{forumStyle}
Случайный роман
Самые посещаемые
Новые романы
CAROL MARINELLI. The Pregnant Registrar
Название: The Pregnant Registrar Автор: CAROL MARINELLI Аннотация:A family worth waiting f ...
Millie Criswell. The Pregnant Ms. Potter
Название: The Pregnant Ms. Potter Автор: Millie Criswell Аннотация:Place this quilt upon y ...
CAROL MARINELLI. The Pregnant Intern
Название: The Pregnant Intern Автор: CAROL MARINELLI Аннотация:Until recently, brilliant s ...
Victoria Pade. The Pregnancy Project
Название: The Pregnancy Project Автор: Victoria Pade Аннотация:THE SAUNDERS SOUND-OFFWHERE ...
Barbara Hannay. The Pregnancy Discovery
Название: The Pregnancy Discovery Автор: Barbara Hannay Аннотация:When Sam Kirby tracks Me ...

Самые обсуждаемые
Элизабет Торнтон. Брачная ловушка
Название: Брачная ловушка / The Marriage Trap Автор: Элизабет Торнтон / Elizabeth Thornton Аннотация: Герой битвы при Ватерлоо и знаменитый дуэлян ...
Ирина Мазаева. Тетрис с холостяками
Название: Тетрис с холостяками Автор: Ирина Мазаева Аннотация: Женщина бежит, мужчина ее догоняет – вот старый проверенный способ благополучно дом ...
Элизабет Адлер. Богатые наследуют. Книга 2
Название: Богатые наследуют. Книга 2 / The Rich Shall Inherit Автор: Элизабет Адлер / Elizabeth Adler Аннотация: В этой книге читатель найдет окон ...
Мэхелия Айзекс. Хижина в раю
Название: Хижина в раю Автор: Мэхелия Айзекс Аннотация: Четыре долгих года Родриго Маркес ждал, чтобы отомстить молодой очаровательной англичанке, ...
Тереза Вейр. Лики зла
Название: Лики зла Автор: Тереза Вейр / Theresa Weir Аннотация: Когда Ларк случайно нашла в пруду труп убитой женщины, она еще не догадывалась, чт ...

Самые скачиваемые
{top_downloads}
Счетчики сайта


Партнеры сайта


Любовные романы и книги о любви
 
Исторические любовные романы
Остросюжетные любовные романы  
 
Современные любовные романы
Фантастические любовные романы  
 
Эротика
Короткие любовные романы  
Аудиокниги о любви
ФОРУМ о любви NEW!
Авторы
А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | X | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я
Список всех авторов на сайте

Сандра Паретти. Пурпур и бриллиант     Исторические любовные романы
Сандра Паретти. Пурпур и бриллиант


Название: Пурпур и бриллиант

Автор: Сандра Паретти

Аннотация: Могла ли знать юная парижская ветреница Каролина, что готовит ей судьба? Ей, никогда не покидавшей Франции, предстоят долгие месяцы скитаний по пустыне. Ей, богатой герцогине, приходится терпеть нужду и бродяжничать. Она едва не становится рабыней, скрывается в мечети, где рождается ее дочь.
В конце романа Сандры Паретти перед нами предстает уже не легкомысленная красотка, а мудрая, сильная и прекрасная женщина, которая сумела выдержать все испытания. Она возвращается домой, во Францию, чтобы обрести то, что казалось потерянным навсегда.

Скачать бесплатно

Вы не можете скачивать файлы с нашего сервера



Читать книгу "Пурпур и бриллиант" онлайн:


Сандра Паретти

Пурпур и бриллиант



1

Это была одна из тех ночей в портовом квартале Лиссабона, когда двери запирались на двойные замки, а мужчины, которые еще не добрались до дома, хватались за оружие при каждом подозрительном шорохе.
С наступлением темноты заходить в порт становилось опасно, от воды шел пар, ибо жаркий июньский день 1816 года сменился холодной ночью. Над Тежо-Бай поднималась туманная дымка.
Над портовой дамбой туман начинал клубиться, собираться в тучи, потом переваливал через парапет, стлался над остывающей землей. Сильный западный ветер гнал его дальше.
Туманное марево беззвучно заволакивало узкие улицы, делало почти невидимым свет фонарей, приглушало рокот бьющегося о камни моря – и превращало фигуру мужчины, стоящего на краю дамбы, в расплывчатый силуэт, то пропадающий во мгле, то возникающий вновь.
В темном длинном плаще неподвижно стоял он и вглядывался туда, где, скрытое грядой белых облаков тумана, должно было быть море. Его бледное лицо казалось измученным, светлые волосы покрылись бисеринками влаги, в глазах застыл мучительный блеск ожидания.
Каждый день, как только сумерки опускались над городом, приходил сюда герцог де Беломер и при любой погоде стоял, не сводя взгляда с моря, как будто оно наконец должно было принести ему долгожданную весточку.
Жители портового квартала, трактирщики, ремесленники, рабочие доков уже привыкли к этому зрелищу. Они давно знали, кто этот человек, знали и его историю. Они не утруждали себя особыми раздумьями по этому поводу и не сплетничали на его счет. Быть может, у них было предчувствие, что однажды они станут свидетелями и участниками продолжения этой драмы.
Два солдата портовой стражи, патрулирующие улицы, остановились, завидев на молу эту фигуру. Старший покачал головой:
– Вчера его карета полночи стояла на Ларго Калатауд.
– И все из-за женщины...
– Если она так хороша, как о ней говорят, я могу его понять.
– А если ее уже нет в живых? Он обещал награду в тысячу эскудо любому, кто принесет хоть какую-нибудь весть о ней. Мыслимо ли это? Я не знаю ни одного капитана или торгового агента, который не попытался бы прикарманить эту тысячу. К тому же не забывай: Биби Лупин и его люди работают на него уже три месяца – и тщетно... Если даже он не может ничего выловить в своих мутных источниках, я не дам ни рейса за жизнь этой женщины.
Старший стражник пожал плечами:
– Я просто сгораю от любопытства: что же это за женщина, из-за которой мужчина способен позабыть обо всех других красотках.
Они пошли дальше.
– Я знаю одного матроса из Лагоса, Мигеля. – Молодой охранник зачем-то понизил голос, хотя их никто не мог услышать. – Он видел ее тогда, еще до того, как люди дона Санти захватили судно, на котором она находилась, и отбуксировали его к Невольничьему берегу. Мигель сказал, что ради нее он бросился бы с мыса Сан-Висенти.
– Да, бывают такие женщины. Однако они никому не приносят счастья...
– В его карете всегда лежит наготове женский плащ из черного шелка, – продолжал младший стражник. – Я знаю это от его кучера. А в его доме на Каса Тресторес есть отдельная комната, заполненная ее вещами и чемоданами. Никому не разрешается заходить туда и до чего-либо дотрагиваться.
– Ладно, здесь все тихо. Я предлагаю пойти немного согреться у старого Пера.
Оба стражника еще раз оглянулись. Человек все стоял на дамбе, всего в нескольких шагах от них. Он шевельнулся, и его плащ сполз на землю, но, погруженный в глубокое раздумье, он даже не заметил этого.
Прошло несколько секунд, пока мужчина наконец очнулся и вспомнил, где находится. Но даже тогда он не заметил, что кто-то наблюдает за ним.
Он снова накинул плащ, стянув его на груди, и застыл, неизвестно чего ожидая и непонятно к чему прислушиваясь. Потом расправил плечи, будто пытаясь освободиться от невидимых оков, и медленно пошел от края дамбы. Постепенно он ускорял шаги, и вот уже его фигура, закутанная в черный плащ, приблизилась к Ларго Калатауд, где его ждала карета.
Стражники еще не покинули дамбу. Они слышали, как он крикнул кучеру:
– К Каса Тресторес!
Солдаты остановились, наблюдая, как карета исчезает в ночном тумане. Младший из них протяжно вздохнул, но товарищ нетерпеливо поторопил его, мечтая о теплом трактире Пера.
Каса Тресторес находился за Лиссабоном, на самом севере пригорода Белема, на высоком холме, куда не мог добраться туман. За старыми деревьями и высокой стеной из грубо отесанных гранитных плит возвышалось готическое строение с узкими зарешеченными окнами и тремя башнями – скорее замок, чем жилой дом. Гигантский свод ворот, встречающий въезжавших, казалось, уходил вглубь на всю ширину строения. В старинные крепления для факелов были вделаны стеклянные фонари. С тех пор как дом сменил хозяина, они светили день и ночь.
Высокий свод гулким эхом повторил топот копыт, когда карета подъехала к дому. Прежде чем лошади остановились, герцог де Беломер уже открыл дверцу и выскочил из экипажа. Перекинув через руку дамский плащ, герцог стал поспешно подниматься по каменным ступеням, ведущим внутрь дома.
Как только он вошел в залу, навстречу ему пахнуло теплом и неповторимым ароматом старинного жилища, казалось, впитавшимся в стены за долгие годы. Йеппес, управляющий, тридцатилетний человек с раскосыми глазами и гладкими черными волосами, выдающими его смешанное португальско-азиатское происхождение, шагнул из темноты навстречу герцогу и поклонился ему, избегая, однако, смотреть в его лицо. Он всегда считал честью для себя служить господам, не похожим на других. Однако в эти моменты, когда герцог возвращался из порта после своей ночной вахты с глазами, отрешенными и пустыми, он казался Йеппесу зловещим. Понимает ли этот человек, где он находится? Что он уже не на улице, не в ночи, что уже больше не вглядывается в безразличные волны?
Герцог остановился. Из-за прикрытой двери доносились мужские голоса. Он вопросительно взглянул на Иеппеса, и управляющий указал на дверь, из-за которой был слышен теперь громкий смех.
– Только не спрашивайте меня, кто эти люди. Я не знаю. Вижу только, что вы чересчур снисходительны к этому сброду. Сеньор Лупин ведет себя так, будто это его собственный дом.
– Есть какие-нибудь новости? – быстро спросил герцог.
– Если б даже и были, мне их сеньор Лупин не доверил бы. – Выражение его лица недвусмысленно говорило о том, что думает Иеппес о Биби Лупине и его сыщиках.
Те доклады, которые делал Биби герцогу о проводимых поисках, никогда не содержали ничего конкретного, и это могло быть хитрым тактическим ходом. Возможно, Лупин просто хотел как можно дольше доить эту жирную коровку. Или это была осторожность опытного шпиона, поставлявшего сведения только тогда, когда уже не оставалось невыясненных обстоятельств и пробелов. Ни то, ни другое соображение не нравилось Йеппесу и настораживало его.
Герцог подошел к двери. Он приоткрыл ее и бросил взгляд в комнату. Биби Лупин сидел у огня, закутав ноги в меховое покрывало. Отблеск огня играл на его лисьей мордочке. Как всегда, его глаза были чуть прищурены. Вокруг стола беспечно пили и ели несколько мужчин разбойничьего вида. Герцог отступил назад.
Иеппес не мог больше сдерживаться. Он должен был выговориться:
– Уже три месяца вы кормите этих людей и оплачиваете их кутежи, а что они сделали для вас? Все эти три месяца они только рассказывают вам сказки, и ничего больше. – Иеппес видел, что герцог не слушает его, однако упрямо продолжал: – Вы должны послать их всех к дьяволу. С тем же успехом здесь можно расквартировать всех гадальщиц Лиссабона. Присутствие этих людей в вашем доме отнюдь не производит хорошего впечатления. Ваша репутация... – Иеппес замолчал.
Он неуверенно взглянул в лицо герцога, с которого вдруг сошло отсутствующее выражение. Его серые глаза светились насмешкой, они стали жесткими и холодными, как лезвие клинка.
Герцог, все еще закутанный в накидку, все еще с шелковым дамским плащом, переброшенным через руку, молча прошел мимо Йеппеса. Быстрыми шагами он поднялся по лестнице. Он снял этот дом, даже не взглянув на него предварительно, и жил уже в нем три месяца, не обращая ни малейшего внимания на все те вещи, что его окружали.
Не застав никого из слуг в своих апартаментах, герцог облегченно вздохнул. Закрыв дверь на задвижку, он бережно повесил женский плащ на кресло. Потом подошел к узкому окну, раздвинул занавеси и открыл его. Когда он переехал в Каса Тресторес, перед домом росли деревья, однако он велел срубить их, чтобы они не загораживали вид на море.
Море. Отсюда, с высоты холма, его было хорошо видно. В эту ночь оно, как послушное зеркало, отражало темное небо. Огни кораблей, бросивших якорь в открытом море, сверкали ярче, чем звезды. Через час туман развеется и над портом. Уже сейчас его белые клубы уменьшались, становились прозрачными. Как фантастическая, натянутая между невидимыми столбами рыбачья сеть, висела туманная дымка над морем, слегка колыхаясь от ветра.
Господи, чего он ждет каждый вечер, отправляясь в порт? На что надеется, получая сообщения о результатах поисков от Лупина? Разве не уверен он абсолютно, что Каролина жива? Разве эта твердая вера не дает ему силы пережить время бесконечного ожидания? И кроме того, у него есть верный знак...
Герцог отошел от окна и взял со стола лампу. Он открыл обитую гобеленом дверь, за которой была винтовая лестница. Его тень металась в неверном свете лампы, неестественно изгибаясь на выступах каменных стен. Герцог остановился перед дверью, ведущей в башенную келью.
Помещение, в которое он вошел, было заставлено судовыми сундуками, ларями из кедра, кожаными чемоданами всех размеров. Здесь пахло сухими розовыми лепестками и еще чем-то, безраздельно принадлежащим женщине и впитавшим в себя ее аромат.
Герцог поставил лампу на один из сундуков. Теперь в его движениях не было ничего осмысленного, казалось, он совершал все чисто механически. Осторожно открыл он один из кожаных кофров, снял белое муаровое покрывало, скрывавшее содержимое. Потом вынул оттуда шкатулку с драгоценностями и снова потянулся к лампе. Его пальцы неуверенно ощупывали крышку, словно он не находил в себе сил, чтобы открыть ее. Или это было нетерпение, которое он пытался сдержать? А может, страх?
Наконец решившись, он приподнял крышку. На пурпурном бархате лежал бриллиант величиной с голубиное яйцо. В его блеске был золотой жар африканского солнца – и еще некое неуловимое сияние, обладающее таинственной магической силой. Герцог стоял потерянный, ослепленный сиянием камня, подаренного ему Каролиной. Он снова слышал ее голос, ее слова, с которыми она в день их свадьбы передала ему свой подарок, этот камень:
– Посмотри, ведь он живой. И он будет жить до той поры, пока живу я.
Тогда герцог заключил ее в свои объятия, но постиг ли он истинный смысл ее слов? По-настоящему он понял их только тогда, вечером в Лагосе, когда вернулся без нее в дом с красными ставнями, когда лежал без сна в постели, еще сохранявшей ее запах. На полу стояли комнатные туфельки с загнутыми носами, на спинке стула лежала небрежно брошенная шелковая сорочка. В вазе еще благоухал срезанный ею вчера букет сирени, пышной персидской сирени, чьи фиолетовые ветви издавали пряный запах ванили. Но все эти знаки ее недавнего присутствия ничем не могли помочь ему. Напротив – они лишь непрерывно повторяли, что случилась беда, они напоминали вновь и вновь: ее нет.
Ее похитили. Она далеко и находится в опасности. Ты знаешь, кто твои противники. Ты знаешь, что Санти будут защищать свою работорговую империю всеми способами. А она – она была наилучшим средством, чтобы связать тебе руки. Трагедия разыгралась на твоих глазах, ты видел все, будучи не в силах ничего предотвратить.
Теперь герцог не мог бы сказать, было это наяву или во сне. Внезапно он вдруг увидел перед собой этот камень. Словно чья-то невидимая рука потянула его к шкатулке с драгоценностями, это была странная, неведомо откуда исходившая сила. И уже потом, стоя над раскрытой шкатулкой, он внезапно осознал, что этот бриллиант – единственная связующая нить между ним и Каролиной. Драгоценный камень подскажет ему ее судьбу – в тот миг, когда не станет Каролины, он рассыплется в прах...
Бриллиант, загадочно мерцая, лежал перед ним. Герцог нежно прикасался к камню, гладил, ощупывал его. Неужели то, что сейчас его наполняет, – всего лишь сумасшедшая надежда?
Море и камень. Это были два полюса, между которыми он жил. Море, которое он ежедневно молил о какой-либо весточке – весточке от нее. Море, которое так же ежедневно заставляло его снова терять ее, – и камень, который вечером возвращал ему Каролину живой.
Герцог снова положил бриллиант на бархатную подушечку, закрыл шкатулку и поставил ее обратно в кофр. Потом взял лампу и покинул комнату в башне.
Его шаги были беззвучными. Высокий мужчина, казалось, стал невесомым, превратился в собственную тень.


2

Лучи восходящего солнца пронзали блеклую предутреннюю дымку, в которой пустыня и небо сливались в какую-то потустороннюю бесконечность. Почти горизонтально стлался яркий свет над равниной. Даже малейшие возвышения и холмы резко выступали из тьмы, отбрасывая длинные фиолетовые тени. Через пару минут караванный путь, прорезающий пески и указывающий на северо-восток, стал виден совершенно отчетливо.
Разим, караванщик, ведущий по пескам свой маленький отряд, издал какой-то хриплый, только животным понятный звук, заставивший верблюдов остановиться. Он свистнул своему верблюду, тот опустился на колени, и Разим дождался, пока два других всадника достигнут гребня холма. Вытянутой рукой он указывал куда-то в глубь пустыни. На его резко очерченном лице с выступающими скулами появилось счастливое выражение. Он любил пустыню с искренней нежностью бедуина. Любил ее безграничность, ее молчание и невозмутимость, ставшую вечным вызовом для людей, дерзнувших преодолеть ее.
– Завтра к вечеру мы будем в Тимбукту, – сказал он.
Очарованный прелестью этого утра, увенчанного голубой лазурью небес, как в первый день творения, Разим, казалось, совсем забыл, что этот отрезок пути между Абомеей, столицей Дагомеи, и Тимбукту будет для них самым опасным.
Между тем все предыдущее длинное путешествие складывалось для них удачно. Они преодолели степи, саванны и девственный лес по течению Нигера, населенные шакалами, львами и змеями. Они не потеряли ни одного из своих животных; не попали в непогоду; не подхватили лихорадку. Хотя Разим ожидал плохого с той самой минуты, когда обнаружил, что один из всадников – женщина. Белая, христианка! Разим был человеком без веры и семьи, кому домом долгими годами служила лишь пустыня, в которой он разбойничал. Однако и для него путешествие с христианкой было необычайным приключением, подобного которому он еще никогда не переживал. Всю дорогу он тщательно выбирал окольные пути, предпочитая опасности дикой природы слепой ненависти соплеменников к христианам. Он избегал встреч с людьми, чтобы оградить от беды эту белую женщину. Поначалу подобная ответственность виделась ему тяжкой, почти непосильной ношей, но по мере продвижения вперед эта тяжесть перерастала в страстную, честолюбивую гордость, в горячее стремление провести ее живой и невредимой через этот ад.
Оба черных погонщика уже расстелили свои молельные коврики и опустились на колени, обратив склоненные лица к востоку. Всадники не спешились. Они все еще были закутаны в шерстяные покрывала, защищавшие их от ночной прохлады. Один из них нетерпеливым, порывистым движением сбросил с головы прикрывавшую лицо и шею накидку. Под ней показалось женское лицо. Иссиня-черные волнистые волосы спадали на спину. Каролина внимательно огляделась вокруг.
Солнечный диск рос с каждой минутой. Тени становились все короче. У дальних холмов они еще задержались на какое-то время, превратившись в бледные, дрожащие блики, чтобы окончательно исчезнуть уже через мгновение. Наступил день с его резким, пронзительным, безжалостным светом, который продлится теперь двенадцать часов. Каролина вгляделась вдаль, туда, где на востоке уже сегодня к вечеру должны были возникнуть мечети Тимбукту. Ах, эти часы, множество часов, когда пустыня действовала на Каролину, как опиум, как напиток забвения, к которому она жадно припадала! Но в это утро она ощущала лишь нетерпение. Ее взгляд не мог оторваться от широкого караванного пути, бегущего сквозь пески, желтые, безбрежные.
Караван. Многие, многие недели преследовали они золотой караван из Абомеи, следующий в Тимбукту. Они находили его по кострищам, объедкам и верблюжьим лепешкам. По этим следам, как по книге, читали они, сколько дневных переходов разделяет их. Слишком медленно – для того лихорадочного состояния, в котором находилась Каролина, – слишком медленно сокращалось расстояние, разделяющее их. Однако вчера вечером Разим наконец гордо сообщил, указывая на объеденный куст чертополоха, что караван обогнал их всего на двенадцать часов пути. Еще один дневной переход, и они догонят их, а Каролина сможет обнять своего ребенка. В случае же, если им все-таки не удастся присоединиться к каравану в дороге, Зинаида с ребенком должны были ожидать их прибытия в Тимбукту.
Жилиана, ее дочка. При мыслях о ней сердце Каролины забилось быстрее. Нет, она не может ждать до Тимбукту! Они должны догнать караван раньше. Ее беспокойство передалось лошади. Она нервно пританцовывала, поводила головой взад-вперед. Почему караванщик не дает приказ отправляться?
Черные погонщики завершили свою молитву, свернули молельные коврики и привязали их к седлам. Стало быть, причина задержки была в Разиме. Он поднялся на гребень песчаного холма и внимательно осматривал окрестности. Каролина направила лошадь к нему, и он молча указал ей куда-то вниз. В углублении под холмом, полузасыпанный песком, лежал труп верблюда. Обрезанные подпруги, которыми наверняка крепились мешки с товаром, свисали с крупа. Каролина отвела взгляд. Никогда она еще не видела на невозмутимом лице Разима выражение такого ужаса, как сейчас. Он подал знак одному из погонщиков. Тот поспешно спустился по склону, нагнулся к мертвому животному, внимательно его разглядывая. Вернувшись, он принялся объяснять что-то Разиму на непонятном Каролине диалекте.
– В чем дело? – недовольно спросила Каролина. – Разве не остаются трупы животных по пути следования каждого каравана? Почему мы не едем дальше?
И опять Разим ответил не сразу. Сузившимися глазами он высматривал что-то в дали пустыни, словно надеясь там найти ответ на ее вопрос. Да и что бы он мог возразить? Она совершенно права. По всему караванному пути лежат засыпанные песком останки людей и животных. Но этот верблюд умер не от болезни или истощения. Он был убит пулей – а ведь никаких причин для этого не было, разве только...
Он поднял голову:
– Это верблюд золотого каравана. Он был силен и здоров, когда его застрелили.
– Означает ли это, что на золотой караван кто-то напал? – этот вопрос задал Рамон.
– Это как раз то, что меня беспокоит, – нерешительно заговорил Разим. – У подобных караванов очень сильная охрана. Никто бы не осмелился нападать на них.
«Только один человек, – думал Разим, – только один всегда нападает подобным образом – Калаф».
Но его губы не произнесли этого имени. Даже только назвав его вслух, он может навлечь на себя несчастье.
Было еще прохладно. Час или два животные еще смогут идти очень быстро.
«Может быть, самым лучшим решением было бы присоединиться к большому каравану», – подумал Разим.
Обычно золотые караваны, шедшие из Дагомеи, вооружались так, словно собирались на войну. А он, Разим, мог бы рассказать им, как лучше защититься от нападения Калафа, недаром он сам в течение трех лет промышлял с его бандой. Приняв такое решение, он стал подгонять своего верблюда.
Небо затянулось белой пеленой. Подул сильный ветер, не приносящий прохлады. Ни звука не тревожило вечное молчание пустыни – лишь мягкие шаги животных да шуршание и шепот потревоженного ветром песка. Разим все торопил верблюдов. На высоких гребнях песчаных холмов на западе сгрудились плотные облака голубовато-желтого тумана. Проводник знал, что это может означать. Он уже давно наблюдал за этими признаками надвигающейся песчаной бури. Снова и снова вглядывался он в горизонт, надеясь увидеть очертания финиковых пальм, указывающих на близость источника. Караван тоже должен был остановиться там. Не мог он далеко уйти. Каждую минуту белый шлейф на горизонте может развеяться, и станет виден оазис. Разим ободряюще потрепал за шею своего верблюда, а когда поднял голову, увидел, как громадная тень затягивает небо. Плотные облака оторвались от дальних холмов и огромным темным покрывалом наползали на них. Когда облака придвинулись ближе, впереди стали явственно заметны два мощных пылевых смерча.
– Всем спешиться! Животных в круг!
Только крик Разима обратил внимание Каролины на надвигающуюся опасность. Конечно, она ощущала порывы ветра, осыпающего ее лицо острыми песчинками, однако ее мысли были далеко. Она спрыгнула с лошади. Черные погонщики пытались согнать в тесный круг упирающихся верблюдов. Солнце исчезло за тяжелыми, желто-серыми тучами. Странное, неземное сияние разлилось в воздухе, накрыло маленькую группу людей и животных. На секунду ветер затих. Чем ближе подходили облака, тем темнее становилось вокруг. Каролина почувствовала, как чьи-то руки обхватили ее и завязывают платком ее лицо. И тут же с неба обрушился на них поток песка и пыли. С яростной силой кружила буря вокруг горстки путников.
Низко сгибаясь под порывами ветра, Каролина пыталась, шатаясь и падая, продвигаться вперед. Казалось, с каждой секундой ветер менял свое направление. Он сорвал с нее плащ и растрепал платок, завязанный Рамоном Стерном. Глаза и рот забивал песок. Ослепшая, растрепанная, она инстинктивно тянулась вперед, вцепившись в руку Стерна. Откуда-то, как сквозь вату, доносилось до нее испуганное ржание лошадей, крики верблюдов и отчаянный голос Разима. Сквозь пелену песка Каролина увидела, как один из верблюдов вырвался от погонщика и исчез во мгле. Буря поглотила огромное животное. Каролина еще успела разглядеть тяжелые, полные водой бурдюки, колотившие по брюху несчастное животное, сорвавшееся в бешеный галоп. Потом передние ноги верблюда провалились в песчаный сугроб – а через секунду песок укрыл его с головой, и все было кончено.
Каролина рванулась в сторону от Рамона.
– Верблюд с водой! – закричала она. – Вода!
Однако Стерн притянул ее назад и прижал к себе. Они споткнулись о вырванные с корнем кусты. Клочья травы носились в воздухе. Песок проникал сквозь одежду Каролины. Он был везде: во рту, в глазах, на шее. Она едва дышала. Голоса Разима больше не было слышно. Заглохли даже испуганные крики животных. Осталось только завывание ветра и потоки раскаленного песка, низвергающегося на нее.
Каролина съежилась и крепко зажмурила глаза. Она не знала, сколько прошло времени – минуты или часы, – когда вдруг почувствовала, что стало тихо и светло. Так же неожиданно, как налетела, буря умчалась прочь. Растерянная, Каролина застыла на месте, нерешительно оглядываясь. Всего в паре метров от нее бушевал песчаный смерч. Теперь он снова сменил направление и двигался на юг. Она стянула с лица прозрачное покрывало. Нигде и никого не было видно. Ни звука, ни следа. Разим, черные погонщики, верблюды, лошади – все как сквозь землю провалилось.
Каролина вспомнила о засыпанном песком верблюде с запасами воды. При мысли о полных бурдюках она ощутила мучительную жажду. Язык буквально присох к нёбу. Рот был полон песка. Она попробовала выплюнуть его, но резкая боль сжала спазмом горло. Каролина огляделась. Она находилась в каком-то хаотичном переплетении высохших канав и ручьев, покрытых толстым слоем песка. Земля была усыпана красными камнями, местами нагроможденными в причудливые пирамиды. Эти сооружения, выстроенные бурей, грозили с минуты на минуту рухнуть. Песок невдалеке от Каролины зашевелился, и она с радостью увидела живого и невредимого Стерна, который, встав на ноги, пытался отряхнуться от песка. Его появление дало ей повод надеяться, что уцелел кто-то еще. Внезапно Каролина подняла голову и прислушалась. Невнятный человеческий голос, эхо чьего-то крика пронеслось по пустыне, разбившись о серо-зеленые утесы, которые, как остатки каменных стен, ограждали этот разрушенный песчаный город.
Стерн приложил руки ко рту и что-то крикнул в ответ. Они замерли в ожидании. Наконец откуда-то со стороны обломков скал послышался знакомый голос, а минутой позже среди утесов мелькнул голубой плащ Разима. Он был один и вел за собой за поводья двух лошадей. Лошади боязливо подрагивали. Казалось, Каролина только теперь осознала, что, собственно, произошло. Она опустила глаза и увидела толстый слой песка на своих сапогах, потом встряхнула плечами, и песок ручьем потек с ее одежды. Он был везде, она чувствовала, его на своем теле – миллионы острых иголочек, пронзавших ее зудящей болью.
Разим медленно подошел. Его лицо тоже было покрыто слоем песка, лишь приоткрытый, тяжело дышащий рот да глубоко посаженные глаза были свободны от него. Без единого слова он передал Стерну повод одной из лошадей и вытащил из складок одежды во много раз сложенную бумагу. Это была старая, захватанная, с истрепавшимися краями карта. Разим осторожно расправил ее и разложил на песке. Потом встал на колени и склонился над ней.
– Где мы сейчас? – спросила Каролина. – Далеко отклонились от дороги?
Разим все еще стоял на коленях, зажав в одной руке компас. Время от времени он поднимал голову и внимательно разглядывал окрестности. Вдалеке стали видны крошечные фигурки погонщиков с верблюдами. Разим снова сложил карту и поднялся.
– Буря далеко отбросила нас от караванного пути, – он твердо смотрел на Каролину и Стерна. – И у нас нет больше ни капли воды.
– Значит, мы потеряли верблюда со всеми своими запасами? – спросила Каролина.
Разим кивнул:
– Его занесло песком.
Он повернулся, снова внимательно вглядываясь в окружающую местность.
Она явно не была ему чужой. Это было одно из тех укромных мест, которые Калаф использовал как убежище для своей банды. Отсюда, если верить карте, меньше часа пути до источника с хорошей водой. Это был один из тайных источников, о котором и понятия не имели караванщики. Источник принадлежал Калафу, и было чистейшим безумием отправляться туда, да еще с этими чужаками. Беспокойство снедало его. Сначала этот верблюд, убитый людьми Калафа. Потом песчаная буря. Потеря запасов воды. Неужели счастье отвернулось от них?
– Здесь есть вода, – сказал он, – всего в часе отсюда. Однако попытаться отыскать ее очень опасно.
– Опасней, чем умереть от жажды? Разим взглянул на Каролину.
Ее лицо было в тени белой накидки. В тонко очерченных темных бровях застряли песчинки, они сверкали там, крошечные осколки слюды. За все десять недель пути от Дагомеи эта женщина ни разу не проявила ни малейшего признака слабости. Даже теперь она не кажется измученной.
Разим согласно кивнул:
– Вы правы. Однако мы должны быть крайне осторожны. Владелец наверняка охраняет свой источник. Вооружайтесь! – Опять он не рискнул упомянуть имя Калафа.
Подошли погонщики с верблюдами. Грубая, свалявшаяся шерсть животных была забита песком. Разим отстегнул сумки с багажом, открыл их и достал патроны. Потом разделил их между двумя погонщиками, которые тут же засунули их в пояса. Из кожаного мешка вытащил четыре ружья, проверил их, два отдал погонщикам, а два оставил себе.
Каролина уже сидела в седле. Она почувствовала на себе взгляд Рамона Стерна. Его глаза всегда были рядом, их теплота поддерживала ее, доказывая, что она не одинока, что между ней и смертельной опасностью всегда кто-то стоит. Она проследила, как он тоже достал из седельной сумки пистолет и зарядил магазин. Гортанным криком Разим поднял верблюдов.
Вади Эльрек казался широкой, мирной дорогой между двумя отвесными откосами. Земля была покрыта тонкой коркой глины, принесенной сюда наводнением. Однако соль и грязь настолько разъели этот слой, что верблюды легко пробивали его и уходили в песок по колени. Через четыре мили Вади, усыпанный теперь острой галькой, превратился в истинную пытку для животных. Они вздрагивали и сжимались при каждом шаге. Погонщики вынуждены были надеть сандалии, чтобы не поранить ноги. Разим намеренно выбрал такую неудобную для верблюдов и погонщиков дорогу, потому что люди Калафа пользовались ею исключительно редко. Он сдержал ход своего верблюда, когда увидел за иссиня-черными валунами едва заметный котлован. Осторожно, напряженно вглядываясь, Разим прокладывал себе дорогу через низкий колючий кустарник. Он не заметил никаких следов, однако это еще ни о чем не говорило. Его взгляд пристально обыскивал поросшие тамариском склоны котлована, боясь обнаружить белые бурнусы людей Калафа, но девственное спокойствие кустарника, сливающегося со светлым песком, не было нигде и никем потревожено.
Разим остановил своего верблюда. Его зоркие глаза нашли в середине тесной расщелины тщательно замаскированный источник. Заставив верблюда опуститься на колени, он сошел на землю. Похолодевшими от волнения руками Разим стал разгребать слой песка, пока не увидел доски, прикрывавшие обложенный камнем колодец.
Каролина натянула поводья. Она смотрела, как Разим приподнял крышку и заглянул в колодец. Ей показалось, что воздух вдруг стал прохладней.
Стерн протянул кружку, наполненную водой из колодца, и она жадно припала к ней. Вода была холодной и чуть солоноватой. Еще пару минут назад она умирала от жажды. Теперь ей приходилось делать над собой усилие, чтобы пить дальше. У нее холодок пробежал по коже. Что случилось, почему она вдруг замерзла? Разве солнце перестало нещадно палить над пустыней? Она услышала нетерпеливый голос Разима. Он единственный не потратил даже минуты, чтобы напиться. Вместо этого он наполнил водой бурдюки и приторочил их к седлам. Он беспрерывно торопил погонщиков, будто до смерти боялся этого места.
Каролина почувствовала, как мелко задрожала под ней лошадь. Она ласково потрепала ее гриву, стараясь успокоить чуткое животное. Внезапно послышался какой-то шелест, шорох сыплющегося песка. Каролина повернулась в седле. Высокий склон расщелины уже начинал отбрасывать тень. Заходящее солнце заставило воздух заискриться миллионами золотых блесток. Всадник, которого вдруг заметила Каролина на краю расщелины, будто вынырнул из-за золотого занавеса. Он был весь в белом: тюрбан, бурнус, сапоги. Белый призрак на белом коне. В его руке что-то блеснуло. Выстрел разорвал тишину. Песок под копытами ее лошади фонтанчиком взметнулся вверх. Каролина едва удержала взвившуюся на дыбы кобылу. Наконец она крепко натянула поводья и развернулась – чтобы увидеть за своей спиной двух других всадников. Они спустились абсолютно беззвучно – тоже все в белом и на белых конях. В руках они держали ружья. И их дула были направлены на нее.


