои проекты. Она способна черпать идеи отовсюду. А я думала. Обо всех. Народу на фестиваль собралось много, мне даже показали наблюдателя из органов, выдающего себя за последователя Ошо. Такого невысокого мужичка с волосами, крашенными под линялую лису. Говорят, он бывает на всех мероприятиях. На всех! И как крыша не поехала? Натренирован! Все были такие разные. И молодые и старые, и сильные и слабые. Все как один ищут свой путь. Или силу Кто-то находит. Вот Зульфия нашла. И силу, и власть, и восхищение. И довольна. Только ее путь мало кому подходит. Только такой же Зульфие, которая однажды придет на смену старой, когда та ослабеет, и пожрет ее. А еще я думала об одиночестве, несмотря ни на что не покинувшем меня на этом ярком празднике. Не знаю, но даже единение, возникавшее после танцев, занятий и медитаций, сейчас показалось мне иллюзорным. Точнее, недолговечным, как крылья бабочки. Может, чтобы не чувствовать себя одинокими, люди и объединяются в религиозные течения и секты? Вот и кришнаиты, и отделившиеся от них вайшнавы, с которыми кришнаиты вечно ругаются, по-своему счастливы. О них заботятся их гуру. Этот Джаганатыч, например, что руководил возведением уродливого шатра. Их поддерживает община. Может, в этом спасение от одиночества? Может. Только не мое. Хотя на фестивале я все-таки нашла магию! Она была в музыке единого сердца, которую я слышала, когда стояла с Меланией на сопке. Когда волынки, голоса, барабаны слились в одну мелодию. Люди стремились к гармонии с миром и друг с другом. И это получилось! Пусть не надолго, но это было. Похоже, у этого мира, где все так разрозненны, как рассыпанные детали мозаики, есть шанс… А магия, похоже, всего лишь внутренняя сила, ее можно развить. На что ты ее направишь – выбор за тобой. Пойдешь ли по пути Зульфии или выберешь другую дорогу. Их много… Заверещал телефон. На дисплее высветился номер Аристарха. Я подпрыгнула от счастья.
– Саша?
– Да, это я.
– А ты где?
– Еду в электричке, через двадцать минут буду на финляндском вокзале.
– Была на даче?
– Нет, ездила на фестиваль в Петиярви.
– А, знаю, знаю… И как?
– Пока не поняла. Но очень понравилось!
– А хочешь, я тебя встречу и отвезу домой?
– Конечно хочу! Только я не одна, я с Катей Лютаевой.
– И ее отвезу. Где она живет?
– В соседнем доме.
– Вот видишь, как здорово! Через двадцать минут начинаю ждать вас на площади у вокзала. Машину помнишь?
– Помню.
– Замечательно. До встречи.
Телефон замолчал. Я бросилась тормошить Катьку.
– Кать, как я выгляжу? Лютаева посмотрела на меня мутно:
– Прилично. А что?
– Нас будут встречать!
– Матадор?
– Сама ты матадор! Аристарх! Дай зеркало!
– Да отлично ты выглядишь! Посвежела. Причешись только.
Двадцать минут пролетели как десять. Я успела накрасить губы, причесаться и заплести волосы в пару косичек. Мне казалось, так они выглядят чище. Подъехали к вокзалу. Родной город привычно хмурился тучами. Лето в этом году получилось сереньким. С дождиками. Перрон блестел, от мороси воздух казался густым и плотным, было трудно вдыхать. Или это я волновалась так, что он с трудом проходил в легкие? Да! Вот они, проклятые барабаны, опять бухают где-то в районе грудной клетки. Прямо напротив выхода стояла машина Аристарха и он сам, собственной персоной. Мужчина моей мечты поспешил нам навстречу, подхватил наши рюкзаки и положил их в багажник. Учтиво поздоровался с Катериной. Со мной позволил вольность – поцеловал в щеку. С чего это вдруг? Мы сели в машину. Пока ехали, меня затерзали сомнения: все будет так, как всегда, доедем, попрощается, убежит. «Все, хватит», – решила я. Домчались за полчаса, Аристарх продолжал поддерживать имидж джентльмена, высадил сперва Катю, донес вещи до квартиры. Потом мы переехали через двор и остановились у моего подъезда. Я вышла из машины. Отстранила Аристарха. Сама взяла рюкзак и пошла к себе. В конце концов, почему я, как дура, жду от него каких-то шагов, а он играет со мной, как кот с мышкой. У дверей я обернулась и сказала:
– Спасибо, что подвез.
Мужчина моей мечты выглядел изумленным, я бы даже сказала, озадаченным. Он так и стоял у раскрытого багажника машины.
– Саша, я рассчитывал, что ты меня хоть на чай пригласишь.
– Людям свойственно ошибаться, – ответила я. – У меня не убрано. В другой раз.
И поднялась к себе. Иногда, мне кажется, не стоит ждать, пока кто-то другой сделает тебе больно или обманет ожидания. Можно самой себе это запросто организовать.

ПРИЧУДЫ ЛЮБВИ

Что делает молодая женщина, не пустившая любимого на порог своего дома? Вариантов множество. Вплоть до самых экстремальных. Но экстрима с меня на сегодня было достаточно. Я решила сделать уборку. Ничто так не помогает навести порядок в голове, как хорошая уборка. Квартира у меня однокомнатная, но отнюдь не маленькая. Большая прихожая и очень вместительная пятнадцатиметровая кухня, она же и столовая. Да! Еще есть удивительная ванная комната, оснащенная небольшим тамбуром, который все почему-то называют «предбанник». В нашем районе домов с подобными квартирами мало. Так строили на севере, около залива. Витя Инеев, который там живет, свои места просто обожает и находит очень престижными. а на мой вкус, там ужасно уныло. Дома похожи на кубики гигантского конструктора. Затянувшаяся игра малыша-великана. Мое Купчино гораздо уютнее. Бабушка тоже так считала. Она, в отличие от многих, проживших всю жизнь в «историческом центре» и не представляющих себе жизнь без высоких потолков, шума и выхлопных газов, полюбила свою квартиру сразу. За год до смерти она сделала очередной ремонт, купила себе новую мебель, сменила плиту, линолеум на кухне заменила керамической плиткой. Ванную комнату сделала бирюзовой. Квартира получилась не только очень уютная, уютной она была всегда, она стала модная и стильная и какая-то даже молодежная. Я тогда предлагала бабушке выделить мне комнатку, отделив кусок кухни. Но моя бабулечка сказала: «Сашка, нам ведь с тобой и в одной комнате спать не тесно?» Теперь я понимаю, что моя дорогая старушка просто заботилась обо мне. Готовила для своей Сашеньки жизненное пространство. Место, где ей будет хорошо, даже когда ее не будет рядом. Особенно когда ее не будет. К сожалению, я вспоминаю об этом чаще всего тогда, когда беспорядок начинает буквально путаться у меня под ногами, как назойливый щенок. Жилище, обойденное моим вниманием, заросло пылью и мусором. Множество вещей попряталось под диваны или вальяжно повисло на спинке кресла. На балконе обнаружились забытые пепельницы, благоухающие как ночной клуб поутру. Хаос и свинство! Стало стыдно. И я, подгоняемая проснувшейся совестью, а также грустными мыслями о себе и Аристархе, о любви и роли женщины в современном мире, стала приводить дом в состояние гармонии. Постепенно я вошла в азарт и опомнилась лишь тогда, когда перемыла весь кафель на кухне, в ванне и туалете, а также ванну, унитаз, раковины, газовую плиту и дверцы кухонного шкафчика. Когда мыть уже было больше нечего, а странная смесь сознания собственной правоты и жалости к себе стала совсем невыносимой, я решила помыть самое себя. Открыла кран до отказа, вылила полбутылки моего любимого шампуня. Дождалась, пока под сильным напором воды взобьется пена, разделась, сложив грязную одежду в корзину для белья, легла в ванну. Точнее, опустилась в душистое облако, с тайной надеждой выйти из него обновленной и возрожденной, как Афродита.
Я лежала и думала, а почему я, собственно говоря, прогнала Аристарха? Зачем? Что мне не нравится? Чего я боюсь? Чем меня не устраивает та игра, которую он со мной ведет? Ведь флирт, а особенно хороший флирт, – это так интересно! Я ведь играю в эти игры! Сейчас-то почему не хочу? Отчего меня так ломает? Может быть, флирт мне сейчас не нужен? Да, скорей всего, так. Я хочу большего. Я как Джулия Роберте в «Красотке». Хочу всю сказку целиком. Запиликала переносная трубка. Я всегда беру ее в ванну.
– Саша? – знакомый бархатный голос.
– Да, Аристарх. Я что-то забыла у тебя в машине?
– Нет.
– Тогда зачем ты звонишь?
– Я чем-то обидел тебя? Почему все так получилось?
– Обидел? Нет. Куклы не могут обижаться… Не беспокойся.
– Ты считаешь, что я играю с тобой?
– Разве нет?
– А ты не думаешь, что, может быть, это защитная реакция? На тебя? Такую красивую, полноценную и независимую?
– Да, без жилищных и материальных проблем. Девушку из хорошей семьи. Какие еще у меня недостатки, кроме моей полноценности, красоты и независимости?
– Саша, ты действительно обиделась?
– Я не хочу говорить о своих чувствах! Обиделась или обрадовалась, разочаровалась или, наоборот, очаровалась! В конце концов, это касается только меня! Я не люблю, когда мне делают больно или заставляют замирать в ожидании! Мне это не нравится! Если ты играешь, я – нет. И не буду.
В трубке повисло молчание. Мне мучительно захотелось отключиться. Зачем он позвонил? Мне стало почти хорошо в этой голубой ванне с розовой пеной, я почти успокоилась, почти уговорила себя, что мне это не нужно. Еще немного, и я разревусь.
– Саша, мне нечего тебе возразить. У меня завтра в двенадцать часов поезд. Я уезжаю на два месяца. Работать. Вернусь в начале августа. Я хотел провести этот вечер с тобой. Ты, ты… я не знаю, как тебе это сказать…
– Как есть.
– Не могу. Пока не могу.
– Ты ведь хочешь приехать?
– Я стою внизу. У меня в багажнике курица гриль, шампанское и всяческая ерунда. И завтра я уезжаю. Пошло, правда?
– Еще как! А будет еще пошлее, если ты увезешь это все к себе домой.
– Да уж.
– Поднимайся.
– Саша…
– В конце концов, у нас есть время до завтра. У меня есть…
Хорошо, что я не завела себе домашнее животное! Тогда от курицы и прочей снеди, оставленной в прихожей, мало бы что осталось. Мы вспомнили о пакете с едой только в три утра. Всю ночь мы любили друг друга и говорили всякие глупые нежности, а утром расстались. Может быть, до августа, а может… Кто знает, что будет в августе…
И зачем мне это было надо? Но уже поздно, и теплые губы, нежные руки и мягкие волосы Аристарха теперь навсегда во мне. И я не знаю, повторится ли это. Он обещает писать. Но не спросил имейл, обещал звонить, но у него самого трубка работать не будет. Так что ничего не изменилось. Почти ничего. Только я заболела им еще сильнее.
Утро вторника ничем не отличалось от других утр этой хмурой недели. Нынешнее лето, как это часто бывает в том месте, где я родилась, не радовало хорошей погодой. Еще не моросило, но опять плотная пелена обложила небо. Странное место, странная погода без теней. Странная девушка Саша. Все-то у нее есть, а ей грустно. От нее в семь утра вышел любимый человек, и он уедет сегодня в неведомые дали. Девушка уже не находит себе места от тоски и желания и проклинает себя за то, что произошло этой ночью, это, как заноза, будет еще долго саднить. Банальный сюжет для женского романа. В детстве я придумала себе одну игру; когда мне было плохо или тоскливо или я попадала в глупое положение, я сочиняла историю про другую Сашу, у которой все хорошо. Свой маленький женско-детский роман, где я была умна, красива, удачлива, прозорлива и остроумна. И все меня обожали. Раньше мне это помогало. Я сама рассказывала себе сказки. Со временем я несколько растратила детскую веру в чудо, но сейчас никакого другого способа спрятаться от гложущей тоски по Аристарху я придумать не смогла. И сейчас я рисовала себе картинки из жизни этой другой Саши, которая встречает Аристарха во дворе. Он передумал ехать, и вот они вместе полетели в далекую Грецию, где бирюзовое море, и на берегу этого моря, где-то на окраине Афин, Саша рассказывает ему о Пелопоннесской войне, а он слушает, слушает… Саша с Аристархом все еще ходили по узким улочкам греческих городов, а Саша без Аристарха автоматически собиралась на работу, красилась, чистила туфли, закрывала дверь на два замка, как учила бабушка, и привычно бежала на перекресток ловить маршрутку.
Реальность предстала передо мной в виде двери салона. Взглянув на часы, я поняла, что пришла на полтора часа раньше! Замечталась! Ну что ж, будет повод, наконец, заняться компьютером, тем более что неделю назад я скачала новую программу для систематизации клиентской базы. Вот если уж случилось у меня такое «рабочее» настроение, займусь, пока клиенты не набежали.
Но, открыв дверь, с удивлением обнаружила, что в салоне кто-то есть. На вешалке висел пиджачок Мнеева и женский плащик пронзительно розового цвета.
Приглушенно звучала музыка, сопровождаемая каким-то стуком. Нет, это был не стук, а скорее звук ударного инструмента. Точно! Это бубен! Ага! Вот оно! Утренний сеанс! Лечение от отсутствия оргазма! Ну и денек сегодня! Я прокралась к Витиному кабинету, прислушалась. Подслушивать ужасно нехорошо, но меня бы разорвало на месте, если бы я этого не сделала! За дверью звучали заунывные эзотерические мотивы, «неземные» голоса сливались с мелодией, исполняемой на электрооргане, потом вступали волынки, потом опять раздались удары в бубен и послышались страстные женские стоны. Да, Лилька не соврала. На цыпочках я прокралась в приемную и, стараясь вести себя как можно тише, включила компьютер. За соседней стеной стонали и завывали на разные голоса. Удары в бубен здорово разнообразили картину. Минут через сорок музыка стала тише. Хлопнула дверь, и по коридору прошлепали босые ноги, явно в ванную комнату. Потом обратно. Судя по легкости шагов, женские. Снова «шлеп, шлеп» – тут уже походка потяжелее. Витя. Я надела наушники, сунула в плеер диск Чезарии Эворы, да, да, именно Чезарии, а не Сезарии, как принято, поскольку имя певицы звучит именно так, как говорила моя приятельница с испанского отделения: «Никогда не верь русским!» – и включила музыку. Изобразила увлеченность работой, на тот случай, если Витя заглянет в приемную. И правильно сделала, потому что Инеев нарисовался на пороге буквально минут через пять. Слава богу, одетый!
– Саша! Что ты тут делаешь так рано? – изумился колдун.
Я притворилась оглохшей от музыки.
– Что, Витя? Что ты сказал? – проорала я, вынув один наушник.
– Что ты делаешь так рано, спрашиваю.
– Мне надо компьютер почистить. Я не знала, что ты здесь. Потом музыку услышала, подумала – работаешь. Не стала мешать, тем более что у меня самой только час до приема спокойно повозиться с базой. А ты чего так рано?
– У меня утренняя медитация. Лечебный настрой.
– А я не знала, у меня не записано. – Я старательно изобразила изумление.
– Давняя клиентка. Я забыл сказать Петровне, кстати, не пиши в журнал, она со мной сама расплатится. Я с Петровной разберусь.
«Уже расплатилась», – съязвила я про себя, но продолжила игру:
– Отлично! Ладно, Вить, извини, не отвлекай меня, а то я что-нибудь пропущу или напутаю. Я программу новую принесла, сама в ней толком не разобралась. Потом поболтаем, ладно?
– Ладно, я тоже еще не закончил. Меня пациентка ждет. Кстати, Саш, может, опять сходим куда?
– Давай, если будет настроение.
– Будет, будет…
Витька многозначительно улыбнулся и убежал «долечивать» даму. Ну-ну, «лечебный настрой»! Я всегда думала, зачем ему в кабинете такой большой диван. Кажется, я получила ответ на этот вопрос. Если подходить к проблеме творчески, для лечения аноргазмии целитель должен использовать самые нестандартные варианты. На полу, на подоконнике или на столе, а может быть, перекинув даму через ручку кресла. Я представила все это в динамике и пластике, и мне стало смешно. Потом грустно. Что смеяться-то? Остается только завидовать неведомой Витиной «пациентке». Я с Инеевым оргазма не испытаю, не только под бубен, даже под оркестр ударных инструментов. А вот тот, с кем мне не надо бубнов и медитативной музыки, сейчас садится в поезд и… «Миленький ты мой, возьми меня с собой, там, в стране далекой…» и так далее. Противно запищал мобильник.
– Да, слушаю.
– Саша, это я.
– Аристарх! Ты никуда не уехал?
– Если бы. Я уже в поезде.
– Да, ну что же… Счастливо тебе.
– Ты ничего не хочешь мне сказать?
– Хочу. Я буду скучать. Мне было хорошо с тобой.
– И все?
– А что бы ты хотел услышать?
– Ну, не знаю… Мне так и не удалось разбудить твое сердце, Саша… Я, наверное, что-то делал не так…
Меня затопило гневом по самую гортань. Сердце не разбудил! Калиостро хренов! Да оно при виде тебя чуть из горла не выпрыгивало! Насмотрелся кино! И тут меня понесло:
– Знаешь, Аристарх, мне иногда кажется, что ты просто дурак! Умный взрослый дурак! Тебе ничего не надо было делать! Ничего не надо будить. Только разглядеть! Если хочешь знать, я влюбилась в тебя, как только увидела! Я все время сдерживалась из последних сил, чтобы не расколоться и не потерять остатки достоинства! А знаешь почему? Потому что любить бывает больно! В любви человек беззащитен! Раним! Он как устрица без раковины. Бери и ешь! Только лимоном не забывай поливать. Чтобы вкуснее. А я не хочу, чтобы меня ели! И сама есть не хочу. Я хочу, чтобы это было как танец. Танго или вальс, когда партнер ведет, а ты отзываешься и следуешь за ним. Танец, понимаешь… Когда хорошо обоим…
– Ты…
– Да, я люблю тебя! Да!
– Почему ты мне раньше не сказала!
– А разве ты спрашивал?
– А надо спрашивать?
– Надо. Людям вообще нужно разговаривать, чтобы понимать друг друга. А женщине нужны слова. Мне нужны слова. Нужны. Я даже не знаю, что я для тебя – просто приключение, одна из донжуанского списка или что-то еще… Может быть, тебе мое сердце нужно просто для коллекции. Они у тебя дома в рамочках на стенах висят. Женские сердца, как бабочки на булавках.
– Что ты несешь! Какие бабочки, какие булавки! Я люблю тебя, Сашка! Ты совершенно невыносима! Боже мой, какая ты дура! Умная дура. Зачем я еду?
– Оставайся.
– Не могу, поезд уже тронулся.
– Прыгай с поезда.
– Отличная идея! Подожди, только присмотрю насыпь помягче.
– Не стоит. Не надо лишнего риска. Переломаешь свои красивые волосатые ноги. Просто приезжай скорее.
– Постараюсь. Я буду писать тебе при первой возможности на адрес салона. Проверяй почту. И прекрати придумывать всякую ерунду. С Александрой Петровной поговори, что ли. Она тебя просветит о сердцах и бабочках. У нее большой опыт. И не злись. Все не так, как ты думаешь. Совсем не так.
– А как?
– Расскажу, обязательно расскажу, когда приеду.
– Лучше напиши.
– Нет, мне надо видеть твои глаза. Не торопись, Саша. Сашенька, любимая. Попробуй поверить, что я очень давно не говорил женщине этих слов.
– Обязательно попробую. Мне нравится верить, и я не люблю долго злиться.
– Значит, ты совершенство?
– Еще какое!
В трубке начались помехи, связь стала неустойчивой. Голос Аристарха то появлялся, то пропадал.
– Сашка! Все, пока. Я буду писать, звонить. Не наставляй мне рога с Инеевым, это пошло.
– Ладно, найду более достойного кандидата.
– Да уж! Подсуетись, пожалуйста! Все, до свидания, любимая. Какие же мы с тобой идиоты!
Да, идиоты, это точно. Хорошенькое окончание разговора! Ну ладно, теперь у призрачной птицы-надежды есть маленький шанс стать реальной. Писать будет, звонить. Любит. Точнее, говорит, что любит. А что я буду делать со своим молодым и здоровым женским телом эти полтора-два месяца? Как быть с «цепями Эроса»? На сеанс к Инееву нельзя, только в секс-шоп! Шутки шутками, а мне будет тяжело. Я девушка пылкая, с Аристархом мне было хорошо. Очень хочется продолжения. Ну что ж, брошу курить, начну бегать по утрам, ходить в тренажерный зал и на занятия по танцам живота к Мелании. Авось полегчает. Хотя сомневаюсь.
Клиентов было мало, и рабочий день тянулся долго, как песня степняка. Инеев, веселый, и удовлетворенный, полдня строил мне глазки, а потом унесся куда-то. Прекрасная Татьяна пребывала в дурном расположении духа. К ней записались двое, и оба не пришли, она напрасно просидела два часа. Даже кофе, сваренный моими умелыми ручками, не улучшил ее настроения. Работала сегодня в основном Александра Петровна. К ней один за другим шли солидные бизнесмены и бизнесвумен. В шесть все кабинеты опустели, пришла уборщица и стала наводить порядок везде, кроме кабинета Аристарха – хозяина нет и мусорить некому. Я постояла у дверей, затем зашла, посидела в кресле для посетителей. Потом пересела в его кресло. Положила руки на подлокотники, втянула носом воздух. Мне показалось, что я уловила запах его одеколона. Погладила его компьютер. Опять пересела в клиентское кресло.
– Тоскуешь, Сашенька?
Ну вот! Когда я привыкну к манере мадам возникать будто из воздуха? Все-таки у Александры Петровны очень легкая походка.
– Да, – только и смогла ответить я, застигнутая врасплох.
– Заходи ко мне через полчасика. Поболтаем. Подготовь пока полную распечатку по визитам клиентов, надо отдать бухгалтеру. Послезавтра зарплата.
Ну вот и месяц пролетел. Как быстро! Я вернулась в приемную и села за компьютер. Да, вовремя принесла новую программу: десять минут – и распечатка готова. Кто, когда и к какому специалисту приходил. Очень удобно. Молодец Саша! Надо будет похвалить себя Александре Петровне.
Гордая собой, я понесла плоды моих трудов своему «эзотерическому» начальству. Желание похвастаться ноу-хау немного повлияло на мою привычную воспитанность. Я вошла не постучав. И увидела то, чего ни в коем случае не должна была видеть: один из клиентов Александры Петровны, тот, что называл ее Сашенькой и целовал ручки, сидел, уронив голову на стол, на ее руку, другой рукой она нежно гладила его по волосам и говорила:
– Паша, Паша, родной, успокойся. Перемелется, мука будет. Она сама этого хотела… Ты же знаешь, все равно бы у нас с тобой ничего не получилось. Знаешь ведь. Не судьба…
Выдавив придушенное «извините», я спешно ретировалась обратно в приемную, логично рассуждая, что, если я понадоблюсь Александре Петровне, она сама меня позовет. Когда клиент появился в салоне, я не заметила, сидела за компьютером, погруженная в работу. Да, кажется, один раз Александра Петровна ходила открывать. Но звонка я не слышала! Через полчаса я поняла, что разговора с мадам сегодня не получится. Сложила отчет в папку, сделала на принтере красивую наклейку «Отчет по работе с клиентами» и тихонько подсунула под дверь кабинета «великой и ужасной». И ушла, аккуратно закрыв за собой дверь.

БЕСЕДЫ О ЛЮБВИ, ОГУРЦЫ И МОРЕ ПИВА

Выйдя из салона, я подумала, что если сегодня такой день, когда вокруг меня водоворотами кружит любовная и сексуальная энергия, то надо напиться. Желательно вусмерть. Поскольку мне, бедной покинутой девушке, насладиться этими энергиями в полной мере все равно не удастся. Значит, надо компенсировать. Можно пивом. Напиваться одной чертовски скучно. На определенной стадии опьянения будет совершенно некому поплакаться в жилетку, а это не по-нашему, не по-бразильски. Да и веселее вдвоем. Одинокое пьянство – порочный путь. Итак, надо найти еще одно разбитое сердце, скооперироваться и сообразить на двоих. Если учитывать, что до первой получки в салоне осталось два дня, денег у меня достаточно. Если не сказать неприлично много. Что-то в этом месяце я мало потратила. Можно даже куда-нибудь сходить. Например, в «Дублин». А еще можно засесть в одном из китайских ресторанчиков и налиться по горло пивом, заедая его разными экзотическими вкусностями.
Ну вот, идея родилась, средства есть – надо воплощать. Самая несчастная в моем окружении на сегодняшний день, по моим предположениям, – Глафира. Это ведь она умчалась с эзотерического фестиваля как ошпаренная, спасать своего журналиста. Я нашла в записной книжке Глашкин телефон.
– Да! – проорала моя маленькая трубочка звонким Глашкиным голосом.
– Привет, это я, узнала? Глаш, у меня к тебе дело.
– Какое?
– У тебя как со свободным временем?
– Через полчаса освобожусь.
– А с настроением?
– Поганое. А что?
– Аналогично. Есть хорошая идея – сходить куда-нибудь и напиться. Если нет денег, ерунда, я почему-то оказалась богатая перед зарплатой.
– Деньги не проблема. А что случилось? Из-за чего будем пить?
– Из-за чего пьют молодые и красивые? Из-за мужиков, конечно. Самый распространенный повод. Ну что молчишь, у тебя на личном фронте все зашибись, что ли?
– Да не сказала бы.
– Так, может, будем пить и плакаться друг другу в жилетку? Отличная перспектива!
– Согласна. Только у меня еще одна идейка есть. Ты где находишься?
– В данный момент недалеко от Сытного рынка, а что?
Глафира на минуту задумалась.
– Подходит. Я сейчас в «Балтийском доме», можем встретиться через полчаса у входа. Да, слушай, но я хочу попросить тебя об одной вещи. Это не сложно. Сделаешь?
– Смотря что.
– Не волнуйся, все очень просто. Если ты рядом с рынком и там продают огурцы, купи, пожалуйста, пару килограммов.
– Мы что, будем напиваться, таская за собой авоську с огурцами?
– Нет. Таскать не будем. Я же сказала, у меня идейка есть. Очень помогает развеяться. Для этого нужны огурцы, красная ленточка и текущая вода. Река или канал. И желательно хорошая компания. Хочешь поучаствовать?
– Если помогает развеяться, то обеими руками за. Огурцы уже вижу. А ленточку нет. Значит, два килограмма? А если три?
– Не стоит. Три – это перебор. Два бери. Все, мне некогда. Покупай огурцы – ленточки у меня два метра в сумке еще с весны валяются.
– А поподробнее?
– Потом расскажу. Давай хватай огурцы и подходи.
И Глашка бесцеремонно отключилась. Ну, это нормально. Глафира работает не только на телевидении гримером, но и в театре подрабатывает. Она девушка деловая и занятая. Это, кстати, при всей ее фантастической влюбчивости помогает ей держаться в форме и особо не раскисать, когда ее очередной роман доходит до какой-нибудь особенно печальной фазы. Некогда плакать, работать надо, деньги зарабатывать. Глашка, как и я, живет отдельно от всей своей безумной семейки и заботится о себе сама. Ее мама, как и моя, человек страстный. Но если страсть моей матушки – мой батюшка, то Глафирина мама страстный общественный деятель. Она известный в своей среде человек с хорошей репутацией. Постоянно что-то организует – какие-то выставки, фестивали, короче, ведет бурную просветительскую деятельность. И неплохо зарабатывает, что помогает ей обеспечивать всем необходимым многочисленных Глафириных братьев и сестер. Периодически Глафира ворчит, что матушка родила такое количество детей только для того, чтобы вокруг нее было как можно больше народу. Но, если подумать, все мы несправедливы к своим матерям. Даже моя до предела избалованная матушка находила повод для недовольства бабулей. Со временем это проходит. А Глашке я даже завидую немного. У нее тесная связь с родными, и ее мама частенько обрушивает на нее водопады материнской заботы и любви. По словам Глашки, совершенно некстати, но я думаю, она лукавит. Моя балует меня этим совсем редко. Обычно я общаюсь с родителями по телефону. Или сама наведываюсь по вечерам. Но конечно же они меня любят…
Ну вот, огурцы куплены у симпатичного южного парня. Мы поторговались от души, и он здорово уступил мне в цене, за мои «прекрасные глаза» и еще потому, что «вечерний базар дешевле утреннего». До встречи оставалось пятнадцать минут.
Я купила три бутылки холодного светлого пива в ларьке на трамвайной остановке, открыла одну и присела на ограждение аккуратно напротив входа в театр. Что-то в Питере стали слишком много пить. Еще только начало восьмого, а уже столько пьяных! Особенно здесь, в сквере возле «Горьковской». Раньше вроде меньше было? Или сегодня вечером все лечат разбитые сердца алкоголем? Да нет, скорее разбитые морды.
Бутылка уже подходила к концу, когда появилась Глафира. Усталая, но деловитая, как всегда.
– Привет, Сашка! Уже начала?
– Привет! Ха! А что мне оставалось делать? Кстати, там, в огурцах, есть еще парочка. Может, откроем и продолжим, пока решаем, куда пойдем?
– Давай. Не откажусь. Но сначала мы пойдем кидать огурцы.
– Еще раз объясни, что делать? Мне как-то непонятно. Раньше я совершала с огурцами другие манипуляции. Я их банально ела.
– Что тут непонятного? Давай открывай пиво, по дороге расскажу. Это весело. Нам надо на набережную.
Я девушка предусмотрительная, и в качестве брелка для ключей у меня открывалка. Мы откупорили бутылки и, прихлебывая из горлышка еще прохладное пиво, побрели по направлению к Неве.
По дороге мы подробно обсудили тему огурцов. Глафира объяснила, что кидание огурцов способствует привлечению в жизнь качественной сексуальной энергии, и если огурцы обвязать красной ленточкой, а под нее положить монетку, то и денег. Я уточнила:
– Энергии или секса?
– Секса, конечно. Но главное, качественного секса!
– А что, у тебя с журналистом проблемы?
– Не в этом дело. Проблемы, конечно, есть. У него. Но это неинтересно. Потом расскажу, если захочешь, хотя приятного мало.
– Нет, не захочу. Погоди, погоди, объясни еще раз, что делают эти огурцы?
– Откуда я знаю, что они делают? Они плывут и тонут! Надо их бросать и наблюдать за ними. Если они тонут быстро, то секс будет скоро, а если плывут, то надо подождать. Но будет обязательно. И денежки придут.
– А откуда это колдовство? И кстати, с чего ты взяла, что мне нужен секс?
– Так, а о чем мы говорили в лесу? Тебе что, уже удалось затащить его в постель? Тогда почему ты такая несчастная?
– В общем, было вчера, – нехотя выдавила из себя я. – И было хорошо. Только не знаю, будет ли продолжение.
– Ну, „тем более не помешает. А огурцы – это и не колдовство, это магия. Белая, между прочим. Раскрывает творческое начало и нестандартное отношение к жизни. Симорон. Есть такое направление в эзотерике. У этого симорона в разных городах есть школы, которые организуют курсы, семинары, занятия и все такое. Идея, как я поняла, простая: сформировать открытое, позитивное отношение к жизни и креативное мышление. Изменить качество жизни. Например, перевести отношения из сферы драматического театра в комический. И все это тонкая магия, направленная на себя самого. Может, слышала?
– Слышала. И даже на сайт в Интернете набредала. Интересно. Но что-то про огурцы я там ничего такого не читала.
– Это индивидуальная техника, говорю тебе, одна ведьма-симоронистка для себя разработала, а она, оказалось, у всех работает. Ну, в общем-то так и должно быть.
– А тебе зачем? У тебя же уже есть этот Глеб? Может, какую-нибудь другую технику? Чтобы он к тебе по-человечески относился?
– Ну, во-первых, чтобы воздействовать на другого человека, надо прежде всего изменить себя. Я так думаю. А потом, знаешь, Сашка, я вчера по церквям-то изрядно побегала, по твоему совету кстати. И семь сорокоустов ему заказала, а еще и себе три. И что-то у меня в голове сдвинулось. Мне вдруг показалось, что вроде и не люблю я его вовсе, просто самолюбие женское заедает. Он меня на это самолюбие цепляет, а я и цепляюсь, как дура. Мучаюсь. А люблю-то я совсем другого человека. И давно люблю. Он доктор. Мы с ним друзья. Уже много лет. Он хорошо ко мне относится, но не так, как мужчина к женщине. У него девушки все типа тебя, высокие брюнетки, стервозно-модельной внешности. Только не очень умные. Он их меняет часто, а толку… Я вдруг поняла, что отношения с Глебом – просто заменитель любви. Как заменитель сахара. Да, мужик он видный, красивый, и я его хочу, но сердце у меня, когда я с ним разговариваю, сильнее не бьется. А когда с доктором – бьется. И общаться мне с ним интереснее. Человек он гуманный и глубокий. Знаешь, у него потрясающая мама. Зубной врач. Я с ней подружилась и лечу у нее зубы. Я просто не верила в себя, думала, что если я не длинноногая брюнетка с глазами некормленой кошки, то мои шансы равны нулю. А теперь почему-то так не думаю.
– Ну, спасибо тебе, дорогая, и за стервозно-модельную внешность! И за глаза некормленой кошки!
– Глаза некормленой кошки не у тебя, а у его последней девушки. Жутко противная баба. Хотя красивая. У тебя глаза другие: теплые, веселые. Но все равно, вид… Ну как тебе сказать мягко, ну боевой, что ли. А ты что, считаешь, что у тебя вид бедной овечки?
– Ну не стервы же!
– А я и не сказала, что стервы. Но беззащитной, Саша, ты не выглядишь. Не обольщайся.
– Да? А в душе я такая беззащитная!
– В душе мы все беззащитные! Но кто это видит? Ну что, будешь кидать огурцы? Я лично буду!
– А огурцы нужно кидать, думая о конкретном человеке или просто?
– Огурцы нужно кидать, думая о качестве секса.
– Качество было хорошее. И количество тоже. Только повторится это не скоро.
– В смысле? Расскажи, наконец, все по порядку, что у вас было!
Глафира требовательно уставилась на меня своими большими голубыми глазами. И я раскололась. Рассказала ей про Аристарха, про то, что случилось прошлой ночью и что он уехал. Неизвестно куда и на два месяца. Весь рассказ Глафира смотрела на меня сочувственно.
– Не повезло! Какие же они все-таки козлы! – подытожила она, – Да, фигово тебе сейчас. Кидай огурцы. Может, все бросит и приедет. А может, полегчает, успокоишься. Или клин какой подвернется.
– В смысле?
– Мужская скорая помощь!
– Ну нет! Я его люблю.
– Ну и люби себе на здоровье. Кто против-то? А неудовлетворенные желания рождают женские болезни. Так мне мой гинеколог сказала.
– Не знаю, не знаю…
– Брось, Сашка! Ты никогда не была ханжой! В любом случае, что ты теряешь?
– Самоуважение.
Твое самоуважение зависит от того, бросишь ли ты огурцы или нет? Или будешь ты мучиться, или найдешь какое-то успокоение? Если будешь мучиться, то, значит, уважаешь себя, а если тебе полегчает, значит, все, просто дрянь последняя? А как ты думаешь, он будет хранить обет безбрачия, как католический священник? Ты в этом на сто процентов уверена? Я же не предлагаю тебе пойти на панель. Я предлагаю тебе расслабиться и не жить в режиме ожидания. Это что, плохо?
– Ну, нет, конечно… Насчет обета безбрачия не уверена, хотя не думаю, что он из тех, кто трахает все, что движется. Человек он цельный. Но в чем-то ты права. Пусть будет так, как будет. Давай ленточку резать. У тебя ножницы-то с собой?
– Глупый вопрос! Естественно!
За разговором мы подошли к набережной. Я перегнулась через парапет и засмотрелась. Перед нами текла величественная и неторопливая Нева. Холодная, сильная. Такая невозмутимая и равнодушная – отражение неспешного и несуетного духа моего странного города.
Мы аккуратно разрезали алую ленточку дорогими парикмахерскими ножницами и стали обвязывать огурцы. Я, как человек постоянно нуждающийся в деньгах, старательно подкладывала под ленточку монетку. Это было непросто, поскольку денежка то и дело норовила выскользнуть. Надо было ухитриться разместить ее так, чтобы она не вываливалась. Монеты достоинством десять копеек почему-то держались лучше, чем пятьдесят. А Глафира еще давала указания: «Решкой к огурцу, орлом к ленточке!» Не знаю, поможет ли мне эта симоронская магия улучшить качество секса, но это обвязывание огурцов меня развеселило. Тем более, что форма овоща рождала определенные довольно фривольные ассоциации. Еще к нам привязались два мотающихся без присмотра мальчика с вопросом: «Тетеньки, а что вы делаете?» На что получили ответ в духе классики советского кино: «Идите отсюда, мальчики!» И еще повезло, что я не стала цитировать Фай ну Раневскую, а то бы дети услышали знаменитое: «Пионэры, идите в жопу!» Эта фраза так и вертелась у меня на языке, но я сдержалась. Когда огурцы были обвязаны, мы принялись бросать их в воду. Глашка метала не очень далеко. Гранату я бы ей не доверила. Правда, ее огурцы тонули сразу. А я кидала далеко, но Мои вели себя как хотели. Одни плыли, другие тонули. Так мы кидали и кидали. Пока содержимое пакета не кончилось. И вот что удивительно – никто не смотрел на нас как на сумасшедших. На нас вообще никто не смотрел. А может, мы рыбу глушим динамитом? Жители моего города отличаются редкой деликатностью. Или совершенно нелюбопытны. Я еще не разобралась в этом питерском феномене. Но если прохожих специально не приглашать посмотреть на действо, сами они не подойдут. Вот даже на девушек, загорающих на Петропавловке без лифчиков, никто открыто не пялится, а лишь посматривают украдкой. А может, девушки жаждут внимания. Я бывала на этом пляже. Без лифчика загорают только те, у кого приличная грудь. Есть что показать. А не ценят! Глянут и глаза отведут. Может, это просто такой чисто питерский комплекс подчеркнутой деликатности? Мы не такие, как все (подразумевается, естественно, Москва), мы воспитанные? Однако стоило вернуться к огурцам. Мне было непонятно их поведение. Почему так по-разному вели себя овощи из одного ящика, а может, даже и с одной грядки? Я стала теребить подругу.
– Понимаешь, мне опыт подсказывает, – объяснила Глафира, – что, если огурцы плывут, секс будет не скоро, а если тонут – скоро. Я же тебе уже рассказывала! Ты вместе с огурцами вступаешь в отношения с Вселенной и пространственно-временным континуумом!
– Ну, Глаш, ты и завернула! В самом деле?
– Зуб даю! Самый лучший, мамой моего любимого доктора залеченный. Вот видишь, у тебя будет секс и в далеком и в ближайшем будущем. В далеком больше. Вон сколько уплыло! А утонула всего парочка.
– А у тебя все утопли!
– Да! Завидуешь?
– Ну, как тебе сказать? Немного.
Глафира задумалась и выдала совершенно неожиданную фразу:
– Эх, хорошо бы все-таки мне его затащить в постель.
– Кого? Журналиста своего? Глеба? Он что, еще и сопротивляется.
– Да нет, доктора!
– Слушай, ты меня совсем запутала! Огурцы, Глеб, доктор еще какой-то появился. Какая ты ветреная, однако!
– Глупости. И не ветреная я вовсе! Мне астролог сказала, что сексуальность – это часть моей природы. И не надо ее подавлять. Ее надо лелеять и развивать. Тогда душа и личность будут пребывать в гармонии.
– Ну, астролог, астролог! Кстати, об астрологе, мой, который уехал неизвестно куда, мне тоже говорил о том, что сексуальность – это часть моей природы. Что она у меня естественная и стихийная. Может, они всем это говорят? Ладно, хватит о звездах, пошли пиво пить!
– Пиво – это хорошо, это позитивно. К китайцам?
– Нет, к ирландцам. Мне показали одно славное местечко, там здорово. Ловим тачку, и поехали.
– Дорого?
– Приемлемо. Но дороже, чем в китайском. Глафира заглянула в кошелек. Посчитала деньги.
– Ладно, поехали.
После кидания огурцов в акваторию водной артерии великого города настроение у нас изменилось в лучшую сторону. В этом «симороне» точно что-то есть. Когда мне опять станет тоскливо, обязательно куплю огурцов, ленточек и пойду кидаться овощами с набережной. Не знаю, улучшится ли у меня «качество секса», но тоска от этого действия испаряется точно!
Машину мы поймали быстро и через двадцать минут уже входили в уютный подвал. Столик у камина оказался занят, пришлось сесть во втором зале, но зато я смогла рассмотреть Анжелику, хозяйку заведения. Она сидела в углу, просматривала какие-то документы и нервно курила. Рядом с ней лежали три или четыре мобильных телефона. Неожиданно один из них отозвался красивой мелодией. Анжелика вздрогнула. Внимательно посмотрела на дисплей, потом взяла трубку.
– Да. Это я. Да, я тебя слушаю. Да. Да, я это сделала. Я! А знаешь, почему я нашла тебя? Потому что все, кто тебя искал, искали деньги. А я – любовь.
Пока она говорила с невидимым собеседником, было видно, как постепенно это волевое, красивое женское лицо становится лицом девочки, которую первый раз пригласили на танец на школьной дискотеке. Или лицом Наташи Ростовой на первом балу. Она встала из-за столика и направилась к двери в служебное помещение. Ей хотелось остаться наедине с тем, с кем она говорила, и своими чувствами. Даже по ее спине было видно, как она волнуется. Мне стало неловко, как будто я случайно прикоснулась к чужой душе. Подсмотрела тайну.
К нам подошла девушка-администратор и предложила место в главном зале, сказав, что через несколько минут начнется концерт ирландской музыки. Мы покорно пересели. Заказали. Вскоре появились музыканты, и разговор прервался – зазвучали волынки. Я вспомнила фестиваль. На душе мгновенно потеплело. Принесли крылышки и пиво. Еда вызвала состояние окрыленное™, а пиво это состояние усугубило. Через какое-то время мы с Глафирой уже отплясывали вместе с англоязычными туристами некое подобие джиги. Глашка и я лихо задирали ноги к сводчатому потолку «Дублина». Я не узнавала подругу, еще пару дней назад она была такой подавленной. А сейчас… Веселится, флиртует. Может, и правда переболела и разлюбила своего белоглазого Глеба? Не зря же про доктора заговорила. Женское сердце переменчиво. Помню, в детстве, у бабушки на Плеханова, нынешней Казанской, на старой квартире, дед частенько ставил арию Герцога из «Риголетто», про то, что «Сердце красавицы склонно к измене и перемене, как ветер мая…», и говорил: «Вот это в точности про твою бабку». А бабушка смеялась и называла его старым ревнивцем. Они любили друг друга так легко и естественно! Может, поэтому рядом с ними всегда было тепло?
Домой меня вез развеселый дядечка лет пятидесяти на старой лохматой «копейке». В салоне одурело орал «Русский шансон».. Машину подбрасывало на отвратительных дорогах, которые, вопреки обещаниям каждого нового мэра, так и не стали замечательными. Я регулярно убеждаюсь в этом, когда возвращаюсь домой налитая пивом, и боюсь расплескаться на сиденья, как плохо закрепленный аквариум. Дома я упала на неразобранный диван и заснула мертвецким сном.
В три часа ночи я проснулась от мучительной жажды, жгучей печали и дикого желания пописать. Сначала кинулась в туалет. Потом на кухню. В холодильнике обнаружила полупустой пакет кефира и допила его залпом. Потом пошла искать в аптечке лекарство, рекламируемое под девизом «Предупреди похмелье», растворила последние два пакетика в чашке кипяченой воды и с отвращением выпила. Вообще-то похмелья у меня не бывает, но утром надо быть свежей. На работу идти. От печали в моей аптечке ничего не нашлось, и я отправилась в душ. Стоя под горячими струями, я думала, что хорошо бы смыть с себя все. Усталость. Тоску. Прошедший вечер и вчерашнюю ночь. Лечь в постель и проснуться снова веселой и свободной, какой я была до встречи с Аристархом. Потому что я кричала ему в трубку чистую правду. Перед лицом любви мы все устрицы без раковины. И я, и Глашка, и прекрасная Анжелика, и великая и могучая Александра Петровна, которая гладила по седеющим волосам своего Пашу. И лицо у нее было такое, что даже сомнений не оставалось: устрица – поливай лимоном и ешь.

НЕОЖИДАННОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ НАЧАЛЬСТВА

Придя наутро на работу, я бросилась к компьютеру, как голодный щенок к миске. Писем не было. Я тотчас прочитала себе лекцию о том, что глупо ждать вестей так быстро, что Аристарх, видимо, еще не устроился, а скорей всего, еще и не доехал и что он обязательно напишет. Помогло, но не слишком. Тоска все-таки точила меня, как червяк яблоко. М-да… Как я ненавижу это состояние! Как я не люблю ждать! Может, я просто не умею «сидеть в засаде», как другие женщины? Но моя бабушка говорила, что, когда отношения настоящие, все происходит легко, как дыхание.
Так вот, мне еще ни разу так не повезло. Конечно, я еще слишком молода, чтобы расстраиваться по этому поводу, у меня все впереди. Я уверена, найдется человек, который полюбит меня именно такой, какая я есть. Без купюр, в той редакции, что уже существует. И мы совпадем во времени и в пространстве. И совсем не обязательно это будет брак. Как Катерина и Андрей, например. Или как Петр и Феврония Муромские.
Кстати, что-то в салоне стало мало клиентов! Лето мокрое, загорать по-человечески можно только в хорошем солярии. Куда все подевались? Солярий – это не долго. Может, все улетели в теплые страны искать отдыха и приключений? Может, в таких заведениях, как наши, летом всегда затишье? В «Сулле» все было с точностью до наоборот. Бизнес-орлы летом наведывались к нам гораздо чаще. Причесочка. Маникюр. Педикюр. Жены в Анталию улетели или на Бали, а по городу ходит масса молоденьких, нетребовательных девочек. Прокатил на «крайслере» или «бьюике» с ветерком, поужинал у китайцев, подарил духи или тряпочку – и: «Ваня, я ваша навеки…» Навеки, конечно, никому не нужно, а вот на летний период… Ну, может, до осени… Если повезет. А потом законные жены пронюхивают – и все. «Улыбкой нежною роман окончен наш…» Да. Теперь я знаю, что хорошо, если так просто. Считай, повезло девчонкам, если развлекся, бросил и никто ничего не узнал. А вот если жены понесутся в заведение, подобное салону Кассандры, да еще в такое, где маги принципиальностью не отличаются и делают по желанию клиента разное, в том числе и мелкие пакости, или к мастеру какому, что за денежку ничем не побрезгует, то полетят вслед юной нимфе всяческие отвороты, или запреты, или, что еще хуже, порчи. И будет юная нимфа за свое летнее приключение долго расплачиваться. Вот так. Совсем недавно проходя по коридору, я отлично расслышала, как из кабинета Татьяны доносился разгневанный визг одной немолодой, но очень состоятельной дамы, которая буквально требовала от Астапчук, чтобы она «…этой сучке покрепче сделала, чтобы на чужих мужей не зарилась…». Татьяна, как могла, отговаривалась и убалтывала женщину на обычный отворот, без членовредительства. Кажется, с большим трудом ей это все-таки удалось. Наша прекрасная ведьма в последнее время стала осторожничать. Как хорошо, что меня никогда не привлекали романы с женатыми мужчинами! Хотя некоторые любовницы тоже хороши. Вот совершенно недавно все та же прекрасная Татьяна поделилась, кипя от гнева. Мол, пришла к ней довольно состоятельная дама сделать приворот. Наша Таня, конечно, сделала. Посетительница уверяла, что хоть мужчина и женат, но жену уже не любит и вообще раньше хотел на ней жениться, только теперешняя жена помешала. Татьяна проверять особо не стала. Денег хотела заработать. Присмотрела себе миленькие золотые часики. И поплатилась. У мужчины оказалась дочка шести лет. Девочка сильно болела с детства и была очень привязана к отцу. Танин приворот сработал – наша красотка Астапчук уж делает, так делает, денежки не зря получает. Мужчина из семьи ушел. Даже квартиру себе купил. Девочка заболела от переживаний, жена чуть с собой не покончила, и это еще полбеды – все в конце концов выкарабкались. Но что-то стало не срабатывать в плане коварной разлучницы, Таниной клиентки. Мужчина, несмотря на приворот с отворотом, все-таки жить вместе с ней не стал. И в дом свой свежекупленный тоже не звал. Видимо, не настолько ему это было нужно. Стоял себе на перепутье бедный мужик и никак не мог решить, что ему делать. И к новой женщине не хочется, и к прежней стыдно. Тут-то и началось самое интересное. Девочка с бабушкой ходили вместе в церковь, и малышка от чистого сердца молилась, чтобы папочка вернулся. Никто ее не учил, сама. Так ребенок пытался справиться со своей первой жизненной драмой. Ее молитвы не пропали в общем хоре голосов. Папочка вернулся. А у Татьяны отнялась правая рука. Она долго не понимала почему. Узнала все от той же клиентки – та прибежала к ней делать приворот повторно, поскольку мужчина, расставаясь с ней, все по простоте душевной рассказал, наивно надеясь «остаться друзьями». Что было с Татьяной, когда она это узнала, описать трудно. Мало того что Луша ее неделю чистила и читала ей морали, так она ведь и на массаж потратилась, и на всяческие процедуры. А тут еще клиентка с претензией, что, дескать, ненадежное у нее, Татьяны, колдовство. Короткое очень и слабое, шестилетняя девочка одолела. Повторить бы. Ну, Таня, естественно, разошлась и так доходчиво объяснила клиентке про космические законы, что у той надолго пропала охота обращаться за магическими услугами. Даже люстра в приемной ходила ходуном. Я уже стала опасаться, что из кухни прилетит на Татьянин зов корейский веник с длинной ручкой, разгневанная ведьма оседлает его и сделает круг почета по всему салону под вопли испуганной дамы. Но ничего, обошлось. Дама испарилась с рекордной быстротой. Рука у Танечки прошла. Почти. За этой рукой много чего числилось, но, видимо, за это колдовство наиболее крепко врезали. Теперь Танюша по сто раз проверяет, прежде чем взяться за магию. Но какова баба! Все ведь знала и про больную девочку, и про жену, что любит мужа до помрачения, а ведь не побрезговала! Иногда я думаю, что мы, женщины, просто монстры! Во всяком случае, некоторые из нас.
Однако что-то сегодня на редкость пустой день. Астапчук не пришла, ручку долечивает. Лукерья что-то камлает у себя в кабинете, велела не беспокоить. У нее давно была запланирована медитация по очистке полевого пространства. Инеева не видно, не слышно. Не то что в ресторан не зовет, в заведении вообще не появляется. Может, завтра увижу. Завтра зарплата. Только Александра Петровна легко, но нервно, как пантера в клетке, ходит по кабинету. Тишина. Телефоны молчат. Не зря Аристарх смылся на свои загадочные заработки. Я решила заварить чаю, чтобы разрядить обстановку. Тем более по дороге я забежала в модный чайный магазин и купила баночку домой и пару маленьких упаковок различной экзотики на работу. Побаловать себя и Лукерью. Естественно, после того, как она очистит полевое пространство. Я не самоубийца, чтобы к ней просто так в ее медитацию соваться. Или можно Александру Петровну угостить. Она вроде не сердится на меня за случайно подсмотренную сцену. Поздоровалась со мной вполне ласково и довольно искренне. Как мне кажется.
Я налила воды в синий электрический чайник из пластиковой бутыли в углу кухни. Внутренность чайника была девственно-чиста, поскольку воду для чая и кофе я использовала только из бутыли, точнее, из громадной канистры, которую нам привозили примерно раз в неделю работники какой-то «водной» фирмы. Они заносили ее в кухню, нервно оглядываясь, как будто ожидали, что из угла на них прыгнет какая-нибудь нечисть.
Закипел, фыркнул и выключился чайник. Я взяла самый красивый гостевой сервизик на две персоны, заварила «моего» чайку ягодами земляники, достала из буфета джем и маленькие крендельки, поставила на поднос вместе с чашками и пошла к Александре Петровне. Если мадам не расположена пить со мной чай, один прибор просто унесу. По ней всегда видно, к чему она расположена, а к чему нет. Удобно – никакой двусмысленности и разночтений.
Подходя к двери Александры Петровны, я задумалась: а чем же я буду стучать? Ногой? Но моя божественная хозяйка и в этот раз меня удивила. Любит она эффектные выходы! Из-за двери раздался ее медовый голос:
– Заходи. Ты, Сашенька, сегодня на диво чуткая! – Кассандра уже давно незаметно перешла со мной на «ты». – Только мне захотелось чайку – и ты тут как тут! Не хочешь попробовать себя в роли медиума? Удивительно точно принимаешь посылы!
– Нет, Александра Петровна, пока нет. Но мне кажется, я уже очень к этому близка. Вот немного еще поработаю у вас, и мне вообще ничего говорить не надо будет! Все буду телепатировать. Сможете выступать со мной в цирке.
– Цирка мне и здесь хватает, моя девочка. Зачем далеко ходить? Очень хорошо, что ты зашла, у меня давно к тебе дело. Точнее, задание. Но это не привычное задание. Не удивляйся.
– Да помилуйте, Александра Петровна! Я вот уже месяц у вас работаю и не перестаю удивляться. Наверняка вы предложите мне нечто такое, чего я в жизни никогда не делала! У меня одна надежда – вы добрая и, значит, не нужно будет отлавливать младенцев для черной мессы. Знаете, эту мелочь сложно ловить: быстро бегает и больно кусается. А на конфеты и жвачки уже не клюет. Зажралась.
Мадам моя шутка пришлась по вкусу, она заразительно рассмеялась, запрокинув голову. Видимо, она представила меня гоняющейся за детьми по дворам-колодцам Петроградской стороны. Потом взяла чашку и, глотнув чаю, спросила:
– А ты чего не пьешь? Садись, наливай! Деликатничаешь?
– Деликатничаю. Держу уважительную дистанцию с начальством.
– Правильно делаешь, конечно, но не стоит перебарщивать. Я же не барыня, а ты не прислуга. Впрочем, лакейства в тебе совсем нет, ты больше свою дистанцию соблюдаешь. И это хорошо. Умница, прирожденный администратор. Мне вообще нравится, как ты работаешь. На Инеева не стала жаловаться, а могла. Но и ему намекнула про запись в журнале удачно. Я не против его сексуальной практики, но этот паршивец «забывает» ставить меня в известность. Твое присутствие ему об этом напомнило. Как раз вовремя, а то этот «гуру от эротики» уже не раз вгонял в краску нашу уборщицу, когда она обнаруживала обнаженных барышень в ванной комнате или на Витином диване.
– Меня этим шокировать трудно. Я далеко не образец нравственности.
Ах, Сашенька, что такое образец нравственности? По мне, так нравственно – любить, нравственно не врать. Сексом заниматься с удовольствием – тоже нравственно. И оргазму обучать за деньги в принципе хорошее дело, потому что в этом нет лжи. Женщина знает, на что идет, и у нее нет иллюзий – осадок минимальный. Или его не будет вообще. Смотря какая женщина. А вот засыпать женщину, а особенно молодую девушку, прекрасными словами только для того, чтобы разнообразить свою сексуальную жизнь, а проще говоря, переспать, – безнравственно. И искать горячее сердце на стороне, чтобы пощекотать нервы, получить свежих эмоций, зная, что никогда не уйдешь из своего теплого гнездышка, – тоже безнравственно. Потому что один развлекается, а другой любит. Иногда эта любовь пристает к тебе, как зараза, на всю жизнь. И все слова о том, что мы в ответе за тех, кого приручили, окажутся только пустой романтикой. Мечтой французского летчика об идеальном мире. Да и повернуть их можно по-всякому. Вот, дескать, приручил-то я жену, не тебя, за нее я и в ответе. А ты как-нибудь сама, сама… Ты же сильная. А она без меня пропадет… Она слабая… Глупенькая… Зарежется тупой бритвой, повесится на гнилой веревке! Какая старая песня! Вот так, моя девочка. Так что нравственно, безнравственно – это все очень тонко.
Неожиданно Александра Петровна прервала свою прочувствованную тираду и внимательно, даже с каким-то ленинским прищуром посмотрела на меня:
– А ты молодец, Саша, ты сильная, хорошо держишься. Хотя на душе ведь кошки скребут? И не спрашиваешь про него ничего. Я вижу, даже в мыслях что-то у меня выведать не держишь. Это правильно. Это, как теперь говорят, «по-взрослому». Да, меняется поколение… Я в твои годы была гораздо более беззащитной.
Я сильная? Я слабая! Эгоистичная! Мне легче не иметь, чем потерять. Я сама не следую своим принципам! Я трясусь над своим душевным покоем, я не хочу страдать и боюсь дать волю чувствам! И это сила? По-моему, сила – это вот так смотреть на мужчину, как Александра Петровна смотрела на своего Пашу, гладить его по голове. Ведь, скорей всего, это именно он так вольно поступил с сердцем мадам. Забыл на улице под дождем. А она заболела любовью на всю жизнь. И зря сейчас распинается про «нравственно-безнравственно», я ее лицо помню. Все она ему простила. Да и Паша этот седовласый вряд ли воспринимает ее как игрушку и уж точно жалеет о том, что потерял. Да, я бы так не смогла. У меня просто души бы на это не хватило. Не умею и не хочу так любить. Я боюсь этого чувства, его власти над людьми.
Видимо, эти мысли отразились на моей физиономии настолько отчетливо, что Александра Петровна опять рассмеялась:
– Нет, Саша, с тобой невозможно! Ты действительно думаешь так громко, тебе не надо ничего говорить. Надо, надо нам с тобой делать цирковой номер! Денег огребем! А вообще-то ты права. Любить – это сила и слабость одновременно. Но что-то я сегодня какая-то слишком чувствительная, что ли. Романтичная! Как жаба после дождичка. Это неправильно. Ты меня очень тронула, девочка, своими распечатками под дверью. Меня довольно трудно растрогать, я слишком хорошо знаю людей, чтобы быть сентиментальной, но тебе это удалось. Ты искренняя. Будь осторожна, со всеми так не надо.
– А я не со всеми так. Просто от вас ничего не скроешь, зачем врать? Вот я и не закрываюсь. Да я и не стала бы здесь работать, если бы плохо к вам относилась. Мне кажется, это небезопасно. Я просто рациональна, вот и все.
– Да нет, ничего страшного, Саша, здесь всякие работали. Главное – подлостей не делать, не воровать, мне этого вполне достаточно. Однако прервем взаимные излияния и перейдем к делу. Пей чай, Саша, и слушай.
Покорно взяв кренделек и отхлебнув из чашки, я вся обратилась в слух.
– Саша, ты заметила, что клиентов в салоне стало намного меньше?
Я кивнула.
– Резко, начиная с прошлой недели?
Я снова кивнула и откусила кусок хрустящего песочного изделия.
– Обычно это явление сезонное, но такой период наступает несколько позже. Именно поэтому в середине июля – начале августа предприятие идет в коллективный отпуск, потому что наш контингент отправляется на различные курорты. Сейчас затишье наступило несколько раньше, чем я ожидала. Это неспроста. Надо все выяснить. Поэтому я предлагаю тебе заняться шпионажем.
– Чем?! – Я чуть не подавилась.
– Шпионажем, Сашенька, разведкой, если хочешь.
– Что я должна делать? Мне даже в голову ничего не приходит.
– Ну и напрасно! Все очень просто! Я дам несколько телефонов наших конкурентов, ты запишешься на консультацию и сходишь на прием. Твоя задача – выяснить качественность услуги, количество клиентов и в некоторых местах разведать новые методики.
– Я что-то побаиваюсь новых методик…
– Не надо бояться, я потом все верну на свое место, если захочешь. Но по собственному опыту знаю, что ничего возвращать и не придется, потому что в основном это «народный театр» одного актера и одного зрителя. Так что бояться нечего. Да, есть еще пара мест, где может оказаться интересный мастер. Вот туда ты сходишь и присмотришься. Боюсь, что мне скоро понадобится специалист. Наша Танюша выдыхается. Нужно срочно приводить ее в порядок и выдавать замуж за олигарха, чтобы она как следует отдохнула. Я думаю, что ведьма – идеальная пара для какого-нибудь банкира или владельца казино. Ну как, согласна?
– А вам нужно мое согласие?
– Конечно! Ты меня удивляешь, Саша! Я думала, ты ухватишься за эту идею руками и ногами. Это интересно и выгодно, отвлекает от печальных мыслей. Что-то ты, девочка моя, тормозишь, как выражается моя дочь.
– А чем мне это выгодно?
– Ага! Оживилась! Ну, это маленькая одноразовая прибавка за риск в пятьдесят долларов и украшение в виде пирамидки в качестве поощрительной премии. Тебе ведь понравилось в ней ходить?
– Еще как!
– Деньги на посещение моих братьев по разуму я тебе выдам, а ты за них мне отчитаешься, как обычно.
Расходы тебе не грозят, а вот впечатлений можешь получить массу. Заодно и узнаешь, у всех ли такое болото, как у нас. А исходя из сведений, я решу, что мне делать, какую политику вести. Ну, что скажешь?
– Когда начинать?
– Завтра. Сейчас иди работай, после приема обсудим детали. Да, звонить надо только со своего телефона. Мои номера все знают. Тебя просто никто не запишет, диспетчеры у конкурентов бдительные. Все, иди, Саша. В дверь звонят.
Я подхватила поднос и быстренько понеслась на кухню, бросила его на стол и кинулась открывать дверь. На пороге стоял очередной «пиджак» на прием к Александре Петровне. Так я про себя окрестила ее солидных клиентов. Мужчины были «пиджаками», а женщины «елками». Первые из-за приверженности к классическому стилю в одежде, вторые за любовь к золотым украшениям, надеваемым в изобилии в любое время суток и к любому наряду.
День тянулся отвратительно долго. Действительно, с посетителями было что-то явно не так. Из трех записавшихся к Луше пришел только один. А к «великой и ужасной» – еще парочка «елок». И все. Диспетчеры дружно сообщали мне, что звонков не было. Только желающие получить гороскоп от Аристарха. Я вежливо просила оставить координаты, потому что астролог в отъезде. Мы с Лукерьей три раза попили чай трех разных сортов, съели все крендельки и больше занятий не нашли. Потом Луша собралась домой, а я осталась дожидаться мадам.
Наконец, проводив последнюю посетительницу, Александра Петровна позвала меня к себе. На столе у нее лежала бесплатная газета с рекламными объявлениями магов. Мадам составляла шпионский маршрут.
– Вот сюда, Саша, в первую очередь. Эзотерический центр «Пифия». Посмотришь все – и как одеты специалисты, и сколько людей в очереди, и какое настроение у хозяйки. Я ее, шельму, знаю! Она любит шабаши устраивать по устранению конкурентов. Если у нее народу много, значит, у других мало. Тебе надо записаться на прием к ее старейшей предсказательнице. Послушаешь, что наплетет. Расскажешь мне.
– А эта «предсказательница судеб Вэлла»?
– К ней не стоит, если, конечно, животных не любишь. У нее их много, даже обезьянка есть. Она работает методом цыганского гипноза: «У тебя порча, у детей порча, у мужа порча. Приноси тысячу долларов, или они все умрут».
– Значит, про нее мне Витя рассказывал! А эти милашки, что спрашивают: «Кому верить?» Из славянского центра?
– Обязательно.
– А в «Мюнхенский филиал»?
– Тоже сходи, сразу после «Пифии». Форма одежды парадная, новорусская.
– Ну уж нет, Александра Петровна. Если хотите, оденусь дорого, но не так, как… как вы просите. Это даже для меня чересчур. Ей-богу, в смоле и перьях мне будет комфортнее.
– На твой вкус. Но поверь, для дела необходимо выглядеть богатой дурочкой. Больше увидишь.
– Логично.
– Поэтому избегай экстравагантности в одежде. Человек, который носит то, что носишь ты, как минимум, оригинален, а следовательно, не глуп. Делай выводы. Все маги неплохие психологи, а одежда может многое сказать о человеке. Для нас идеальный клиент твоя невестка Елена. Денег предостаточно, а интеллекта не слишком. Опять же амбиции, фанаберии и тому подобное. Сыграй ее.
– Попробую.
Умничка. Так записывай дальше. Салон «Персей и Андромеда», потом вот эти нетрадиционные медики, «Добрая магия», центр «Джинн», и напоследок позвони по этому телефону. Навестишь эту… Юлиану, о ней хорошие отзывы. Вот деньги на «операцию». Тут с запасом. Я примерно узнавала расценки. Запомни, тебе нужны только консультации. А вот номер моего мобильного. Звони, если почувствуешь что-то неладное, потому что пирамидку тебе придется оставлять дома, тебя с ней расколют сразу. И помни, деточка, полных шарлатанов среди этих людей нет. У всех есть дар, только в разной степени.
Я дотошно отметила номерами последовательность визитов прямо на газетной странице. Ну что, навстречу новым приключениям? Да! Для начала надо было приодеться. Недалеко от особняка Кшесинской я знала один маленький магазин модной итальянской одежды. В такие магазинчики попадает одежда со «стоков». «Стоки» – это остатки коллекций в основном молодых, малоизвестных модельеров, маленьких фирм. Бывает очень талантливо, а бывает… Если хозяин подобного заведения добросовестный человек, то в таких магазинах продается действительно модная европейская одежда, а не работа трудолюбивых китайцев или хитрых турок. В моем любимом бутике пока было именно так. Я прибежала туда за полчаса до закрытия, перерыла все стойки и, наконец, нашла бледно-оливковый брючный костюм из шифона и симпатичный белый топ. Обошлось мне это всего лишь в половину моей зарплаты минус премия за риск. И все потому, что костюм провисел больше месяца и его уценили. В соседнем магазине я выбрала новые босоножки в тон костюму – и шпионский прикид готов. Выглядеть я буду вполне буржуазно. Покупать очки я не стала, потому что страшный зверь по имени жаба уже начал меня душить. В конце концов, очки у меня есть, и не одна пара. Что-нибудь подберу. А вот в кошельке остался «прожиточный минимум». Правда, дома припрятана маленькая заначка на ноутбук. Но при моей любви к тряпкам я никогда его не куплю!

ОПАСНОСТИ И ПРЕЛЕСТИ РАЗВЕДКИ

Вечер прошел в трудах праведных. Я отпарила костюмчик и топик. К нему изумительно подошли очки от Гуччи, подаренные мне в начале весны одним из моих мимолетных увлечений.
Теперь украшения. Тут надо не промазать. Ну, благодаря бабушке и дедушке выбор у меня большой.
В доме оборудовано два самых настоящих тайника, где лежит немалое фамильное богатство. Устроены они так хитро и спрятаны в таких местах, что никому и в голову не придет их там искать. Никаких бачков от унитаза и захоронок в белье. Бабушка обладала воображением Шерлока Холмса и имела богатый опыт по укрыванию семейных ценностей. В нашей семье ходила легенда, что в смутное время когда-то отец бабушки, мой прадедушка, питерский ювелир, спрятал часть своего «золотого запаса» в прачечной, на чердаке их дома. Кое-что, конечно, сдали, но не внушили доверия советской власти, и в квартиру, по доносу соседей, несколько раз приходили с обыском. Несмотря на вскрытые полы и вывернутые кадки с растениями, ничего не нашли. А прабабушка устроилась в прачечную и вскоре стала бригадиром пролетарских прачек. Это помогло семье влиться в новую реальность и сохранить семейное имущество в тяжелые времена. Пресловутое имущество, в свою очередь, сохранило семье жизнь в годы репрессий и блокады. Оно же научило моих предков опасаться человеческой подлости и зависти, поскольку стало не только средством для выживания, но и источником опасности. Теперь я, наследник и хранитель части этого «сокровища», могу распоряжаться им по собственному усмотрению, но не тороплюсь этого делать.
Я достала малую шкатулку и задумалась. Если руководствоваться моим вкусом, я надела бы просто дорогую бижутерию из собственных запасов или серебро из мамочкиных. Но надо поражать. Небольшие бриллиантовые серьги и крестик, инкрустированный теми же камушками. Пара колечек. Теперь я тоже елочка, хотя мои украшения качественно отличаются от того, что сверкает на наших посетительницах. Вообще-то девушку в таких брюликах должна возить персональная машина. Перебор. Крестика не надо, только серьги, цепочка и колечки. Или крестик поменьше из белого золота с крохотным бриллиантиком. Теперь нормально.
Я посмотрела на себя в зеркало. Выгляжу в целом стильно. Молодая буржуазка. Дочка богатых родителей.
С какой проблемой может прийти к магам такая девушка? Конечно, венец безбрачия! Не везет с мужчинами. Нет достойных кандидатов на место супруга. Отличная идея! Я знаю массу таких надменных дурочек, которые отпугивают от себя мужчин чрезмерными запросами и немыслимыми требованиями. А еще невероятным самомнением. Символом таких девочек стала широко известная дочь бывшего мэра, энергичная светская львица, покорившая, если верить нашей желтой прессе, капризную Москву.
Я придирчиво оглядела свои руки и пришла к выводу, что в рамках созданного образа маникюр у меня далеко не безупречен. Увы, пришлось признать, что у профессионалов в «Сулле» получалось лучше. За год халявного маникюра я потеряла квалификацию, однако упорство и терпение принесли свои плоды. Получилось почти прилично. Голову вымою утром.
Спать совсем не хотелось, Я включила компьютер и открыла свои записи. Графоманские упражнения неизменно доставляли мне удовольствие и отвлекали от грустных мыслей. Однажды я была небрежна и оставила машину включенной, даже не потрудившись выйти из незаконченного опуса. Тогда ко мне в гости нагрянула мама. Я побежала варить кофе, а мама полюбопытствовала. С тех пор она периодически меня клюет, что я зарываю свой талант в землю. В тот момент у меня не было сил скандалить, и теперь матушка этим пользуется и просит принести почитать. Она даже правит! И очень удачно. Кстати, мама меня хвалит, что вселяет надежды, поскольку она все-таки специалист. Так что… Может, я когда-нибудь наберусь смелости и покажу мои детища еще кому-нибудь. И может, даже встану в ряд известных женских писательниц! Но это уже из разряда моих вечных фантазий! Я ужасная фантазерка, при этом еще и тщеславная.
Утром, проснувшись под ненавистную мелодию канкана, доносившуюся из мобильника, я выпила кофе и принялась обзванивать магические заведения. На сегодня мне удалось записаться в салон «Пифия», к старейшей ясновидящей нашего города, к симпатичному мачо из эзотерического центра со славянским названием, в таинственный «Мюнхенский филиал» и в центр магии «Джинн» к какому-то персонажу с именем сказочного восточного воришки. На завтра было намечено посещение салона «Персей и Андромеда», где обещали сфотографировать мою ауру, потом в какой-то центр нетрадиционной медицины, где мне посулили настоящих сибирских целительниц, а под занавес к таинственной Юлиане. Все визиты я внесла в блокнотик, чтобы не запутаться, и сразу же отчиталась начальству. Начальство меня похвалило и пожелало ни пуха ни пера, на что я не без ехидства ответила полагающейся к случаю фразой. Далее начальство велело мне ни в коем случае не брать с собой всех денег, когда я пойду в «Мюнхенский филиал». Только стоимость консультации. Ни копейкой больше. Ну, может, на дорогу и на «покушать». Почему – Александра Петровна объяснять не стала. Но я прислушалась. Мадам ничего просто так советовать не станет.
Я позвонила «мастеру педикюра» из салона «Сулла» и обнаружила, что она дома. Ритку выгнали через неделю после меня, и она уже месяц безуспешно искала приличное место. Я прикинула, чем могу ей помочь, обещала поспрашивать, заодно договорилась с ней о том, что я сделаю у нее маникюр и педикюр. Ритка обрадовалась хоть какому клиенту и сделала мне приличную скидку. Мы немного посплетничали и решили, что продолжим это милое занятие, когда я приду к ней «делать ручки и ножки». А предстояло мне это в аккурат после окончания миссии.
Ну, вот я и готова. Пора на подвиги. Погода сегодня хорошая, правда, парит нещадно! В такой солнечный день мои бриллианты будут выглядеть особенно нелепо. Ну, этого-то я как раз и добивалась. Я взглянула на портрет бабушки, мне показалось, что она мне подмигнула.
Салон «Пифия» размещался в перепланированной коммунальной квартире, где сделали легкий косметический ремонт да поставили ряд стульев для посетителей в большом и широком коридоре. В дальнем углу за небольшим столом с кассовым аппаратом ютилась то ли администратор, то ли секретарь. Я оплатила короткую консультацию и уселась ждать. Народу было человек шесть или семь, что, на мой взгляд, немало для подобного заведения. И подходили еще. Оплачивали прием и исчезали в кабинетах. Принимали несколько специалистов. Среди них молодой симпатичный парень и специалист по карме Азалия работали интенсивнее других. В их кабинеты заходили чаще. Азалия мне смутно напомнила нашу Татьяну Астапчук – может, манерой одеваться, а может, неприступным выражением лица. Четверо сидевших у противоположной стены откровенно томились ожиданием. Они были записаны к Наталье Васильевне, «главной», как ее все здесь называли. А была еще и «старейшая», к ней сидела я и пожилая дама, пришедшая передо мной. Нервная худая женщина, первая в очереди к «главной», периодически вскакивала и спрашивала громким шепотом у администратора:
– Скажите, а Наталья Васильевна освободилась? Она нас примет?
– Примет, примет, – устало обещала секретарь, – обязательно примет.
– А когда?
– Сегодня обязательно.
Наконец из вожделенного кабинета вышла «главная» и смешной косолапой походкой быстро прошла по направлению к туалету. В маленькой полной женщине я с трудом узнала известное лицо с рекламы. Все-таки у них удивительный фотограф! Просто волшебник. Худая женщина бросилась «главной» наперерез:
– Наталья Васильевна, вы меня примете?
– Конечно приму, у вас ведь оплачено? – ответила дама-маг, голос у нее оказался довольно неприятный, визгливый.
– А когда, когда, Наталья Васильевна? – не унималась женщина.
– Через пять минут, – отрезала Наталья Васильевна, – ждите.
– Да я уже два часа жду! Примите, пожалуйста!
–. Приму, приму обязательно, – пообещала Наталья Васильевна и тут же исчезла за дверями.
Посетительница встала у кабинета, как солдат на караул. Еще через пятнадцать минут нервного ожидания она, наконец, попала на прием.
– Вот она всегда так людей мурыжит, – вполголоса сказала сидевшая рядом со мной пожилая дама.
– Да? А почему к ней ходят? – удивилась я.
– Может кой-чего. Иногда помогает.
– А в рекламе написано – все может…
– Деточка, реклама – это реклама. Я, например, хожу только к «старейшей». Она хоть иногда и заговаривается, но и правды много говорит. У меня сын бандит, глядишь, иногда и отведу от него беду.
Соседку позвали, и она исчезла за дверями кабинета «старейшей», а я стала приглядываться к посетителям. Публика конечно же отличалась от той, что посещала салон мадам Кассандры, но не намного. В основном менее респектабельная и более неуравновешенная. Хотя дамочки в дорогих нарядах тоже были. Мне даже показалось, что я увидела парочку знакомых лиц. А может, это просто определенный тип женщин. Пока я ждала, разгорелся маленький скандал. Полная дама, по виду директор продуктового магазина, вылетела из маленького кабинетика с воплями «Обманщики! Я на вас в суд подам! Вы обещали, что он вернется!». Ее увещевал молодой светловолосый парень.
– Послушайте, – говорил он, стараясь держаться как можно спокойнее, хотя по его лицу уже пошли красные пятна, – но ведь муж пришел! Даже с цветами и шампанским! Так ведь?
– Пришел и ушел! А я такие деньги заплатила! А он мне цветами в рожу!
– А что вы ему сказали? Может, вы его чем-то обидели?
– А что тут обидного-то, ну сказала: «Приперся, козел!»
– Ну знаете, – возмутился парень, – я бы после этого тоже ушел.
Молодой колдун фыркнул и скрылся за дверью, а даму вывели неизвестно откуда взявшиеся вежливые молодые люди. Вот и моя «старейшая» освободилась. С некоторым трепетом я вошла в кабинет, ожидая, что меня удивят и поразят, как удивила и поразила в свое время Александра Петровна, но, увы, чуда не произошло… Старейшей предсказательницей оказалась усталая пожилая женщина с тихим вкрадчивым голосом. Никаких мистических откровений я от нее не дождалась. Меня она не раскусила и замыслов моих тайных не прочла. Но гадание в целом показалось мне верным, я сама себе недавно нагадала почти то же самое, правда, она сообщила, что мой любимый не только далеко, но и в окружении веселой компании. Обо мне думает, но мало, поскольку много работы, хочет послать весточку, но не может. Вообще мне с мужчинами не везет, романы у меня короткие, поэтому надо мне венец безбрачия снимать. Можно сейчас, если средства позволяют. Тут старейшая предсказательница хищно окинула взглядом мои ручки и ушки. Я сказала, что запишусь обязательно, на чем и расстались. У двери «старейшую» уже поджидала следующая клиентка. Я ушла расстроенная. Слова «веселая компания» вертелись у меня в голове. Что за веселая компания?
Дальше все закружилось, как в калейдоскопе. Везде было примерно одно и то же, разница только в подаче материала и интерьерах. У мачо из славянского центра дизайнер сделал ставку на темные тона и зеркала. Очень стильно. На модных диванах из искусственной кожи разложены гламурные журналы. Девушка-администратор неброской внешности, что обычно не вызывает раздражения у особ одного с нею пола, любезно предложила мне кофе, который оказался растворимым. В холле, где сидели посетители, горели бра и царил легкий полумрак. Клиентки – сплошь женщины, молодые и не очень. Атмосфера в силу особенностей дизайна и рода предоставляемых услуг – таинственная и несколько наэлектризованная. Плюс специалисты мужчины. Это, видимо, давало дамам дополнительный эмоциональный стимул, подогревало сам процесс ожидания мистического откровения. Неплохо придумано. В «Пифии» намного проще и обстановка и клиенты. Если там балаган, то здесь уровень повыше. Домашний театр декадентского кружка. И главные действующие лица интересные. Мачо, к которому я записалась, оказался почти таким, как на фотографии. Даже симпатичнее. Особенно при свечах. Две длинных белых свечи, стоявшие на столе, отражаясь в зеркалах, развешанных на стенах кабинета, умножались в зеркальных коридорах. Прямой и преломленный свет падал на красивые карие глаза мага! Супер! Чистый Голливуд! Хотелось смотреть не отрываясь. Я вспомнила, что совсем не за этим пришла, и стала излагать свою проблему. Маг разложил карты. Дорогая колода, отметила я, куплена явно не в Питере. Минимум в Финляндии. Хорошая полиграфия недурно смотрелась на черной бархатной скатерти. Видеоряд, как говорят телевизионщики, выдержан. Но на этом, увы, все и заканчивалось. Дальнейшее меня совсем не впечатлило. Маг смотрел в свой расклад так долго, что я сама десять раз успела его прочитать и растолковать. Говорил предсказатель скупо, и это происходило скорее от бедности словарного запаса, нежели от чего-то еще. Мачо оказался несколько косноязычен. Видимо, весь расчет здесь был на зрелищность. Красавец чародей тоже посоветовал мне снимать венец безбрачия. И поскорее. Все маги сегодня просто в один голос твердили мне об этом венце, что я чуть не поверила. Даже колоритный главный специалист «Мюнхенского филиала», обдавший меня крепким запахом дорогого одеколона и хорошего коньяка и поразивший в самое сердце многочисленными татуировками, сделанными явно не в студии, а где-то в далекой Сибири в закрытом учреждении. Этот тоже талдычил мне о пресловутом венце. Благодаря ему я чуть было не собралась снимать венчик, но, к счастью, в сумочке не оказалось достаточно денег. Я даже записалась на ритуал, правда, в последний момент опомнилась и дала в качестве контактного телефона номер мобильника Андрея, приятеля Катерины. Почему я поддалась на уговоры, я не поняла, но наставления мадам об ограничении суммы сработали. От татуированного специалиста, несмотря на алкогольный запах и блатной вид, действительно что-то исходило. Может, это был гипноз, может, магия, я не разобрала, но, если бы не наставления Александры Петровны, я точно бы рассталась со всеми остатками получки и деньгами на разведку. В моей сумочке не хватило ровно половины требуемой суммы. Я замечала, что иногда в подобных заведениях делали поблажки неимущим, но я выглядела так респектабельно! Естественно, в моем случае контора на скидки пойти не могла. Незамутненной половинкой сознания я все-таки отметила, что в «Мюнхенском филиале», который располагался на втором этаже бизнес-центра, народу все-таки меньше, чем в «Пифии», а у мага-славянина еще меньше, но все равно больше, чем у нас. «Мюнхенский филиал» выглядел наиболее офисно, даже, можно сказать, европейски. И цены там были высокие. Однако после его посещения у меня на душе остался неприятный осадок и ощущение дрожи в коленках. Сколько я посетила салонов? Три. Всего три. Но нигде не нашла искрометного таланта Александры Петровны! И ее человечности. Нигде и ни у кого! Почему же у всех много народу, а у нас мало? Неужели те, кто сидят в очереди, не чувствуют разницы? Кстати, я заметила, что после этих визитов чувствую себя очень усталой, как будто занималась силовыми тренировками или копала грядки под задорный голосок тетушки. Я подумала, что клиентки, которые вот так бегают из салона в салон, тоже здорово устают к вечеру, выматываются, бедные, и засыпают, наверное, с чувством выполненного долга и без сновидений. Везде мне мерещились знакомые лица. Меня посетило какое-то иррациональное ощущение, что любители, а точнее, любительницы мистики организовали свой тайный клуб и ходят к разным специалистам, а потом обмениваются впечатлениями где-нибудь в гостиной загородного дома, задрапированной тяжелыми бархатными шторами. Впрочем, опять фантазия понесла меня неизвестно куда. Пора заканчивать шпионские мероприятия. Последним в списке значился колдун с именем восточного воришки. Посетителей у него было негусто. Одна я. Принимал маг в съемной квартире, сплошь завешанной различными «волшебными» аксессуарами, шкурами животных, восточными ковриками, китайскими фонариками. Полнейший компот. Больше всего похоже на притон курильщиков опиума. Сам волшебник тоже выглядел весьма странно. Нервный худой мужчина с порывистыми движениями. Если бы я не наблюдала, как мои маги следят за своим здоровьем, я бы решила, что он наркоман, уж очень похож на любителя дури. Приблизительно так же нервно себя вел один мой знакомый манекенщик. Он, бедолага, иногда даже приторговывал своим молодым телом, когда ему срочно требовался героин. Я насторожилась, но продолжала играть богатую дурочку. Колдун, впрочем, как и все остальные, игры не распознал и в ответ на мои жалобные рассказы о неудачах с мужчинами стал объяснять это страшной родовой порчей, венцом безбрачия и женской завистью, которая чуть меня не погубила. Делал он это колоритно и с огоньком. Залюбуешься! Неожиданно наша беседа приняла несколько нестандартный оборот. Нервный колдун заявил, что готов помочь мне прямо сейчас, порчу снимать надо на чистый камень, и выразительно указал на колечко. На это колечко можно и порчу, и родовое проклятие, и венец безбрачия снять, потому что камень очень чистый. Уж я-то это знала получше его! Маг разошелся и стал убеждать меня еще горячее и настойчивее. Стало не по себе. В этой квартире были только я и колдун с повадками наркомана. Повисла неловкая пауза. Я ответила, что должна посоветоваться с папой, потому что без разрешения колечко отдать не могу, а папа у меня человек влиятельный и с очень плохим характером. Волшебник посмотрел на меня несколько тускло, уже без охотничьего блеска в глазах и, раз уж у меня такой строгий папа и с колечком ничего сделать нельзя, посоветовал мне, как доброй христианке, почаще ходить в церковь и каждый вечер читать Библию «по сорок раз левым глазом», тогда и порча, и проклятие, и венец безбрачия сами меня покинут, а также слушаться родителей, тогда в жизни у меня все будет замечательно. Скромненько взял указанную сумму за прием, ни о чем другом больше не заикался. Не чуя под собой ног, я выскочила на улицу. Оказывается, разведка – опасное занятие! Надо бы завтра поменять украшения. С бижутерией как-то спокойнее.
Круто! Просто как в кино! А страшно как было! Магия и криминал? Магия и откровенное мошенничество? Вот уж не ожидала. А что было со мной в «Мюнхенском центре»? Почему я вдруг решила снимать венец безбрачия за двести пятьдесят долларов? Тем более, что у меня его нет? Я набрала Александру Петровну и вкратце рассказала ей, что сегодня со мной было. Мадам успокоила меня относительно венца и относительно Аристарха, велела на ночь принять ванну с морской солью, выпить сто граммов и спать в ее амулете. Сейчас она не может со мной долго разговаривать, так как раздача зарплаты, поэтому она пообещала позвонить вечером, после девяти. Поблагодарила, сказала, что поняла, кто виноват в том, что посетителей не стало, и примет меры сегодня же.
После всех приключений мне дико захотелось есть, просто как помойной кошке, готовой сожрать картофельные очистки, если они всего лишь пахнут рыбой. Я осмотрелась и увидела маленький китайский ресторанчик, которые так расплодились в нашем городе. Удобный столик рядом с окном, казалось, ждал именно меня. Цены оказались невысоки, а выбор хороший. Видимо, ресторан только что открылся и боролся за популярность. Я медленно отходила от всего пережитого, глядя в низкое окно на прохожих. Мысли уже перестали разбегаться, как перепуганные тараканы. В голове, как пазл, постепенно складывался рисунок дня, выступали детали, конкретизировались впечатления. Внезапно я почувствовала чей-то взгляд. По проходу шла Глаша Боровкова и внимательно на меня смотрела. Я дернулась навстречу Глафире: «Глаша, Глаша, иди сюда!» Лицо подруги неожиданно помрачнело, а взгляд подозрительно остекленел. До меня внезапно дошло, что я поспешила со своей радостью. За Глафириной спиной маячил высокий темноволосый молодой человек, до боли похожий на героя псевдоисторического сериала, который мы с моим папенькой еще весной склоняли на все лады за слишком вольное обращение с российской историей.
Глаша обернулась к спутнику, и лицо ее засветилось, как стосвечовая лампочка. Потом опять посмотрела на меня выразительно и мрачно. Видимо, она хотела, чтобы я притворилась, будто ее не знаю, но было поздно. Момент возможного «неузнавания» упущен безвозвратно.
– Привет, Саша, – сказала Глафира таким голосом, что и тени сомнений у меня не осталось, подруга мне совсем не рада, – познакомься, это мой знакомый доктор.
– Артем, – представился красавец.
– Саша, – любезно ответила я.
– Глаша, давай присядем за этот столик? Вы, надеюсь, не против?
– Конечно нет, присаживайтесь. – До меня доходило, что моим надеждам на то, что маленький домашний театр на сегодня закрылся, увы, оправдаться не суждено.
– Очень приятно с вами познакомиться, вы актриса?
– Нет, что вы, я просто скромный администратор в салоне. Только и всего.
– Ну, ты же еще и модель, – ядовито добавила Глафира, замораживая меня ледяным взглядом.
Она болезненно прореагировала на внезапно вспыхнувший интерес доктора ко мне. Какое-то время я надеялась, что ситуация смягчится, но зря. Глафира дулась. Ей откровенно не нравился сам факт моего нечаянного присутствия на обеде. Артем, наоборот, оживился. Доктор шутил, блестел глазами. Глаша мрачнела. Замечания становились все более колкими. Наконец, она демонстративно отвернулась к окну и закурила. Так, началось. Совсем недавно еще общались как люди. А сейчас ведь почти ненавидит! Боже! И все из-за какого-то Артема, а еще из-за того, что комплексует и теряется рядом с красивыми бабами! Как она еще на работе держится? Она же гример! Работа-то с людьми и в основном с женщинами! Недаром все время ввязывается в какие-то интриги и разборки. Ах, Глафира! Лояльнее надо быть! Я еще ничего плохого тебе не сделала! Бедром не шевельнула, глазом не стрельнула. Он сам на меня с интересом поглядывает. Эх, Глаша, Глаша, у тебя мужиков не меньше моего было, а ты до сих пор не научилась в них разбираться! Любишь смазливые мордашки. Стройные фигурки. Неужели не видишь, что на этом докторе большими красными буквами написано, что он бросается на конфеты в ярких обертках, даже не задумываясь, какая у них начинка. Может, с дерьмом? Ведь по всему видно, что с Глашкой он уже спит. Больно по-хозяйски себя ведет. По спинке гладит. И не кокетничает впрямую, а просто любезничает, как хорошо знающий себе цену человек. Не белоглазый Глеб, с его неприкрытым хамством, но и не… даже не знаю… не орел, что ли, а кто? Не могу придумать образ, не настолько ярок мальчик. Хотя хорош. Но и только. Судя по всему, самовлюблен до крайности. Где она нашла глубину и гуманизм? Зачем ей такие? Ладно, держись! Сейчас покажу твоему доктору, каково это – ухаживать за сволочными брюнетками. Артем как раз начал расспрашивать меня про работу модели. Я скорчила скучающую мину:
– Ну, модель – это так, ради адреналина. Я только с Катей Лютаевой теперь работаю, – протянула я мерзким надменным тоном, подчеркивая, что, дескать, я птица высокого полета, мне эти модельные дела так, для развлечения.
Глашка уставилась на меня изумленно, красавчик – заинтересованно. Повисла пауза. Принесли наши заказы. Я схватила палочки и манерно разместила их в пальцах так, чтобы свет падал на брюлики. Кольца выразительно посверкивали, гармонируя со свежим маникюром. Было неудобно, но ужасно эффектно. Разговор как-то затих. Глафира, наконец, обратила внимание на мои «грабки»:
– У тебя красивое кольцо. Бабушкино?
«Ну, ты дура, Глафира! Какое бабушкино! Про любовников говори, про любовников! Ты еще про моих родителей-профессоров вспомни! Будет полный набор для твоего дурака. Молодая. Красивая. Богатая. Из хорошей семьи. Неужели сама ничего не понимаешь?» – подумала я, но озвучила совсем другое:
– Нет. Но бабушке было бы приятно узнать, что внучка регулярно пополняет ее коллекцию. Подарили. В придачу к очкам.
И я продемонстрировала очки от Гуччи.
– А кто? – Глафира оторопело уставилась на меня. – Аристарх?
– Аристарх мне только гороскоп может составить. И розы из ларька подарить. Не Аристархом единым, подруга. Аристарх – это для души. Разве он может себе такое позволить? Вот скажите, доктор Артем, вы ведь неплохо зарабатываете?
Доктор покраснел. Его от этого разговора явно коробило.
– Не жалуюсь. А почему вы спросили?
– Ну, вы могли бы своей девушке такое подарить? Я бесцеремонно сунула ему под нос колечко с «чистым камнем». Доктор покраснел еще больше.
– Не думаю.
– Вот именно! Разве может интеллигентный человек позволить себе такие неприлично дорогие подарки? Нет. Вот и приходится красивой женщине периодически общаться с людьми, что к таковым причислить себя не могут. Но зато у них есть деньги.
Артем поднялся со стула:
– Ну ладно, девочки, я покину вас на минутку, а вы тут пока посплетничайте…
Красавец поспешно удалился в сторону туалета. Наверное, его от меня затошнило. Глафира не оценила моих усилий. Она накинулась на меня, как тигр на козу:
– Что ты несешь! Какая муха тебя укусила! Зачем ты его унизила!
Я не осталась в долгу:
– Прекрати на меня кидаться! Ты себя со стороны видела? На него смотришь как голодный на хлеб, а на меня как солдат на вошь! Я что, перед ним догола разделась? На стол легла?
Глаша помотала головой.
– Телефончики раздаю? Визиточки? На ножку наступаю?
Глафира смешалась, а я продолжала наседать:
– Нельзя так с мужиками себя вести! Глаша, ты клиническая идиотка! Я тебе помогаю, играю продажную избалованную пустышку! Могу поспорить на сто баксов, что после того, как я уйду, твой приятель Артем скажет тебе, что ты удивительная, умная, добрая, а я спесивая и недалекая, как, впрочем, все красотки моего типа. В конце концов, я не виновата, что оказалась в этом ресторане!
– Не надо было признаваться, что меня знаешь!
– Не сообразила! У меня, знаешь ли, своих проблем по горло, чтобы еще улавливать, когда можно признаваться, а когда нет.
– Ладно, извини.
– Проехали.
Глашка, кажется, поняла, что я ей все-таки не враг, и успокоилась. Может, дошло, что никто ей такой бесплатный концерт в защиту ее любви устраивать не станет, а может, просто взяла себя в руки. Она же не глупая. Просто страстная и влюбчивая. Она ненадолго ушла в себя и вернулась лишь тогда, когда появился ее красавец. За время своего отсутствия он совершенно потерял ко мне интерес. Я же честно продолжала играть даму полусвета, этакую «камелию» нашего времени. Естественно, темы для общения иссякли. Мой обед, к счастью, тоже. Я не стала ничего заказывать с собой, это разрушило бы образ, и, чуть свысока попрощавшись, удалилась, оставив Глашу наедине со своим любимым доктором. Какой безумный день!
Домой я приехала на автопилоте, поспала часок, посидела за компьютером, попила кофе, включила телевизор. Случайно переключая каналы, наткнулась на «магов в прямом эфире».
Противная, как жаба в кружевах, магиня вещала о карме, а на другом конце трубки висела женщина с неуверенным голосом. Минута подключения стоила тридцать рублей. Ну что же, счет придет тетке приличный. Мне стало противно до тошноты, и я выключила ящик. Позвонила Александра Петровна, похвалила, приласкала. Я попыталась поделиться впечатлениями, но мадам сказала, что предпочтет поговорить вживую и ждет меня с нетерпением. В половине второго ночи на мобильник позвонила Глафира и томным голосом промурлыкала: «Спасибо, Сашка, – ты человек!» – я только и успела ответить: «Сто баксов не забудь отдать, проспорила», как она хрюкнула в трубку и отключилась. День был прожит не зря. Только уж очень сумбурно.