3

Каролина судорожно натянула повод, привстала на стременах. Как ни была она захвачена врасплох внезапным нападением, ни испуга, ни растерянности не было в ее глазах, смотревших на приближающихся всадников. Больше она не позволит взять себя в плен. Не спуская глаз с мужчин в белом, она потянулась за оружием. Ее пальцы уже нащупывали курок, как вдруг чья-то рука легла на них. Это был Стерн, подъехавший к ней вплотную.
– Спрячьте оружие, – прошептал он. – В открытом бою нам не выстоять. Я попробую поговорить с ними.
Стерн поскакал навстречу бедуинам, приподняв руки, чтобы показать, что он безоружен. Она услышала, как он приветствует их словами, которые произносят при встрече свободные бедуины пустыни. Потом Стерн не спеша достал что-то из-за пояса. Это был прямоугольный кусок зеленого шелка, на котором золотой нитью были вышиты арабские письмена. Он почтительно протянул его всадникам.
Каролина наблюдала за тем, какое изумление появилось на обычно непроницаемых лицах бедуинов при виде этого куска материи. Они опустили оружие. Их лица, секунду назад еще горевшие воинственностью в ожидании схватки, понемногу светлели и оттаивали, не потеряв, впрочем, недоверчивого выражения. Казалось, они охотнее встретились бы здесь с откровенными врагами, чем с этим чужаком, представившимся им другом.
– Куда вы направляетесь? – спросил наконец старший, желтокожий мужчина с черной бородой.
– В Тимбукту, – ответил Стерн. – Мы попали в песчаную бурю и сбились с пути. И к тому же потеряли верблюда со всеми запасами воды.
– И совершенно случайно наткнулись на этот источник! – Бедуин окинул недоверчивым взглядом группку людей.
Его глаза хищно сузились, когда он увидел Разима. Казалось, он потерял контроль над собой, потому что схватился за ружье и направил его на их проводника. Но потом одумался и скомандовал что-то двум своим спутникам. Разим словно окаменел. Он даже не пытался сопротивляться, когда бедуины окружили его, отобрали у него оружие, обыскали...
– Привяжите его к верблюду, – крикнул человек с бородой, – да как следует! Мы поскачем очень быстро – как бы нам не потерять тебя! Ты ведь горишь от нетерпения, желая встретиться с Калафом, правда?
Мстительная улыбка все еще играла на устах бедуина, когда он повернулся к Стерну.
– Хотя у вас с собой знак алжирского дея, – сказал он, – я должен попросить вас следовать за нами.
Каролина поняла лишь одно: они должны скакать с этими всадниками. Но почему? Кто дал им право распоряжаться? Кто они, эти люди, чье появление подавило в зародыше всякую попытку к сопротивлению? Со связанными за спиной руками сидел Разим на своем верблюде. Как могло случиться, что этот бесстрашный человек так покорно предается в руки судьбе, словно его парализовал один только вид этих бедуинов? Черные погонщики, все еще вооруженные, молча стояли рядом. Охотнее всего Каролина сейчас приказала бы им стрелять. В ней все клокотало. Это какое-то безумие, их ведь больше, а бедуинов всего трое! Почему они подчиняются их воле? Еще не поздно, они еще могут вырваться! Она взглянула на Стерна. Тот сидел в седле, опустив голову и поглаживая шею своего коня. Каролина не понимала его. Что это, дурная шутка?
По приказу старшего бедуина чернокожие погонщики сняли с себя оружие и взобрались вдвоем на одного верблюда. Бедуины сложили их ружья в кожаную сумку и приторочили ее к седлу коня. Каждый вел за собой одного верблюда. Веревки туго натянулись, когда бедуины пришпорили своих коней и с громкими криками стали подниматься по склону котлована. Каролина, все еще надеявшаяся на внезапную перемену событий, вдруг увидела перед собой бородатого бедуина. Он схватил за повод ее лошадь, и та подчинилась его воле. И как несколько часов назад песчаная буря, так и теперь властная человеческая рука увлекала ее за собой, помимо и вопреки ее желанию.
Они скакали по пустыне в облаке вздыбленного копытами их коней песка, окрашенного закатом в розовый цвет. Казалось, лошади едва касались земли. Топот копыт слился в какую-то мистическую мелодию, словно ритм подземного барабана подгонял их вперед – все быстрее, быстрее...
Кони шли в пене, их шкуры лоснились от пота. Бедуин, скакавший между Каролиной и Стерном, не оставлял их ни на миг. Как мужчина, оценивающий людей по их умению держаться в седле, он вынужден был признаться себе, что за время бешеной скачки его недоверие к чужакам переросло в симпатию. Кем бы они ни были, наездниками они были отменными; по праву владели они отличительным знаком Дикого Омара, дея Алжира.
Солнце зашло. Спустился вечер, окрасив все в красные тона: развевающиеся белые плащи бедуинов, блестящую шерсть их белых скакунов и даже белые шатры, внезапно возникшие в тени небольшой пальмовой рощи. Все тем же бешеным галопом устремились туда бедуины. Мужчины осадили коней на свободной площадке перед шатрами. На секунду все пропало в облаке пыли, были слышны лишь возбужденные гортанные голоса. Как только пыль осела, Каролина увидела толпу мужчин, окруживших Разима.
Бедуины сняли его с верблюда и потащили по земле за веревку, которой он был обвязан. Он сумел подняться на ноги, однако вел себя все так же отрешенно, словно в полусне. Толкая его перед собой, бедуины повели Разима к самому большому шатру.
– Чем провинился Разим? – спросила Каролина.
– Он воспользовался колодцем, принадлежащим Калафу.
Каролина непонимающе уставилась на Стерна:
– Источники в пустыне принадлежат всем.
– Но пустыня принадлежит Калафу.
– Он шейх?
– Нет – разбойник. Разбойник, основавший собственное королевство, когда увидел, что все другие владения уже захвачены и распределены. Они величают его владыкой пустыни.
– Это был знак Калафа – то, что вы показали бедуинам? – спросила она. – Откуда это у вас?
– Это знак дея Алжира, которого они называют Диким Омаром – повелителем моря. Калаф – его сын.
Но Каролина уже не слышала его. Что будет с ними дальше? Как долго эта метка сможет защищать их? Чего они ждут? Почему не воспользуются подходящим случаем? Они ведь еще сидят в седлах, а их сопровождающие уже спешились. Никто не обращает на них внимания, никто и не заметит их бегства – по крайней мере, пока они не окажутся на расстоянии выстрела. Каролина напряглась, зорко оглядывая все вокруг.
Стерн без слов понял, что с ней происходит. Он и сам на протяжении всей скачки не думал ни о чем ином. Но именно сейчас это было бы безумием.
– Потерпите! Мы должны дождаться ночи, – прошептал он ей.
Каролина откинула голову, как всегда, когда ей не удавалось тотчас последовать своему желанию. Ждать – это было то, чего она никогда не умела и чему, видимо, уже никогда не научится. Она ощущала близость большого каравана. Она должна найти свою девочку.
– А как же караван? – спросила она.
– Люди Калафа укажут нам дорогу к нему.– Стерн не хотел продолжать, чтобы зря не волновать Каролину; однако по ее лицу он понял, что она догадывается, в чем дело.
Кроме того, она была женщиной, способной вынести любую правду.
– До сих пор это было всего лишь подозрение, – объяснил он, – но теперь я абсолютно уверен. Разим тоже догадывался. Калаф собирается напасть на золотой караван.
– Еще этой ночью?
– Это последняя ночь перед Тимбукту, поэтому она самая подходящая. Люди в караване считают себя уже в безопасности, и нападение будет для них полной неожиданностью. – Стерн осекся. Один из разбойников подскакал к ним и знаком приказал следовать за ним.
Разима нигде не было видно, верблюдов и чернокожих погонщиков куда-то увели. Каролина и Стерн скакали за бедуином мимо пустых шатров и погасших костров, к площадке, вытоптанной копытами лошадей. Там была группа всадников. Их лошади беспокойно пританцовывали, однако Каролина не сводила глаз с мужчины на белом жеребце в центре группы.
– Это он, Калаф, – прошептал Стерн.
Он мог бы этого и не говорить. Господин пустыни гордо восседал в седле. Его пурпурный бурнус спадал на спину белого коня. На поясе блестела украшенная рубинами рукоятка кинжала. Его лицо скрывалось в тени широкого тюрбана из пурпурного кашемира. Повелительным жестом он приказал Каролине и ее спутнику приблизиться.
Он долго молча разглядывал их. Потом негромко произнес:
– Мне сказали, что у вас есть знак моего отца. Покажите мне его!
Стерн достал из-за пояса кусок зеленого шелка. Он перегнулся через лошадиную гриву и протянул шелк Калафу. Калаф взял платок в руку, почтительно прижал его ко лбу, потом поднес к губам.
Одно мгновение Стерн раздумывал, не открыться ли ему. Но какой был бы в этом смысл, если он еще в течение ближайшего часа собирался нарушить право гостеприимства, которым одарил его Калаф, и предать его?
– Друзья моего отца – мои друзья, – сказал Калаф. – Добро пожаловать, – он указал на лагерь. – Я велю выделить шатер для вас. Отдохните. Через несколько часов я пошлю за вами. Надеюсь, вы окажете мне честь и разделите со мной трапезу, – он подал знак своим людям.
Потом, держа повод одной рукой, вновь встал во главе своего отряда. Они тронулись. Тьма мгновенно поглотила человека в пурпурном бурнусе. Только развевающиеся белые плащи его людей были видны еще несколько мгновений. Бесшумно, как будто копыта лошадей были обмотаны ватой, исчез отряд во мраке ночи.
Тьма опустилась над миром, черная, непроглядная, враждебная. Каролина и Стерн молча забрались в шатер, к которому их подвел провожатый, и присели на корточки. Они слышали, как он распряг их лошадей и бросил им сено. Потом дождались, пока его шаги затихли в отдалении.
Рамон Стерн поднялся.
– Я сейчас вернусь. Ждите, – проговорил он и вышел из шатра.
Прошло несколько томительных минут, показавшихся Каролине вечностью. Он вернулся, двигаясь так бесшумно, что она заметила его, только когда Стерн стоял уже рядом, держа в руках белые плащи. Один из бурнусов он набросил на плечи Каролине, другой накинул сам.
– Это защитит нас лучше темноты.
Он откинул полог шатра, и они вышли наружу. Огляделись, прислушались. Лагерь казался необитаемым. Все костры были потушены. Ни звука, ни огонька.
Они тихонько подошли к распряженным лошадям, привязанным за шатром. Стерн обыскал сумки, притороченные к седлам. Их оружие было на месте. Он протянул Каролине пистолет, сумку с патронами. Потом повернулся, собираясь уйти.
– А лошади? – спросила Каролина. Стерн покачал головой:
– Они слишком устали. Я знаю, где нам найти более быстрых скакунов.
Он торопливо пошел мимо пустых шатров к тому месту, где, огороженные частоколом, стояли лошади. Они жались к ограде, фыркали, задирали головы. На стойке висели седла и упряжь.
Стерн вывел из-за загородки двух коней и оседлал их – все это он проделал почти бесшумно. Потом он протянул Каролине повод, разорвал принесенную с собой мешковину, нагнулся и обернул ею копыта коней. Когда он выпрямился, глаза его блеснули.
Было слишком темно, чтобы разглядеть следы отряда Калафа, но лошади сами находили верное направление. Всего через четверть часа они начали различать впереди смутные силуэты всадников. Должно быть, почва, по которой они скакали, была твердой и каменистой, потому что топот копыт разносился далеко и отчетливо. Стерн свернул в сторону, и Каролина как тень последовала за ним. Совсем близко они обнаружили другую тропу, покрытую толстым слоем песка, на которой ход замотанных мешковиной лошадиных копыт был почти не слышен даже при быстрой скачке.
Вдалеке мелькнули огни. Всадники не могли понять, караван ли это или сигнал постовых Калафа. Чтобы сориентироваться, они остановились. Ночь была тиха, теперь ее не тревожил даже бег скакунов Калафа. Видимо, разбойники уже достигли того укрытия, откуда собирались нападать на караван. Теперь они, наверное, дожидались, когда к ним присоединятся остальные.
Каролина и Стерн, подстегивая своих коней, поскакали дальше. Тряпки давно сбились с лошадиных копыт, но сейчас уже было не до этого. Внезапно перед всадниками открылась широкая долина. Из едва различимого далека двигалась мерцающая огнями процессия. Караван! Приглушенное, но явно различимое монотонное «хо-хо-хо» погонщиков нарушило ночную тишину. Люди Калафа тоже, конечно, услышали эти звуки и, сидя в своих укрытиях, ждали только сигнала к нападению. Каролина и Рамон не могли уже думать об опасности быть обнаруженными ими. У них оставался последний шанс.
– Сейчас или никогда, – прошептал Стерн. – Скачите, не оглядываясь. Когда достигнем каравана – но запомните, только тогда, – мы разъедемся. Я поговорю с караванщиками, а вы попробуйте найти Зинаиду. Женщины и дети чаще всего находятся в центре каравана.
Каролина кивнула. В заунывных криках погонщиков было что-то будничное, успокаивающее. Ей казалось, она видит перед собой свое дитя, укутанное в теплые пеленки, спокойно спящее под мерный ход верблюда.
Глаза Стерна неотрывно следили за ее лицом. Что-то, что было сильнее его, толкнуло Рамона к ней. Одно короткое мгновение ему казалось, что женщина, чьего бурнуса нежно коснулась его рука, молча отвечает ему. Он уже хотел обхватить эту руку – слишком тонкую и нежную для того, чтобы править лошадью или держать оружие, – но тут увидел ее глаза. Они были направлены туда, в ночь, где долину прорезала казавшаяся бесконечной лента каравана.
Стерн пришпорил коня и галопом пустил его вниз в долину.
Серебром блестели в синей ночи пики вооруженного отряда, охранявшего караван. Каролина и Стерн при виде их сдержали коней. Рамон громко поприветствовал караванщиков. Через мгновение они уже были окружены всадниками. Каролина не настолько хорошо знала арабский, чтобы понять быструю речь караванщиков. Наконец Стерну удалось привлечь внимание их к своим словам:
– Остановите караван! Банда Калафа собирается там, на холмах. Они могут напасть в любой момент. Вооружайтесь все!
Известие о грозящей опасности мигом дошло до самого конца каравана. Словно порыв ветра поднял всех на ноги. Голоса стали громче, резко зазвучали приказы.
– Золото! – крикнул кто-то. – Золото!
Всадники галопом поскакали вперед, чтобы получить у охраны каравана оружие и патроны. Все остальные не ждали ничьих указаний, прекрасно зная, что должны делать при опасности. Они озлобленно гнали вперед своих животных, оттесняя в стороны чужих. Проклятия неслись отовсюду. Крепко сбитое, мощное, как у хищника, тело каравана казалось обезглавленным. Тени людей и животных хаотично метались по ночной долине.
Каролина тоже была захвачена этой испуганной круговертью. Вокруг нее мелькали чужие смуглые лица, с криком пробегали верблюды. Как она найдет своего ребенка в таком хаосе? Каролина с отчаянием подумала, что даже не знает кормилицу в лицо. Знает только ее имя – Зинаида. Рядом с ней опустился на колени один из верблюдов. Паланкин на его спине раскачивался из стороны в сторону. Чья-то рука откинула полог, и из-за него возникло лицо пожилой женщины.
– Я ищу Зинаиду, – крикнула ей Каролина. – Зинаиду, кормилицу! С ней новорожденный ребенок.
Старуха подняла голову и посмотрела на Каролину раскосыми, ничего не выражающими глазами. Ничего не ответив, она снова задернула полог паланкина.
– Я ищу Зинаиду, – громко обратилась Каролину к босому негру, который вел осла, почти не видного под грудой поклажи.
Тот указал куда-то назад, в глубину гудящего роем каравана.
Каролина с трудом пробиралась на лошади сквозь толпу людей и животных, охваченных паникой.
– Зинаида! – кричала она снова и снова, когда ее глаза различили во мраке ночи чье-то лицо.
Внезапно на ее крик остановился маленький лысый абиссинец.
– Вы ищете Зинаиду? – спросил он.
– Да, у нее новорожденная девочка.
– Пойдемте, – сказал он. – Я отведу вас к ней.
Но тут в начале каравана прозвучали первые выстрелы. Паника охватила людей, когда они увидели скачущих к каравану по склону холма разбойников Калафа в белоснежных бурнусах.
Каролина оглянулась в поисках абиссинца, который пообещал ей указать дорогу. Пронесшийся мимо всадник сбил его с ног. Вооруженные мужчины образовывали круг, оцепляя караван живым кольцом. Они выкрикивали приказания, пытаясь согнать в кучу людей и верблюдов. Абиссинец что-то еще крикнул Каролине, но его крик потонул в шуме стрельбы, раздававшейся теперь отовсюду. Каролина пришпорила лошадь. Перед ней, черный и невесомый, как тень, бежал абиссинец. Они пробились через обезумевшую толпу, достигнув хвоста каравана. Повсюду из темноты возникали и снова растворялись в ней белые бурнусы разбойников Калафа. Пули свистели, копья пролетали сквозь ночь и с жалобным скрипом врезались в песок.
Глядя прямо перед собой, Каролина не сразу заметила всадника, вынырнувшего откуда-то сбоку. Вдруг краешком глаза она увидела клинок, блеснувший в его руке, который со свистом разрубил воздух.
Белая кобыла под нею откинула голову назад, ее передние ноги подогнулись, и она рухнула на землю. Каролина больше не чувствовала под собой седла; ее ноги выскользнули из стремян, руки не смогли удержать повод. Она упала. Белый плащ, как парус, вздулся сзади и накрыл ее с головой...
Каролина лежала на земле, ее пальцы сжимали сыпучий песок, но ей все еще казалось, что она держит поводья. Вдруг она почувствовала что-то влажное на своих щеках, чье-то теплое дыхание согрело ее лицо. Она открыла глаза и увидела над собой морду своей лошади – узкую, светлую и большеглазую. Лошадь лежала на песке рядом с ней.
Каролина с трудом вытащила из песка руку, схватилась за светлую гриву и прижалась лицом к теплой шерсти животного. Картины, посетившие ее во время забытья, все еще казались ей реальней, чем то, что происходило вокруг. Ей не хотелось открывать глаза. Медленно, медленно сознание возвращалось к ней. Она вспомнила, как упала ее лошадь. Похоже, сама она не была ранена, только с лошадью что-то произошло при падении. Каролина села, проверила, слушаются ли ее руки, ноги. Огляделась вокруг. То, что она увидела, окончательно вернуло ее в реальный мир.
Караван, еще недавно наполнявший огромную долину жизнью, был развеян по песку: упавшие верблюды, которые не могли сами подняться, разбросанный скарб, разорванные мешки с фуражом, откуда клоками лезло сено, распоротые бурдюки с водой, разрубленные крепления шатров, опрокинутые паланкины... Зловещее оцепенение еще властвовало надо всем. Единственным признаком жизни были стоны раненых и крики животных.
Но не это теперь занимало ее. Где абиссинец? Как она найдет теперь Зинаиду и ребенка? Следы копыт подсказали Каролине место, где упала ее лошадь.
Она должна найти Стерна. Каролина внимательно посмотрела вокруг. Над гребнем холма сияла луна. Каролина с трудом взобралась на поднявшуюся на ноги лошадь. Перед ней каменные глыбы громоздились неким подобием архитектурного сооружения. Она направила туда свою лошадь, обогнув обломки скал и все больше углубляясь в этот странный ландшафт из слюдяного песка и красных, гладко отполированных кусков лавы. Кое-где эту скудную почву украшали чахлые пучки травы. Но постепенно растительность становилась гуще. Дорога уходила вверх. Лошадь, похоже, слушалась своего инстинкта, и Каролина предоставила ей свободу. Так она и ехала, доверясь лошадиному чутью, чувствуя себя уверенно верхом на умном животном. В ночном небе показались черные кроны пальм. Лошадь сама перешла на галоп. Из-за невысокого кустарника вдруг появилась голова газели. Секунду она оставалась неподвижной, лишь испуганно косила темными глазами. Потом мгновенно прыгнула в сторону и исчезла в темноте.
Бег лошади становился все быстрей и уверенней, хотя Каролина опустила поводья. Достигнув вершины холма, кобыла громко заржала и с новыми силами припустила вперед. Каролина ободряюще похлопала ее по шее. Странным образом уверенность животного передалась и ей. Но вдруг ее пронзила мысль, что кобыла просто возвращается к лагерю Калафа.
Каролина внимательно всмотрелась вперед. Но шатры с большого, окруженного пальмами высокого плато уже исчезли. И на земле не было никаких следов стоянки. Казалось, уже давно здесь хозяйничали только ветер и песок. Светлые гранитные плиты у источника блестели в лунном свете. Перед ней возникла изгородь лошадиного загона. Он тоже был пуст.
Лагерь был покинут, но ее не оставляло ощущение, что здесь кто-то есть. Какой-то еле слышный звук потревожил тишину. Она остановила лошадь. Каролина не была уверена, кто издавал эти звуки – животное или человек. Она напряженно вслушивалась. Вот он, снова. Слабый стон. Он исходил из кустов тамариска.
Полуприкрытый свисающими ветвями, под кустом лежал мужчина в голубом бурнусе. Как смертельно раненный зверь, он нашел себе укрытие и забился в него.
Каролина с жалостью узнала в человеке Разима. Его глаза были широко раскрыты и смотрели в темноту с выражением упрямой надменности.
Она не заметила, что песок под ним стал мокрым и темным от крови, что его бурнус весь пропитался ею. Она видела только его лицо, которое в бледном свете луны казалось маской, лишенной красок и жизненных соков.
Каролина молча склонилась над умирающим. Она не решалась окликнуть его. Подняв глаза, она увидела, что ее лошадь нашла кусочек земли, поросший травой. Внезапно кобыла настороженно подняла голову. В тот же момент Каролина тоже почувствовала легкую дрожь, пробежавшую по земле. Это были ритмичные удары, становившиеся все ближе, все отчетливее. Теперь Каролина слышала стук копыт. Не способная даже сдвинуться с места, она так и сидела, склонившись к Разиму. Тень всадника накрыла ее. Несколько секунд вглядывалась она в лицо подскакавшего человека, прежде чем осознала, что это Рамон Стерн.
Испытывая невероятное облегчение, она обвила его руками, прижалась к нему, не в силах вымолвить ни слова. Да и что сейчас значили слова? Она хотела только чувствовать на своей щеке прикосновение его бурнуса, вдыхать с закрытыми глазами этот терпкий запах, исходящий от мужского тела. Это длилось всего миг, не дольше вздоха, но он стоил больше, чем месяцы скитаний и преследований, лежащие за ее спиной. Снова открыв глаза, Каролина встретила его взгляд и испугалась. Такая в нем таилась невысказанная любовь, что она поспешила высвободиться из его рук. Но это было не испугом, а, скорее, жестом отчаяния. То, что она прочла в глазах Рамона, опечалило ее. Она не разделяла этой любви и не могла бы разделить ее – но в этот момент ей было необходимо, чтобы ее любили.
До сей поры Каролина воспринимала все, что делал для нее Стерн, как должное. Более того: она с некоторым пренебрежением смотрела на этого человека. Слишком напоминал он ей о прошлом, о том, что она никак не могла простить своему мужу, который не пришел ей на помощь сам, а прислал этого чужака.
– Я не хотел напугать вас, – сказал Стерн.– Я искал вас повсюду.
От куста тамариска снова донеслись тихие стоны.
– Это Разим, – сказала Каролина. – Я нашла его перед самым вашим приездом.
Стерн опустился на колени рядом с проводником. По телу умирающего, все еще глядящего угасающими глазами в небо, пробежала судорога. Его голова упала набок. Только руки, сложенные на груди, невидимые под длинными рукавами бурнуса, оставались неподвижными. Стерн поднял рукава вверх, чтобы попытаться нащупать пульс. Однако, приподняв один рукав, вдруг замер. У Разима больше не было рук. Под голубой шерстью бурнуса недвижно лежали окровавленные обрубки. Стерн поднял голову:
– Он успел вам что-нибудь сказать? Каролина отвела взгляд от ужасающего зрелища.
– Почему они убили его? Только потому, что он довел нас до источника?
Стерн кивнул. Он знал, каким страшным пыткам подвергает Калаф тех, кто нарушает его законы. По сравнению с этими мучениями смерть, которая постигла Разима, можно было считать милостью. Бедуин медленно истек кровью от полученных ран. Видимо, Калаф и его бандиты здорово спешили. Стерн закрыл мертвому глаза. Рубаха на груди Разима была распахнута. На его шее на шнурке висел мешочек из козлиной кожи. Стерн порвал шнурок и снял мешочек с шеи бедуина. Мешочек словно ничего не весил. Что там могло быть? Может, цитата из Корана? Многие бедуины носили их с собой вместо талисмана. Но у них не было времени, чтобы исследовать его содержимое. Люди Калафа вполне могли вернуться сюда. Стерн снял с себя бурнус, свернул его и стал заметать песок, уничтожая следы, которые могли бы их выдать. Шорох бурнуса и тихий шепот песка были единственными звуками, нарушающими ночную тишину.
Была ли это безмерная усталость после шестнадцати часов практически беспрерывной скачки – или сказывалось потрясение после всего происшедшего? Но Каролина испытывала ужас перед необходимостью снова взобраться в седло и скакать в непроглядную ночь. Зинаида, ее дочка – они ждут ее, рассчитывают на ее помощь. Она снова и снова повторяла себе это, но не испытывала в душе ничего, кроме холодного отчаяния и пустоты. Нет, эта миссия – превыше ее сил! Ее взгляд скользнул по плато. Колодец! Глоток воды! Возможно, это ей поможет. Каролина бросилась туда, на бегу закатывая рукава бурнуса.
Она по локоть погрузила руки в прозрачную, холодную влагу. Не в силах остановиться, она вновь и вновь зачерпывала горстями воду и жадно подносила ее ко рту. В последний раз она просто пропустила воду сквозь пальцы, уже не будучи в состоянии выпить ни капли. Перегнувшись через край колодца, она вгляделась в женское лицо, отражавшееся в спокойной воде. Потом убрала со лба капюшон накидки и посмотрела повнимательней. Неужели это она? Ее глаза? Ее рот? Это был не просто мимолетный взгляд, который бросает на себя женщина в зеркало. Это было возвращение к себе самой. Она – женщина. Она молода и хороша собой. Она любила раньше и была любимой. А теперь – теперь ее тоже любят. Рамон Стерн.
Любовь – помнила ли она еще, что это такое? То, что она подвергала себя опасностям, перед которыми отступали даже мужчины, – делала ли она это из любви? И насколько хватит у нее сил хранить эту любовь, которая потребовала от нее стольких жертв? Она чувствовала себя лунатиком, который внезапно пришел в себя. До сего момента она шла своим путем со слепой решимостью, без дрожи и сомнений. Она не ведала ни страха, ни колебаний, ни сожалений, ведомая компасом своей большой любви. А сейчас она вдруг испугалась: а если компас врет, а если его магнитная стрелка потеряла свою магическую силу...
Обернувшись, Каролина увидела подъезжающего Стерна, ведущего за уздцы ее лошадь.
– Я обыскал все вокруг, – сказал он. – Они уехали. Правда, с ними исчез и весь наш багаж. И все лошади, и верблюды – все. – Он бросил на землю полупустой мешок. – Это единственное, что они проглядели.
Он спешился, развязал мешок и исследовал его содержимое. Кожаный футляр с серебряными пистолетами; кусок флорентийской парчи – жалкие остатки даров, предназначавшихся для наместника Тимбукту. А вот и шкатулка из кедра. Стерн открыл ее и вздохнул с облегчением. Лекарства и противоядия, полный набор хирургических инструментов уцелели. Это были бесценные вещи, которые сейчас для них важнее всех сокровищ на свете. Наконец Рамон вынул из мешка два голубых плаща, а остальные вещи сложил на место. Потом завязал разорванные концы мешка и приторочил его к седлу своей лошади.
– Пойдемте, – сказал он Каролине. – Нам надо поторапливаться, мы и так задержались здесь.
Каролина не двинулась с места. Она вспомнила об ожерелье из раковин, которое всегда возила с собой в седле – как напоминание о том утре, когда ее дочь появилась на свет. Это было единственное украшение, остававшееся у нее. Она стояла понурившись, погрузившись в собственное уныние. Существует ли что-нибудь способное вернуть ее к жизни?
Она взялась за повод, поставила ногу в стремя.
– Куда мы поедем? – в вопросе прозвучала глубокая безнадежность.
– Обратно к каравану.
Каролина напряглась в седле:
– Что там произошло?
– Есть убитые и раненые, но разбойникам не удалось захватить то, ради чего они устроили нападение. А что у вас? Нашли вы кормилицу с ребенком?
Как, как ей преодолеть подступающий паралич воли? Где взять силы?
– Нет. Я приехала слишком поздно... – Казалось, она сама себе не может этого простить.
Стерн набросил на плечи голубой плащ, второй протянул Каролине:
– Закутайтесь!
Она украдкой взглянула на него. Неужели его тоже ждет печальная участь, как и всех других, кто осмелится встать между нею и ее судьбой? Ее сердце дрогнуло. Она завязала плащ и сжала коленями бока лошади.


4

Огни каравана освещали долину. Никто не обратил внимания на появление двух всадников. Охрана была занята тем, что забивала раненого верблюда. Обнаженные по пояс, с короткими ножами в руках, они потрошили животное.
Повсюду шло приготовление еды. Над кострами висели дымящиеся горшки, вертелись шампуры с нанизанными на них кусками мяса. Мужчины сидели перед шатрами и толкли кофе в ступках. Монотонное постукивание пестиков о ступки сливалось с шумом людских голосов, смехом, криками животных в необыкновенную, полную буйной силы мелодию.
В самом конце каравана, далекий от всей этой шумной возни, сидел на корточках худенький подросток. Погруженный в себя, прислонившись спиной к полуразобранному шатру, он бесцельно глядел в ночь. В ногах мальчика неподвижно лежал закутанный в плащ человек.
Странное чувство сопричастности, толкающее друг к другу людей с похожей судьбой, заставило Каролину и Рамона остановиться перед мальчиком.
– Твой господин болен? – спросил Стерн.
Юноша поднял голову. Он рассеянно посмотрел на всадника, словно не понимая смысла его слов. Потом с трудом выговорил:
– Мой господин мертв. – Он перевел взгляд на распростертое перед ним тело. – Он чувствовал приближение смерти. Поэтому и отправился в путь, чтобы умереть в Мекке. Это его четвертый хадж. Теперь не будет ему покоя.
Каролина и Рамон спешились. Стерн подошел к юноше и положил руку ему на плечо:
– Твой господин обретет высший покой.
Подросток вскочил:
– Вы знали Мохамеда бен Тумара? Он был добрым господином и очень ученым человеком. Он никогда не бил меня и обращался со мной как с сыном.
– Не хотел бы ты служить у нас? – спросила вдруг Каролина, поддавшись внезапному порыву.
С жалобным криком юноша бросился на землю рядом с мертвым телом. Минуту он лежал неподвижно. Когда же выпрямился, глаза его блестели как в лихорадке.
– Он позволил мне это. Аллах послал вас. Где ваша поклажа и ваши животные?
– У нас нет больше поклажи. Мы все потеряли. У нас нет даже денег, чтобы заплатить тебе за услуги. Мы сможем расплатиться с тобой только в Тимбукту.
Юноша поднял руки, давая знать, что все понял.
– Мой господин всегда делился со мной тем, что имел. Он не возражал бы, чтобы вы взяли его шатер, – он указал на выцветшую и латаную ткань, свернутую на земле.
– Как тебя зовут? – спросила Каролина.
Юноша выпрямился. У него были классические восточные черты лица; из-за длинных локонов, доходивших до плеч, и сбившейся набок фески с золотой бахромой он казался похожим на девушку.
– Я Алманзор, – с гордостью произнес он, – и буду служить вам так же честно, как служил своему хозяину.
С быстротой молнии Алманзор расставил шатер – такой маленький, что два человека едва умещались в нем. Он заботливо проверил, достаточно ли прочно укреплены штанги. Перед входом он разложил старый соломенный коврик. Минуту Алманзор раздумывал, стоит ли расстелить в палатке подстилку из меха козленка, на которой спал его хозяин. Но, взглянув украдкой на Каролину, зябко съежившуюся на полу, решил, что должен отдать ей подстилку.
Каролина отсутствующим взглядом смотрела, как Алманзор развел огонь и приготовил все для ужина. Он аккуратно подвесил над огнем котелок, где-то раздобыл седло и устроил из него некое подобие столика. Но мальчик все еще не казался довольным. Из поклажи своего господина он достал кусок войлока, встряхнул его и разложил на седле.
Сколько прошло времени? Несколько минут, полчаса? Каролина почувствовала, как беспокойство и отчаяние мало-помалу оставляют ее. Согретая теплым дыханием костра, она вдыхала ароматные запахи пищи, и, свернувшись калачиком на меховой подстилке, она была даже счастлива. Без мыслей, без думы о том, что принесет следующее мгновение, – она ощущала блаженство от одной только возможности спокойно сидеть у костра, не боясь, что кто-то прогонит ее отсюда.
Между шатрами появилась фигура Стерна, который уходил в лагерь разузнать что-нибудь о Зинаиде. Пока он приближался быстрыми шагами, Каролине вдруг пришло в голову, что он так естественно двигается в бурнусе, как будто вырос в нем. Две расы смешались в нем, два мира. Его движения были полны первобытной грации, как у хищной пантеры, – а от изысканных черт лица исходила духовная сила, как у паломников. Рамон устало опустился на землю рядом с Каролиной.
– Я говорил с начальником сторожевого отряда, – сказал он. – Похоже, их больше нет в караване. Здесь есть где-то поблизости подземные пещеры, наверное, она убежала с ребенком туда. Слуга Зинаиды родом из этих мест, он знает здесь каждый камень. Не волнуйтесь за них.
Каролина набрала полную горсть песка, потом разжала кулак, следя, как песчинки текут между пальцев. Ее спокойствие не было наигранным. И тем не менее взрыв гнева или испуга не заставил бы так сжаться его сердце, как это безнадежное молчание.
Она подняла глаза, когда перед ними внезапно возник Алманзор и взволнованно произнес:
– Господин! Там двое слуг от Измаила абу Семина. Они принесли дары!
Два богато разодетых прислужника уже вошли в освещенный костром круг. Один из них едва удерживал на вытянутых руках огромный поднос, заставленный яствами. Когда он поклонился, кисти зеленой чалмы упали ему на лоб и глаза.
– Измаил абу Семин шлет приветствие чужеземцам, которых послал Аллах, чтобы спасти караван. Добро пожаловать!
Алманзор принял поднос из рук слуги. Надувшись от гордости, он чопорно водрузил поднос на сооруженный им шаткий столик. Второй слуга выступил вперед, развернул ковер и передал его Алманзору. Тот теперь убедился окончательно, что двое чужаков, к которым он пошел в услужение, были людьми уважаемыми и высокородными.
– Кто он, этот Измаил абу Семин? – спросила Каролина.
Глаза Алманзора блеснули:
– Измаил абу Семин – самый богатый торговец бриллиантами в Тимбукту. Его богатство и власть неизмеримы. – Юноша окинул взглядом изысканные яства и бесценный ковер, и радость внезапно ушла из его глаз. – Господин! Вы ведь должны как-то ответить на дары Измаила. Иначе, о Аллах, он решит, что вы их не оценили и отнеслись к нему без должного уважения, – он беспомощно переводил взгляд с Каролины на Стерна. – У Измаила мягкое сердце, но, когда задета его честь, он становится беспощадным.
Рамон скрылся в палатке. Он вернулся оттуда с мешком, развязал его и вытряс содержимое на землю. Он поднял кожаный футляр с серебряными пистолетами, открыл его и вопросительно взглянул на Алманзора. Какое-то мгновение тот казался слишком обескураженным, чтобы как-то прореагировать, но тут же юноша захлопал в ладоши, как ребенок, выражая свой восторг:
– Ничего не могло бы быть лучше! После драгоценных камней больше всего на свете Измаил любит красивое оружие!
Каролина указала на отрез ткани. Алманзор нежно провел кончиками пальцев по бирюзовой, затканной золотой нитью парче.
– И вы сказали, что все потеряли! – Он положил дары перед собой.
Юноша уже видел себя спешащим по лагерю – себя, самого молодого и бедного из слуг, несущего Измаилу абу Семину бесценные подарки.
Кушанья, которые принесли слуги Измаила, были только что приготовлены. От них еще шел пар, и пахли они восхитительно.
Большой медный поднос был наполнен до краев. В середине – гора баранины, вокруг белоснежный рис. В маленьких медных мисочках лежали восточные сладости. Каролина только теперь поняла, как она голодна. Она закатала широкие рукава бурнуса и опустила пальцы в пиалу с водой, предусмотрительно поднесенную Алманзором. Потом стряхнула влагу с рук. Она действовала руками так, словно с детства не ела иначе. Не запачкав ладоней, она аккуратно скатывала пальцами маленькие шарики из мяса и риса и отправляла их в рот.
Стерн был занят совсем другим. Он развязал мешочек, который снял с груди мертвого Разима, и достал оттуда тонкий, много раз сложенный лист бумаги. Рамон развернул его, разгладил. Это была карта, покрытая черными, красными и зелеными значками. Как загипнотизированный смотрел он на свою находку, поворачивал ее так и сяк, изучал значки... В его голосе звучало нескрываемое волнение, когда он произнес:
– План всех колодцев!
Каролина ответила, не отрываясь от еды:
– Вы сказали это так, словно речь идет о золоте или несметных сокровищах.
Стерн смотрел прямо перед собой.
– В пустыне вода значит куда больше, чем золото. Вся власть Калафа зиждется на том, что он знает места расположения колодцев, известных только ему. Кто владеет этим планом, тот и есть властитель пустыни. – Он указал на зеленые значки. – Кружочки – это артезианские колодцы, крестики – источники, а точки – неизвестные ключи. Вот это, видите, – пути больших караванов. – Он провел пальцем по тонким красным линиям, тянущимся от Абомеи к Триполи и Алжиру и покрывающим карту сплошной сетью с трещинами на сгибах бумаги. – Кто владеет этим планом, тот не привязан к караванным путям. Для того мертвая пустыня полна живительной воды.
– Вы думаете, это карта всей пустыни, до самого Средиземного моря?
Стерн вдруг поспешно сложил и спрятал план обратно в мешочек. Тот, кто владеет этим сокровищем, жив, покуда никто об этом не знает. Каролина все еще видела перед собой множество значков, покрывающих тонкий лист бумаги. Медленно до нее доходил смысл слов Рамона. Пустыня внезапно потеряла свое грозное могущество. Вода – та самая вода, чья живительная влага могла утолить ее жажду, чье зеркало напоминало ей, что она женщина, что она молода, хороша собой и впереди у нее целая жизнь...
Каролина стояла перед палаткой и кормила уже взнузданных лошадей. Животные, похоже, чувствовали ее нетерпение. Колокольчики, которые Алманзор привязал к их уздечкам, беспокойно звенели. Слуга бесшумно сновал взад-вперед, упаковывая их немудреный скарб. Он провел ночь у тела своего господина, а когда зашла луна, похоронил его с помощью Стерна.
На горизонте возникла тонкая серая полоса. Подул ветер, неся перед собой маленькие песчаные вихри. Флажки на шатрах затрепетали. Где-то заржали, лошади. Голоса стали громче. Через час наступит день. Караван был готов к выступлению. Каролина не имела понятия, где так долго пропадает Рамон. Она накрыла лицо черным покрывалом, под которым чувствовала себя, как в темнице. Однако Стерн настоял на этом. Ни в коем случае окружающие не должны были заподозрить, что она христианка. Каролина издалека увидела его мощную фигуру, вскочила на свою лошадь и, ведя на поводу коня Стерна, поскакала ему навстречу.
От места, где располагались форпосты, донеслись до них взволнованные голоса. Лицо Стерна выражало беспокойство. Каролина проследила за его взглядом. На склоне холма, казавшегося синим на фоне серого неба, появились три всадника и галопом помчались к лагерю. На белых лошадях. Белые плащи развевались за их спинами.
Так вот что напугало охрану! Сжав в руках оружие, солдаты поджидали людей Калафа – естественно, это были посланцы властелина пустыни. Лагерь мгновенно наполнился шумом, испуганным говором. Мужчины выскакивали из шатров, обменивались короткими фразами. Некоторые снова возвращались назад, другие, посмелее или полюбопытнее, поспешили к голове каравана. Между тем трое всадников достигли лагеря. Каролина вопросительно взглянула на Стерна:
– Что все это значит?
– Боюсь, ничего хорошего, – ответил тот, нахмурившись. – Нужно держать ухо востро, а еще лучше – убраться поскорее отсюда.
Они уже собрались повернуть коней, но двое всадников из эскорта преградили им путь. Один из них поднял руку.
– Следуйте за нами! – сказал он. – Измаил абу Семин хочет говорить с вами.
Плотное кольцо мужчин окружило людей Калафа.
– На место! – закричал офицер эскорта.– Займите все свои места!
Круг разомкнулся. Мужчины, ворча, возвращались к своим коням.
Теперь Каролина была довольна тем, что воспользовалась советом Рамона и скрыла под покрывалом свое лицо, поскольку из-под него могла беспрепятственно разглядывать сопровождающих их всадников. И то, что она прочла на этих лицах, объяснило ей многое. В их глазах был слепой фанатизм. Когда же они поглядывали на нее, их руки непроизвольно сжимались в кулаки.
– Позвольте сказать Измаилу абу Семину, – сказал чей-то голос из толпы. – Он должен объяснить нам все.
Торговец бриллиантами подошел ближе. У него было правильное, немного женственное лицо. Круглое коричневое родимое пятно на переносице и смутная улыбка, блуждающая на его губах, делали его похожим на Будду. Он говорил, почти не повышая голоса:
– Вы видели всадников. Это посланцы Калафа. Они пришли из-за вас. От имени властелина пустыни они потребовали, чтобы мы вас выдали ему. Если мы этого не сделаем, последует новое нападение на караван. – Он сделал паузу. – Посланцы Калафа утверждают, что вы христиане.
Речь Измаила тонула в яростном вое толпы. При последних же словах мужчины сначала разом умолкли, но сразу же тишина сменилась криками, в которых явственно зазвучала угроза. Все одновременно что-то горячо говорили. Они не замолчали, даже когда хозяин каравана сказал:
– Дайте же им ответить!
Стерн тронул коня и заслонил собой Каролину. Он заговорил, и его голос звучал твердо:
– То, чего требует Калаф, – против законов гостеприимства. А это закон пустыни.
Измаил покачал головой. Его лицо не покидала все та же улыбка.
– Но есть и другой закон, – сказал он. – Это закон власти. Посмотрите туда, и вы поймете, о чем я говорю.
Как будто по приказу таинственной силы, все взгляды обратились к холмам на юго-востоке. Каролина тоже взглянула туда. Наверху, вытянувшись бесконечной нитью по гряде холмов, застыла цепь всадников. Армия Калафа. Белые лошади и, будто сросшиеся с ними, всадники в белых одеяниях, в центре которых выделялась фигура в пурпурном бурнусе. Только теперь до Каролины дошел смысл слов Измаила абу Семина. Бандиты Калафа, застывшие на холме, окруженные золотым сиянием восходящего солнца, казались сошедшими на землю призраками смерти. Они вселяли панический ужас в сердца окружавших ее людей.
Но даже страх перед Калафом был пустяком по сравнению с тем священным ужасом, что посетил их при сообщении, что между ними находятся христиане. Никто не вспомнил, что эти чужеземцы вчера предупредили караван о нападении Калафа и тем самым спасли их от неминуемой гибели. Зловещая тишина длилась всего несколько секунд, которые показались Каролине вечностью, и прервалась так неожиданно, что даже Измаил был ошеломлен. Мужчины, объединенные бешеной ненавистью к этим двум неверным, кинулись вперед с дикими криками. В их руках оказались камни, и вот один из них уже просвистел в воздухе рядом с головой Каролины. Люди тесным кольцом окружили Стерна и Каролину, сбросив их с коней.
– Остановитесь! – Голос Измаила с трудом перекрыл людской вой.
Мусульмане нехотя подчинились властному окрику.
– Одумайтесь! Кто вы? Мирные путешественники – или разбойники Калафа? Выслушайте их сначала!
– Выдай их! – ответил дружный хор голосов. – Выдай неверных!
Только посланцы Калафа спокойно сидели на своих белых лошадях. На их лицах застыло выражение жестокого злорадства.
– Подождите! – Это снова был Измаил абу Семин. – Если это ваша воля, то она свершится. Но свершиться она должна по законам каравана. Выскажите свой приговор, и если ни один голос не выступит в их защиту, то так тому и быть.
Рамон и Каролина стояли, привязанные друг к другу спинами. Каролина с трудом сохраняла равновесие, так сильно были затянуты веревки на их ногах. Ее одежда во многих местах была разорвана, и веревки впивались в тело, причиняя сильную боль. Когда началось голосование, она прикрыла глаза.
– Выдать!
– Выдать!
Одна за другой поднимались руки. Каждый выкрикивал свой приговор, и Измаил абу Семин торжественно объявлял имя говорящего и повторял его решение. Ни одного голоса не прозвучало в защиту христиан. Последней была очередь самого Измаила. Торговец выступил вперед. Теперь от его голоса зависело все, и ему едва удавалось скрывать, что он наслаждается этим ощущением. Измаил абу Семин славился своей мудростью и хладнокровием, никогда не позволял себе необдуманных поступков. Не в его обычаях было спешить с заключениями. Будучи торговцем драгоценностями, он знал, что нельзя дать себя ослепить внешнему блеску. Напротив – каждый камень, каждую жемчужину надо подвергать тщательному отбору. Столь же основательно продумывал он и каждое решение, касавшееся его жизни, – и тот приговор, который ему следовало произнести сейчас. Прежде чем отдать свой голос «за» или «против», он хотел больше узнать об этих христианах – а самое главное, проверить свое зародившееся еще вчера подозрение.
Без единого слова он подошел к Каролине, потому что именно она вызывала его особое любопытство. Его цепкий взгляд изучал ее лицо, на котором не было больше покрывала. Беспощадный свет утреннего солнца, который делал более заметным любой недостаток или изъян, освещал это удивительное лицо. Оно было настолько прекрасно, что, казалось, даже этому равнодушному солнцу не оставалось ничего иного, как лишь подчеркнуть его очарование. Женщина с сапфировыми глазами! Да, конечно, это она, та самая женщина, о которой говорила вся Абомея в те дни, когда золотой караван собирался в путь. Француженка, красавица, аристократка. Измаил абу Семин не мог оторвать взгляда от этого лица. Этой стройной фигуры. От этой кожи, нежной, матовой, как самый дорогой шелк. И от этих удивительных глаз. Ювелир разглядывал ее не как мужчина, а как торговец – так же, как он изучал свои драгоценные камни. Как и их, он мысленно оценивал ее, и в его голове рождалась смутная пока мысль, какие возможности могла бы дать ему эта женщина, если он будет достаточно умен, чтобы правильно действовать в создавшейся ситуации. Она была самым бесценным сокровищем из всех, что проходили когда-либо через его руки; он не должен позволить ей бесследно исчезнуть, он должен владеть ею...
Измаил чувствовал нетерпение окружавших его людей. Он смотрел на них, переводя взгляд с одного лица на другое. Осмелится ли он поднять свой голос против них? Не обрушится ли тогда их гнев прежде всего на него? Как ему быть?
Вдруг два выстрела разорвали напряженную тишину. Все испуганно обернулись. Всадники Калафа тоже повернули лошадей. Выстрелы донеслись с вершины холма. Над фалангой белых всадников, застывших на песчаной гряде, еще не развеялось два белых облачка. Видимо, это был сигнал, которого ожидали посланцы. Один из них поднял свою винтовку и дважды выстрелил в воздух. Потом закинул оружие за спину, пришпорил лошадь, и двое остальных тут же последовали его примеру. Бешеным галопом, поднимая тучу песка, поскакали они вверх по склону.
На лбу Измаила абу Семина выступили крупные капли пота. Он не был чересчур религиозен и не верил, что Аллах вмешивается в людские дела. И все же, видимо, сейчас он подал знак свыше, проявил свою волю. Эти двое христиан должны остаться в караване!
Все еще растерянный и смущенный, смотрел он на склон холма. Даже длинные тени троих всадников уже исчезли оттуда. Отряд Калафа словно испарился, растаял как мираж. Только туча пыли, еще не осевшая на горизонте, да отдельные выстрелы, доносившиеся с той стороны холма, доказывали, что все это им не привиделось.
Он вытер пот со лба. Теперь, когда Измаил взял себя в руки и мог рассуждать спокойно, он осознал, что опасность еще существует, она не развеяна окончательно. Люди из каравана, ошарашенные внезапной переменой, сейчас придут в себя и вспомнят об этих двух христианах. Сейчас Измаил видел лишь растерянность на их лицах, но разве они не проголосовали за изгнание христиан из каравана? Разве не был произнесен их приговор?
Лучше всего, если он не даст им окончательно прийти в себя. Словно поддавшись внезапному порыву, Измаил подошел к связанным пленникам.
– Вы ждете, чтобы я высказал свое решение. – Он развел руки и поднял глаза к небу. – Но что мой голос в сравнении с тем, кто уже произнес его до меня. Это Аллах говорил с нами. Второй раз отводит он от нас беду. Восхвалим его мудрость и бесконечную милость!
Измаил вытащил свой кинжал из ножен:
– Воля Аллаха в том, чтобы были разорваны эти путы.
Караванщики уставились на оружие в его руке. Все растерянно молчали. Неспособные еще ясно мыслить, они все же мучились подозрением, что их пытаются обмануть.
Измаил почувствовал это молчаливое неодобрение. У него всегда был нюх на грозящую опасность. Если он покажет свою неуверенность, отступит хоть на шаг, все будет потеряно. Он заговорил. Его голос звучал не громче, чем раньше, но была в нем сила, способная сломить любое сопротивление:
– Чего вы ждете? Разве вы не видите, что солнце уже высоко? Наступил день, которого мы так долго ждали. Вставайте, вы, мужчины! Город ждет вас, город всех городов – Тимбукту!
Тимбукту! Измаил произнес магическое слово. Месяцами долгого пути мечтали они об этом городе. Цель их путешествия, предел всех их мечтаний: журчащие источники, мягкие постели, закусочные, бани, покой мечетей, крики муэдзинов, тамбурины танцовщиц – они ждут их, благоухающие, накрашенные, покорные, страстные служительницы ночи. И превыше всего – пьянящий аромат больших денег.
Теперь Измаил был уверен, что добился своего.
– Поспешите же! Мы и так потеряли достаточно времени. Поднимайте головного верблюда, за ним пускайте остальных животных! Делайте, что я говорю, если вы хотите достигнуть Тимбукту еще до сегодняшнего вечера.
– Головной верблюд убит! – крикнул один из погонщиков.
– Тогда возьмите Редшах! – распорядился Измаил.
Вздох удивления прокатился среди собравшихся. Сначала на лицах десятков людей отразилось недоумение, потом огромная радость. Уважение к Измаилу покоилось не только на его драгоценностях. Его верблюдица Редшах была легендой. Не только потому, что была быстрее и выносливее всех; караваны, которые она водила, всегда беспрепятственно добирались до цели своего путешествия. Мужчины разразились восторженными криками, а потом спешно потянулись к своим шатрам. Стало слышно, как они торопят своих слуг, понукают животных.
Измаил абу Семин подождал, пока последние караванщики разойдутся. Не говоря ни слова, он подошел к Каролине и Стерну и стал разрезать веревки.
Рамон первым пришел в себя:
– Благодарю вас. Вы спасли нам жизнь.
Ювелир указал назад, на холмы:
– Благодарите не меня, а того – кто бы он ни был, – кто отвел отсюда банду Калафа.
Стерн рассмеялся:
– Я завидую вашему спокойствию, Измаил. Это была рискованная игра – и для вас тоже. Но мы все еще остаемся христианами – не важно, связаны мы или нет.
Его смех, его голос вернули Каролине самообладание.
– Хорошо, что вы не тешите себя пустыми надеждами, – ответил Измаил, помедлив.– Вы теперь в постоянной опасности, ведь все знают, кто вы такие.
– Мой отец мусульманин, – возразил Стерн. – Только мать – христианка.
Измаил пораженно взглянул на него:
– Почему вы не сказали этого?
– Потому что своими словами спас бы только себя.
Измаил спрятал кинжал в ножны. Он чувствовал все большее расположение к этим чужеземцам. Они бесстрашны, они горды – и это хорошо. Но их честность и прямолинейность вызывали у него иронию. Он указал на Каролину:
– Вам нужно было сказать, что она ваша рабыня. Арабы обязаны разделять религию своих хозяев. Но теперь уж вам никто не поверит. – Измаил был в приподнятом настроении. – Я предлагаю вам свою защиту. Оставайтесь до Тимбукту вблизи от меня. У меня достаточно вооруженной охраны. В моей группе найдется место для вас.
Он сделал паузу. Чуть было не заговорил о Зинаиде и ребенке – но овладел собой. Измаил знал, что француженка искала вчера в караване кормилицу с младенцем. Он догадался, что за этим скрывалось: новорожденная, которую так боязливо скрывала еврейская кормилица от посторонних глаз, была дочерью этой христианки. Зачем же разглашать свою осведомленность? В отличие от этих простодушных людей он был хитер и дальновиден. Тысяча вопросов сверлила мозг Измаила, однако он обуздал свое любопытство. То, что ему непременно надо будет узнать, он узнает и не задавая вопросов. Он поклонился недавним пленникам:
– Я пошлю за вашим слугой и поклажей. Вы знаете, где меня найти.
Глубокое темно-синее небо раскинулось над равниной. Местность, которую пересекал сейчас караван, была ровной, белой и бесчувственной, как лист бумаги.
Авангард в пылающих красных бурнусах; эскорт Измаила в ядовито-зеленых тюрбанах; барабанщики, чернокожие рабы в желтых балахонах. А за ними – бесконечная вереница верблюдов, лошадей и ослов – все это сливалось в кричащую мешанину красок и звуков.
Каролина скакала между Стерном и Измаилом абу Семином. Уже несколько часов они не разговаривали. Все ее тело ныло, она с трудом удерживала в руках поводья. Но эти боли были ничем по сравнению с теми муками, что рвали ее душу. Она все время думала о том, что из-за страха перед этой кучей фанатиков-мусульман ей пришлось отказаться от поисков своей дочери. Она понимала, что Измаил абу Семин прав. Здравый смысл подсказывал ей это. Но когда она думала о Зинаиде и девочке, то начинала презирать свой здравый смысл.
То и дело Каролина исподтишка посматривала на торговца. Она не забыла выражение этого лица в тот момент, когда она, связанная, стояла перед ним, а он пристально изучал ее. Конечно, этот человек спас им жизнь, а теперь и взял под свою защиту. Несмотря на это, она не испытывала к нему благодарности, а лишь глубокое недоверие. Ей было неприятно думать о том, что весь остаток дня она должна ехать рядом с ним.
Вскоре после обеда они, даже не спешившись, напоили животных в солоноватой луже. Потом без привала отправились дальше, страдая не столько от жары, сколько от беспощадного, слепящего солнечного света.
Прошло еще несколько часов. Снова и снова Измаил вглядывался в линию горизонта. И вдруг напрягся и прикрыл глаза от света рукой. Что это? Тонкая серая полоска между небом и землей потеряла свою геометрическую четкость. Постепенно начали вырисовываться острые контуры. Появились вершины сланцевых гор. Серых и голых, как купола мечетей, возникших рядом с ними на горизонте.
Тимбукту! Это слово вмиг облетело весь караван, от начала до конца. Восторженные крики сопровождались салютами выстрелов. Когда пороховой дым рассеялся, Каролина увидела вдали темные стены и башни города.
Площадь перед западными городскими воротами кишела людьми. В честь прибытия каравана в огромных глиняных плошках, стоящих по углам площади, зажгли смоляные факелы. Высоко вверх в темнеющее небо взлетело желто-красное пламя, придавая неспешному течению необходимых формальных процедур оттенок языческого праздника. После стольких месяцев все желали не спеша насладиться радостью достижения заветной цели. Кроме того, до захода солнца никто не смел переступить городскую черту.
Вокруг площади расставили шатры торговцы кофе и напитками. Балансируя с полными подносами, чудом удерживающимися на голове, в толпе сновали негритята, расхваливая пронзительными голосами свои товары. Откуда-то раздавалось дребезжание тамбуринов. Вдоль городских стен расположились сборщики налогов, с нетерпением ожидая начала работы, когда караванщики предъявят товары, облагаемые пошлиной. Были отдельные прилавки для соли, хлопка, риса, слоновой кости и золота. И люди, прибывшие с караваном, толпились возле них, стремясь поскорее расплатиться за свой товар и попасть в город.
Только один прилавок не осаждался ожидающими. Сборщик пошлины, щуплый мужчина с редкой бородкой, сидел на синей подушке перед столиком, а напротив, с кальяном во рту, расположился Измаил абу Семин. Крохотные весы перед ним вновь склонились под тяжестью бриллианта. Уже целый час, камень за камнем, выкладывал Измаил на весы заботливо разложенные по коробочкам и шкатулкам сокровища. С полуопущенными веками, то погружаясь в беспокойный сон, то бодрствуя, наблюдала Каролина эту немую сцену между торговцем и сборщиком налогов.
Она сидела в тени синего тента, заботливо натянутого слугой Измаила. Она наелась и выспалась. А теперь? Проснулась ли она окончательно? Ее голова склонилась на плечо Рамона. Голубая тень полога упала на ее лицо. Когда она так, как сейчас, прикрывала глаза, мир рисовался ей в голубых тонах. Все отходило, отодвигалось вдаль – суета и шум на площади, бесконечная величавая пустыня – даже предвкушение встречи с Тимбукту. Жизнь текла мощным потоком, увлекая ее, словно щепку на зыбких волнах. Ее нетерпение погасло. Когда Измаил закончит свои дела, когда вернется Алманзор, которого Стерн послал к наместнику Тимбукту с поручением и рекомендательным письмом, – ей было все равно. Не существовало больше ничего, что гнало, призывало ее вперед. На Каролину снизошел покой, и она не хотела даже шевелиться, найдя надежную опору на этом широком сильном плече. Она не спрашивала себя, что с ней происходит. Она не хотела этого знать. Она хотела лишь, чтобы так все и оставалось.
Снова Измаил положил драгоценный камень на чашечку весов. Чиновник что-то тихо забормотал, подсчитывая. Потом произнес:
– Двенадцать тысяч пиастров. – Он занес названную сумму в свою тетрадочку, где уже стояла длинная колонка цифр.
Измаил абу Семин снял камень с весов.
– Двенадцать тысяч? – Он протянул сборщику свою лупу. – Прошу тебя, Мохамед Раис, посмотри сам. Неужели теперь берется дань даже с пыли? – в его мелодичном голосе не было и тени насмешки.
Чиновник рассмотрел камень в лупу:
– Крошечное загрязнение. Оно ничего не меняет в стоимости камня, – проговорил он, сверкнув глазами. – Однако, если бы камень взвешивали на каких-нибудь других весах – не моих, – он мог бы получиться тяжелее. – Сборщик подати захлопнул тетрадь, сложил камни, которые Измаил отдал в качестве налога, в шкатулку и тщательно закрыл ее. – Я желаю вам здоровья и благополучия, Измаил абу Семин. – Мужчины поклонились друг другу.
Измаил хлопнул в ладоши, призывая своих слуг. Они поспешно собрали все мешочки с драгоценными камнями, положили их в ларец. Измаил собственноручно навесил на него замок. Еще один слуга принес ему чашку дымящегося кофе, однако Измаил жестом отказался от нее.
Он наклонился к Каролине и Стерну:
– Калаф – просто младенец по сравнению с этим кровопийцей. Собирать налоги – куда более прибыльное дело, чем грабить караваны. Никакого риска, а прибыль налицо. Каждую неделю – по два каравана. Три тысячи пятьсот мешков соли каждый месяц, пять тысяч верблюдов с золотом, шесть тысяч верблюдов со слоновой костью. Тот, кто владеет этим городом, обладает несметным богатством.
Он опустил кончики пальцев в чашку с водой и вытер их батистовым платком.
– Вы подумали над моим предложением? Я еще раз предлагаю вам свое гостеприимство. Очень надеюсь, что оно не разочарует вас.
– Наш слуга должен возвратиться с минуты на минуту, – ответил Стерн. – Шейх Томан ибн Моханна извещен о нашем прибытии.
Измаил вежливо склонил голову, с большим трудом скрывая разочарование. Но не мог же он насильно заставить чужеземцев воспользоваться его гостеприимством. Ничего, время у него есть, а терпения еще больше. Он был уверен, что их дороги обязательно пересекутся.
– Мой дом всегда открыт для вас, – произнес он невозмутимо. Спокойствия ему было не занимать. – На всякий случай – для вашей безопасности – я оставлю с вами одного вооруженного слугу.
Измаил поднялся и поклонился на восточный манер, со скрещенными на груди руками. Снова на его лице играла эта смутная улыбка, что-то среднее между одухотворенностью и греховностью.
Солнце зашло, однако жара не спадала. На северо-востоке начали собираться тучи. Площадь перед городскими воротами постепенно пустела. Одна за другой группы людей исчезали за их массивными створками. Алманзор все еще не вернулся. Он отсутствовал уже больше трех часов.
Каролина поджала под себя затекшие от долгого сидения ноги. Она уже начала задаваться вопросом, разумно ли было отказываться от приглашения Измаила. Во время долгого путешествия в песках она так мечтала о горячей воде, мыле и свежем белье. Вновь стать прекрасной, благоухающей, привлекательной для мужчины!
Неужели она – та самая женщина, которая много месяцев назад отправилась из Абомеи в Тимбукту, даже не задумываясь о том, сколько тысяч километров пустыни лежит перед ней, сколько опасностей ожидает ее в пути. Одна мысль поддерживала ее и вела вперед: надежда на встречу с мужчиной, который любит ее, ждет возвращения ее. Ее муж – Жиль, герцог де Беломер.
Она попробовала представить себе его лицо, глаза, губы, голос и испугалась: в памяти всплывал лишь неясный облик, смутный, расплывчатый. Но еще больше испугало ее то чувство горечи и обиды, которое пробудило в ней это воспоминание. С того момента у ворот Абомеи, когда она, исполненная надежды и предвкушения скорой встречи с любимым, ожидала, что сейчас появится он, долгожданный спаситель, а вместо этого перед ней возник Стерн, посланный ее супругом, у ее любви было два лица. Рассудок убеждал ее, что он не мог поступить иначе: если он хотел спасти ее, то должен был послать человека, которого Санти не знал. Но ее сердце не подчинялось голосу рассудка. Для ее сердца было важно лишь одно: он не поспешил ей на выручку! Он был так далеко!
Ах, что такое опаленная солнцем пустыня по сравнению с той, в которую превратилось ее сердце! Она пережила многое, но с тех пор не была уже прежней Каролиной. Она стала другой женщиной, этакой кочевницей, которая была счастлива там, где находила плечо, на которое можно опереться...
В толпе мелькнула красная феска. Громко ругаясь, Алманзор пробивал дорогу себе и своему коню. Он едва дышал, но это была не единственная причина его промедления. Юноша опустил голову, словно недобрая весть, которую он принес, была его личной виной.
– Шейха нет в городе. Его двор словно вымер.
– Нет в городе! – в один голос воскликнули Каролина и Рамон.
– Он сегодня покинул Тимбукту. Его слуги сказали, что сейчас шейх в военном лагере на юге, вместе со своими войсками. Тогда я поехал в лагерь, поэтому вам пришлось так долго меня ждать.
– А там ты встретил его?
Алманзор замотал головой, но теперь глаза его блестели.
– Шейх Томан со своими воинами отправился навстречу Калафу. Вы знаете, что Калаф уже несколько лет пытается завоевать Тимбукту. Пустыни ему уже недостаточно. Сегодня шейх Томан решил проучить его. В его резиденции мне сказали, что сегодня на рассвете между ними начался бой.
«Так вот что случилось сегодня утром, когда всадники Калафа исчезли в один миг, забыв о христианах», – подумала Каролина. Нападение шейха Томана, наверное, спасло им жизнь, но сейчас их положение было просто отчаянным. Вступить в город без позволения наместника Тимбукту было бы тягчайшим преступлением.
Стерн наклонился к Алманзору:
– Так кому же ты передал рекомендательное письмо?
Алманзор вынул конверт из складок бурнуса.
– Я передал бы его только самому шейху или его визирю. Никому другому я не доверяю. Там, в лагере, говорят, что шейх Томан обратил Калафа в бегство, а теперь преследует его.
Стерн забрал письмо обратно.
– Это значит, что шейх Томан еще долго не сможет вернуться в Тимбукту. Когда закрываются городские ворота?
– Через полчаса. Вы решили рискнуть?
Стерн взглянул на ворота, где еще толпились люди. Стражи в ярко-красных тюрбанах, опоясанные широкими поясами с серебряными патронами, стояли у ворот, внимательно рассматривая каждого входящего.
– Мы поедем в город, – сказал Рамон. – Может пройти несколько дней, пока шейх Томан вернется в Тимбукту. Не можем же мы оставаться здесь, под открытым небом. С нами слуга Измаила, может быть, это поможет нам пройти мимо стражи.
– Вы никого не знаете в городе, чьим гостеприимством можно было бы воспользоваться? – спросил Алманзор.
– Аба эль Маан обязательно примет нас, – ответил Стерн.
– Аба эль Маан! – Алманзор восхищенно вскинул руки. – Вы знаете Абу эль Маана, величайшего из всех толкователей Корана? О, если бы мой господин слышал это!
И снова Рамон знаком приказал ему замолчать:
– Приведи наших коней!
Каролина не сводила глаз с Рамона Стерна. Все происшедшее с момента возвращения Алманзора, его разговор со Стерном она поняла едва ли наполовину и восприняла как-то отстраненно. Тем реальней казался ей Рамон, его сильная фигура, мужественное лицо, спокойный голос, ощущение уверенности, которое исходило от него. Она все ждала, когда же он снова станет для нее чужим и далеким, каким был до сих пор. Когда он вновь обратится в молчаливую тень, сопровождающую ее в путешествии по пустыне – без лица, без имени, без пола. Просто посланец ее супруга...
Рамон в свою очередь внимательно взглянул на нее. Почему она так притихла? Или новость настолько испугала ее?
Внезапно он ощутил ее тонкую ладонь в своей руке.
– Мы поскачем в город. Мы сделаем то, что вы считаете правильным. – Нет, не в этих словах, а в звучании ее голоса было полное, абсолютное доверие, что невероятно тронуло его.
В это мгновение над крышами города раздались высокие, протяжные крики муэдзина. Люди расстелили на земле свои молельные коврики. Повернувшись лицом к востоку, они преклонили колени. Пока они молились, небо окончательно потемнело. Ночь с каждой секундой становилась все ближе. Порыв ветра пролетел над площадью. Несколько тяжелых капель ударилось в песок.
– Дождь! – закричал кто-то. – Дождь!
Люди, стоящие на коленях, воздели в умоляющем жесте руки к небу. Но облака уже мчались мимо. Ветер донес до земли еще несколько капель влаги и погнал облака вперед, не дав им разразиться спасительным ливнем.
Алманзор закончил свою молитву и поднялся.
– Сорок дней ждали они дождя, – сказал он. – Весенний урожай пропал. Цистерны пусты. В городе ни о чем, кроме дождя, не говорят.
Каролина рассеянно кивнула. Скоро закроются городские ворота. Им надо торопиться.