ЖЕМЧУЖНОЕ ЗЕРНО И РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПРИРОДЕ ВЕЩЕЙ

Наутро я проснулась с совершенно квадратной головой. Что же получается? Что в основном маги и колдуны нас дурят? Мне вчера наперебой говорили про венец безбрачия, а я все-таки человек мало-мальски образованный и знаю, что вышеозначенный венец может быть лишь у девицы, пожелавшей посвятить себя служению Господу и даже не смотревшей в сторону особей мужского пола. Я-то не такая! Что они, сами не видят, что ли? Пришла молодая, красивая, здоровая девка и ноет, что с мальчиками не везет. А сама и одета, и обута, и брюликами увешана. Даже мне стало бы ясно, что тут голову лечить надо. Если от симпатичной девушки без материальных проблем мужчины шарахаются, значит, у нее в головке калифорнийские тараканы. Но про тараканов меня никто не спрашивал. Сразу ставили диагноз. Все как один: «венец безбрачия». Как будто я в монастырь собралась! Какой напрашивается вывод? Ой, нехороший вывод! Что девушке пытались задурить и без того не слишком умную голову и сделать источником дохода, как и многих других жаждущих любви особ с такой же головой. Печально. Правда, мне вспомнилась мама бандита, которая ходила к старейшей предсказательнице. Ведь ей иногда помогали! И гадание тоже было довольно правдивым. Хотя почему я решила, что оно было правдивым? Только потому, что я сама накануне кидала карты?
А я что, великая гадалка? Или мне вскружила голову давняя похвала Александры Петровны? Ну не знаю. Я неплохо гадаю подругам, но ведь это еще ни о чем не говорит. Короче, утро я провела лежа в постели, вся в сомнениях и неудовольствии от несовершенства этого мира. Маги и колдуны! Какие же вы все-таки прохвосты! Звонок Александры Петровны оторвал от невеселых раздумий.
– Не разбудила?
– Нет, Александра Петровна, но еще валяюсь. Собиралась вставать и идти на разведку.
– Не надо, Сашенька, я уже вчера во всем разобралась и приняла меры. Сходи только к этой Юлиане. Она, кстати, где-то у вас в Купчине принимает. Судя по номеру телефона.
– Да, но я договорилась на вечер.
– Договорись на другое время. У нее наверняка найдется окошко. Сходишь к ней, и езжай в салон. Тут тебя работа ждет.
– Хорошо, Александра Петровна, я постараюсь. Я сразу позвоню вам, как освобожусь.
– Позвони заранее. Все, детка, пока.
Я встала с дивана и отправилась в ванную ополоснуть личико и все остальные части тела. Вышла из ванной, оставив на себе лишь полотенце, которым обмотала голову. Одеваться не хотелось, лето постепенно становилось теплым временем года, и в квартире было довольно жарко. Преимущество одинокого образа жизни состоит в том, что можно ходить по дому в чем мать родила с капельками воды на коже и наслаждаться прохладным ветерком из открытой балконной двери! Лето! Больше всего я люблю и ненавижу именно это время года. Люблю за то, что тепло и можно отдыхать и развлекаться на природе, и ненавижу, потому что именно летом меня почти всегда подстерегают всяческие обломы в личной жизни. Такие, как отъезд Аристарха. Ну все.. Надо звонить таинственной Юлиане.
– Слушаю вас. – Голос у Юлианы оказался приятный, мягкий и очень молодой.
– Видите ли, меня зовут Саша. Я записалась к вам на гадание на шесть…
– Да, конечно. Какие-то изменения?
– Увы, поменялись обстоятельства… – Я почему-то терялась перед этим голосом.
– Вы хотите записаться на другое время? Или просто отменить прием?
– Нет, я хотела бы попросить вас принять меня пораньше.
– Как пораньше?
– Ну, если возможно, через час или полтора…
– А вы успеете? Я все-таки живу в спальном районе…
– Конечно успею, я тоже живу в Купчине. Мне до вас доехать минут двадцать. Может, даже и пешком дойду.
– А где вы живете?
– Знаете, недалеко от здания районной администрации.
– Да, совсем рядом. Хорошо, приходите через час, в двенадцать. Устроит?
– Конечно!
– Записывайте адрес. Но предупреждаю, у меня собака. Не боитесь собак?
– Не боюсь, а она злая?
– Нет, просто очень громкая. Овчарка.
– Тогда точно не боюсь. Овчарки умные.
– Да, иногда даже умнее людей. Ну что, я жду вас, приходите.
В трубке послышались короткие гудки. Я набрала номер мадам и оповестила ее, что перезаписалась на двенадцать. Мадам ответила «Чудненько!» и тоже не стала вступать со мной в долгие разговоры. Я набрала номер педикюрши Ритки и напомнила, что мы сегодня встречаемся вечером на предмет «ручек и ножек». Ритка подтвердила, но трепаться со мной не стала, у нее сидела клиентка. Ну что ж, очень хорошо. Все заняты, пора и мне за работу. Я высушила волосы феном, надела вчерашний брючный костюмчик. Кстати, в нем было очень комфортно, несмотря на мои претензии к его буржуазности. Убрала золотишко в тайничок. Оставила на себе только колечко. Его бабушка торжественно надела мне на палец, когда я поступила в институт. Что-то слишком часто в последнее время я вспоминаю бабушку. Для меня это означает одно – подкатывает депрессия. Хорошее лекарство – навестить родителей. Можно даже поехать вместе с ними в выходные на дачу. Надо будет подумать на эту тему. До встречи с Юлианой оставалось минут двадцать пять, надо было спешить.
Оставив идею ехать на капризном купчинском транспорте, я отправилась пешком, через знакомые с детства дворы. Во дворах росли белые и желтые цветы, длинные нелепые сорняки с пьянящим сладковатым запахом. У меня всегда, с самого раннего детства, было какое-то смутное ощущение, что именно летом здесь, в заросших дворах, и происходят всякие чудеса. Правда, какие именно, мое воображение придумать не могло. Почему-то лето в городе всегда полно для меня всяческими неопределенными ожиданиями. Они будоражат и мучат меня одновременно.
Дошла я быстро. Через пятнадцать минут уже нажимала на звонок. Раздался громкий лай.
– Сейчас, сейчас. – Женский голос пытался перекричать собаку. – Берта, прекрати. Сейчас открою.
Дверь открылась. На пороге стояла приятная полноватая женщина лет тридцати пяти, с короткой стрижкой, в брюках, свободной летней блузе и держала за ошейник сердитую большеухую немецкую овчарку, которая продолжала на меня лаять. Женщина улыбнулась и цыкнула на собаку.
– Сейчас я отпущу ее, она вас понюхает и замолчит. Проходите.
Я внутренне напряглась, все-таки страшно, когда на тебя лают. Но ничего не произошло, овчарка деловито обнюхала мои колени и сумочку и потеряла ко мне всякий интерес. Вильнув хвостом, она развернулась и ушла в другую комнату. Дескать, проверила, заходи. Я невольно улыбнулась. Забавная псина и вправду умная.
Я стала снимать босоножки, ведьма остановила меня:
– Это ни к чему, проходите так. Тапки я все постирала, а босиком у меня ходить не стоит.
Да, надо заметить, она права, в ее квартире не было той стерильной чистоты, которая меня, честно говоря, раздражает. Где-то я прочитала, что идеальный порядок является борьбой с внутренним хаосом через косность. Заумная мысль, но какое-то зерно в ней есть.
Я, например, замечала, что именно в таких чистых-пречистых домах мне всегда становится неуютно. Там обычно и обнаруживается самое большое количество скелетов в сверкающих шкафах.
В доме у ведьмы я была впервые, поэтому внимательно огляделась по сторонам. Юлиана жила скромно. Обычная четырехкомнатная хрущевка, мебели мало, видно, что хозяева не так давно переехали. Правда, в гостиной стоит очень приличный компьютер, неплохой монитор и на экране мерцает нечто похожее на то, что Аристарх называл натальной картой. Юлиана проследила мой взгляд.
– Проходите, присаживайтесь. – Она махнула рукой в сторону обеденного стола.
Стул подо мной скрипнул и немного качнулся. Видимо, он был уже немолод, в новую квартиру его взяли из милости, пожалели и не выкинули по дороге. Стол был застелен черной старинной шалью. На стене висел портрет печальной девушки в голубом платье, лицом похожей на Юлиану, только с длинной темной косой. Интересно, почему она такая грустная? И кто он, художник, что заметил это? Спросить неудобно, а любопытно. На книжном стеллаже я заметила большую икону Николая Чудотворца, перед которой горела свеча, а на полу в углу топорщился громадный букет сухой полыни в хрустальной вазе. Да, в обстановке этой квартиры, несмотря на ее скромность, что-то есть… Юлиана принесла две колоды, одну мадам Ленорман, как у бабушки, другую Таро. Обе колоды были потертые. Видимо, работали много. Изданы явно не здесь. Я даже в Интернете таких не видела. Юлиана подняла на меня внимательные глаза:
– Слушаю вас. Что бы вы хотели узнать?
Меня продолжало мучить вчерашнее недоверие к магам, и я решила поиграть в дурочку.
– Понимаете, у меня нелады в личной жизни… Мне сказали, что у меня венец безбрачия…
– Что-что? – Юлиана улыбнулась. – Венец безбрачия, говорите? А сколько вам лет?
– Двадцать пять.
– И, извините за нескромный вопрос, при вашей яркой внешности, пардон, еще девственница? И никто не покушался?
Опа! Таких вопросов я не ожидала.
– Да не сказала бы, что никто не покушался. Очень даже покушались. – Я даже смутилась, что на меня не похоже.
– Тогда почему вы верите в эту ерунду? Замуж хочется, а не берут?
– Не хочется. Просто как-то личная жизнь…
– Угу, мужиков мало? Не все к ногам падают? – Юлиана явно смеялась надо мной. – Вам не жалко времени и денег на такие дурацкие вопросы? Или, может, есть еще о чем спросить? А что до венца безбрачия, у вас его нет и не было. Если вас волновало только это, то… можете идти. Денег не возьму.
– Понимаете, Юлиана, меня недавно случайно занесло в салон «Пифия» и мне там сказали про венец. Честно говоря, я не поверила, мне тоже кажется, что это глупости, но как-то скребло на душе.
– И вы решили проверить. А почему я?
– А мне вас рекомендовали.
– Кто, если не секрет?
– Подруга мамы.
– Уж не Александрой Петровной ли зовут?
«Ну вот, – подумала я, – раскололи. Надо сознаваться»
– Именно так.
– Вот ведь старая шельма! – Юлиана засмеялась. – Хочет знать, в форме я или нет! Передайте, что в форме. – Потом она внимательно посмотрела на меня: – А вас ведь что-то мучит, Саша? Может, посмотрим на картах? Что-то про любовь?
Непонятно почему, но я испытывала к Юлиане доверие. Мне было рядом с ней спокойно. Я решилась.
– Да, мучает. Есть в моей жизни человек.
И я рассказала ей про Аристарха. Юлиана разложила карты. Значения были не то чтобы непонятны, но как-то ускользали. Я не могла их толковать, как будто у привычных мне арканов вдруг появилось второе дно.
Это была очень сильная и взрослая колода. И она каким-то образом давала мне понять, что я до нее не доросла. Ведьма подняла на меня глаза. В том, что она настоящая ведьма, я уже ничуть не сомневалась.
– Саша, похоже, он любит вас. Только это ему не слишком нравится. Сначала было упоение и эйфория, а теперь сомнение, что ли.
– Сомнение? Во мне?
– Нет. В том, нужна ли ему эта любовь. Знаете, современные мужчины часто задают себе этот вопрос. И дают отрицательный ответ. Делают выбор в пользу денег, карьеры, стабильности, эмоциональной свободы.
– И он тоже? Задает этот вопрос?
– Да. Но никак не может найти ответ. Перевести ваши отношения в случайный и легкий роман у него не получается. И не получится. В вас есть что-то колдовское, Саша. То, о чем вы и сами не догадываетесь. Я бы сказала про вас, что вы латентная ведьма.
– Что значит латентная?
– Ну, как это объяснить… Ведьма в вас еще спит. Она проснется позже, ближе к тридцати, и это хорошо, потому что это говорит о вашей чистой природе. Можно сказать, вы белая ведьма, но я не люблю этого деления. Скажем так, путь добра вам ближе.
– А что с ним происходит?
– О, он далеко, у него действительно много работы. Вокруг него люди. Много людей. Да, у него была или будет маленькая интрижка, но она не принесет ему удовлетворения. Вы сидите в нем как заноза, Саша. Я сказала вам правду. Вы огорчены?
– Не сильно. Просто я очень по нему скучаю. И это лето… Так хочется чудес! Что будет дальше со мной?
Сейчас посмотрим. А вам предстоит много работы и хороший заработок! Какой-то крупный проект, много суеты, но и денег тоже очень прилично. Кстати, этот проект будет иметь перспективу. Какой-то мужчина сделает вам интересное предложение. Не отказывайтесь. Вы можете выйти на совершенно другой уровень, где вы не подчиненная, а начальник или даже хозяйка. Саша, у вас большие перспективы. Конечно, это будет не скоро, а где-то в течение шести месяцев или года. Я имею в виду карьерный рост.
– Мне трудно представить себя начальником. Я хороший администратор. Исполнитель.
– Творческий исполнитель, Саша, творческий. А хотите, я покажу вам ваше будущее без карт? Что-то я сегодня в ударе. Расскажете потом Кассандре. Хотите?
– Хочу.
– Давайте руки. Закройте глаза. У вас выскочит картинка из вашего будущего, но я не знаю, насколько близкого. В пределах пяти лет. Постарайтесь не привязываться к картинке, но запомните ее. Поняли?
– Да.
Я протянула руки через стол. Мои пальцы попали в теплые ладони предсказательницы. Я закрыла глаза. Меня словно понесло куда-то, я увидела свои руки. На руле автомобиля. Я вела машину! Сзади раздалось детское хныканье, осторожно притормозив, я обернулась. На заднем сиденье в детском креслице сидела девочка полутора лет с большими черными глазами.
– Сейчас приедем, потерпи, мой зайчик. Немного осталось.
Малышка притихла. Я снова куда-то ехала, потом припарковалась. К машине подошел какой-то мужчина и открыл мне дверь. Я вышла, он меня обнял. На заднем сиденье опять подала голос девочка, мужчина открыл вторую дверь и взял ее на руки. Я никак не могла разглядеть его лицо, только ощущала его как «своего», «единственного», и все. Еще я видела то, что он темноволос.
Неожиданно я опять увидела свои руки в руках Юлианы. Она отпустила их.
– Ну как? Удалось?
Я потрясенно кивнула. Какое-то время я молчала, пытаясь собраться с мыслями. Потом рассказала ведьме, что я видела.
– Очень хорошо, – сказала она, – что вы не видели его лица. Значит, все сбудется. Нет привязки к конкретному человеку. Хорошо, что ребенка видели. Вам судьба родить девочку, быть счастливой и богатой. А Бот кто разделит с вами это, пусть остается неизвестным. Пусть мужчины вокруг вас сами этого добиваются. Женщине не нужно быть активной в любви. Ей нужно быть чашей. Впускать только того, кто может заполнить ее любовью. Активность нужна в бизнесе.
– А можно мне еще погадать немного? На личную жизнь.
– В последний раз? Хорошо? И на короткий промежуток, договорились? Много гадать не стоит. Не запомните ничего. Ко мне некоторые клиентки приходят, записывают.
– Я не забуду.
– Надеюсь.
Юлиана разложила колоду Ленорман.
– Ну что, дорогая Саша. Личная жизнь бурная. Какой-то праздник, какая-то встреча. Какая-то маленькая интрижка, но без продолжения.
– Почему?
– Сама не захочешь. Потом опять какое-то предложение, тоже творческое, от молодого парня. Точнее, посредством какой-то пары. Они твои давние друзья. Тут тоже успех и тоже не сразу. А вот и твой любимый. Поссоритесь, но не надолго. Хотя тебе будет казаться, что навсегда. Но нет, помирит вас какая-то женщина, старше тебя. Кстати, хорошо к тебе настроенная. Может стать другом. Вот и все, пожалуй. До конца лета – начала осени хватит. Многие знания – многие печали. Сеанс окончен.
– Здорово! Жаль, что мало.
– Мало? Вы у меня почти два часа сидите, Саша!
– Ничего себе! А скажите, вы ведь знаете, почему Александра Петровна послала меня к вам?
– Догадываюсь. По многим причинам. Хочет проверить, в форме ли я. Буду ли у нее работать. Как к ней отношусь. Многое.
– Ну и как? Ответьте, если нетрудно.
– Отношусь хорошо, про форму сами все видели. А вот работать… Не могу я на потоке. И не хочу вместе с Астапчук.
– А если не на потоке? И Астапчук тоже не будет?
– Тогда я подумаю. Но нам с вашей мадам тесновато на одной территории. Я всегда ей об этом говорила.
– А почему вы сразу меня не прочитали, как Александра Петровна?
– Я не такой сильный телепат, как она, да и не очень люблю телепатию. Я предсказатель. Вижу будущее людей, особенно если они мне нравятся, и, естественно, если они об этом меня сами просят. А в мысли предпочитаю не лезть.
– А как же венец безбрачия? Как вы определили, что это утка?
– Саша! Ну, вы в зеркало-то смотрите?
– Смотрю.
– Ну и какой может быть венец? Молодая здоровая неглупая девушка! Не смешите меня.
Я расплатилась, попрощалась с хозяйкой и ее громкоголосой Бертой и вышла в лето.
Сидя в маршрутке, я думала, что не все так безнадежно. И что сегодня мне посчастливилось увидеть настоящую предсказательницу. Правда, ее консультации стоят втрое дешевле, чем у разрекламированных магов. И посетителей мало. Почему? Может быть, настоящий дар – это вдохновение? А вдохновение не может быть потоком? Оно капризно. Его можно спугнуть. Не знаю. И еще я думала, что мир разделен. На умных и глупых, щедрых и жадных, талантливых и бездарных и никогда не соединится. Почему? Неужели ничего нельзя изменить? Почему Инеев ездит на машине, а Юлиана ходит пешком? Может, найти для нее талантливого менеджера и раскрутить? Но согласится ли она? И какой должна быть раскрутка, чтобы не растранжирить этот волшебный дар? Но я отложила эти мысли на дальнюю полочку и задумалась о другом.
Мне пришла в голову идея. Ведь можно организовать курсы для женщин! Курсы домашней магии! Как очистить дом, как варить приворотное зелье! Как сделать тайский массаж и прочие эротические фокусы! Как удержать отношения, когда появился кто-то третий! Как одеваться, наконец! Как раскрыть свою сексуальность! Боже мой! Это же находка! Ноу-хау, как теперь говорят.
На чем горят жены? На том, что не могут показать класс в сексе! На чем горят любовницы? На форсировании отношений, неумении их удержать! А если их научить? Каждую тому, что у них не выходит? Шансы будут равны. И если исчезнут маленькие шероховатости семейной или любовной жизни, то выиграют те, на чьей стороне любовь. И не нужно бегать к колдунам, если ты сама все умеешь! Может быть, среди наших клиенток есть латентные ведьмы и они научатся сами справляться со своими проблемами? Но тогда маги останутся без работы! Ну, настоящие маги без работы не останутся, а вот обманщикам и прохвостам придется потесниться. И ведь можно так здорово раскрутить эту идею! Переполняемая этими мыслями, я влетела в салон.
– Здравствуй, Сашенька! Что ты такая вдохновленная? – Навстречу мне вышла мадам.
– Александра Петровна, у меня родилась мысль! Просто гениальная идея, как привлечь клиентов.
– Ну, пойдем, пойдем, расскажешь. Кстати, как Юлиана?
– Прекрасно. Передавала вам привет.
– Даже так? Выросла!
Мы прошли в кабинет, и я вкратце рассказала о визите к Юлиане. Мадам задумалась. Потом я изложила ей то, что придумала насчет курсов. Почему-то Александра Петровна отнеслась к моим словам скептически.
– Не знаю, Саша, не знаю. Предложение интересное, но кто будет заниматься программой? Я занята. И потом, совершенно не желаю вкладываться в рекламу больше, чем сейчас. И клиенты все разъехались по югам.
– Не все, Александра Петровна! В других салонах их полно, и все те же лица, что у нас.
– Ну, таких сумасшедших, как в «Пифии», у меня нет, это ты зря.
– Согласна. А в славянском центре один в один наши сидят.
– Скоро и к нам вернутся. Так что не вижу смысла. Но меня здорово зацепила идея, и я продолжала наступать:
– Да я могу подготовить программу! И людей подберу преподавать. Тем более, что Татьяна и Луша тоже будут не против. Их вполне можно использовать.
– Этого недостаточно. Где ты возьмешь эротический массаж?
– В «Сулле» была девочка, училась в Таиланде.
– И что, думаешь, она согласится?
– Вопрос денег.
– А поддержка отношений?
– Моя мама. Она может книгу на эту тему написать. Тем более она профессиональный преподаватель.
– А любовные драмы? Болевые точки?
– Александра Петровна, тут вам нет равных! Неужели не проведете семинар?
– Вопрос денег, Сашенька. А эротическая одежда?
– Катерина. Она мне не откажет.
– М-да… Знаешь, Саша, я в принципе не против, но вкладываться…
– Да группы можно набрать, если использовать обыкновенные флаерсы. Просто положить их в нужном месте.
– Вот что, дорогая моя. Ты меня почти убедила. Но рисковать деньгами я все равно не буду. Хочешь провернуть этот проект – делай все сама. Семинар я проведу, но в финале и для тех, кто останется. Эти флаерсы придется тебе на свои деньги заказывать. А я посмотрю, как ты их разложишь.
«Ага, – подумала я, – вот уже и начался бизнес. Пора торговаться!»
– Да легко! Только тогда я хочу зарплату и процент.
– И какой процент ты себе хочешь?
– Двадцать с клиентской базы салона и тридцать с тех, кого приведу сама.
– Десять и пятнадцать.
– Пятнадцать и двадцать пять. И то, что я вложу, из прибыли вычитается.
– Саша, зачем тебе столько денег?
– Ноутбук куплю. На юг съезжу. А что?
– Ничего. Вижу родственную душу. Хорошо, по рукам.
– Тогда прибыль от того, что будет продаваться в салоне с моей подачи, пополам, и составим договор?
– А что ты собираешься у меня продавать?
– Если задействую Катерину – будет мини-показ, будет мини-показ – будут продажи.
– Молодец, девочка! Ну что ж, там, на рабочем столе, я видела у тебя диск с договорами. Составляй – и вперед.
– Форма?
– Сама подумай, видишь, какая ты у меня умная.
Ну что ж, надо торопиться, пока «великая и ужасная»
не передумала. Я села за стол, полная рвения. Однако появившиеся клиенты вклинились в процесс оформления наших с Кассандрой отношений. Посетителей было не много, но они были. И не только у Александры Петровны. Договор мне удалось сварганить только к концу рабочего дня. Мадам читала его и хихикала.
– Дотошно, дотошно. А давай поспорим, что постоянных клиентов салона будет больше, чем твоих от флаерсов?
– На что?
– На деньги, конечно! Сто баксов пойдет?
– Пойдет!
И мы поспорили. И только тогда, когда мы разняли руки, я поняла, что вляпалась в жуткую авантюру. Мало того что я собираюсь потратить деньги, которые копила на заветный ноутбук, но еще и поспорила на сто долларов! Надо же было так завестись! Идиотка! Ну, что сделано, то сделано. Назад не воротишь.
Однако рабочий день кончился, я отчиталась по деньгам, по затратам на разведку и отправилась делать маникюр с педикюром. Ритка встретила меня как родную. Напоила чаем, обработала ручки и ножки по высшему разряду, излила душу в сплетнях. В «Сулле» почти не осталось никого из стареньких. Инесса развернулась на полную катушку. Поувольняла всех, кого только могла, даже тайскую массажистку. Все это привело к тому, что клиентов стало заметно меньше. Инезилья стала давать задний ход и начала звать девочек обратно, но никто к этой «кобре» не пошел, тем более что маленькая «гадючка» Викуся все еще ходила в любимчиках. Инезилья набрала новеньких, а старенькие ищут работу. Я узнала, что хотела, уточнила телефоны девчонок и поехала домой. В голове у меня зрел план.

КУРСЫ ДЛЯ БОГИНЬ

Только на следующий день я осознала, во что ввязалась. Весь день и всю ночь я ломала голову над тем, как заманить неврастеничных дам на курсы великих искусительниц. И какие же они должны быть, эти курсы, чтобы женщины на них пошли. Всю ночь я вертелась на постели, как вентилятор, вставала, пила кефир, опять ложилась. То, что приходило на ум, казалось глупым и банальным. Озарение пришло, как Менделееву его таблица, – во сне. Под утро я задремала, моя голова освободилась от мусора, и появилась ИДЕЯ. Я поняла: курсы для женщин должны вести женщины-совершенства. Богини. Каждая в чем-то своем. Глубокие в своей теме, как колодец. Чтобы из этого колодца пришедшие за знанием могли набрать чистой воды, кто ведро, кто кружку. Я вскочила с дивана голая, как Архимед из ванны, с криком «Вот оно, вот оно!» и кинулась к компьютеру. За три минуты собрала макет флаерса и записала на дискету. Утром успела заскочить в типографию. Обещали сделать быстро. Потом принялась уговаривать богинь. Первая на очереди – богиня секса, Жанна Ли, хитрая кореянка. Раньше она оказывала в «Сулле» услуги тайского массажа. Почему именно она? О! Я однажды случайно увидела ее за работой и до сих пор не могу этого забыть! Тайский массаж девушка знала не по книжкам. Эта предприимчивая особа когда-то оказалась в Таиланде, где хотела делать бизнес, но не учла некоторые особенности местного менталитета и влипла в историю. После чего Жанна довольно долго не могла выбраться из слишком «гостеприимной» страны. Чтобы время не пропадало даром, а еще чтобы кушать, Жанна изучила массаж. Девушке удалось освоить не только эротические, но и лечебные виды. Как она ухитрилась не подцепить при этом страшный вирус иммунодефицита, остается загадкой. Видимо, исключительное везение. А может, особая воля Небес. Но факт остается фактом, Жанна ничем не заболела и стала настоящим маэстро. Именно массаж помог ей вернуться на далекую Родину. Как я уже заметила, Небеса благоволили ей. Один из клиентов оказался русским, родом из Питера. В Питере массажистка когда-то купила комнату, приехав из Алма-Аты. Из денег за ее двухкомнатную квартиру получилась только каморка, похожая на гроб, в огромной петербургской коммуналке. Спаситель Жанны занимал в нашем городе уютное место в чиновничьем кресле. Девушка и ее эротический талант так его вдохновили, что и на родине он не дал ей пропасть. Устроил в «Суллу». Помог обменять комнату на квартиру, чтобы наслаждаться древним восточным искусством с комфортом. В общем, позаботился. Кореянка в принципе неплохая баба. В глубине души она считает себя кем-то вроде Цирцеи, а мужчин стадом свиней. В чем-то она права, способ ими управлять она нашла. Или низводить до состояния животного. Женщинам она всегда сочувствовала. Но не доверяла. В «Сулле» использовали ее азиатскую внешность и выдавали ее за тайку, а Жанна, которая неплохо изучила тайский, подыгрывала. Ее мастер-класс должен был стать первым и самым забойным. Я делала на него основную ставку. Осталось уговорить мастера. Как я и предполагала, Жанна согласилась. Оценила она себя довольно дорого, впрочем, я и это предвидела. Еще ей нужен был доброволец. Для наглядности. Прикинув, кто из моих знакомых согласится отдаться, я наметила возможных кандидатов. На всякий случай поговорила с Витей Инеевым, и он загорелся, как факел. Сказал, что выйдет в маске, как мистер Икс, а волосы обрежет и покрасит, чтобы никто не узнал, но возможности испытать ЭТО на себе ни за что не упустит.
Потом я поговорила с богинями магии: Татьяной и Лукерьей, и они предложили мне по циклу лекций. Татьяна – по приворотной кулинарии и приворотам, здесь ей равных не было. Лукерья – по очистке дома от негативных воздействий и по распознаванию приворота, а также защите от оного. Они великолепно смотрелись в паре, черный и белый лебедь колдовства. Я посоветовала ввести побольше примеров, для наглядности. Дамы озадачились. Через пару дней их записи украшали «жанровые сценки» – хоть в сериал вставляй. Потом я подкатилась к своей матушке. Богине домашнего очага. Для этого я специально поехала к родителям на дачу в Вырицу. Я затеяла разговор о семейных проблемах одной моей замужней подруги. Дескать, такая беда, муж гуляет, а мужа она любит, не хочет терять. Что делать? Мама, как истинная женщина, принадлежащая по рождению к зодиакальному знаку Рыбы, самозабвенно предалась состраданию и разразилась лекцией. И какой лекцией! Сколько практических советов! Сколько ссылок на великих! Я была потрясена! Я подозревала, что у матушки недюжинные способности к анализу и нестандартным решениям, но чтоб такие! Когда она закончила, я объяснила ей, что это была провокация, с целью уговорить ее прочитать цикл лекций на эту тему на курсах в салоне. Мать категорически отказалась. Но я знала, как ее убедить! Суммой гонорара. Можно без угрызений совести потратиться на очередные косметические процедуры. Это был удар ниже пояса. Соблазн. Его мама преодолеть не смогла. Она помучилась и согласилась. При условии, что отец ничего не узнает и она сможет как следует подготовиться. Я поклялась, что так и будет.
Потом я кинулась к моей любимой богине, богине моды – Катьке! От нее мне нужно было что-нибудь о женственности и сексуальности в одежде, и тут оказалось, что мне опять повезло. У Катерины зависла приличная часть коллекции авторского белья, в том числе злополучные корсеты, и ей срочно требовалось их продать. На носу был конкурс молодых модельеров, и опять не хватало денег. Под эту марку она обещала мне лекцию, мини-показ и, если надо, стриптиз, только бы что-нибудь купили. Идея стриптиза показалась мне интересной, и я попросила Катерину узнать, не может ли какая-нибудь знакомая стриптизерша дать пару уроков в рамках моего проекта. Через пару дней мы с ней уже ехали к одной девице, чтобы посмотреть, какова она в деле, после чего пришли к выводу, что «надо брать». До богини она недотягивала, но за нимфу вполне могла сойти. Договорились с девочкой о комиссионных и о том, когда ее надо предупредить.
Потом я вызвонила Глафиру. Несмотря на свои постоянные сомнения и страсти, она профессионал высокого класса. Богиня грима! Ее я подбила прочитать лекцию по искусству изменения внешности. «Грим и макияж как раскрытие новых граней личности». Глафиру я соблазнила тем, что проведу бесплатно на тайский массаж, который сделает ее неотразимой для темноглазого доктора. Девушка клюнула моментально.
Теперь осталось собрать группы. Флаерсы были готовы, их осталось только посеять, как посеял Ясон зубы дракона. Где ходят женщины с комплексами? Клиентки магов? Правильно! Там, где делают бизнес на красоте. Я просочилась в медицинские центры пластической хирургии и оставила флаерсы там, подкупив администраторов (они же тоже женщины!) купоном на бесплатный проход на три мастер-класса по выбору. Потом взялась за косметические салоны. Там, где соблазнить администраторов мне не удавалось, пришлось записаться на косметические процедуры. Я выбрала эпиляцию. Причем маленькими участками, чтобы попасть в максимальное количество салонов. В результате волос на теле практически не осталось, за исключением тех, что на голове. Я даже решилась на интимную прическу, только для того, чтобы оставить свою рекламу в модном ВИП-заведении. Деньги, отложенные на вожделенный ноутбук, кончились. Назад дороги не было. Правда, вся эта лихорадка отвлекала от мыслей об Аристархе. Каждый день я открывала почтовый ящик, удаляла спам, не находила его писем и закрывала ящик. Всплывали слова Юлианы об интрижке. Вылезал мерзкий червячок ревности, я давила его и занималась своей авантюрой, которую назвала «Искусство обольщения. Курсы богинь». Занятая женщина спасена от депрессии своей занятостью. Спасение утопающих… в общем, без конца цитируя классиков, рискуешь остаться без собственных мыслей.
Вскоре моя бешеная деятельность дала плоды. Мне Удалось набрать четыре группы примерно по двадцать человек. Их я сформировала по возрастному и социальному принципу.
Расшифровывалось это так: «Жены и любовницы». В группу респектабельных «жен» мне удалось заманить и мою невестку, соблазнив ее возможностью узнать на этих курсах то, чего она не узнает нигде. (Кроме притонов Таиланда, конечно, но вряд ли это удачный путь познания.) Лену я соблазнила тем, что, если ей удастся освоить тонкости этого древнего искусства, она станет в сто раз круче любой Владиковой «девки». Идея Лену увлекла. Поначалу у меня было нехорошее предчувствие, что моя дорогая невестка пошлет меня подальше. Но она не послала. Через месяц они с моим братцем собирались на море, и Лена ухватилась за шанс отвоевать потерянные позиции в постели.
Однако возникла маленькая проблема. Елена и мама давно перестали общаться. Не думаю, что встреча на курсах улучшит их отношения, но я рассчитывала выкрутиться. Втайне я надеялась под благовидным предлогом отговорить Лену от посещения лекций матушки, и они не встретятся. Или загримировать с помощью Глашки до неузнаваемости. Идея перемены внешности невестке понравилась. Она надеялась, во-первых, разузнать матушкины секреты в нелегком деле удержания мужа, а во-вторых, запомнить грим и использовать его при слежке за своим собственным муженьком. Если понадобится, конечно. Как-то эта затея с курсами сблизила нас с Ленкой.
Напоследок я обзвонила и пригласила всех постоянных клиенток салона. Из них получилась группа «жен» в пятнадцать человек и пяток «любовниц», которых я рассовала по другим группам. Пока спор с Александрой Петровной я выигрывала. Численный перевес был на моей стороне. Посмотрим, что останется на выходе.
На вводном занятии я тряслась как осиновый лист. Совсем как на первой своей педагогической практике. Но постепенно училка во мне взяла верх, я успокоилась и провела все как надо. Была убедительна, красноречива и почти не заикалась. Курсы начались. Самым ярким событием стал первый мастер-класс по тайскому массажу.
Мы освободили приемную от секретарского стола стол перетащили в пустующий кабинет Аристарха. Андрей приволок откуда-то громадный массажный стол, который мы с ним всю ночь обивали пестрой материей, ее отдала нам добрая Катерина. Получилось просто изумительно! И удобно, и стилизовано то ли под Восток, то ли под Азию. Из дома родителей на том же Андрее я притащила старинную ширму и поставила ее рядом со столом. Развесила китайские бумажные фонари. Расставила свечи и курильницы. Неожиданно обнаружилось еще одно преимущество помещения салона. Дело в том, что комнаты в нем шли анфиладой и были соединены дверями, которые разумная и практичная Александра Петровна сохранила. Я их не замечала, потому что они всегда были закрыты на ключ. Сейчас их открыли.
Однако пора перейти к самому действу. Это было шоу! Частью его стала я сама. На мастер-класс тайского массажа я, естественно, вырядилась в платье с ехидной ящерицей и убрала волосы на азиатский манер. Глашка нарисовала мне «тайские» глазки и губки. Увидев мой макияж, Жанна Ли жизнерадостно заржала, прокомментировав «Тебе только трубки с гашишем подавать!», но меня это замечание нисколько не смутило. Наоборот – подбодрило, значит, я в теме. Я встречала учащихся, улыбалась, собирала дань, рассаживала по местам, раздавая специальные папочки с листами, где были схематично нарисованы голые мужчины, чтобы дамы могли конспектировать.
О! Если бы это можно было снимать! Какое получилось бы кино! Из левой боковой двери вышел постриженный и покрашенный Инеев в изящной набедренной повязке. Его лицо скрывала маскарадная маска из перьев. Вышел и возлег. Я зажгла ароматные палочки, предусмотрительно открыв форточки, чтобы никто не задохнулся. Из правой двери появилась Жанна Ли, в каком-то халатике красного шелка, с «драконами да змеями» и приступила. Надо отдать должное нашей «жрице», язык у нее подвешен хорошо, объяснять она умеет. Но сам материал! Пока шла теоретическая часть, учащиеся старательно писали, но уже розовели лицами. Потом началась практическая. Жанна скинула халатик и осталась в одних черных стрингах, которые только подчеркивали ее точеное тело. И началось! Через какое-то время и они соскользнули с красивой Жанкиной попки. То, что она выделывала с бедным Витей, трудно описать словами! Да и не стоит описывать. Эротические сцены – не мой жанр. Честно говоря, я даже на видео такого никогда не смотрела. Она действительно чередовала возбуждение с охлаждением, да так мастерски, что я только диву давалась! Потом азиатская Цирцея перешла к самой ответственной части. Лица у дам стали почти пунцовыми. С горящими щеками они записывали и чертили схемы. Витя только постанывал. Ему предстояло пройти через это еще два раза. Я заранее ему сочувствовала. В какой-то момент я поймала себя на том, что сама держу папочку и рисую, рисую. Наконец Жанна сошла с массажного стола, словно с пьедестала. Я развернула ширму, чтобы Инеев мог прийти в себя и потихоньку смыться. А кореянка, накинув на себя алый халатик, стала рассказывать, какие движения какими мышцами надо отрабатывать. И какие изделия в секс-шопе можно использовать в качестве тренажера. С указанием марки, страны изготовителя, цвета, сорта, запаха и вкуса. Сейчас она походила на обычного лектора. Умная, дотошная, невозмутимая. Когда все закончилось и потрясенные дамы разошлись, ко мне бросились Глашка и Лена. Лена схватила меня за руку так, что на моей коже отпечатались ее пальцы.
– Сашка, умоляю! Еще раз! Я не все запомнила! Я заплачу вдвойне!
– Вдвойне не надо. Просто оплати и сиди тихо. У меня на сегодня все забито и расписано. Мне придется просить еще один стул для тебя у соседки сверху.
– Я попрошу! Два стула! – вмешалась Глашка. Ее глаза горели безумным огнем.
– Хорошо. Доставайте. Я пойду напою мастера и объект чаем.
Однако, придя на кухню, увидела, что Инеев, в набедренной повязке, уже поит Жанну чаем из моих личных запасов и угощает моим же печеньем. Смотрел он на нее так, что у меня язык не повернулся ему что-то сказать.
– А! Сашенька пришла! А мы тут чай пьем! – Голос у Вити был какой-то неестественно сладкий. Чувствовалось, что он тоже пережил сегодня потрясение.
– Витя, ты не хочешь отдохнуть? На своем диванчике?
– Нет, Саша, что ты! Но вот душ принять надо бы. Вы тут поболтайте, девочки, а я пока ополоснусь.
– Да, сходите, Виктор, вам сейчас это нужно, – голосом бенгальской тигрицы-оборотня протянула Жанна.
Я посмотрела на кореянку. Может, она тоже устала? Тогда я могу потянуть паузу между занятиями, толкнуть небольшую речь о пользе сексуальной раскованности, коротенькую, минут на двадцать. С примерами из жизни. Я спросила: не нужен ли перерыв? Жанна только усмехнулась:
– Мне? Плохо же ты обо мне думаешь. Я выносливая. Это для меня не нагрузка. – Теперь в усмешке кореянки проскользнула какая-то горечь. Или мне показалось?
Она о чем-то задумалась, потом внимательно посмотрела на меня и неожиданно спросила:
– У меня получилось? Как я смотрелась? Все довольны?
– Не то слово довольны – потрясены. А смотрелась ты офигительно. Просто богиня любви и смерти.
– Секса.
– А есть разница? Секс, по-моему, – это всегда немного любовь и смерть.
– Это по-твоему. Хотя… что-то в этом есть. Знаешь, а мне понравилось учить. Тоже власть. Как они все замирали! Забавно. Но ты же понимаешь, что это только верхушка айсберга. То, что я показала, – сливки. Есть еще такие штучки! Мы можем организовать курс углубленного изучения. Для избранных. За соответствующую плату. А ты как думаешь?
Удивительно Жанка чувствует конъюнктуру! А ведь это мысль!
Постепенно начали стекаться люди на следующий мастер-класс. Появились Глафира и Лена со стульями. Заняли позицию и затихли, как мыши в амбаре. Второе отделение шоу началось.
Для меня до сих пор загадка, как Витя выдержал три сеанса подряд. Наверное, его выдающийся сексуальный талант нашел в этом свою подлинную реализацию. В конце мероприятия, пока все расходились, он куда-то исчез. Мы с Глафирой, тоже ухитрившейся отсидеть до самого конца, относили стулья, закрывали двери. Жанна переодевалась. Витя возник на пороге, как черт из табакерки, с громадной охапкой роз пронзительно алого цвета. Он подкараулил Жанну и торжественно осыпал ими девушку с ног до головы. Она невозмутимо приняла поклонение. Витя собрал розы и предложил отвезти домой. Жанна милостиво согласилась. На другой день, видимо трезво оценив свои возможности, Виктор притащил вместо себя мужичка, которого он, по его словам, почти вылечил от импотенции. Его-то он обрядил в маскарадную маску с перьями. Мужичок не сопротивлялся, слепо доверяя целителю. Не знаю, помогало ли Витино лечение, но Жанна работала безупречно. Думаю, что после всего пережитого Витин пациент навсегда забудет даже слово «виагра». Ему она больше не понадобится. Воспоминаний хватит на всю жизнь! Все три сеанса бедный бывший импотент выдержал с честью. В перерывах Инеев отпаивал его травяными настоями, кормил медом и гипнотизировал. Куда скрылся мужик после окончания троекратной сладкой пытки, с немыслимой быстротой, остается только гадать. А любвеобильный Инеев опять ждал Жанну с розами. На этот раз они были пурпурными. Кажется, Витя нашел ту, о которой мечтал. Восполнил утраченное. Впрочем, Жанна давала понять Виктору всем своим видом, что она ничего не обещает. Похоже, Инеева ждал длительный и затратный процесс завоевания загадочной восточной женщины. Хотя кто знает? Может, Жанна снизойдет раньше, чем колдун продаст свои последние брюки. Удивительные мы существа, женщины! Живучие как кошки! И такие же непостижимые, как эти эгоистичные твари.
«Преподаватели-богини» выкладывались по полной программе, раскрывая свои маленькие, но такие важные секреты. Я замечала, как постепенно, от занятия к занятию мои курсантки становятся все более спокойными и уверенными в себе. С некоторыми я даже смогла подружиться. В принципе естественный процесс. Почти как в школе, только ученицы все девочки и всем уже далеко за двадцать. Курсы заполнили мою жизнь до отказа. И слава богу! От Аристарха писем по-прежнему не было. Но и сил тосковать тоже не оставалось. Приходя домой, я падала на диван, как труп. Иногда у меня хватало сил утром забежать в солярий, хотелось выглядеть свежей и загорелой. Лето все-таки. Я заметила, что похудела, вещи стали сидеть на мне свободнее. Катька, пришедшая меня обмерить, привычно ругалась, я привычно не реагировала. Удивительно, но я чувствовала себя уверенней и взрослее. У меня появилось ДЕЛО. Женщины благодарили. Лена была довольна. Она ходила на все занятия с горящими, как фонари ее «лексуса», глазами, хорошела и молодела на глазах. Я спросила, опробовала ли она на Владьке то, чему научилась. Она ответила, что пока нет, пусть будет сюрприз на отдыхе. Я посоветовала ей заручиться какой-нибудь справкой об окончании курсов, а то Владик задушит ее от ревности прямо на курорте. Лена сказала, что подумает, хотя вряд ли это возможно. Владька никогда ее не ревновал, обычно это делала она, Лена. «Все когда-то случается», – бросила я фразу с видом сидящей на треножнике пифии. Невестка задумалась и на всякий случай обзавелась бумажкой с печатью салона «Кассандра» и подписью Александры Петровны.
Бешеный месяц подходил к концу, измотав меня окончательно. Курсы тоже заканчивались на бодрой ноте эксклюзивного показа женского белья. Уже прошли на ура все задуманные мною программы. Женщины и девушки освоили азы магии, эротической кулинарии, стриптиза и макияжа. Желающие прошли тренинг у несравненной Кассандры. Кстати, я тоже пошла, и не пожалела. Провела лекции и моя мама, причем ей удалось покорить даже мадам. Александра Петровна, впрочем, как и остальные, была очарована несокрушимым маминым совершенством, основанным на мужестве, хитрости и глубочайшем женском терпении. Когда матушка закончила читать свой курс, Александра Петровна вздохнула: «Твоей маме, Саша, надо писать книгу! Ах, если бы знать все это двадцать лет назад!» Напоследок растроганная мадам подарила маме такую, как у меня, защитную пирамидку на цепочке, чем очень ее удивила. Великая наука войны замужней женщины за свое женское счастье произвела впечатление и на Елену. Она сидела на самом заднем ряду в очках и темном парике и старательно конспектировала. Кажется, мама ее не узнала. Или сделала вид, что не узнала. В любом случае они обе никогда не признаются в том, что встретились на этих курсах как преподаватель и ученик. И я как свидетель им не помеха.
Показ эксклюзивного белья проходил в воскресенье. До него дошли далеко не все участницы курсов, так как к концу цикла многие изрядно поиздержались. Все-таки «школа истинных леди» мероприятие не дешевое. Хотя самой дорогой позицией оставался тайский массаж. Немного уступал стриптиз. Нимфа из стрип-клуба тоже дала жару, но до Жанны ей было как до звезд. Впрочем, это немного другой жанр. Участвовать в показе в качестве модели я наотрез отказалась. Здесь у меня были свои обязанности и свой интерес. Катерина смилостивилась и разрешила поучаствовать своим верным помощницам, девчонкам из вверенного ей коллектива. Девушки были счастливы. Я надела подаренные мне корсет и юбку, воткнула в волосы розу и сразу превратилась в смуглую средиземноморскую девушку. Живая иллюстрация Катиных идей в области моды и женственности. Допущенная до аудитории Лютаева разразилась лекцией об истории белья и принципах эротизма. Взгляды моей подруги несколько отличаются от традиционных, но женщины и так уже были заморочены до предела, а потому Катькин экстремизм упал на благодатную почву. Конечно, в том, что она говорила, было разумное зерно. Например, то, что стандартная одежда приучает мужчину к привычному образу и лишает общение новизны, что существуют архетипы эротического, такие как корсеты и чулки, что для сохранения свежести и остроты в любых отношениях надо быть разнообразной, а главное – неожиданной. Для этого может подойти такое решение, как дырка на чулке. Вроде бы это неаккуратно, если исходить из общепринятых норм, но именно это дает" неожиданный всплеск эмоций и ощущение, что в одной женщине собран целый гарем. Это удовлетворяет природную мужскую полигамность, трактуемую многими женщинами как «примитивный кобелизм». Катька была в ударе. Она вообще любит излагать свои идеи в любые свободные уши, а тут их было столько! Лапши не хватит. К показу женщины совсем созрели, и, когда Лютаева выпустила девочек, все уже были готовы разобрать Катькины творения на корню. Что и произошло сразу после окончания мероприятия. Я была бы не я, если бы не сумела урвать причудливый кружевной пояс и пятьдесят процентов прибыли с продажи. Естественно, от того, что я приплюсовала сверху. Остальное причиталось мадам. Похоже, я постепенно становлюсь деловой женщиной. Вот уж не ожидала!
На следующее утро мы с Александрой Петровной встретились в пустом салоне для того, чтобы подвести итоги. Мадам долго и загадочно молчала. Потом достала из кошелька сто долларов:
– Я проиграла, Саша! Держи. Совершенно не жалею, что ошиблась. Ты превзошла мои ожидания. Хоть и поставила на уши все мое заведение.
Я не стала ломаться и взяла деньги. В конце концов, это была заслуженная победа и она досталась мне нелегко.
– Что теперь, Александра Петровна?
– Что? Отправляйся в отпуск. Как я и все остальные. Луша уже на грядках, а Таня купила билеты на круизный лайнер. Я подарила ей маленький талисман на удачу. Давай обсудим наши дела. Договор с тобой?
– Да, вот он.
И мы пустились в расчеты. Предварительно я уже прикинула, сколько мне причитается, и мы с мадам не сильно разошлись в цифрах. Я получила чуть больше трех с половиной тысяч долларов, включая зарплату за прошлый месяц. Отпускные мне не полагались, так как работаю я всего ничего, но меня это не расстроило. Я заработала самую большую в моей жизни сумму. Сама! Своей энергией, мозгами и талантом. Может, это и глупо, но меня переполняла гордость.
– Да, Сашенька, я тебя поздравляю. Твоя бабушка была бы тобой довольна.
Я сдала ключ и поняла, что у меня есть недели три на отдых. Скорее всего, после Катькиного конкурса я поеду на дачу к родителям и проведу отпущенные мне дни свободы с папой, мамой и тетей. Буду ходить с отцом на рыбалку. А с мамой – купаться на Оредеж. Буду кататься на велике, по вечерам править свои записки. Для этого мне надо купить вожделенный ноутбук. А можно плюнуть и поехать в Грецию! Гулять по Афинам! Акрополь! Острова! Голубое Средиземное море! Музеи! Точно! За эти деньги я могу классно провести время в стране моей дипломной работы, а ноутбук взять с собой! Просто как героиня одного любимого до слез сериала. Море, солнце, горячие греки, щедрые на комплименты! Мне будет безразлично, где Аристарх и с кем у него интрижка. Ну, если станет совсем фигово, я куплю себе норковую шубку. Денег хватит. Я почувствовала, как у меня вырастают крылья, и побежала покупать ноутбук.
Поскольку об этой игрушке я мечтала давно, у меня уже были собраны сведения обо всех местах, где он продается и почем. Естественно, я искала такое место, где не слишком дорого и с хорошей гарантией. Два часа я мучила уставшего от жары продавца дурацкими вопросами и проверками и, наконец, купила ЕГО! Так как сегодня я могла себе ни в чем не отказывать, я выбрала самого умного «мальчика». Моя прелесть умела практически все! Продавец мрачно пошутил, что если я прикуплю еще немного оперативной памяти, то мой компьютер сможет сам варить кофе по утрам. Еще я прихватила несколько дисков с новыми фильмами. Давно я так не отрывалась! Мечты должны сбываться! Мне хотелось зайти в какую-нибудь подворотню и расцеловать мое приобретение, присюсюкивая: «Ты мой маленький, ты у меня самый умный, самый мощный, самый быстрый! Ты моя лапочка!» Надо позвать Катьку и Андрея обмыть покупочку! Я набрала Катерину, Андрей был с ней. Ребята сказали, что приедут, только голоса у них обоих были какие-то похоронные. Рассказав про свое приобретение, я предложила отметить конец моего проекта и «сбычу мечт». Все тем же загробным голосом Катька поддержала идею, поздравила, добавив при этом, что у нее тоже есть повод напиться. Поссорились, что ли? Не похоже. Может, у Андрея неприятности? Так у него всегда неприятности. Пора привыкнуть. Ничего, я их развеселю! Прижав к груди мое сокровище, я помчалась домой. Дорога показалась мне бесконечной! Когда, наконец, я приехала, то, заглянув в пустой холодильник, поняла, что кормить мне друзей нечем. Я бросилась в маленький магазинчик во дворе. На мое счастье, там нашлось все, что нужно. И кура гриль, и овощи, и сыр, и колбаса, и хорошее молдавское вино, и свежие фрукты. И даже тортик. Единственное, чего я не купила, – это сигареты. За время моей кампании я сама не заметила, как бросила курить.

ПЕЧАЛИ МОИХ ДРУЗЕЙ И НОВЫЕ ПОВОРОТЫ КОЛЕСА ФОРТУНЫ

Я нарезала салат, помыла фрукты, красиво все разложила на столе в кухне-столовой и стала ждать гостей. Курицу в термопакете укутала в махровое полотенце, чтобы она не остыла. А сама стала возиться с новым дружком. От этого занятия меня отвлек звонок в дверь. На пороге стояла Катя, лицо у нее было такое, будто она только что похоронила всех своих родственников. Сзади маячил Андрей. На его физиономии тоже отчетливо читались сильные душевные муки. Такими я их еще не видела.
– Боже мой! Катька! Андрей! Что произошло? Еще вчера все было в порядке.
– Выпить дай, – убитым голосом бросила Катерина и, более ничего не говоря, прошла на кухню.
– И ему? – еще продолжая глупо улыбаться, спросила я.
– Ему не надо. Он за рулем.
– Что, навечно?
– Ой, Сашка, не до шуток. Ему и вправду сегодня ездить.
Я подумала, что красное вино под такое настроение явно не прокатит, и принесла из бара початую бутылку коньяку. Подруга молча налила себе целый стакан и хлопнула одним махом, даже не пытаясь чем-то закусить. Потом прошла в комнату, упала на диван и зарыдала.
– Что с ней? – Я вопросительно уставилась на Андрея.
Плачущая Катерина – явление редкое. Такое можно увидеть раз в столетие, как комету Галлея. Обычно Лютаева не плачет, а борется или злится. Андрей молчал. Вид у него становился все более подавленным…
– Что-то с конкурсом? Новые требования?
– Не будет конкурса! – прорыдала Катька с дивана.
– Отменили?
– Меня отменили! Меня! Меня не будет на конкурсе! Понимаешь! Я год к нему готовилась! Я все свои лучшие идеи воплотила! Я уже зарегистрировалась как участник! Я даже с модельным агентством договор заключила и оплатила, потому что вам с Ксюшей всю коллекцию не обработать, тем более что Кристинка на юге! Я французский этот идиотский целый год тайком долбила! У меня были все шансы победить! А победа – это парижский контракт! А они забрали все мои платья! О-о-о-о-о!
– Кто забрал?
– Мои кредиторы, – мрачно вставил Андрей.
– Какие кредиторы? У тебя вроде уже полгода не было долгов?
– Не было, пока этот придурок мой компаньон не свалил куда-то с деньгами клиентов. Я даже не успел занять. Думал, потяну немного и наскребу. А они приехали к Катерине в путягу, она там коллекцию хранила, и забрали у меня на глазах все ее платья. Сказали: завтра деньги не вернешь – толкнем.
– А сколько ты должен?
– Три тонны.
– Всего-то?
– Было больше. Отец помог. Но сказал, что в последний раз и что бизнесмен из меня как из говна пуля.
– В чем-то он прав. Хорош убиваться, Катерина! Деньги есть.
Я вытряхнула сумочку и пересчитала оставшееся. Две триста пятьдесят. Да, развернулась я в компьютерном магазине! Можно вернуть ноутбук, но у меня не хватит на это сил! Идея! Можно отдать в счет долга мой старый комп. У него отличная мощность, классный новый монитор, и я рассчитывала продать его баксов за триста. Ну а Андреевы кредиторы наверняка согласятся взять за двести. Пятьдесят баксов и рубли я оставлю себе на жизнь, а остальное пущу на спасение Катерины.
Я еще раз пересчитала деньги. Точно, две триста пятьдесят.
– Андрюха, здесь две триста, можно мой компьютер приплюсовать. Даже при самом пиратском расчете он меньше двух сотен не стоит. Будет две пятьсот. Поехали, отдадим и заберем платья.
Катька перестала плакать, оторвала от дивана зареванное красное лицо.
– Сашка! Ты что?!
– А что такого-то? Хотела поехать в Грецию, поеду в Вырицу! Можно еще кое-что из фамильных сокровищ продать, и вся сумма будет в наличии.
– Даже думать не смей! Мне твоя бабушка этого не простит! Она меня с того света достанет.
– Не стоит наговаривать на мою бабушку!
– Нет, Саша, никогда я на это не пойду, – упорствовала Катерина, – деньги и комп возьму, а драгоценности не трогай. Давай попробуем исходить из того, что есть.
– Ладно, ребята, только давайте я скопирую все, что у меня на жестком диске. Там все мои записи.
– Какие записи? – оживился Андрюша. – Те, которые ты нам читала весной?
– Да, и еще новые.
– «Записки начинающей шлюхи»?
– Да. Запомнил, надо же!
– Сделай две копии, на обратной дороге заедем к отцу в офис.
– В издательство? Ни за что! Ты хочешь меня опозорить.
– Перестань. Если понравится – выбью для тебя договор с хорошим авансом. У тебя две практически готовые книги. Мама редактировала?
– Кто же еще? Конечно мама. Но, Андрей, я совершенно не готова к этому!
– Хватит комплексовать! Я точно знаю, что, если всей суммы не будет, эти мудаки не отдадут коллекцию целиком, обязательно что-то зашкерят.
Я посмотрела на Катерину. У нее было такое лицо! В моей богатой литературными штампами голове подходящего эпитета не нашлось. Она никогда на меня так не смотрела! Только в седьмом классе, когда я полезла бить морду Таньке Козловой, которая подвесила Катеринину авангардную юбку на лампу дневного света в раздевалке спортзала и не давала снимать. Ладно! Сдаюсь.
– Ну, если мне скажут, что это тупо и бездарно, ты, Андрюша, будешь вытирать мои слезы. И мы заложим драгоценности в ломбард!
– Твоя бабушка ненавидела ломбард! – снова встряла Катерина.
Далась ей моя бабушка! Она, кстати, ее в беде не оставила бы. Да, ломбарды не любила, факт. Но пользовалась ими иногда, по мелочи.
– Знаешь, дорогая, если ты так чтишь память моей бабушки, у тебя будет стимул это выкупить. Иначе я никуда не поеду. У меня должна быть страховка.
– Хорошо, но я думаю, этого не понадобится. Давай, Андрей, звони, договаривайся со своими шакалами.
Пока Андрюша вел переговоры, я добросовестно копировала свои бессмертные творения. Затем скопировала фотографии, наконец полностью очистила жесткий диск. Проверила еще раз. Все пусто. Отключила компьютер. Погладила клавиатуру и системный блок. Прости меня, мой старый друг, что так получилось. Я предательница. Мало того что обзавелась новым дружком – старого отдаю за чужие долги каким-то ублюдкам! Думала, продам тебя в хорошие руки, а сама… Бедный мой! Будут на тебе в «стрелялки» играть, идиоты. Или с хакерами банки грабить.
Катька наконец поднялась с дивана и пошла умываться, а я стала отсоединять проводки и упаковывать монитор в коробку. Андрюха понес системный блок и клавиатуру в машину. Я завернула мышку в носовой платок. Жалко мышку! Оптическая, новенькая…
Доехали мы быстро. Видимо, до прошлой недели дела у Андрея и правда шли неплохо, потому что ехали мы на «фольксвагене».
– А почему машину не забрали? – поинтересовалась я.
– На отчиме. Они с ним связываться не захотели.
– Почему?
– Потому что он такой же.
– А почему тогда на тебя наехали?
– Знают, суки, что мы с ним в ссоре.
– И сильно в ссоре?
– Да, и, кажется, надолго.
Мы подкатили к офису какого-то ООО «Партнер», проследовали мимо мрачных секьюрити, с лицами не сильно тронутыми интеллектом, прямо в кабинет директора, похожего на охранника в годах. Андрей долго препирался с ним по поводу денег и процентов, потом принес из машины мой компьютер. Я подключила его и продемонстрировала класс на услужливо принесенной мне «стрелялке». Пришел лохматый мрачный юноша, несмотря на жару одетый в нелепый свитер грубой вязки, проверил комплектацию, подключился к сети, слазал на какой-то неизвестный банковский сайт и вынес вердикт: «Нормальное железо. На три сотки тянет». После чего, как я и предполагала, «охранник»-директор согласился взять его за двести в счет долга. Речь зашла об остальных деньгах. Их сжимала Катерина, и не было такой силы, которая смогла бы разомкнуть ее пальцы, пока она не увидит свои вещи.
Это подруга немедленно озвучила, и нас повели на склад. Там на холстине были свалены в кучу лучшие образцы творчества модельера Екатерины Лютаевой. Я видела, что еще немного, и Катька или расплачется, или как тигрица бросится на обидчиков и пооткусывает им их перебитые носы. И они еще дешево отделаются! При этом от Катерины дико несло коньяком. Видимо, стакан этого напитка на неполные пятьдесят шесть килограмм живого веса… М-да… Атмосфера накалялась. Я забрала у девушки деньги, с плотоядной улыбкой запихнула себе в декольте и, вспомнив, чему меня учили на курсах, стала энергетически закручивать мужиков на себя. Они поддавались. В ход пошли красота, личное обаяние, очень короткая летняя юбка и блузочка с глубоким вырезом, куда я только что положила деньги. Плюс опыт административной работы в «Сулле» и в «Кассандре». Короче, мне удалось уговорить их отдать почти все платья, кроме свадебного. Свадебное было сшито на меня и являлось последним штрихом коллекции. Скажу честно, это было лучшее свадебное платье, которое я видела в своей жизни. И если я когда-нибудь решусь прогуляться в качестве невесты под марш Мендельсона, шить мне будет только Катька. Творение моей подруги навевало воспоминания об известной картине Врубеля. Я в нем походила на сказочную «Царевну Лебедь». Этого эффекта Катька и добивалась! Она шила его почти год! Клянчила перья гусей и лебедей в зоопарке. Распускала боа. Стоило оно явно больше паршивых пятисот баксов, которых не хватало до закрытия долга. И именно оно могло сыграть решающую роль в конкурсе молодых модельеров, на который так рвалась Катерина. Именно его никак не удавалось отбить. Могучие охранники стояли насмерть. Однако я добилась того, чтобы платье повесили на плечики в директорский шкаф, с условием – если завтра до трех мы привезем недостающую сумму, то получим его назад. Катя и Андрей носили вещи в машину, а я достала из-за пазухи деньги, скрученные в рулончик, и стояла, сжимая их в потной ладошке, и беседовала с мужчинами. Мне стало интересно, почему они решили оставить именно свадебное платье? Оказалось, что у главного учредителя ООО «Партнер» есть взрослая дочка и у дочки через месяц свадьба, а она давняя поклонница Лютаевой. Это и сыграло роковую роль. Ребята решили сделать подарочек. Почти на халяву, как я понимаю. Потому что не подвернись я, с неожиданными деньгами, девушка получила бы всю эксклюзивную коллекцию по откровенно бросовой цене. А директор бы прогнулся перед боссом. Получается, работнички ООО «Партнер» в любом случае выиграют: отдаст Андрей деньги – молодцы, быстро организовали возврат потерянной суммы, не отдаст – девочка платьишки от Лютаевой получит, и не абы какие, а конкурсные. А то, что не Катя деньги брала, да какая на фиг разница! Мужик ее брал! А ты не водись с кем попало! Не он денежки свистнул – тоже фигня! С того орла, Андрюшиного партнера, взять нечего, а с Андрея можно. Да! Богата всяческими гадами земля русская! А если бы Катя и Андрей пошли в милицию, платья бы просто попортили и не видать Катерине участия в конкурсе как своих ушей.
Когда все вещи, кроме свадебного платья, оказались в машине, мы снова вернулись к вопросу о деньгах. Андрей потребовал расписку и, что удивительно, получил ее, правда, в ней оговаривалось, что последнее платье он получит только в том случае, если завтра до трех часов привезет деньги. Господа из отряда «широкомордых» не сдавались. Ну и мы тоже были готовы бороться.
Когда мы подъехали к дверям издательства, меня начала бить крупная дрожь, и Андрей чуть не силой вытащил меня из машины. Катька осталась со своей коллекцией, она просто не могла сейчас с ней расстаться. Мы поднялись на второй этаж, с Андреем здоровались какие-то люди, я все это видела словно сквозь пелену. От страха у меня мутнело в глазах и подгибались ноги. Мне казалось, что еще немного, и меня с позором выставят отсюда, и я больше никогда не посмею даже мечтать о работе на литературном поприще. Мы зашли в большой кабинет с громадным полированным столом в форме буквы «Т», за которым сидел мужчина, удивительно похожий на Андрея, только старше. Он приподнялся мне навстречу:
– Здравствуйте, разрешите представиться, Михаил Александрович. Вы Саша?
– Да.
– Очень приятно. Садитесь, Саша, садись, Андрей. Андрюша, попроси Лидию Викторовну принести нам… что вам принести, Саша, кофе, чаю?
– Кофе.
– Значит, кофе. Андрей рассказывал мне о вас, я давно просил его нас познакомить, но этот мальчик больше занят своими делами. Вы подруга Екатерины?
– Да, с детства.
– И давно пишете?
– С института, но это так, студенческое. Серьезно стала писать два года назад.
– Хорошо, посмотрим. Что у вас с собой?
– У меня? Все. Только здесь, на диске, есть незаконченные вещи. Вы можете их посмотреть, но они еще будут меняться.
– Хорошо, давайте покажите мне, что читать, а что, как вы выразились, «посмотреть».
Я подошла. На столе перед Михаилом Александровичем ноутбук точь-в-точь как мой. Да нет, покруче! Я вставила диск, показала. Михаил Александрович скопировал готовые вещи. Он заметил мое волнение:
– Саша, не стоит так нервничать. Я совсем не собираюсь размазывать вас по стенке и называть бездарностью. Просто если понравится – заключу с вами договор, а если не понравится – нет. И узнаете вы об этом завтра. У меня хроническая бессонница, поэтому успею все просмотреть до утра. Хотите, сам позвоню?
– Да, очень.
– Договорились. Диктуйте телефон. Что-то мне подсказывает, что мы еще увидимся. И не раз.
Андрей сам принес кофе, и мы немного поболтали с его отцом. Он расспрашивал меня о моей жизни.
– Удачная у вас биография, Саша, очень удачная… для рекламной кампании. Ну да ладно, посмотрим. А тебе, сынок, я позвоню еще сегодня. Очень хочется с тобой побеседовать о бизнесе.
Выйдя из издательства, мы поехали к Катьке и развесили спасенные вещи, а потом, уже без Андрея, пошли ко мне. Катерина завернула возлюбленного со словами:
– Будь другом, Андрюха, иди домой. Я сейчас с тобой не то что пить, разговаривать не в силах. Дай мне прийти в себя. – Кажется, она уже отходила от пережитого – у девушки неожиданно проснулся аппетит. – Чего-то жрать захотелось нечеловечески. Нервы.
Я вынула из-под полотенца пакет с остывшей курицей, и мы съели ее, дочиста обглодав кости, запивая терпким молдавским вином со смешным названием «Негру де пуркарь». Раскисший салат я спустила в унитаз, а трапезу завершили тортиком. Катю развезло от еды и вина. Она стала зевать, как молодой бегемот, и откровенно клевать носом. Я разобрала диван и, уложив подругу, позвонила к ней домой, сообщить ее родителям, что все в порядке и Катерина ночует у меня. Затем включила «мальчика» и стала перечитывать то, что оставил «посмотреть» Михаил Александрович. Моя писанина показалась мне ужасной. Зато есть шанс вылечить отца Андрея от бессонницы! Чтобы не расстраиваться, я вырубила компьютер, легла на диван рядом с Катькой и постаралась отключиться. Получилось, но без сновидений. Как обычно, когда я нервничаю, проснулась рано. Катя спала в позе эмбриона, прижав апельсиновую голову к коленкам. Я тихонько встала и прошла на кухню, вымыла посуду, достала из холодильника молоко, яйца, сбила омлет. Пока он стоял в духовке, успела вымыть и высушить волосы. На запах еды на кухню притекла Катя.
– Что это было вчера, Пух?
– Мы напились, Пятачок!
– Мы были как свиньи, Пух?
– Ты был как свинья, Пятачок!
– А ты, Пух, ты был как свинья?
– Нет, Пятачок, я был как свиновод.
Мы рассмеялись. Катька почесала огненный затылок, задумалась.
– Звонили?
– Не-а.
– Ну и хрен с ним, с платьем. Давай завтракать.
Я разложила омлет на тарелки, бросила на каждую порцию по кусочку масла.
– Твоя бабушка так готовила, я помню, – умилилась Катерина.
– И я помню, представляешь! Ешь давай, пьяница.
В прихожей запиликал чей-то мобильный телефон.
Мы встрепенулись. Прислушались.
– Твой, – сказала Катька.
– Мой.
И я побежала в прихожую. Телефон свалился на пол и отчаянно крутился на гладкой плитке. Незнакомый номер. Скорей всего, Михаил Александрович. Во мне все замерло. Дрожащей рукой я поднесла трубку к уху. Сейчас мне скажут, что я дура и бездарь. Я и раньше это знала, но сейчас об этом мне скажет еще один человек.
– Доброе утро, Саша. Михаил Александрович беспокоит. Я вас разбудил?
– Нет, я уже давно встала.
– Вот и замечательно. Сейчас за вами заедет Андрей и привезет ко мне. Захватите, пожалуйста, паспорт, ну и все, что полагается.
– Вы хотите сказать…
– Да, Саша, мне очень понравились ваши вещи. И те, что готовы, и те, над которыми вы работаете. Собирайтесь. Жду.
Меня опять заколотило. В прихожую прибежала Катька и принялась меня тискать:
– Что? Что он сказал? Ну говори же! Говори немедленно! Что ты молчишь, как глухонемая?
– Сейчас приедет Андрей и отвезет меня в издательство.
– С тобой подпишут контракт?
– Да. У них это называется договор.
– Йес! Йес! Йес! Я знала! Я верила! Это все платье! Оно волшебное! Я знала, не надо перешагивать через совесть.
Катька прыгала по прихожей, как сбрендивший папуас. Если учитывать, что подруга не удосужилась одеться и на ней были только маленькие стринги, сходство усиливалось. Она бросилась мне на шею:
– Сашка! Я так за тебя рада!
– За меня? Я думала, за себя!
– Ну, подруга, ты меня совсем за чмо эгоистичное считаешь! Да я теперь этих бандюков Андреевых готова в бритые затылки перецеловать, потому что, если бы не они, мы тебя к его папе в жизнь бы не затащили! И правда, Сашка, мы с Андрюхой чмо. Надо было это раньше сделать. Сука я, в сущности, если подумать. Правильно меня Боженька наказал. – И Катерина задумалась на пару секунд, терзаемая раскаянием, потом засуетилась: – Быстрее доедай и одевайся. Где у тебя паспорт? Вообще, где твои документы?
– В тумбочке под баром.
– Так. Нашла. Где у тебя сумочка?
– В прихожей. Катька, уймись. Помой лучше посуду. Ты с нами собираешься?
– А как же! Я еще и договор почитаю!
– Тогда доешь омлет, иначе от тебя будет разить перегаром. И кофе с сыром выпей. В конце концов, ты едешь к отцу Андрея.
– Мне наплевать, чей он отец. Я не девочка из Мухосранска, я все-таки тоже кое-что собой представляю.
К Катерине вернулась ее всегдашняя самоуверенность. Хороший признак, ведь я привыкла ее видеть именно такой. Я надела оливковый брючный костюм, в котором ходила на разведку к магам. Катька сначала презрительно фыркнула, а потом сказала:
– Италия? Тебе идет. Повернись. Несколько буржуазно, но к случаю подходит.
Надев крестик и колечко, я повернулась к подруге. Та одобрительно кивнула. Запищал домофон, послышался голос Андрея:
– Спускайтесь, девочки. Вы готовы?
– Да, вполне, сейчас спустимся.
В машине меня слегка потряхивало, даже немного тошнило от страха. Пришлось остановиться и пересадить меня на переднее сиденье. В офисе издательства опять задрожали коленки, но рядом, как деревянные солдаты Урфина Джуса, вышагивали Катя и Андрей. Михаил Александрович встретил меня приветливо.
– Саша, как я уже сказал, я готов подписать с вами договор. На хороших условиях. В принципе то, что будете получать вы сейчас, в Питере получают уже раскрученные авторы. Поверьте мне на слово. Или Андрею, он не даст соврать. Мальчик в курсе моих дел. Мы с ним все утро беседовали, и ему удалось убедить меня создать вам максимально комфортную атмосферу для творчества. В финансовом плане, разумеется.
– Я вас настолько заинтересовала?
– В принципе да. В известной мере я рискую, поставив на совершенно неизвестного автора, но я вижу ваш потенциал. И потом, раскрою карты, никто в этом городе не даст вам, начинающей, больше, чем я. Поэтому даже если вы, Саша, наведете справки, то сможете оценить по достоинству то, что предложил вам я. И значит, никуда не уйдете.
– Разумно.
– Еще бы. Но я хотел бы получить вас целиком.
– То есть?
– То есть все готовые вещи и те, что находятся в проекте.
– Навсегда?
– Ну что вы! Нет, конечно. Я хочу от вас договор минимум на пять книг. Это как раз то, что вы сейчас вполне можете предоставить.
– И за какой период?
– Примерно за год. Подумайте сами, две книги у вас практически готовы, одна близка к завершению, и еще две вы прекрасно успеваете доработать. Соглашайтесь.
– Соглашайся, Саша. Почитай договор. Он вполне хорош, – встрял Андрей.
Я стала читать. Катерина тоже взяла экземпляр. Да, договор мне понравился и в разделе оплаты, и в разделе авторских прав. Похоже, я еще смогу поехать в Грецию или в Италию. Ну, если, конечно, справлюсь. А еще мне причитался аванс. Восемнадцать тысяч рублей. Это радовало. Катька подняла голову от бумаг. Читала она внимательно.
– Я не вижу подвоха, Сашка, подписывай.
Подвоха! – Михаил Александрович рассмеялся. – Дорогая Екатерина, в Питере такой договор новичок может получить только по большому блату. Конечно, Саша, мы будем подгонять вас со сроками, но не сильно. Например, в конце сентября уже хотелось бы увидеть на моем столе «Дневник начинающей ведьмы», над которым вы сейчас работаете.
– Боюсь, что не успею. Мне нужно еще месяца два. Вы можете рассчитывать только на конец октября.
– Это тоже приемлемо. Но конец сентября лучше.
Я покачала головой.
– Ладно, ладно, не буду давить. Давайте займемся бумагами. Полагаю, большая часть аванса уйдет на ликвидацию последствий деятельности моего сына, поэтому предлагаю отдать Андрею злополучные пятьсот долларов под расписку. Он напишет ее в моем присутствии, и пусть они с Катей едут спасать платье. А на остальную сумму, которую вы заплатили за него, у вас расписка есть?
– Нет. Я ему верю.
– И напрасно. Он сейчас сядет и все напишет. – Голос Михаила Александровича стал железным.
Андрей покорно достал паспорт, взял два листа бумаги.
– Не надо, Михаил Александрович.
– Надо, Сашенька, надо. Вы даже не представляете насколько.
Расписки были написаны, подпись на договоре стояла. Пожилая секретарь принесла печать. Михаил Александрович достал деньги.
– Вот это на выкуп платья. Возьми, Андрей. А это вам, Саша. Вам тоже надо на что-то жить. Надеюсь, Андрей, ты приложишь все усилия, чтобы вернуть Саше деньги. – Потом он обратился к секретарю: – Будьте добры, сделайте копии расписок. Надеюсь, скоро ты принесешь подлинники. А, сынок?
Андрей угрюмо кивнул. Было видно, что его корежит.
– Саш, мы пошли. Подождем тебя внизу.
Михаил Александрович протянул мне диск:
– Возьмите, Саша. Я скопировал только две готовые вещи – «Дневник шлюхи» и «Дорожную карту». Скажите, кто их редактировал? Они просто вылизаны!
– Моя мама.
– А кто она?
– Профессор. Преподает литературу в высшем учебном заведении. Специалист по Цветаевой.
– То-то ваша фамилия показалась мне знакомой!
Мы учтиво попрощались, и я спустилась вниз.
В руках у меня был договор с издательством! Боже мой! Еще пару дней назад мне такое даже в голову бы не пришло. А сейчас я «автор», «писательница». И скоро выйдут мои книги! Мне трудно в это поверить. Что-то мое колесо Фортуны делает слишком крутые повороты.
Никогда бы не подумала, что меня подвигнет на это свадебное платье с лебедиными перьями, за которым мы ехали в загадочное ООО «Партнер».