5

Тьма и жара властвовали над Тимбукту. Вечер не принес ни прохлады, ни облегчения. Покрывало, которым Каролина снова прикрыла лицо, стало влажным от пота, который стекал по ее лбу и щекам. Толпа, с которой они вошли в ворота, мало-помалу рассеивалась. Все происходило без малейшего шума, в такой призрачной тишине, что у Каролины возникло гнетущее чувство, будто это ворота не города Тимбукту, а преисподней.
Серые дома окаймляли узкую улицу. Немые, равнодушные, с плоскими крышами, без окон и света стояли они там, сливаясь с каменной чернотой ночи.
Каролина вздрогнула, услышав подле себя голос Алманзора.
– Видите там, в конце улицы, мечеть? – спросил он. – Дом Абы эль Маана как раз за ней.
Из тихой узкой улочки они выехали на оживленную площадь и внезапно очутились в тесном кольце людей. Плотно прижатые друг к другу тела обтекали их, как полноводная река. Над головами плыли маленькие фонарики. Каролину вдруг охватил страх, животный страх, которого она никогда не испытывала в широкой и свободной пустыне. Начало процессии уже достигло мечети. В неверном свете фонариков Каролина видела, как люди поднимаются по ее ступеням. Когда они достигли дверей, послышались монотонное бормотание, повторяющиеся слова молитвы.
Алманзор направил своего мула в темный переулок, ведущий к дому Абы эль Маана. Вдруг за их спинами раздался крик:
– Христиане! Христиане в городе!
Из-за аркады, окружавшей внутренний дворик, показался высокий негр в светло-голубом одеянии.
– Мир вам, – сказал Стерн. – Мы друзья Абы эль Маана.
– Мир его друзьям, – негр наклонил голову.
Они пошли вдоль аркады, миновали сводчатую дверь. Теплый покой жилого дома охватил их. Они поднялись по лестнице и вышли в садик на крыше. Цветущие розовые кусты распространяли вокруг сладкий аромат. Из белой мраморной чаши била струя воды. Негр отвел в сторону тяжелый занавес, и за ним открылась полутемная комната. Обилие книг в этом помещении поразило вошедших. За кафедрой стоял седовласый араб в шерстяной геббе.
– Господин, они назвались вашими друзьями, – сказал негр и поднял лампу так, что лица Каролины и Рамона оказались ярко освещены.
Аба эль Маан вгляделся в них. Возглас удивления вырвался у него. Он медленно приблизился к Стерну. Не сводя с него глаз, он провел по воздуху рукой, словно желая прогнать призрак.
– Простите, – произнес наконец он голосом, еще дрожащим от изумления. – Но уже два месяца я посылаю слуг к каждому прибывающему каравану, и они всегда возвращаются одни. А в последний раз они принесли печальную весть о вашей гибели.
Дом внезапно ожил. Захлопали двери, из внутреннего двора донеслись чьи-то крики. Теперь можно было различить отдельные возгласы. Чей-то пронзительный голос перекрыл все остальные:
– Христиане! Они, должно быть, здесь!
Стерн с улыбкой взглянул на Абу эль Маана:
– Это действительно чудо, что мы еще живы. Сегодня утром люди Калафа требовали от караванщиков нашей выдачи.
Аба эль Маан сдвинул брови, и его лицо сразу приняло сосредоточенное выражение. Похоже, он почувствовал облегчение от того, что теперь имеет дело с абсолютно реальными вещами. Пусть даже опасными.
– Спустись скорей! – приказал он негру.
Потом попросил Каролину и Стерна сесть. Он внимательно смотрел, как Каролина усаживается на пятки. В его глазах мелькнула улыбка.
– Должен сказать, вы владеете обычаями этой страны лучше, чем я вашим языком. Однако все же попытаюсь.
– Вы говорите по-французски! – вскрикнула Каролина.
Возможность слышать родной язык казалась ей сейчас предпочтительней любых благ.
Бесшумно вошла черная рабыня. Она придвинула к дивану низенький круглый серебряный столик, поставила на него маленькие блюдца со сладостями: абрикосовым вареньем, засахаренными сливами, вареньем из лепестков роз, фисташками, печеньем, залитым теплым соусом из меда и кунжутного масла. Комната наполнилась сладкими ароматами. На столе рядом с Абой эль Мааном стоял кувшин с красной жидкостью, другой – с желтоватой, а рядом с ними – шесть бокалов. Аба эль Маан наполнил бокалы вином.
– Вы, наверное, удивляетесь, почему я нарушаю законы Корана. Однако в Триполи христиане часто посещали мой дом. С тех пор как я живу в Тимбукту, все стало по-другому. – Он не сказал всего, о чем думал.
А правда состояла в том, что до сих пор ни один христианин не бывал в Тимбукту. И если он разрешает этим двум людям зайти в его дом, это означает нечто иное, чем значило бы в Триполи. Пуская их, он подвергает опасности себя и свою семью. Он не сию секунду осознал эту опасность, и не это заставило его задуматься – он лишь попытался прояснить ситуацию.
Стерн внимательно наблюдал за Абой эль Мааном и угадал его мысли.
– Спасибо вам за заботы о нашей безопасности. Но мы не предполагаем задерживаться здесь надолго.
Аба эль Маан протянул им бокалы:
– Если бы Аллах желал вашей гибели, вы никогда не добрались бы до Тимбукту и не сидели бы сейчас передо мной.
– Кто принес вам весть о моей смерти? – спросил Стерн.
Аба эль Маан покачал головой:
– Надежный, заслуживающий доверия человек, торговец из Абомеи. Он сообщил, что вы оба мертвы. А теперь позвольте сказать мне, что больше всего меня угнетает. После его сообщения все товары и деньги, которые, согласно письму, предназначались вам, я отправил обратно в Алжир, французскому консулу.
Каролина почувствовала, как ее рука, державшая стакан, задрожала. Слова Абы эль Маана потрясли ее. Она очень рассчитывала на эти деньги и товары. Теперь они остались совсем без средств. Но через секунду и это стало казаться ей совсем незначительным. Настоящей катастрофой было совсем другое. Весть о ее смерти...
Она попыталась представить всех, кто понесет это известие дальше: французского консула в Алжире, капитана судна, который привезет его в Лиссабон и сообщит герцогу. Или это уже произошло? Или происходит сейчас, в эту минуту? Жиль – при мысли о нем ее сердце болезненно сжалось. Филипп, Симон, Марианна. Она звала людей, которых любила, но ее зов не доходил до них. Мертва – тоже только слово, но сколько в нем боли. Мертва – и стерта из памяти...
Аба эль Маан обвел их лица теплым взглядом:
– Аллах уберег вас. Он защитит вас и дальше.
Стерн сделал резкое движение. Когда он заговорил, в его голосе зазвучало страстное негодование:
– Скажите мне, Аба эль Маан, что это за религия, которая позволяет преследовать людей только за то, что Бог, которому они молятся, носит другое имя?
– Могу лишь возразить, что и христиане поступают точно так же. И вы тоже верите, что все, кто не молится вашему Богу, являются вашими врагами. И вы убиваете от его имени. – Аба эль Маан поправил подушку и откинулся на нее. – Я изучал разные религии. В каждой из них есть постулат, что человек создан по образу и подобию Божьему. Возвышенный постулат – и соблазнительный, как и все иллюзии. Правда же состоит в том, что это человек создает Бога по своему подобию и наделяет своего властелина правом истреблять инакомыслящих. Вы, христиане, изобрели инквизицию. Ваши священники – прокуроры Господа. Ислам же – более простая религия, отвечающая нашей сущности. Наш Бог – родовой вождь, и тот, кто не платит ему дань, становится его врагом.
– Вы учите этому и своих учеников, Аба эль Маан? – спросила его Каролина.
– Я учу их думать, – ответил Аба эль Маан, – и для этого использую Коран.
– Вы не хотите сделать из своих учеников более совершенных людей, чем мы?
– Может быть, более свободных. Чем яснее мыслит человек, тем больше он в состоянии отличить истину от фальши. Мои ученики должны понять, что человек всегда имеет выбор – быть хорошим или дурным. И Бог не вынуждает его ни к чему.
Каролине вдруг показалось, что она слышит своего отца. Странное чувство, которое охватывает человека, когда он встречает кого-то, кто думает и чувствует, как он, вдруг проснулось в ней. Узор ковра, лампы, аромат пищи, смолистый привкус вина – все теперь было окрашено в знакомые тона. И она искренне радовалась этой встрече.
– Аба эль Маан, – сказал Стерн, – я знаю, что вы живете именно так, как говорите. Я надеюсь, что вы и других людей можете подвигнуть к тому же. Как бы я хотел, чтобы они были похожи на вас!
Аба эль Маан поднялся:
– Вы наверняка устали. Вам приготовят две смежные комнаты. Они находятся между женской половиной и той, где живу я. Там вы будете в безопасности. Этот маленький сад надежно защищен от любопытных глаз.
Каролина и Рамон тоже встали и посмотрели друг на друга. В их взглядах был немой вопрос: что же делать, как они смогут покинуть этот город, который для них, нищих и преследуемых, может стать настоящей тюрьмой?
– Я пошлю с известием слугу к шейху Томану ибн Моханне, – пообещал Аба эль Маан.– А он уже решит, что делать дальше. – Он замолчал, потому что в комнату вошел негр, поспешно направился к нему, наклонился и стал что-то шептать на ухо.
– Говори вслух, – сказал ему хозяин. Он указал на Каролину и Стерна. – Они мои друзья.
– Тимур...
– Что такое с мальчиком?
– Вы же знаете его, – сказал слуга, помедлив. – Он забрался в конюшню, где стояли лошади чужеземцев... Он прослышал, что эти белые кобылы принадлежали самому Калафу, и непременно хотел посмотреть на них. Одна из лошадей... – Похоже, негр окончательно потерял мужество и не смел продолжать.
Странное смешение страха и ненависти было на его лице, когда он взглянул на Рамона и Каролину.
– Одна из лошадей лягнула вашего внука.
– Отведите меня к ребенку, – сказал Стерн. – Вы же знаете, Аба эль Маан, что я...– Однако взгляд араба заставил его умолкнуть.
Аба эль Маан будто окаменел. Каролина увидела, как что-то мелькнуло в его глазах: живущий в каждом человеке животный страх перед судьбой – и страх перед этими чужеземцами, которые одним своим появлением принесли несчастье в его дом.
Когда он заговорил, его голос был сухим и невыразительным, словно он делал над собой неимоверное усилие, чтобы обратиться к ним:
– Подождите здесь. Я пришлю Лали, она отведет вас в ваши покои.
– Возьмите меня с собой, – снова попросил Стерн. – Пока вы позовете своего врача, пройдет много времени.
Аба эль Маан молча покачал головой. Потом повернулся и поспешно вышел из комнаты вместе со слугой.
Каролина задула сальную свечу и растянулась на низенькой лежанке; она не стала укрываться мягким одеялом. Ей было жарко. Сквозь отверстия в стенах, выстроенных в мавританском стиле и облицованных зеленой и белой плитками, пробивался лунный свет, оставляя на полу узор из звезд и полукружий. Она закрыла глаза. Но не только не провалилась в сон, а, напротив, с каждой секундой чувствовала себя все бодрее.
Когда Лали привела ее сюда, Каролина была так измучена, что, казалось, должна уснуть, не успев коснуться подушки. А теперь она лежала с открытыми глазами, не в силах справиться с чувствами, не зависящими от ее воли. Или ей недоставало тени за шатром, что ночами напролет охраняла ее сон в пустыне? Она села в постели и прислушалась. Две их комнаты разделяла только муслиновая занавеска. Из комнаты Стерна не раздавалось ни единого шороха. Или он уже спит?
Легкий шум в саду испугал ее. На фоне деревьев мелькнула чья-то тень. Каролина напряженно вслушивалась в тишину. Тень исчезла. На низком пуфе лежало одеяние, принесенное Лали. Каролина взяла бледно-зеленый хаик, закуталась в него, засунула ноги в мягкие туфли. Потом подошла к занавеске, разделявшей комнаты, и отдернула ее.
Его постель была не тронута; багаж – не распакован. Дверь, ведущая в сад, оставалась открытой. Каролину охватило странное беспокойство. Она уже была близка к тому, чтобы вернуться к себе, но любопытство оказалось сильнее. С бьющимся сердцем она тихо вышла во двор. Прислонившись спиной к стене дома, там сидел Стерн, все еще в сапогах для верховой езды. Он сидел, поджав под себя ноги, без тюрбана и бурнуса, только в белой рубашке и светлых шароварах. Он повернул голову и молча взглянул на Каролину. Потом проговорил:
– Вам надо выспаться, – словно разговаривая с ребенком.
– Я не могу заснуть, – сказала она. Она была разочарована, сама не зная почему.
Чего она ждала? Хаик распахнулся. Под муслиновой рубашкой просвечивало тело.
Против своей воли Стерн вынужден был смотреть на это изумительное тело, не скрытое больше под тяжелой одеждой.
– Вы простудитесь, – резко сказал он.
Ему хотелось, чтобы она ушла. Стерн не знал, долго ли он сможет выдержать это зрелище.
– Идите и попробуйте заснуть! – теперь в его голосе слышались просительные нотки.
Только сейчас Каролина поняла причину его странного поведения. Но не могла, как раньше, посмеяться над этим. Она растерянно застыла, потом стянула хаик на груди.
– Позвольте мне побыть здесь с вами немного, – мягко сказала она.
Он подтянул ноги к груди, обхватил руками колени:
– Если вы этого непременно хотите... Только не забудьте, ночи здесь холодные, это все-таки не Париж.
Париж... Почему он вспомнил о нем, почему именно сейчас? Почему не позволит ей этого краткого мгновения забытья, когда она не хотела ничего иного, кроме как чувствовать себя красивой женщиной и находить подтверждение этому в мужских глазах? Только этого невинного счастья жаждала она. Только потому пришла к нему – чтобы найти саму себя в его улыбке. Зачем он напомнил о Париже – неужели хотел, чтобы и в этот час она не забывала о бремени своей судьбы?
– Может быть, сегодня вечером там говорят о нас, – сказала Каролина. – Разве вы забыли, что для всего света мы мертвы?
– О вас говорят в любом случае, – тихо произнес Стерн. – Только представьте себе триумф, который ждет вас по возвращении.
Да, он хотел задеть ее, напомнить о той пропасти, что разделяла их. Что же ему делать, что еще сказать, чтобы она ушла, пока не произошло то, чему никак нельзя случиться? Почему ему ничего не приходит в голову? Боже мой, почему нет ничего, за что он мог бы ненавидеть или презирать ее? Почему она не та женщина, которой он мог бы овладеть сегодняшним вечером, чтобы назавтра не вспомнить ее имени? Почему она, именно она способна толкнуть мужчину на любые крайности? И почему он тот мужчина, который всегда мечтал только о подобной женщине?
– О чем вы думаете? – она легонько дотронулась до его руки. – Пожалуйста, скажите мне!
Рамон Стерн смотрел в ночь, на освещенные лунным светом плоские крыши, над которыми возвышались купола трех мечетей и узкие шпили минаретов.
– Для вас будет лучше, если вы не узнаете моих мыслей.
Каролина озябла и обхватила плечи руками. Рамон, не сводящий с нее пылающих глаз, сразу же заметил это. Он молча закутал ее в бурнус. Его руки касались ее волос; он вдыхал аромат ее кожи. Но еще невыносимей было то доверчивое движение, с которым она повернулась к нему, будто желая прильнуть к его груди.
– А теперь лучше уходите, – твердо сказал он.
Каролина заглянула в его глаза:
– Почему? Почему вы отсылаете меня? Почему не позволяете немного побыть рядом?
Несколько секунд Стерн боролся с собой, потом не смог больше сдерживаться:
– Спросите об этом вашего мужа, когда вернетесь домой. Он сможет вам ответить на ваши вопросы лучше, чем я.
Каролина сбросила с плеч его бурнус:
– Почему вы так обращаетесь со мной? Скажите мне, я должна это знать. Я не хочу вспоминать о Париже. Я хочу только быть рядом с вами. Никого ближе вас у меня нет. – Голос отказал ей.
Стерн обнял ее. Каролина не отстранилась. Против ее воли тело Каролины стремилось ощутить крепкое мужское объятие. Это длилось всего один миг, один удар сердца – когда она ощущала страсть, которую возбуждала в этом мужчине. И она понимала: это то, что притягивает ее к нему. Быть любимой! Не собственное чувство, а лишь гипнотическая сила чужой, куда более сильной страсти.
Они посмотрели друг другу в глаза. Каролина вдруг испугалась столь сильного чувства, разбуженного в этом мужчине, испугалась своей слабости. Неожиданно на глаза набежали слезы, и она насилу сдержала себя.
Возвратившись в свою комнату, Каролина бросилась на лежанку. Сквозь филигранные отверстия в стене ей была видна неподвижная тень мужчины. Все эти ночи нескончаемого путешествия в пустыне его тень была ее единственным утешением и надеждой – теперь же при виде ее сердце Каролины сжалось. Она уткнулась лицом в подушку, чтобы он не услышал ее плача.


6

Когда Каролина проснулась, было уже светло. Она отбросила одеяло, сняла ночную рубашку и надела приготовленное одеяние: розовую муслиновую рубаху до щиколоток с крошечными серебряными пуговичками на вороте и на манжетах длинных рукавов, верхнее платье без рукавов из сиреневого шелка и, наконец, хаик из пепельно-серого, вышитого серебром шифона. Она причесала волосы и взглянула на себя в зеркало. Это был короткий испытующий взгляд – не только для того, чтобы поправить прическу. Она пристально всматривалась в свое отражение, словно силясь понять, почему вчера вечером вела себя столь безрассудно. Она совсем не хотела этого. Ей следовало бы забыть о том проявлении минутной слабости. Она хотела, чтобы между Стерном и ею все оставалось как прежде, хотя слабо верила, что такое может быть.
Каролина закрыла глаза, вызывая в памяти образ человека, которого любила. Она пыталась представить его тело, его лицо.
«Я любила его, – подумала она. – Я люблю его!»
Ей казалось, что за ее спиной – целая жизнь, наполненная этими тремя словами. День и ночь она искала его, тосковала по нему. Она принадлежала ему целиком – всеми своими мыслями, и душой, и телом. В своих мечтах она владела тем, до чего не могла дотянуться наяву. Сколько же дней было им отпущено, чтобы по-настоящему обладать друг другом? Мало, очень мало. И как же много дней и ночей выпало на ее долю, когда она оставалась одна, только в мыслях любя, только в мечтах чувствуя себя любимой! Безответная любовь и непоколебимая вера вели ее, поддерживали в трудную минуту – пока не были разбиты где-то там, в пустыне. Навсегда? Или они еще могут к ней вернуться?
Обрывки мыслей, неясные ощущения и смутные картины проплывали перед ней, пока она пила кофе и ела теплый ореховый шербет. Закончив завтракать, Каролина некоторое время сидела в задумчивости, потом, стряхнув с себя оцепенение, отправилась на поиски гостеприимного хозяина.
Было совсем непросто ориентироваться в этом чужом, незнакомом доме. Наконец она оказалась на какой-то галерее, которая окружала внутренний двор. Пока она не встретила ни одной живой души. От галереи отходили в разные стороны многочисленные коридоры.
Каролина все еще раздумывала, куда ей лучше свернуть, когда вдруг совсем рядом услышала шаги. Два человека направлялись в ее сторону по галерее. Каролина решила не попадаться неизвестным на глаза и укрылась в темной стенной нише. Судя по одежде, оба мужчины были врачами. Каролина прислушалась к их разговору, но единственное, что она смогла понять и уловить, – часто повторяющееся имя Тимур.
Каролина не забыла ту внезапную перемену, которая произошла с Абу эль Мааном, когда ему сообщили о несчастье, случившемся в конюшне с его внуком. Означает ли приход этих двух врачей что-то страшное? Она торопливо пошла дальше по галерее и через несколько метров увидела дверь. Каролина остановилась у нее и прислушалась. Тишина. Вот еще одна дверь. Тоже тихо. Следующая. Наконец, из-за последней двери послышались голоса. Она постучала и, не получив ответа, вошла.
Стерн и Аба эль Маан стояли у стола и разглядывали разложенную на нем карту. Оживленный разговор, который они вели, сразу оборвался. Каролина пыталась поймать взгляд Стерна, однако тот старательно избегал ее глаз. Аба эль Маан пошел навстречу Каролине. Длинный кафтан, застегнутый наглухо на два ряда маленьких блестящих пуговиц, делал его стройнее, чем вчерашняя свободная гебба, одновременно подчеркивая немалую силу, таящуюся в этом теле.
– Я рад, что вы уже так хорошо ориентируетесь в моем доме, – он сказал это дружелюбно, однако с едва заметным упреком. – Вы долго спали сегодня.
– Простите меня, Аба эль Маан, – сказала Каролина. – Меня заставило так настойчиво искать вас желание узнать, как чувствует себя ваш внук.
Под глазами Абы эль Маана залегли темные тени от беспокойно проведенной ночи.
– Сейчас у него врачи, – сухо ответил он. – Я жду их сообщений. Так что пока не могу удовлетворить ваш интерес. Зато у меня есть новости от слуги, которого я посылал к шейху Тома ну ибн Моханне.
– Хорошие?
– Неплохие, – ответил араб. – Томан ибн Моханна сожалеет, что не может сейчас быть в городе, чтобы принять вас. До своего возвращения он поручает вас моим заботам.
– А когда он вернется? – спросила Каролина.
– Этого я не могу вам сказать. Поначалу все предвещало легкую победу, однако Калаф жестокий и упорный противник. – Хозяин дома внимательно посмотрел на Каролину. – Почему вы так нетерпеливы? – продолжил он. – У вас, христиан, в груди часы вместо сердца. Мы, арабы, мужественны, потому что не дорожим земной жизнью, вы же храбры от нетерпения.
Он замолчал. Потом махнул рукой, словно желая покончить с неприятным разговором.
Каролина внимательно слушала его. Его спокойствие, мягкость, с которой он говорил, не могли ее обмануть. Присутствие в доме Каролины и Стерна повергло Абу эль Маана в жестокий конфликт с самим собой. Он от всей души старался понять их. Его рассудок был их сторонником. Но его чувства противились им, как и темная, не подчиняющаяся разуму часть души, в которой прочно укоренились недоверие к иноверцам и фанатизм его предков.
Словно обладая даром читать чужие мысли, Аба эль Маан сказал:
– Не волнуйтесь! Никогда в этом доме не будет нарушен закон гостеприимства! Если вы чувствуете себя в нем как в заточении, то не забывайте, пожалуйста, что это продиктовано заботой о вашей безопасности. – Он взглянул на Стерна. – Я знаю, оба вы думаете о побеге. Я и сам обдумывал такую возможность. Я размышлял над тем, как помочь вам тайно покинуть Тимбукту. Это решило бы не только ваши, но и мои проблемы. Но прежде всего следует подумать вот о чем: если вы верите в силу молитвы – молитесь о дожде!
Занавес, скрывающий один из выходов на террасу, заколыхался. На мгновение за ним появился черный слуга. Он сделал хозяину короткий знак рукой и тут же снова скрылся за портьерой. Словно все это время только и ожидая этого сигнала, Аба эль Маан поклонился и поспешно вышел из комнаты.
Вплоть до этой самой минуты Стерн избегал смотреть на Каролину. Он боялся ее первого взгляда, первых слов, боялся, что вчера вечером больно обидел ее. Она никогда не сможет понять, почему он не мог поступить иначе. Но теперь, когда Каролина стояла в двух шагах от него, он позабыл обо всем. Рамон был уже не властен над собой. Эта любовь была сильнее его воли.
– Что с Тимуром? – спросила Каролина.
Почему он не подходит к ней? Почему не прижимает ее к себе? Ему казалось: поступи он так, и все сразу станет хорошо. Вместо этого Стерн сказал:
– Я еще раз попросил у Абы эль Маана разрешения осмотреть мальчика, однако он и слышать об этом не хочет.
Каролина окинула взглядом комнату. Они были одни, но при этом ее не покидало ощущение, что за ними зорко наблюдают, их разговоры подслушивают. Она невольно понизила голос:
– Мы должны убираться из этого города. Вы это знаете так же хорошо, как и я. Аба эль Маан сам говорил о побеге. Что же нас останавливает?
– У нас нет ни денег, ни запасов, ни животных. Я послал Алманзора в караван-сарай, чтобы он разузнал что-нибудь о Зинаиде. Сейчас мы не можем уехать. Даже имей мы деньги и верблюдов – согласитесь ли вы покинуть Тимбукту без Зинаиды и ребенка?
Она печально покачала головой.
– Так скажите, что же нам делать? Стерн указал на карту, расстеленную на столе. По углам ее прижимали толстые книги. Верхний край карты окаймлял голубой цвет – это было Средиземное море. Алжир, Тунис, Марокко, Триполи. Стерн указал на Тимбукту.
– Есть три дороги в Алжир. Самая короткая и быстрая – на восток: спуститься на лодках по Нигеру к побережью. Самая длинная дорога – это путь паломников: через Гадамас, а потом вверх к Марокко и Фецу. Этим путем пришел я. Есть еще и третий. Он ведет через Сахару в Алжир. Он самый тяжелый и опасный – поэтому никто не заподозрит, что мы решили избрать его.
– На плане колодцев есть эти места?
Стерн кивнул:
– Однако без денег, без достаточного количества провизии и запасных животных не помогут и колодцы. Скорые курьеры, которые идут через Сахару, используют трех верблюдов на одного человека.
– Но здесь мы не можем чувствовать себя в безопасности. Слишком много людей в этом городе жаждет нашей смерти – больше, чем в пустыне. А что касается денег... – Эта мысль зародилась у Каролины, пока она говорила. – Подумайте об Измаиле абу Семине. Он ведь предложил нам свою помощь.
– Как пожелаете, – сухо ответил Рамон. – Однако в любом случае нам следует дождаться ночи.
Каролина хотела что-то возразить, однако Стерн был прав. Здесь они находились в заточении. Приходилось мириться с неизбежным. Каролина подошла к окну. Через металлические пластины жалюзи в комнату струился сухой, горячий воздух. Перед самым окном росла веерная акация. Внезапный порыв ветра растрепал серебристые ветви дерева. Это было как в Розамбу: когда ветер так трепал кроны деревьев, то немного позже он обычно пригонял облака, предвещающие собой скорую грозу. Каролина поманила Стерна к себе и указала ему на дерево, согнувшееся под новым порывом ветра. Внезапно она припомнила слова Абы эль Маана.
– Что он имел в виду, когда говорил, что мы должны молиться о дожде? – спросила она.
– В цистернах ничего не осталось. Колодцы пересохли. Молитвы, колдовство – ничего не помогло. Теперь они верят, что нашли причину того, почему Аллах отвернулся от них: христиане!
– Вы думаете, наша жизнь зависит от того, пойдет дождь или нет?
Стерн кивнул, не глядя на нее. Ветер неожиданно улегся. Крона акации замерла, серебристые листья жалко поникли. Незамутненное, ярко-синее небо царило над серым городом. Каролина внезапно улыбнулась:
– Мне кажется, будет лучше, если мы станем рассчитывать только на самих себя, а не на молитву. Когда наступит ночь?
– Слушайте муэдзина. Когда он призовет к пятой молитве, значит, нам пора.
В прихожей мусульманской школы, где ученики оставляли свои плащи и обувь, Каролина и Стерн ждали пятого призыва муэдзина.
С террасы, где сидели ученики, доносились приглушенные голоса. Один из мальчиков повторял стихи, прочитанные учителем. Во втором ряду одно место пустовало. На синей подушке лежали четки из желтого берилла. Не было ли это место Тимура? Мысли о мальчике занимали Каролину целый день, может быть потому, что она не слышала ничего нового о его состоянии. Но сейчас это было не более чем имя, промелькнувшее в голове, не тревожа ее по-настоящему. Сейчас она полностью сконцентрировалась на том, что ей предстояло совершить.
Над городом раздался высокий, протяжный крик муэдзина. На террасе сразу стало тихо. Мальчики обратили свои лица к небу, подняли ладони на высоту плеч в молитвенном жесте. Потом опустили руки на колени и наклонились вперед, пока их лбы не коснулись пола.
С нетерпением следила Каролина за ходом молитвенной церемонии, которой, казалось, не будет конца. Наконец ученики поднялись с колен, и терраса тут же наполнилась их звонкими голосами. Смеясь и толкаясь, мальчики выходили в прихожую. Это была та самая минута, которую ждали беглецы. Стерн коснулся плеча Каролины. В джабелле из верблюжьей шерсти, с простым платком на голове, почти целиком закрывающим лицо, она казалась настоящей восточной женщиной. Каролина нанесла на лицо и руки слой темной пудры, подвела глаза черной краской. Они смешались с толпой учеников, поспешили вместе с ними вниз по широкой лестнице и через калитку вышли на улицу.
Нервное напряжение, измучившее Каролину во время долгого ожидания, сменилось радостью и ощущением свободы, как только калитка за ними закрылась. Крики трех муэдзинов эхом повторяли друг друга, растворяясь в вечернем воздухе.
Они остались одни.
Город словно вымер. Дома, обращенные на улицу глухими стенами без окон, казалось, излучали враждебность.
Надо всем властвовала изнуряющая жара и сухость. Этот воздух почти невозможно было вдыхать; земля на площади перед мечетью потрескалась и покрылась коркой от зноя. Все молило о дожде. Даже серый цвет стен, казалось, жаждал влаги.
На противоположной стороне улицы они заметили большое вытянутое здание. Его плоская крыша, украшенная башенками и зубцами, как стены замка, возвышалась над соседними домами. Ворота были огромные, но даже они казались маленькими на фоне массивного, сплошного фронтона. Из семи канделябров были зажжены только два. Под ними неподвижно, как статуи, стояли стражи, атлетического сложения негры в длинных суданских рубахах, перехваченных широкими поясами. В одной руке каждый держал мушкет, в другой – длинную пику. Каролина вопросительно взглянула на Стерна.
Он кивнул:
– Это дворец шейха Томана ибн Моханны. Дом Измаила вплотную примыкает к нему. Пойдемте скорее!
Действительно, они были близки к цели своего путешествия. Дом Измаила казался весьма скромным рядом с палатами наместника. Каролина поневоле замедлила шаг. Просить – как она это ненавидела! Просить чужого человека о денежном займе – что может быть отвратительнее? А если Измаила нет дома? Если слуга не впустит их?
При этой мысли Каролину даже обдало жаром. Она взялась за дверной молоток и уже хотела постучать, как вдруг дверь сама открылась перед ней. Яркий свет лампы упал на ее лицо.
– Входите, – сказал чей-то голос. – Мой господин ждет вас.
Тот факт, что Измаил все-таки был дома, помог Каролине быстро справиться с охватившим ее изумлением. И все же она быстро обежала взглядом двор, который они пересекли. Где же эти глаза, где тот шпион, что следил за ними? Этот неприветливый город, эти дома с глухими стенами казались ей все страшней, все отвратительней. Весь город – настоящая тюрьма. Как им удастся убежать отсюда? Она почувствовала, как рука Стерна легла ей на плечо. Они вместе перешагнули порог незнакомого дома.
Слуга, молодой светлокожий араб, закрыл дверь и повел их вперед – сначала по лестнице к галерее, потом по длинному коридору. Чем дальше они шли, тем больше этот дом производил на Каролину впечатление пустого, необитаемого жилища. Только гулкий шум их шагов и шуршание волочащихся по полу длинных одеяний нарушали его безмолвие. Нигде ни единого признака жизни: оброненной детской игрушки, столика с грязными чашками, который бы еще не успел убрать слуга, аромата женщины, шепота, доносящегося из укромного уголка... Это было жилище холостяка. Слуга остановился перед тускло поблескивающей решеткой. Ее створки бесшумно отворились, мягко, будто были невесомыми. Еще несколько шагов – и они очутились на террасе.
Пораженная открывшейся перед ней картиной, Каролина застыла. Веерные пальмы, на которые восходящая луна накинула серебристый шлейф; восьмиугольный шатер из белого шелка, поддерживаемый позолоченными резными столбами. У входа в шатер по-турецки сидел Измаил абу Семин. Перед ним на куске черного бархата были разложены драгоценные камни. Не меняя положения, торговец бриллиантами слегка поклонился и указал им на подушки, покрытые светлым мехом.
– Итак, вы все-таки не забыли, что можете видеть во мне своего друга, – начал разговор Измаил.
Без головного платка и шали, которых он не снимал во время скачки по пустыне, его лицо казалось более открытым и жестким. Его гладкая смуглая кожа блестела так же, как светло-зеленый шелк его одеяния, скрепленного серебряной застежкой. – Как вам понравился Тимбукту?
– Почти как Париж, – ответила Каролина, внезапно подивившись тому, что правила приличия заставляют и мусульман прибегать в беседе к банальному лицемерию. – Нельзя шагу из дома сделать, чтобы весь город не узнал об этом.
Измаил остался невозмутимым:
– Тогда вы действительно чувствуете себя, как в Париже, и не нуждаетесь больше в черном платке, чтобы скрывать свое лицо.
Каролина, не возразив ни слова, сняла платок. Она не стеснялась откровенного взгляда этого мужчины. Она вообще не принадлежала к тому типу женщин, что каждый мужской взгляд истолковывают как признак вожделения. Для нее не существовало более правильного, верного зеркала, доказывающего собственную красоту, чем мужские глаза. Даже когда сам мужчина был ей абсолютно безразличен, эта игра увлекала и радовала ее. Она смело встретила взгляд Измаила – дружелюбный и спокойный, по которому ничего нельзя было понять или разгадать. Чего ждет торговец? Как долго продлится еще та комедия, которую он разыгрывает перед ними? Измаил не станет ни о чем спрашивать. Он и шагу не сделает им навстречу. Он не подумает также облегчить для них первый, самый трудный шаг. Напротив – он, похоже, наслаждается этим мучительным молчанием, выдающим ее внутреннее смятение и борьбу с самой собой.
Измаил положил на черный бархат камень, который только что внимательно рассматривал на свет. Его взгляд вновь обратился к Каролине – серьезный, изучающий и вместе с тем теплый. Точно таким же взглядом он только что смотрел на сияющий камень. Вчера, перед городскими воротами, он позволил себе немного помечтать. Но ювелир не отбросил посетивших его мыслей. В его мозгу выкристаллизовалась идея – вернее, даже план. Он знал, почему чужеземцы пришли к нему. Наверняка будут просить денег взаймы. Он сможет получить, пожалуй, на этой сделке двести процентов прибыли. Но что это значит? Если осуществится его план, с этим бесценным живым бриллиантом он провернет величайшую финансовую операцию в своей жизни. Измаил не праздно провел последние двадцать четыре часа. Его шпионы вкладывали камешек за камешком в придуманную им пирамиду, и его план приобретал все более реальные очертания. Эта женщина всеми считалась мертвой. И это могло быть для него очень кстати: тогда, возможно, удастся заработать на этом камешке даже дважды. Он имел представление, какие суммы готов был заплатить дей Алжира тому, кто приведет к нему женщину, подобную этой. А безутешный супруг наверняка щедро расплатится с тем, кто освободит его жену из гарема дея. И в обоих случаях это будет один и тот же человек – Измаил абу Семин, торговец бриллиантами из Тимбукту. Он получит все эти деньги. Тогда исполнится его заветная мечта: он сможет сам снарядить корабль, чтобы вывозить свои украшения на самые большие рынки мира – в Александрию, Стамбул, Венецию...
«Ты замечтался», – оборвал он себя. Измаил украдкой посмотрел на Стерна. Этого человека нельзя недооценивать. Он никогда не предаст ее. Да и она – она смела до безрассудства. Если Измаил хочет заполучить ее, то его сеть должна быть очень тонкой и очень прочной. А прежде всего ему необходимо усыпить все еще существующее недоверие этой женщины к нему. Измаил достал кошелек и очень естественно, как само собой разумеющееся, протянул его Каролине.
– Помощь, о которой приходится просить, – горше, чем милостыня, – сказал он. – В этом кошельке две тысячи пятьсот пиастров. Это подарок, и я надеюсь, вы не откажетесь принять его...
Каролина многое отдала бы за то, чтобы в этот момент ее лицо было скрыто под черным покрывалом. Раздумывать над этим было бесполезно – и все же какую цель преследует Измаил? Что движет его поступками? Только ли это способ скоротать время, к которому приходится прибегать, живя в этом унылом молчаливом городе? Или он это делает, чтобы продемонстрировать им, как далеко простирается его власть? Или им руководит какое-то непонятное им чувство?
Ювелир был смущен. Он неясно чувствовал, что совершил ошибку. Он хотел своим щедрым жестом окончательно победить недоверие этих христиан, усыпить их подозрения, но не добился ли он прямо противоположного?
– Вы очень тронули нас, – сказал Стерн. – Трудно подобрать слова, чтобы выразить вам благодарность, Измаил. Однако мы не вправе воспользоваться вашей щедростью.
Измаил прикусил губу. Фраза, пустая вежливая фраза. Он понял, что его собственное оружие обращено против него. И вместе с тем осознание того, что он играет с равным партнером, придало еще больший интерес этой партии.
– Подумайте над вашими словами, – продолжал Стерн. – Мы в таком положении, когда гордость не в состоянии нам помочь. Мы пришли к вам, чтобы предложить дело, способное помочь нам и быть выгодным для вас. Вы наверняка знаете о тех деньгах и товарах, что дожидались нас у Абы эль Маана. Они отосланы обратно в Алжир. Там около пятисот английских фунтов и товаров примерно на ту же сумму.
– Вы собираетесь отправиться в Алжир? И какой же дорогой? Через Гадамас?
– Нет. Прямо через Сахару.
Измаил поднял голову и с интересом взглянул на собеседника.
– Мудрое решение. Вам понадобится больше животных и более опытные проводники, однако путешествие займет тогда у вас треть – а если счастье улыбнется вам, то и четверть – времени, чем при любом другом пути.
Стерн кивнул:
– Если бы вы отправились тем же путем, какое сопровождение вам бы понадобилось?
– Опытный проводник, четыре погонщика и четыре человека вооруженной охраны. Они будут не только защищать вас, но и охотиться на дичь. Итак, девять человек. Кроме того, вдвое больше животных: десять лошадей и восемь верблюдов плюс четыре лошади для вас.
– Такой большой отряд? – Стерн недоверчиво улыбнулся. – В какую же сумму это нам обойдется?
Однако Измаил был серьезен.
– Сахара не щадит животных. Вы должны будете скакать по четырнадцать часов в день – все равно, бросили вы лошадь по пути или нет. – Измаил открыл круглую черную коробку, стоящую на столике, вынул из нее двадцать две жемчужины и бросил их на стол.
– Еще провиант, – напомнил Стерн.
– Всему свое время, – возразил Измаил. – Сначала – корм для двадцати двух животных, а потом уже провиант для одиннадцати человек. – На этот раз Измаил выложил только три жемчужины.
– Должен быть еще слуга, – вступила в мужской разговор Каролина.
Она помедлила, прежде чем продолжить:
– И кормилица с ребенком.
На этот раз улыбнулся ювелир:
– О них не забыли. Я посчитал и ребенка с няней, и еще одного запасного верблюда. – Измаил подумал минуту. – Пять шатров. Ночи в Сахаре холодные. И еще вам не обойтись без подарков, – продолжил он. – Я советую вам брать такие вещи, которые занимали бы немного места.
Он извлек из складок своего одеяния мешочек из голубого шелка и обратился к Каролине:
– Подставьте, пожалуйста, руки! – С этими словами Измаил высыпал содержимое мешочка ей на ладони. – Жемчуг надо чувствовать, осязать. Он не может жить без тепла человеческого тела, – мелодичный голос Измаила поднялся до речитатива.
«Не таким ли голосом он говорит с любимой женщиной? – подумала Каролина. – Он должен быть хорошим любовником, этот араб, если даже дела он предпочитает устраивать, создавая заманчивую атмосферу обольщения».
Жемчуг матово переливался в ее ладонях. На мгновение она даже забыла, где находится. Совершив полет во времени, Каролина вдруг увидела себя пожилой, убеленной сединами дамой в окружении внуков. Держа в руках поблескивающие жемчужины, она рассказывает им о давних годах своей юности, которые ей самой уже кажутся сказкой...
Каролина вполуха слушала разговор мужчин, снова мелочь за мелочью перебирающих все подробности оснащения их маленькой экспедиции. Она видела перед собой красивые смуглые руки Измаила, сопровождающие плавными жестами его слова, – ухоженные, холеные руки с тонкими пальцами без единого украшения, с отполированными ногтями. Руки, в отличие от спокойной и уверенной манеры держаться, находились в постоянном движении. Жемчужину за жемчужиной выкладывал он на лакированный столик.
– Таким образом, вам понадобится двадцать тысяч пиастров, – услышала она тихий голос Измаила.
Он поднялся.
– Значительная сумма.
– Стоимость нашего товара, отправленного Абу эль Мааном обратно в Алжир, намного превосходит ее, – сказал Стерн. – Вы можете быть в этом абсолютно уверены.
Измаил сплел пальцы.
– Я ссужаю деньги двум христианам. Поэтому я ни в чем не могу быть уверен. Даже при самом благоприятном стечении обстоятельств ваши шансы благополучно достигнуть Триполи крайне малы.
– Мы выпишем вам вексель, который вы в любом случае сможете предъявить французскому консулу в Алжире.
Измаил хлопнул в ладоши. Беззвучно, точно привидение, перед ним вырос слуга. Не тот, что встречал Каролину и Стерна, а другой, бледный бородатый юноша в очках. По знаку Измаила он сел и положил перед собой принесенный письменный прибор. Теперь предусмотрительность, с которой Измаил подготовился к их визиту, уже не казалась Каролине опасной и отталкивающей.
– Вы всегда так точно знаете, что должно произойти, Измаил? – не удержалась она. – В чем же ваше истинное призвание – в торговле или в предсказаниях?
– Способность торговца к предвидению – не что иное, как умение хорошо все просчитывать, – сказал Измаил. – Умей я предсказывать будущее, не было бы нужды составлять это долговое обязательство.
Измаил начал диктовать писцу:
– Этим документом я подтверждаю, что сегодня получил от Измаила абу Семина, торговца драгоценностями из Тимбукту, товаров, животных и денег на сумму в четыреста английских фунтов, которые вышеозначенный Измаил абу Семин согласно этому обязательству может получить с учетом двухсот процентов дохода, что в общей сумме составит тысячу двести английских фунтов.
Измаил поднял руку, приказывая секретарю остановиться. Он повернулся к Стерну:
– Вы предложили в качестве посредника французского консула в Алжире, однако я предпочел бы иметь дело с торговым домом Гафуддина.
– Простите, Измаил, – вмешалась Каролина, – Вы говорите о двухстах процентах. Какой процент назначили бы вы, будь мы мусульманами?
– Я был бы больно задет вашими словами, если бы не понимал, что вы чужие в этой стране. Курьер, который повезет деньги, может быть убит или ограблен. Очень легко может случиться так, что я потеряю не только деньги, что ссудил вам, но и своих людей с несколькими дорогими верблюдами. Весь этот риск ляжет только на меня. Никто не гарантирует мне удачу. Однако вы так и не ответили мне, согласны ли вы с выбором в качестве посредника торгового дома Гафуддина.
– Если это облегчит и ускорит дело, то конечно, – ответила Каролина.
И снова Измаила смутила улыбка этих прекрасных серо-голубых глаз. Она, несомненно, умна и очень самоуверенна, эта христианка. Пока он додиктовывал договор до конца, его мысли постоянно вертелись вокруг нее. В этом случае действительно было бы неплохо быть пророком, чтобы предвидеть, осуществятся ли его планы. Но все же будет разумнее, если он сконцентрируется на более насущных проблемах. Она наверняка собирается послать с курьером, который отправится в Алжир с векселем и договором, сообщение о том, что она жива. Очень важно, чтобы ее послание не достигло цели.
Секретарь протянул Каролине договор, чтобы она его подписала. Каролина взяла перо и поставила свою подпись, даже не читая.
– Я бы хотела получить копию этого договора.
– Само собой. Кстати, если вы желаете дать с собой курьеру, который повезет этот договор, какое-нибудь письмо... Самые быстрые курьеры – это те, что развозят векселя.
Каролина задумалась: стоит ли отдавать такое сообщение в чужие руки?
– Я надеюсь, что мы доберемся до места так же быстро, как ваш курьер, – наконец ответила она. – Когда мы сможем получить товары и деньги?
– Через двадцать четыре часа золотой караван отправится дальше в Кано.
– Разве мы поедем вместе с караваном? – с беспокойством спросила Каролина.
– Я говорю об этом только потому, что вам надо как-то выбраться из города – а это возможно только вместе с караваном. За городом вы расстанетесь с ним. А я за это время все подготовлю – животных, охрану, припасы. Все это вы найдете в караван-сарае. Я вам пошлю сообщение о точном месте встречи.
Ювелир поглядывал то на Стерна, то на Каролину.
– До отхода каравана вы не должны ничего предпринимать на свой страх и риск. Ни у кого не должно возникнуть ни малейшего подозрения, что вы собираетесь покинуть город вместе с караваном.
Измаил замолчал, ожидая, что они пообещают ему это, однако Каролина ничего не ответила. Быть обреченной на бездействие – нет, это не для нее. Ей казалось, что она добровольно надевает на себя оковы. Измаил наклонился к ней. Его лицо попало в круг света от лампы.
– Разве ваш Бог не учит вас, христиан, возлюбить ближнего, как самого себя? Почему же вы так недоверчивы?
Каролина твердо встретила его взгляд:
– Очень тяжело возродить в себе доверие к людям, когда оно уже однажды было потеряно.
Секретарь подготовил копию договора. Еще раз Каролина и Измаил поставили свои подписи под документом. Каролина сложила бумагу:
– Я благодарю вас, Измаил.
– Я велю доставить вас обратно к дому Абы эль Маана в моем паланкине. Но прежде позвольте мне изложить еще одну просьбу. – Измаил пододвинул к себе изящную шкатулку из розового дерева и приподнял крышку.
На темно-синем бархате лежало несколько миниатюрных портретов женщин размером не более дуката. – Позволите ли вы мне прислать к вам Эдзерама, чтобы он нарисовал с вас миниатюру?
– С меня – христианки?
– Красота – это тоже религия. Вы успеете навсегда позабыть торговца Измаила абу Семина, а я в такие ночи, как эта, буду сидеть здесь и смотреть на ваш портрет.
– Ну если это доставит вам радость...
Ее тон доказал Измаилу, что она не сердится. Тот же курьер, что повезет вексель в Алжир, возьмет с собой эту миниатюру и передаст ее дею. Молча все поднялись. Серебристо-белая луна светила с неба. Казалось, она была создана специально, чтобы освещать это маленькое королевство Измаила – тихо шелестящие пальмы, бессловесных слуг и человека, повелевшего потушить все лампы, чтобы заставить ярче светиться свои бриллианты.


7

Кто-то громко забарабанило по стенам и крышам. Этот шум разбудил Каролину. Дождь! Она соскочила с лежанки. В комнате было темно, и она не имела понятия о времени. Сколько она проспала с момента возвращения от Измаила – час или десять? Она не знала. Стук тяжелых капель становился все громче. Звуки, так же, как и многое другое в этом краю, все еще оставались чужды Каролине. Этот никак не походил на ровный монотонный шум дождя, к которому она была привычна с детства. Он скорее напоминал удары крупных градин. Она подбежала к тонкой стене, отделявшей комнату от террасы.
Но это не было ни дождем, ни градом! Туча саранчи висела над домом, закрывая небо, пробиваясь сквозь крыши и ажурные стены. Внезапно чья-то черная тень метнулась в этой туче. Пустельга! Через секунду еще одна птица пронзила скопище насекомых, потом вторая, третья... Под ударами их крыльев саранча дождем сыпалась на землю. Птицы долбили их клювами. Без устали ныряли они в эту живую тучу, становящуюся все гуще и медленно сдвигающуюся к краю сада на крыше, чтобы наконец пропасть за стеной дома. Птицы продолжали свое преследование.
Должно быть, было еще рано. Предутренний сумрак окутывал окрестности. Внизу, среди деревьев, Каролина увидела одинокую фигуру. Медленно, уронив голову, мужчина в светлом кафтане и голубой шелковой рубахе шел по выложенной белыми плитами дорожке, соединяющей сад с домом. Когда он приблизился, Каролина узнала Абу эль Маана.
Она почувствовала, как в ее душе оживает вчерашний страх. Ночью, когда возвращались от Измаила абу Семина, они прошли через мечеть. Было темно, пусто, тихо. Они прошли мимо фонтана, молчавшего уже несколько недель, ибо воды не было. Только их шаги, их дыхание – и вдруг в тени колонны они увидели склоненную фигуру Абы эль Маана. Его губы беззвучно шевелились, пальцы перебирали четки из светло-желтого берилла. Неужели он провел в мечети всю ночь?
Аба эль Маан поднял голову и посмотрел на сад, разбитый на крыше. Каролине показалось, что его взгляд пронзает стену, за которой она стояла. Она поспешно возвратилась в комнату.
На столе уже стояли кофе и ореховый шербет, который ей так нравился. Но сегодня у нее не было аппетита. Мысль о том, что здесь придется провести еще весь день – целых двенадцать часов, – приводила ее в содрогание. Она умылась и поспешно оделась. И когда она услышала шаги в галерее за стеной, это не было для нее неожиданностью. Каролина шагнула на половину Стерна.
И в это время в комнату вошел Аба эль Маан. Он тихо поприветствовал ее, но Каролина заметила, с какой тревогой он осматривался вокруг. Наконец его взгляд остановился на чемоданчике с медицинскими инструментами. Была ли это случайность? Знал ли он, на что так внимательно смотрит? Или его глаза, утомленные после ночного бдения, бесцельно блуждая, просто задержались на какой-то точке?
Для Стерна его взгляд тоже не остался незамеченным.
– Как себя чувствует ваш внук?
Аба эль Маан не ответил. Охотнее всего он ушел бы прочь. Он чувствовал себя уличенным в постыдном поступке. Эта ночь, проведенная им в мечети... Молитвы, которые были свидетельством охватившего его отчаяния. Эти мысли, эта сомнительная надежда, будто христианин способен спасти его Тимура, – все это само по себе было грехом, и он пытался молитвой победить свои греховные мысли. Не может же быть Христос сильнее Аллаха.
– Мои познания в медицине получены не из книг, – сказал Стерн. – Всему, что я знаю, меня научил греческий врач. Вы знаете его имя – Гоунандрос. Вы знаете, что его искусством восхищается вся Северная Африка. Мое обучение у него началось с того, что он спас мне жизнь. Эта сумка, на которую вы смотрите, – его подарок. Если вы не доверяете мне, то поверьте хотя бы ему.
Отвечая, Аба эль Маан смотрел мимо Стерна:
– Сначала ничего не было заметно. Небольшая рана на голени – говорить не о чем. Крови дали стечь, а потом врачи перевязали рану. Вчера вечером Тимур уже веселился, играл с Фирузой, забавлялся со своей кошкой. И внезапно у него подкосились ноги и руки перестали слушаться. А теперь он вообще не может двинуться.
– И что же говорят арабские врачи?
Аба эль Маан мучительно подыскивал слова для ответа:
– Они в растерянности. Не могут объяснить, что с ним. – Аба эль Маан повернулся к двери.
Стерн не пытался удержать его, только сказал вслед:
– Я не знаю, смогу ли помочь. Однако позвольте мне попробовать. Или вы дадите умереть своему внуку только потому, что я христианин?
Аба эль Маан обернулся.
– Вы можете осмотреть его, – сказал он хрипло, – но ничего больше!
Хозяин дома помедлил на пороге.
– Я пойду впереди.
В первый момент Каролине показалось, что Аба эль Маан ошибся дверью. Помещение, в которое они зашли, могло быть чем угодно, только не комнатой больного мальчика: на цветных диванах и подушках сидели женщины; между ними стояли низкие медные столики, уставленные чашками и кувшинчиками, блюдцами с печеньем и фруктами.
Женщины отмахивались от детей, снующих к столикам и обратно за сладостями. Когда Аба эль Маан и его гости вошли, женщины поспешно набросили на лица покрывала.
В центре комнаты, среди этих болтающих женщин и играющих детей, на низенькой лежанке лежал Тимур. Его лицо было повернуто к террасе, куда выходила настежь раскрытая дверь. Яркий солнечный свет падал ему прямо на лицо. Стерн бросил один короткий взгляд на ребенка, потом вернулся к двери, захлопнул ее, опустил шторы. В комнате все равно было очень светло, однако солнечный свет не слепил теперь больного. Стерн повернулся к Абе эль Маану:
– Велите принести горячей воды и полотенец. И пожалуйста, позаботьтесь о том, чтобы все эти женщины и дети вышли отсюда. Вас я попрошу остаться, однако они должны уйти.
Аба эль Маан покачал головой:
– Наверное, то, что вы говорите, разумно, однако поверьте мне: будет лучше, если женщины останутся здесь. Для вашей же безопасности. Лучше, если они будут видеть, что вы делаете с Тимуром!
Стерн не стал возражать. Он опустился на колени рядом с мальчиком и открыл чемоданчик с медицинскими инструментами. Каролина присела на пол с другой стороны лежанки. Прежде всего ее поразила неестественная неподвижность этого детского лица. Темные, невероятно большие глаза смотрели на нее без всякого выражения, в них не было жизни.
Пришел слуга и поставил рядом со Стерном миску горячей воды, разложил чистые полотенца. Вслед за слугой в комнату вошли несколько мужчин и образовали тесный круг возле кровати. Женщины, тихо переговариваясь, отступили назад. Их молчаливая враждебность напомнила Каролине людей из каравана. Для Района же, казалось, их не существовало. Он снял с больного одеяло. Между ног мальчика сидела черная кошка и облизывала мокрую повязку. Стерн был готов схватить ее и швырнуть в кучу шипящих за его спиной женщин, однако тут же опомнился, аккуратно взял животное и опустил на пол рядом с лежанкой. Нога Тимура была перевязана от голени до середины икры. Сквозь белую материю сочилась желтовато-зеленая жидкость. Стерн протянул руку, собираясь снять повязку, но внезапно один из мужчин вытащил свой кинжал.
– Не дотрагивайся до него! – приказал он.
Стерн посмотрел на араба, как смотрят на помешанных, с удивлением и сочувствием. Однако Аба эль Маан серьезно сказал, повернувшись к нему:
– Я попросил вас осмотреть мальчика. Но пожалуйста, не дотрагивайтесь до него, потому что я не могу отвечать за последствия.
Каролина, ни слова не говоря, воспользовалась моментом и сняла повязку. Под ней оказались какие-то листья, уже начавшие гнить. Стерн благодарно кивнул ей. Он достал из чемодана пинцет и снял им листья. Под пропитавшейся зеленью, отвратительно пахнущей повязкой Каролина ожидала увидеть большую воспаленную рану. Однако то, что предстало ее взору, на первый взгляд не вызывало опасений. Небольшая ранка, начавшая уже затягиваться по краям. Ни воспаления, ни гноя, ни красноты. Стерн намочил спиртом кусок марли и осторожно удалил с ноги прилипшие кусочки подгнивших листьев. Мужчины вокруг стояли тихо. Даже женщины перестали шептаться. Каролина тихо спросила Стерна:
– Почему же он в таком состоянии? Ранка-то смехотворная.
– Я еще не вполне уверен... – Стерн взял мальчика за руку, попробовал согнуть ее в локте, подвигать ею, однако у него ничего не получилось. Стерн ощупал пальцы. Они тоже были словно одеревеневшие. Наконец он подложил свою ладонь под затылок ребенку. Он знал, что мальчик наверняка страдает от сильнейших болей. Рамон осторожно опустил его голову на подушку, достал из сумки мазь и бинт и стал накладывать новую повязку.
– Что это? – нетерпеливо повторила Каролина. – Почему он не может двигаться?
Лицо Стерна было угрюмым.
– Столбняк. И быстро прогрессирующий. – На его лбу появились капли пота. – Существует одно средство против этой болезни, однако у меня его нет. Может быть, его можно здесь приготовить. Но и тогда оно не наверняка поможет. Шансы – один к ста. Столбняк практически неизлечим. Это смерть.
– Так на что же вы надеетесь? Только теперь Стерн поднял голову:
– Не забывайте, как это произошло. Наша лошадь поранила Тимура. И этого было бы достаточно. Но если бы он умер от раны, на это была бы воля Аллаха. Если же он умрет после лекарства, которое я ему дам, все здесь решат, что я приготовил яд и сочтут меня убийцей. Вы можете дать совет, как мне поступить?
Но Каролина уже не помнила, где находится. Она перестала ощущать окружающую ее опасную враждебность. Внезапно она увидела, как в глазах мальчика блеснула искра жизни, и перестала думать о себе.
Каролина видела направленные на них недоверчивые взгляды женщин и мужчин и прекрасно понимала, что слова Стерна абсолютно справедливы: если лекарство не поможет Тимуру, для них это будет смертным приговором. И все же Рамон должен попытаться! Она больше не думала об опасности, которая угрожает им самим. Каролина взглянула на Стерна. Их взгляды встретились. Это был немой диалог, язык, не требующий слов.
Аба эль Маан подошел ближе. В его голосе звучали нетерпение и недоверие:
– Ну как? Можете вы помочь Тимуру?
– Может быть. Если вы достанете то, что мне необходимо. Кору вороньего глаза – только с молодых веточек, гибких и не ороговевших. Один литр чистого спирта, аптечные весы. Еще мне понадобится котелок и сильный огонь. Если вы хотите, чтобы я помог Тимуру, не теряйте времени. – Стерн больше не раздумывал – он был сама решимость.
Каждое его слово вызывало надежду и веру в Каролине. Между ними существовало теперь некое созвучие, как между двумя одинаково настроенными инструментами. В первый раз Каролине пришло в голову, что они очень похожи. Он тоже не мог оставаться рассудительным и осторожным, когда поступки диктовало сердце. Это открытие глубоко тронуло Каролину.
Аба эль Маан отдал приказания. Он уже больше не казался невозмутимым, всезнающим мудрецом. Теперь это был глава клана – властный, неуступчивый, деспотичный – не только с окружающими, но и с самим собой, со своими сомнениями, которые опять возродились в нем. После того как мужчины покинули комнату, он повернулся к Стерну:
– Они приготовят все, что вы велели. Но что вы собираетесь делать? – Его глаза подозрительно сузились. – Из коры вороньего глаза суданские негры делают яд, которым отравляют свои стрелы, отправляясь на охоту.
– У Тимура столбняк. Его тело парализовано. Он умрет в невыносимых мучениях. Если еще что-то и может его спасти, то только этот яд. Я вколю ему под кожу мизерную дозу.
– Но этот яд сам вызывает паралич. – Абу эль Маана нисколько не успокоили его объяснения. – Слоны, раненные такими стрелами, падают в судорогах.
– Истинная тайна любого яда – в его дозировке. И факт состоит в том, что как раз этот яд является лекарством при параличах.
– Яд и противоядие в одном, – пробормотал Аба эль Маан. – Я начинаю понимать.
– Тогда поторопите ваших людей!
– Вы знаете, что делаете? – голос араба смягчился. – Если Тимур умрет после того, как вы дадите ему яд, я больше не смогу защитить вас. – Он минуту помолчал, потом продолжил: – Я буду молиться за ваши жизни.
– Мы все нуждаемся в вашей молитве, – серьезно ответил Стерн.
Он посмотрел на Тимура. До кризиса могли еще пройти целые часы. Но он мог наступить и быстрее.
– Было бы неплохо, если бы Тимуру дали выпить черного кофе, крепкого черного кофе. – Рамон взял свой чемоданчик. – Мы будем ждать у себя, – сказал он. – Позовите меня, когда все будет готово.
В комнате было тихо. Стерн углубился в книгу, время от времени старательно делая какие-то заметки. Он снял бурнус, и под легкой, песочного цвета рубахой рельефно проступили его мускулы. Каролина не в силах была отвести от него взгляда. Она попросила принести чаю и теперь пила горячий и очень сладкий напиток, чтобы избавиться от горечи, оставшейся во рту после посещения комнаты больного. Деревянные ставни потрескивали от жары. Перо в руках Стерна быстро скользило по бумаге, его губы двигались, повторяя химические формулы. Каждая черта этого мужественного лица излучала энергию, и только рот был ртом мечтателя. Каким бывает этот рот, когда из него льются слова любви и страсти, когда эти губы касаются женских губ?
Каролина отвела глаза. Она попыталась думать о чем-нибудь ином, попыталась отделаться от этих нелепых мыслей. Стремление коснуться губ этого мужчины было лишь минутной прихотью, настроением, которое минует через мгновение. И ничего иного. Это женское, эгоистичное желание испробовать страсть любящего ее человека, чтобы еще раз ощутить, что это значит – быть любимой. Разве у нее нет права тосковать по любви? Именно теперь, когда ближайшие часы могли стать последними в их жизни? Быть мужественной, бесстрашной, переносить лишения – разве для этого она родилась женщиной? Она слишком молода, чтобы довольствоваться воспоминаниями или мечтами о будущем.
Она внимала этому сладкозвучному внутреннему голосу, как внимают соблазнителю, – раздраженно и одновременно зачарованно. Это все еще была не больше чем фантазия, игра мысли, и все же она чувствовала, что уже дошла до грани. Она все еще была женщиной, которая принадлежала в этой жизни только одному мужчине. Но не хватало всего одного шага, чтобы эта женщина перестала существовать. Тогда известие о ее смерти, которое, вероятно, уже достигло герцога, в определенном смысле будет справедливым.
Внезапно ей показалось, что Стерн разглядывает ее. Кровь бросилась ей в лицо, будто ее застигли за чем-то недозволенным. Каролина подняла голову. Это был всего лишь самообман. Стерн не обращал на нее ни малейшего внимания, целиком углубившись в книгу. Словно черная волна накатила на Каролину, она вдруг почувствовала ненависть к самой себе, к Рамону, к той власти, которую всегда имеют мужчины над женщинами, – власти, превращающей их в рабынь.
– Вы не могли бы хоть на минуту оторваться от своей книги?!
Стерн почувствовал, что за ее словами скрывается не просто желание на минуту привлечь его внимание, но не мог понять, что именно. Инстинкт подсказывал ему, что дело в нем самом. Он почему-то почувствовал себя виноватым, но не мог найти слов, чтобы успокоить, утешить ее. Рамон подошел, обнял ее, прижал голову Каролины к своей груди, провел ладонью по волосам и мягко отвел ее руки, закрывавшие лицо. Потом заглянул ей в глаза. Он встретил ее взгляд – тот взгляд, который одновременно призывает и отталкивает. Его губы нежно коснулись ее лба. Оба на секунду замерли.
– Скажи мне это! – Нет, это были не слова, сорвавшиеся с губ Стерна, а стук его сердца. – Скажи это. Скажи, пожалуйста, что любишь меня.
Дрожь пробежала по телу Каролины. «Я добилась того, чтобы это случилось. Я желала этого. И теперь ненавижу себя за это», – подумала она.
– Пожалуйста, оставь меня, – тихо попросила Каролина.
Перед ней были его глаза, полные невысказанной нежности и страсти. Ей казалось, что она видит в них саму себя – женщину, ей отвратительную, вызывающую у нее страх. Женщину, которая была близка к тому, чтобы сжечь за собой всё мосты.
– Я люблю тебя!
– Нет! – Она оттолкнула Района от себя. – Уходите! – закричала она чужим, охрипшим от волнения голосом.
«Она погубит меня, – подумал Стерн. – Или станет любить меня так, как никакая женщина».
Но и то, и другое предположение делали его одинаково счастливым. И действительно: лучше умереть, чем жить без нее. Только одна мысль пугала его: мысль о том дне, когда они достигнут своей цели, когда он навсегда потеряет ее...
Рамон не слышал шагов за стеной, не услышал и стука в дверь. Он забыл о том, что существует остальной мир.
Каролина обрадовалась, когда Стерна позвали к Тимуру. Ей нужно было время, чтобы прийти в себя. Мысли унесли ее далеко отсюда. Париж! Юная беззаботная девушка. Почему вдруг она вспомнила об этом? Только потому, что хотела понять, чем же стала сейчас? С того времени не прошло даже года. Но каждый день этого года стоил целой жизни. Она стала другой. Она прошла через пустыню. Ее глаза привыкли к беспощадному свету дня и к железному блеску ночей, а ее сердце – к преследованиям, страданиям и смерти.
Все случайное, условное, привитое воспитанием слетело с нее, как шелуха. Прояснилась ее истинная суть, но ей самой эта суть была пока чужой. Догадываясь, что наконец осознала сердцевину своей натуры, она вместе с тем ужасалась той власти, которую возымели над ней эти черты. Теперь Каролина догадывалась, что мир, в котором, как ей казалось, она была счастлива и из которого ее насильно вырвали, не отвечал ее истинному предназначению. На самом деле все это было не жизнью, а лишь подготовкой к ней: пора цветения, весны и мечтаний миновала. Цветы опали – началось лето ее жизни. Что принесет оно ей?
Она закрыла глаза, пытаясь убежать от навязчивых страшных видений. По спине пробежала дрожь. Всей кожей ощущала она стальной зловещий холод. Это было предчувствие грозящей смерти.
Она схватила пиалу с чаем, глотнула, надеясь, что горячий напиток поможет унять озноб. И тут же вскочила, не в силах сдержаться, повинуясь внезапному желанию вырваться из этой комнаты, убежать от своих мыслей. Не имея никакой определенной цели, бежала она по переходам и лестницам.
Каролина сама поразилась, очутившись вдруг перед комнатой Тимура. Ни одного человека не встретила она на своем пути. Казалось, жизнь всего дома сосредоточилась вокруг этой комнаты.
Справившись со своим дыханием, она взялась за ручку, но дверь вдруг открылась, и из комнаты вышел Стерн. Каролина шагнула к нему, не решаясь, однако, взглянуть в его лицо. Он взял ее руку в свою.
– Что с Тимуром? – спросила она.
– Я дал ему лекарство, – ответил Стерн. – Будем ждать, когда оно подействует.
– Есть ли надежда?
– Надежда, может быть, и есть. Но главное – я сделал все, что мог.
Стерн был напряжен. Они молча пошли обратно – по переходам, галереям, лестницам. В одной из продуваемых ветром галерей Стерн остановился. С внутреннего двора, где к стволу огромного старого дерева была прикреплена голубятня, доносилось мирное воркование. Солнечные лучи пробивались сквозь ажурную крышу, их блики играли в темных волосах Рамона, делали еще более заметным бронзовый оттенок его кожи. Каролине вдруг захотелось коснуться его лица. Стерн медленно повернул к ней голову. Черты его лица смягчились. Он положил руку ей на плечо. Неужели он только что стоял у постели умирающего, боролся за жизнь мальчика? Все это казалось теперь таким далеким. Истинным, настоящим были только эти нежные плечи, которые он обнимал. Он словно вырвался из мрачного холодного подземелья на свободу. Свет и тепло возвратились к нему в момент стремительного объятия.
Не говоря ни слова, они продолжили свой путь, оба ясно осознавая, что это могут быть последние часы их жизни. Только когда они подошли к своим комнатам, Рамон убрал руку с ее плеча. У дверей комнаты сидели на корточках двое слуг. При виде чужестранцев они поспешно отложили в сторону какую-то игру, с помощью которой коротали время. Один из слуг вскочил. Это был Алманзор. На нем была праздничная одежда; волосы коротко подстрижены. Его лицо лучилось радостью:
– У меня хорошие новости! Шейх Томан ибн Моханна вернулся в город!
Каролина невольно повторила про себя эти слова. Напряжение и страх, не отступавшие от нее все эти дни, внезапно схлынули. Она почувствовала себя свободной, будто крылья выросли у нее за спиной.
– Шейх прислал своего слугу, – слышала она слова Алманзора. – Он ждет вас во дворце!


8

Это был тот самый путь, который они вдвоем проделали вчера вечером. Но сегодня у Каролины было впечатление, что они находятся в другом городе.
Ей казалось, что кто-то взмахнул над Тимбукту волшебной палочкой. Пустые улицы, немые дома, безлюдные площади – все теперь было полно движения, шума, красок. Площадь, на которой раскинулась ярмарка, казалась пестрым живым цветником – розовые, фиолетовые, оранжевые краски спорили друг с другом в яркости, – и над всем этим царствовал белый цвет бурнусов и тюрбанов.
Перед дворцом шейха шесть барабанщиков производили невероятный шум, от которого закладывало уши. Всадники проскакали во двор мимо застывшего строя часовых. Чернокожие слуги взяли их лошадей под уздцы.
Охрана была повсюду – в каждой нише, у каждой двери, на каждом повороте коридора. Зал, в который вошли Каролина и Стерн, был полон людей. Гудящие голоса замолкли при их появлении.
В глубине зала, между узкими колоннами, находилось возвышение, к которому вели плоские широкие ступени. На площадке стоял покрытый белой парчой диван, на котором возлежал шейх. Большие опахала из страусиных перьев, которыми двое слуг в праздничных одеждах овевали своего господина, создавали глубокую тень, в которой невозможно было рассмотреть его как следует. Шейх поднял руку. На его пальце блеснул перстень с камнем, пурпурным, как и плащ, укутавший его плечи.
Каролина уставилась на этого человека.
Существовал только один мужчина на свете, на чьих плечах она видела этот пурпурный плащ. Неужели она ослепла? Не видела стражей? Не разглядела их белых тюрбанов и бурнусов? Это был не шейх Томан ибн Моханна, а Калаф, повелитель пустыни. Они в ловушке. Но еще больше испугало Каролину другое. Ее безошибочный инстинкт, предчувствие опасности впервые изменили ей. Обычно она всегда готова к неожиданностям, так как осторожность и недоверие никогда не покидали ее.
Но теперь внутреннее чутье подвело ее, и она ощущала себя птицей, запутавшейся в расставленных силках.
Все окружающее исчезло. Ничего не имело теперь значения. Она полностью погрузилась в себя. Чья-то рука коснулась ее пальцев. Она взглянула на Стерна, понимая, что не вынесет, если он вдруг начнет утешать ее. Однако Рамон молчал. В его взгляде не было и намека на возможность спасения. И она была благодарна ему за это. Она понимала, что у него тоже не было больше сил на самообман. Снова ощутила она нечто вроде тайной связи между ними, некоего созвучия, позволяющего найти в другом человеке продолжение собственных чувств. И хорошо, что осталось хотя бы это.
Шум отвлек Каролину от ее мыслей. Калаф хлопнул в ладоши. Он снова принял ту позу, в которой лежал, когда они вошли в зал. Каролина подняла голову. Давно ли они здесь? Минуту? Час? Она словно спустилась с небес на землю.
– Подведите их ко мне! – приказал Калаф.
Каролина почувствовала, как острые пики уткнулись в ее спину. Она пошла вперед, механически переставляя ноги.
В зале стало еще тише. Опахало за спиной Калафа замерло. Владыка пустыни поднялся. Он был не старше Стерна, едва ли достиг тридцатилетнего возраста. Его взгляд, обращенный на Каролину, был настойчивым, но не враждебным. Его жажда мести исчезла в тот миг, когда он увидел врага поверженным. Желание возникло в нем не от природной жестокости, а от осознания того, что в этом мире является его важнейшим союзником. Это страх. Страх – самый надежный фундамент власти, поэтому он заманил сюда этих двух христиан – и поэтому они должны умереть. Казнь иноверцев достойно увенчает захват Тимбукту.
Овладеть этим городом было его давнишней мечтой. Тимбукту был ключом к Сахаре и Судану. И теперь этот ключ в его руках. Он жаждал его, долго стремился к нему. И полностью насладится победой он завтра на центральной площади во время казни христиан. Это будет хороший урок: жители Тимбукту получат одновременно доказательство его жестокости и набожности.
Он наслаждался мыслями об этом, как наслаждался и сегодняшним мгновением, желая продлить его как можно дольше. Он любил демонстрировать свою власть. Но спокойствие христиан тоже произвело на него впечатление. Нечто вроде симпатии возникло в нем. Ощущение триумфа над шейхом Томаном и этим городом заставило его продолжить.
– Посмотрите, как они молчат! – воскликнул он. – Они знают, что нельзя предать Калафа, не поплатившись за это жизнью! И все же с ними следует поступить справедливо, потому что Аллах справедлив всегда и во всем. Не я буду судить их. Вы должны сделать это. Должен собраться суд!
Калаф смотрел на Каролину, думая о том, что вряд ли кто-нибудь из мужчин поймет его. Любой другой на его месте убил бы мужчину – но женщину взял бы в свой гарем. И сделал ее там королевой. Эта христианка не только прекрасна – она излучает какое-то волшебное обаяние. Калаф чувствовал это, как и все присутствующие в зале. Возможно, казнить ее действительно было глупостью. Но еще большей ошибкой было бы проявить милость к ней. Особенно сейчас.
– Пошлите за Абой эль Мааном! – крикнул Калаф своим зычным голосом. – Он мудрейший человек в этом городе. Пусть он возглавляет суд.
За высоким, обшитым темным деревом парапетом, отделяющим переднюю часть зала, собрался суд. Рядом с каждым из двенадцати судей сидели слуга и писец. В стороне на принесенных подушках разместились зрители. Никто не двигался, не разговаривал. Мертвая тишина стояла в зале суда. Мужчины сидели с полузакрытыми глазами. Слуги усердно обмахивали их опахалами, однако это не создавало прохлады. Все ждали прихода Абы эль Маана. Жара измучила всех, лишила сил и желаний.
Каролина тоже пребывала в каком-то оцепенении. Нетерпение, с которым она поначалу ждала прихода Абы эль Маана, растаяло в этом пекле. Она больше не считала минуты до начала разбирательства. Сонная одурь, равнодушие охватили ее. Она была загадкой для самой себя. Она так мало себя знала. Она едва начала жить – и уже должна умереть. Умереть? Она верила, что примирилась с мыслью о смерти, но это далось ей так легко только потому, что она не представляла, не могла представить собственной гибели. Смерть была для нее в этот час всего лишь соблазном неведомого, обещанием новой формы жизни.
Внезапно опахала слуг застыли. Шепот пробежал по залу. Судьи выпрямились, передавая друг другу вполголоса какое-то известие.
Дверь, у которой стояли часовые, прислонившись к деревянным панелям, вдруг отворилась. Вошел Алманзор. Стражи преградили ему дорогу.
– Аба эль Маан послал меня к арестованным, – сказал он с такой решительностью, которой Каролина никак не ожидала от него.
Прочла ли она что-то на лице юноши, едва он успел произнести лишь слово? Алманзор, подойдя к ней, вдруг нагнулся, как будто хотел броситься перед ней на колени. Опустив голову, он проговорил:
– Тимур, внук Абы эль Маана... мертв.
Его слова потонули в шуме, внезапно поднявшемся в зале. Створки двери раскрылись, раздался громкий барабанный бой. Судьи и писцы согнулись в глубоком поклоне, слуги бросились на пол ниц.
Аба эль Маан вошел в зал. Не глядя по сторонам, прошел толкователь Корана к своему месту на возвышении. Слуга разложил перед ним своды законов. Аба эль Маан сел, поправил складки своего одеяния и дождался, пока в зале воцарится тишина.
Каролина и Стерн поднялись. По обе стороны от них стояли стражники. Каролина искала взгляд Абы эль Маана. Никогда она не видела его в таком состоянии. Действительно ли это Аба эль Маан? Мужчина там, наверху, был не тем мудрецом, который предоставил им убежище, не тем гуманистом, способным понимать не только рассудком, но и сердцем. Этот человек был моложе, чем тот, кого они знали. Признаки возраста сгладились, исчезли, из глаз ушла усталость; плечи не были больше сгорбленными, словно несшими на себе тяжкую вину. Это был человек, воодушевленный только одним – ненавистью.
Двое негров подняли над головами блестящий гонг. Глухие удары поплыли над залом.
– Суд можно начинать, – сказал Аба эль Маан.
Каролина слышала этот голос, нетерпеливый и непримиримый, – и знала, что надежды больше нет.
Положив руки на барьер, гордо выпрямившись, стояла Каролина перед своими судьями. В начале разбирательства она еще пыталась сконцентрироваться, подумать о том, какие обвинения выдвинут против нее эти люди. Но теперь их голоса превратились для нее всего лишь в неразборчивый шум, который больше не достигал ее сознания.
Зато нечто другое полностью поглотило ее внимание. Сквозь закрытые створки ставен ей были видны кусочек ярко-синего неба и крона веерной акации. Разве не видела она уже когда-то эту картину? Листья акации не шевелились, но ей казалось, что она слышит шелест, пробегающий по ветвям дерева. Дерево предчувствовало грозу. Каролина тоже ощущала ее приближение, хотя находилась в помещении, где не было окон. Она ощущала это всей кожей, всеми нервами. И странным образом успокаивалась.
Когда она была ребенком, то в такие часы прокрадывалась в западную башню замка Розамбу. Ей было совсем не страшно. Она забиралась на самый верх, в пустую, гулкую комнату с окнами во всю стену, внизу шумел потемневший таинственный парк, казавшийся сверху, из башни, темно-зеленым бушующим морем. А наверху было небо, похожее на громадный кратер, разродившийся сине-черной лавой, временами пробиваемой огненными стрелами молний.
Первый порыв ветра дохнул с неба. Воздух наполнился сухим шелестом листьев акации. И снова Каролина ощутила странное спокойствие, снизошедшее на нее. Теплая волна поднималась внутри. У нее не было больше тела, плоти и крови. Она превратилась в созвучную этой мощной силе частичку природы. С каждой секундой в зале суда становилось все темнее. Внезапно дверь с грохотом растворилась, и яркая вспышка осветила зал, заставив людей зажмуриться. И тут же прогрохотал гром.
В воздухе запахло озоном. Сильные порывы ветра потрясли стены. Огонь многочисленных ламп испуганно затрепетал. Аба эль Маан поднял правую руку. За его спиной блеснул тусклый круг гонга. Снова прозвучали три удара. Аба эль Маан не дождался, пока утихнет эхо последнего удара. Он не мог больше терпеть. Приговор должен прозвучать. Одновременно с гонгом раздался и его голос.
В это мгновение сильная рука коснулась волос Каролины. Рамон Стерн притянул к себе ее голову. Это был не любовный жест, не ласка. Он прикрывал ее, как ребенка, от чьих глаз и ушей надо скрыть какое-то зрелище. Но для Каролины его жест означал нечто иное. Чувство, охватившее ее, заставило позабыть обо всем. Был ли произнесен приговор? Это не имело больше значения. Важны были только руки, обнимавшие ее.
Голос Абы эль Маана умолк. В зале суда воцарилась тишина. Иные шумы наполнили башню. Гулкие удары, будто ветер сбрасывал на землю с ветвей спелые плоды. На секунду ветер замер. А потом с ровным монотонным шумом на землю хлынул дождь!
С каждым мгновением потоки льющейся с неба воды становились все мощнее. С беспощадной яростью обрушились они на притихший город. Все остальные звуки тонули в этом шуме. Даже по крутым ступенькам, которые вели в подземелье, дождь стучал сильнее, чем шаги осужденных.
Их стражи шли впереди. Они открыли железную дверь, и темный коридор поглотил пленников. Шум дождя еще сопровождал их, как будто он зарождался в этих стенах, как будто каменные плиты сейчас обрушатся на них, как обломки скал. И снова они очутились перед дверью. Она была так тяжела, что понадобилась сила двух человек, чтобы сдвинуть ее с места и закрыть, когда Каролина и Стерн оказались за ней. Ключ повернулся в замке, и все смолкло. Каролина прислушалась. Полная тишина – не слышно даже, ушли ли стражи или остались стоять за дверью.
Только шум дождя слышала она, тихий и далекий, как забытая песня тамбуринов.