КОНКУРС

Два дня я ходила оглушенная той стремительностью, с которой развивались события. Да и сами события вполне соответствовали состоянию, описанному старинной фразой «обухом по голове». И хотя я и привыкла к постоянным сюрпризам со стороны моей талантливой подруги и ее непутевого бойфренда, все-таки на этот раз Катька и Андрей превзошли сами себя. Правда, было жалко денег. Очень жалко! Что ни говори, я в первый раз держала в руках такую сумму! Тем более, что я сама ее добыла! Совсем сама! Конечно, я надеялась, что Андрей отдаст мне мои кровные, ведь этот процесс взял на контроль его папа, теперь мой издатель, но… когда это будет! А так у меня был шанс уйти из салона мадам Кассандры и, выражаясь высокопарно, посвятить себя творчеству… Аристарх не написал мне ни строчки, и звонок из поезда так и остался единственным, первым и последним. Скорее всего, он просто охладел ко мне. Сколько раз я обещала себе не влюбляться в таинственных «взрослых» мужчин! Они уже любили и больше не хотят. Наелись. Им проще без этого дурацкого волнения, без сердцебиения, без зависимости от капризов и настроений любимого существа! Проще! И никакая сила, никакая небесная красота не заставит уступить зову своего сердца. По крайней мере, надолго. Бегство от любви самый распространенный в наше время вид спорта, если, конечно, не считать бегства от долгов.
Я помню, как одной моей подруге сказал ее возлюбленный именно из этой категории «взрослых и успешных», когда они случайно разминулись и провели время предполагаемой ночной прогулки порознь: «Я не спал из-за тебя целую ночь! Мне это надо? Мне завтра работать!»
Увы, если смотреть на мир глазами мудрой змеи или старой брюзги, простое вожделение и тщеславие заменяет тридцатилетним мужчинам божественное чувство, столь популярное в прошлом, нет, уже в позапрошлом веке. Иногда что-то прорывается, как трава сквозь асфальт, но тут же безжалостно выпалывается и вытаптывается. Так и мужчина моей мечты поддался страсти, поиграл в нее, как раз накануне поездки, и уехал в дальние края, где успешно забыл приключение. Ну, может, не забыл, а положил в архив, с пометкой «Было неплохо» или «Занятно», а может, даже в папку с грифом «Романтические воспоминания». Сказочный принц! Как же! Жаба в короне! Скольких еще лягушек мне придется перецеловать, пока я не наткнусь, наконец, на настоящего принца? А что делать! Со сверстниками мне скучновато, с «кошельками» противно, а вот мужчины моей мечты если не исчезают, то начинают мучить меня перепадами настроения и изгибами желаний. А я не мазохистка, мне это тоже быстро надоедает. Дилемма! Не влюбляться я все-таки не могу, как бы ни вопила о том, что любить больно. Поэтому… Поэтому все всегда будет так, как… есть. Остается цитировать незабвенную Франсуазу Саган и ее «Здравствуй, грусть». «…Я женщина, которую разлюбил мужчина! Есть от чего меняться в лице!» Да, великая француженка права! Всегда полезно поучиться у великих. Вполне возможно, что рассматривать творчество как лекарство от несовершенства этого мира не так уж глупо. Я ведь не могу изменить этот мир, но зато я могу его отразить. Со своей точки зрения.
Может, кто-то задумается, а может, нет. В любом случае мне станет легче. Похоже, все-таки не стоит жалеть о деньгах. Если бы не история с долгами Андрея, я бы не решилась заняться этим всерьез. Я не слишком в себе уверена как в умнице… Да и как в красавице, если подумать, тоже… В последнем меня частенько уверяли особи противоположного пола и иногда даже зеркало… Но не настолько часто, чтобы я слепо поверила в свою неотразимость. И слава богу! Хоть это подтверждает наличие у меня некоторого количества мозгов. Так что надежда есть. А теперь у меня договор с издательством. Хочешь не хочешь, а надо… М-да… Тут не до комплексов!
Однако стоило сесть за компьютер, и мне тут же позвонила Катерина. Черт побери! Я совсем забыла про ее конкурс! Катька орала как раненый слон, потому что, оказывается, я еще не пришла на репетицию и последнюю примерку и меня – о, ужас! – уже минут пятнадцать как ждут. А мобильный я, скотина такая, выключила! Черт, начисто вылетело из головы! Кротко повинившись, я обещала поймать машину и появиться минут через двадцать, если не будет пробок. Учитывая мое неопределенное финансовое положение, жаба душила меня чудовищно, но что делать!
Репетиция прошла, как всегда, под Катеринины фельдфебельские крики. Разве что «творец» орала на меня, «спасительницу», больше, чем обычно. Мало того что опоздала, так во мне еще и куража нет. Его и вправду не было, мои мысли постоянно улетали далеко в литературное будущее. Когда мне порядком надоели ее вопли, я заставила себя собраться и выдала кураж. Катька отстала. До этого она чистила меня, бедную, на чем свет стоит, и за походку, и за осанку, и за «кислую морду». Модели-профессионалки смотрели на меня с плохо скрываемым презрением. Я-то понимала, что совсем не так плоха, как расписывает меня Катерина. Девочки были не в курсе, что в свое время бабушка оплатила мне учебу в так называемой «школе моделей», кстати в одной из самых крутых в городе. И портфолио у меня дома в шкафу валяется. Именно тогда и появилась моя «Дорожная карта юной модели». Просто сегодня Катька хотела от меня иного. Волшебства. Той специфической магии, когда я привлекала внимание не только собой, любимой, а образом, созданным платьем. Ну, это уже высший пилотаж! Для этого нужно настроение. Катька и требовала от меня именно настроения, особенно в свадебном наряде «Царевна Лебедь». Сегодня она была совсем невменяемой, впрочем, я ее понимала. Моя подруга очень волновалась, равнодушные лица профессионалок раздражали ее, тем более что в основной своей массе модели артистизмом не отличаются. Да им и не надо, если подумать… Хорошая модель должна демонстрировать одежду, а не себя… Или себя только как дополнение к одежде. А Катя всего лишь хотела видеть во мне «поддержку и опору» своим бессмертным идеям. И естественно, отыгрывалась на мне по полной. Как на самом близком в данный момент человеке! Ну почему я всех понимаю и оправдываю! Что за дурацкий у меня характер! Если бы она так возила по асфальту кого-нибудь из нанятых ею моделей, был бы скандал, а я терплю. И совершенно бесплатно, надо заметить! Потому что я точно знаю: из этой коллекции мне не достанется ничего. Ее разберут. Всю до последней нитки, даже если Катька не выиграет ничего, – так хороши эти конкурсные вещи.
Утром меня разбудили трели мобильника и надрывные звонки телефона. По обеим линиям звонила Катерина. Она очень боялась, что я просплю, хотя это было бы сложно, даже с моими способностями, – мероприятие начиналось в пять часов вечера. Но Катька жаждала общаться. Она мучилась сомнениями и комплексами, ее терзал страх, и больше всего она нуждалась в бескорыстном утешении и восхищении, которое я стала извергать на нее потоками. Этого ей показалось мало, и через пятнадцать минут она уже сидела на моей кухне, оживая под волшебными струями самой беззастенчивой лести и уничтожая содержимое моего холодильника. На нервной почве, надо полагать. Потом за ней заехал Андрей и она, захватив меня в качестве успокоительного средства, понеслась навстречу судьбе…
Катькины переживания изрядно меня измотали, и к началу конкурса, проходившего в жеманной «Европе» на ее знаменитой «крыше», я чувствовала себя выжатым лимоном. Однако уже на месте недобрые взгляды девушек-моделей и теплая улыбка Глафиры придали мне с одной стороны сил, а с другой – моего знаменитого куража. Когда теплые Глашкины руки заскользили по моему лицу, я ощутила такой приток энергии, что все отданное нервической Катерине показалось мне мелочью.
– Глашка, – спросила я подозрительно, – ты зачем меня подкармливаешь?
Глафира улыбнулась, как сытая тигрица, и ответила:
– Делюсь избытками с неимущими. Меня хорошо накормили сегодня ночью.
– Доктор?
– Доктор, доктор… он меня сегодня после показа придет кофейком попоить. И проводить до дому. Чтобы не обидел кто, – опять выдала она что-то среднее между ухмылкой и урчанием.
С нашим гримером что-то произошло. Во-первых, она сочилась самодовольством, как спелая молдавская груша соком, и ей это, как ни странно, шло. Во-вторых, в ней проступила какая-то особенная роковая женская стать. Даже самоуверенные модели как-то робко на нее косились. Но откуда! Конечно, курсы пошли ей на пользу, но такая перемена! Как-то неожиданно.
– А я с твоей Жанкой договорилась и еще пару уроков взяла.
– Ну и как?
– Мне теперь доктор каждый час эсэмэски шлет.
– Свела с ума эскулапа! Вот зараза какая!
– Да, – Глашка вскинула голову, – он теперь на смазливых тощих брюнеток и не смотрит даже.
– Ну и слава богу! Значит, не будешь рвать нас, болезных, на части. Повезло нам, бедненьким! А белоглазый твой как?
– Глеб? Да никак! Кстати, он здесь ошивается, будет репортаж снимать. Одна из ваших спонсорш рекламную кампанию к выборам делает. Когда ее интервью снимали, со своим визажистом приходила. Крутая! – Глашка насмешливо хрюкнула. – Да, если будет меня спрашивать, скажи, что я испарилась.
– Кто – визажист? Или спонсорша?
– Да нет, Глеб.
– А что, он тоже соискатель?
– А как же! Но с ним все проще – не любит, когда посылают. Мужское самолюбие.
– Какая ты стала мудрая, Глафира! Аки змея!
– Вот так, Сашенька, на курсах твоих научилась. Спасибо!
– Ой! Припомнила-таки! Да, пожалуйста! Осенью буду повторять, приходи, подруга!
Глашка неожиданно расхохоталась.
– Ты чего?
– Мужика того вспомнила, которого после колдуна массировали! Как он красиво уходил! Зигзагами!
Глашка опять залилась, и я тоже не смогла удержаться.
Конкурс потихоньку набирал обороты, суета вокруг меня разрасталась в геометрической прогрессии. Модельеров было пятеро, моделей – как блох на собаке. Все друг другу мешали. Надо сказать, что мероприятие задумывалось как очень помпезное. Многих молодых модельеров патронировали мэтры, и только «беззаконная комета» Лютаева, как всегда, без покровителя. Одна в поле воин. Вчера, да что вчера, еще сегодня утром она разве что по стенкам не бегала от волнения. Сейчас она держалась.
Сегодняшнее действо было особенным еще потому, что в жюри заседал один из известных парижских модельеров. Из «молодых», этакий особенный француз с азиатской фамилией. Катерина, не слишком преклонявшаяся перед авторитетами, однако же, была его поклонницей. Это только добавляло ей трепету и спеси одновременно. Трепету, потому что она жаждала одобрения и признания, а спеси как защитной реакции, если одобрения не последует. В общем, гениальная Лютаева сейчас напоминала бомбу замедленного действия совершенно неизвестной разрывной силы. В душе побаиваясь Финала, я, однако, надеялась, что Катерина все-таки стойкий оловянный солдатик и выдержит, если что. Со своей стороны я старалась как могла. Срывала аплодисменты, и однажды мне даже показалось, что они послышались оттуда, где сидела французская часть жюри. Так как Катька ударные точки коллекции расставила на меня, мне особенно часто приходилось перегримировываться, и кончилось это тем, что тушь попала мне в глаз и все потекло. Как раз перед финальным выходом, когда Глафира делала из меня Царевну Лебедь. На мое счастье, была музыкальная пауза, выступала симпатичная питерская группа, которую так хотелось послушать, но увы! Не судьба! Я понеслась в уборную мыться. Как назло, когда ты одноглазая, особенно трудно что-то найти, тем более если торопишься. Влетев в первую попавшуюся дамскую комнату, я бросилась к раковине. Около сушилки для рук стояли и курили какие-то две помпезно одетые тетки. Я была в одном белье, и понять, чья модель, невозможно, тем более, лихорадочно смывая грим, я засунула голову практически под кран. Дамы злыми голосами обсуждали конкурс. Я навострила ушки.
– Да, кажется, победит пэтэушница! А как не хотелось!
– Но она талантлива!
– Ну и что? Ей всего двадцать пять, еще успеет! Тем более эта хамка непотопляема.
– А почему, кстати? Ведь хотели двигать Галину?
Ага, Галина, главная Катькина соперница, неплохая и небездарная, но до Лютаевой ей так же далеко, как пони до орловского рысака.
– И двигали! Все француз этот чертов! Победитель получает полуторагодовой контракт с его модным домом, а он наотрез отказался заключать его с кем-то, кроме Лютаевой. Сразу после первого тура заявил прямым текстом, что приехал сюда за новыми идеями, а не за интригами. Интриг у него и в Париже достаточно. Перспективу он, понимаешь ли, увидел только в пэтэушнице! И не собирается подыгрывать нам себе в убыток. Так и сказал: «Можете давать мадемуазель Лютаевой какое угодно место, я буду приглашать только ее. Она талантлива как бес!»
– Так и сказал?
– Дословно!
– И никак не уломать?
– Нет, упрямый, сволочь! А как на него давить? Никак! Ему на нас насрать с Эйфелевой башни. Пришлось подстраиваться, чтобы не выглядеть идиотами.
– Ну, ничего, он с пэтэушницей еще хлебнет, у нее характерец тот еще.
Это точно. Катерина не подарок, но, может, сумеет обломаться в столице моды. Все-таки мечта. Дама будто прочитала мои мысли.
– Знаешь, ради Парижа любая стерпит. Такой шанс! И бабки неплохие! Я бы даже сказала, хорошие. Правда, придется творить под чужой маркой, но под какой! А идей у пэтэушницы как грязи. Еще что-нибудь придумает.
– Да, точно. Я, кстати, хочу у нее пару вещиц прикупить. Она дорого берет?
– Да брось! Дорого! Она еще маленькая! Цены себе не знает.
Дольше стоять под краном было неприлично, пора было возвращаться в гримерку. Наскоро вытерев бумажным полотенцем свое многострадальное лицо, я побежала готовиться к выходу. Глаз я спасла. Глафирины золотые ручки сделали из меня настоящую сказочную героиню. К волосам приплели две роскошные косицы, и, когда я взглянула на себя в зеркало, ахнула. Чистый Врубель! Все-таки Катька гений! Мне вдруг мучительно захотелось под венец. Совершенно неуместно и не ко времени, вразрез с моими убеждениями. Я поймала это свадебное настроение и понесла его на подиум.
Когда луч света упал на меня, зал замер, выдохнул и взорвался овациями. Такого еще не было! Дело не в аплодисментах и криках, в этом-то как раз не было ничего необычного, а в том выдохе восхищения, который пронесся по залу при моем появлении. Я его почувствовала кожей, впитала, он осушил мои невидимые слезы и развеял сомнения, потому что я тоже была причастна. И гораздо больше, чем догадывался зал.
Потом я заметила, что Катька за сценой плачет и сморкается в услужливо поднесенную ей салфетку. Но на подиум она вышла сияющая и гордая. Еще никто не объявил о ее победе, но было ясно – сегодня лучшая она. Какое бы место ей ни дали, оно будет первым. За одну только Царевну Лебедь. И кажется, Катерина тоже это понимала. Я не стала пересказывать ей услышанное в кулуарах. Еще успею.
Потом была рутина. Для нас, точнее, для меня. К дальнейшему я уже отношения не имела. Объявление итогов, поздравления, вручение чеков, кубков, корзин с цветами. Это праздник для творцов. Они им и наслаждались, забыв о нас, грешных. Катерина раздала почти весь тираж визиток. Все жаждали купить у нее платья. Вместо розданных визиток у нее скопилась куча новых. Она уже не складывала их в визитницу, как обычно, а просто сваливала в сумочку. Потом Катю пригласили поужинать со знаменитым парижанином, и она убежала, велев нам упаковать и увезти коллекцию домой, даже не спросив о наших планах. Нам – это мне, Андрею и двум девчонкам-помощницам из ее пэтэушной команды. Что мы и сделали, понимая, что нашей богине сегодня не до нас. Катерина даже забыла сказать свое коронное «спасибо всем». Когда мы все собрали и уложили, я поняла, что зверски устала от всей этой суеты, конкурсной борьбы и Катькиного психоза и хочу побыть если не одной, то в какой-то другой компании. Да и места в машине для меня не оказалось, все заняли платья.
– Послушай, Андрей, может, вы с девочками все сами отвезете и развесите? Что-то я очень устала, хочу пройтись. У тебя ведь есть ключ?
– Зачем ключ? Там мама сидит переживает.
– Вот и отлично. Езжайте без меня. Маму порадуете.
Девчонки согласно закивали, а Андрей огорчился. Ему было не по себе и хотелось поддержки. Катькин успех и радовал и огорчал его одновременно, но больше, скорее, огорчал, потому что именно этот ее успех сейчас разделял их. Но что делать, успех всегда разделяет. На лидеров и аутсайдеров, к примеру. Теперь неудачливому бизнесмену, чтобы чувствовать себя уютно рядом с любимой, придется тянуться за подругой. А сможет ли он? И захочет ли?
Мне вдруг очень захотелось погладить Андрюху по голове, но я сдержалась. Вряд ли это ему доставит удовольствие. Я же не Катя. И не мама. Катя сейчас ужинает в очень респектабельной компании и, наверное, говорит о важных для нее вещах. А мой печальный приятель своей беспечностью мог лишить ее этой возможности.
Андрей с девочками уехали, а я пошла искать уютную и недорогую кофейню. И нашла маленькую кондитерскую, где заманчиво пахло кофе и свежими булочками, а цены еще были вполне приемлемыми. Все-таки город пока не потерял своего ценового демократизма. Даже тот, кто считает каждую копеечку, как я сейчас, может найти на Невском уютный уголок. Однако не одна я в этот вечер оказалась такой везучей и находчивой. В углу уже сидели Глафира и ее черноокий доктор. А чуть поодаль пил кофе белоглазый журналист Глеб, в полном одиночестве. И ехидно поглядывал на парочку, видимо, в надежде испортить людям праздник. И, судя по круглым злым глазам Глафиры, ему это вполне удавалось. Забавная картина.
Я взяла кофе, пару круассанов и направилась к столику Глеба. Кажется, пора сделать благотворительность если уж не профессией, то осознанным хобби. И получать с этого дивиденды, как делают все держатели благотворительных фондов. И потом, может, он только с виду холодный как лягушка, может, в душе журналист заколдованный принц? Поцелую, а он и расколдуется! И станет белым, пушистым, добрым и любезным. Какую пользу можно принести миру! Великую! Добрый ловелас все-таки лучше, чем злой. Осталось попробовать. Я нахально плюхнулась на стул напротив журналиста, сопроводив свое появление невразумительным возгласом:
– О! Какая встреча! Привет!
Глеб изумился, потом присмотрелся повнимательнее и не без труда вспомнил:
– А, девушка с зубами! Кажется…
– Саша! Очень приятно, что запомнили. Вас ведь Глеб зовут? Ничего не путаю?
– Нет, не путаешь. А может, на «ты»?
– Может. На «ты» так на «ты»!
– Кстати, ты не знаешь, с кем это Глафира?
– Глашка-то? С доктором.
– Она что, заболела?
– Заболела. Знаешь, любовь болезнь хроническая. С одним выздоровела, с другим заболела.
– Значит, это венеролог?
– Не угадал. Хирург, насколько мне известно. А кстати, почему мы здесь сидим?
– Мы?
– А почему бы и нет?
– А и вправду… Выпить хочешь?
– Здесь не наливают. А кофе я уже пью.
– Так почему мы здесь? Может, туда, где наливают?
– Мы?
– Мы, мы… Пошли куда-нибудь, где повеселее. Есть предложения?
– Есть. Там мило, но не дешево. Хотя и не запредельно. Но наливают хорошее пиво.
– Далеко?
– Здесь, в центре, на Некрасова. Ирландский бар «Дублин».
– Что-что? Куда, блин?
– Именно туда, блин.
– Забавно, никогда не слышал. Покажешь?
– Запросто. Пошли!
Мы ушли под благодарные взгляды Глафиры и ее доктора. Наверное, я добрая фея. И потом, мною руководило мстительное чувство: если Аристарх водит в заведение прекрасной Анжелики своих пассий (а ведь водит, зуб даю), то почему я не могу? И если Инеев – это пошло, журналист Глеб, по-моему, вполне пристойно.
Хотя и он, если разобраться, тоже не лучший вариант. Хотя чем хуже, тем лучше…

В ДЕРЕВНЮ!