9

Медленно привыкали ее глаза к темноте. Она обнаружила узкое отверстие в стене под самым потолком. Слабый, едва заметный свет проникал сквозь него в подземелье. Каролина стояла на месте, не зная, чего же она ждет. Что она должна испытывать – страх, сомнения? И чего она боялась? Что вдруг утихнет, погаснет то горячее ощущение счастья, которое она испытала в тот момент, когда дверь за ними закрылась и она осталась в подземелье наедине с этим мужчиной?
Это был абсурд, всего лишь истерическая реакция. Она не должна потворствовать этому. Сейчас это чувство схлынет. Это все из-за невыносимого напряжения последних дней и часов. Но теперь она больше не в том оцепенелом состоянии, в котором пребывала в зале суда. Она очнулась. Ее разум работал четко и ясно. Они в тюрьме, они приговорены к смерти. А ее волновало лишь одно: его присутствие рядом. Ее взгляд скользил по темной пещере, по стенам из сырых базальтовых плит, по утоптанному глиняному полу. В углу стояла лежанка, покрытая сеном. Вот откуда исходит аромат земли и солнца! Каролина опустилась перед ней на колени, расстегнула застежку своего плаща, сняла его с плеч. Знает ли она, что делает? Заботливо, как женщина, готовящая ложе для любимого мужчины, которому мечтает отдаться, расстелила Каролина плащ поверх сена. Потом сняла чадру с головы и сложила ее в изголовье вместо подушки.
Каролина ждала, не находя в себе мужества, чтобы обернуться. Она разглаживала складки плаща, убирая острые соломинки, чтобы хоть как-то справиться с внутренним возбуждением, захлестнувшим ее. Она томилась от желания. Почему он медлит? Почему заставляет ее переживать эти бесконечные минуты ожидания? Они и так уже потеряли столько времени. Каждая секунда промедления приближала их к смерти. Измотанная, как после тяжких физических усилий, она буквально упала на лежанку. Как бы она хотела протянуть к нему руки, позвать его! Но не могла на это решиться. Каролина уткнулась лицом в ладони и закрыла глаза, словно пытаясь таким образом заставить замолчать свои чувства, подавить в себе смятение. Она скорее согласилась бы задохнуться от тоски, чем призналась бы в своих чувствах мужчине, не испытывающему то же самое.
И в самом деле Рамон Стерн в этот момент испытывал нечто иное, нежели она. Он любил ее. Он любил ее больше, чем она могла себе представить, чем он решился бы ей признаться. Именно любовь делала для него невозможным использовать этот момент и это место для близости с нею. Свернувшись калачиком, лежит она там, несчастная от одиночества и страха. Ее беззащитная поза разрывала ему сердце. Рамон боялся того сомнения, которое может увидеть на ее лице и которому он ничего не мог бы противопоставить – ни надежды, ни утешения, ни веры в чудо.
Он опустился на колени рядом с лежанкой, просунул руку ей под голову. Он искал подходящие слова, но что он мог сказать ей?
Имеют ли слова какое бы то ни было значение в этом застенке, который откроется только затем, чтобы предать их в руки палача? Забыть все, заснуть – может быть, ему удастся усыпить ее, укачать, как дитя? Рамон испугался, когда она вдруг повернула к нему голову. Ее глаза были теперь прикованы к нему. В них была меланхолия, нежность и в самой глубине влажных черных зрачков – страстный огонь. Она притянула к себе его голову.
Стерн ощущал нежные прикосновения ее рук. Перед ним было ее лицо, такое доверчивое, трогательное. Он понимал, что через секунду уже не сможет сдержать себя, и отвел ее руки.
– Останься! – Каролина смотрела на него, не в силах понять. – Не оставляй меня одну! Только не сейчас!
Стерн провел ладонью по лицу, словно пытаясь напомнить себе, где они находятся.
– Слишком поздно! Мы уже больше не принадлежим к числу живых. А жизнь отказала нам в любви.
– Жизнь не разрешает любить никому из живущих. – Каролина произнесла это, обращаясь, скорее, к себе. – В этом и состоит суть жизни – разрушать всякую любовь.
Он посмотрел на нее с изумлением. Сама того не понимая, она ответила ему на вопрос, который давно тяжестью лежал у него на сердце. Рамон протянул к ней руку и замер на полдороге. Казалось, он не решался ни дотронуться до Каролины, ни убрать руку.
– Что же я должен сделать? – тихо спросил он.
– Ты можешь сделать для меня только одно, – ответила Каролина.
В подземелье воцарилась тишина. Внезапно Стерн привлек ее к себе, нежно убрал волосы со лба. Он позволил наконец выплеснуться той любви, от которой пытался сбежать все это время. Каролина ощущала прикосновения его губ на шее, на плечах, ее тело жадно встречало его ласки, ловило его дыхание. Каролина крепко обняла его за шею и отдалась этой страсти без оглядки и сожалений. Ее острота и сила были сродни смертельным мукам.
Не со слепой торопливостью, не с закрытыми глазами, переполненные нежностью, отдавались они друг другу. Они знали, на что решились, что делают. Они были не слабее того, что с ними сейчас происходило.
Стерн открывал для себя ее тело с восторгом завоевателя, достигшего наконец страны, о которой так долго мечтал.
Только потому, что все ее чувства были необыкновенно обострены, Каролина ощутила этот шорох. Она осторожно высвободилась из его объятий, встала и прислушалась. Она слышала дыхание Района в тишине, шелест сена – а потом снова этот странный звук. Это не могло быть дождем – скорее, было похоже на редкие падающие капли. Она тронула Стерна за плечо:
– Послушай!
Его руки искали ее в темноте, а найдя, снова притянули к себе:
– То, что ты слышишь, – стук моего сердца. – Его мягкий тон тронул Каролину еще сильнее, чем его страстность.
– Нет, прислушайся! Будто кто-то стучит нам.
Стерн затряс головой:
– У нас остался только этот час, мы больше не проснемся – никогда. Иди ко мне...
Каролине было так тяжело отрываться от него. Но она должна была это сделать. А вдруг – вдруг это сигнал, признак того, что помощь близка?
– Я не хочу умирать, – сказала она. – Ни сейчас, ни сегодня, ни завтра. Я хочу жить.
Рамон уставился на нее, словно на существо из иного мира. Пока он держал ее в своих объятиях, она принадлежала ему. Стоит отпустить на миг – и он потеряет ее снова.
Но Каролина решительно высвободилась из его объятий и подошла к противоположной стене. Она сантиметр за сантиметром исследовала камни, будто верила пальцам больше, чем ушам. Стук продолжался. Но она не могла определить, откуда он исходил, настолько он был слабым. Внезапно она ощутила, что под ее рукой больше нет плиты, а только кусок оштукатуренной стены. Оштукатурено явно было недавно, еще чувствовался запах раствора. Она постучала по стене. Звук раздался такой, словно за ней была пустота. В тот же самый момент звук из-за стены умолк. Каролина замерла. Она ощутила, как от волнения пот выступил на лбу. Она выдала себя; она все испортила. Каролина оцепенела от страха – и вдруг стук раздался вновь. Теперь его ритм изменился. Раз, два, три – пауза, а потом опять – раз, два, три. Отчетливые удары.
Стерн поднялся. Его поза выдавала то усилие, которое ему приходилось делать над собой, чтобы вернуться в реальный мир. Каролина заметила это с нежностью, но и с нетерпением. Снова из-за стены послышался мерный стук. Удары все время меняли ритм.
Стерн все еще не мог проникнуться ее надеждой. Он сознательно отбрасывал мысли о возможном спасении. Ему казалось трусостью цепляться за жизнь, снова надеяться и снова обманываться.
– Это могут быть рабочие где-нибудь во дворце. Или крысы. Или водосток.
Каролина едва не ответила ему резкостью. Почему надежда пугает мужчин больше, чем верная смерть?! Почему только женщина смеет надеяться, верить в невозможное?! Она была убеждена, что это раздавался сигнал, предназначавшийся им. И, словно ее мысли дошли до неведомого спасителя, – стук стал громче и отчетливей. Если б только знать, в какой части дворца они находятся! Когда их вели сюда, она была так подавлена, что потеряла всякую ориентацию. И все же – ей врезалась в память стена около их камеры. Она казалась совсем недавно построенной.
– Вы видели новую стену? – спросила она. – У самой двери нашей камеры.
Ей все же удалось разрушить стену безразличия, воздвигнутую Районом. Но то, что она даже сейчас превосходила его в мужестве и решительности, больно ранило Стерна.
– Чтобы разрушить стену, нам нужны инструменты, – сказал он. – А их сюда забыли положить.
– А это что? – Каролина, оглядевшись, подняла мастерок.
Она отыскала его в нише, рядом с бочонком.
– Взгляните! – Она заглянула внутрь бочонка. – Известь! Ее наверняка оставили каменщики. Она еще не застыла.
Стерн отодвинул бочонок и исследовал пол. Если здесь есть мастерок, может, найдется и молоток. Его пальцы нащупали металлический стержень, которым строители обычно выравнивали кирпичи. Губы Стерна скривила ироническая усмешка, во взгляде читалось презрение к жизни, но он, подгоняемый ее нетерпением, засучил рукава своей рубахи и подошел к стене. Стерн пригляделся и нашел самую широкую расщелину между кирпичами. Раствор там еще не совсем затвердел, и работа пошла куда быстрее, чем он рассчитывал. Видимо, даже дня еще не прошло с тех пор, как была выложена эта стена. Влажная штукатурка крошилась и падала на пол. Рамон просунул руку в отверстие, чтобы проверить, насколько глубоко пробился в стену. Внезапно он понял, что больше не испытывает сопротивления. Он осторожно вынул первый камень и положил его на землю.
– Могу ли я помочь? – спросила Каролина.
– Лучше не мешайте, – попросил он, чувствуя в себе такой приток сил, что их хватило бы, чтобы развалить весь дворец.
На полу росла гора вынутых кирпичей. Теперь достаточно было одного удара, чтобы выломать камень и еще больше расширить отверстие. Стерн показал на дыру в стене:
– Смотрите!
На расстоянии одного метра от разрушенной Стерном стены Каролина увидела еще одну стену. Именно из-за нее доносился шум; и теперь это были не одиночные удары, а царапанье и гулкий стук; очевидно, человеку по ту сторону пришла в голову та же идея – проломить стену. Один из кирпичей во второй стене качнулся. Каролина едва справилась с желанием спрятаться за спину Стерна. Во рту у нее пересохло. Ее глаза словно приклеились к стене. Только теперь она поняла, что свет, проникающий в узкое отверстие между стенами, – это сияние луны. Итак, на улице ночь. Значит, они уже много часов находятся в застенке – а ей-то казалось, что время пролетело как один миг.
Сильный удар с той стороны преграды вывел ее из задумчивости. Камень в стене зашатался сильнее и упал на землю. В отверстии появилась рука с кинжалом, смуглая, костлявая. На среднем пальце блеснуло широкое золотое кольцо. Каролина вопросительно взглянула на Стерна:
– Измаил? Его дом граничит с дворцом.
Стерн, похоже, не слышал ее вопроса. Не в силах отвести взгляд, смотрел он на перстень, сделанный в виде двух сплетенных к змей с огромным рубином посередине.
– Только один человек вправе носить такое кольцо, – прошептал он. – Глава рода Ауклиммидов, шейх Томан ибн Моханна.
Стерн больше не мог сдерживаться. Он тоже бросил свои инструменты и протиснулся сквозь отверстие.
У шейха Томана ибн Моханны появилась надежда на спасение, когда он принялся с помощью кинжала ковырять сырой раствор между кирпичами. Он начал делать это, не в силах больше прислушиваться к тишине и тупо смотреть на свет масляной лампады. Замурованный живьем, шейх сначала радовался этому свету. Но когда последний камень был вделан в стену, навеки отделяющую его от мира, он понял, что лампа только ускорит его смерть, сжигая кислород в этом каменном гробу. И все же он не потушил ее. Он был близок к тому, чтобы вонзить себе в грудь кинжал, оставленный ему... Он долго стоял с бессильно опущенными руками, прислонившись к стене в камере двух христиан, куда привел его Стерн. Его кожа приобрела восковой, желтоватый оттенок. В этот момент он вовсе не выглядел молодым, тридцатипятилетним мужчиной. Он был так же стар, как страх человека перед смертью. Шейх тяжело дышал. Ему все еще казалось, что стены, за которыми он был заживо погребен, давят на него. Что-то подсказывало ему, что, сколько бы он ни прожил, это жуткое ощущение никогда больше не покинет его. Всегда будет сжимать его грудь этот невыносимый груз. Он распахнул халат, потянул ворот рубахи. Ему не хватало воздуха.
Стерн торопливо подошел к нему:
– Что с вами? Вы как будто не рады своему освобождению.
Шейх Томан ибн Моханна склонил голову. Да, он дышит, он живет, но разве они не понимают, что эта жизнь не имеет для него никакой цены? Он, Томан ибн Моханна, глава рода Ауклиммидов, наместник Тимбукту, отпрыск рода, ведущегося от Александра Великого, был побежден сыном пирата и разбойника. Только он виновен в том, что Калаф так вознесся. Уверенный в незыблемости собственной власти, он не обращал внимания на набирающего силу Калафа. Тот вызывал у него всего лишь любопытство. Он со злорадством наблюдал, как гордые и упрямые пустынные племена один за одним покорялись этому человеку. Склонный решать проблемы мирным путем, шейх зашел даже так далеко, что предложил Калафу должность своего военачальника. В ответ Калаф напал на одну из его летних резиденций на Нигере. Это было около трех лет назад. С тех пор борьба между ними не прекращалась, замирая только на короткое время.
– Вы освободили меня, – сказал шейх Томан, – но шейх, живым попавший в руки врага, не имеет права на жизнь. – Бессильным жестом, словно защищаясь от унизительных воспоминаний, он поднял руки. – Не раз во время войны Калаф желал мне смерти. В этот раз я умолял его убить меня... – Шейх издал протяжный мучительный стон, опустил голову, зябко закутался в плащ.
Потом сполз по стене вниз, положил голову на согнутые колени и так замер. Было в его позе величие скорби, что не позволяло обратиться к нему с утешениями.
Вид этого человека напомнил Каролине о ее собственной судьбе. Она снова с ужасом подумала о том, что ее ждет. Она увидела перед собой караван-сарай. Сдержал ли Измаил слово, приготовил ли все необходимое? Но она очень сомневалась, стал ли он делать это после их осуждения, при котором сам присутствовал.
Всего пара кварталов от дворца шейха, в подземелье которого они сейчас находятся, всего две сотни метров отсюда до караван-сарая – и надежда обрести свободу может стать реальной. Для этого она должна уметь проходить сквозь стены. Минута за минутой тонули в молчании.
Придет утро. Дверь откроется, и их отведут на казнь. При мысли об этом все в Каролине переворачивалось. Ее взгляд перебегал от шейха к Стерну, от стен к двери. Она сама не знала, где бродят, чего ищут ее мысли. Она была слепцом, блуждающим в темноте. Спонтанно, не раздумывая, зачем им это, она вдруг сказала:
– Как вы думаете, шейх Томан, удастся ли нам вызвать сюда Калафа?
Когда шейх поднял голову, его глаза все еще были пусты, а в лице не было ни кровинки. Каролина даже подумала, что он не расслышал ее. Но он вдруг сказал:
– Кто вы и как смогли прочитать мои мысли? – Он вскочил и зашагал по камере. – Быть может, Аллах посылает мне это испытание? – Его взгляд обратился к Стерну. – Какой приговор вам вынесен?
– Смерть, – ответил Стерн.
Рот шейха растянулся в гримасе. Но это не была улыбка.
– Не вы – Калаф умрет. Я клянусь вам в этом. Прежде чем солнце взойдет... – Он замолчал и вновь продолжил свое хождение вдоль стен камеры.
Потом остановился рядом с Каролиной. Только в этот момент он вдруг осознал, что перед ним женщина, молодая и очень красивая. – Вы надеетесь, что вам удастся привлечь Калафа своей красотой? – Он покачал головой. – Он пошлет евнухов, чтобы привести вас.
С горечью она уставилась на обоих мужчин. Нет, не было ничего, чем она могла бы завлечь Калафа в ловушку. Караван покинет Тимбукту без нее. Никогда больше она не увидит песков Сахары, не опустит руки в холодный источник... Колодцы пустыни! Словно озарение снизошло на нее.
– Калаф придет, – сказала она. Мужчины недоуменно уставились на нее.
– Говорю вам, он придет! Зовите стражников. Пошлите Калафу известие, что у нас есть план всех колодцев Сахары.
– У вас есть план колодцев? – Словно молния озарила лицо шейха. – Покажите. Я должен видеть его, должен держать в руках, чтобы поверить!
Стерн снял через голову кожаный мешочек Разима и достал оттуда сложенную бумагу. Шейх Томан взял ее в руки. Он не развернул ее, лишь любовно коснулся пальцами.
– Это убьет его вернее кинжала! Аллах – великий и мудрейший судья. Один он ведает, скольких людей погубил Калаф, чтобы снова завладеть этим планом. – Шейх Томан протянул бумагу Каролине. – Вы покажете Калафу план колодцев, заманите его в камеру. Все остальное предоставьте мне. – Он поднял руки. Дрожь сотрясала его тело, словно он вонзил кинжал в живую плоть. Он убивал именно в этот миг, наслаждаясь предвкушением мести.
– Чем нам поможет его смерть? – Казалось, голос Стерна не достигает его ушей. – Эта смерть не откроет нам двери, не удалит стражу. Люди Калафа отомстят за своего господина, едва мы сделаем хотя бы один шаг.
Шейх стоял перед ними натянутый как струна. Он совершенно изменился. Его глаза светились уверенностью человека, который убежден в собственной правоте.
– Извините, я забыл, что вы христиане. Ваши солдаты будут биться за короля, даже если он мертв. Вы, христиане, и молитесь-то мертвому Богу. Мы, магометане, совсем другие. Наш Бог – жив. Даже его пророк Магомет не может умереть. В тот момент, когда я убью Калафа, его власть рухнет. От него ничего не останется. Аллах сотрет его с лица земли. И никто не решится противиться воле Аллаха.
– Что за шум? – грубо спросил солдат. – Вы что, не можете дождаться, пока палач придет за вами?
Каролина стояла в том углу, который был хорошо виден в приоткрывшееся окошко в железной двери. Мужество изменило ей, когда он увидела в свете свечи лицо охранника. Оно было злым и замкнутым.
– Позови Калафа! – сказала она.
Охранник замер, а потом угрожающе захохотал. Его хохот гулко отлетал от стен подземелья.
– Вы думаете, мне охота составить вам завтра компанию? Меня так же, как вас, привяжут к лошадиному хвосту и протащат по всему Тимбукту, если я решусь...
– Калаф накажет тебя еще ужаснее, если ты не выполнишь мою просьбу, – бесцеремонно прервала его Каролина. – Я обладаю одной вещью, которая очень важна для Калафа. Если ты сейчас же не позовешь Калафа, я закричу. Тогда прибегут другие стражники, и они будут умнее, чем ты.
Ей удалось разбудить его любопытство.
– Покажите, что у вас есть, – потребовал он.
Каролина наполовину развернула план. Часовой приподнял свечу. Недоверчиво он уставился на карту. Рука со свечой придвигалась все ближе к драгоценному листку бумаги.
– Ты что, хочешь его поджечь? – Каролина отвела руку. – Ну? Ты идешь сообщать Калафу – или нет?
Без дальнейших слов часовой закрыл дверной глазок. В замке повернулся ключ, и в камере воцарилась тишина. Зажав план в кулаке, Каролина бессильно прислонилась к двери. Колени у нее дрожали. Стерн обнял ее.
– Когда он придет – сможете ли вы продолжить игру? – тихо спросил он.
Она глубоко вздохнула:
– Не знаю. Я не уверена – хотя до сих пор все шло легче, чем я думала. – Она бросила взгляд туда, где стоял Томан ибн Моханна – у стены за самой дверью. Когда откроется дверь и войдет Калаф, он не сможет заметить шейха. Ей казалось, что она ощущает решимость шейха Томана и его жажду мести; он возбуждал в ней одновременно доверие и ужас.
Стерн еще ближе придвинулся к ней. Он не испытывал ни страха, ни надежды. В его душе были лишь тьма, тоска да смутное чувство, что наступают их последние мгновения, и она больше не принадлежит ему целиком. Он держал в руках только ее тело и понимал, что душа Каролины далеко от него.
– О чем вы думаете?
Она не ответила. Он почувствовал, как ее губы коснулись его щеки – очень ласково и совсем мимолетно. Она все больше и больше отдалялась от него. Для нее не существовало ни стен темницы, ни страха смерти. Всегда находилось что-то, что выручало ее из беды – сильная рука мужчины, легконогий конь, быстроходный корабль. Впервые в его душу закралось подозрение, что минуты их близости ничего не изменили, что и теперь он не сможет удержать ее. Рамон почувствовал, как напряглось ее тело.
– Они идут, – прошептала Каролина.
Из угла, где притаился шейх Томан, послышался глухой смешок. Каролина различила в полумраке только его белые зубы да по-блескивание перстня на его пальце. Стерн пробрался в глубь камеры.
Опять распахнулась небольшая дверца, и Каролина увидела в окошке перед собой лицо Калафа. Впервые он был так близко к ней. Сейчас на нем не было обычного тюрбана, темные кудри спадали на лоб, вились на ушах. Даже резкие, слишком глубокие для его возраста морщины вокруг глаз не могли лишить это лицо его сияющей юности.
– Покажите, что там у вас.
Смогут ли ее губы произнести нужные слова – спокойно и невозмутимо, чтобы не возбудить подозрения?
– Зайдите сюда, и я покажу только вам. Вам одному. Без стражников. – Она попыталась улыбнуться, однако не была уверена, что ей это удалось. – Или вы считаете, что я могу обманывать вас? – Каролина развернула план и немного отступила назад, поскольку владыка пустыни так и не вошел в темницу.
– Подойдите поближе, чтобы я мог лучше рассмотреть. Слишком многие утверждали, что владеют планом колодцев – однако все это были фальшивки.
Но Каролина не двинулась с места.
– Помните ли вы, где ваши люди задержали Разима? Разве это было не рядом с колодцем? У источника, о котором мог знать только тот, кто владел истинным планом.
– А вы, похоже, забыли, что приговорены к смерти. Мне нужно лишь немного подождать.
– Вы не получите этого плана. Я порву его прямо сейчас, у вас на глазах.
– Погодите. Вы начинаете мне нравиться. Женщина, умеющая бороться, – это большая редкость. Что вы потребуете за это? Вашу жизнь?
Каролина кивнула. Теперь, когда она уже была близка к цели, ее ноги опять ослабели.
– Только вашу жизнь? Или вашего спутника тоже?
Она почти прижала лицо к решетчатому окошку в тюремной двери.
– Только мою, – прошептала она.
– Тогда мы сможем договориться. – Калаф сделал знак стражнику.
Каролина почувствовала, как холодок пробежал по ее спине, когда ключ повернулся в замке. Только одно желание было у нее – бежать! Она не сможет дождаться, пока откроется дверь и войдет Калаф. Каролина боялась сделать что-то, что выдаст ее, она не была уверена, что сумеет дальше сохранить над собой контроль...
Каролина отступила назад и ощутила руку Стерна на своем плече. Однако он перестал быть тем мужчиной, кто всегда поддерживал ее в трудную минуту. Теперь это был чужой человек, который удерживал ее против воли и принуждал к чему-то страшному.
Дверь со скрипом поворачивалась на петлях. Полоска света из-за нее стала шире. Резкий силуэт Калафа возник в дверном проеме. Он был в пурпурном плаще. Его шаги были легки и бесшумны. Свет, окружавший его, померк, когда дверь с шумом захлопнулась. Теперь плащ казался не красным, а черным. А над ним – бледное лицо. Неужели он улыбается? Внезапно Калаф резко обернулся.
Помимо своей воли Каролина посмотрела туда же. Она увидела только руки и белый шнурок... ей стало не по себе, как будто это она должна была умереть в следующий момент. Перед ее глазами задрожали огоньки, начали кружиться все быстрее и быстрее. Земля поплыла у нее из-под ног. Каролина странно воспринимала то, что произошло в подземелье дальше. Ей казалось, что на месте Калафа была она, это вокруг ее шеи затягивал шейх Томан шелковый шнурок, это ее безжизненное тело сползало на пол, ее затаскивали в пролом, за ней снова заделывали стену. Она каждой своей клеточкой, каждым нервом пережила гибель Калафа. И это было страшнее, чем собственная смерть.
Каролина лежала в сене, уткнув голову в колючие сухие травинки. Звуки, доносящиеся сзади, подсказали ей, что все кончено.
Она слышала шепот Стерна и шейха Томана. Она чувствовала, как Рамон склонился над ней. Но она боялась его голоса. Боялась, что придется взглянуть в глаза этим двум мужчинам.
Каролина убрала волосы с лица, стряхнула травинки с одежды. На полу лежал план колодцев. Она подняла его, провела пальцем по бумаге, такой же грубой и зернистой, как песок пустыни. Снова перед ее внутренним взором возникли видения. Но на этот раз это были журчащие источники, зеленые оазисы посреди желтого песчаного моря, кони, под копытами которых вихрем поднимался песок, верблюды с горами цветной поклажи на спинах. И трагедия, разыгравшаяся на ее глазах, внезапно обрела смысл и некую справедливость.
Каролина протянула план Стерну:
– Он скоро нам понадобится.
Рамон удивился тому, как ровно и уверенно звучал ее голос. Они посмотрели друг на друга, и все, чего она так боялась всего несколько секунд назад, ушло прочь. Нет, не было никакого различия между ней и этими мужчинами. Она тоже желала смерти Калафа. Она тоже хотела жить.
– Вы готовы? – Шейх Томан, сжимая в руках пурпурный плащ Калафа, стоял посреди камеры.
На его лице сияло выражение триумфа. Это был знак, оставленный на нем последним часом, знак победителя, человека, избранного Аллахом и возвышенного им.
Он набросил плащ себе на плечи.
– Не беспокойтесь. Этот плащ ослепит их. Я выведу вас из дворца. Только будьте все время рядом со мной. И все будет так, как я вам сказал.
Шейх громко приказал стражнику открыть дверь. Дверь отворилась. Справа и слева стояли часовые. Они скрестили руки на груди и низко поклонились человеку в пурпурном плаще.
Каролина на мгновение остановилась и окинула взглядом темницу. На лежанке все еще оставался ее плащ, которым она застелила сено. Она поспешно вернулась, подняла его и вышла вслед за мужчинами.


10

Дождь, ночь и луна, мелькавшая среди облаков, волшебно преобразили город. Серые дома превратились в стеклянные дворцы, площади с утоптанными глиняными мостовыми – в огромные черные зеркала, пыльные деревья – в серебряные фонтаны. Каролина не замечала, что ее ноги по щиколотку в воде, что ее плащ совершенно промок. Подняв лицо к небу, она брела под дождем.
Шейх Томан торопливо шел впереди, тяжелый пурпурный плащ облепил его плечи. Он двигался так энергично, лицо его было столь оживленным, что Каролине не верилось, что несколько часов назад шейх сидел в подземелье сломленный, опозоренный и безвольный.
– Утром пустыня зазеленеет, – сказал он, – и вода в колодцах станет сладкой. Следуйте за мной. Я отведу вас к караван-сараю.
– Вы думаете, что Измаил сдержал обещание? – спросила Каролина.
– Вполне возможно. И сколько же он одолжил вам?
– Четыреста фунтов.
– Двадцать тысяч пиастров. А под какой процент?
– Под двести процентов.
Шейх Томан рассмеялся:
– Шестьдесят тысяч пиастров! Да за такие деньги я предоставлю вам целую армию! Сколько у вас будет животных?
– Четырнадцать лошадей, восемь верблюдов, четыре погонщика, четыре человека вооруженной охраны, проводник. Если вам нужны лошади или деньги... – Стерн замолчал.
Он боялся, что своим предложением может оскорбить шейха.
– Не беспокойтесь за меня, – сказал шейх Томан. – Я владею серебряными рудниками в Судане. В надежном месте у меня есть бочонки с серебряными пиастрами. Денег вполне достаточно, чтобы нанять войско. Все бедуинские роды пустыни будут на моей стороне. За несколько дней я наберу больше тысячи добровольцев. А потом вернусь в Тимбукту. Тут наш Бог схож с вашим. Он тоже любит сильных. Победителей. – Он порылся под плащом и протянул Каролине серебряную монету. – Серебряный пиастр шейха Томана будет в ходу и тогда, когда все позабудут даже имя Калафа. Возьмите, он принесет вам счастье – так, как принес его мне. Но теперь мы должны поспешить, чтобы не опоздать к отходу каравана.
Молча они продолжили свой путь. С одной стороны улицы была городская стена, а с другой – тянулись дома. Из водостоков на крышах или стенах домов низвергались настоящие потоки. Дороги больше не было, мостовая превратилась в болото, которое пополняли бурные ручьи. Было так скользко, что Каролина едва удерживала равновесие. Платье облепило тело. Но для нее это был один из тех немногих часов, когда она прошла бы и сквозь огонь, не ощущая ничего, кроме радости бытия. Перед ними раскинулась большая площадь, которую дождь превратил в озеро. Пара фонарей, горящих там, чей свет отражался в темной воде, создавала ощущение невиданной, бездонной глубины. Вглядевшись в водную поверхность, беглецы поняли, что дождь начинает утихать.
Шейх Томан снял с плеч пурпурный плащ. Он встряхнул его и протянул Каролине:
– Пощупайте!
Не считая чуть влажного верха, плащ был абсолютно сухой.
– Такую материю умеют ткать только фулахские женщины. Она освежает в жару и согревает в холод. – Шейх заботливо свернул плащ и указал вперед: – Видите фонари? Это караван-сарай. Теперь дело за вами. – Шейх обмотал накидку, наброшенную на плечи, вокруг лица, оставив только узкую прорезь для глаз и носа. – Советую вам сделать то же самое. Вы обговорили место, где должны вас ждать люди Измаила?
– Нет, – сказал Стерн. – Измаил должен был послать нам сообщение, но не успел.
– Если его люди там, то наверняка ждут вас под большим тамариндом. Если же их нет, то мы по крайней мере сможем получить там лошадей. Это место, где собираются охранники, ищущие службу. – Он довольно кивнул, когда Стерн и Каролина по его примеру закрыли лица накидками.
Замаскировавшись, они приподняли подолы плащей и ступили на залитую дождем площадь. Ветер улегся. Луны не было видно за облаками. Глаза Каролины были прикованы к караван-сараю. Море огней, гомон людских голосов, пестрота одежды и крики животных создавали впечатление ночной ярмарки. Все было именно так, как представляла себе Каролина. Чудо произошло!
Широкими шагами Стерн шел впереди. Она смотрела с удовольствием, как он двигается: в его походке была стремительная порывистость и гибкость уроженца пустыни. Ей уже не нужно было следить за дорогой, она шла по его следам.
В темноте раздался возглас удивления, и чья-то тень метнулась к ним. Длинные волосы прилипли к лицу юноши, влажному от дождя. Под совершенно тонкой рубахой просвечивало худое тело. Алманзор! Несколько секунд он в упор рассматривал Каролину и Стерна, готовый в любой момент сорваться с места, убежать от этих привидений, появившихся в ночи или созданных его больной фантазией. Не веря себе, он нерешительно протянул руку и коснулся одеяния Каролины. Потом шагнул ближе.
– Это вы! Это действительно вы! – Улыбка расцвела на его измученном лице.
Слова вперемежку со всхлипами срывались с его губ:
– Я уже не верил! Я не мог больше думать о том, что я – причина всех несчастий, которые происходят с моими господами. – Он замолчал. Алманзор хотел о многом спросить, но не решался. – Вы насквозь промокли! – воскликнул он вдруг. – Вам нужно переодеться.
Он собрался куда-то бежать, однако Каролина удержала его.
– Люди Измаила здесь? – спросила она.
– Это было тяжелее всего! – всхлипнул Алманзор. – Видеть всех этих лошадей, верблюдов, запасы, прекрасное оружие... Я не мог вынести этого. Поэтому убежал от них...
– Так они здесь? – она не могла поверить в удачу.
– Они ждут у тамариндового дерева. Я покажу вам дорогу. Пойдемте!
Пританцовывая от радости и нетерпения, Алманзор спешил вперед, все время оборачиваясь, словно опасаясь, что Каролина и Стерн могут вновь раствориться во мраке ночи.
Вокруг мощного ствола старого дерева было натянуто полотнище, прикрепленное к его ветвям. Полотнище прогнулось под тяжестью дождевой воды. Мужчины, окружившие небольшой костер, разведенный на сухом клочке земли, похоже, не были этим ничуть озабочены. Они невозмутимо сидели вокруг огня, сосали свои трубки, прихлебывали кофе и опрокидывали стаканчик с игральными костями. Все пятеро бросили короткие равнодушные взгляды на подошедших, не отрываясь от своих занятий. Под большой желтой парусиной, которую не могли бы удержать ветви дерева и потому подпирали снизу две врытые в землю стойки, Каролина разглядела маленькую палатку Алманзора. Юноша указал на нее:
– Там вы найдете все необходимое.
Каролина забралась внутрь. На нагретом костром камне лежала сухая одежда. Она стянула с себя совершенно мокрое платье и вытерлась. Подсушив волосы, она снова заплела их. Ей приходилось двигаться с особой осторожностью. Малейшего сотрясения хватило бы, чтобы ветви не выдержали и потоки воды хлынули внутрь палатки. Она переоделась в теплую сухую одежду, засунула ноги в сапоги и, наконец, замотала шею и лицо белой кисейной шалью. Потом посмотрела в зеркало, лежащее на столике, и надвинула шаль пониже на лоб. Это была такая же белая кисея, в какую она завернула своего ребенка в Абомее, прежде чем отдать его...
Ребенок! При этой мысли кровь кинулась ей в лицо. Каролина выбралась наружу и поспешила к Алманзору, снимавшему с огня кипящий куриный плов. Юноша взглянул на нее сияющими глазами. В этот момент его радость причинила ей боль. Она вдруг поймала себя на мысли, как эгоистично вела себя все это время. Как могла она думать только о себе! Она не может покинуть Тимбукту, неузнав, где ее дочь. Только теперь она заметила, что площадка под желтым полотнищем, где пятеро мужчин играли в кости, опустела. Шейха Томана тоже не было видно.
– А где эти люди? – спросила Каролина.
– Пошли посмотреть лошадей и проверить припасы. Они готовятся к отъезду. Вам нужно как следует поесть. Первый привал мы сделаем только через несколько часов.
Каролина повернулась:
– Скажи, деньги, которые предназначались дамасцу Тафасу, у тебя? У него должна была ждать меня Зинаида.
Алманзор поднялся. Его правая рука исчезла под широкой, состоящей из трех соединенных между собой кусков ткани накидкой. Он осторожно осмотрелся, вытащил туго набитый мешочек и передал его Каролине.
– Я отведу вас к Тафасу.
– Вам не нужно утруждать себя, – неожиданно сказал сзади чей-то голос.
Каролина обернулась. Перед ней стоял один из людей Измаила. Она не слышала, как он подошел. Давно ли он стоит здесь, прислушиваясь? Это был мужчина среднего роста, со стройным, поджарым телом воина. Лицо темно-орехового цвета, нос с горбинкой и чуть опущенные вниз уголки рта придавали его облику некое высокомерие. Темно-рыжие волосы окружали его лицо львиной гривой.
– Кто вы? – резко спросила Каролина, с подозрением оглядывая незнакомца.
Тот поклонился со сдержанным достоинством, еще более подчеркиваемым гордой осанкой.
– Малем Мерабет, ваш покорный слуга. Измаил абу Семин нанял нас, чтобы мы сопровождали вас до Алжира.
Даже когда он произносил эти вежливые слова, в глазах его оставалось выражение скуки и равнодушия. По сравнению с пылкой сердечностью Алманзора сдержанность этого человека казалась враждебной, словно он был не слуга ее, а сторож.
Каролина решила было поставить его на место, сразу объяснить, что она госпожа, однако, поразмыслив, сдержалась. Трезвый разум подсказал ей, что они стоят на пороге еще одного тяжелого испытания, во время которого было бы лучше иметь при себе мужчин такого склада в качестве покорных, зависимых слуг. А такие мужчины покоряются только тем, кто лучше их умеет притворяться и держать себя в руках.
– Вы знаете, где Тафас? – спросила она, с трудом сохраняя спокойствие. – Вы говорили с ним? Привезли ли вы кормилицу и ребенка?
– Тафас уже несколько раз был здесь.
– Я вас не об этом спрашиваю. Я хочу знать...
На темном лице мелькнула насмешливая улыбка. Невозмутимо, будто и не ожидал ничего иного, он указал на сутолоку собирающегося в путь каравана.
– Спросите его сами! Вон он идет. Первым, что выдало приближение Тафаса, было звяканье браслетов. Как широкие блестящие манжеты, выглядывали они из-под рукавов толстого шерстяного плаща. Улыбаясь во все стороны, раздавая приветствия, приближался он к ним. Шел Тафас медленно, что запыхаться уж никак не мог, однако, добравшись наконец до Каролины, он так тяжело дышал, словно мчался всю дорогу.
– Чуть не тысячу раз проделывал я этот путь! – воскликнул он.
Звон его украшений был даже громче его голоса.
– Когда же я услышал, что вы пришли сюда...
Каролина не испытывала ничего, кроме страха. Сколько еще народу уже знает, что им удался побег? Если эта новость распространяется по городу с быстротой молнии, насколько они могут быть уверены в своей безопасности? Она сказала сдавленным голосом:
– Благодарю вас за то, что вы пришли. Но, пожалуйста, скажите, где кормилица и ребенок?
Тафас протянул руку:
– Вы принесли деньги?
Каролина протянула ему мешочек с деньгами. Мгновенно, незаметным движением он выхватил из ее пальцев кошелек и спрятал его в складках плаща.
– Вы будете довольны моими известиями, – сказал он. – С Зинаидой договорились, что она должна ждать вас в моем доме.
Каролина не могла этого больше выносить:
– Где ребенок?!
– Успокойтесь! Вы что, хотите, чтобы все обращали на нас внимание? Они были в моем доме, Зинаида и ребенок. Она пришла еще раньше каравана, но после того, как в городе узнали о вас и стали разыскивать, больше не смогла оставаться. Это было бы слишком опасно. Уже поползли слухи, что с ней ребенок христианки. Что же им оставалось делать?
– Где Зинаида и ребенок?
– Они покинули город. – Тафас ударил себя кулаком в грудь. – С моей помощью. Я попросил моего хорошего друга, проводника, который отправлялся с почтовым караваном, взять их с собой.
Каролина молчала. Снова ее надежды были обмануты.
– Где я смогу их найти?
– В Расе, ее родной деревне. Она лежит на вашем пути, почти в сорока милях южнее Алжира. Она наверняка доберется туда. Вернее, чем если бы поехала с вами. Ребенок крепкий, а Зинаида бесстрашна, как мужчина. Единственное, что могло бы вас беспокоить, – это то, как сильно любит она ребенка. Она обожает девочку, как будто это ее собственное дитя.
Малем Мерабет, который во время их разговора стоял в стороне, внезапно возник рядом. Он, как всегда, подошел беззвучно, делая вид, что совершенно поглощен лошадьми которые уже были оседланы. Слуга тащил за повод нагруженных верблюдов. Он издал гортанный звук, и верблюды, недовольно крича, опустились на колени и стали испражняться.
Тафас проворно отпрыгнул в сторону. Потом торопливо сложил руки на груди и поклонился Каролине:
– Вы обязательно найдете своего ребенка! Аллах с вами! Он доказал это...
– Идите с миром, – сказала Каролина, мучаясь противоречивыми чувствами.
Странно, но она не держала зла на этого человека. Понимая, что он продувная бестия, она все же доверяла ему больше, чем Малему Мерабету и его маленькому отряду, который должен был сопровождать их. Если быть честной с самой собой, то следовало признать: она в глубине души радовалась тому, что с ребенком все так устроилось и что она не должна нести ответственность за его опасное путешествие по пустыне. Но все же мысль о том, что ее девочка прижимается к груди чужой женщины, больно ранила ее. Шум отвлек ее от мыслей. Малем Мерабет вылил воду на лагерный костер. Шипя, огонь потухал, испуская белый дым. С головы каравана, уже готового к отправлению, послышались приказы занять свои места. Малем Мерабет сделал знак своим людям. Те вскочили в седла.
Стерн подвел коня Каролины. Он протянул ей повод, поддержал стремя.
– Садитесь, – сказал он спокойно. – Время отправляться.
Каролина схватила его руку, молча сжала ее. Потом поставила ногу в стремя и уселась в седло. В свете факелов караван медленно приходил в движение.
Во главе каравана погонщик прокричал первое «Хо-хо». Заржала лошадь, раздался смех и снова замер, растворился в темноте.
Каролина не могла вспомнить, видела ли она когда-нибудь такую темную ночь. В мире не существовало больше ничего – ни неба, ни земли, – только всепоглощающая темнота, в которой свет факела едва достигал руки, сжимавшей его. Она не знала, сколько времени они уже пробыли в пути, когда к ней вдруг подскакал шейх Томан ибн Моханна.
– Будьте внимательны! – прошептал он.– Смотрите вперед!
– Что такое? – спросила Каролина, приготовившись к очередной неприятности.
– Есть нечто, что можно увидеть только здесь, только в этот час. Как мы говорим, ночь открывает свои глаза. Того, кто увидит ЭТО, ночь будет оберегать.
Каролина напряженно вглядывалась в тьму и вдруг увидела ЭТО. Действительно, казалось, будто широко раскрылся огромный темный глаз. Тонкая, будто тлеющая полоса мелькнула, разорвала темноту и исчезла. Все длилось не дольше секунды. Потом снова вернулась ночь, но в этой ночи были уже земля, небо и линия, которая их разделяла.
Воздух похолодал, и стало свежо. Вдали возникли контуры деревьев. Подъехав поближе, Каролина узнала веерные пальмы. Это была роща, между стволами которой слабо светились белые мраморные плиты и силуэт маленького круглого храма. Процессия мерцающих фонарей двигалась сквозь темноту к роще. Это был маленький отряд, явно не принадлежащий каравану. Казалось, погонщики и животные прибавили шаг, чтобы не столкнуться с этой процессией. В середине группы Каролина увидела четырех мужчин, несших на плечах большие носилки, на которых стоял гроб. Впереди процессии шла закутанная в черное фигура. Неосознанно Каролина натянула поводья, пытаясь разглядеть, что там происходит. Процессия остановилась. Гроб опустили на землю. Каролина повернулась в седле и вопросительно взглянула на шейха Томана.
– Это лес мертвых, – объяснил шейх. – В Тимбукту только эти деревья всегда отбрасывают тень.
Процессия достигла своей цели. Мужчины окружили вырытую могилу. Мощные потоки дождя наполнили ее водой, и теперь свет фонарей отражался в водяном зеркале. В тишине раздалось приглушенное бормотание. Порыв ветра сбил с пальмовых листьев влагу. Град капель обрушился на землю. Каролина уже хотела отвести взгляд, как вдруг что-то в темной фигуре приковало ее внимание. Мужчина распахнул плащ и выпрямился. Потом простер вперед руки. Это был такой же жест, каким Аба эль Маан недавно приглашал ее войти в свой дом. Аба эль Маан! Который пришел в этот лес мертвых, чтобы предать земле тело своего внука Тимура. Словно паралич разбил Каролину. Но это не был страх, что Аба эль Маан может узнать ее. Это не было и воспоминание о Тимуре или о том мгновении, когда Аба эль Маан произнес свой приговор. Перехватило дыхание при мысли, что это ее сейчас могли бы хоронить. Ненатянутый повод праздно лежал в ее руке. Она не могла оторвать взгляда от горестной сцены. Невыплаканные слезы жгли ей глаза. При мысли о том, что она может умереть где-то на чужбине и быть похороненной в чужой земле, ее сердце сжалось. Не был ли этот страх тем, что придавало ей силы пережить все? Страх лечь в чужую землю?
Было только одно место на земле, где она хотела бы обрести вечный покой. Казалось, сквозь тьму южной ночи она увидела мягкий свет лампады в часовне Розамбу; базальтовый алтарь – этот базальт остался еще с языческих времен. Над ним не висело распятие, но сверху стоял золотой, украшенный драгоценными камнями крест. Купель из красноватого гранита. Низкий свод с красным камнем, на котором был выбит герб графа Ромма Аллери – роза и меч. Хоры с полустершимися фресками. Флаги, укрепленные в тяжелых кованых держателях, а в их тени – могильные плиты, саркофаг. Она потянула за повод и направила своего коня к Стерну.
– У меня одна просьба, – тихо сказала она. – Если со мной что-то случится, отвезите меня в Розамбу. Обещайте мне это. Я хочу только там быть похороненной... – Еще не договорив, она осознала всю странность своей просьбы и испугалась.
Почему именно сейчас задумалась она о смерти, в тот самый момент, когда избежала гибели, когда была свободна?
В ее голосе было что-то, не позволившее Стерну возразить. Это не было минутное настроение, блажь, вдруг вырвавшаяся наружу. Для него слова Каролины прозвучали как предчувствие, уверенность в том, что ей никогда больше не увидеть замок своего детства. Но Стерн ощущал не только страх за нее. Ревность, дикая, безумная ревность – к этому Розамбу, ко всему в ее жизни, к чему он не имел и никогда не будет иметь отношения. Даже смерть, о которой она сейчас говорила, была невидимым соперником, грозящим отнять у него любимую.
Нежное, слабое мерцание окрасило рассветную дымку. На холмы, образованные лавой, лег розовый отсвет. Песок был мягок, как ковер. В лощинах и впадинах после ночного дождя появлялась нежная зелень – свежий салатовый налет, покрывший серую и красновато-коричневую поверхность пустыни.
Каролина не ощущала никакой усталости. Страхи и тяжкие мысли прошедшей ночи рассеялись вместе с темнотой. Скоро наступит день. Воздушная свежесть, возвещающая о приходе утра, наполняла и ее сердце. Скоро они отделятся от каравана. Она с минуты на минуту ожидала условного знака от Малема. Но первым остановил свою лошадь шейх Томан. Каролина и Стерн придержали своих коней. Шейх Томан закутал лицо.
– К сожалению, наши дороги вскоре разойдутся, – начал он в раздумье. – До Сахары осталось не больше часа.
Ненамеренно его взгляд то и дело обращался к Малему Мерабету. От Каролины не укрылось недоверие, сквозившее в этом взгляде.
– Вы сомневаетесь в нашем проводнике? – спросила она.
– Он из рода Хазими, – ответил шейх Томан. – Это бесстрашные воины, о которых веками идет слава, что они никогда не нарушают своего слова. Многие караванщики принадлежат к этому роду. Верность тем, кого они сопровождают, для них священна.
Каждое слово шейха означало лишь похвалу, однако у Каролины было ощущение, что он уклоняется от честного ответа.
– Скажите прямо, что вы действительно думаете о Малеме?
Шейх Томан повернул к ней лицо, скрытое за белой тканью, над которой были видны темные блестящие глаза.
– Перед вами – большой и трудный путь. И вы ни на минуту не должны забывать: вы находитесь среди людей, которые весь свой ум и опыт положат на то, чтобы скрыть свои истинные мысли и мотивы.
– Вы не доверяете им. Я чувствую это. Да и ваши слова, хоть и завуалировано, свидетельствуют об этом.
– Я знаю о Малеме Мерабете только то, что вам сказал, – шейх Томан помедлил. – И все же, если вы позволите мне дать вам совет: уходите от него и его людей – и как можно быстрее. Я не могу указать вам причину моего недоверия. Это только ощущения. В такие дни, как сегодня, я понимаю людей лучше, чем обычно. Смотрю на них другими глазами. – Снова его взгляд обратился к ускакавшему вперед Малему. – Вы не должны оставаться с этими людьми – вот что я чувствую. Расстаньтесь с ними.
Каролина прислушалась к себе, пытаясь разобраться, какие чувства вызвали в ней слова шейха. Словно они заставили ее о чем-то вспомнить. Прежнее предубеждение против Измаила вновь проснулось в ее душе. Когда она впервые увидела ювелира, ее охватило предчувствие грозящей ей опасности. Только когда его готовность помочь облеклась в форму делового предприятия, сулящего двести процентов прибыли, ее подозрения утихли.
Она повернулась к Стерну:
– А вы что думаете?
Тот медлил с ответом. Шейх Томан продолжил:
– Не забывайте, что вы не нуждаетесь в сопровождающих. Ни в вооруженной охране, ни в погонщиках. У вас ведь есть план колодцев. Сахара будет для вас зеленым морем. Ваши животные получат корм и питье, шерсть ваших коней будет лосниться, а горбы верблюдов останутся тугими и упругими. Вас трое. Четыре лошади и четыре верблюда– вот все, что вам нужно. Однако взгляните! – Шейх Томан ибн Моханна протянул вперед руку.
На востоке поднимался ослепительно белый солнечный круг. От линии горизонта струились горящие лучи, подобные огненным стрелам. Словно пытаясь уступить дорогу этому нарождающемуся свету, караван свернул на юго-восток. Едва ли сто метров отделяли теперь Каролину от арьергарда каравана, а люди и животные казались ей отсюда крошечными, словно игрушечными – темный орнаменте бесконечности света. Будто бы они вовсе больше не двигались, а постепенно поглощались наступающим днем.
Малем Мерабет и его люди отстали от каравана и подъехали ближе. Каролина взяла под уздцы свою лошадь, однако Малем перехватил у нее поводья.
– Никто не должен отделяться от группы – это закон пустыни, – сказал он. – Это относится к каждому. И к вам в том числе.
Каролина спокойно смотрела на него. При дневном свете темная кожа Малема лоснилась, и на ее фоне белки глаз сверкали, словно эмалевые. Черты его лица определенно выдавали настороженность. Он был начеку. Если она еще колебалась, прислушаться ли к совету шейха Томана, то теперь сомнения отпали, и Каролина была благодарна Мерабету за то, что он облегчил ей задачу.
– Вы можете больше не беспокоиться о нас, – сказала она. – Здесь наши пути расходятся.
Резкая складка залегла между бровями араба. Он бросил подозрительный взгляд на шейха Томана. Инстинктивно он понимал, что именно шейх повлиял на решение этой женщины.
– Вы наняли нас на время всего путешествия, – сказал он.
– Это что, тоже закон пустыни – когда слуга решает, сколько времени будет длиться его служба?
Голос бедуина прозвучал скорее равнодушно, чем агрессивно, когда он сказал:
– Вы не доберетесь даже до первого оазиса.
– Оставьте это нашим заботам.
– Я несу ответственность за вашу жизнь. Измаил абу Семин...
– Передайте ему мою благодарность, – перебила его Каролина. – Это все, что вы еще можете для меня сделать.
– Вы не ведаете, что творите! – Малем Мерабет был в ярости на себя за то, что вообще связался с женщиной.
Разве не дал ему Измаил абу Семин исчерпывающие приказания? Как он сможет объяснить ювелиру, что его просто уволили?
– Сахара – это не только песок, сушь, жара, бури и ледяные ночи. Здесь есть дикие звери и кочевники. И учтите: кочевники голоднее, чем зверье. За мешочек фиников они запросто убьют человека.
Он говорил без нажима, абсолютно хладнокровно, и это придавало его словам еще больший вес. Но на Каролину, похоже, это не произвело никакого впечатления. Упрямая настойчивость бедуина, упорное нежелание исполнить полученный приказ лишь утвердили ее в мысли последовать совету шейха. Малем и его люди получили от Измаила всю плату вперед. Почему же они отказываются вернуться? Должно быть, их истинное задание не исчерпывается сопровождением их до Алжира. Есть еще что-то, о чем она не знает.
– Я надеюсь, вы постараетесь все-таки понять меня, – сказала Каролина. – Ваша служба окончена.
– Это относится и к погонщикам? Каролина кивнула.
– А ваши верблюды...
– Нам понадобится только четыре. Глаза бедуина опасно сверкнули, но на этот раз он промолчал. Оставив Каролину, он подошел к своим людям. Они окружили его и тихо заговорили. Малем слушал с опущенной головой. Потом резко махнул рукой и приглушенным голосом приказал им что-то. Подошел к лошади, сел в седло. Его люди не спеша последовали его примеру. Бросив поводья на спину лошади, Малем еще раз обернулся к Каролине и одно мгновение молча смотрел на нее. Каролина восприняла его взгляд как немую угрозу. Не попрощавшись, он стегнул свою лошадь так, что она, фыркая, запрокинула назад голову. Окруженный своими людьми, Малем умчался прочь.
Прошел час с тех пор, как они расстались с караваном и бедуинами. Каролина скакала, внимательно следя за окрестностями. Треугольник белого песка, врезающийся в полосу серой и красноватой земли, поясом окружающей Тимбукту, становился все ближе. Уже с полчаса лежал перед ними берег пустыни, одновременно близкий и недосягаемый. По в этот самый миг они достигли его белой каймы; Алманзор на верблюде первый пересек границу серого и белого песка. Сахара! Всадники натянули поводья. Каролина отбросила белую чадру с лица. Четверо людей молча всматривались в песчаное море, которое расстилалось перед ними. Две маленькие пирамиды из черного камня образовывали нечто вроде ворот, открывающих путь в пустыню. Выбеленные солнцем кости лежали на земле. Это были останки не только животных, но и людей. Бесчисленное количество раз скакали они мимо этих свидетельств мучительной гибели, не обращая на них внимания, но в этот момент Каролина ощутила нечто, заставившее ее поежиться.
Шейх Томан указал на черные пирамиды:
– Это указатели для курьеров, едущих в Алжир. Еще мой отец повелел соорудить их здесь. Однако теперь они уже не те, что были раньше. И их гораздо меньше. Кочевники растащили камни, чтобы делать свои очаги и укреплять палатки.
– Сколько времени занимает у курьеров весь путь? – поинтересовался Стерн.
– Я знаю человека, который преодолел это расстояние за двадцать три дня.
– А сколько времени понадобится нам? – спросила Каролина.
– В любом случае вы доберетесь быстрее, чем с Малемом Мерабетом и его людьми. Я рад, что вы расстались с ними.
Каролина едва удержала вопрос, рвущийся с ее губ. А что они теперь будут делать, хотела она спросить. Что предпримет Измаил? Но она промолчала, не желая показывать свои сомнения. Кроме того, она знала, что шейх Томан не сможет ответить ей, ему нечем ее успокоить. Все, что они могут сделать, – это получить как можно большее преимущество во времени. Им никак нельзя медлить, подумала она вдруг.
– Мы очень благодарны вам, – сказала она. – К сожалению, мы можем выразить нашу благодарность только словами.
Шейх Томан ибн Моханна покачал головой:
– Я ваш вечный должник. Возьмите хотя бы это на прощание. По справедливости он принадлежит вам. – Шейх развернул плащ Калафа, лежащий на его седле.
Пурпур вспыхнул на солнце. Каролина изумленно уставилась на шейха.
– Вы так быстро позабыли чудодейственную силу этого плаща? – воскликнул шейх, размахивая им, словно добытым в бою знаменем.
Его, зубы блестели. Это была сияющая, жестокая улыбка победителя.
– Этот плащ станет для вас ковром-самолетом. Как огонь отгоняет диких зверей, так этот плащ отгонит от вас разбойников. Даже если весть о смерти Калафа достигнет пустыни – этот пурпур окажется сильнее ее. Они поверят ему и сочтут известие о смерти Калафа происками своих врагов. – Шейх Томан остановил лошадь рядом с конем Каролины. – Наденьте его! – Он набросил плащ Каролине на плечи.
Она почувствовала, как плащ тепло обнял ее плечи, спустился на лошадиный круп и мягкими складками упал к ее ногам. Воцарилась тишина. Пришел момент расставания. Стерн отцепил притороченный к седлу бурдюк, вытащил затычку и протянул шейху рукав:
– Выпейте еще раз с нами!
Друг за другом глотнули они воду, еще сохранившую прохладную свежесть ночи. Верблюды со скарбом двинулись дальше, потянув повод. Не глядя, Алманзор хлестнул их по спинам длинной плетью.
Шейх Томан кивнул:
– У вас хороший слуга. У вас добрые животные. Вы видели глаза ночи. А днем вас защитит плащ Калафа.
Он уперся двумя руками в спину коня и замер на минуту, вглядываясь в бесконечность пустыни. Потом пружиняще выпрямился в седле и взял в руки поводья. Еще раз посмотрел на Стерна и Каролину:
– Пусть Аллах пребудет с вами! – С этими словами он тронул лошадь.
Та сразу перешла в галоп, неся на спине припавшего к ее шее всадника. Каролина минуту провожала глазами быстро уменьшающуюся фигуру. Она не сожалела о разлуке с шейхом, ощущая лишь нетерпение, страстное желание увидеть наконец облачка белого песка, взвивающегося под копытами ее коня. Энергично сжав коленями бока лошади, она погнала ее вперед. Рядом с ней по песку двигалась ее тень. Это были очертания воина: белая, плотно обмотанная вокруг головы накидка была похожа на шлем с забралом; длинный плащ скрывал ее фигуру; седельные сумки были набиты оружием.
Звонкий голос Алманзора разорвал тишину пустыни. Восседая на высоком горбу верблюда, он затянул мелодию кочевников – тягучую, однообразную песню. Монотонная ширь пустыни была в этой песне; синева неба, жесткая и сверкающая как сталь; солнце, своим жаром оплавляющее металлический купол небес.
Каролина восхищалась этим пейзажем. Ничто здесь не останавливало взгляда, ничто не приглашало к отдыху или передышке; все противилось людскому присутствию, отторгало человека, издевалось над его усилиями: здесь каждый шаг, каждое движение казались бессмысленными.


11

Проснувшись, Каролина не могла понять, сон это или явь: шаги, лошадиное ржание – и опять тишина. Она лежала в палатке с открытыми глазами и прислушивалась, затаив дыхание. Но веки ее отяжелели, сон вернулся вновь.
Она уснула с вечера, едва успев лечь. После того как они выехали из оазиса Сийира, им пришлось проскакать в бешеном темпе почти восемь часов, лишь иногда делая короткие передышки. Сойдя с лошади, она едва удержалась на ногах. Она даже не испытывала голода. Глотка воды и двух фиников ей оказалось достаточно. Может быть, теперь проснувшийся голод разбудил ее? Когда она подумала об этом, то поняла, что действительно хочет есть. Она откинула легкое шерстяное одеяло и села. И вдруг снова услышала те же звуки. Ей показалось, что это были торопливо удаляющиеся шаги.
Она набросила накидку на лицо, закуталась в плащ и вышла из палатки. Было уже почти светло. Огонь еще горел, однако язычки костра казались уже бледными и бессильными на фоне приходящего дня. Животные спокойно лежали у вбитых колышков, к которым были привязаны их поводья. Багаж громоздился там, где его оставили вечером. Все было тихо. С ночи картина не изменилась. Но она слышала голос Алманзора, то плачущий, то причитающий. Каролина поспешила к нему, к ней присоединился Стерн, вышедший из палатки. Каролина положила руку на плечо юноши. Он оторвал ладони от лица и бросился перед ней на колени:
– Я плохой слуга! Вместо того чтобы охранять вас, я уснул. Только по моей вине это могло случиться! Накажите меня! – Он опять разразился рыданиями.
– Лучше скажи толком, что произошло! – сказала Каролина спокойным голосом.
Алманзор поднял голову:
– Воры украли у нас бурдюки с водой. Подлые разбойники! Аллах накажет их. Аллах справедлив. Он все видит, и его кара настигнет их. – Он указал на следы на песке. – Видите! Я нашел их следы. Подлые, трусливые гады, воры! Ох, я не должен был спать!
– Успокойся! Мы ведь тоже ничего не слышали, – сказала Каролина. – Сколько их было?
– Не могу сказать. Большинство следов уже заметено песком.
– Они украли только бурдюки? – спросила Каролина. – Больше из поклажи ничего не пропало?
– Вы не знаете этих кочевников. Когда мы умрем от жажды, им достанется все: и животные, и весь скарб – нужно только подождать нашей смерти. Они как шакалы, объедающие трупы.
– Они забрали все бурдюки? – спросил Рамон.
– Кроме трех уже начатых. Они их просто не заметили.
Путешественники вернулись к костру. Стерн достал из кожаного мешочка план колодцев. Первые три дня пути они не пользовались им, так как могли наполнять бурдюки свежей водой оазисов. Он развернул карту. Каролина и Алманзор подошли поближе и нагнулись над ней.
– Если возвращаться обратно к оазису Сийиру, это займет восемь часов. – Стерн взглянул на Каролину. – Если мы будем двигаться в том темпе, что вчера...
Он указал на кружки, которыми обозначил на карте оазис и то место, где они сейчас находились. Потом провел пальцем к маленькому крестику.
– Это следующий колодец. – Он измерил расстояние. – Максимум шесть часов – в любом случае ближе, чем до Сийира.
– А у нас есть пустые бурдюки? – Каролину пугала мысль о необходимости возвращаться назад.
– Двенадцать штук.
– Тогда отправимся к колодцу. – Каролина посмотрела на Стерна. – А вы что думаете?
Он улыбнулся:
– Если до отправления у нас будет время позавтракать, то я полностью с вами согласен.
Животные шли опустив головы, медленно ставя копыта на раскаленный песок. Умолкло заунывное пение Алманзора. Понурившись, сидел он на спине верблюда. Только иногда шевелились его руки под широким одеянием, и тогда медный корпус компаса на минуту вспыхивал под солнечными лучами.
Солнце стояло в зените. Глаза Каролины горели. Она прикрыла их муслином чадры, однако безжалостные солнечные лучи проникали и сквозь накидку. Все ее тело болело, израненное всепроникающими песчинками, разъеденное соленым потом. Одна из резервных лошадей, которую вел в поводу Стерн, споткнулась и упала на колени. Она попыталась подняться, но не смогла. Рамон снял бурдюк, притороченный к седлу, открыл его, смочил платок водой и прижал его к лошадиной морде. Лошадь встряхнула гривой, тихо заржала и поднялась на ноги.
Алманзор сошел с верблюда и стал вместе со Стерном поить других лошадей. Когда они закончили с этим, Рамон принес кожаную флягу. Все сделали только по одному маленькому глотку. Никто не сказал ни слова. Они избегали смотреть друг на друга. Вместо шести часов они были в дороге уже восемь, не сделав ни одного привала. С минуты на минуту они надеялись достичь своей цели – колодца или источника.
Стерн снова достал план, развернул его, разгладил.
– Ничего не понимаю, – сказал он наконец. – Мы должны были уже давно добраться до колодца. Если верить плану, сейчас мы рядом с развалинами какого-то поселка. – Он сверился с компасом. – Мы на той же самой долготе, где обозначен колодец.
Каролина вспомнила, что сказал Алманзор о ворах, укравших воду.
– А что, если кто-то разрушил колодец?
Алманзор покачал головой:
– Тогда вода ушла бы под землю, и лошади учуяли бы ее, как бы глубоко она ни была.
Снова воцарилось тяжелое молчание. Все понимали, что должны найти эту воду – иначе им конец.
– Подождем вечера и прохлады, – решил наконец Стерн. – Мы должны беречь лошадей.
Алманзор натянул полотнище, чтобы солнце не пекло прямо на них. На коне Каролина не так ощущала жару. Она могла немного отвлечься; ветер скачки освежал ее, а возможность двигаться вперед позволяла забыть о голоде и жажде. Но теперь каждая секунда была для нее невыносимой мукой. Не было никакой защиты от этого солнца – оно же, казалось, стало величиной во все небо, белое и сверкающее. Животные стояли недвижно, дыша с тихим свистом, – окаменевшие фигуры, а не существа из плоти и крови.
Стерн протянул ей влажный платок. Она прижала его к губам. Уже через несколько мгновений материя стала сухой и жесткой. Алманзор с головой замотался в одеяло и улегся в узенькой полоске тени, отбрасываемой верблюдом. Каролина тоже безмерно устала. Она очень хотела спать, однако сон не шел к ней. Если она сейчас заснет, то не найдет в себе сил потом открыть глаза, стряхнуть сонную одурь, подняться. Она услышала, как Стерн вынул затычку из бурдюка, и отрицательно махнула рукой:
– Мне больше не надо.
Но Рамон уже протягивал ей воду в маленьком серебряном стаканчике. Каролина хотела отвернуться, но он уже подносил стакан к ее губам. И тогда она стала пить маленькими глоточками, чувствуя, как напряжение мало-помалу оставляет ее. С облегчением она осознала, что ее отчаяние было вызвано лишь жаждой. Может быть, лучше всего действительно сейчас уснуть. Она придвинулась поближе к Стерну, положила голову на его плечо и закрыла глаза.
Наконец настал вечер. Они с нетерпением ожидали этого часа. Теперь можно было отправляться, но они медлили, боясь принять окончательное решение, от которого, возможно, зависела их жизнь. Они сидели у потухшего костра. В серой золе белели кости птиц, которых Алманзор убил и поджарил на вертеле. Вокруг костра в светлом песке были разбросаны ржаво-красные перья. Ветер играл их пушком.
Алманзор разгреб золу. С ожесточенностью, абсолютно ему не свойственной, он стал укладывать поклажу и грузить мешки на верблюда. Без единого слова он достал всем шерстяные плащи, чтобы защититься от ночного холода. Каролина и Стерн встали и пошли к своим лошадям. Они задали им корма, оседлали. Стерн снова достал план колодцев, расстелил его на песке, который в вечерней мгле стал казаться фиолетовым. Указатели были ясны и отчетливы. Обтрепанные края карты и затертые складки говорили о том, что этим планом часто пользовались, что он многих людей вел к воде сквозь пустыню.
– До следующего колодца от трех до четырех часов пути, – сказал Рамон. – Вопрос только в том, стоит ли нам еще раз довериться плану или лучше вернуться на дорогу курьеров? – Он сделал знак Алманзору подойти. – Я хочу услышать твое мнение, Алманзор. Ты знаешь пустыню лучше нас. Взгляни на карту. Может, ты заметишь ошибку, которую мы делаем.
Юноша не двинулся с места. Его глаза без всякого выражения разглядывали линии и метки, нанесенные на карту. Он глухо сказал:
– Я ваш слуга. Вы приказываете, а я подчиняюсь.
– Но твоя жизнь тоже поставлена на карту! – настойчиво продолжал Стерн.
Каролина отчужденно взглянула на Алманзора. Ей казалось, она совсем не знает его. Обычно он вскипал по любому поводу. Радость и страх выплескивались из него тотчас же. А сейчас он сидел, погруженный в себя, загородившись от них своим апатичным послушанием. Но разве не она во всем виновата? Это она отослала Малема Мерабета. Она решила пересечь пустыню без опытного провожатого. Что же можно спросить с Алманзора? Она одна ответственна за то, что произошло и что случится дальше. Каролина запахнула плащ.
– Мы поедем к следующему колодцу по плану, – сказала она, поднялась и пошла к лошади.
Была холодная ночь. Когда взошла луна, они смогли пустить животных рысью. Судя по карте, они с минуты на минуту должны достичь колодца. Алманзор шел пешком, ведя верблюда в поводу. Он проверял палкой землю, исследуя каждую неровность. До сей поры он обнаружил только заболоченную лужу, оставшуюся после дождя, да высохший прудик, на дне которого остались солевые отложения, сверкавшие как снег в лунном свете. В стороне от дороги они вдруг заметили темную тень. Алманзор побежал туда. Каролина уже ждала его радостного крика. Но в тишине были слышны только удары палки.
– Ты что-нибудь нашел? – спросила Каролина.
– Только придорожный указатель. – Алманзор нагнулся за тянувшимся по земле поводом верблюда.
Стерн направил своего коня к пирамиде из черных камней. Он спешился, встал на колени и стал руками разгребать песок у подножия пирамиды.
– Принеси мне лопату и кирку! – крикнул он Алманзору.
Нетерпеливыми шагами стал он обходить камни, потом остановился, склонился к пирамиде. С грохотом полетели на песок нагроможденные один на один камни. Рамон не мог больше ждать, побежал навстречу Алманзору, выхватил у него лопату и кирку и принялся за работу, Алманзор подошел к Каролине.
– Он не найдет воду под камнями, – в его голосе зазвучали слезы. – Я подкопал землю и прислушивался. Там нет воды.
Стерн работал как одержимый. Мотыга звенела о камни. С яростью, будто уничтожая заклятого врага, выковыривал он булыжники из земли. В его поступке было столько отчаяния, что Каролина вынуждена была отвести глаза. Вид человека, пытающегося заставить землю отдать спрятанную в ее недрах воду, рвал ее сердце. То, что он делал, было бессмысленно. Он только потеряет силы, которых и так осталось не очень много. Это неразумно. Но разве она не понимала его? В этот момент она завидовала его одержимости. Алманзор начал развязывать ремни, которыми были затянуты полотнища палаток. Каролина подошла к нему:
– Что ты делаешь? Не надо расставлять палатки. Мы здесь не останемся.
Алманзор указал на капли росы, выступавшие на лохматых гривах верблюдов.
– Если мы растянем полотнища, то сможем собрать немного воды на них.
– Я помогу тебе. – Каролина была рада чем-то заняться.
Они разложили полотнища на земле. Углы Алманзор привязал к коротким колышкам, так что образовалось нечто вроде вогнутого блюда. Алманзор бесшумно ходил вокруг полотнища, подтягивал его, поднимал края чуть выше.
– Это недолго, – прошептал он. – Полотнища еще теплые; теплее, чем земля. Вот, смотрите!
На краю полотнища что-то блеснуло. Появились первые капли росы. Каролина смотрела на прозрачные капельки, и перед ней проносились фантастические картины. Ночь преобразилась. Из-под земли ударили фонтаны; растянутые полотнища превратились в сверкающие озера. Она верила, что если сейчас обернется, то увидит там, где работает Стерн, бьющий из земли источник. Она нагнется к нему, наполнит рот холодной прозрачной влагой... Они наберут полные бурдюки воды, напоят животных. Она искупается в этом фонтане...
Так тяжко было возвращаться в действительность из прекрасного видения! Стук лопаты умолк. Каролина механически следовала указаниям, которые давал ей Алманзор. Она подняла вверх концы полотнища. Тонюсенькими ручейками потекли капельки росы в центр полотнища. Алманзор встал на колени и собрал воду в маленькую чашку. Каролине с трудом удавалось скрывать от Алманзора, какими бессмысленными и глупыми казались ей его усилия. Неужели юноша всерьез верит, что стакан воды может изменить их судьбу? Двумя руками, как величайшую ценность, поднес он ей кружку:
– Пейте!
Каролина взяла ее, поднесла к губам, но не стала пить. Все это бессмысленно. Все равно, выпьет она эту воду или выплеснет в песок, останутся они здесь или поскачут дальше. Конец их ждет один: смерть от жажды. Через двенадцать часов – или через тридцать шесть. Время больше не имеет значения, оно тоже лишь часть абсурдной игры, которую они доиграют до конца, если им не хватит мужества признать правду. Спешка и суета Алманзора – тоже часть этой игры: заботливость, с которой он приводит в порядок багаж; нетерпение, с которым оседлывает свою лошадь Стерн, – и ее собственное спокойствие.
Алманзор взялся за повод нагруженного верблюда. Путешественники медленно отправились в путь. Они проскакали по следам, оставленным ими, мимо ямы, выкопанной Стерном, и камней разрушенного указателя. Что они будут делать дальше, не имело больше никакого значения. Их цель, похоже, достигнута. И теперь все равно, будут ли они мужественны или трусливы. Двигаться – возможно, это их последняя надежда, дар, которым они могут воспользоваться.
Алманзор громкими криками погонял верблюдов.
С начала дня им не встретился ни один признак жилья или чьего-то присутствия. Даже крысиных нор или ящериц не было видно. Ни одна газель не пересекла им дорогу. Они скакали теперь не по светлому песку, а по засохшей грязи.
Каролина из последних сил держалась в седле. Она крепче вцепилась в поводья и обхватила ногами бока лошади, и тем не менее каждый шаг давался ей с трудом. Пот стекал по спине, он пропитал насквозь ткань ее белой накидки.
Вдалеке возникло облако пыли, потом второе, третье. Каролина была слишком вымотана и безучастна, чтобы поинтересоваться, что означает их появление. Алманзор передал Стерну повод верблюда и исчез в том направлении, где возникло первое облако. Когда он вернулся, в руках у него было два больших яйца цвета слоновой кости.
– У нас будет завтрак! Страусиные яйца! Я изжарю их. – Неожиданная добыча, похоже, вернула ему часть былой беззаботности.
Лошади остановились. Но Каролине казалось, что она все еще продолжает движение. По ее телу пробегали судороги, она не решалась спуститься на землю. Рамон подошел к ней с бурдюком в руках. Она слышала бульканье воды и даже ощущала ее запах, чувствовала во рту ее вкус – слегка солоноватый, свежий. Она осознала, что если поднесет бурдюк ко рту, то не сможет остановиться, пока он не опустеет, поэтому вытащила из седельной сумки маленький серебряный стаканчик и протянула его Стерну дрожащей рукой. Она не знала, была ли это слабость или жадность. Первый глоток доставил ей только боль. У нее было такое чувство, что и рот, и горло – сплошь открытая рана, однако она пила дальше, не останавливаясь, не переводя дыхание. Когда стаканчик опустел, она снова протянула его Стерну. Ее благие намерения были забыты. Она хотела пить и не могла себя больше сдерживать.
Допив, Каролина выпрямилась в седле, внезапно ощутив прежнюю силу. Она крепко стояла на ногах и пристально смотрела на бурдюк, который все еще держал в руках Рамон.
– Это была наша последняя вода? – спросила она.
Стерн неопределенно пожал плечами.
Она съела кусок страусиного яйца, которое Алманзор поджарил на блюде. Когда после короткой передышки они снова уселись в седла, Каролина уверенно погоняла лошадь. Ей доставляло удовольствие скакать сквозь это жаркое марево, прорезать его. Она была полна воинственного намерения доказать пустыне, что она сильнее ее. Стерн вынужден был пришпорить лошадь, чтобы держаться с Каролиной рядом. От него не укрылась внезапная перемена в ее настроении. Он был поражен и одновременно восхищен этой удивительной женщиной. Понимала ли она, что только что выпила последние капли воды? В этом ли было дело? И не мчалась ли она в бешеном темпе навстречу смерти – слишком гордая, чтобы дожидаться покорно ее прихода?
В этот момент он любил ее, как никогда раньше. Любил так сильно, что боялся жизни больше, чем смерти. Жизнь могла в любой момент отнять ее у него, но смерть отдала бы ему Каролину навсегда. Его не страшила мысль умереть вместе с ней.
Прижавшись к лошадиному крупу, Каролина неслась вперед. Когда же она сдержала лошадь, то тут же очутилась в поднятом ее копытами облаке пыли. Как из золотого тумана, выглядывала она оттуда. Ее глаза горели неукротимым огнем. Она приподнялась на стременах, и вдруг лицо ее исказилось. Рукояткой хлыста она указала назад:
– Алманзор исчез!
На некотором расстоянии от них бежали верблюд и запасная лошадь. Еще одной лошади не было. Повод верблюда волочился по земле. Они увидели бурдюк, висевший на его боку. Он не был пуст, как у них, а наполнен почти до половины. Это была порция Алманзора.
Каролине показалось, что она видит перед собой Алманзора – стройного, худощавого, совсем еще мальчика.
– Он вообще ничего не пил, – сказала она. – Но почему он взял еще одну лошадь? С ней он не уйдет далеко.
– Достаточно далеко, чтобы мы не нагнали его, если б заметили его исчезновение слишком поздно. Должно быть, он свернул еще на стоянке. Оставляя нам воду, он надеялся, что мы дотянем с ней до следующего колодца.
Каролина отпила воду из его бурдюка. Она не испытывала благодарности и не видела смысла в подобной жертве. Так она и стояла, с бурдюком в руке. Ей внезапно стала ясна вся безвыходность их положения. Этот бурдюк, эта вода – их смертный приговор. Если Алманзор сдался...
Она перевела взгляд на Стерна.
– Мы должны его найти, – сказала она. – Если мы предадим Алманзора, то предадим и самих себя.
Рамон с трудом заставил упирающихся верблюдов повернуть назад. Ему пришлось легонько хлестнуть их, чтобы они не останавливались. Когда достигли места их последней стоянки, над кучками золы еще струился белый дымок.
– Там есть следы! – воскликнул Стерн.
Каролина повернула в ту сторону, куда он указывал. На песке были следы копыт. Они уходили на запад, в обратную сторону от дороги, которой отправились Каролина и Стерн.
Каролина вопросительно взглянула на спутника.
– Почему он сделал это? Может, есть какая-нибудь разумная причина?
Стерн в недоумении пожал плечами. Глядя на следы, теряющиеся в глубине пустыни, он произнес:
– Скоро мы это узнаем. Он не мог далеко уйти.
Солнце светило им в спину, поэтому следы Алманзора были видны отчетливо. Стая красно-коричневых птиц кружила над ними в небе. Стерн внимательно наблюдал за ними, пока они не растаяли вдали.
Каролина погоняла лошадь. Она крепко вцепилась в ее гриву. Тошнота подступила к горлу. Она слышала голос Стерна, но не могла понять, о чем он говорит, потому что все ее внимание было сосредоточено на видении, вдруг возникшем в этот момент из пустоты. Очертания были бледны, но весьма отчетливы: стена, башня, деревья. Каролина бросила быстрый взгляд на Рамона, но тот медленно скакал, не отрывая глаз от следов Алманзора. У нее же было такое чувство, будто кровь стынет в ее жилах. Если Стерн ничего не видит, значит... Она закрыла глаза, надеясь таким образом отогнать видение. Но когда она открыла их вновь, все осталось по-прежнему. «Вот оно, начинается, – подумала она. – У меня уже галлюцинация». Заметил ли Стерн, что с ней происходит? Почему он молчит? Она пыталась прийти в себя, когда его ладонь легла ей на плечо.
– Это не мираж, – сказал он. – Это реальность.
Каролина все еще была не в состоянии как-то реагировать. Пелена, которая до сей поры скрывала видение и словно отдаляла его, рассеялась. Перед ними лежало почти потонувшее в песке селение. Только башня да часть опоясавшей поселок стены поднимались над желтыми, поросшими колючим терном песчаными дюнами.
Они ступили на узкую тропу, бегущую рядом со стеной. Над покосившимися домиками поднимались вверх цветущие ветви мимоз; на высоких, чуть покачивающихся брусьях видны были гнезда аистов; ствол одного из деревьев пророс сквозь стену какой-то хижины – и над всем этим кружились голуби. Из кустов и ветвей деревьев доносилось их воркование. Целая стая птиц поднялась с коричного лавра. У конца живой изгороди показалась коза, за ней еще несколько. Значит, здесь есть жизнь. Вода!
Каролина увидела человека, идущего вслед за козами. Он был одет в черные лохмотья, лицо прикрыто капюшоном. Увидев чужаков, он остановился как вкопанный. Минуту казалось, что он хочет сбежать, но потом мужчина угрожающе поднял палку, которую держал в руке.
– Уходите! – закричал он. – Уходите из города!
Он стал пробираться сквозь стадо коз, и те шарахнулись от него в разные стороны. Поднимая пыль полами одеяния, он подходил все ближе.
– Уходите! – кричал он снова. – Уходите!
В его голосе звучала не угроза, а скорее, отчаяние. Внезапно он остановился, опершись о палку. Потом вдруг выпрямился во весь рост, поднял голову и сбросил с нее капюшон.
Они увидели лицо, изувеченное проказой.
Каролина никогда еще не видела прокаженного. Инстинктивно она придвинулась к Стерну, увидев еще несколько фигур в лохмотьях, возникших из-за стен. По знаку пастуха они остановились. Это был немой, однако властный жест, доказывающий, что этот мужчина привык повелевать. Он снова прикрыл капюшоном голову и лицо.
– Разве вы увидели недостаточно? – спросил он, обращаясь к Каролине и Стерну. – Я прошу вас в последний раз: пожалуйста, уходите!
– Нам нужна вода, – сказал Рамон. – Для нас и наших животных. Не откажете же вы страждущим.
– Позовите Сайда! – обратился пастух к своим людям. – Сайд, Сайд!
Издалека кто-то ответил звонким голосом, и на балконе, прилепленном к башне, как аистиное гнездо, появился мальчик. Ветер развевал его длинную зеленую рубаху. Потом он исчез в стенном проеме, а минутой позже уже появился на площадке перед башней. Он бежал к ним так быстро, что его длинные темные локоны разлетались вокруг высокого лба.
Каролина не решалась взглянуть на подбежавшего к пастуху мальчика: ей страшно было представить, что он тоже прокаженный. Однако когда она все же взглянула, то нигде – ни на босых ногах, ни на руках, ни на шее – не заметила следов страшной болезни. У него была розовая, нежная кожа здорового ребенка.
– Ты мне нужен, Сайд, – сказал пастух. – Это чужеземцы. Они ищут воду.
Только теперь мальчик повернулся к Каролине и Стерну. У него были горячие черные глаза. Каролина попыталась определить его возраст. Он был чуть повыше Алманзора, однако заметно моложе – лет тринадцати или четырнадцати.
– Сайд отведет вас к колодцу, которым мы редко пользуемся, – объяснил пастух.
Сайд сделал несколько шагов по направлению к Стерну и Каролине, как вдруг раздался чей-то крик:
– Назад! Не приближайся к ним! – Это был высокий, пронзительный голос Алманзора.
Он бежал к ним, но внезапно остановился. Рамон спешился и направился было к юноше, но тот поспешно отскочил в сторону. Его глаза были широко раскрыты. В них застыло испуганное выражение. Но Стерн подошел поближе и положил руку ему на плечо.
– Успокойся, – сказал он. – Ты не заразишься, да и мы тоже.
Прокаженные зашевелились, шепот прошел по толпе. Сотни лет ни один здоровый человек не отважился переступить черту их города, который не случайно звался Ур-Имандес, что означало «здесь никто вас не услышит». На Алманзора тоже произвело впечатление бесстрашие Стерна. Его тонкое тело напряглось, голова опустилась, плечи сжались.
– Ты знал, что найдешь здесь это селение? – спросил Рамон.
Алманзор кивнул:
– Я не хотел бросать вас. Но тут есть вода, хорошая вода. Я хотел только принести ее вам. Но боялся напрасно обнадежить вас, потому что не знал, получится ли у меня, – казалось, каждое слово стоило ему страшного напряжения. – Тот, кто хоть раз переступил черту этого города, не сможет покинуть его. Я бы принес воды, сколько вам требуется; я напоил бы животных. Я ведь был уже здесь...
Только теперь Стерн понял, в чем дело. Уверенность юноши, что достаточно войти в этот город, чтобы заразиться проказой, потрясла его даже больше, чем готовность Алманзора пожертвовать собой.
– Ты пил воду из одного сосуда с прокаженным? – спросил он.
– Нет, – прошептал Алманзор.
– Давал им руку?
– Нет, но...
– Поранился тут чем-нибудь? Алманзор снова покачал головой.
– И несмотря на это, ты думаешь, что заразился? Не бойся! Мы вместе наберем воды, и ты отправишься дальше с нами.
– Я виноват в том, что мы остались без воды, – ответил Алманзор с внезапной горячностью. – Я спал, когда пришли воры. Я...
– Разве вы, магометане, не верите, что все происходящее совершается по воле Аллаха? – нетерпеливо воскликнул Стерн. – Значит, на то его воля, чтобы все случилось именно так. А теперь помоги мне! – Рамон достал из седельного мешка кусок белой марли и порвал его на несколько кусков. – Оберни этим руки и замотай лицо, чтобы были закрыты нос и рот. Когда мы покинем город, то сожжем всю свою одежду.
Алманзор молча подчинился. Стерн обернулся к Каролине:
– Подождите нас здесь. Только не сходите с коня.
Ведомые Сайдом, с бурдюками в руках, они быстро пошли прочь, пересекли площадь и исчезли в тени деревьев. Колодец под остроконечным камышовым навесом виднелся вдалеке.
Из домов доносились стук горшков, удары ступок. Нагнувшись над плоским деревянным корытом, две женщины стирали белье. Обычная жизнь поселка, растревоженная их появлением, вернулась в привычное русло. Как будто достаточно было возникнуть бесстрашному человеку, чтобы заставить их забыть, что они живые мертвецы, думала Каролина.
Фараджи, пастух, думал примерно о том же. Он вернулся в некое подобие сарайчика, состоящего из куска старой стены, двух свай и соломенной крыши. Появление незнакомцев потрясло его. До этого он никогда не отваживался показывать посторонним свое лицо. Это было испытание, и они выдержали его, не отступили. Теперь чужаки с Сайдом были у колодца и собирались набрать воды, которой пользуются прокаженные. Они не боялись заразиться. Фараджи не интересовало, кем были эти пришельцы, как их звали. Он чувствовал доверие к этому бесстрашному мужчине, он казался ему тем, кого он давно ожидал с таинственной надеждой.
Незнакомцы отошли от колодца и вернулись к своим животным. Сайд брел за ними по площади, рядом с ним прыгала белая пастушья собака.
– Сайд! – закричал пастух. – Подойди! – Он не мог себе представить жизни без сына, но сейчас старался не думать об этом. – Сайд! – сказал он мальчику. – Иди к этим людям. Скажи им, что я хочу поговорить с ними. Иди, – повторил он. – Приведи их!
Он смотрел вслед сыну. Пройдет не так уж много времени, и мальчик превратится в мужчину. Нет, он не должен превратиться в такого же отверженного, какие жили здесь. Фараджи набрал хвороста, лежащего за стеной. Он свалил его за закопченную плиту перед своей хижиной и поджег.
Недвижно он наблюдал, как к хижине приближались незнакомцы.
– Оставайтесь по ту сторону костра, – сказал он. – Огонь защитит вас.
Хворост испускал резкий запах эвкалипта. Каролина не могла понять, кажется ли ей это, или и в самом деле этот аромат придает жаркому пламени свежий оттенок прохлады. Фараджи глубоко надвинул капюшон налицо. Но, несмотря на это, Каролина чувствовала на себе его серьезный, изучающий взгляд. Пастух палкой немного разгреб угли, чтобы языки пламени стали пониже. Он явно хотел заговорить, но не решался начать, боясь первого слова.
– Я, к сожалению, ничего не могу предложить вам, – сказал он наконец. – Всех продуктов, что у нас есть, касались наши руки.
– Мы благодарим вас за воду, – сказал Стерн. – Вряд ли существует что-либо более ценное, что можно предложить умирающим от жажды.
Фараджи нагнулся вперед:
– Куда вы держите путь?
– В Алжир.
Уставившись на огонь, Фараджи произнес:
– Дальний и опасный путь. Вы так хорошо знаете Сахару, что решились отправиться без проводника? Дорога курьеров намного восточнее отсюда.
– Мы выбрали самый короткий путь, – ответил Стерн.
– Я живу здесь тринадцать лет, – сказал Фараджи, – однако за эти годы никто не просил у нас воды. Должно быть, вы находились просто в отчаянном положении, – он говорил приглушенно, задумчиво, будто обращаясь к себе самому. – Простите, что я спрашиваю, но плащ вашего спутника возбудил мое любопытство. Этот пурпурный плащ – я всегда полагал, что лишь один человек на свете вправе носить его. Но конечно, теперь я очень мало знаю о жизни за этими стенами.
– Вы знали Калафа? – вырвалось у Каролины.
Фараджи прислушался к ее голосу, сравнил его с тем, что остался в его воспоминаниях. Потом задумчиво произнес:
– Человек, о котором я говорю, знал каждый колодец в Сахаре.
Каролина совсем позабыла, что на ней плащ Калафа. Только сейчас до нее дошло, что ни один из прокаженных никак не отреагировал на него. Но разве это удивительно? Что значил здесь пурпурный плащ Калафа? У этих людей не было врагов. Даже если бы здесь, в этих руинах, таились несметные сокровища, им бы не понадобилось оружие, чтобы охранять его. У них не было ни друзей, ни недругов. Они больше не существовали для мира. Как ни ужасно жить в такой полной изоляции от всего света, безопасность и мир, в которых существовали эти люди из-за своей болезни, казались Каролине просто райским даром.
Мысли Стерна двигались в ином направлении. Набранной воды хватит на три дня – потом отчаянные поиски колодца начнутся снова. Как по наитию, он вдруг спросил:
– Если вы знали Калафа, то, может быть, знаете и об этом плане? – Стерн достал из кожаного мешочка злополучный план колодцев, развернул его и поднял повыше.
Он хотел протянуть его Фараджи, но пастух покачал головой:
– Положите его на землю.
Рамон разложил бумагу на песке. Фараджи не отрываясь смотрел на нее. Ему казалось, что время повернуло вспять. Он снова молод и здоров – он, Фараджи бен Нокундер, друг и советник отца Калафа. Он снова в Алжире, на террасе виллы посреди сада, превратившегося в море белых апельсиновых цветов. Ночь. На небе сияет луна. Шестнадцатилетний Калаф сидит на желтой подушке, а он, Фараджи, разворачивает перед ним этот план, как сейчас раскладывает его незнакомец.
– Вам знаком этот план? – Стерн больше не мог выносить его молчания.
Но Фараджи не отвечал. Он не хотел возвращаться из своих грез, не хотел вспоминать о действительности.
– Вы владеете бесценным сокровищем, – произнес он наконец, но голос его звучал как будто издалека.
– И тем не менее он чуть было не стоил нам жизни.
Фараджи кивнул:
– План был предназначен только для одного человека. – Теперь в его голосе была неприкрытая гордость. – Только одному может он служить – своему владельцу. Всех остальных он лишь введет в заблуждение. – Из-под капюшона Фараджи взглянул на своего сына и снова перевел взгляд на план.
Его мысли опять вернулись к прошлому. Неужели действительно его рука наносила эти линии, отмечала знаки? Неужели это он подал идею, как зашифровать план, чтобы посторонний не мог воспользоваться им? В его хижине стоял сундук, а в нем лежали сокровища, подаренные отцом Калафа за эту услугу. Теперь эти вещи не имели для него никакой цены, но все же доказывали, что его прежняя жизнь не была лишь сном. Ему казалось, что круг замкнулся. Разве не ожидал он всегда этого особого знака, который должен был доказать ему, что его Сайд не обречен на вечное пребывание среди заживо погребенных?
Тень голубя скользнула по земле. Как бы хотел Фараджи удержать это мгновение! Этот миг, в котором будущее заявило о себе, как заявляет о себе пора цветения в нарождающемся бутоне, – это было счастье, единственное доступное для него. И этого он вскоре лишится, когда его Сайд уйдет в большой мир вместе с этими чужеземцами.
Фараджи взял себя в руки. Люди ждали его ответа.
– Я знаю тайну этого плана и открою ее вам, – начал Фараджи. – Но прежде я хотел бы кое о чем попросить вас – Он повернулся к Сайду. – Это мой сын Сайд. Я передал ему все знания, которыми владел сам. Я всегда бывал счастлив, когда видел, с какой жадностью он впитывает их. Но я также знал, что наступит день, когда я не смогу больше ответить ему на слишком многие вопросы. И этот день пришел. Я прошу вас, возьмите его с собой!
– Отец! – Сайд вскочил. – Скажите им, что я смогу охотиться для них. Мне не нужна лошадь. Я бегаю так же быстро, как она. – Он хотел броситься на шею отцу, но Фараджи уклонился от объятия с горячностью, доказывающей, насколько он был взволнован.
– Мой сын родился здесь, – продолжал он. – Когда он появился на свет, я хотел убить его. Я не хотел, чтобы он жил прокаженным, как его отец и мать. Это чудо, что он не стал таким, как все остальные, что он остался здоров. Каждый день был днем, полным страха. Пришло время, чтобы он покинул это место.
– Мы возьмем Сайда с собой, – сказал Стерн. – Есть ли у него родственники в Алжире?
Фараджи покачал головой:
– Когда будете в Алжире, отведите его на базар. – Он говорил так, словно уже многократно и во всех подробностях продумывал это. – Пусть Сайд купит там доску для письма, чернила и перья. И маленький шелковый коврик. Когда у него будут все эти вещи, отведите его к сенгирской мечети. Под арками там сидят писцы. Пусть он развернет там свой коврик и поставит доску. Я научил его писать. Кроме арабского, он владеет еще турецким и греческим. У него прекрасный почерк. Уже в первый день он заработает достаточно, чтобы быть сытым и оплатить пристанище. Все остальное – в руках Аллаха. – Фараджи говорил быстро.
Он верил, что все это будет для него легко, стоит только принять окончательное решение. Но он ошибался.
– У вас есть одежда для него? То, что он носит здесь, надо будет сжечь.
Алманзор, который присоединился к ним и внимательно слушал разговор, откликнулся на последние слова Фараджи.
– Я могу дать ему свою одежду! – воскликнул он.
– За городом мы разведем костер и сожжем наше платье, – сказал Стерн. – Потом Сайд может выбрать, что ему понравится.
– Мой любимый цвет – зеленый, – сказал Сайд. – Цвет пророка.
Фараджи повернулся к сыну:
– Слова так легко слетают с твоего языка, Сайд. Я предупреждаю тебя – поостерегись! Там, в большом мире, держи рот на замке. И прежде всего никому не открывай, откуда ты пришел, даже самому лучшему другу! Объясни, что у тебя больше нет отца и матери. – Фараджи замолчал.
Он боролся с собой, с искушением назвать сыну свое настоящее имя. Никогда еще это искушение не было так сильно: он страстно желал, чтобы в памяти сына остался не только образ нищего, обезображенного проказой отца, но и другой – высокого богатого сановника, приближенного ко двору. Однако Фараджи понимал, что память о том, кем был отец в другой жизни, прежде чем его поразила проказа, сулит мальчику лишь страдания и неприятности. Будет лучше, если он не узнает, что в Алжире живут братья и другие родственники отца, богатые, добропорядочные граждане. Каждый раз, слыша их имена, он будет чувствовать себя отверженным – и это чувство неполноценности никогда не оставит его.
– А теперь иди, – сказал Фараджи сыну. – Простись с остальными. И вынь из сундука, что стоит в моей комнате, кожаный кошель с деньгами. Поторопись, сынок!
Глядя вслед мальчику, Фараджи сказал Каролине и Стерну:
– Благодарю вас! И если вы хотите что-нибудь еще для него сделать – научите его не доверять людям. Здесь он не имел возможности узнать, какими они бывают жестокими. Он не подготовлен к жизни среди нормальных людей. Только много позднее он поймет, что покинул здесь рай...
Огонь костра угасал. Фараджи не мог думать ни о чем, кроме разлуки с сыном. Он махнул рукой, словно пытаясь отогнать навязчивые мысли. Потом указал палкой на все еще разложенный на земле план:
– Я не забыл вашей просьбы. Я открою вам тайну этого плана. Все очень просто, когда знаешь, что делать. Помните о числе «семь», – продолжил он после краткого молчания. – Да, «семь» – это число небесных сфер, число нот в октаве. За семь дней был сотворен мир. «Семь» – это символ завершения и совершенства. Запомните это число, и вы будете знать шифр, – он нагнулся вперед. – Каждый из обозначенных здесь колодцев лежит семью милями восточнее и семью – севернее, чем указано на плане. Возьмите карту. Взгляните.
Стерн взял в руки план.
– Семь миль – на восток и семь миль – на север, – пробормотал он про себя.
– Вы можете на него положиться. Воды у вас будет в избытке. Ваши бурдюки никогда не опустеют, и вода в них будет вкусной и свежей. Я открыл бы вам эту тайну, даже если бы вы не согласились взять с собой моего сына. До следующего колодца вы доберетесь сегодня к вечеру. – Фараджи внезапно страстно захотел, чтобы они наконец ушли.
У него не было никакого настроения продолжать беседу, и он стыдился этого. Фараджи поднялся, свистнул собаку и взял ее за поводок.
Подбежал Сайд с кошелем в руках. Отец и сын молча стояли друг против друга.
– Слушайся их, как всегда слушался меня, – сказал наконец Фараджи. – И пусть рука Аллаха защитит тебя. Она хранила тебя здесь, надеюсь, сохранит и в будущем. А теперь иди.
Глаза Сайда сияли. Он был счастлив и думал, что его отец счастлив тоже. Это было его первое в жизни прощание, но Сайд сказал то, что говорят в такие моменты своим родителям все уходящие сыновья, что обещают все мужчины своим женщинам:
– Я вернусь!
– Я не хочу, чтобы ты возвращался, – ответил ему отец. – Я хочу, чтобы ты забыл о том, что это место существует и что у тебя есть отец.
Мальчик засмеялся. Он не замечал, что его отец тяжко страдает.
– Я буду учиться и учиться, пока не стану известным врачом. Я найду лекарство, которое вылечит тебя.
Алманзор положил конец этой сцене.
– Давай со мной, Сайд! – воскликнул он. – Пробежимся наперегонки до стены! Кто прибежит первым, тот выберет себе лошадь.
Сайд откинул назад голову:
– Беги вперед! Я даю тебе пять шагов фору!
Мальчики понеслись вперед. Собака беспомощно запрыгала на поводке, пытаясь вырваться, но Фараджи крепко держал ее.
От стены донесся ликующий голос Сайда:
– Я победил, отец!