«Дублин» встретил нас приветливо. Холодным пивом и горячими крылышками. Свободным оказалось то же самое место у камина, где мы с Аристархом сидели первый раз. Символично. Можно даже вспомнить народную мудрость о том, что свято место пусто не бывает. Но что значит «свято место»? Место рядом со мной или место у камина? Вечер прошел весело и недвусмысленно. Сначала мы пили пиво, потом Глеб предложил мне кое-что покрепче, и я согласилась, а потом мы перебрались в его однокомнатную квартиру где-то на Гражданке. Журналист оказался вполне сносным парнем. Мне даже понравилось проводить с ним время, по крайней мере в этот вечер. А может быть, все просто совпало: ему хотелось утешения, мне – забвения, и мы были так искренни в своих желаниях, что у нас обоих это получилось? Ночь тоже не разочаровала ни меня, ни его. Его даже изумила. Хотя, судя по некоторым приемам, мужчина он был более чем опытный. Так как уроки Жанны требовали практики, а практиковать тайские изыски русскому человеку лучше на пьяную голову, опробовала я все именно на Глебе. Кажется, он даже на мгновение протрезвел и спросил, чем я зарабатываю на жизнь, помимо подиума? И сколько я возьму с него за услуги? И где я, черт побери, этому всему научилась? Я хохотала так, что свалилась с кровати. Когда я наконец-то успокоилась, то рассказала моему случайному партнеру о своей работе, о Жанне и о курсах, которые я организовала. Он облегченно рассмеялся и посоветовал на будущее информировать своих мужчин об источнике моего сексуального мастерства, а то у них возникнет искушение оставлять мне на подушке баксов этак по двести. А это соблазн перейти из категории любительниц в категорию профессионалок. Хотя… Вот он, например, охотно стал бы моим менеджером по раскрутке, проще говоря, сутенером, потому что доходы на телевидении не вполне отвечают его потребностям. «Подумай, – смеялся Глеб, – перспективный проект! Во всех отношениях». Я ответила, что в любом случае сама найду применение своим способностям, а уж менеджеры по раскрутке всегда найдутся, только свистни, тем более я показала еще не все, чему меня научила Жанна. Удивительно, но нам было легко и весело друг с другом. Эта ночь была даже более яркой, чем ночь с Аристархом, с той только разницей, что мое сердце не взлетало, как на качелях, и тогда никто не называл меня в порыве страсти незнакомым женским именем. Трудно было не догадаться, что я, да и Глафира тоже, для Глеба всего лишь лекарство от не прожитой до конца любви. Интересно, с кем лечится Аристарх? Если, конечно, есть от чего лечиться. И кого он называет моим именем? И моим ли?
Конечно, Глеб был далеко не прост. Даже наоборот. Еще в «Дублине» я заметила, что Глеб как будто выискивает в моем характере слабые места, чтобы уколоть. Сначала легко, а потом больнее и больнее. Все вроде как в шутку, но несколько напоминает разведку боем. Вот только после показа, когда я еще помнила себя Царевной Лебедь и еще дышала восторгом толпы, что называется, достать меня было трудно. И задеть намеками на отсутствие интеллекта, столь свойственное большинству моделей, тоже. Девочки из профессорских семей редко считают себя глупыми. И договор с издательством, лежащий у меня дома, тоже согревал мне душу, добавляя уверенности в себе. Так что Глеб потерпел неудачу в своих попытках меня уязвить. Может быть, пару месяцев назад я, как и трепетная Глафира, была бы ранена словесными стрелами коварного журналиста и принимала бы обиду за влюбленность, но… Два месяца назад я бы бежала от Глеба как черт от ладана, потому что стандартные радости мазохиста оставляют меня равнодушной, более того, вовсе не кажутся радостями. Это раз. И потом, даже два месяца назад с моей самооценкой все было относительно в порядке, и я бы отбилась. Это два. Так что, по большому счету, в том, что Глафира пострадала, есть доля ее вины. Ее неуверенность как магнитом притягивает к себе людей, стремящихся самоутвердиться за Глашкин счет. И еще вечные сомнения в своей женской привлекательности делают ее слишком легкой добычей для таких, как Глеб. Тех, что мстят любой женщине за то, что она не та. Не ТА, чье имя вырывается помимо воли… Изредка…
Меня разбудили бесцеремонно, но нежно. Потрепали за плечо и поцеловали в щеку.
– Саша, вставай, иди завтракать. Мне пора на работу, я довезу тебя до метро или, если хочешь, посажу на такси. До дому не успею. У меня эфир. Тебе деньги нужны? На дорогу?
– Нет. Довези до метро. Такси через весь город – долго.
– Тогда вставай. У тебя полчаса на душ и завтрак.
Я встала и, не утруждая себя поиском одежды, пошла в душ. В ванной царила идеальная чистота. Как будто здесь вообще не моются, а только наводят порядок и любуются им. Никаких признаков женских вещей. Заколок, забытого тюбика помады. Только дорогая мужская косметика и парфюмерия. Несколько гелей для душа на выбор. Различные шампуни. Кондиционеры для волос. Муссы для укладки. Были даже и такие, что использую я. Неплохо. С любовью к себе в этом доме все в порядке. Я быстро вымыла голову и, обернувшись пушистым полотенцем, вышла в коридор, где и стала сушить волосы феном. Фен, кстати, тоже недешевый, вполне профессиональный. Потом быстро оделась, мою одежду Глеб самым аккуратнейшим образом повесил на стульчике в прихожей рядом с ванной. Он ждал меня за столом на кухне. Мы молча завтракали. Глеб сварил хороший кофе. Поджарил глазунью. Многое в отношениях людей зависит от того, какое у них первое утро. Если оценивать это утро по пятибалльной шкале, то… так, четыре с минусом. С большим минусом… Такое было мое внутреннее ощущение. И если бы не кофе с яичницей, то можно поставить всего лишь твердое три… Журналист первым прервал молчание:
– Саша…
Я подняла голову от тарелки.
Глеб взял мой телефон, который почему-то оказался на кухне. Видимо, в моих глазах застыл вопрос, и Глеб счел за лучшее объясниться.
– Он валялся в прихожей. Наверное, выпал из сумочки или из кармана брюк.
Ах да! Раздеваться мы, помнится, начали в прихожей. Немудрено.
– Так вот, Саша, я записал тебе мой номер телефона. Вот он. Если этот номер тебе нужен, сейчас нажми кнопку вызова, и на моем телефоне отразится твой.
– Глеб, – я замялась, но собралась с духом, – мне было хорошо с тобой… А тебе?
– И мне тоже. А в чем но?
– Ну так вот, это «хорошо», как я думаю, было просто лекарством от моих и твоих ран… У лекарства есть побочное действие… Мне кажется, не стоит увлекаться лечением.
– Почему ты так решила? Почему лекарство?
– Понимаешь, меня зовут Саша… А вот ночью я слышала другое имя. Не мое… Видимо, это больное?
– Больное. Обиделась?
– Нет. Я тоже могла спутать имена. Просто я лучше себя контролировала. Ты бежишь от кого-то, а кто-то бежит от меня. И я пытаюсь не запутаться во всем этом.
– Понятно. Живем как в пошлом анекдоте «Секс еще не повод для знакомства».
Кажется, обиделся. Вот этого я совсем не хотела. Ладно, подслащу пилюлю. Может, получится остаться друзьями. Я молча нажала кнопку вызова. Зазвонил мобильный Глеба. Он улыбнулся:
– Будем дружить?
– Будем. Калганова Саша. Глеб записал.
– Я запишу «Модель Саша».
– Не стоит. Я не только модель. Лучше запиши по имени и фамилии. Только давай так. Без обид. Если что – просто не берем трубку. Оба. Договорились?
– Договорились. Правда, иногда бывает, что звонка не слышишь.
– Но в этом случае можно и перезвонить.
– Идет.
Я собрала сумочку. Глеб цепко осмотрел свое жизненное пространство на предмет забытых мною вещей. Я ничего не забыла. Да, женские вещи в мужской квартире наводят на мысли… других женщин. Мы спустились вниз. У подъезда пипикнул чистенький белый «фольксваген». Глеб любезно открыл мне дверь. Машина резво взялась с места. Мы скоренько доехали до ближайшего метро «Озерки». Очень удобно, без пересадок. На прощание даже поцеловались. Я помахала рукой и нырнула в вестибюль станции. Эскалатор понес меня вниз, народу мало… на душе мерзко.
Когда на станции «Электросила» я набрала Катерину, она мне не ответила. Дома попыталась еще раз. Катька сняла трубку и скороговоркой сказала:
– Сашка, мне здорово некогда. Пока. Потом перезвоню.
Стало совсем нестерпимо. Я собрала рюкзачок, положила в него ноутбук, штук пять очков от солнца, вторые любимые джинсы, зарядное устройство для телефона и кое-какие нужные вещи, закрыла квартиру на все замки и поехала в Вырицу. К папе с мамой на дачу. Надо не забыть купить по дороге продуктов…
В электричке, уткнувшись взглядом в пробегающие мимо пейзажи, вдруг почувствовала, что слезы катятся по лицу сами собой. Развернувшись всем телом к окну, я позволила им течь. Нет, ни стыда, ни раскаяния за мое приключение я не испытывала. Просто мне было грустно. Невыносимо грустно. Меня, как писали в старинных романах, томила печаль по уходящей любви к Аристарху. И эта печаль не была светла…
Дача встретила меня звонким лаем тети-Люсиной собачки. Симпатичный карликовый шпиц Рома, обаятельный негодяй, любимец всей семьи, со звонким голосом и манерами записного дамского угодника сначала облаял меня, потом узнал и полез целоваться, подпрыгивая чуть не до самого лица. Пришлось взять его на руки и приласкать. На лай шпица из дома вышли папа, мама и тетя Люся. Родители и тетушка так откровенно обрадовались моему появлению и тому, что я буду жить на даче до конца отпуска, что айсберг моей печали начал таять, как горка мороженого в вазочке. К вечеру в душевном море только кое-где мелькали обломки ледяной громады. Папа натопил баню, и я смыла с себя суету и страсти. Мы сидели на веранде и пили чай. Я уже похвасталась родителям ноутбуком и, естественно, продемонстрировала приобретение, которое папа и мама стали с энтузиазмом осваивать. Наконец, настала пора более серьезных новостей, и я, как фокусник из шляпы, вытащила из рюкзачка копию договора с издательством. Это была сенсация. Конечно, родители отдавали должное моим успехам – самостоятельная девочка, зарабатываю себе на вполне достойную жизнь, – но втайне всегда мечтали о большем. И вот оно, большее. Теперь можно рукоплескать. Я засмущалась и поспешила заверить родных, что я пока далеко не Лев Толстой. Родители посоветовали мне не комплексовать, а работать над собой, глядишь – и дорасту до классиков. А они помогут. Мама вызвалась быть моим редактором, а папа – критиком. Папа с мамой заявили – теперь наконец-то они займутся моим развитием и не дадут угаснуть моему таланту. Я пошутила, что, хоть они и опоздали, мне очень приятна их забота. Главное, чтобы не перестарались в стремлении сделать из меня настоящего писателя, а то я от них сбегу. Наконец мы устали болтать, строить планы, играть с ноутбуком и разбрелись по комнатам. Я поднялась в свою девичью светелку. Пока я мылась, тетушка навела там порядок и застелила мне постель чистым, до хруста накрахмаленным бельем. Сверху на одеяле лежала моя дачная ночнушка в голубенький цветочек. От рубашки пахло кондиционером для белья. На подоконнике стояла вазочка с моими любимыми цветами. Тетушка зашла пожелать мне спокойной ночи. Весь вечер она как-то слишком внимательно присматривалась ко мне. Вообще-то тетя она не мне, а отцу, но я никого не могу называть бабушкой, кроме бабули. Тетя Люся не обижается. Она никогда не скрывала, что я ее любимица. Я ведь так похожа на отца, ее красавца племянника! Меня в семье вообще баловали больше Влада, а когда он женился, тем более… Сейчас тетя Люся присела на край кровати.
– Саша, – спросила она, глядя на меня фамильными папиными глазами, – Саша, что-то случилось? Почему ты такая потерянная?
– Разве? Что, так заметно?
Тетя кивнула. Глянула с прищуром:
– Влюбилась?
Я растерянно улыбнулась:
– Угу.
– И что? Хотя зачем я спрашиваю, старая дура! Было бы все хорошо, ты бы на дачу не приехала и книжки писать не стала! Ладно, девочка моя, наплюй! Ты У нас умница и красавица, у тебя все будет хорошо. Он еще пожалеет! Спи, моя деточка, утро вечера мудренее, сама знаешь.
И тетя Люся ушла, поцеловав меня на ночь, как маленькую, а я еще немного поплакала в подушку и заснула.
И потянулись идиллические дни на даче. Конец лета оказался теплым, вода Оредежа не остывала за ночь, и мы с папой и мамой каждый день ходили купаться. Удивительно, но на даче мне почти не хотелось спать. Я вставала раньше всех и садилась работать. Потом просыпался отец, и мы ехали на велосипедах на реку окунуться. Завтрак – и опять работа. Позже всех просыпалась мама и, отогнав меня от ноутбука, садилась редактировать старое и просматривать новое, а я снова прыгала на велосипед и ехала на пляж думать и загорать. После позднего обеда где-то около часа я спала – и опять за компьютер. Иногда по вечерам я зачитывала уже готовые куски. Меня слушали, обсуждали, «как большую», но в основном хвалили и подбадривали. Несколько раз мы с отцом сходили на рыбалку, однажды даже пришли с добычей, из которой тетушка приготовила обед и ужин. Я как губка впитывала уют, заботу, родительскую любовь, и мне хотелось, чтобы этот отпущенный мне кусочек лета длился и длился. Видимо, желание оказалось настолько сильным, что произошло маленькое чудо: позвонила Александра Петровна и сообщила, что на работу нужно выходить на неделю позже, потому что соседи сверху залили часть помещений, когда устанавливали новые батареи. Сейчас в салоне ремонт, поэтому я могу отдохнуть лишнюю неделю. Она ждет меня на работу где-то 28 августа, но просила предварительно позвонить, мало ли что. Я обрадовалась несказанно, потому что родители тоже собирались в город не раньше 28-го и я могла еще немного насладиться своим «вторым детством».
Только без бабушки. Но этого не поправишь. Пару раз звонил Глеб, один раз я даже взяла трубку. Он поинтересовался, не нужен ли мне тренажер для отработки моих «тайских» навыков? Если да, то он готов предоставить себя, любимого, для дальнейших экспериментов. На что я глазом не моргнув соврала – и рада бы попрактиковаться, но в данный момент отдыхаю с родителями в Тверской губернии – и предложила перенести тренировки на осень.
– А кто твои родители? – поинтересовался дотошный Глеб.
– Преподаватели, – уклончиво ответила я.
– Учителя?
– Нет. Преподаватели.
– Чего и где?
– Словесности и истории в гуманитарном вузе.
– Так ты девочка из хорошей семьи! Приятно! Когда приедешь-то? – поинтересовался Глеб.
– Числа тридцатого, скорее всего. Как отец решит.
– Вы на машине?
– Да, так удобнее.
– Позвони мне, когда будешь в городе. Скучаю. Пока.
И Глеб быстро повесил трубку. Кажется, я зацепила его, может быть, тем, что ему не удалось зацепить меня. Вариант. Не стоит отказываться. С этим человеком можно позволить себе такую роскошь – получать удовольствие и не любить. А если надоест… Он не утруждает себя состраданием к женщинам, значит, и я могу его не жалеть. Почему нет? Осенью появится Аристарх, а у меня нет ни одного страховочного варианта. Пусть будет Глеб. Как-то же надо защититься. Катерина пропала. Один раз проявилась коротким звонком в ночи: «Ты где, Сашка?» Я ответила, что на даче. «А, – протянула она, – тогда понятно, ну ладно, пока», – и отключилась, видимо, хотела зайти перекусить, а меня не оказалось дома. И все, ни тебе спасибо, ни рассказать, как дела. Я помнила бабушкины нравоучения о том, что не стоит обижаться на эгоизм талантливых людей, но… обидно, черт возьми!
Как все хорошее, дачное время подходило к концу. Уже зарядили дожди, и мы всей семьей несколько раз сходили за грибами. Обрел форму и близился к концу «Дневник начинающей ведьмы», который издатель ждал от меня в конце сентября. Подходила к концу моя «бонусная» неделя отпуска. Надо же! Я даже и не думала, что уложусь, а вот ведь получилось! Вот что значит трудолюбие и настойчивая родительская помощь. Всего-то и надо работать каждый день и не отвлекаться на светскую жизнь. Единственное, что меня не устраивало в написанном, – совершенно «проваливалась» любовная линия. Романтическая жизнь моей лирической героини была какой-то невнятной. Как у меня сейчас. Я же все-таки пишу с натуры. Со своей непутевой натуры. А что я могла придумать? «Хороший» герой исчез, с «плохим» тему развивать не хотелось. Лучше маркиза да Сада все равно ничего не напишу. В голову не заглядывала даже самая завалященькая идейка. Развести ведро розового киселя, как в дамских романах, мне не позволял вкус, привитый родителями и хорошей литературой еще в детстве. А жизнь все никак не подкидывала чудес в виде счастливой развязки отношений с Аристархом. Чудес в моей жизни пока не предвиделось.
А вот сюрприз все-таки случился. Как-то поутру, когда я вовсю стучала по клавишам, слушая, как тетушка внизу погромыхивает кастрюлями, позвонила Катерина.
– Привет, Сашка! А ты где? Все еще на даче?
– Да. А что? Покормить некому?
– Не хами. Ты когда в город?
– Через три дня. Приеду вместе с родителями.
– Так, понятно. Ну, жди меня тогда. Где твоя дача, я помню, скоро приеду. Если начну блуждать – перезвоню.
Вот это новости! Чего это она ко мне собралась? Устала от грязного и пыльного мегаполиса? Так три дня шли дожди, посвежело. Солнышко только со вчерашнего дня радует, прорываясь сквозь облака и раскрашивая небо сочными августовскими радугами.
Катерина заявилась к обеду. И не одна. У калитки загудела знакомая машина Андрея. Залаял Ромка.
Я вышла на балкончик. Мне было прекрасно видно, как Катька и Андрей вытаскивают из машины какие-то вместительные сумки. Пожить они, что ли, у нас на даче собрались? Не дай бог! Только вошла в рабочий ритм, а тут эта сумасшедшая парочка! Я в первый раз была не рада Катерине. А может, я еще злилась на нее? Катька заметила меня и заорала как оглашенная:
– Сашка! Спускайся! Я приехала к вам жарить шашлыки и устраивать прощальный ужин! Я лечу в Париж. На полтора года! По контракту!
– Когда?
– Завтра. Я приехала за тобой, хочу, чтобы ты меня проводила.
– А мама? Твоя мама?
– Нет. Я с ней дома попрощаюсь. Она будет в аэропорту рыдать так, как будто я в Магадан улетаю, тюремные робы шить. Что ты там стоишь? Спускайся!
Так вот в чем дело! Мое сердце упало и покрылось пупырышками от холода и одиночества. Вот почему она таилась! Все-таки Париж. На целых полтора года! Какая удача! Какая жалость! А как же я? Как же я без нее? Я спустилась вниз. Через полчаса суматохи и неразберихи мы, наконец, сидели с Катькой и следили за костром, чтобы не прозевать угли, а папа с Андреем собирали мангал под шашлыки. Мясо Катька купила уже замаринованным в каком-то, по ее мнению, проверенном месте. Тетя Люся и мама деликатно удалились резать помидоры. Катька привезла им подарки. Маме она сшила длинное платье из голубого шелка с росписью в виде тонкого цветочного орнамента из незабудок, а тете Люсе яркий блузон. Темные маки на алом поле. Куда тетушка будет в нем ходить – неясно. Но выглядела она в этом наряде невероятно молодо. Лет десять улетело, как ласточки с проводов.
– Сашка, – Катерина шевелила палочкой горящие поленья, – а я ведь вбила в свой контракт одну русскую модель на показы. По моему выбору. Два дня бодались. С оплатой проезда и проживания. За сам показ тоже деньги будут, но так, ерунда. Хотя… Это для европейских ерунда, для наших девушек это даже… Они здесь о таком не мечтают… Приедешь? Я тебя, между прочим, имела в виду. Плохо ли, четыре раза в год в Париж сгонять? Я думаю, неплохо.
На душе у меня потеплело, как будто жар от костра внезапно проник в самую середину груди. Мурашки на сердце исчезли. И дело было не в Париже. Я так же обрадовалась бы и поездкам в Караганду, если бы знала, что меня зовет подруга детства. Катька, которую я знаю с песочницы.
– Ты серьезно?
– Да. Мне будет очень трудно. Особенно в Париже. Какие там друзья? Улыбайся и присматривайся, за чьей пазухой особенно крупный каменюка. Я себя придушу, выполню все условия, обзаведусь связями и вернусь. Ты же знаешь, я всегда мечтала о своем модном доме. На свои деньги и под своим именем. Ну вот и буду работать над «сбычей мечт». А ты будешь прилетать ко мне и вдохновлять. Ты всегда была моим талисманом. Может, и задержусь, но не надолго. Как карта ляжет. Кстати, погадаешь?
– У меня колода в городе. Приедем – погадаю. Когда ты планируешь ехать?
– Часов в десять. Посидим и поедем, Андрей сегодня в режиме полной трезвости. Кстати, а где его расписки?
– Дома в городе, где еще? Ты думаешь, я их повсюду таскаю? А зачем тебе?
– Я привезла тебе деньги и хочу забрать Андрюшкины расписки с собой.
– Зачем? Ты думаешь, я на него в суд подавать буду? Совсем с ума сошла?
Нет, Сашка, не обижайся. Ведь если бы не ты, у меня просто не было бы ни Парижа, ни контракта, а виноват Андрей. Но дело-то не в этом! Дело в том, что все это нас… ну не знаю, разделило, что ли! Он как собака побитая ходит, а мне это не нравится! Я хочу, чтобы он вылез из дерьма и приехал ко мне за расписками. Как взрослый. Не получится, пусть знает – я никогда не буду требовать с него деньги. Я хочу, чтобы мы были вместе как равные. Не выйдет – тогда совсем не надо. Он сломается. Или бросит меня, или станет паразитом. И первое еще не так страшно, как второе. А получится, что ж, я тоже буду учиться быть женщиной. Я люблю его, Сашка. И хочу уважать.
– Не знаю, Кать, не знаю. Ты меня ставишь в неловкое положение.
– Саша, пойми, эти долги – наше дело. Тем более, что коллекцию я продала вчистую и задорого. Деньги у меня есть. И маме с папой оставила, и с собой возьму. А его отцу ты все так и расскажешь, как было. Что тут неудобного? Возьмешь деньги?
– Возьму. Только давай дома, ладно?
– Хорошо. Я тебе подарочек приготовила. Тоже дома отдам.
– Надеюсь, не свадебное платье?
– Не дождешься! Его бандюки купили за бешеные бабки. Их девочка просто кипятком писала и ножками топала.
– А как ты так быстро оформила визу?
– А что тут оформлять? Контракт есть, я благонадежная гражданка, у меня с папой и мамой квартира в собственности, мама и папа тут работают на госпредприятии, я преподаватель лицея моды. Знаешь, какую мне характеристику накатали! Как некролог! Я даже говорила с ними по-французски, ну и по-английски, когда слова французские забывала. Они и не смеялись. Почти.
– Да, забавно.
– И ничего забавного. Все как у больших.
Еще через полчаса мы уже всей компанией собрались у костра, пили грузинское вино из глиняных бутылок. Папа с Андреем следили за мангалом. Катька рассказывала про конкурс, я пересказала диалог, подслушанный в уборной.
– А куда ты потом подевалась? Я тебе всю ночь звонила, – поинтересовалась немного захмелевшая Катерина.
– Гуляла, – уклончиво ответила я.
– С выключенным телефоном?
– Да, нечаянно нажала кнопку.
Катька хмыкнула, родители переглянулись. Наконец подоспели шашлыки. Мы еще вспоминали наши показы, смешные случаи, забавные нестыковки и хохотали. Андрей не смеялся, только улыбался иногда. По большей части он печально смотрел на огонь и поглядывал на Катерину. Постепенно стемнело. Пришло время возвращаться в город. Ромка объелся шашлыка так, что ему было лень лаять на пробежавшую в темноте соседскую кошку. Я посмотрела на родителей. Надо бы им сказать, что я уезжаю. Если сами еще не догадались.
– Папа, мама, я еду в город проводить Катю. Наверное, нет смысла возвращаться. И так послезавтра домой…
– Да, Сашенька, езжай, конечно. Только оставь мне ноутбук. Ты передохнешь, а я как раз доделаю две последних главы. Надо же чем-то заниматься по вечерам.
– Хорошо, мама.
– А ноутбук мы с папой тебе занесем. Или ты к нам зайдешь. Думаю, что теперь у тебя есть повод заходить к нам почаще.
– Повод? Стимул! Где я еще найду такого любящего и тактичного редактора, как ты, мама?
– А критика?
– Пап! Ну какой ты критик! Ты только смеешься! Я поднялась к себе собрать свои вещи. Дверь скрипнула, в комнату тихо вошла тетя Люся:
– Сашенька! Хотела тебя поцеловать на прощание! Не забудь, я тебе огурчиков и зелени собрала, возьми на веранде. И Катюше собрала.
– Тетя Люся! Ты что! Я в Париж пока не уезжаю, я еще приеду. На даче так работать хорошо. Ты же здесь весь сентябрь живешь.
– Приезжай, детка. Со своим ухажером приезжай. Не стесняйся.
– С хорошим или с плохим?
– А с любым. Лишь бы тебе нравился. Мне-то что? Главное, чтобы дрова поколол и тебя не обижал.
– Ладно, привезу как-нибудь, покажу. Правда, пока не знаю кого. Тот, кого хотела бы, пропал. А тот, который рядом… не думаю, что это надолго. Интересно?
– А как же!
Внизу засигналили. Я чмокнула тетушку и спустилась на веранду, там меня перехватили родители и сунули пакет с огурцами. Я поцеловалась с папой, обняла маму и побежала в машину.
– Мама, ты сохраняй, пожалуйста, оба варианта. Свой редакторский и мой первичный. Ладно?
– Ладно, ладно. Не беспокойся.
Мы с Катериной уселись на заднее сиденье, и она стала вполголоса рассказывать мне все перипетии истории с французским контрактом. Дорога пролетела незаметно. Вот уже сияющие огнями автострады, ведущие в родное Купчино. Мы с Катькой поднялись ко мне. Андрей остался ждать в машине. Подруга тащила с собой какую-то огромную сумку, по виду набитую доверху. Когда мы поднялись, я полезла за расписками, а Катька вывалила из сумки кучу вещей, сшитых за этот год.
– Это тебе, Сашка.
– У тебя что, приступ патологической щедрости?
– Отнюдь. Это то, что я или не смогла продать, или не захотела. Тут со всех сезонов. Не нравится – раздай. И не комплексуй, все логично! Пока я там – все устареет. А с собой я лишнего не потащу. Кристинке и Ксюше я уже все подарила. Девочкам тоже. Так что это все тебе.
– Вот еще, раздай! Я лучше свое старое раздам. А это носить буду. На целый год я самая модная девушка в Купчине! На вот расписки Андрея.
– Держи деньги. – Катька сунула мне пачку долларов пополам с евро.
Пересчитывать я не стала. Просто убрала в тумбочку. Теперь у меня есть спасательный круг от Аристарха. Спасибо, Катя, ты сама не знаешь, что для меня сделала. Можно и Глеба прогнать, если тошно станет. Я достала карты. Усевшись за стол в кухне-столовой, накрытый египетским платком, я разложила карты. По всему получалось, что дела у Катерины в Париже пойдут хорошо и приедет она на родину с большими деньгами и почетом. Только не так быстро, как думает. На полгодика задержится. А вот любовь… Тут все в руках Божьих. МЫ не стали углубляться, чтобы своей интуицией не проторить дорожку тому, что еще не решилось на небесах. Когда Катька ушла, меня осенило: а ведь часть предсказаний Юлианы сбылась! Вот оно, новое дело, в которое меня втравили Андрей и Катя! Так, может, и все остальное?.. Окрыленная надеждой, я отправилась в душ и спать.

ПРОВОДЫ И ВСТРЕЧИ

Утром я вскочила раньше будильника и стала собираться. На кресле навалом лежали Катькины подарки, я так и не повесила их в шкаф. Но для этого надо делать ревизию барахла. Освобождать место, выбрав из нарядов те, что уже надоели, и подготовить их к раздаче. Раздать есть кому. Обычно сначала я несла их матушке, и она отбирала то, что ей подходило. Остальное раздавала своим подругам и коллегам для дочерей или подросших внучек. Они окрестили эту ежесезонную раздачу моих тряпок «секонд-хенд от-кутюр».
Я быстро собралась и стала думать, что дать Катерине с собой в дорогу, чтобы «на французской стороне» ей жилось веселее. Взгляд скользил по полкам, и неожиданно я увидела фотографию с показа самой первой большой коллекции Катерины, где мы все: Катька, я, Кристина, Ксюша и моя дорогая и любимая бабушка. Пять лет назад. Альтернативное шоу в каком-то ангаре какого-то предприятия на проспекте Обуховской обороны. Как было весело! Как давно!
Я положила карточку в сумку и, не дожидаясь Катькиного звонка, пошла к ней домой. Утро стояло погожее, питерское небо не собиралось плакать по отъезжающей подруге, ни намека на облачко. Если верить приметам, то дорога у Катерины будет легкой и она обязательно вернется с добычей в этот нереальный го-Род на берегу широкой и медленной реки, в которую Мы с Глафирой так отчаянно кидали огурцы. А ведь сработало! Надо же!
Дверь открыла Катина мама. Глаза мокрые и припухшие. Катька не зря боялась, что Ольга Валентиновна будет рыдать. Она уже плакала. Из глубины квартиры доносился Катькин голос:
– Мама! Кто там пришел?
– Саша.
– Привет, Сашка, уже хотела тебе звонить. – Катька вышла в прихожую. – Ма, ну перестань же ты, наконец! Мамочка, хватит плакать. Я же еду в Париж! В Париж, а не в джунгли Амазонки! Меня там никто не съест!
– Катенька, ты там поосторожнее. Там столько соблазнов! Там СПИД!
– Снова здорово! Началось! Здесь тоже. Все, все, перестань! Саш, давай присядем на дорожку. Мама, папа, садитесь. Андрей уже приехал, девочек надо забрать по дороге.
– Каких девочек?
– Моих.
Под «моими» Катька подразумевала двух самых верных своих учениц, Лялю и Иру, они уже год как закончили училище, но продолжали работать над ее шедеврами. Лютаева купила им по навороченной швейной машине и доверяла им самые убойные вещи. По всему видно, что из Катерины получится прекрасная хозяйка модного дома. Рачительная, разумная, умеющая работать с персоналом, уважающая чужой труд и талант и вместе с тем жесткая, властная, авторитарная… и обожаемая.
Внизу засигналил Андрей. Катька засуетилась, Ольга Валентиновна активнее завсхлипывала, Катин папа хряпнул рюмочку за счастливый отъезд, и мы все стали искать местечко, где бы нам угнездиться для ритуального присаживания «на дорожку». В квартире все было вверх дном. Сели на кухне. Катька вскочила первая. Поцеловала мать, обняла отца и, схватив в одну руку чемодан на колесиках, в другую сумку на длинном ремне, поволокла все к двери. Я двинулась следом. Ольга Валентиновна перекрестила нас обеих. Умоляюще посмотрела на дочь:
– Катенька, позвони мне сразу же, как прилетишь.
– Обязательно.
– Сашенька, заглядывай ко мне иногда.
– Конечно, тетя Оля. Мне Катька будет писать по Интернету для себя и для вас, вы будете ко мне приходить письма читать.
– Все. Саша, побежали, некогда. На Московском всегда пробки. Мама, прекращай, ты мне уже всю душу вымотала.
– Катенька, может, я с вами в аэропорт?
– Ни за что, – отчеканила Катя и прогрохотала к лифту.
Внизу около вымытой машины стоял очень грустный Андрей. Просто ослик Иа-Иа в свой день рождения. Мы погрузили вещи в багажник и поехали. Девочек взяли на углу, у казино «Слава». Когда-то это был обычный кинотеатр, в который мы с Катериной ходили прогуливать школу. Давно. В прошлом веке.
В аэропорту мы суетливо метались, пока не нашли нужную стойку для регистрации, в очереди напряженно и нелепо шутили в ожидании разлуки. Потом все замолкли, и повисла грустная пауза. Объявили посадку. Катька летела через Москву, и таможня ей еще только предстояла. Перед тем как пройти через арку металлоискателя, Катерина повисла на шее у Андрея, затем порывисто подбежала к девчонкам, что сиротами жались в сторонке, и произнесла короткую прочувствованную речь:
– Так! Не киснуть. Ляля! Лариса! Работай над собой! Ира, не забывай – больше творчества. Все частные клиентки попроще отойдут вам. Я их обзвонила. Не пропадете, деньги будут. Приеду – возьму к себе. Если, конечно, не деградируете. – Потом обернулась ко мне: – Саша! Держи документы в порядке. Я имею в виду заграничный паспорт. Я пришлю тебе приглашение от модного дома. Займешься визой. Если не получится, то сама сделай, ладно? Через турфирму какую-нибудь.
Я кивнула. Она бросилась меня обнимать и тискать. Когда отпустила, я протянула ей старую фотографию:
– На. Это тебе. Для пущей ностальгии.
– Надо же. В рамочке.
– Бабушка сохранила. Возьми. Скучай и помни.
– Забудешь вас, как же!
Спрятав фотографию в сумочку, Катя подбежала к Андрею, и они, как положено возлюбленным, слились в долгом объятии. Голос судьбы в лице диспетчера аэропорта Пулково объявил, что посадка заканчивается, и Катерина, вырвавшись из рук Андрея, не оглядываясь, нырнула в арку. Уже на той стороне она обернулась и достала расписки и помахала ими в воздухе:
– Андрей, ты ничего Саше не должен. И никому не должен.
Она резко повернулась и исчезла за спинами улетающих. Ляля и Ира прослезились. Андрей стоял еще более потерянный. Похоже, Катькино великодушие совсем раздавило его. Я подошла к девчонкам:
– Девушки, хорош плакать. Она обязательно вернется. Насовсем не останется. Париж для нее слишком буржуазен.
Ляля и Ира заулыбались. Они хорошо знали Катерину, мои слова здорово походили на правду. Подошел Андрей, ослик без хвоста, горшочка и шарика, и мы все трое обняли его. Так и стояли, как идиоты, обнявшись вчетвером, пока Катькин самолет не взмыл в небо. А может, это был и не ее самолет, кто его знает. Погода была летная, их много взлетало. В небогатом оттенками питерском небе горело бледное августовское солнце. Мы все вдруг остро ощутили, как стало не хватать апельсинового оттенка в спектре солнечного света. Сумасшедшего апельсина Катькиных волос. Пронзительная печаль разлуки, как и все эмоции, переживаемые вместе, объединила нас лишь на миг. Мы расцепили руки, и каждый спрятался в свою норку. Спустя минуту нас уже ничто не связывало. Связующее звено улетело в Париж. Мы пошли к машине. Андрей довез нас до метро «Московская» и поехал по делам, девицы нырнули в переход, а я осталась на остановке. Мне стало тоскливо, как собаке, которую легкомысленные садоводы забыли на даче. Я совершенно не знала, куда себя деть. Набрала номер Глеба. Потом передумала и послала сообщение: «Я в городе». Он перезвонил почти сразу.
Глеб откровенно обрадовался. Мы договорились встретиться в центре города в шесть вечера у маленького китайского ресторанчика, он тоже оказался поклонником китайской кухни. Что же, отлично, вкусы совпади. Осталось только придумать, чем занять себя до шести, чтобы не завыть от стремительно подступающего одиночества. На часах всего лишь десять утра. Домой не хотелось, ноутбук родители привезут только вечером, надо что-то придумывать. Я решила использовать проверенный женский способ убить время и поднять настроение: салоны красоты. Денег у меня достаточно, зачем себе отказывать? Не стоит недооценивать степень воздействия сферы услуг на жизнь женщины. Удачное посещение парикмахерской может обеспечить тебе душевный подъем на неделю. Неудачное – вогнать в жуткую депрессию. Только женщина, выйдя от парикмахера, может зарыдать так, будто потеряла близкого человека, и только представительница прекрасного пола может утешиться, посмотрев на себя в зеркало. Сказать себе: «А я еще ничего!» – и развеселиться. Куда же пойти? Можно попробовать позвонить Ритке, маникюрше из «Суллы», которую Катерина по моей просьбе пристроила в какой-то салон в центре. Заодно и приглядеться, что за место. И Лильке, моему любимому парикмахеру. Мне повезло, они обе были готовы принять меня в удобное время. Сначала отправилась к Ритке. Оказалось, она теперь работает в неплохом, даже можно сказать, модном салоне красоты. В таких местах утром народу почти не бывает. За вполне приемлемую плату мне, а точнее, моим верхним и нижним конечностям оказали весь комплекс услуг, включая эпиляцию каким-то новейшим французским препаратом, останавливающим рост волос аж на три недели. Я рассказала Ритке про нашу Жанну, которая с моей подачи вела сеансы эротического и сексуального ликбеза в салоне «Кассандра». Я так расписала результаты, что девицы, включая Ритку, загорелись расширить сексуальный кругозор. Заинтриговала я их тем, что пускают далеко не всех, а только избранных, после девчонкам, естественно, захотелось попасть на ВИП-занятия еще сильнее. Ритка посулила мне пожизненную скидку на маникюр с педикюром. Девчонки тоже стали соблазнять меня всякими косметическими благами по сниженным ценам. Простые работники салона красоты твердо решили стать богинями. Уходя, я торжественно поклялась за неделю сообщить им о Жаннином мастер-классе. В общем, сделала себе пиар. Потом, перекусив в кафе, отправилась к Лильке: Ей я тоже рассказала про курсы, но она хохотала так, что чуть не отстригла мне ухо. Лиля в красках представила себе Инеева, Жанку и всех участников шоу. Однако изучать тонкости эротики Востока не рвалась. Лилька была женщиной замужней, и, если бы вдруг мужику своему законному выдала такой класс, он удавил бы ее прямо на супружеской постели, потому что точно заподозрил бы неладное. И ничем бы Лилька не оправдалась. Даже красивые корочки об окончании ей бы не помогли. Хоть с семью печатями. Лилькин муж и так нарадоваться не мог, что она теперь женский мастер, а не мужской. Когда она работала в «Сулле», он каждый раз ждал ее со смены на своей потрепанной «четверке», выглядевшей божьей коровкой среди бегемотоподобных иномарок клиентов. Боялся, что яркую, как китайский фейерверк, Лильку у него уведут. Я рассказала про Катерину, которая, наверно, уже прилетела в столицу Франции. Лилька задумчиво бросила, колдуя над оттенками моих прядей:
– Да, вот прославится наша Катерина, помяни мое слово, на весь мир. Будем с тобой мемуары писать на старости лет. Как с ней встречались.
– Думаешь, будем?
– А как же! Я же ей гадала на кофе, Катька обязательно прославится!
– А ты на кофе гадаешь?
– Да. А ты не знала? У меня же мама из Сочи. Она меня и научила. Там у нас все гадают.
«Ну что за город! Плюнуть нельзя – попадешь или в предсказательницу, или в ведьму! И эта туда же!» – подумала я. Тем временем Лилька закончила заворачивать мои пряди в алюминиевую фольгу и велела мне пересесть в другое кресло.
– А хочешь, тебе погадаю?
– Хочу.
– Пошли к нам на кухню, я кофе должна сама сварить.
Мы пошли в маленький закуток, именуемый кухней, Лилька достала из шкафчика заветный пакетик, заварила кофе в эмалированной кружке. Потом велела мне выпить кофе не спеша, перевернула чашку и долго смотрела то внутрь, то на меня и разродилась, наконец, загадочной фразой:
– А вот и не скажешь…
– Что? Что ты там увидела? Что я – маньяк-убийца, профессионал с тридцатилетним стажем? Или разгадала, что я не девочка Саша, а мальчик Саша, удачно оперированный трансвестит?
– Дура ты… Судьба у тебя… интересная. Ты ведь, как Катька, и богатой будешь, и знаменитой… Через себя, через свой талант и любовь к тебе людей. Книжки какие-то вижу… Ты что, книжки пишешь втихаря?
– Пишу. И не втихаря. У меня договор с издательством.
– Да ты что! Значит, и вправду чего-то я в этой кофейной гуще понимаю! И еще, мужиков вокруг тебя много. Ну, это и так ясно. И ребеночек у тебя будет, не скоро, правда, и дело какое-то прибыльное через родственные связи. Только кто с тобой рядом, мне не разглядеть. Знаешь, так бывает, когда или знать не надо, или… как тебе сказать… когда от бабы зависит, кого рядом с собой оставить. Выбор большой. Или когда судьба определилась уже. Но ее от нас, слишком любопытных, прячут. Но точно не одна. И точно с любимым. Да, дела… В общем, полный шоколад. Будет у меня что в старости вспомнить про встречи с богатыми и знаменитыми. Ну, ты посиди тут, подумай, я пока пойду поработаю. Через двадцать минут краску смывать, смотри на время.
Лилька ушла, а я задумалась. Странно как! Вот уже второй человек мне пророчит! Притягиваю я, что ли, к себе мистические откровения, с тех пор как стала работать у Кассандры, или город мой такой мистический? Каждая вторая баба – ведьма. А может, ведьмовство просто часть женской натуры? Меня ведь тоже посещают озарения. Я, например, чувствовала, что Аристарх исчезнет! А может, такое все чувствуют? Да наверняка! Женщины существа чувствительные. Мое время подошло, и я напомнила Лильке про свои волосы. Теплая вода на какое-то время смыла мысли о будущем, а подкрашенная и подстриженная голова от них вовсе отвлекла. Лилька критически меня осмотрела:
– Макияж не в стиль. Хочешь, сделаю? Сейчас девочку постригу и попробую. Я тут тоже на курсы сбегала, только по макияжу, точнее, по визажу. Практика нужна. Побудешь кроликом? Тебе не привыкать! У меня после этой клиентки вроде никто не записан. Время есть?
– Да. Навалом. – Я села в любимое кресло и стала листать глянцевые страницы дамского чтива.
Городская жизнь. Салоны, журналы. Сплетни. Суета. В деревне было проще. Пока я читала гламурные издания, мой парикмахер закончила стричь клиентку и позвала меня. Непонятно, или Лиля открыла в себе новый талант, или я так долго не замечала, что изменилась. Немного ярче глаза, другой оттенок теней и туши, немного бледнее губы и совсем иное выражение лица. Более взрослое, что ли? Еще одна загадка на сегодня: это мы меняем грим или он меняет нас? Или мы вырастаем из одного стиля и перерастаем в другой? Или стиль подтягивает? Почему так часто бывает: женщина меняет стрижку и неожиданно меняется ее жизнь? Новый цвет волос – и вот уже новый мужчина? Или новая работа? Почему это совпадает? Что мы делаем: подстраиваем себя под перемены или грядущие перемены подталкивают нас поменять имидж?
Однако, как бы я ни старалась тянуть время, на свидание я пришла вовремя. Даже чуть раньше. Терпеть не могу опаздывать, даже когда это и не помешало бы. Достоинство, плавно перетекающее в недостаток. Вот сейчас, например, я опять ухитрилась прийти первая. Со мной все время так. Я не стала ждать Глеба на улице, а зашла в ресторанчик и села у окна, так чтобы видеть вход. Видно было не слишком хорошо, потому что ресторан находился в полуподвале, но я рассчитывала опознать Глеба «по ноге». Ко мне подбежала молоденькая китаянка и на ломаном русском спросила, что я буду заказывать. Я попросила принести чай, а там посмотрим. Через три минуты она материализовалась с чайником и чашкой. Я очень люблю зеленый чай именно в китайских ресторанах. Он какой-то особенный. Я много раз пыталась купить подобный в чайных магазинах, но у меня не получалось даже сколько-нибудь похожего вкуса. Может, я просто не умею заваривать? Кстати, надо посмотреть, что у них есть из моих любимых лакомств. Я принялась изучать меню.
– Саша?
Знакомый глубокий бархатный голос отвлек меня. Я подняла голову.
Передо мной стоял Аристарх. Красивый, стильный, с оливковым загаром. Мужчина в полном расцвете сил. Как Карлсон, который живет на крыше. От неожиданности мое сердце даже не прыгнуло, а просто садануло по ребрам.
– Аристарх?
– Что ты здесь делаешь?
– Нелепый вопрос. В данный момент пью чай. А вообще у меня здесь встреча. А что, это твое кафе и ты запретил персоналу меня пускать? Почему ты спрашиваешь?
– Нет, просто очень удивился. Только что думал о тебе и вот…
– А-а-а… Тогда понятно… Как помянешь черта, так и вот он. А ты что здесь делаешь, если на то пошло?
– У меня тоже здесь встреча. С коллегой.
Видимо, по нелегкому астрологическому труду. А может, нет. Я ведь тоже, если разобраться, его коллега по работе. Коллеги, они разные. Наконец появился Глеб. Выручил, не опоздал. Жаль, что не появился раньше. Подошел ко мне и по-хозяйски поцеловал. Я решила быть вежливой:
– Аристарх, познакомься, это Глеб.
– Мы знакомы.
Глеб протянул Аристарху руку. Астролог с отвращением ее пожал. Поинтересовался сквозь зубы:
– Как дела? Все на телевидении? Что-то тебя не видно.
– Редко смотришь телевизор. А у тебя?
– Нормально. Я доволен.
– Ну, видишь, как хорошо.
Мужчины смотрели друг на друга, мягко говоря, без всякого интереса. Даже с неприязнью. Видимо, эти два красавца уже успели по разику наступить друг другу на хвост. Повисла пауза. Меня уже покидало самообладание и начинала бить внутренняя дрожь. Хотелось бежать куда глаза глядят и от Глеба, и от Аристарха, и от самой себя. Положение спасла «коллега» Аристарха, симпатичная рыжеволосая девушка моих лет, с объемистой папкой под мышкой. Она направлялась к нам, приветливо улыбаясь и махая рукой. Я машинально про себя отметила, что таких девушек я обычно отношу к категории «приятных». Что ж, видимо, Аристарх умеет выбирать. Я тронула его за рукав:
– К тебе.
Он обернулся и помахал девушке в ответ. Потом повернулся ко мне:
– Пока, Саша. На работе увидимся. До свидания, Глеб.
Представлять своей коллеге он нас не стал. «Пока, Саша. Увидимся на работе!» Круто! Было никак не успокоиться, меня просто колотило. Глеб заметил мое состояние:
– Пойдем отсюда, Саша. Тут хорошего ужина не получится. В конце концов, в этом городе много китайских харчевен. Допивай чай, и пошли. Кстати, забыл тебе сказать: ты сегодня очень красивая. Лучше, чем та, рыжая. Я думаю, он, – Глеб кивнул в сторону столика Аристарха, – тоже это заметил. Я по тебе скучал.
Мы вышли на улицу. Находиться в одном помещении с Аристархом и его милой «коллегой» было невыносимо. Я еще раз мысленно поблагодарила Катю за деньги. Работать с ним я точно не смогу. Надо искать другое место.
Мы медленно брели вдоль нарядных витрин. Глеб держал меня за руку и ни о чем не спрашивал. Я была ему безумно благодарна. Неожиданно взгляд упал на забавную вывеску: «Магазин волшебных вещей «Две ведьмы». Внизу надпись помельче: «Экзотические подарки, гадание на Таро». Мне стало интересно. Я потянула Глеба за руку:
– Смотри, какая забавная вывеска! Зайдем?
– Давай.
Над дверью звякнул колокольчик. В маленьком магазинчике никого не было, только за кассой скучала молоденькая девушка. Все небольшое помещение от пола до потолка было заставлено различной экзотикой. Восток, Индия, Китай, Средняя Азия, Крым. Была даже стойка с костюмами для танцев живота, витрина с дисками и кассетами. В углу я заметила узбекский шелк, ножи, маленькие статуэтки старичков из Самарканда. В другом углу с помощью узорной ткани отгорожено место, оформленное шатром, а на нем вышито бисерными буквами: «Предсказатель». В магазине приятно пахло хорошим свежесваренным кофе. Здорово. Из маленькой двери за «шатром» вышла невысокая женщина с короткой стрижкой. Видимо, продавец. Или менеджер.
– Вы что-то хотели?
Глаза у женщины были удивительные. Зеленые, как у кошки. Но совсем не кошачьи. Пронзительные и добрые. Рядом с ней я почувствовала то «ведьмовское», что было в Луше или в Александре Петровне. Она казалась даже в чем-то светлее их и плотнее. Очень странное ощущение. Как от сильного пламени за каминной решеткой. «Наверное, одна из хозяек, – подумала я, – главная ведьма. Интересно, кто вторая?»
– А можно погадать на Таро? – неожиданно для себя спросила я у зеленоглазой.
– Можно. Только вам или молодому человеку тоже?
Глеб, который до этого рассматривал кальяны, обернулся:
– Марьяна?
– Глеб?
Они явно не просто знали друг друга. Глеб побледнел мгновенно, как будто увидел привидение, а Марьяна, наоборот, вспыхнула щеками. Ощущение огня за решеткой стало еще отчетливей. Они молча уставились друг на друга.
– Ты тоже хочешь погадать, Глеб? – Я решила прийти к нему на выручку.
– Нет, Саша. Если хочешь, ты иди погадай. Я подожду.
Он продолжал не отрываясь смотреть на Марьяну. Та, не отводя взгляда, обратилась к девушке, кассирше;
– Лерочка, позови мастера.
Девушка ушла. Глеб и Марьяна продолжали стоять молча, так, как будто меня нет. Ах, черт! Вот же оно, незнакомое женское имя с той памятной ночи! Как я могла забыть! Между этими двоими уже бушевало такое пламя, что рядом и находиться-то страшно. Я заметила на правой руке у Марьяны золотое обручальное кольцо. «Да, тяжелой кувалдой лупит человека Бог», – вспомнила я цитату из любимого питерского автора, Павла Крусанова. Мои мозги набиты цитатами, как голова Винни-Пуха опилками. Иногда выскакивают вовремя. В шатре передвинули стул. Появилась девушка Лера:
– Проходите, мастер ждет.
Я нырнула в шатер. Там сидела Юлиана! Та самая, к которой посылала меня мадам. Ничего себе денек! Одни сюрпризы!
– А я вас помню. Вы – Юлиана.
– И я вас тоже. Вы Саша. Опять гадать?
– Да нет. Прятаться. Я зашла с приятелем, а он оказался знакомым Марьяны.
– Ну-ка, ну-ка, что за приятель?
Юлиана осторожно выглянула из «шатра» и резко нырнула назад.
– Вот те на! Глеб! Саша, вы сегодня перст судьбы! У Глеба и Марьяны, ну, я даже не знаю, как это назвать… роман – как-то пошло.
– Назовите как есть. Любовь. Я не слепая. Она замужем?
– Да. Двое сыновей и муж-ангел. Никогда из дома не уйдет.
Понятно, почему его так… ломает. И зря. По мне, так надо любить, пока любится, и брать то, что любимый может дать. Лишь бы от сердца. С любовью не стоит шутить.
– И я так думаю. Только это еще и страсть, к тому же очень сильная. Боятся они оба этого обвала. Я полагаю, Саша, гадать вы не будете? А кстати, что у вас с Глебом? Можно спросить?
– Честно?
– Честно.
– Не знаю. Больше всего похоже на секс. Еще немного на попытку забыться. До того как мы зашли в этот магазин, думала, что он в меня влюблен.
– Да, Саша, Бог вас любит, если привел сюда. Ведь Глеб умеет добиться от женщины, чего хочет. Он давно хотел жениться, чтобы не думать о Марьяшке. А вы просто идеальный вариант. Молодая, красивая, умная, сексуальная. Можно долго себя обманывать. Только сделать вас счастливой ему не под силу. И никого не под силу. Такой человек. Слишком много играл с любовью, слишком долго от нее бегал. Вот она его и настигла. И что самое страшное – взаимная и невозможная.
– Ну, не настолько невозможная. Она на него так смотрит!
– Не настолько. Они могут встречаться, Марьяшка даже может ребеночка ему родить. Титов с ее Колей даже похожи внешне, только Коля ангел, а Глеб – бес. Бесы тоже могут любить, им просто это труднее дается. Ему нельзя владеть полностью тем, что ему дорого, иначе это дорогое разрушится. И никакая Марьяшкина сила ее не спасет. И век у Глеба короткий. Я и так и так смотрела. Лучше бы им прожить эту страсть до конца. Тем более, что… А впрочем, не буду каркать. А как у вас дела?
Я рассказала Юлиане, как сбываются ее предсказания. Умолчала только про сегодняшнюю встречу с Аристархом. Просто не могла об этом говорить. Не говорилось. Стояло комом в горле. Ни проглотить, ни выплюнуть. Юлиана выглянула из «шатра»:
– Выходите, Саша.
– Что, пора?
– Угу. А то эти двое мне здесь такой энергетики нагонят, одни сексуальные маньяки будут ходить.
– Да, я все хотела спросить, а почему такое название: «Две ведьмы»?
– Потому"что две. Юлиана и Марьяна. Мы совладелицы. Ее помещение, мой товар.
– А Марьяна тоже ведьма?
– Еще какая!
– И как же мне теперь? Спасаться?
– Да, не бойтесь, Саша, она добрая. Она вам плохого не сделает. Даже если бы вы Глеба любили, и то не сделала бы, наоборот, помогла. А если вы не любите, тем более чего бояться? Нет черных и белых ведьм. Есть порядочные и непорядочные, злые и добрые, честные и лживые. Люди. От них и магия идет такая же, как они. Марьяшка добрая и порядочная. Страстная очень. Горячая, как порох. Она в себе много лет это давила, а Глеб разбудил на свою голову. Вот теперь и платит. Дорого, ох дорого платит. Мне иногда его жаль, хоть я давно его знаю и сильно недолюбливаю. Счастливо, Саша, приходите погадать.
– Приду.
Я вышла в зал. Марьяны не было. Глеб стоял у полки с книгами и листал какую-то брошюру. Я подошла и осторожно тронула за плечо:
– Пошли?
Он вздрогнул, кивнул. Мы долго шли по улице в полном молчании. Каждый думал о своем. Я взяла Глеба за руку. Он дернулся. Забрал руку. Потом вернул. Виновато погладил мои пальцы. Я была не ОНА, и он сейчас ощущал это особенно остро.
– Глеб, пошли по домам! Мы ведь с тобой умные? И честные? Так ведь? Ничего не получится. Мы оба это понимаем.
Глеб обнял меня, погладил по голове.
– Да, Сашка. Ты права, не получится. Любовь такая странная и жестокая штука. Если бы раньше… Нет, и раньше ничего бы не вышло… Это не от нас зависело. А жаль.
– Да. Давай дружить?
Сашка! – Глеб поцеловал меня в волосы. Как-то по-отечески или по-братски. Потом взял мое лицо в ладони и заглянул в глаза. – Сашка, если тебе надо будет кого-то убить, передвинуть шкаф, бабушку на дачу отвезти – я всегда к твоим услугам. Любое желание. Можешь на меня рассчитывать. Ты мудрая девочка. И ты мне очень нравишься. Я желаю тебе счастья. Пока.
– И я тебе. Пока.
Он отпустил меня и пошел в противоположную сторону. Судя по походке, куда глаза глядят.
А мне на трубку позвонил отец и сказал, что они приехали. Он сидит дома, а мама пошла в магазин. Купить чего-нибудь к ужину. Но она сладкого не купит ни за что, а ему так хочется сладенького! И еще он привык, что по вечерам я дома, и скучает. Поэтому папа звал меня в гости и просил прихватить по дороге тортик. Я купила в немецкой кондитерской и тортик, и булочки со сливками и поехала к родителям. У них и останусь ночевать, потому что оставаться сегодня наедине с собой я не в силах.
По дороге мне позвонила Александра Петровна и сообщила, что ремонт в салоне завершен, завтра к двум часам закончат убирать и, если я не забыла, что мой отпуск кончился, она меня ждет на работе. Мадам была несколько язвительна. Я действительно забыла, что мне надо было ей позвонить. Немудрено! Мне столько всего на голову свалилось! Значит, завтра на муки. Потом позвонили из издательства и просили подъехать. Я сказала, что могу с утра, часов в одиннадцать. На том конце трубки застонали, но согласились. Видимо, мой невидимый собеседник был совой и его утренние часы предназначались исключительно для сна.
Что ж, с любовью мне сегодня здорово не везет, зато с работой!.. Этим и утешусь, если получится. Дома у родителей я отключила мобильный телефон. Все, кто нужен, мне уже позвонили, больше я никого не хотела слышать.