12

Уже несколько часов, поднимаясь все выше, вилась перед ними узкая тропа, кое-где не шире верблюжьего следа. Вечер был близок. Бледное небо раскинулось над Атласским хребтом. На самых высоких вершинах лежал снег; садящееся солнце превращало снежные шапки в розовый фарфор. Лежащие в тени склоны манили к отдыху зеленоватым ковром мха.
Каролина придержала лошадь, увидев внезапно открывшийся ей луг, поросший чабрецом. Она повернулась к Стерну, скакавшему сзади.
– Вы сильно устали? – спросил он. Каролина покачала головой.
– Скоро мы увидим красные крыши Раса.
Каролина не ответила.
– Это вас не радует? – Стерн проследил за ее взглядом, поднявшимся к заснеженным вершинам, а потом вернувшимся на дорогу, по которой они пришли.
Темно-фиолетовыми застывшими волнами, словно побережье бурного моря, казалась отсюда уже исчезающая вдали пустыня.
– Вы прощаетесь с ней?
Каролина взглянула на него и, не говоря ни слова, протянула ему руку. Да, она прощалась, и это расставание давалось ей нелегко. С тех пор как они покинули поселок прокаженных, сбывались все предсказания шейха Томана. Пустыня превратилась для них в зеленый цветущий луг. Ничто больше не могло удержать их – ни безжалостный жар пустыни, ни острая галька каменистых полей, ни опасная горная тропа, ни утомительная скачка по высокогорью.
Двадцать семь дней Каролина была неспособна ощущать усталость или упадок сил. Напротив, каждое новое препятствие только придавало ей энергии. Почему Стерн спросил, рада ли она? Да, скоро будет виден Рас, берберская деревня, где ждет ее Зинаида с ребенком. Завтра они уже доберутся до Алжира. Почему же она не чувствовала себя от этого счастливее? Почему такая пустота в ее душе, ничуть не похожая на передышку перед ожидающей ее большой радостью? Почему она не ощущает никакого нетерпения, даже, наоборот, немного медлит?
В тишине зазвенел голос Алманзора:
– Деревня! Я первый ее увидел!
Каролина не могла не улыбнуться. За первым состязанием между мальчиками последовали следующие, и так повторялось каждый день. Алманзор и Сайд без конца находили, в чем посоревноваться: в скачках на конях, охоте за страусами и газелями, в разжигании костра и натягивании палаток.
Дорога, склоны которой поросли степной травой и колючим кустарником, серпантином поднималась вверх. Притулившись к склону горы, лежала деревня, затянутая облаками тумана. Дорожка делала новый поворот, шла мимо оврагов, зеленых плато. Освещенные косыми лучами заходящего солнца, силуэты гор становились все отчетливее. Как игра теней, менялась панорама перед глазами скачущих всадников. Внезапно перед ними раздвинулись два горных хребта. На дороге, петляющей над пропастью, стали видны четыре всадника. На фоне потухающего неба резко выделялись их темные фигуры.
Рамон Стерн возглавлял их маленький отряд. Каролина скакала следом, Алманзор, Сайд и верблюды следовали за ними. Последний отрезок дороги был самым крутым. Но наконец они преодолели и его. Их взорам открылась деревня. Они находились так близко от нее, что должны бы были услышать доносящийся оттуда шум, звуки жизни. Эта абсолютная тишина взволновала Каролину.
Наконец последний подъем остался позади. Теперь тропинка вилась по полукруглому, заросшему травой плато. Жеребята, еще не расставшиеся с длинной шерстью, лежали на лугу. Выдолбленные дубовые стволы, служившие им поилками, были пусты. Увидев подъезжающих всадников, жеребята вскочили на ножки и с тревожным ржанием сгрудились у изгороди. Но Каролина не замечала их. Ее глаза были прикованы к деревне.
То, что издалека казалось туманом, оказалось дымом. Плотными клубами поднимался он над домами, от которых остались только каменные фундаменты. Огонь побушевал в деревне Рас. Воздух был горек от запаха гари. Еще тлели кучи пепла, обугленные балки, некоторые крыши. Не способная ни к раздумьям, ни к сожалениям, Каролина тупо смотрела вниз, на деревню. Ее взгляд скользил по выжженным огнем стенам, обугленным дверям, пустым окнам.
Каролина без конца повторяла про себя: поздно, поздно... Эти мысли подчинялись ей так же мало, как пульсирующий под правой лопаткой нерв, который начал биться под кожей как второе сердце.
Рамон что-то говорил, но Каролина не разбирала слов. У нее не было сил вслушиваться. Слишком поздно, думала она.
– Оставайтесь здесь! – услышала она голос Стерна. – Я пойду в деревню. – Он сошел с лошади и протянул ей поводья. – Напоите моего коня. – Рамон помедлил.
Никогда он не видел Каролину в таком состоянии. Ее глаза ничего не видели, были непроницаемыми, будто стеклянными.
Каролина повела поить лошадей. Верблюды опустились на землю. Сайд и Алманзор стояли рядом с колодцем. Алманзор повернул кран над деревянной решеткой, а Сайд начал качать помпу. С громким бульканьем полилась вода в деревянное корыто.
Эхо его шагов отражалось от закопченных стен. В сточной канаве посреди дороги блестела влага. На ступеньках одного из домов валялась обожженная кукла. Красная краска на ее теле облупилась. В глубине внутреннего дворика дома сидел старик и пытался отчистить песком полуобуглившийся ковер. Рядом с цистерной седая женщина драила медный котел. Увидев Стерна, она поднялась. Мужчина оставил свое занятие, подошел к Стерну и принялся внимательно разглядывать его.
– Ты пришел, чтобы купить лошадей? Тогда ты опоздал. Сегодня утром наши увели последние три сотни жеребцов на ярмарку в Алжир. Ты можешь посмотреть жеребят. Через год придет их время, но ты можешь уже сейчас выбрать для себя подходящих, и я заклеймлю их.
Стерн огляделся.
– А что тут произошло? – спросил он, пораженный хладнокровием старика.
Тот хмыкнул:
– А что могло произойти? Была ужасная гроза. Молния подожгла сено. Рас горит каждые два года. Но зато на следующий год пастбища для наших лошадей становятся тучнее.
Старик был Стерну так же неприятен, как и его жена, вновь принявшаяся начищать и так блестевший как зеркало котел.
– Я ищу Зинаиду, – сказал Рамон. – Кормилицу.
– Третий двор отсюда, – буркнул старик.
Стерн направился к указанному дому.
Стропила его обгорели, все стены были мокрыми, словно огонь пытались тушить. Во дворе стояла тачка, нагруженная ящиками и мешками. Он крикнул, однако никто ему не ответил. Стерн подошел к небольшой пристройке, которую пощадил пожар. Он толкнул ногой деревянную дверь – и тут же отскочил в сторону. Из темноты на него в упор был направлен ствол винтовки. Угрожающе щелкнул затвор. Стерн произнес традиционное арабское приветствие. Но мужчина с винтовкой не ответил ему. Широко расставив ноги, он стоял на узкой лестнице, загораживая проход в дом.
– Я ищу Зинаиду.
Мужчина недоверчиво спросил:
– Что вы хотите от моей жены?
– Я пришел за ребенком.
Ствол винтовки немного поднялся.
– Я не знаю ни о каком ребенке. У нас нет детей. Чрево моей жены проклято. Все наши дети рождались мертвыми.
Он замолчал. Из тени за его спиной возникла фигура женщины.
– Когда-то это должно было случиться, – сказала Зинаида. – Пропусти его.
Мужчина медленно опустил ружье.
Стерн вошел в низенькую полутемную комнату. К балкам потолка были привязаны длинные нити, на которых сохли лекарственные травы и цветы. Здесь пахло лавандой, ромашкой, анисом и вербеной.
– Я пришел, чтобы забрать ребенка, которого вам передал Хасид Беншир в Абомее, – каждое слово давалось Стерну с трудом.
Воцарилось тяжелое молчание. Наконец Зинаида сказала:
– Хасид Беншир доверил мне ребенка христианки. Я поклялась не отдавать девочку никому, кроме ее самой. Вы отец ребенка?
– Нет.
Зинаида покачала головой:
– Что же это за мать, которая не находит времени, чтобы забрать своего ребенка? Я убежала из Тимбукту, чтобы спасти ее дитя. Я защищала девочку и хранила пуще глаза. Если христианка хочет получить своего ребенка, пусть придет сама. Только ей я отдам девочку. – Она подошла к Стерну. – Или Аба эль Маан не смог спасти христианку? – Ее глаза внезапно загорелись надеждой.
Она схватила Стерна за руку и потащила за собой. Отдернув занавес, ведущий в комнату, она прижала палец к губам, призывая к молчанию. Потом подошла к колыбели и осторожно отвела в сторону батистовый полог.
– Я только что укачала ее, – с нежностью прошептала она.
Темные густые волосики вились на высоком лобике девочки. Губы были чуть приоткрыты. Веки с длинными ресницами дрогнули. Девочка открыла глаза. Стерн склонился над колыбелью. Он вздрогнул при виде ярко-синих глаз, глядевших на него с детского личика. Это были глаза Каролины, и она напомнила ему о том, что он пытался забыть: Каролина любила другого мужчину. Ребенок! В этот момент он боялся девочки гораздо больше, чем соперника. Этот ребенок заберет ее от него.
Он забыл, что каждый из дней с тех пор, как они покинули Тимбукту, доказывал ему: та ночь в застенке Калафа ничего для нее не значила. Но он не любил бы по-настоящему, если бы понимание этого могло убить его любовь. Вновь и вновь она восставала из пепла. Она умирала, чтобы возродиться с новой силой. Его любовь была отчаянием и счастьем одновременно, она была неугасимой надеждой на чудо.
Склонившись над колыбелью, Стерн впервые засомневался, что это чудо когда-нибудь произойдет. Он отошел назад и нервно распахнул плащ, словно пытаясь справиться с собой, отогнать злое искушение, которое грозило подчинить себе все его мысли и желания.
Он окинул взглядом комнату. Стены были обиты розовым шелком; пол покрывал мягкий ковер золотистого цвета. Колыбель была выточена из лимонного дерева и украшена фигурками из слоновой кости. Широкая кровать в альковной нише, столик с серебряными приборами, открытый сундук, где виднелись белые холсты, – все говорило о роскоши, немыслимой в берберской деревне, где занимались разведением лошадей. Зинаида заметила его взгляд, но истолковала его неверно. Она отошла от тихо покачивающейся люльки:
– Только скажите, что вы хотите. Я отдам вам все – но оставьте мне ребенка. Сегодня на ярмарку в Алжир погнали лошадей. Почти сто из них принадлежат нам.
– Замолчи!
Женщина бросилась к его ногам:
– Нет! Не забирайте ее! Я люблю ее так, словно сама выносила ее под сердцем. Оставьте ее мне! Ей здесь лучше, чем любому другому ребенку на земле. Не я родила ее, но и настоящая мать не сможет любить ее сильнее, чем я.
Стерн молча смотрел на женщину. Каждая секунда, пока она говорила, а он позволял ей это, была предательством. Почему он не напомнил ей о данном обещании? Почему не положит этому конец? Почему позволяет ей верить, что мать ребенка мертва, будя тем самым бессмысленные надежды?
– Я вернусь, – сказал он хрипло, сам не зная, что, собственно, имеет в виду.
Он шел по деревне, тяжело ступая, вдыхая запах гари, который теперь, в вечерней прохладе, приобрел едкую остроту. Он отбрасывал ногой с дороги обгоревшие куски дерева. Некоторые картины навсегда впечатались в его память; разбитый ткацкий станок, на котором висел начатый ковер; валяющиеся рядом веретена с цветной шерстью; пекарня с обугленными лепешками; две ласточки, кружащиеся над провалившейся крышей в поисках исчезнувшего гнезда. Стерн видел все это, но не мог припомнить, как вообще вышел из дома кормилицы; его ноги словно двигались сами по себе, не подчиняясь разуму. Последние дома деревни остались позади. Холодный ветер подул ему навстречу, и он поплотнее запахнул плащ на груди.
От выгона доносился звук качающейся помпы. Блестящая струя воды мерцала в темнеющем воздухе. Каролина услышала его приближение. Что сказать, как объяснить ей, почему он вернулся без ребенка? Рамон остановился. Каролина повернулась к нему, заглянула в глаза. Оцепенев, встретил он взгляд этих глаз, в которых, казалось, отражалась глубокая синева вечернего неба.
– Что с ней? Что с ней случилось? – услышал он голос Каролины. – Я чувствовала это. Только не надо мне говорить, что она мертва, ладно?
У него вообще не было сил. Он не мог вымолвить ни слова. Она прижала ладонь к его губам:
– Не говори ничего. Не теперь, может, позднее... Я не хочу узнавать это сейчас, в эту минуту... Оставь меня одну.
Она дала знак Алманзору подвести ее лошадь. Не дожидаясь остальных, не бросив больше ни одного взгляда на деревню, Каролина ускакала по тропе.
Это было бегство. Каролину не заботило, что тропинка становится все круче. Вонзив шпоры в бока лошади, она безжалостно гнала ее вперед. Она не сделала ничего, чтобы облегчить свою боль: не плакала, не молилась.
Сумерки быстро перешли в ночь. Холодный ветер обжигал ее лицо, развевал волосы. Каролина желала, чтобы разразилась гроза, чтобы дождь исхлестал ее лицо. Узкая горная тропа, взмыленная лошадь – всего этого ей было недостаточно. Она нуждалась во встряске, в испытании, с которым могла бы помериться силами. Будь она мужчиной, этот час, возможно, сделал бы из нее изгоя – человека, который противостоит хаосу мира потому, что сам не может существовать без хаоса.
Но почему женщина тоже не может порвать все оковы? Судьба вырвала ее с корнем из родных мест, разлучила с любимым, отняла ребенка. Никто и ничто не привлекает ее в будущем.
Перед ее мысленным взором внезапно возникло лицо Стерна. Она знала, что каждую ночь он ждет только ее знака. Почему бы и нет? Что удерживает ее от того, чтобы отдаться ему? Но в этот момент скачка в темноте по узкой горной тропе привлекала ее больше, чем объятия мужчины. Справа от нее был отвесный обрыв; слева возвышалась каменная стена. Тропа все сужалась. Несмотря на это, она не сдерживала лошадь, а, наоборот, подгоняла ее.
Она не знала, как долго скакала. Не замечала, что лошадь постепенно замедляет бег и что она вся в пене. Каролина пришла в себя, только когда чьи-то руки бережно сняли ее с седла.
Она не хотела ни есть, ни пить. Но все же, не в силах оторвать взгляда от языков пламени, подошла поближе к огню, который развел Алманзор, опустилась на подстилку, отпила из протянутой чашки. Мысли ее были далеко. Каролина была в ожидании того момента, который должен был избавить ее от нее самой – там, в палатке, когда его руки будут властвовать над ее телом.
Она лежала в палатке и ждала. Шаги приближались. Отблески костра проникли в палатку, когда Стерн отодвинул полог. Она услышала, как он шепотом зовет ее, и закрыла глаза.
Рамон смотрел на нее. Как же он ее любит! Мысль о том, что ради этой любви он оказался способным на ложь, таила в себе нечто, от чего у него перехватывало дыхание. Он не страдал, совершив предательство, напротив, оно опьяняло его. Ему казалось, что он нуждался в таком поступке, чтобы окончательно завоевать ее. Теперь навсегда она будет принадлежать только ему.
Впервые Каролина переживала боль, которую причинил ей он. И он мечтал, чтобы это никогда не кончалось. Рамон видел перед собой их сыновей, повторяющих его самого.
– Ты забудешь своего ребенка, – тихо прошептал он. – Потому что у нас будут сыновья и дочери, такие же прекрасные, как ты.
Внезапно руки Каролины, лежавшие на его плечах, словно стали невесомыми. Одним-единственным движением она отстранила его от себя. Темные волосы упали ей на лицо, скрыв его от Стерна. Ей нужно сказать только одно слово, только протянуть руки, обнять его, прижать к себе. Почему же она не делает этого? Почему не берет того, к чему так стремится ее тело? Почему не позабудет все, кроме этой минуты, не сорвет свои цепи, которые только что казались ей такими бессмысленными?
Почему?
Она услышала, как Стерн поднимается на ноги, но не удержала его.
Теперь воздух не был наполнен ни сухим жестким жаром пустыни, ни резким холодом гор: в нем чувствовалась влажная прохлада близкого моря. Восходящее солнце волшебно преобразило серую пустоту перед ними. Это было море, совсем еще далекое, необъятное темно-синее зеркало воды на горизонте.
Они медленно ехали по краю высокогорной равнины, с восхищением наблюдая, как быстро под лучами солнца превращается в реальность этот мираж. Алманзор, скакавший впереди, вдруг громко закричал:
– Алжир! – его высокий, пронзительный голос звенел над равниной. – Я вижу Касбу! Мы в Алжире!
Сайд бросил цветы, которые он собирал на краю дороги, и побежал к Алманзору. Каролина скинула чадру с лица. Она хотела присоединиться к мальчикам, разделить их радость, но что-то удерживало ее. Она чувствовала, что должна остаться рядом с угрюмо молчавшим мужчиной, скакавшим подле нее. Ни ночной сон, ни эта утренняя скачка не сняли возникшего между ними напряжения. Совсем иначе представляла она себе эту минуту! Полной восторга и радости. Почему же она несчастлива – теперь, когда цель ее изнурительного путешествия почти достигнута?
Все эти часы Стерн проскакал рядом с ней в ледяном молчании. Она реагировала на это с высокомерным равнодушием. Теперь это стало невыносимо. Если Стерн не сделает первый шаг к примирению, тогда это сделает она. Каролина повернулась к нему:
– Мы все-таки победили Сахару. – Ее слова сопровождала теплая улыбка.
Стерн приподнялся на стременах и прикрыл глаза ладонью, словно утреннее солнце слепило его. Но это была всего лишь защита от ее улыбки. Ее приветливость застала его врасплох, казалась насмешкой. Разве эта открытая, сияющая улыбка не свидетельствует о том, что Каролина не знает ничего о его сердечных муках? Он спешился и, не глядя на нее, обошел ее лошадь, чтобы подать ей руку. Распущенные волосы Каролины коснулись его щеки, и он сжался от этого прикосновения. Все же ему удалось сказать равнодушным голосом:
– Я знаю, с каким нетерпением ждали вы этого часа.
– А вы нет?
Рамон наклонил голову.
– Дайте мне ваш плащ, – сказал он внезапно хриплым голосом.
– Плащ? – удивилась она. – Зачем?
– Плащ Калафа исполнил свою задачу. В пустыне он охранял нас. В Алжире он может погубить.
– Погубить? Вы говорите загадками.
– Вы забыли, что Омар, дей Алжира, – отец Калафа? Каждый из его людей может узнать этот плащ. И даже если весть о смерти Калафа еще не достигла этих мест, они постараются выведать, как к вам попал этот плащ. Дайте его мне. Он слишком опасен. Я сожгу его.
Каролина расстегнула пряжку, стягивающую плащ на груди. Она медлила. Ей не хотелось расставаться с плащом. Этот пурпур защищал ее днем и согревал ночью. Он стал для нее символом ее победы над пустыней.
– Я все же хотела бы сохранить его, – сказала она. – Можно ведь спрятать его в поклаже.
– Вы хотите произвести с ним фурор в Париже? – Стерн окинул ее взглядом, еще более презрительным, чем его слова.
В его представлении она вдруг снова превратилась в светскую даму, какой он увидел ее впервые в Париже: в волнах черного шелка, с бриллиантовой диадемой в волосах. Еще не успеет сойти с ее кожи бронзовый загар пустыни, как она снова займет свое место в парижском обществе, словно ничего и не случилось. Прелестная герцогиня де Беломер! Эта мысль была невыносима для него. Он жестко сказал:
– Вы легко снова войдете в роль герцогини.
Каролина поняла, что он хотел сказать этими словами, но это не смягчило ее гнева:
– Вы ошибаетесь, Стерн. Это не роль. Я – герцогиня де Беломер, не важно, сплю ли я на голой земле или на шелковом белье, в Тимбукту или в Париже.
– Что ж, тем лучше. Тогда нам больше не нужно разыгрывать комедию. Закончим это дело так же, как и начали его – без лишних слов. Вам не нужно ничего опасаться. Я не буду присутствовать при том моменте, когда вы взойдете на корабль герцога, своего супруга. Я не собираюсь устраивать спектакля, чего вы, возможно, боитесь. А теперь дайте мне плащ.
Каролина пристально смотрела на него. Она понимала, почему он так настроен против нее. Им руководило не презрение, а огромная любовь. Он любил ее – больше, чем она могла себе представить. Стерн повернулся и пошел к костру, который уже развели Алманзор и Сайд.
– Остановитесь! – крикнула она ему вслед. – Остановитесь, я прошу вас! – Слезы стояли в ее глазах.
– Что же, поплачьте, – с насмешкой сказал Рамон, – если вам от этого станет легче. Скоро вы снова будете смеяться.
– Что я вам сделала?
– Ничего, кроме того, что вы жена другого. – Что-то похожее на ненависть мелькнуло в его глазах. – Вы что, всерьез считаете, что милостыня – доброе дело? Что подачки делают людей счастливыми? Хотите, чтобы я покорно следовал за вами и исполнял цирковой номер для парижского общества: герцогиня и ее покорный раб?
– Уходите, – тихо сказала Каролина. – Уходите же! – она задыхалась от гнева.
Она ждала, чтобы он оставил ее одну, однако Стерн не уходил. С мягкостью и нежностью, совсем лишившей ее самообладания, он обнял ее.
– Пойдемте, – сказал Рамон, и они медленно пошли к костру.
Стерн поднял плащ, одно мгновение подержал его над огнем. Языки пламени казались бледными и бессильными рядом с его пурпурным сиянием. Потом он разжал руки, и плащ упал в огонь.
– Не делайте этого, – прошептала Каролина, не зная сама, что имеет в виду.


13

Волны белой пены, сорвавшиеся с моря и застывшие на его прозрачной голубой поверхности, – вот чем был Алжир. Блистающий великолепием куполов и золотых крыш. Грозный своими неприступными бастионами и зубчатыми стенами. Увенчанный мощным величием Касбы.
Алжир оказался именно таким, каким представляла его себе Каролина. Город света и тьмы, с кипенно-белыми домами и по-ночному темными ущельями переулков. Палящий зной, безжалостный свет, оглушительный шум, людская сутолока, запахи, доносящиеся из дворов, – весь этот сумбур смешался в голове Каролины, приправленный мерным рокотом прибоя. Перед ней мелькали картины: цветущие сады, павильоны из цветного камня, бьющие фонтаны, мраморные дворцы, минареты, построенные, казалось, только затем, чтобы нести на своих шпилях полумесяцы, мечети и бесконечно повторяющиеся аркады с зелеными и синими колоннами.
Алманзор расстался с ними, чтобы продать животных и товары, а потом с нанятыми ослами ждать их у городских ворот. Сайда тоже не было. Он уже сидел на своем маленьком коврике в тени стен мечети за письменной доской.
Чистый, вибрирующий звук разнесся над городской суетой. Каролина остановилась.
– Колокола Нотр-Дама де Виктуар, – сказал Стерн. – Как раз рядом с этим собором находится дом французского консула.
Каролина сразу представила себе кабинет консула: сумрачная прохладная комната, бюро, обтянутое зеленой кожей, запах чернил, сургуча и табака. На стенах – портреты Бурбонов, в углу – пустой мраморный цоколь, на котором раньше стоял бюст Наполеона. Имеет ли консул какие-либо сведения о герцоге – об этом она сейчас старалась не думать. Ее мысли были направлены на более простые вещи: разговор, ведущийся на изысканном французском; манеры великосветского льва; обаяние мужчины, состоящего на королевской службе, который, даже работая, распространяет вокруг себя атмосферу праздности; его галантность по отношению к дамам; мелочи, придающие конторскому окружению налет интимности – собственный чайный прибор, прелестная ковровая вышивка, миниатюра, стоящая на письменном столе. Здесь, в чужой земле, все это казалось Каролине кусочком родины.
Голос Стерна оторвал ее от этих мыслей:
– Боюсь, мы напрасно проделали весь этот путь. Взгляните!
Больше, чем его слова, испугало Каролину чувство удовлетворения, прозвучавшее в них. Консул жил в узком двухэтажном здании европейского стиля. Стекла окон были разбиты, эмблема над входной дверью сорвана. Сама дверь опечатана, а на ней гвоздями прибита табличка с надписью арабской вязью.
– Что это значит?
– Ничего хорошего. Бумага на двери – это, похоже, документ конфискации.
В это время из пристройки вышел араб с двумя большими корзинами в руках. Увидев двух незнакомцев перед домом, он остановился:
– Вы к мсье Лакре Теллеру?
Стерн кивнул:
– Но, по-моему, мы пришли слишком поздно.
Выражение недоверия на лице араба смягчилось.
– Вам он тоже что-то должен? – спросил он. – Мне он не платил ничего уже полгода. Должен сказать, он многих облапошил – если это вас успокоит. Все, что получал, он рассматривал как подарки или взятки, как вам угодно. Сколько он задолжал вам? – Они промолчали. – Вы нездешние, – продолжал араб, – это сразу видно. Позвольте мне дать вам совет! Судя по пыли на вашей одежде, вы пришли из Телль-Атласа. За что он задолжал вам? За ковры? Лошадей?
– За лошадей, – ответил Стерн наобум.
– Я так и знал! Белые кобылы, на которых он в последнее время совершал променад! Я видел их! Вот как он пользовался властью своего короля! Но теперь все позади. Четыре белые кобылы стоят в конюшнях дея. Обратитесь к нему. Возможно, вы получите их назад.
Рамон обратился к арабу:
– А что же с ним случилось? Когда он покинул Алжир?
– Они отвели его в Касбу, и я надеюсь, он томится там в глубоком подземелье, – араб злорадно усмехнулся. – А покинет он Алжир, скорее всего, через ствол пушки. Пусть они только явятся, христиане на своих судах, – дей пошлет им их консула в качестве приветствия. Выстрелит им навстречу, как проделал это раньше с Ля Вайером.
Стерн испугался, что Каролина может выдать себя каким-нибудь непроизвольным замечанием, но его волнение было беспочвенным. Разговор мужчин, казалось, нисколько не интересовал ее.
– Мы только что спустились с гор в город, – сказал Рамон и продолжил, понизив голос: – О каких кораблях вы говорите?
– Никто точно не знает. Весь Алжир полнится слухами. Разве вы не видели солдат городской милиции? И повозки, которые едут к форту и везут порох и ядра? Говорят, там день и ночь готовят боеприпасы. Так бывает всегда, когда приходят суда. Христиане завидуют власти дея над Средиземным морем. И при этом сами они настоящие пираты. Пусть только явятся! Они много раз уже пытались установить свое господство, но дей все еще сидит в Касбе, а Алжир все еще принадлежит нам, арабам, и так будет всегда. Возвращайтесь назад, в свои горы, чужеземцы! – Он взял свои корзины и пошел прочь.
– Что же нам делать? – спросила Каролина.
Несколько мгновений Стерн стоял молча. Он знал, что ее нелегко лишить самообладания, но то, что она никак не выдала своего беспокойства, почти разочаровало его. Каждый раз Каролина поражала его, реагируя совсем не так, как он ожидал.
– При сложившихся обстоятельствах христианам находиться в городе не безопасно. Предлагаю поехать за город к Гоунандросу. Вы знаете, это мой друг, греческий врач.
Слышит ли она его? Ее взгляд обратился к порту. Белые корабли качались на голубых волнах. На всех судах развевались зеленые флаги дея. По молу патрулировала городская милиция в красной униформе. Стерн снова задумался над словами араба. Ему необходимо было поговорить с Гоунандросом, узнать от него, что ему известно о судах, направляющихся к Алжиру.
– У вас еще есть деньги, полученные от Измаила? – неожиданно спросила Каролина.
– Да, – ответил Стерн. – Но зачем вам? У Гоунандроса...
– Я хочу пойти на базар. – В глазах Каролины появилась улыбка. – Хочу сделать некоторые покупки. Я обожаю транжирить деньги, понимаете?
Ее способность совершенно игнорировать опасность одновременно восхищала и раздражала его. Наверное, именно так вели себя дамы высшего света во время революции, наряжаясь и прихорашиваясь перед казнью, будто собираясь на бал.
– Я провожу вас, – сказал он угрюмо.
Они все дальше углублялись в городские улочки, сопровождаемые музыкой, доносящейся из маленьких кафе, ароматом сладостей и сухофруктов, призывами проституток из полуоткрытых дверей. Они шли, пока сумрак торгового квартала не поглотил их. Ах, этот город с длинными, укрытыми навесом улицами, похожими на подземные своды, с галереями, набитыми сокровищами!
У Каролины было такое чувство, что она очутилась в волшебной стране. Как ребенку, первый раз попавшему на ярмарку, все, даже самое обыденное, казалось ей сказочным. Узкие переулки превращались для нее в фантастические лабиринты, нищие оборванцы казались заколдованными принцами, ждущими только волшебного слова, которое снимет злые чары. Ковры, медная посуда, тюки шелка, серебро, кожаные товары, зеркала, благовония – все это были колдовские предметы, а зазывные крики торговцев звучали как магические заклинания. Она совсем забыла, что все эти вещи разложены для продажи, что их можно коснуться руками и стать их владельцем.
В той части базара, где торговали благовониями, ее страстное желание купить что-либо стало непреодолимым.
Одно место особенно притягивало ее. Торговец, молодой человек, сидел окруженный свечами, свисающими на подсвечниках с потолка. Узкими, унизанными кольцами пальцами он открыл флакон, на который указала ему Каролина.
– Десять капель – три пиастра.
– Позвольте мне купить их для вас, – прошептал Стерн. – Двадцать пиастров – за сто капель, – предложил он торговцу.
– Двадцать пять, – хладнокровно ответил тот.
– Двадцать три.
Торговец кивнул. Он открыл сосуд и стал отсчитывать капли с помощью специального отверстия в пробке. Когда флакончик был заполнен, он закрыл его, поставил на поднос и протянул Стерну. Тот достал кошель с деньгами и отсчитал двадцать три пиастра. Торговец пересыпал серебро на ладони.
– Вы расплачиваетесь пиастрами из Тимбукту?
– А вы что-то имеете против? – Охотнее всего Стерн бросил бы все как есть и поспешил с Каролиной убраться отсюда.
Было безумием так испытывать судьбу.
– Напротив, – ответил торговец. – Серебряные пиастры из Тимбукту в два раза дороже, чем здешние. Разве вам никто этого не сказал? Возьмите назад половину денег.
– Подождите, – остановила его Каролина. – Дайте нам лучше еще что-нибудь на эти деньги.
Торговец расстелил на маленьком столике белый платок:
– Положите на него свою ладонь, чтобы я мог выбрать подходящий для вас аромат.
Стерну хотелось удержать Каролину, однако она уже с готовностью протянула руку. Торговец стал рассматривать внутреннюю поверхность ее руки, совсем не такую загорелую, как тыльная часть. Он должен был догадаться, что рука не принадлежит арабке, однако сделал вид, что ничего не заметил, и стал копаться в многочисленных флакончиках, шкатулочках и мешочках, которые выстроились вокруг него. Потом стал заботливо заворачивать выбранные вещи в цветную бумагу, связывать их. Гора запакованных покупок перед ним росла. Прохожие, у которых вызвали любопытство необычные покупатели, сгрудились вокруг стола торговца.
– Может, мне позвать носильщика? – спросил торговец. – Вы, я вижу, без слуги.
Стерн, у которого уже земля горела под ногами, облегченно вздохнул.
– Позовите носильщика, – сказал он. – Пусть он донесет покупки к городским воротам.
Торговец поднес ко рту свисток, и ему тут же ответил другой. Вскоре к ним подошел маленький сухонький мужчина:
– Отнеси это к городским воротам, – приказал торговец и добавил: – Самой короткой дорогой.
Носильщик взял покупки и сделал Каролине и Стерну знак следовать за ним. Сопровождаемые любопытными взглядами зевак, они покинули базар. Отрешенная, довольная улыбка блуждала по лицу Каролины. Рамон наблюдал за ней с восхищением и беспокойством. Город был наводнен солдатами милиции. Французский консул – пленник дея. За все время, что они бродили по городу, им не встретился ни один европеец. В такие смутные времена, как сейчас, европейцы предпочитали не показываться на улицах, понимая, чем это может для них закончиться. Но Каролина слушалась только собственных желаний и без колебаний отправилась в самое людное место, чтобы исполнить свою прихоть. Он завидовал ее беззаботности и ее силе. В решающие моменты она всегда оказывалась решительней.
Каролина сидела на навьюченном муле, довольная, как любая женщина, позволившая себе роскошь бесполезных покупок. Алманзор поджидал их с нанятыми животными на западе города, у Бабалутских ворот. Как и утром, когда они въезжали в город, им пришлось перебираться через глубокий ров, окружавший город с трех сторон и заросший кактусами, алоэ и терном. Справа от них шумело море, бросая шипящую пену на камни форта. За ними, на склоне горы, остался город. Белоснежные дома громоздились, как кубики сахара, а на самую высокую точку города вознесся куб Касбы с высокими зубчатыми стенами и развевающимися зелеными флагами.
За еврейским кладбищем они свернули на узкую боковую тропку. Кипарисы, инжир и жасмин росли по обе ее стороны. Они скакали уже почти час.
– Для врача этот Гоунандрос живет далековато от города, – заметила Каролина.
– Потерпите! – ответил Стерн. – Такой человек, как Гоунандрос, который двадцать лет жизни провел на море, и дня не выдержит в шумном Алжире. Его дом стоит на маленьком полуострове. Во время прибоя его затопляет, и вода поднимается до самых стен. Его пациенты тоже чаще всего появляются во время прилива. Вряд ли найдется хоть один пират на Средиземном море, которого не заштопал бы когда-нибудь Гоунандрос.
– А вы? Как вы попали к нему? Вы рассказывали, что он спас вам жизнь.
– Сто лет назад его сожгли бы как колдуна, – продолжил Стерн, не обратив внимания на ее вопрос. – Вы должны увидеть его за работой. Он мастерит носовые кости и челюсти из серебра, он делает руки и ноги из стали и кожи и вживляет людям кошачьи кишки.
– Достаточно! – воскликнула Каролина.– Надеюсь, ваш грек поспособствует нам, предоставив пару вылеченных пиратов и хорошее судно.
– Вы хотите покинуть Алжир?
– А вы разве нет? Разве не вы говорили, что этот город опасен для нас? – Она замолчала.
Они въехали в аллею молодых тополей, в конце которой были видны железные ворота. Из их тени выступил вооруженный охранник и встал на их пути. Стерн слез с мула и откинул накидку с лица.
– Рамон! – радостно воскликнул стражник. – Неужели это и вправду вы! Мы уже не надеялись увидеть вас живым. – Он открыл перед ними ворота.
Стерн взял поводья мула Каролины. Парк, в который они въехали, казался девственным лесом. Через несколько метров дорога привела к узкой дамбе, построенной из грубого камня. Полоска ила, засохшая на стволах деревьев, показывала, как высоко добирается иногда прилив. Местность рядом с дамбой опускалась все ниже и постепенно превращалась в заросшее кувшинками и лилиями болото, которое отделяла от моря полоска ила.
– Там, за изгородью, вы увидите дом.
На мгновение Каролине стал виден весь полуостров с утесом на краю, на котором поднимались стены высокого строения, увенчанного башнями. Каменная дамба упиралась в передний двор. За низеньким каретным сараем и конюшней возвышался дом, больше похожий на крепость. Он располагался на самом краю полуострова. Полукруглая бухта, образованная выдающимся в море полуостровом, была превращена в мол. К нему был пришвартован парусник. Двое мужчин, наверняка сошедших с него, входили как раз в этот момент во внутренний двор. Один из них был в форме капитана. Его лицо было бескровным, одну руку он крепко прижимал к себе.
Стерн, разглядев его, радостно вскрикнул и поспешил к нему навстречу. Он раскинул руки, желая обнять мужчину, но тот, застонав, отклонился.
– У тебя что, глаз нет? – закричал он. – Ты хочешь совсем искалечить мне руку? – Только теперь, похоже, он узнал стоящего рядом человека. – Вы, Рамон?! Живы и здоровы? И после этого мне говорят, что скачка через пустыню полна опасностей. Посмотрите лучше на меня!
– Что с вами случилось, Мора? – Стерн указал на мол. – С каких это пор великий пират Мора катается на прибрежном паруснике? Где же ваш «Карфаген»?
Губы пирата скривились в гримасе:
– Не напоминайте мне об этом! Капитан может потерять руку, это только добавит ему уважения. Но потерять свой корабль! «Карфаген» лежит на морском дне. Проклятые французы!
– Вы, капитан Мора, уступили французам? На вашем-то «Карфагене»?
– К черту! – зарычал Мора. – Пиратством больше нельзя зарабатывать деньги. Конечно, дело не в одном паршивом французишке. Целая армада, которая двигалась к Алжиру. Наверное, они шли из Лиссабона: двадцать восемь англичан, одиннадцать голландцев и этот француз. И я встал им поперек дороги!
Стерн поспешил назад. Каролина между тем с помощью Алманзора уже сняла поклажу с мула и теперь стояла, нагруженная покупками, пока слуга отводил животных.
– Извините, что заставил вас ждать, – сказал Стерн.
У него из головы не выходил рассказ пирата, и он боялся, что Каролина поймет что-нибудь по его лицу. Однако она только спросила:
– Еще один из ваших друзей?
Стерн не ответил. Из дома вышла высокая, одетая в темное женщина. Ее взгляд обратился к Стерну, не замечая Каролину. Раскинув руки, она бросилась к нему.
– Рамон! – Онa поцеловала его в обе щеки, сердечно обняла.
Только потом заметила Каролину.
– Вы, должно быть, Каролина, – сказала она низким и звонким голосом и протянула руку. – Я Мирто.
Большие черные глаза, горящие на бледном лице, придавали ее облику фанатичное выражение. Она положила руку Каролине на плечо:
– Господи, какая же вы молоденькая! Больше с вами ничего не случится. Здесь вы дома.
– А где Петрос? – спросил Стерн. Женщина улыбнулась:
– Где он может быть? Зашивает матросов. Сегодня опять много работы. Мора потерял свой «Карфаген». – Обернувшись к Каролине, она сказала: – Оставим мужские заботы мужчинам! Пойдемте в дом. Вы наверняка соскучились по ванне, свежему белью, хорошей еде и спокойному сну.
Он должен увидеть Гоунандроса, поговорить с другом, узнать подробности о флоте, приближающемся к Алжиру. Стерн очень торопился и, задыхаясь, влетел в маленькую комнату, где хранились медикаменты, граничащую с врачебным кабинетом. Он вздохнул с облегчением, заметив мощную фигуру друга за зеленоватой стеклянной дверью кабинета. Ему навстречу пахнуло сладковатым запахом эфира.
Петрос Гоунандрос стоял спиной к двери. На операционном столе лежал раненый. Он был весь замотан в бинты и напоминал мумию. Только ноги остались открытыми. На правой икре зияла глубокая рана. Гоунандрос бросил короткий взгляд на Стерна и сказал невозмутимым тоном, словно Рамон вернулся не из опасной экспедиции по пустыне, а с прогулки по городу:
– Я скоро освобожусь.
– Я встретил Мора, – сказал Стерн. – Он рассказал о флоте, который плывет из Лиссабона к Алжиру. Ты знаешь об этом?
– Я не могу заниматься одновременно двумя делами. – Грек похлопал раненого ладонью по щекам. – Ты очнулся? Я сейчас буду зашивать рану. Это, конечно, не слишком приятно, однако вытерпеть можно. – Гоунандрос стянул края раны.
Когда он воткнул в кожу иглу, Стерн отвел глаза. Он знал силу этих огромных ловких рук – испытал на своей шкуре. Только много позже он понял, что эта дикая боль спасла ему жизнь. Может, и в этом был один из секретов грека, что мужчины, попавшие к нему полумертвыми, уходили из его дома здоровыми. Он ругался с ними, орал на них, но руки его в это время работали точно и быстро. Он занимался своим искусством с таким мастерством и стремительностью, что исключало всякие мысли о смерти.
Гоунандрос зашил и перевязал рану. Потом открыл дверь, ведущую в дом, и громко крикнул:
– Вы можете забрать его!
Двое молодых людей, египетских студентов-медиков, которые учились у него, переложили раненого на носилки. Гоунандрос прикрыл его белым одеялом.
– Ну вот, с тобой я закончил, – сказал он ему. – Теперь уж ты постарайся! Через неделю я хочу увидеть тебя снова на ногах.
Мужчина в ответ пробурчал что-то, смахивающее на ругательство. Гоунандрос дал одному из египтян маленький полотняный мешочек и сказал:
– Ты знаешь, что делать. Он должен выпить две чашки этого. Если начнется жар, он попытается сорвать с себя повязку. Поэтому позаботьтесь, чтоб рядом с ним всегда кто-то был.
Как только они остались одни, грек стянул через голову белую рубаху, в которой делал операцию. Оставшись в широких брюках до икр, своим мощным торсом он опять напомнил Стерну борца. Рамон не мог припомнить, чтобы он видел Гоунандроса когда-нибудь усталым или измученным. Этот гигант всегда находился в поиске: с чем бы еще помериться силами.
Гоунандрос надел другую рубаху и медленно прошелся по кабинету.
– Итак, ты сделал это. А где же француженка? Она с тобой?
Мужчины взглянули в глаза друг другу. Стерн ненавидел, когда кто-то пытался залезть к нему в душу, но в этот миг он был рад, что существует человек, способный понять его без слов.
– Вот как дело обстоит, – протянул Гоунандрос. – Тогда по крайней мере дорога не показалась тебе слишком долгой.
Петрос почувствовал, что друг замкнулся в себе, однако это не остановило его. Если он должен помочь, ему нужен ясный диагноз. Любовь была для Гоунандроса чувством, которое приносит людям радость, а не несчастье. Она была прекрасным чувством, но в его глазах не настолько важным, чтобы определять человеческую судьбу. Поэтому он тотчас стал соображать, какое найти средство против этой болезни.
– В таких спасательных мероприятиях всегда прячется росток любви, – сказал он. – Иначе вся эта история, возможно, совсем не заинтересовала бы тебя. Это должно было случиться. – Он обхватил Стерна за плечи. – Я не знаю эту женщину лично, но слышал о ней предостаточно, чтобы понять, что она не для тебя. Для жизни нужна такая женщина, как Мирто. Такая, для которой ты будешь первым и единственным. Неужели ты хочешь удержать женщину, которую до тебя не смог сохранить еще ни один мужчина?
С улицы послышался громкий голос капитана Мора.
– Пойдем, – предложил Петрос. – Этот нам сейчас совсем не нужен. – Он открыл дверь в смежную комнатку – то ли алхимическую лабораторию, то ли мастерскую. Это было то место, где всего охотнее находился Гоунандрос.
Он закрыл за ними дверь.
– Теперь говори! – приказал он Стерну. – Что я могу для тебя сделать?
– Что с кораблями? Это правда, что сказал Мора? Он говорил о сорока судах, целом флоте.
– Да, они собрали что-то вроде экспедиции, чтобы наказать дея Алжира, – ответил Гоунандрос. —Англичане присоединились к ним. Они опять вспомнили о христианских рабах, томящихся в застенках дея. Может быть, они действительно думают о них, может, это только предлог, чтобы расправиться с такими людьми, как Мора.
– Мора говорил о каком-то французском судне.
– Так вот откуда ветер дует? Мора не скоро забудет этого француза. Это был «Алюэт».
– «Алюэт», – как эхо повторил Стерн.
Едва выговорив это слово, он испугался звука собственного голоса. Ему показалось, что это слово прошло сквозь стены, что все услышали его.
– Когда флот доберется до Алжира?
– Я не знаю их планов. Однако если они захотят, то бросят здесь якорь уже завтра.
Стерн заглянул в глаза своему другу. Его голос звучал умоляюще:
– Она не должна узнать об этом! Обещай мне это, Петрос!
– Ей просто нужно будет завтра утром взглянуть в окно – и она узнает это. Что же я могу сделать? Не существует лекарства, которое я мог бы прописать ей, чтобы она, проснувшись, забыла, что является женой герцога Беломера. – Он покачал головой. – Пустыня не пошла тебе на пользу, мой мальчик! Я советую тебе, подумай, как быстрее избавиться от этой особы. – Но он видел, что давать советы Стерну бессмысленно. – А что ты скажешь о Боне? Мой дом там стоит пустой. Я бы и сам с удовольствием отправился туда, пока здесь все не затихнет.
– Ты думаешь, дело дойдет до драки? – Рамон подошел к окну.
На море не было никакого движения. Он отыскал глазами линию горизонта, эту едва различимую полоску, которая опоясывала море, как тонкий серебряный ободок. Стерн хотел приблизить этот момент, когда эти корабли уже окажутся здесь. Он хотел, чтобы это голубое небо раскололось под выстрелами судовых орудий. Пусть задрожит земля, пусть пушки форта откроют ответную стрельбу, а море превратится в огромный пенящийся кратер. Алжир никогда еще не был взят с моря. И в этот раз враги будут посрамлены. Смутная идея зародилась в его мозгу. Дей Алжира! Брат Рамона был одним из лучших друзей Омара. Не распространит ли Омар эту дружбу, которую питал к Норману, и на него? А если и не дружба их свяжет, то общность грозящей им обоим опасности – кораблей, приближающихся к Алжиру. Он предложит дею свою службу. Он будет сражаться на его стороне. Но одновременно Стерн думал о Зинаиде и ребенке; до деревни Рас всего шесть часов езды. Должен ли он привезти девочку сюда?
Рамон отступил от окна. Ослепленный сиянием моря, он некоторое время ничего не видел. Постепенно из красного тумана стала вырисовываться фигура врача.
– Как тебе мое предложение? – спросил Гоунандрос. – Ты что-нибудь надумал по поводу моего дома в Боне?
Стерн избегал его взгляда.
– У меня дела в городе, – уклончиво ответил он.
– А что ответить француженке, если она о тебе спросит?
– Что я у Гафуддина. Мы выписали в Тимбукту вексель на его торговый дом. – Стерн ненавидел вранье и хотел поскорее покончить с этим.
Он успокаивал себя тем, что только защищал свою тайну и свою любовь.
Рядом послышался громкий шум. Что-то с грохотом упало на пол. Внезапно дверь распахнулась, и на пороге возник Мора.
– Дай мне скальпель – я попрошу твою повариху вырезать мне пулю. Тебя, похоже, интересуют только трупы. Если же кто-то еще стоит на своих ногах, ты не воспринимаешь его всерьез.
– Сейчас взгляну на твою царапину, – спокойно сказал Гоунандрос.
Он распорол рукав его куртки. Рубашка под ней была темной от засохшей крови.
Одним движением Петрос разорвал материю. Мора выругался сквозь зубы. Гоунандрос ощупал рану:
– Французскую пулю, о которой ты мне все уши прожужжал, не найдет даже моя повариха. Лучше посмотри на свою бесценную руку!
Мора, который все это время стоял, отвернувшись от врача, послушался и с ужасом уставился на свою руку, вывихнутую в суставе.
– Попробуй вытянуть руку!
– Мясник! Палач! – Со стиснутыми зубами Мора проделал то, что велел Петрос.
Гоунандрос положил одну руку на его вывихнутое плечо, а второй обхватил предплечье. Внезапно он сильно дернул руку на себя. Мора закричал от боли. Гоунандрос усадил пациента на стул.
– Теперь твоя рука снова там, где ей положено. – Он взял бутыль с полки, налил полный стакан прозрачной жидкости и протянул его капитану.
Стерн только и ждал подходящего момента, чтобы исчезнуть.
– Могу я взять у тебя лошадь? – спросил он Гоунандроса.
– Возьми рыжую. – Петрос, прищурившись, посмотрел ему вслед.
У него было смутное предчувствие, что лучше бы было удержать друга. Но чем он мог помочь при этой болезни? Можно зашить рану, выписать лекарство, вылечить бессонницу, предоставить убежище – но это все. Еще ни одному врачу не удавалось излечить человека от любовной лихорадки.