НОВОСТИ И СЮРПРИЗЫ

Я проснулась оттого, что мама и папа собирались на работу. Мне постелили в проходной комнате на диване, и теперь родители ходили мимо меня туда-сюда, разыскивая разные нужные вещи, которые, как водится, лежали в гостиной. Папа с мамой уже отвыкли, что я ночую в этом доме, и поэтому они то шепотом, то в полный голос выясняли, кто и что куда положил. На какое-то мгновение в моей сонной голове мелькнула мысль, что я проспала в институт, вот уже все уходят, а я еще валяюсь, но потом вспомнила, что уже «большая» и ни в какой институт мне не надо. А надо в издательство. И проснулась я вовремя… Я потянулась, встала и пошлепала на кухню.
Мама варила кофе. Она только поставила турку на огонь и внимательно за ней наблюдала. Рядом на сковородке шипела яичница с помидорами, а на столе стояла тарелка с очищенным грейпфрутом. Для мамы. Вчерашние булочки и кусочек торта тоже стояли на столе. Папа любил плотный завтрак.
– Привет, мам, доброе утро.
– Доброе утро, Сашуля. Хотела тебя будить, ты вчера говорила, что тебе надо в издательство?
– Да, надо. Только зайду домой переоденусь.
– Сначала позавтракай. Тебе яичницу или фрукты?
– Яичницу.
– Я так и подумала. Иди умывайся.
Я быстро собрала диван, аккуратно сложила и убрала на свою полочку в шкаф пижаму. У меня была полочка, а вернее, отделение в шкафу в родительском доме. Это мой дом, я могу прийти в любую минуту, здесь у меня есть тапочки, пижама, халат, их никто, кроме меня, не носит. Здесь мои книги, за исключением самых любимых, я и зарегистрирована по этому адресу.
Начищая зубы моей персональной щеткой, подумала, что, имея красавицу мать, не люблю, когда меня называют красавицей. Очаровательной, милой, умной – да. Но красавицей… Мне приелись холодные и отрешенно-красивые лица девушек, мелькающие на экранах телевизоров. Как правило, красота – это единственный капитал и, увы, единственное содержание человеческой особи женского пола с длинными ногами и размерами 90-60-90. Плюс хватка и стервозность.
Не знаю, каково с ними мужчинам, но у меня от разговоров «красавиц» просто скулы сводит. Хотя мужики в этом плане не слишком притязательны. Я ничего не имею против красоты, как таковой. Есть лица, которые так прекрасны, что и ума не надо. Но в основном… не помешало бы. А еще мне кажется, такие слова, как «красотка», «красавица», в наше время приобрели оттенок профессии. Красота стала образом жизни и, что самое печальное, товаром. Хотя, если читать классику, так было всегда. «Ярмарки тщеславия» испокон веков не закрывались. Женщины использовали свои внешние данные для завоевания места под солнцем с сотворения мира, и ничего с этим поделать нельзя. Наше время всего лишь отличается цинизмом и вульгарностью. И только.
Мы мило и по-семейному позавтракали, и я побежала домой переодеваться и краситься. Мне хотелось «выглядеть». Во-первых, сегодня мне покажут, какие они будут, мои книжки, а во-вторых, надо на работу, а там… Даже думать не хочется о вчерашней встрече, плохо делается от одной мысли, что я увижу холодные теперь глаза Аристарха. Глеба снесло взрывной волной страсти… Катерина улетела… Некуда кинуться за утешением.
В издательстве меня встретили приветливо. Похвалили, обласкали. Заставили расписываться и одобрять. Не знаю, как другим авторам, а мне мои творения показались просто диво как хороши. Что-то подобное, наверное, чувствует мать, когда ей показывают ее первенца. Никто не в состоянии переубедить женщину в том, что она произвела на свет чудо. Даже если ей покажут парочку крокодилов в памперсах. Все равно они будут самые лучшие: самые зеленые, самые пупырчатые. Когда я вдоволь налюбовалась, обсудила детали с редактором, меня попросили подняться в кабинет к шефу. Его за глаза называли «папиком». «Папик» восседал в кресле, но при виде меня галантно привстал. Отец Андрея еще при первой встрече показался мне красивым мужчиной. Сейчас я смогла разглядеть его внимательнее. Да, безусловно, хорош. Моложе моего отца, другой типаж, более крепкого телосложения, по манерам более вальяжен. Я поймала себя на том, что чересчур пристально его рассматриваю. Похоже, я уже вошла в «режим поиска». Нам принесли кофе. Мой издатель поинтересовался, как идут дела в работе над «Дневниками ведьмы», я ответила, что неплохо и, возможно, я закончу в срок, если придумаю финал. Михаил Александрович немного помялся и, наконец, перешел к тому, что его волновало гораздо больше, чем мои произведения…
– Саша, простите, ради бога, но мне хотелось бы знать, Андрей отдает вам долг?
Я задумалась. Как ему сказать, что деньги я получила, но от Кати? В голову ничего не приходило, а молчать неудобно. Еще подумает что-нибудь совсем нехорошее о сыночке. Решила рассказать ему все, как оно было. Поведала озабоченному отцу шалопая, что его сын мне ничего не должен, что Катерина увезла его долги в Париж и только он сам может решать теперь, как поступать. Михаил Александрович огорчился:
– Боже мой, Саша! Как мне жаль! Я совсем не уверен, что он сможет собраться с силами и отдать Кате деньги. Кажется, он потеряет эту девушку… Катя мне очень нравится, она талантливая, умная и сильная.
– Она добрая.
– Да. К моему сыну даже слишком.
– Это не мое дело, но я уверена, что у Андрюши получится.
– Вы оптимистка. Я, увы, нет. И неплохо знаю своего сына. Буду рад оказаться не прав.
Он грустно покачал головой. Я не стала его разубеждать, тем более если честно, то сама думала так же. Посмотрела на часы. Время, время. Вежливо попрощавшись, побежала на работу. Мне уже было не так страшно, в самом уголке страдающей души пробивался робкий росток надежды. Вот выйдут мои книжки… Вот стану я знаменитая… Тогда он пожалеет… И придет… И попросит прощения… Стандартная чушь, которой утешают себя девушки. Глупо, но помогает!
Когда я доехала до улицы Воскова, я уже была почти в порядке. В салоне уже собрались все, кроме Аристарха. Таня и Луша выглядели отдохнувшими и похорошевшими, Витя был, наоборот, немного изможден, но глаза светились безумным светом, свойственным одним влюбленным. Мне обрадовались все, кроме Александры Петровны. Прямо с порога мадам сделала мне внушение, что я пришла на час позже, хотя она велела явиться именно в это время. Я удивилась, но ничего не сказала. Не в моих правилах спорить с начальством, может, вправду не расслышала и перепутала? Всякое бывает. Заглянула в ежедневник. Если судить по записи, я пришла вовремя. Наверное, минутное и к вечеру пройдет. Но я ошибалась. Александра Петровна так и не сменила гнев на милость. Уборка к моему приходу еще не закончилась, но мадам зачем-то отпустила уборщиц и заставила меня мыть и чистить, невзирая на то, что ради первого рабочего дня я пришла, нарядившись в самое элегантное из оставленного мне Катериной. Хорошо, в туалете нашлась пара перчаток и старое полотенце, смогла спасти свежий маникюр и новую юбку. Однако волосы были в пыли, косметику пришлось смыть, потому что в глаза все время что-то попадало. Передохнуть, попить чаю, поболтать с Лукерьей мне не удалось – Александра Петровна гоняла меня как вшивого по бане, постоянно выискивая в моей работе недостатки. Я мыла, вытирала пыль, начищала дверные ручки, раковины и унитазы и все не могла понять, какая муха укусила мадам? Еще мне приходилось отвечать на звонки, встречать клиентов и вести учет. К концу рабочего дня я была похожа на хомяка, побывавшего в пылесосе. Лохматая и в пыли! Именно в таком виде я и встретила Аристарха. Я побежала к двери на кваканье звонка, даже не успев снять резиновые перчатки. Может быть, именно поэтому не упала в обморок, не побледнела, не покраснела при виде любимого мужчины, а устало мотнула растрепанной головой и сказала:
– Здравствуй, Аристарх.
– Здравствуй, Саша, – ответил он, скользнув по мне долгим печальным взглядом, и пошел по коридору в кабинет мадам.
И все. А я осталась в дверях. Через минуту в коридоре нарисовалась Александра Петровна:
– Спасибо, Саша, все. Можешь идти домой.
– Мне осталось домыть прихожую, – возразила я.
– Уборщица домоет утром. Иди, иди. Отчет я распечатаю сама. Деньги оставь в верхнем ящике стола. Я посчитаю.
Сказано с явным нажимом, без любезности. Хорошо, хозяин – барин. Я сложила перчатки и полотенце под раковину, деньги за прием в верхний ящик стола, ополоснула лицо, отряхнула одежду и вышла во двор. Витя Инеев возился со своей любимой «тойотой». Если бы не он, я бы не стала сдерживаться, поплакала бы по пути к метро. Виктор закрыл капот, предложил:
– Саш, давай подвезу.
– Я же в Купчине живу. Тебе не по дороге.
– Теперь я тоже там живу. Так что давай, подруга, садись.
Я села. В машине у Виктора было уютно. Стильные чехлы, нежный освежитель. Никаких пошлых игрушек над лобовым стеклом. Заметно, что Витька любит чистоту. Перед тем как сесть за руль, он вымыл руки с мылом, сполоснул минеральной водой из бутылки, тщательно вытер чистой салфеткой. Мы не торопясь вырулили на проспект и поехали в сторону набережной. Мне стало интересно, к кому Витька переселился в Купчино из так восхваляемого им Приморского района.
– У тебя там девушка? – осторожно поинтересовалась я.
– Да, – просто ответил Виктор, – Жанна.
– Ли? Жанна Ли?
– Да, Сашенька, только через две недели у нее будет другая фамилия. Моя. Мы женимся. Распишемся, посидим в ресторанчике. Жанка хотела тебя пригласить. Сама тебе позвонит. И еще, у нас будет ребенок.
– Твой?
А чей еще! Даже не сомневаюсь. Ее прежнего в Москву перевели сразу, как у нас все закрутилось. По большому счету, Сашка, я дико тебе благодарен за Жанку. Потрясающая баба. Тигрица! Или кошка, как подойти. Я такую всю жизнь искал! Готовит потрясающе, чистюля, каких мало, а уж остальное!.. Богиня!
– А она тебя любит?
– Конечно! Иначе бы ни за что от меня рожать не стала. Жанка со своим телом что захочет может делать. Даже сейчас продолжает заниматься всякими восточными штучками, типа йоги для беременных.
– Здорово, – вяло поддержала я. – Поздравляю.
А мне сказали: «Здравствуй, Саша». И прошли, как мимо вешалки в прихожей. Я сглотнула комок, плакать при Витьке было стыдно.
– Саш, – Виктор осторожно подергал меня за рукав, – а чем ты Петровне насолила?
– Почему ты так решил?
– Ну, здрасте! Ты меня за дурака, что ли, держишь? Ты пришла такая красивая, яркая, глаза горят, а она тебе тряпку в руки – и ну гонять! Ты же администратор, а не поломойка. Что произошло?
– Витя, вот честное слово, сама понять не могу! Все было замечательно, после курсов расстались чуть не подругами! Маме моей пирамидку подарила!
– А почему ты опоздала? Она этого не любит.
– В том-то и дело, что не опоздала! Я никуда не опаздываю, даже раньше пришла. Александра Петровна сама велела к этому часу. Вот, у меня все записано! Не понимаю, в чем дело! Совсем не понимаю.
– Плохо, Сашка. Тогда совсем плохо. Чем-то ты стала ей неугодна. Она тебя изведет.
– Меня? Да за что? Я не верю. Александра Петровна не такая. У нее просто сегодня плохое настроение.
Глупости. У нее плохое настроение не просто так. Поверь. Значит, ты ей мешаешь, а убрать тебя впрямую она почему-то не может. Сашка! Послушай меня. В этом городе шарлатанов от магии до дури, но она – настоящая. Ищи себе другую работу. Тебе в салоне небезопасно. Уходи. И талисман ее не носи. Он работает на тебя, пока Александра к тебе хорошо относится. Вижу, ты мне не веришь, и напрасно. Я дам тебе телефон одной тетки. Она круче Петровны, правда, больше на картах, но колдунья сильная. Петровна ее к себе звала, но умная, не идет.
Витька притормозил у обочины, порылся в портмоне, достал маленькую засаленную записную книжку, долго листал, потом начал диктовать телефон. Я записала мобильный. Номер показался знакомым.
– Вить, а ее не Юлианой зовут?
– Юлианой. Откуда знаешь?
– Меня Александра Петровна к ней посылала.
– Ты ей понравилась?
– Вроде да.
– А она тебе?
– Очень.
– Так иди к ней! Не тяни, пока хуже не стало.
– Витька, ты уверен, что надо?
– Да, Саш. Присмотрись, сама поймешь. Виктор довез меня до самого дома, и я решила, что сегодня, пожалуй, не пойду к родителям ночевать. Побуду дома.
У себя на уютной кухне я накрыла стеклянную столешницу любимым египетским платком, зажгла голубую свечу и разложила карты. Получалась полная ерунда. Если верить моему раскладу, то в том, что Александра Петровна изменила отношение ко мне, виновата любовь молодой девушки. Любовь! Если не считать мои двадцать пять с хвостом старостью, то молодая девушка – это я. При чем тут моя любовь? Роман на работе? Отношения с Аристархом Александра Петровна не запрещала. Даже поощряла, причем довольно недвусмысленно. Глеба она в глаза не видела, да и нет у меня к нему никакой любви. Так, товарищи по постели. Не больше. Хорошее отношение Вити – совсем не любовь, тем более что Инеев собирается жениться и стать папочкой. В чем же дело? Может, сама Александра Петровна втайне убивается по Аристарху? Потому и выставила из салона, как только он появился? Почему тогда не сделала этого раньше, когда все только начиналось? Нет, не похожа Александра Петровна на женщину, которая увлекается мужчинами моложе себя. Если допустить невозможное – они любовники, то зачем она взяла меня на работу? Разве мало женщин-администраторов зрелого возраста? И потом, Аристарх ко мне даже не подошел! На что злиться? Да, я люблю его, но он-то подобных чувств ко мне не выказывает. Холоден, как айсберг в океане, как пела Пугачева в моем далеком детстве. За что меня гнобить? За то, что я полюбила? Так мне самой от этого плохо! Предмет моей страсти в упор меня не видит! «Здравствуй, Саша!» – вот что я услышала от мужчины, который два с половиной месяца назад сказал: «Я тебя люблю. Я уже давно не говорил ничего подобного женщине». Слова, слова. Как много они для нас значат и как мало стоят. Никак не могу к этому привыкнуть. Я несколько раз повторила расклад, но все время карты говорили одно и то же… Я даже усомнилась в правдивости своего гадания, хотя парижская колода никогда раньше не врала. У меня даже возникло искушение взять бабушкины карты. Но она строго-настрого запретила мне ими пользоваться до того, как я рожу своего первенца. Так научила ее свекровь, и так она велела сделать и мне. Хранилась бабулина колода в шкатулке, рядом с ней лежала тетрадка, в нее моя старушка красивым и четким почерком записала значения карт и их сочетаний, начертила расклады. С помощью своих карт бабушка могла расследовать ситуацию как заправский разведчик и никогда не ошибалась. Она не раз выводила отдельных моих ухажеров на чистую воду. Уж бабулечка бы точно помогла мне все выяснить, но… нельзя так нельзя.
Никакого озарения во сне, как я надеялась, ко мне не пришло. Разобраться в причинах дурного отношения ко мне Александры Петровны я так и не смогла, но решила предпринять кое-какие меры. Чтобы мадам не нужно было доводить меня до неприглядного вида, заставляя выполнять работу уборщицы, я придумала прикинуться серой мышкой. Для этого я перерыла мой обширный шкаф и гардероб в прихожей. Наконец, нашла себе подходящий прикид. Черные брюки без затей, черный «менеджерский» пиджачок и серую шелковую блузу. В таком похоронном виде я давно не выходила на люди. Все эти вещи заставила меня купить бабушка, чтобы я ходила в них на собеседования и не пугала возможных работодателей своей экстравагантностью. Я их не выбрасывала и не отдавала, потому что бабушка не велела. Хранила «на всякий пожарный». Ну вот, пригодились. Буду носить на работу. Тем более, что по условиям устного договора с Александрой Петровной я должна подобрать себе преемника. Нет, вру. Цепляюсь за слова. Она меня отпустит, если все обстоит, как сказал Витька. Сама не хочу уходить. Если уйду – не увижу его. Так и не пойму, почему он меня разлюбил. И разлюбил ли.
Красить глаза я не стала, тронула губы бледной помадой. Нет, не мышка. Смуглые кареглазые девушки в мышки не годятся. Можно волосы в узел завязать, тогда стану типичной учительницей. Так я ходила на педсоветы. Интересно, за что сегодня меня будут пилить?
Пришла я в контору на полчаса раньше, чем положено. Даже мадам еще не было, уборщица выносила остатки мусора. Порядок в салоне был такой, как будто мы ждали в гости, как минимум, президента или главврача санэпидстанции. Я взяла веник и подмела лестничный пролет до самых дверей и вымыла ступеньки мокрой тряпкой. За этим делом меня застала мадам. Александра Петровна посмотрела недобро и строгим голосом приказала прекратить заниматься ерундой и приступить к исполнению моих прямых обязанностей! Поскольку нанимала она меня не уборщицей, а администратором, за это мне и платят. Она критически окинула меня взглядом с головы до ног:
– Саша, мы здесь не пылесосы продаем. К чему такой унылый вид?
Так. Понятно. Вчера, значит, уборщица, в новом костюме от Лютаевой должна была драить унитаз, а сегодня, оказывается, администратор. Это мы уже проходили. В «Сулле». Перед тем как выгнали. Грустно признавать, но Виктор прав. Надо уходить. Но куда? С одной стороны, я могла бы сидеть дома и писать. Но с другой… Я не справлюсь с одиночеством. Когда еще Катерина позовет меня в свой Париж… Надо искать какую-нибудь работу, чтобы быть среди людей, иначе у меня поедет крыша и начнется депрессия… Завтра подам заявление об уходе и сразу на биржу или в какое-нибудь агентство.
На секретарском столе меня ждал сюрприз. Там лежали два билета на антрепризный спектакль в один из питерских дворцов культуры. Об этом спектакле я недавно слышала от кого-то всякие восторженные отзывы. Вспомнила, от Андрея! Он в Москве на него ходил. Советовал посетить это культурное мероприятие, говорил, что мне это необходимо. Что он имел в виду? И кто оставил эти билеты у меня на столе? Уж явно не Александра Петровна! Во всяком случае, спросить ее я не решусь. Еще на столе лежал довольно объемистый матерчатый мешочек с крупными кедровыми орешками. Кому это? Мне? Но от кого? Надо спросить у Луши. Билеты на завтра. Если и вправду мне, то с кем я пойду? Надо подумать.
Мне повезло, мадам сегодня была слишком загружена, чтобы активно выражать свою внезапно вспыхнувшую неприязнь. К ней сплошным потоком шли посетительницы, отдохнувшие и посвежевшие дамы, видимо, чтобы разобраться с перспективой своих курортных романов. Александра Петровна работала без перерыва, как конвейер. Она даже от чая отказалась, так была занята. Зато я воспользовалась моментом и выскользнула на кухню попить чайку с Лукерьей. Луша была приветлива, но сдержанна. Обычно она теплее.
– Сашенька, а что это ты так строго одета? Что-то случилось?
– Нет, просто настроение такое…
– Бывает. А за что Александра Петровна на тебя сердится? Напортачила с компьютером?
– Нет.
– Хм… странно, странно. Ты с ней поосторожнее, Саша, очень советую. Она редко злится, но делает это очень долго.
– Луша, я правда ничего не понимаю, в чем я провинилась.
– Ты подумай хорошо, вспомни. Просто так ничего не бывает.
Ну, вот и она о том же, что и Витька. Что же я за преступление такое совершила по их колдовским меркам? Сама не знаю, а виновата. Надо к Юлиане, иначе никогда не разберусь. И от Луши исходит какое-то отторжение. Как будто ее коробит обращение «Луша».
– Лукерья Леонидовна, а вы, случайно, не знаете, что за орешки у меня на столе? Чьи они?
– Твои, Саша. Аристарх был где-то в Сибири, привез кедровых орешков. Вчера перед уходом всех одаривал. Мне еще медку баночку подарил. Так что не беспокойся, грызи.
Ага, «Лукерью Леонидовну» она проглотила, не стала меня поправлять, значит, я не ошибаюсь в своих ощущениях. А орешки от Аристарха. Может, и билеты от него? Может, он хочет со мной поговорить? Проверить, с кем приду в театр? Если с Глебом, значит, я его забыла, а если нет… А может, я что-то узнаю или пойму на спектакле? Очень важное? А вдруг Витька мне их подложил? Хочет мне подсказать, а не может. Боится говорить. Или по этическим соображениям. В любом случае надо идти. Мысли закрутились в моей голове, как белье в барабане стиральной машины. Мотыльковые крылья надежды затрепетали за моими поникшими плечами. Жить можно. Даже если уволиться. Я вымыла посуду за собой и за Лукерьей Леонидовной и пошла работать. Напряженные размышления о завтрашнем вечере позволили мне не замечать придирок Александры Петровны и ее подчеркнуто язвительного тона, когда я попросила разрешения уйти на час раньше, объяснив это тем, что мой друг пригласил меня в театр. Мадам долго и пристально на меня смотрела, но прочитать в моей голове ничего не смогла, кроме того, что я озвучила: «Мой друг пригласил меня в театр». Это было чистой правдой. Кто бы ни положил мне билеты на стол, я была уверена, что это друг. Что-то внутри настойчиво уверяло меня в этом. Может, интуиция?

ТОЧКИ НАД «И»

Я решила больше не надевать костюм серой мышки и убрала «менеджерские» вещи подальше в шкаф. Хватит прятаться, все равно бесполезно. Утро наполнило меня решимостью. Еще раз перетряхнув гардероб, я нарядилась, как показалось мне уместным и комфортным для похода в театр. Вчера вечером мне с трудом удалось уговорить Глафиру составить мне компанию. Глашка отбивалась как могла, уверяя, что в театр не хочет, потому что там периодически работает и сыта им по горло! Но я так жалобно канючила, так убедительно уповала на свои прошлые заслуги, что Глаша отступила под моим напором и согласилась. Свой выходной она планировала потратить более продуктивно, чем предлагала я, но была заинтригована детективной историей с билетами. Ей стало любопытно. А ради любопытства женщина способна на многое. Даже на поход в театр.
Весь день, несмотря на то что выглядела как мне свойственно, Александра Петровна не гневалась. Называла Сашенькой, спросила, почему я не ношу ее амулет. Я ответила, что он у меня в сумочке, просто забыла надеть. На самом деле я принесла свой и мамин, для того чтобы оставить в столе и вернуть хозяйке, когда подам заявление об уходе. Александра Петровна настояла на том, чтобы я непременно нацепила украшение. Я послушалась. Никакого дискомфорта не почувствовала. Может, действительно у нее было плохое настроение? Может быть, у колдунов, пугавших меня, коллективный глюк. Слышала, такое бывает. Может, все обойдется? Правда, Аристарха целый день не было в салоне… В его кабинетике восседала несимпатичная дама-астролог. Очень ухоженная и столь же неприятная. Один взгляд ее серо-синих глаз был способен заледенить на месте. Не знаю, как у других, а у меня от одного ее вида мурашки по спине бегали. Казалось, ее зоркие очи искали в моей фигуре недостатки, как сокол суслика в степи. Не найдя ничего достойного порицания, дама моментально прониклась ко мне отвращением. На нового астролога вышла отдельная реклама. Дама принимала каждый день. К ней отошла часть клиентов Аристарха. Остальных уведомили, что стоимость приема Старшинова возросла вдвое. Есть другой хороший астролог по прежней цене – Наталья Сергеевна, можно и к ней. Многие предпочитали не экономить. А некоторые выбирали не слишком дорогую Наталью Сергеевну. Я честно уговаривала всех к новенькой, как было велено Александрой Петровной. Заодно и узнала, что Аристарх теперь принимает только один раз в неделю и его приемами ведает диспетчер салона. Рассчитывать же его следовало на тех же привилегированных условиях. О курсах Александра Петровна больше не заговаривала, задушевные разговоры не вела, но и раздражения не выказывала. Она была абсолютно закрыта. В общем, за эти два дня у меня сложилось впечатление, что мое начальство просто подменили. Заснула Александра Петровна на лесной полянке доброй ведьмой, а проснулась злой. Правда, в первые два дня работы я ощущала подмену острее.
То, что мадам Кассандра сегодня не тратила лишних усилий, чтобы отравить мне жизнь, не отразилось на моей решимости уйти. Я задумалась, зачем я держусь за это место. Из-за денег? Так слава богу, благодаря Катерине, у меня они есть. Из-за Аристарха? Так он прекрасно знает не только мой телефон, но и адрес, всегда может меня найти. Если захочет. Мозолить ему глаза, чтобы быстрее захотел? Бессмысленно. В тот единственный день, когда Аристарх будет принимать, к нему записалось столько людей, что он не только не успеет меня заметить, но даже посетить сортир в рабочее время. И получается, зачем мне тогда здесь торчать? Чтобы почувствовать на себе всю силу внезапно вспыхнувшей неприязни Александры Петровны? Или узнать, почему она меня невзлюбила? А стоит ли? Мое-то отношение осталось прежним. И не делала я ничего такого, за что она может меня ненавидеть. Даже в моих «Дневниках ведьмы», которые еще и не попали на стол к редактору, она героиня насквозь положительная. По крайней мере, пока. Я подумала, подумала и написала заявление об уходе. В двух экземплярах, как положено. И убрала в верхний ящик стола. Снизу, в маленьком конвертике, положила мамину пирамидку. Свою снимать не стала, зачем бросать вызов раньше времени? Стало легче. Это было классное приключение. Если бы Аристарх не оцарапал мне сердце! Но это же пройдет? Когда-нибудь?
Ближе к концу рабочего дня, когда поток жаждущих чуда стал редеть, а мне пора было собираться, я подошла к Александре Петровне, сдала выручку и напомнила о том, что сегодня я ухожу раньше. Она кивнула и велела попросить Лукерью посидеть на администраторском месте оставшийся час. Лукерья согласилась, с условием, что я поставлю ей на компьютере интересную игру. В верхнем ящике стола под заявлениями лежал диск со смертельными гонками из «Звездных войн». Луше игра понравилась, и она стала увлеченно гоняться на ракетолетах вместе с Анакином Скайуокером.
А я пошла в театр. Как пишут в женских романах, «все ее существо трепетало от ожидания». В данном случае это расхожее клише вполне ко мне подходило, потому что мое «существо» вело себя именно так. Естественно, я явилась чуть раньше времени, в соответствии со своей дурацкой привычкой к точности. Ждала слегка опоздавшую Глафиру. Люди шли на спектакль, и было их довольно много. Как-то мельком я видела анонсы по телевидению, но они прошли по касательной, не затронув моего сознания, и, если бы не таинственные билеты, сама бы я на спектакль не пошла. Не потому, что такая дремучая, хожу только по ночным клубам, просто последние дни меня так носит в водовороте жизни и стукает о камни перемен, что мне бы это просто в голову не пришло. Наконец появилась Глашка. Она постройнела и похорошела. Бурная сексуальная жизнь ее явно красила. Голубые глаза казались еще больше на похудевшем личике. Она сменила скучный стиль «деловой колбасы» на нечто более женственное. Но самое главное, Глашка изменилась внутренне. Прежде всего, начала излучать энергию сексуально удовлетворенной женщины, сходную с состоянием сытой кошки. Мужчины на нее оглядывались. А еще, наконец, применила свое мастерство гримера к себе самой и теперь вполне могла украсить обложку гламурного журнала. В ней появился шарм и кураж. Я мысленно поаплодировала. Все-таки я молодец, что устроила эти курсы.
Мы расцеловались, прошли в фойе. Я купила программку, и мы направились в буфет, выпить шампанского за встречу. Про Катерину Глаша уже знала, Катька заглянула к ней перед отъездом, а вот про меня и про мое писательство – нет. И что начали гнобить на работе – тоже. Глашка советовала не медлить с уходом. Осенью работу искать легче. Я предложила выпить за перемены в жизни. Мы выпили за перемены, за Катьку, за меня, за удачу в моих новых начинаниях и могли бы еще долго сидеть в буфете, если бы не прозвенел третий звонок.
Уже в темнеющем зале мы прошли на свои места. Места оказались просто отличные. Партер, шестой ряд, самая середина. И недешевые, кстати. Мой невидимый друг постарался. Мы с Глафирой обратились в слух и зрение. Пара бокалов шампанского, выпитых нами, ничуть нам не мешала, даже наоборот, помогала расслабиться. Однако на двенадцатой минуте спектакля расслабленность исчезла – я, как библейская жена Лота, обратилась в соляной столп. На сцене появился Аристарх. Минуты четыре я пребывала в ступоре, ничего не понимая, потом еще раз перечитала программку. Никакого Старшинова в ней не было. И никакого Аристарха. Актера, который играл незадачливого возлюбленного героини, звали Михаил. Вот фамилия у него была Аристархов. Псевдоним! Понятно, откуда он взялся! В школе, наверное, Аристархом звали, привык. Удобно и звучит красиво. Глашка дернула меня за рукав и зашептала:
– Сашка! Это же твой матадор! Точно! Я вспомнила, где его видела. В театре! Он актер!
– Да уж вижу, – выдавила я из себя, постепенна, выходя из ступора, – или у него есть брат-близнец.
– Маловероятно, – скептически фыркнула Глашка, – не в Бразилии живем.
– При чем тут Бразилия?
– Слишком похоже на сериал. Один брат астролог, другой актер…
– Ты смеешься надо мной, что ли?
– Я шучу. Не каменей. Посмотрим, что дальше будет.
И мы стали смотреть спектакль. Это была забавная история о том, как молодая девушка и строгая мама живут вместе. Мама немного помешана на любви к дочери и чистоте в доме, но милая и трогательная. Дочка тоже хорошая девочка, устала от маминой опеки, поэтому придумывает всякие хитрости, чтобы добыть себе немного свободы. Дочка обманывает, мама верит, и все довольны. И вот однажды, протирая пыль, мама роняет себе на голову пару томов Брокгауза и Ефрона и обретает дар читать мысли. Это порождает множество смешных ситуаций с дочерью и ее возлюбленным и вносит путаницу в их жизнь, пока не выясняется, в чем дело. Кажется, это называется комедией положений. Написано остроумно, диалоги легкие, играли все замечательно. Особенно Аристарх. Или Михаил?
В антракте Глашка пыталась вывести меня из ступора рюмкой коньяку, я покорно выпила и ничего не почувствовала. Взяла у Глафиры сигарету и закурила. Эффект тот же. Глашка решила меня не тормошить, дать мне переварить увиденное. Адаптироваться, как говорят психологи. Закончился антракт, мы вернулись в зал.
Во втором действии дочь героини и ее возлюбленный пытаются найти дару матери применение, чтобы она, наконец, оставила их в покое. Они решают открыть салон предсказаний. В салон приходят разные посетители со странностями. Мама начинает понимать, что карьера предсказательницы ей совсем не нравится, а знать мысли людей, оказывается, тяжелая ноша. Она решает избавиться от своего дара и опять роняет себе на голову энциклопедический словарь. После чего становится такой, как прежде. Или удачно притворяется таковой, последняя сцена оставляет этот вопрос открытым. Непритязательно, но изящно. Если бы я была обыкновенным зрителем, а не частью чьей-то ловкой интриги, я бы наверняка получила удовольствие. А так в моем мозгу, как в лабиринте, бродили вопросы: «Зачем?», «Почему так?» и, естественно, «За что?». И еще парочка: «Неужели я такая дура, что не заслуживаю правды?» и «Если все-таки заслуживаю, то почему мне этой правдой надо дать по морде?». В финале стали вызывать автора. И вот на сцену вышла та самая рыжая девушка, которую я встретила с Аристархом-Михаилом в кафе. Она мило улыбалась и рдела от успеха. Девушка подошла к микрофону на авансцене и сказала, что сегодня она хочет поздравить с днем рождения свою маму, Свиридову Александру Петровну, которая послужила прообразом главной героини и очень помогла в продюсировании этого проекта. Из-за кулис выплыла мадам в превосходном вечернем платье. Да, да, мадам Кассандра. Александра Петровна, собственной персоной. Девушка-автор вручила ей букет, Аристарх-Михаил поцеловал ручку. Она тоже подошла к микрофону и растроганно произнесла:
– Спасибо, Настя! Спасибо всем! Я сегодня еще раз убедилась, что «весь мир – театр».
«Все люди в нем – актеры, и каждый не одну играет роль», – мысленно довершила я цитату, чувствуя, как по моему лицу начинают течь предательские слезы. Настя обняла маму, Аристарх-Михаил – Настю, я поймала влюбленный взгляд девушки, брошенный на него, и мне все стало ясно. Занавес упал. В моей голове, наконец, замкнулись нужные контакты. Я поняла. Куда он уехал, почему не писал, отчего Александра Петровна выдавливает меня из салона, делая все так, чтобы я сама ушла. Мозаика сложилась. Аристарх – это псевдоним актера, который увлекся астрологией, пока его актерская карьера тормозила, и неожиданно в ней преуспел. А тут и Мельпомена с Талией, капризные музы, спустились с небес. Дочь Александры Петровны, хозяйки салона, где он принимает, написала пьесу. Видимо, навеянную отношениями с мамой. Мама, дама влиятельная, со связями, нашла спонсоров, запустился проект. Он оказался удачным, начались гастроли, девушка Настя поехала вместе с театром. Потом влюбилась в Аристарха, а может, втайне давно была влюблена, кто знает. Он тоже не устоял. Хотя у него уже был роман. Со мной. Но кто же устоит против милой рыжеволосой девушки? Особенно если она рядом, а я далеко. Александра Петровна узнала об этом позже, когда они приехали. То есть сравнительно недавно. Но она-то была в курсе того, что Аристархов увлечен мной. И естественно, беспокоилась. Я стала угрозой счастья ее дитятки, меня надо было устранить. Кассандра не хотела увольнять меня, опасалась, что мужчина пожалеет бедную девушку и все начнется сначала.
Александра Петровна – хороший психолог, все рассчитала. Надо сделать так, чтобы я сама ушла. Скорее всего, билеты – ее идея. Втайне от дочери и астролога. Умно. Вы великий шахматист, Александра Петровна, и это ваша лучшая партия. А я послушная пешка.
Как кукла из сказок Гофмана, у которой завели пружину, я направилась к выходу. Глафира попыталась меня растормошить, но безуспешно. Говорить или утешать было глупо. Увиденное надо пережить. Пойти прогуляться. Глашка увязалась следом, но я успокоила ее – с моста не брошусь. Мне надо побыть одной. Глафира отстала, обещала позвонить часа через два, чтобы быть уверенной, что все так, как я говорю. Я отправилась бродить. Метро, такси, улочки и переулки центрального района. Было людно. Много молодых людей, в хорошем настроении. Обычно со мной пытаются знакомиться, но сейчас никто даже не взглянул. Я ходила и ходила по городу, пытаясь как-то выплеснуть из себя это ощущение непереносимой тошноты от всего, что я узнала и поняла, от самой интриги, достойной старика Макиавелли. Вдруг тошнота стала непереносимой, меня, наконец, вырвало. Я едва успела добежать до клумбы в проходном дворе. Стало легче. Но ненадолго. В горле прочно расположился удушливый ком. Я обнаружила, что незаметно для себя пришла на ту улицу, где располагался магазин волшебных вещей «Две ведьмы». Он был закрыт, но в помещении горел свет. У стойки с сувенирами стояла Юлиана и что-то пересчитывала. Я постучала, она помахала руками, дескать, закрыто, но я продолжала стучать. Мне казалось, что если я уйду от этой двери, то немедленно умру от отвращения и отчаяния. Юлиана подошла к двери, видимо чтобы прогнать наглую девицу, и увидела меня. Не говоря ни слова, открыла дверь, втянула за руку внутрь магазина, одним ловким движением сорвала с шеи амулет Александры Петровны. Я совершенно забыла о нем! В этот момент я почувствовала, что оседаю на пол, а сильные руки ведьмы не дают мне упасть. Очнулась я в «шатре», в удобном кресле. В глазах прояснилось, ком в горле исчез. Юлиана делала надо мной какие-то пассы руками и улыбалась.
– Да, крутые у вас, Саша, ангелы-хранители! Просто небесный спецназ. Оперативно вас ко мне приволокли. Я такого еще не видела.
– Что это было, порча?
– Нет. Сильное желание, чтобы вас не было. Желание ведьмы. Ну вот и имеем стандартный набор: стресс, немного зомбирования и подавление воли на фоне сильного оттока энергии. В общем, ничего страшного. Убить не хотели, а только напугать. Напугали?
Я кивнула.
– Про психическую атаку слышали? Вот это она, только в ведьмовском исполнении. А вы еще и амулетик надели, раскрылись. Зачем?
– Александра Петровна настояла. А почему вы решили, что это она?
– Стиль знаком и энергетика. Узнаю коней ретивых… Годы идут, а девушка все та же. Ну и что такого особенного произошло? Чем вы ей так насолили? Рассказывайте.
– Уже поздно, я вас задерживаю…
– Ничего, такси возьмем. Мы ведь с вами, Саша, в одном районе живем. Надо только домой позвонить, а то домашние волноваться будут. И вы позвоните.
– Я живу одна.
– Как одна? Вы что, сирота?
– Нет, просто отдельно от родителей.
– Думаете, они не чувствуют, когда с вами что-то не так?
– Я не думала об этом.
– Не мешало бы. У вас телефон включен?
– Звонок отключила! Мне должна подруга звонить.
Юлиана напомнила вовремя. Телефон интенсивно вибрировал, на дисплее мобильного отражался Глашкин номер. Если верить памяти моего телефона, она звонила уже шесть раз. Я успокоила сильно встревоженную Глафиру, что жива и здорова и собираюсь и впредь такой оставаться. Потом перезвонила родителям. Ведьма Юлиана тоже достала из сумочки телефон, быстро поговорила с каким-то Кирюшей. С мужем, наверное. Предупредила, что будет поздно и доберется сама, встречать не надо. Просила погулять с собакой. Хорошо, когда дома кто-то ждет!
– Ну что, Саша, по чашке чаю? Или кофе? А может, выпить?
– Нет, только чаю. Горячего и сладкого.
– Правильный подход. Пойдемте в кабинет, там у меня чай и сахар.
Мы прошли в малюсенькую комнатку, где умещалось два стола, два стула и компьютер и шкаф. Находиться в этом пространстве могли максимум два человека. На подоконнике стоял электрический чайник. Юлиана заварила хорошего цейлонского чая в маленьком чайничке на двоих. Достала сахар и шоколад.
– Налегайте, Саша, вам это сейчас нужно.
– А вы?
– Нет, увы, только чай. Вы худенькая, вам можно. А у меня не жизнь, а борьба за талию. Я свою норму на сегодня уже слопала. Пейте чай, ешьте шоколад и рассказывайте. Желательно с самого начала.
Я стала рассказывать. С начала. Благо история не слишком длинная. Юлиана слушала меня внимательно, иногда просила уточнить кое-какие детали. Я объяснила, что первая половина предсказания фактически сбылась, а вот вторая…
– Подождите, Саша, и другая половина сбудется. Судьбу нельзя отменить.
– Что-то я не верю, например, в то, что мы с Арис… Михаилом помиримся. И что я стану богатой.
– Не верите – и не надо. Верить надо в Бога, в любовь, в свои силы. А предсказания просто слушать. Сбудутся – хорошо, нет – и ладно.
– Странные вещи вы говорите, вы же предсказатель, ведьма. Вы должны меня убеждать!
– В чем?
– В том, что правы.
– Зачем? Жизнь сама расставит точки над «и». Уже расставила, если разобраться.
Да уж. Только все равно ничего не ясно. Почему он меня обманывал? Почему Александра Петровна, которая так красиво говорит о любви, о магии, так некрасиво поступает. Нет, ну с ней хоть немного понятно, любой женщине ее дочь дороже, чем посторонняя девушка-администратор.
– Да, правильно. Сашка, то есть Александра Петровна, за свою Настю любую в клочки порвет. Вы еще дешево отделались. Когда доченьке что-то надо, она совсем разум теряет. Настя девушка неплохая, только избалованная. Я уверена, что и Мишка Аристархов ей нужен ненадолго. Она мотылек. Овен по гороскопу. Горит, горит, потом – пшик, и все. Остыла.
– Вы и его знаете?
– Конечно. Сто лет уже. На курсах по астрологии познакомились. Тогда еще Миньков и Беньковский лекции читали, два моих любимых монстра. Давно это было. Мишка еще у кого-то учился, чуть ли не у Подводного. Ездил куда-то. Талантливый астролог, умный парень.
– Не знаю.
Это вы, Саша, сейчас так говорите. Злитесь на него. Правильно, конечно, злитесь, но я вам кое-что расскажу, а вы думайте. Так получилось, что героев вашей истории я знаю лучше, чем вы. Сначала выслушайте, а потом судите. Хорошо? Ну тогда вот вам история из жизни Мишки Аристархова. Аристарха. Да, по образованию он актер, но из хорошей семьи, поэтому умен и образован. Среди актеров это, увы, редкость. Ребята они милые, но далеко не все любят утруждать голову лишними знаниями. Аристархов не такой. Мишке очень долго не везло. И в карьере, и в личной жизни, хотя парень талантливый и красивый. Не его было время. Первая жена актриса, поначалу успешная, но быстро вылетела из всех театров. Характер ужасный был! И снимать перестали. Естественно, впала в депрессию и спасалась от нее, как это делает малообразованный русский человек. Сначала сильно пила, потом погибла от наркотиков. Мишку из его однокомнатной квартиры буквально выжила. Сама-то девочка была из Новосибирска. А Мишка жил у бабушки, в двухкомнатной коммуналке на Московском проспекте. Мамы у него нет, отец второй раз женат, у него другая жизнь, есть брат лет на пятнадцать его младше. В семье отца не до него. Выделили жилье, и ладно. Сам разбирайся. Слава богу, он поленился с женой развестись, когда ее не стало, квартира к нему вернулась. Еще год он с милицией последнего сожителя жены выгонял, потом квартиру продал, купил такую же в Московском районе и отселил туда соседей бабушки. И зажили они вместе с ней, как и раньше, только в разных комнатах. Старушка в нем души не чаяла. Они очень дружно жили. Бабушка девушек его привечала, все надеялась правнуков дождаться, но… не получилось. Мишка после всех выкрутасов бывшей жены и думать не хотел ни о чем серьезном. Сильно любил, больно обжегся. Потом бабушка умерла, и остался Мишаня один.
– Да, у меня тоже почти так, только без трагической любви. И бабушка меня очень любила.
– Вот и его бабушка любила. Всегда его во всем поддерживала. Книги по астрологии заставила писать, когда он без гроша сидел. Пристроила через знакомых в издательство. Он, кстати, ее фамилию взял в качестве псевдонима. Раньше ведь это очень популярно было, да и пишет он занятно, с юмором. Мишель стал ездить по стране с семинарами, лекциями, зарабатывать. Это ему очень помогло выжить и морально и материально. У Аристархова много учеников. В общем, потекли к нему тонкой струйкой и восхищение и деньги. Машину первую купил, ремонт сделал. Оперился. Вот такая история. Интересно?
– Да.
– Слушайте дальше. С одним героем понятно, теперь о втором. Вернее, героине. Кассандру, или Сашку Свиридову, я тоже знаю давно. Мы с ней познакомились на курсах у Струганова, есть такой экстрасенс в нашем городе, может, слышали? Но не слышали – не беда. Тоже давно было. Встречались, расходились, пересекались на разных курсах и эзотерических тусовках. Потом начали работать вместе, когда я открыла салон «Кассандра».
– Вы?
Да, я его придумала и организовала. Сначала нашла помещение и арендовала его. Потом уже Петровна выкупила у меня право аренды за символические деньги, а после само помещение у хозяйки за реальные. Удачно вышло, получила готовый бренд. А если учитывать, что за ее манеру мрачно пророчествовать мы прозвали ее Кассандрой, название ей подошло. Возможно, она и начинала у меня работать с дальним прицелом. У нее есть хватка.
– А почему так вышло, что вы отдали ей салон?
– Много было причин, но поверь – совершенно добровольно. Основная причина в том, что мы по-разному относимся к тому, чем занимаемся. У Александры другой подход к магии. Для нее это бизнес, область сферы услуг, такой же, как все остальные. А для меня – нет. Раньше она ради денег могла принять любого, а я считала, что деньги того не стоят. Есть люди, которым помогать не надо. На этом и разошлись. Сашка тоже к этому пришла, теперь для грязной работы у нее есть Татьяна Астапчук и Лукерья, которая с Тани дерьмо соскребает.
– А что магия для вас?
– Способ познания мира. Один из множества, придуманных людьми. Бизнес для меня – это сувениры продавать. Мне приятнее торговать забавными безделушками, чем силой. Но как бы по-разному мы ни смотрели на мир с Кассандрой, осуждать я ее не стану. Ее жизнь изрядно колотила об асфальт. Дочку одна воспитывала. Муж ее беременную бросил, точнее, не муж, просто встречалась Александра Петровна с женатым, полюбила, забеременела. Надеялась, что уйдет из семьи или просто поддержит, но он оказался слабым человеком. Жена ему даже с дочерью внебрачной видеться запретила. Обещала серной кислотой облить. Себя, Кассандру и Настю. Психованная стерва.
– Его Пашей зовут?
– Да, а откуда вы знаете?
– Видела случайно в салоне. Он приходил к мадам, она его жалела.
– Конечно жалела. Она его всю жизнь жалеет и любит.
– А при чем здесь Аристарх? Точнее, Аристархов?
– Любому астрологу нужно место, где принимать. Когда я была хозяйкой, я ему предложила принимать в «Кассандре», потом Петровна продолжила традицию, вот и все. Она тоже Мишке симпатизирует.
– А как все получилось с пьесой и Настей?
– Ну, Саша, элементарно! Вы же сами все поняли. Думаю, так и вышло, как вы предполагаете.
– А почему мне-то Аристархов ничего не сказал?
– Понимаете, Саша, Мишка человек самолюбивый. Ему хотелось произвести на вас впечатление. И предстать не актером-неудачником, который занялся астрологией от безысходности, а победителем на белом коне. И здесь он орел, и там сокол. Мужики – они же павлины, им без хвоста никак. Видимо, сильно вы его зацепили. Умница, красавица, модель и сердце еще есть в придачу. Поразить хотел.
– Поразил.
– Да не он это. Кассандра наша подстроила, пока Мишка с духом собирался все рассказать. Сашкины трюки мне знакомы. Мишель запутался. Думаю, что и с Настей у него была мимолетная слабость. От страха перед любовью. Ну и потом, Настя хорошенькая, а Мишка нормальный мужик. Девочка привыкла получать все, что хочет, вот и вцепилась в Мишаню. Ее и оттолкнуть жалко, и ссора с мадам в этом случае неминуема, и, следовательно, выкинут из проекта. А обидно! Он же все организовал. Актерская удача долго обходила его стороной, слишком утончен, чтобы играть ментов или бандитов. И вас любит. А тут еще и встретил с известным ловеласом Титовым. Ну что он мог подумать? Вот-вот! Ревность, страх, сомнение – вот такая смесь эмоций. Справиться трудно. И Кассандра масла подливает. Тяжело мужику.
– Выходит, он слабый?
Все люди слабые. Все ошибаются, все заслуживают прощения, если просят. Ладно, Саша, теперь, когда тайны раскрыты, слезы высохли, пора ехать домой. Вот в этой фольге ваш талисман, отдайте его завтра вместе с заявлением. Она подпишет без слова и документы отдаст. И передайте ей мою визитку с наилучшими пожеланиями. Думаю, Кассандра Петровна даже посмотреть косо в вашу сторону не решится. Со мной воевать не станет. Не дура. А что до работы, так у нас продавщица уволилась, хотите – приходите. Денег платим мало, зато будем развлекать байками. Они вам пригодятся. Тем более, что есть у меня в запасе одна история… про ведьму… Настоящую, как в сказке.
– А Марьяна не будет ревновать?
– Ревновать? К кому? К Глебу? Которого вы сами ей привели? Марьяна не дура, Саша. Голова у нее трезвая, она десять лет в агентах недвижимости отпахала. Все, домой, домой.
Мы вышли на улицу и через несколько минут уже мчались на частнике в сторону Купчина. Спала я в эту ночь без снов. Выходит, карты не соврали. Причина всему – любовь молодой девушки!
СКАЗКА КОНЧИЛАСЬ, СКАЗКА НАЧАЛАСЬ…
Проснулась я совершенно разбитой. Тело ломило так, будто полночи пила, а потом валялась на голом полу в чужой прихожей. Юлиана предупреждала меня вчера, пока ехали в машине, что утром будет не очень хорошо. Не очень хорошо! Ужасно! Ладно, чем хуже, тем лучше. Надо идти увольняться, пока жива! И зайти к Юлиане, чтобы она меня посмотрела. Мало ли чего…
На улице моросил дождь. Кожаные штаны с летучими мышами, черный свитер и косуха здорово подходили к случаю. Еще сапоги с заклепками на высоких каблуках, бандана с черепами и зонтик черного цвета. Осталось обзавестись маской Зорро, шпагой и мстить за поруганную честь. Бр-р-р! Бред.
Добиралась я ужасно долго, транспорт в этот день работал отвратительно. У Московского проспекта маршрутка встала. Движение перекрыли, ждали президентский кортеж. До метро пришлось идти пешком. Я опаздывала, но сегодня меня это совершенно не волновало. Когда я наконец добралась, Александра Петровна принялась выговаривать, но я молча подошла к своему столу, достала конверт, два заявления, написанные вчера, из сумочки извлекла фольгу с амулетом и визитку Юлианы и, не говоря ни слова, проследовала в ее кабинет. Мадам Кассандра остолбенела от моей наглости. В буквальном смысле. Стояла столбом в коридоре и наблюдала за моими перемещениями. А я нагло цокала окованными в железо каблучками по чисто вымытому ламинату. Интересно, чего она ожидала? Что приду несчастная, подавленная, тише воды, ниже травы? Да, наверное, так и должно было случиться. Но не случилось. Не все коту масленица. В сиреневом кабинете я удобно устроилась в гостевом кресле, ожидая хозяйку. Когда Александра Петровна вошла к себе, она уже была белая от гнева. Тон, с которого она начала разговор, здорово напоминал визг.
– Как ты себя ведешь, Саша! Что ты себе позволяешь?
– А вы? Что вы себе позволяете? Вам ВСЕ можно?
Я протянула ей фольгу, конверт и визитку. Кассандра изучила визитку, развернула фольгу, заглянула в конверт. Неожиданно спокойным голосом спросила:
– Увольняешься?
– Да. Вот заявления.
– Давай подпишу.
Спокойно подписала бумаги. Потом достала из сейфика в камине мою трудовую книжку и коробочку с печатью. Заполнила графу, поставила печать. Отдавая документы, мадам смотрела на меня, как мне казалось, уже без злости. Когда же я дошла до двери, сказала:
– Саша, мне жаль…
– Мне тоже, Александра Петровна, очень жаль. Больше всего вас. И еще моих иллюзий. Прощайте.
– До свидания, Саша…
– Не думаю.
– До свидания.
Я медленно шла по коридору. Ни с кем не хотелось прощаться, ни с Лукерьей, ни с Татьяной, ни с мерзостной Натальей Сергеевной. Только с Витькой, но он еще не пришел. Как грустно кончается эта сказка! Квакнул звонок. Что ж, поработаю напоследок швейцаром, открою посетителю дверь. На пороге стоял Аристарх. Точнее, Михаил Аристархов. Вид у него был совсем не триумфальный, скорее слегка помятый. Слабо пахнет алкоголем. Наверное, отмечал вчерашний успех. С девочкой Настей.
– Здравствуй, Саша, ты куда-то уходишь? Надолго?
– Да, Миша, ухожу. Должна тебе сказать, ты вчера был великолепен. Очень хороший актер. Талантливый. Я оценила. Пьеса тоже замечательная. А уж автор! Короче, рада за тебя. Спасибо, давно не получала такого… эстетического… наслаждения. Передай мою благодарность за билеты Александре Петровне. Такие дивные места! Я забыла ее поблагодарить, как-то упустила это, знаешь, увольнение оформляла…
– Саша…
– Да, я Саша, и это мое настоящее имя, псевдонима у меня нет. Прощай. Желаю творческих успехов.
Он ничего не ответил, стоял и смотрел на меня, а я подумала, – еще немного, опять заплачу. Заплачу и все прощу. Ему и себе. В сущности, уже простила. Потому что люблю. Любого, даже вот такого, слабого, лживого. Кто сказал, что любить можно только сильных и честных? Но «мужчина моей мечты» повернулся и пошел в кабинет мадам, а я прикрыла дверь, вышла на улицу. Зонт открывать не стала. Дождь или слезы будут течь по моему лицу, какая разница? Все равно мокро.
Я долго шла пешком, и мелкий дождь оседал на плечах, волосах, мокром от слез лице. Но на середине Троицкого моста мне надоело мокнуть и плакать. Я раскрыла зонт, вытерла лицо платком, плюнула в воду и бодро зашагала по направлению к Марсову полю. Зачем я плачу? Оттого, что любимый мужчина поступил со мной как скотина последняя? Мужчинам вообще это свойственно, как, впрочем, и женщинам. Да, не очень хорошо получилось, но я-то знаю почему! Значит, могу надеяться, что все поправимо! Он меня разлюбил? Не уверена. Сегодня в дверях я заглянула ему в глаза и усомнилась в том, что с девочкой Настей ему хорошо. Может, мне показалось, но там, глубоко, стояла дремучая тоска. А если так, то светлое в нем обязательно возьмет верх! Никто не может жить без любви. Однажды один глупый начитанный мальчик процитировал мне умную фразу, не знаю чью: «Кто ищет любви, не находит любовь, а кто бежит от любви, того любовь находит непременно». Если вспомнить, как мы с Глебом зашли в магазин «Две ведьмы», – вот он, волшебный момент. Любовь нашла Глеба Титова, а уж он бегал от нее куда дольше, чем Миша Аристархов. Аристарх. Вот прилипло! Значит, надо верить. Попробую. Ничего другого не остается. Вдруг моему возлюбленному не хватает только моей веры в самое светлое в нем.
За мостом я поймала машину и поехала в «Две ведьмы». Когда я вошла, за кассой сидела зеленоглазая Марьяна.
– На дверях написано «Требуется кассир-продавец». Я подойду?
Марьяна пристально посмотрела, узнавая:
– Вы Саша? Девушка Глеба? Зачем вы здесь? Скандалить?
– То, что Саша, – правильно, остальное неверно. Я не девушка Глеба, я его знакомая. Пришла с мирными целями. Хочу здесь работать. Юлиана мне вчера обещала работу кассира за маленькие деньги и интересные байки. Возьмете?
Неожиданно суровая Марьяна обезоруживающе улыбнулась, в зеленых глазах заиграли искры, на щеках – ямочки. От нее пошла волна какого-то нематериального тепла. Я отчетливо ощутила, за что зацепилась неспокойная душа Глеба Титова. Что так влечет его к этой женщине. Мое понимание не находило никаких слов для определения даже в моем богатом словарном багаже, кроме примитивного молодежного: «Она классная!» Еще я почувствовала: она не только возьмет меня на работу – со временем мы станем друзьями. Сама не знаю почему. Так бывает. Мгновенный контакт двоих разных людей, и понимаешь – друг. Не предаст, не подставит. Не умеет. Такое ощущение У меня было только от Катьки.
– Юль, тут девушка пришла на работу наниматься. Говорит, ты ее приглашала. Сашей зовут.
– Сейчас, иду, – послышался знакомый голос, ведьма вышла из глубины магазина, видимо из того маленького кабинета, где мы сидели вчера. В руках у нее была чашка с чаем. – Ну, – сказала Юлиана, улыбаясь, – будем брать на работу или ты ее испепелишь на месте?
– Дай подумать. Саша, а вы чего бы хотели? – Марьяна тоже улыбалась.
– Даже не знаю. Хотелось бы все попробовать.
– Смотри, какая смелая, Юль! Давай сначала на работу возьмем, а если что не так – испепелим! Саша, вы как, не против?
– Я согласна.
– Тогда оформим хорошего человека. Вы знакомы с кассовым аппаратом?
– С таким – нет, но ведь не сложнее компьютера?
– Хороший подход. Зарплата у нас небольшая, знаете? Около пяти тысяч.
– Да я к вам не за этим.
– Она к нам за сказками, Марьяша. Будет у нас свой летописец Нестор.
– Ну, тогда это точно к нам.
Вечером, немного одуревшая от непривычной работы, я сидела на диване со стаканом ряженки и смотрела телевизор. Нормальная человеческая жизнь. Диван, телевизор. Любимая книжка перед сном. Звонила Катерина из Парижа. Вся на впечатлениях. Ее неплохо приняли в столице моды. Правда, Катюнечка уже заскучала, настойчиво напоминала про паспорт и визу. Я лениво пообещала ей заняться. Пока недосуг. Что случилось со мной в эти дни, пересказывать не стала. Вот пришлет свой имейл – напишу. Последнее время мне почему-то легче писать, чем говорить. Смахивает на легкую форму аутизма. И немудрено, в такой нервной обстановке. Я поставила стакан из-под ряженки в мойку, достала из дивана пушистый плед, укуталась и прилегла, свернувшись клубком на диване. Дремать под пледом, перед телевизором – так успокаивает.
Разбудил меня звонок в дверь! Ну надо же! Только задремала! Кого принесло, интересно? И почему не запиликал домофон? Я подошла к двери и заглянула в глазок. На лестничной площадке стоял мой старший брат Владик! Помощник депутата Государственной думы Владислав Григорьевич Калганов собственной персоной. Без супруги, с веником роз. Букетом назвать то, что Влад держал в руках, назвать было трудно. Я открыла дверь.
– Влад! Привет!
– Хочешь спросить, чего приперся? – Настроение у брата было приподнятое. – Спрашивай!
– Ну и чего приперся?
– Соскучился! Сестренка! – Влад сграбастал меня в объятия. – На, это тебе. В дом-то впустишь? Вот цветочки тебе принес. Поставь в вазочку.
– Вазочки маловато, ведро подойдет. Заходи, гость дорогой, но редкий. Тебя кормить?
– Если есть чем, корми, коли не жалко.
– Мне для тебя ничего не жалко. Есть полкурицы гриль. Будешь?
– Любимая еда моей сестры! Зацепила по дороге курочку, и готовить не надо! Как ты с мужем-то будешь жить? Ему же есть хочется. Хотя бы раз в день! А так в среднем раза три-четыре. Салатик сделай.
– Приспособлюсь, пока желающих нет.
– Поэтому и нет. Готовить не любишь.
– Зато фигура в порядке.
– Какая у селедки фигура!
– Кабанам не понять.
Мы перебрасывались фразами и поддразнивали друг друга, как в детстве. Влад быстренько умял курицу, салат и попросил кофе. Я сварила.
– Вот кофе у тебя классный, сестра. Я как Ленку ни дрючу, все бурду варит. Научила бы ее, что ли!
– Это природный дар.
– Ладно, Саша, пошутили, и хватит. Я пришел к тебе по делу.
Внутри у меня нехорошо заскребло. Какие у меня могут быть с Владом дела? Единственное неподеленное имущество – дача в Вырице, но это родителей, я лезть не стану и ни в какие коалиции с Владом не вступлю. Братец усмехнулся:
– Не напрягайся. Я, конечно, сволочь, потому что совсем тебя забросил, и ждать от меня, точнее, от половины моей ты привыкла только гадостей, но я, честно, не за этим. Саша, пришел тебе спасибо сказать.
– За что?
– За Ленку. Я, правда, чуть с балкона не скинул ее сначала, когда она на мне все эти восточные штучки опробовала. Но потом Ленка рассказала, что ходила на курсы, на те, что ты организовала. Бумажки показала. Чтоб не думал, что у нее любовник-азиат. Про маму рассказала, что она ее многому научила. Как хорошо-то мне стало теперь с Ленкой, я даже с любовницей расстался, моя жена – круче! Так что, сестренка, благодаря тебе у нас в семье второй медовый месяц. Ленке теперь незачем по колдунам бегать, мне и так, кроме нее, ни на кого смотреть не хочется. И с мамой просит помирить. Очень она нашу маму зауважала после курсов. Вот такие дела, девочка моя.
– Я рада за тебя, мне Лена тоже стала ближе, я ее лучше стала понимать. Если эта трещина в отношениях зарастет, буду рада. Если разобраться, кто у нас есть, кроме нас.
– А почему ты уволилась из салона? Все же было прекрасно! Ты же им море бабок принесла! В несезон-то! Зачем они тебя отпустили? Я сегодня туда заезжал, мне Ленка адресок-то дала. Там большая рыжая дама сказала, что ты уволилась по собственному желанию. Сначала пришел, никто ничего не знает, только в крайнем кабинетике баба эта рыжая с мужиком каким-то чернявым на повышенных тонах разговаривает про какой-то спектакль. И тоже мне сначала: «Ее нет и не будет! А вы, собственно, говоря, кто такой? Почему спрашиваете?» Ну, я удостоверение на стол, дескать, помощник депутата, брат. Она снизошла, ответила. Но сквозь зубы. Ну, думаю, курва, похами еще мне! Устрою налоговую проверочку по запросу. Почем опиум для народа? Как налоги платите, с тех денежек, что с дур снимаете? Давай, сестренка, рассказывай, кто тебя обидел! Всех порву на тряпки. Или сама облажалась?
– Не надо никого рвать. И не вздумай меня никуда трудоустраивать. У меня работа есть. Даже две.
– Да, мне мама говорила про твои книжки! Сашка, какая ты у меня умница. Я ведь думал, ты – бабочка-однодневка, красотка. Думал, бабули не будет – все, что она тебе оставила, спустишь. Ан нет, сестренка, ты покрепче оказалась. Как наша бабушка. Нигде не пропадешь и человеком останешься. Давай не тяни, не просто так спрашиваю, я еще не все сказал, что хотел.
– Тебе полную версию или сокращенную?
– Полную. Сократить сам могу.
– Тогда начну с начала, чтобы было понятно.
– Хорошо.
И начала. С самого начала, как выгнали из «Суллы», как попала в «Кассандру», как завязались отношения с Аристархом, как ходила в разведку, как решила создать курсы и почему. В общем, все. Вкратце рассказала, почему мои книги оказались у издателя, потом перешла к последним событиям. По ходу моего рассказа меня начала душить жалость к себе. Я даже всплакнула, Владик утешал по-своему: «Мужик, конечно, мудак, но его тоже понять можно. Карьера все-таки. Ты разберись, не гони волну, может, помиритесь». Про Александру Петровну Владик выразился коротко: «Вот сука!» В конце братец обнял меня, похлопал по спине и сказал:
– Понятно, сестренка. Ты молодец, боевая девка, есть у тебя бабулина хватка к жизни.
– Какая хватка, Влад! О чем ты!
– Понятно какая, не раскисла окончательно, место себе нашла в жизни. Не водку дома пьешь, кефирчик. И в книжках обидчиков пропишешь по первое число, так ведь? Уж не обойдешь вниманием? А, Саша?
Я усмехнулась. Попал! Я ведь уже думала переименовать «Дневники начинающей ведьмы» в «Салон мадам Кассандры». Я представила: вот мадам замечает на развале мою книгу, покупает…
На душе потеплело.
– По личику твоему вижу, что угадал!
– Угадал, угадал!
– Ну вот, девочка, теперь, когда мне все понятно, я, наконец, перейду к делу. Есть у меня к тебе предложение, но не быстрое.
– То есть?
– Время надо. Сейчас все поймешь. Слушай. Так получилось, что мне достался небольшой домик в центре города. Не особнячок, так, строение. Предложили мне его как инвестиционный проект. Я проплатил все этапы оформления документов, положил деньги в ячейку и вот вчера получил распоряжение губернатора. Завтра оформляю покупку юридического лица и передаю хозяину оставшуюся сумму. Сначала я хотел этот дом в тупую отремонтировать и перепродать, но, когда Ленка рассказала про курсы, у меня в голове засела мысль использовать его иначе. Открыть женский клуб. И сделать тебя директором. Но потом подумал, если опять оформлю все на мою супругу, то, случись что, ты останешься ни с чем, а ведь поднимать все тебе. Не обязательно Ленка тебя выгонит, может как раз наоборот. Но черт ее знает! Это сейчас она умная, а вдруг что-то заклинит, и все. И решил оформить на нашу маму. Подумал, так лучше будет. Ты защищена, я в порядке. Случись что со мной – сына моего не обидишь, сама будешь при деле и имуществе. Я долго думал, Саша. Ты все сможешь там организовать – косметический салон, гадальный, модный дом какой-нибудь. Вот Катю привлечешь.
– Катя в Париже. У нее контракт.
– Тем лучше! Приедет богатая и знаменитая, арендует у тебя помещение.
– Она приедет года через полтора, не раньше!
– А раньше и не надо. Пока домик дострою, пока сдам… Дело не быстрое. Кстати, поможешь с дизайном. Как раз около полутора лет и пройдет. Ты тогда уже станешь известной писательницей, мы и это используем. Сделаем классное местечко! Как тебе это?
– Идея неплохая, но хотелось бы посмотреть контракт! Каковы ваши условия!
– Ах ты, шельма! Значит, согласна?
– Да, согласна, согласна.
– Давай договоримся так. Пока работай там, где придумала. В магазинчике. Заодно изучишь специфику. Книжки пиши, если надо, оплачу тебе курсы какие-нибудь по бизнесу. Только выбери. И вот еще, хочу подкинуть тебе деньжат, чтобы не дергалась никуда, потому что, если ты согласна, я начинаю действовать. И буду тебя теребить. У меня уже доверенность от мамы, так что, Саша, я сейчас не шучу. Возьми деньги.
Владик достал из внутреннего кармана увесистый конверт и протянул мне.
– Ты чего, братец, у меня есть, заработала.
– Бери, бери! Я два года тебе ничего не дарил, и потом, что за дурацкая манера отказываться от денег!
– Да за что?
– Да, блин, ни за что! Просто так! Сестра ты мне! Хочу, чтобы ты ни в чем не нуждалась! Что, трудно понять?
– Просто непривычно, Владик.
– Привыкай, Саша. Я тебя очень люблю. Сам не так давно это понял. Знаешь когда?
– Когда?
– Когда про Ленкины курсы узнал. Она ведь и про привороты тоже рассказала.
– А почему ты это понял?
– Потому что обычно за спиной у человека делают гадости, и только ты одна пыталась сделать мне добро. И сделала. Мир в семье – не так уж мало. Кстати, хочешь, с мужиком твоим поговорю.
– Вот уж не надо!
– Правильно. Ну ладно, пошел, пока, сестренка. Трубку мобильного бери иногда. А? А то люди волнуются. И родителям позвони. Буду звонить и заеду на днях.
Я проводила Влада и достала из сумочки телефон. Как вчера отключила звонок, так и забыла! Шестнадцать неотвеченных вызовов! Круто! Перезвонила всем, потом села за компьютер и простучала по клавишам почти всю ночь. Я придумала счастливый конец для моей книжки и выправила любовную линию лирической героини. Пусть будет добрая сказка. Пусть победит любовь.
Не важно, что случится в жизни, в моей истории принц расколдуется и придет к своей девушке.
Прошел сентябрь. Я сдала рукопись в издательство в срок. Правда, пришлось повоевать из-за того, что изменила название, но все обошлось. В «Двух ведьмах» стала своей, потихоньку копила материал для новой книги. Ведьмы кормили меня байками. Влад, как обещал, начал реконструкцию дома и частенько забирал меня из магазина на стройку. Ведьмы отпускали. Дразнили «летописцем Нестором» и баловали. Витька и Жанна справили скромную свадьбу, я была свидетелем. Как дела в салоне «Кассандра», не спрашивала, но Витька подыскивал помещение, чтобы начать свой бизнес. Хотел открыть кабинет косметологии и массажа. Про Аристарха, Михаила Аристархова, я ничего не слышала. Марьяна и Юлиана отмалчивались, а я не спрашивала. Оформляла визу, в конце октября – начале ноября собиралась в Париж. Катерина звонила часто. Андрей тоже собирался со мной, но его я почти не видела. Приятель Катерины на радость родителям работал чуть ли не сутками. Правда, у него заболела мама.
Осень стояла красивая. Яркая, насыщенная, теплая. Похожая на Александру Петровну, такую, какой я встретила ее в первый раз в салоне. Желтые и красные мазки листвы оживляли строгие пейзажи града Петрова. Я люблю город осенью, он кажется добрее к своим обитателям. Сентябрь выдался солнечным и прозрачным. Я часто ездила на дачу к тете. Она не спрашивала, почему я одна, просто всегда топила баню к моему приезду.
Наконец зарядили дожди. Странно, но я люблю осенние дожди. Мне нравится смотреть через витрину магазинчика на мокрых прохожих. Именно в такой дождливый день, когда я показывала покупательнице глиняных старичков из Самарканда, в магазин зашел мужчина в черном плаще. Его силуэт показался знакомым, но покупательница полностью завладела моим вниманием. Посетитель в плаще подошел к полке с книгами. Женщина, наконец, выбрала фигурку, я пробила чек. Мужчина, не оборачиваясь, попросил:
– Девушка, вы не покажете мне вон тот том Подводного на последней полке?
– Одну минуту, сейчас достану. Подождите, ладно?
– Подожду.
Голос показался мне странно знакомым, но я почему-то не обратила на это внимания. Подтащила раскладную лестницу-табурет к стеллажу, разложила, вскарабкалась на шаткую конструкцию, достала увесистый том. «Надо бы переставить пониже, часто спрашивают», – подумала и, не слезая, протянула книгу мужчине, небрежно листавшему страницы нового лунного календаря.
– Возьмите.
Он повернулся и поднял глаза. Лестница жалобно скрипнула, грозя развалиться. Но было абсолютно наплевать. Внизу стоял Аристарх, Михаил Аристархов. Ноги привычно подогнулись, и я села на верхнюю ступеньку.
– Так и сиди, – сказал он, – а я встану на одно колено и буду просить прощения.
– Ты обрушишь лестницу, и я упаду.
– Упадешь – поймаю.
– Тогда – лови…

13 февраля 2005 г. Санкт-Петербург
Канун Дня святого Валентина

Ключевые теги: Юлия Перевозчикова


 
{back-link}
{next-link}
Другие романы

Евангелина Шамонт. Пересечение миров
Название: Пересечение миров Автор: Евангелина Шамонт Аннотация:Еще вчера Николас был молодым успешным гонщиком. Сегодня он – измученная невидимая душа, запертая в мире людей. Влюбиться после смерти, разве это возможно? Это безумно, это невероятно и чувственно. Любовь к земной девушке Эмме заставляет Николаса перешагнуть через законы Вселенной, стереть границу между потусторонним миром и миром людей.
Ольга Кентон. Девушка из дома на набережной
Название: Девушка из дома на набережной Автор: Ольга Кентон Аннотация:Стены дома на набережной хранят в себе сотни историй из прошлого и настоящего, трагических и ярких. «Девушка из дома на набережной» – одна из таких – о судьбе его современной жительницы, чья жизнь тесно связана со знаменитым домом. Это роман о любви, о жизни в современной Москве, где так часто вместо настоящих чувств предпочитают деньги, где счастье не стоит ничего по сравнению с запланированной славой и богатством, где дружба – лицемерие. Это история разных человеческих судеб длиною в год.
Бертрис Смолл. Плутовки
Название: Плутовки Автор: Бертрис Смолл Аннотация:Бывшая фаворитка и подруга короля, всеми силами противящаяся браку по расчету… Очаровательная невинная аристократка, принужденная сделать выбор между братьями-близнецами… Легкомысленная принцесса, вступившая в опасную игру с великосветским соблазнителем… Они – придворные красавицы. Для них жизнь – это изощренные интриги, пылкие страсти и опасные, увлекательные приключения.
Елена Арсеньева. Обворожительный кавалер (Джордж Вилльерс, герцог Бэкингем – Анна Австрийская – кардинал де Ришелье. Англия – Франция)
Название: Обворожительный кавалер (Джордж Вилльерс, герцог Бэкингем – Анна Австрийская – кардинал де Ришелье. Англия – Франция) Автор: Елена Арсеньева Аннотация:«– Да что вы, ваше преосвященство! – вскричала герцогиня. – Неужели не понимаете, что этот подкоп имел целью винные погреба моего дома? Нас хотели ограбить, и добро бы дело ограничилось только украденным вином! Не сомневаюсь, что в одну ужасную ночь злоумышленники проникли бы в наши покои и перерезали нас всех во сне!..»
Дженнифер Стилл. Однажды обязательно повезет
Название: Однажды обязательно повезет Автор: Дженнифер Стилл Аннотация:У Келли Райт есть все, что нужно для счастья: любимая работа, уютная квартирка, поклонники… Однако любая медаль имеет и обратную сторону. Келли грезит о большой любви, но ей приходится довольствоваться лишь мимолетными романами. Она мечтает оказаться героиней любимых книг, да разве в маленьком городке может происходить что-то интересное? Однажды мольбы Келли были услышаны – она встретила Алана, который может подарить ей и любовь, и приключения… Но понравится ли романтичной Келли, привыкшей к спокойной и размеренной жизни, безумная гонка за выживание, хоть и рядом с настоящим мужчиной?
Елена Звездная. Сосватать героя, или Невеста для злодея
Название: Сосватать героя, или Невеста для злодея Автор: Елена Звездная Аннотация:Одна профессиональная сваха, один психолог, тридцать прекраснейших девушек Земли и всего двадцать дней, чтобы завоевать сердце высокородного холостяка! Невозможно? Когда за дело берется организатор праздников Тиана, а заказчиком является серый кардинал галактики Юлиан Джерг, возможно абсолютно все! И вот «армия любви» с боем и лишениями прорывается в поместье Лериана Джерга, где им совсем не рады. Но разве настоящих солдат страсти это остановит?
Лора Эллиот. Приглашение на свадьбу
Название: Приглашение на свадьбу Автор: Лора Эллиот Аннотация:За две недели до своей свадьбы адвокат Джулиана Кент отправляется по делам в Гималаи. Ей приходится проделать немалый путь, чтобы добраться до деревушки, расположенной высоко в горах. Она спешит обрадовать своего клиента получением наследства… А также надеется, что за это время свершится чудо, и ей не нужно будет выходить замуж за нелюбимого. И чудо не заставит себя ждать…
Мелисса Макклон. Замок на песке
Название: Замок на песке Автор: Мелисса Макклон Аннотация:Принцесса Джулианна тайком выходит на яхте в море с принцем Алехандро, за брата которого должна выйти замуж. Удастся ли ей не забыть о своих обязанностях рядом со свободолюбивым красавцем?..
Роман Волков. Московская принцесса
Название: Московская принцесса Автор: Роман Волков Аннотация:Ульяна привыкла к тому, что богатые родители во всем ей потакают и исполняют любые капризы. Но неожиданно на летние каникулы вместо поездки к теплому морю ее отправляют в трудовой лагерь куда-то в деревню. Катастрофа! Как теперь подружкам в глаза смотреть! Да и любимого парня оставлять одного не хочется. Но неожиданно представлявшийся каторгой лагерь показался Ульяне чуть ли не курортом. В чем причина столь неожиданной перемены настроения девушки? И кто же сумел растопить сердце московской принцессы?
Елена Арсеньева. Трубка, скрипка и любовница (Елизавета Воронцова – император Петр III)
Название: Трубка, скрипка и любовница (Елизавета Воронцова – император Петр III) Автор: Елена Арсеньева Аннотация:«– Ваше императорское величество, молю вас успокоиться и поразмыслить! Принц Георг Голштинский, дядя императора Петра III, в отчаянии глядел на сутулую спину племянника, который стоял, глядя в окно, и резко водил смычком по струнам скрипки. Извлекаемые им звуки больше напоминали взвизгивания заживо обдираемой кошки…»

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

 



Навигация по сайту
Вход на сайт
Привет, {$member_id['name']}! HTML; } else { $login_panel = <<
Логин 
Пароль 
 
HTML; } ?>
Поиск по сайту

Информация
Здравствуйте, уважаемые посетители онлайн библиотеки любовного романа Love-Library.Ru!

Со страниц нашей библиотеки Вы можете абсолютно бесплатно скачать произведения зарубежных и отечественных авторов жанра "Любовный роман".

Все книги, представленные на нашем сайте, были найдены в свободном доступе в Интернет, и предоставлены исключительно для ознакомительных целей. Авторские права на книги принадлежат авторам книг!

Помните, что качественные бумажные и электронные книги Вы можете приобрести в книжных магазинах и специализированных электронных библиотеках.

Приятного Вам чтения!
Ищу книгу!
Несмотря на то, что наша библиотека каждый день пополняется новыми романами, может случится так, что нужного именно Вам издания у нас нет.

В этом случае Вы можете оставить заявку, и, если данную книгу возможно найти в Интернете, то мы ее обязательно добавим.

Для того, чтобы оставить заявку Вам необходимо просто написать комментарий к этой новости.
Облако тегов
Алина Знаменская, Андреа Кейн, Барбара Картленд, Бертрис Смолл, Виктория Шарп, Даниэла Стил, Джейн Арчер, Джо Беверли, Джоанна Линдсей, Джоу Энн Росс, Джудит Макнот, Джулия Гарвуд, Жаклин Рединг, Жюльетта Бенцони, Кайли Адамс, Карен Робардс, Кэрол Мортимер, Кэтрин Беллами, Кэтрин Коултер, Ли Гринвуд, Лиз Карлайл, Лора Бекитт, Маргарет Пембертон, Мэри Бэлоу, Мэхелия Айзекс, Наталья Перфилова, Нэн Райан, Патриция Поттер, Патриция Райс, Салли Боумен, Симона Вилар, Сьюзен Нэпьер, Тереза Вейр, Черил Энн Портер, Шарлотта Лэм, Элейн Барбьери, Элизабет Адлер, Элизабет Лоуэлл, Элизабет Торнтон, Эми Фетцер

Показать все теги

Партнеры сайта


Главная страница | Регистрация | Статистика | Обратная связь | RSS Copyright © 2010-2014 Love-Library.Ru - Онлайн библиотека любовного романа