14

Каролина лежала в постели, свернувшись клубочком, как кошка. Она уже не спала, однако глаз открывать ей не хотелось. Только иногда она приподнимала веки, чтобы тут же снова с блаженным вздохом вернуться в сладкую темноту. Ее постель была мягкой и теплой. Когда она поворачивалась, ей казалось, что она качается в облаке нагретого солнцем пуха. Для нее не существовало ни дома, ни комнаты, в которой она находилась, – только эта кровать. Какая легкая и мягкая перина! Какое шелковистое белье – после нескольких месяцев, когда ей приходилось ночевать на жесткой земле, под одеялами, из которых сыпался песок, с оружием под рукой, рядом с погасшим огнем у палатки, под крики животных...
Она проснулась окончательно, но не спешила вставать. Дома, в Розамбу, после бессонной ночи на балу или после целого дня охоты, она тоже не спешила расстаться с мягкой постелью. Не помня о том, как добралась до постели, находясь в сладкой дреме без чувства времени и места – пока не открывалась дверь и не входила Марианна с завтраком. Шорох ее накрахмаленной нижней юбки, звон посуды, когда она придвигала столик ближе к кровати...
Напомнивший о себе голод наконец окончательно взбодрил ее. Она села, огляделась и рассмеялась. Она спала на французской кровати с четырьмя бронзовыми стойками, на которых должен держаться балдахин. Комод, два стула и зеркало тоже, без сомнения, были французского происхождения. На стуле рядом с кроватью лежало домашнее платье европейского покроя. Ее глазам, привыкшим к арабским одеяниям, оно показалось странным и чужим. Особенно подивилась она нижним юбкам с их кружевами, рюшами и шнуровкой.
Оба стрельчатых окна в комнате были закрыты белыми деревянными ставнями. Свет, пробивавшийся сквозь створки, не давал никакого представления о времени дня. Каролина спустила ноги с кровати. На комоде лежали ее отделанные эмалью часы, которые давно уже остановились. Она открыла дверцы комода. Там в полном порядке лежали ее вещи: шаровары, рубахи, болеро, накидки из муслина. В нижнем ящике были туфли, заботливо переложенные газетами. Французские слова, французские газеты – только это видела она.
Как только что в постели, здесь, у комода, ее снова охватила тоска по родине. Почти год уже она не была дома. Теперь август. Она увидела перед собой поля вокруг Розамбу: волнующееся море созревшей пшеницы, ветер, гуляющий над ним, блеск отточенных кос в руках у жнецов, на глазах растущие высокие стога... Целые стаи птиц опускались на поля, чтобы поживиться рассыпанными зернами, и в панике разлетались, испугавшись бешеного лая охотничьих собак. Зеленые плащи загонщиков, цветные костюмы охотников, осенние леса, вспыхивающие огнем яркой листвы под лучами золотого солнца, – все это видела она перед собой.
Каролина поспешила к окну, нетерпеливо распахнула его, раздвинула ставни. Сквозь решетки окна было видно море. Из расщелины скалы с шумом выпорхнула птица и, распластав крылья, взмыла в голубую даль небес. Каролина смотрела ей вслед, пока та не исчезла. Как бы ей хотелось быть птицей, взмахнуть крыльями и улететь домой, в Розамбу, туда, где ее родина!
С мола послышались голоса. Несколько человек окружили мужчину, в котором Каролина узнала того моряка, с кем разговаривал Стерн по приезде. Левый рукав его куртки был разрезан, открывая туго замотанную от плеча до локтя руку. Перевязью служил зеленовато-золотистый платок. Остальные были одеты в живописные костюмы, доставшиеся этим морским разбойникам по случаю.
Каролина различала каждую деталь этой картины, однако мысли ее были далеко: она была дома и не ощущала никакой потребности расстаться со сладкими видениями. Ей становилось жарко при мысли, что уже скоро паруса зашумят над ее головой, что уже следующий отлив унесет ее из Алжира в открытое море и дальше, к родным берегам.
Она принялась поспешно одеваться, то гневаясь, то смеясь над тем, как непослушны стали ее пальцы и как тяжело даются им ставшие непривычными кнопочки, пуговицы и крючки. Потом пару раз провела гребнем по распущенным волосам. И уже на бегу бросила взгляд в зеркало.
«Рассмотрю себя как следует, когда буду на борту корабля», – подумала она, покидая комнату и проходя по темному коридору.
Остановилась она только на лестнице, огляделась, пытаясь сориентироваться.
Одна из множества дверей, выходивших в коридор, была приоткрыта. Оттуда доносились тихие голоса. Каролина заглянула в комнату. На покрытой белым покрывалом железной кровати лежал мужчина. Верхняя часть его туловища была замотана толстым слоем бинтов. Рядом с кроватью стояли Мирто и молодой египтянин. Жена доктора улыбнулась Каролине. Потом взяла со стола поднос и вышла из комнаты вместе с ней.
– Крепко же вы спали! – вместо приветствия сказала Мирто. – Вас, наверное, голод разбудил. Пойдемте со мной в кухню.
Каролина покачала головой:
– Я ищу Стерна. Я должна поговорить с ним.
– Все это время я не видела его. Наверняка он сидит у мужа. – Мирто указала на одну из дверей. – Скажите им обоим, что еда будет готова через полчаса.
Каролина остановилась у двери кабинета. Хозяин дома, сидящий к ней спиной, словно почувствовал ее присутствие и обернулся.
– Я Петрос Гоунандрос, – представился он.
Каролина протянула ему руку:
– Мне кажется, я давно знакома с вами. Рамон так много рассказывал о вас. Я очень благодарна за ваше гостеприимство.
Грек задержал ее руку в своей широкой ладони, захваченный врасплох ее неожиданной сердечностью, а еще больше – сияющей красотой. Он представлял себе эту женщину совсем иначе. Петрос провел руками по глазам. Это неосознанное движение он делал всякий раз, когда считал, что поспешил с диагнозом. Бывает такая красота, которая исключает возможность объективного приговора. Он часто сетовал, встречаясь с трудным больным, что его возможности не беспредельны. Так и теперь он сердился, что не обладает божественной проницательностью, чтобы читать в душе этой женщины.
– Здесь слишком неуютно, – сказал он и пригласил Каролину в соседнюю комнату, полутемную, освещенную единственной свечой, отчего она казалась пещерой алхимика.
– Садитесь! – он указал на угловую скамью рядом с жаровней.
Стоя за дверью кабинета, он крикнул своим ассистентам: – Простерилизуйте инструменты! Разорвите марлю на бинты, в четыре ширины! Когда все начнется, на это уже не будет времени...
Гоунандрос прикрыл дверь, ругая себя за неосторожные слова, что вырвались у него. Он злился на то, что Стерн вынуждает его лгать.
– Я ищу Стерна, – сказала Каролина. – Ваша жена думала, что он у вас.
Гоунандрос наполнил стакан и сел напротив нее.
– Рамон поехал в город к Гафуддину, насчет векселя. Он думал, вы будете долго спать. Я не раз видел мужчин, которые умудрялись проспать тридцать шесть часов подряд, воротившись из Сахары. Мужчины, которые должны быть куда более приспособлены к трудностям и лишениям, чем такие женщины, как вы. – Он сердито замолчал, чувствуя, как восхищение этой француженкой вновь овладевает им.
– О, я тоже непременно просплю тридцать шесть часов, – ответила Каролина, – когда вернусь домой, в Розамбу. – Ей доставляло удовольствие даже произносить вслух имя родного дома.
Словно тем самым она сокращала расстояние между ними.
– Я видела моряков во дворе, – она внимательно смотрела на Гоунандроса. – Не знаете, можно ли их нанять?
Петрос отодвинул в сторону свечу, стоящую на столе, но в полутьме блеск устремленных на него необыкновенно синих глаз стал еще заметней.
– Вам нужен корабль?
– Самый быстрый из всех имеющихся и с самым лучшим капитаном.
– И куда же вы направитесь?
– Во Францию, в Марсель.
– В порту Алжира не счесть кораблей, – холодно сказал Гоунандрос. – Однако найти подходящую команду вам будет непросто. В последнее время море неспокойно.
Каролина пристально разглядывала врача, заинтересованная этой откровенной манерой выражаться, которая, не будучи вызывающей, лишала людей покоя. Он не лгал ей. Однако и не говорил всей правды. Что же он скрывает?
– Стерн сказал мне, что вы знаете в Алжире каждый корабль и каждого капитана. Мне нужен самый быстрый парусник и самый надежный капитан.
Гоунандрос рассматривал ее сквозь полуприкрытые веки.
– Дайте мне подумать, – сказал он, наполняя второй бокал, чтобы выиграть время.
Именно потому, что она оказалась не такой, какую он ожидал встретить, потому, что Стерн ради нее решился на все, Петрос вдруг почувствовал охоту поиграть с судьбой. Или все же это было желание излечить друга? Всего одно его слово Мора, и Каролина сможет покинуть Алжир без Стерна. Гоунандрос представил все себе так живо, будто это уже произошло в реальности. Он увидел перед собой Района в тот момент, когда тот осознает, что произошло, – и тут же одернул себя, понимая, что играть с судьбой всегда бессмысленно.
– Я понимаю ваше нетерпение, – задумчиво сказал он. – Однако почему бы вам не дождаться Стерна? Может быть, он принесет хорошие вести.
Каролина рассеянно кивнула. Она услышала шаги. Это была Мирто, вошедшая в комнату.
– Еда готова, – сказала она.
Место Стерна за столом оставалось пустым: голубые тарелки, приборы, белые салфетки остались нетронутыми – как и стакан с вином, наполненный Гоунандросом. Уже больше часа стояли готовые блюда в духовом шкафу.
В комнате было тихо, и Каролина, честно сказать, радовалась этой тишине и полутьме; радовалась, что врач и его жена избегают пустых разговоров, предоставив ей возможность остаться наедине со своими мыслями. За входной дверью послышался громкий мужской голос. Вошедший мужчина был тем самым капитаном с перевязанной рукой, которого Каролина видела из окна своей комнаты.
– Эй, Петрос, мои люди прихватили неплохой улов... – Он умолк посередине фразы, заметив незнакомую женщину. – Могу я поговорить с тобой наедине?
Гоунандрос молча поднялся и вышел из комнаты вместе с капитаном. Каролина услышала их быстроудаляющиеся шаги. Не сказав ни слова Мирто, Каролина вскочила и поспешила вслед за мужчинами. Ориентируясь по звуку их шагов и свету фонаря, она прошла через залу и спустилась вниз по винтовой лестнице. Она быстро догоняла мужчин и уже могла различить узкую железную дверь, через которую врач и капитан вышли наружу. Она следовала за ними. Прохладный ночной воздух пахнул ей в лицо соленым ароматом морских просторов; она различала шум волн.
– Он, должно быть, рыбак, – донесся из темноты голос грека.
– Не смеши меня. Никакому рыбаку и в голову не взбредет расставлять сети в такую ночь. Это наверняка проклятый француз. Подожди, сам увидишь...
Каролина не могла удержаться и догнала их. Гоунандрос и Мора, стоявшие ступеньках в нескольких шагах от нее, обернулись и подошли ближе.
– Ступайте осторожней. – Гоунандрос ничего не мог с собой поделать, симпатия к этой женщине была сильнее предубеждения и возрастала с каждой минутой.
Он вздохнул с облегчением: слава Богу, наконец окончилась эта глупая игра в прятки. Ему даже было приятно, что в создавшейся ситуации он просто обязан сказать ей правду.
– Вы говорили о каком-то французе, который случайно попал к вам? – спросила его Каролина.
– Не торопитесь, – спокойно сказал он. – Речь идет прежде всего о том, что на пути к Алжиру находится целая флотилия судов. Молчите? А если я скажу вам, что один из кораблей представляет для вас особенный интерес, ибо это французское судно под красивым названием «Алюэт»?
Гоунандрос приподнял фонарь, чтобы получше рассмотреть лицо этой женщины, увидеть ее реакцию на его слова. Она смотрела ему прямо в глаза, но тем не менее ее лицо было непроницаемо. Петрос указал на Мора:
– Капитан Мора уже имел удовольствие сразиться с ним.
– И какое! – выпалил Мора. – Она шикарно выглядит, эта посудина: золото, резьба, а пушки замаскированы. Из-за этого-то я и попал впросак.
Каролина переводила взгляд с одного мужчины на другого. Она все еще не до конца понимала смысл услышанного. Она ощущала ночную прохладу, слышала плеск волн о ступени мола, видела лодку, пришвартованную внизу. Капитан Мора приложил ладони рупором ко рту и крикнул:
– Эй! Чего вы ждете? Ведите его сюда!
Каролина двинулась за ним следом и остановилась у парапета. В неверном свете фонаря, то и дело почти задуваемого ветром, она разглядела шлюпку с убранными парусами. Человек с мушкетом в руке уже стоял на молу, второй был еще в шлюпке и ждал, пока схваченный моряк ступит на землю. И вот все трое оказались на насыпи и пошли к ним навстречу. Пленник шел посередине. Пираты поторапливали его, однако тот шел все так же размеренно. Он возвышался над своими стражами на целую голову, спокойно неся свою седую гриву и распрямив широкие плечи.
Он ходил не так, как ходят привыкшие к качке моряки. Это было первое, что бросилось в глаза Каролине. Чем ближе подходил он, тем знакомей казалось Каролине его лицо. Как будто вот-вот он окликнет ее, как много лет назад в Розамбу, когда она играла в прятки, а он, давно зная, где она притаилась, притворялся, что не видит ее.
Раскинув руки, Каролина побежала навстречу Симону Вальмону. Но за несколько шагов до него она вдруг остановилась, ее руки бессильно опустились. Она испугалась следующего мгновения. Застывшее лицо этого человека было ужасным; но увидеть это лицо без защитной маски казалось, еще ужасней.
Внезапно в нем что-то дрогнуло. Он невозмутимо отвел рукой направленное на него оружие и шагнул вперед.
– Симон! Симон! – она прижалась к его груди.
Все перестало для нее существовать. Она снова была маленькой девочкой, которая вечером никак не хотела возвращаться домой и которую Симон находил после долгих поисков и, как бесценное сокровище, приносил на кухню к Марианне, уже снимающей с каминной решетки чан с горячей водой.
Симон держал Каролину в своих объятиях. Он чувствовал тепло ее тела. Она казалась еще нежней и беззащитней, чем раньше, но она была жива. Он не грезил. Он стыдился каждого мгновения, когда вера изменяла ему, когда он осмеливался думать, что никогда больше не увидит ее. Он отступил назад, но не снял тяжелых ладоней с ее плеч. Ветер развевал ее длинные распущенные волосы. Она была в легком домашнем платье. Ей наверняка холодно. Симон снял с себя плащ и накинул его ей на плечи.
Она с удовольствием завернулась в него. Каролина хотела сказать что-то, но слова застревали у нее в горле. Тогда она попросту уткнулась лицом в его плечо, обрадовавшись, что он снова обнял ее. Каролина чувствовала себя под его надежной защитой и прижималась к Симону все крепче. Ощутив холодное прикосновение серебряных пуговиц его кителя, она вдруг окончательно поверила, что это правда: он пришел, чтобы отвести ее домой.
Пираты молча стояли рядом, сжав в руках мушкеты. Капитан Мора из всего, что сейчас происходило, понял лишь то, что его люди ведут себя как последние бестолочи.
– Эй, вам что, мозги ветром выдуло? – заорал он. – Или у вас корица в ружьях вместо пороха? Этот человек – мой пленник, один из этих проклятых французов. Разве вы забыли, что я обещал награду за каждого матроса с «Алюэта», который попадется вам в руки?
Каролина оторвалась от Симона. Название корабля было первым словом, дошедшим до ее сознания с тех пор, как из ночной темноты к ней вдруг явился человек, чьего присутствия оказалось довольно, чтобы она ощутила себя дома.
– Ты с «Алюэта»?
Симон кивнул:
– Я просто больше не хотел ждать, поэтому взял шлюпку и отправился к берегу. Все шло хорошо, пока два этих парня не обнаружили меня.
– А где бросил якорь «Алюэт»? Терпение капитана Мора истощилось.
Он бесцеремонно шагнул вплотную к Каролине:
– Этот человек принадлежит мне!
Не отвечая ему ни слова, Каролина повернулась к Гоунандросу и сказала со всем высокомерием, на которое была способна:
– Уберите от меня этого типа!
Капитан Мора задохнулся от гнева. Совершенно сбитый с толку, он уставился на Каролину, не в силах вымолвить ни слова. Петрос воспользовался моментом и оттащил его в сторону.
– Где корабль? – повторила вопрос Каролина.
Симон окинул ее взглядом, в котором ясно читалось, что он снова и снова хотел убедиться: чудо произошло, она перед ним и она жива.
– «Алюэт» приплыл вместе с целым флотом в сорок судов – завтра в течение дня они должны бросить якорь у берегов Алжира. У них достаточно орудий, чтобы развалить весь город. Но мысль о том, что вы, может быть, находитесь в Алжире и попадете под обстрел наших орудий, сводила меня с ума. Я должен был непременно вас найти, пока все не началось. – Он улыбнулся. – Если б кто-то другой сказал мне, что собирается искать вас таким образом, я бы счел его ненормальным. Это против здравого смысла – но, как видите, иногда удаются самые сумасшедшие предприятия. Я нашел вас.
Каролина всматривалась в ночь. В черной тьме был виден свет маяка. Наконец она набралась мужества.
– Он на борту? – спросила она, не глядя на Симона.
– Да.
Какое прекрасное «да»! Внезапно все показалось ей таким простым.
– Он знает, что я здесь?
– Герцог надеялся найти вас здесь.
– А он знает, что я жива?
Как ему начать? Как сказать все, что он должен сообщить?
– Герцог получил сообщение, что вы мертвы.
Каролина подумала об Абе эль Маане и отосланных в Алжир вещах.
– И что же ему сообщили о моей смерти?
– Что вы умерли при родах.
– А он – он поверил?
– Нет, – ответил Симон. – Он ни секунды не сомневался в том, что вы живы, – он как-то странно посмотрел на Каролину. – Вы помните о своем свадебном подарке?
– Да, это был бриллиант. А что с ним?
– Герцог верит, что в тот миг, когда вы погибнете, этот камень рассыплется в прах. Я присутствовал при том, как ему принесли весть о вашей смерти. Он отослал этого человека прочь, обозвав лжецом. Он верит только предсказаниям бриллианта.
Каролина положила ладонь на сильную руку Симона. Она должна была дотронуться до него, чтобы удостовериться в том, что дожила до этого счастливого момента. И все же этот миг казался ей только сном, который превратится в реальность, лишь когда она ступит на борт «Алюэта». Каролина тряхнула головой, отгоняя от себя нахлынувшие мечты, до исполнения которых было еще далеко. Сейчас не время предаваться мечтам. С той же жесткостью, с какой сдерживала взбрыкивающего под ней жеребца, теперь она не давала воли сердцу. Этот час еще не пришел; возвращение в объятия мужа будет последней, самой последней станцией ее бесконечного пути. Теперь ей нужно держать голову свободной для других вещей.
– Ты сказал, флот завтра подойдет к Алжиру. Будет бой?
– Боюсь, что да. Лорд Эксмаут, который ведет эскадру, потребует от дея освободить всех рабов-христиан. А этого не произойдет, даже под угрозой двух тысяч пушек. Тогда начнется война.
– Этого не должно произойти, – сказала Каролина.
Только мужчинам могут приходить в голову такие сумасбродные идеи! Каролина знала, как одержим был герцог идеей борьбы с рабством. И она всегда поддерживала его в этом. Она гордилась тем, что он объявил войну старейшей семье работорговцев Португалии – братьям Санти. И что же в результате? Жертвой этой борьбы стала она, Каролина. Все, что ей пришлось вынести, промелькнуло перед ее глазами. Нет – только не оглядываться! Цена, которую она заплатила, и без того слишком высока, слишком страшна. То, с чем она не хотела соглашаться все это время, сейчас стало ей абсолютно ясно. За все страдания, унижения, за все муки ее души и тела она считала ответственным только одного человека – его, ее супруга. Разве то, что она отдалась Стерну, не было местью, направленной против него? И вместе с тем в этой мести не было ничего дурного, предосудительного. Это была всего лишь вспышка тех самых чувств, что хранили ее от полного разрушения, что придавали ей силы перенести все это. Если это был грех, то грех, в котором она может отчитываться только перед собой – и больше ни перед кем...
Плеск волн о борт пришвартованной шлюпки напомнил Каролине о том, где она находится. Ее рука все еще покоилась в широкой ладони Симона. Гоунандрос и Мора все еще стояли в стороне и о чем-то тихо беседовали. Каролина решительно подошла к ним. На ее губах играла улыбка, но глаза были холодны.
– Так вы все знали! – сказала она. – Когда я только переступила порог вашего дома, вы уже знали о близости флота! Нет, удержитесь от еще одной лжи! Это Стерн принудил вас к ней! Он не хотел, чтобы я уезжала.
Только когда эти слова уже были произнесены, она поняла, что они значат. Но молчание грека доказало ей, что она права. Рамон Стерн решился на такое, на что не имеет права никто, как бы сильна ни была его любовь. Горячее нетерпение охватило ее. Какой смысл стоять здесь и выяснять отношения с Гоунандросом! Стоит ли терять драгоценное время?
– Мне совсем не хочется просить вас, Гоунандрос, – сказала она. – Но дайте мне лодку и людей, которые доставят меня на корабль моего мужа.
– Вы можете взять мою собственную шлюпку, – ответил Петрос. – Она быстрая, а я думаю, это самое важное для вас. – Он повернулся к Мора: – Сколько тебе понадобится времени, чтобы оснастить «Перетту»?
Капитан Мора отступил и, словно защищаясь, поднял здоровую руку:
– Француженка? Нет, Петрос, дьявол тебя побери, нет! Не болтай чепухи. – Он замолчал, пытаясь привести в порядок мысли. – Ты лечишь моих людей, а сам прячешь в своем доме христианку? Это и есть твоя проклятая религия? И это вы называете милосердием! Любить и друзей, и врагов! Но не требуй этого от меня!
– Перевезти кого-то на корабль – какое это имеет отношение к дружбе или вражде? – возразил Гоунандрос. – Или я сам должен доставить их туда?
– Ты не можешь этого от меня требовать, Петрос. Если я и доплыву до этого чертова француза, то только для того, чтобы сделать с ним то, что он сделал с моим «Карфагеном».
Его откровенная враждебность казалась Каролине более достойной доверия, чем невозмутимое спокойствие Гоунандроса. Следуя вечному женскому стремлению смягчать удары, наносимые мужчинами друг другу, она повернулась к капитану:
– Я компенсирую вам потерю вашего судна, капитан Мора.
Мора взглянул на нее сузившимися от бешенства глазами.
– Я не торговец, – гордо бросил он. – Я пират. У моего ремесла свои законы. Компенсация за потопленное судно может быть только одна – потопленный враг. Однако не будем об этом, это мужские дела. Через час лодка для вас будет готова. Я сам отвезу вас.
– Спасибо, капитан.
– Я велю позвать вас, когда все закончу. Одевайтесь потеплее. Мы пойдем быстро, а ветер сегодня свежий.
Гоунандрос взял фонарь, стоящий на парапете мола. Каролина с улыбкой повернулась к Симону.
– Через час мы поплывем! – радостно воскликнула она.
Симон ничего не ответил, только бережно обнял ее за плечи.


15

Они сидели в сумрачной зале, где тяжелый свод покоился на высоких столбах. Быстро и незаметно, что было так не похоже на него, Симон проглотил все поданные Мирто кушанья, запил их двумя стаканами анисовой водки и исчез с багажом Каролины, чтобы помочь капитану Мора в приготовлениях.
Скрестив ноги, Каролина сидела на кожаной подушке перед камином. Огонь всегда имел над ней какую-то магическую власть. Еще ребенком она могла часами сидеть так, забыв обо всем, следить за игрой пламени, забыв обо всем, следить за игрой пламени, чье таинственное потрескивание было ей ближе, чем людские голоса, и чью неистовую горячую силу Каролина ощущала внутри себя, словно не женщина родила ее, а эта огненная стихия.
Она взяла каминные щипцы и поворошила красные угли. От одной головешки отскочил кусок, полыхнул вдруг голубыми огоньками, весело поскакавшими по другим углям, и погас. Как в любви, думала она: всполох, опаляющее дыхание огня, а потом снова темнота, зола и холод. Поэтому так нетерпеливо люди ищут забвения в любви, как в сладком сне, – а потом просыпаются и встречаются лицом к лицу с реальностью жизни.
Стерн. Разве между ними было по-иному? Они позволили друг другу найти убежище в этой любви, согреться в пламени страсти. Они были друг для друга источником в пустыне. Даже то, как она сегодня об этом вспоминала, доказывало ей, что все прошло, осталось позади, как бесконечные пески и жажда. То, что связывало ее с герцогом, она никогда не могла так хладнокровно вспоминать и так трезво оценивать. И теперь не могла. Это было нечто более высокое и сильное. Сильнее ее. Она могла убегать от него, могла желать другого мужчину; узы, которые она считала разорванными, становились только крепче.
Гоунандрос отложил в сторону книгу, которую читал. Потом подвинул к себе медную пепельницу и выбил о ее край свою трубку. Он может быть доволен: случилось все, как он хотел. Хорошо, что француженка возвращается в свой мир. Диагноз, который он с самого начала поставил пагубной любви Стерна, только подтвердился. Лучше всего будет, если они уже больше не встретятся.
Петрос положил трубку на стол. Если бы он мог знать, где сейчас Стерн и что с ним. Он был в городе уже больше восьми часов. Только чтобы отвлечься от тяжелых раздумий, врач спросил Каролину:
– Может быть, вы хотите оставить Стерну какое-нибудь сообщение?
Каролина мгновение пристально смотрела в его глаза, затем снова уставилась на огонь.
– Вы знаете Рамона. Знаете, какой он гордый. Расскажите ему сами обо всем, что произошло. Каждое мое слово способно только ранить его. Позже он сам поймет, что было между нами.
Гоунандрос был тронут. Он внезапно почувствовал желание поговорить с ней по душам, узнать ее получше, но с улицы уже звучал голос Мора.
– «Перетта» готова, – громко объявил капитан, входя в дверь.
Он подошел к столу, схватил бутылку, приложился к ней, отпив солидный глоток. Потом провел рукой по губам. – Все-таки тебе удалось втянуть меня в свои благородные дела, Петрос. Вы, греки, и черта научите молитвам.
Каролина поднялась со своего места у камина.
– Не слушайте его, – сказал Гоунандрос. – Я гарантирую вам, что он благополучно доставит вас до корабля.
Мора громко захохотал:
– Это был бы первый христианско-мусульманский союз. Если он войдет в моду, тогда скоро придется забыть о стрельбе. – Он повернулся к Каролине: – Пойдемте, мадам!
Каролина взяла плащ, набросила его на плечи и посмотрела туда, где только что сидел Гоунандрос. Она хотела попрощаться с хозяином дома, поблагодарить за помощь – но тот незаметно вышел из комнаты. Они пересекли залу, спустились по винтовой лестнице и вышли через железную дверь наружу. Друг за другом спустились на мол. Шлюпка с непривычно высокой мачтой тихо колыхалась на волнах. Парус еще не был поднят. Симон протянул Каролине руку.
Мора прыгнул на борт и указал на скамью у поручня:
– Садитесь здесь! – Бросив взгляд на Симона, он продолжил: – И пожалуйста, объясните своему спутнику, что здесь приказываю я. И пусть он меня не злит.
На дамбе появился Гоунандрос. Он отвязал трос от кнехта и бросил его в шлюпку. Петрос двигался нетерпеливо, порывисто. Длинным шестом он оттолкнул лодку от берега. Та мягко двинулась вперед. Уже через несколько метров морской туман поглотил шлюпку.
Склоняясь под ветром, «Перетта» шла вперед. Ее нос разрезал волны, при каждом накате содрогаясь от кливера до руля. Волны захлестывали корму. Каролина сидела на скамье, опустив руку в воду. Ветер овевал ее лицо, еще разгоряченное от близости к огню камина. Ветер играл ее волосами, выдувал из головы все мысли, освобождал ее от стеснения и беспокойства, с которыми она взошла на борт лодки. Она чувствовала, что спасена. Тяжкая ноша, принесшая ей и счастье, и несчастье, свалилась с нее, как листва с осеннего дерева. Как будто она не взяла с собой ни одного воспоминания о той долгой и страшной дороге, что осталась позади. Вдруг огромная волна подняла лодку и снова бросила ее вниз, так что шлюпка ударилась о воду, и брызги дождем полетели на сидящих. С криком Каролина вцепилась в Симона и тут же сама засмеялась над своим испугом. Она увидела его глаза прямо перед собой. Как проста стала жизнь с тех пор, как он рядом с ней.
– Плавание из Лиссабона сюда было таким же бурным? – спросила она.
Его густой бас исходил как будто из самой глубины его большого сильного тела:
– Я сел на корабль уже позже, в Марселе.
– Но ты ведь сказал, что был в Лиссабоне.
– Мне пришлось вернуться назад, в Розамбу.
Каролина так давно привыкла к его неспешному бретонскому говору, что не заметила, как медлит он с ответом.
– Как там, в Розамбу? – оживленно спросила она. – Как управляющий и егерь? Все еще спорят о разведении фазанов? Как чувствует себя Филипп в роли хозяина? Или братец снова вернулся в парижские угодья, где охотится на дам от тридцати до сорока? Ты должен мне все рассказать.
Но ее оживление разом угасло, когда она взглянула на Симона. Казалось, он перестал даже дышать, и под темным плащом и мягкой шляпой скрывается не живой человек, а кусок дерева. Каролина, ничего не понимая, подтолкнула его:
– А может, Филипп женился?
– Пожалуйста, не надо, – хрипло сказал Симон.
Каролина непонимающе уставилась на него. Он сидел, сложив руки на коленях и сгорбившись, словно страшная тяжесть навалилась ему на плечи.
– Филипп мертв.
Волны методично бились о борт, гуляли за шлюпкой. Филипп, шептали волны. Филипп мертв. Филипп. Шлюпка поднималась и вновь ныряла вниз, упрямо продвигаясь вперед. Тяжелую тишину нарушал только плеск волн о ее корпус. Каролина сидела неподвижно. Филипп! Филипп мертв. Это все еще шепчут волны или уже ее губы?
Филипп в гробу – холодный и неподвижный... Он, такой юный, веселый и любящий жизнь... Его светлые волосы, всегда будто спутанные ветром; карие глаза, горевшие жаждой жизни. Розамбу – без его легких шагов, приказов, без его смеха?! Комнаты, которые при нем выглядели всегда так, будто по ним прошел ураган, теперь прибраны и мертвы.
– Простите! Я должен был сразу сказать вам это. Я знаю, что вы мужественны – однако я не мог решиться...
Чей это голос, кто осмеливается нарушить похоронный шепот волн! Как она устала быть мужественной. Дорого бы она дала, если б он утаил от нее это! Если бы не сказал – ни сейчас, ни потом!
– Как это случилось? – Она удивилась, что губы слушаются ее.
– Дуэль.
Это было абсурдно, но мысль о том, что Филипп погиб с оружием в руках, немного успокоила ее боль. Ей казалось, она слышит голос Филиппа: «Имей в виду, я погибну когда-нибудь на дуэли!»
Бесчисленное количество раз повторял он эти слова; еще не умея толком держать в руках шпагу, он уже мечтал драться на дуэли. Из года в год в день своего рождения он устраивал турниры, где юноши из предместья сражались в поединках деревянными саблями.
– Из-за женщины?
Симон снял шляпу и стал вертеть ее в руках, сминая мягкие поля.
– Это произошло в Лиссабоне. В двух словах всего рассказать невозможно.
– С кем он дрался?
Симон промолчал, а Каролина не решалась взглянуть ему в глаза. Она ждала, хотя уже не нуждалась в его ответе. Шум волн бился в ее ушах. Звук все усиливался, нарастал, превращался в оглушительное громыхание.
– Остановите шлюпку! – внезапно крикнула Каролина.
Мора оглянулся:
– Это вам не карета, – сказал он, добродушно усмехаясь.
– Поворачивайте! Сейчас же! – В ее голосе было нечто, заставившее капитана подчиниться.
– Спустить паруса! – крикнул он своим людям. – Оставить только кливер.
Шлюпка замедлила ход. Ритм бьющих о борт волн стал реже.
– Кто это был? – требовательно спросила Каролина. – Говорите прямо.
Симон оставил шляпу в покое и поднял лицо. Неужели это Симон? Ей показалось, что этого мужчину Каролина никогда прежде не видела. И внезапно она все поняла.
– Это был герцог, – сказала она.
Она знала, что это правда, и все же ждала, что Симон начнет все отрицать.
Но он молчал.
– Он убил Филиппа? – Она забыла, где находится.
Потеряв голову, она вскочила на ноги и шатаясь побрела к борту.
Симон догнал ее, оттащил обратно.
– Да выслушайте же меня! Да, дело было в женщине – в вас! Все это было каким-то ужасным недоразумением. Это Филипп принудил герцога к дуэли. Вы же знаете своего брата. Когда он ненавидел, то становился другим человеком, не ведающим, что творит. Филипп боготворил герцога. Это был его идол, пример для подражания, он хотел быть таким, как герцог. Но когда вас похитили, все изменилось! Филипп винил во всем одного герцога, он возненавидел его. Когда герцог, вместо того чтобы следовать за вами, послал в Африку Рамона Стерна, Филипп совсем потерял голову.
Каролина позволила снова усадить себя на скамью. Она слышала голос Симона, но не понимала его слов. Это был всего лишь шум, сотрясение воздуха – как плеск воды, свист ветра и хлопанье паруса.
– Когда я приехал за ним в Лиссабон, он кипел от ненависти. Мы отправились к герцогу, но не застали его дома. Там, на широкой лестнице, мы встретили того араба, что привез весть о вашей смерти. Я уже сказал вам, что герцог не поверил ему. Чтобы доказать, что вы живы, он повел нас с Филиппом в дом и показал целый бриллиант. Тогда Филипп в гневе бросил ему под ноги шпагу. Подождите! Да, дело дошло до драки, но не герцог убил его...
Каролина прервала Симона:
– Где похоронили Филиппа?
– В Розамбу.
Она кивнула. Мать. Отец. А теперь Филипп! Осталось лишь одно свободное место в семейном склепе. Она станет последней. Узкая полоска земли, белая мраморная плита, куда заходящее солнце будет бросать последние угасающие лучи – да и то только летом, когда оно описывает большой круг.
Каролина сделала знак Мора. Капитан закрепил штурвал, взял стоящую на корме лампу и подошел к француженке. Он злился на самого себя, но не решался спросить, в чем же дело. От этой женщины, поднявшей к нему бледное и поразительно спокойное лицо, исходило что-то, заставившее его зябко поежиться.
– Мы плывем обратно, – тоном, не терпящим возражений, сказала Каролина.
Подчиняясь односложным приказам капитана Мора, матросы изменили курс. Несмотря на сильный бриз, они проделали этот маневр так ловко, что никто ничего не почувствовал, а шлюпка, казалось, подчинялась не ветру и вол нам, а таинственной внутренней силе.
Со штурвалом в руках и незажженной сигарой в зубах, стоял на корме капитан. Стараясь не выдавать своего любопытства, он искоса поглядывал на Каролину. Капюшон упал с ее головы, и свет лампы теперь освещал ее лицо. Ее губы были чуть приоткрыты, глаза устремлены вдаль. На виске билась голубая жилка.
Легкий туман собирался над морем, неся с собой запах водорослей. Ночь была темной, безлунной, но усыпавшие небосвод звезды сияли так же ярко, как приближавшиеся огни Алжира. Город вырастал над черным зеркалом моря, как многоступенчатая пирамида из белого камня. Берег становился все ближе.
Каролина с испугом наблюдала за его приближением. Она сама отдала приказ возвращаться. Но что ей тут делать? Что ей вообще делать там, где есть люди, терзающие других людей? Нет, прочь, прочь отсюда – от мертвых и живых, от прошлого и будущего – и от себя самой. Каролина не желала ничего иного, кроме как укрыться за любыми стенами – только чтобы защитить свою жизнь. И такое убежище у нее было – Розамбу, замок ее отца, с крепкими стенами и прекрасным парком. Теперь этот замок стал тих, как монастырь. Пруд у турецкого павильона, статуи, тенистые, заросшие шиповником беседки. Розамбу.
Ей нужен корабль. Гоунандрос должен найти его.
Она поднялась и подошла к Мора.
– Вы потеряли свое судно. Сколько вам понадобится времени, чтобы снарядить новое?
Мора вынул сигару изо рта и принялся разглядывать ее, пытаясь справиться с изумлением.
– Куда вы собираетесь плыть?
– В Марсель. Скажите, когда мы сможем выйти в море?
– Корабль найти недолго. Что касается команды, я надеюсь, капитан Мора еще что-нибудь значит для пиратской братии. Но в любом случае вам придется смириться с видом не слишком приятных физиономий.
– Сколько времени нам понадобится, чтобы добраться до Марселя?
– Это зависит от того, как часто вам будет приходить идея повернуть обратно.
– Такое не повторится.
Она говорила с ним так, словно он был ее давним и хорошим знакомым. Он бросил сигару в море.
– Рассчитывайте на одну неделю.
– С балластом судном легче управлять, – сказала Каролина. – Однако на это времени может не быть, – практическая сметка никогда ей не изменяла.
Женщина, понимающая в судоходстве! Она все больше вырастала в глазах капитана.
– Вы можете быть спокойны. К завтрашнему дню у вас будет судно, какое полагается.
– Какое полагается, – повторила она как эхо.
– Я не хотел доставить вас к кораблю супруга, а теперь собираюсь плыть с вами в Марсель. – Мора был смущен, что бывало с ним крайне редко.
Он не знал, правильно ли поступает. Все было необычно с этой женщиной. Она не приказывала, не просила, не пыталась воспользоваться своим богатством. Просто невозможно было поступать иначе, чем хотелось ей.
Каролина вернулась на свое место и погрузилась в молчание. Она не замечала вопросительного взгляда Симона. А он все ждал какой-нибудь реакции, чего-то, что прервет эту тягостную тишину.
– Вы ведь не дослушали меня до конца, – начал Симон.
Он хотел разрушить ту стену, что она возвела вокруг себя.
– Не герцог убил Филиппа. Даже во время дуэли он надеялся, что Филипп опомнится. Он прекратил бой, но как раз это возмутило вашего брата больше всего. Филипп бросил шпагу и вынул пистолет...
Каролина бросила на Симона взгляд, заставивший его замолчать.
– Это случилось, – сказала она. – Филипп мертв. О чем же ты говоришь?
То глубокое разочарование, что знакомо только искренне и преданно любящим людям, охватило Симона. Те самые качества, которые обычно так восхищали его в ней, теперь вызывали раздражение. Он желал бы видеть Каролину слабой, беспомощной, плачущей. Все было бы лучше, чем это непроницаемое спокойствие. Почему она не была такой, как другие женщины, которые даже после того, как любимый мужчина причинил им такую боль, все равно отправились бы к нему – просто потому, что не в состоянии в одиночку нести этот крест? Ее сила пугала его, он видел в ней залог новых тяжких испытаний, причину рока, тяготевшего над ней.
Шлюпка достигла алжирского берега. Нос ткнулся в мол.


16

Было совсем рано, когда Симон, вбежавший в комнату, разбудил ее:
– Взгляните на море!
Нехотя она поднялась, набросила халат и, уже догадываясь, что может увидеть, подошла за Симоном к окну. Все в ней содрогнулось, когда она увидела вдали на морской глади суда, выстроившиеся полукругом. В прозрачном утреннем воздухе все предметы, даже отдаленные, обрели четкие очертания. Медные заклепки, корабельные шлюпки, мачты со спущенными парусами – все было будто нарисовано в металлической синеве неба. Флотилия бросила якорь на рейде Алжира.
Флаги развевались на ветру. Вокруг деревянных резных фигур на носу кораблей бурлила белая пена. От камбузов поднимался дым. Наконец взгляд Каролины отыскал знакомые очертания «Алюэта». Корабль находился в правом крыле полукруга. Он был длиннее других судов, над его кормой развевался голубой флаг.
На секунду Каролина представила себе, что она там. Ей казалось, что она ощущает под ногами доски палубы, легкую качку судна. Она отступила назад, в глубину комнаты, не в силах больше переносить это зрелище. Почему она не там, не на этом корабле? Разве она уже не была на полпути к «Алюэту»? Что же помешало ей?
Казалось, большая часть ее воспоминаний изгладилась из памяти. Она осознавала только, что находится не там, где должна быть. Но тут она увидела рядом Симона.
– Корабль готов? – спросила она и, не дав ему что-то возразить, продолжила: – Я только хочу узнать, готово ли судно.
Симон кивнул:
– Готово.
– Я сейчас спущусь. Выходи.
Когда Каролина спустилась на мол, с моря зазвучала канонада.
Барка, стоящая у берега, была сильно нагружена. Бочонки с красками и лаком, корзины с овощами и фруктами, клетки с курами. При каждом залпе, разносящемся над морем, птицы поднимали адский шум, кудахча, кукарекая и пища. Перестрелка усиливалась. Тридцатишестифунтовая пушка Касбы ответила на вызов. Стена воды выросла рядом с кораблями. Сквозь пороховой дым были видны только вымпелы и мачты судов.
Каролина поспешно забралась на барку, нетерпеливо ожидая ее отплытия. В последний раз она бросила взгляд на железную дверь, ведущую к молу от дома Гоунандроса. Она все еще надеялась, что дверь откроется. Рамон Стерн так и не появился в доме друга, а она не хотела уезжать, не попрощавшись с ним. Это было, скорее, не сентиментальное, а эгоистическое желание. Пока она пребывала в неизвестности, то не могла поверить в возможность собственного спасения.
Они отплыли от мола и теперь двигались вдоль форта Гоунандроса. На примыкающей к морю стороне форта далеко от берега выступали утесы. Каролина пыталась заглянуть за них, вытягивая голову, так как рулевой старался как можно дольше держаться берега.
Симон, сидящий напротив Каролины, не сводил с нее глаз. Он последним сел в барку. Он больше не задавал никаких вопросов и поклялся себе, что не станет этого делать и впредь. С прошлой ночи он чувствовал себя старым, усталым и ненужным – как отец, который ощущал, что дети больше не нуждаются в нем. И он тоже ответствен за это, он сам воспитывал Каролину. Он научил ее скакать на лошади и фехтовать; это он разбудил в ней страсть к приключениям. Она всегда была свободна – свободна делать то, что ей было угодно, свободна любить, кого хотела. До последнего часа он гордился ею – такой. Но теперь он осознал, что это было и ее счастье, и ее проклятие. Она всегда будет любима, будет притягивать к себе мужчин, как магнит. Но ни один из них не сможет удержать ее. Ее жизнь превратится в сплошной побег, это будет путь от одного расставания к другому – пока она не найдет достойного противника, способного остановить ее.
Вблизи в воду плюхнулось ядро, подняв фонтан брызг. Волна захлестнула барку, раскачала ее, понесла на прибрежные камни. Гребцы удвоили усилия. Внезапно перед ними возник полуостров, поросший высоким камышом. За ним уже был виден корабль. Раскрашенные желтыми и красными полосами борта напоминали потрепанный костюм постаревшего арлекина – дряхлые, многократно законопаченные.
– Не обманывайтесь его внешним видом, – успокоил ее Симон. – Я очень внимательно осмотрел судно. Когда-то оно было голландским торговым кораблем. Эти старички, помнящие еще походы в Ост-Индию, построены на века. Чертовски высокие мачты, совсем новые. Так высоко оснащаются только американцы и пираты.
– Тем лучше. – Каролине нравилось это судно, обладающее породистой уродливостью бастарда.
Гребцы подняли весла, барка плавно причалила к судну. Трап мелькнул в воздухе, и его конец упал в воду рядом с ними. Наверху у поручней стоял юноша в фиолетовом тюрбане. Он перегнулся через поручни, приветливо закивал ей. Алманзор! Каролина со стыдом поняла, что совсем забыла о существовании верного слуги.
– Он настоял, чтобы я взял его на судно. Сказал, что вы обещали ему это. – В словах Симона был некий подтекст, на который Каролина предпочла не обратить внимания.
Она подняла руку и махнула Алманзору. То, что он находится на корабле, Каролина сочла хорошей приметой.
Мора набрал команду такую же пеструю, как сам корабль. Приложив ладонь к темно-синей треуголке, капитан отсалютовал Каролине. Его черная с проседью борода была аккуратно подстрижена. Симон объяснил Мора, что женщина, которую он имеет честь сопровождать до Марселя, знатная герцогиня. Он объяснил ему, как следует ее называть, однако Мора сказал только:
– Добро пожаловать, мадам! – Но даже этого ему было достаточно, чтобы смутиться: у своих людей он вполне мог потерять авторитет из-за столь галантного поведения.
Смутные воспоминания кадетского прошлого проснулись в нем. По правилам он, как капитан, должен был теперь представить свою команду. Но его люди решили эту проблему по-своему. Увидев поднимаемые в этот момент на борт клетки с курами, каплунами и кабанами, они разразились радостными воплями. Каждый схватил по ящику и исчез с ним.
– Я как Ной со своим ковчегом, – улыбнулся Мора. – Козы, ягнята, зайцы, перепелки, куры, свиньи. Палуба превратилась в настоящий зверинец. Но три благословения любого христианского путешествия – сухари, сушеную рыбу и цингу – я никогда не ценил.
– Когда мы отплывем? – спросила Каролина.
Мора состроил недовольную гримасу.
– Мы были готовы раньше, чем вы, мадам.
– Тогда отдавайте приказ к отплытию.
– Нам придется двигаться вдоль эскадры, – вмешался Симон. – Они блокируют выход в открытое море. Пытаться пробиться туда до темноты – самоубийство.
Канонада, на время прекратившаяся, возобновилась с новой силой. Выстрелы следовали один за другим. Подобные темным метеорам ядра прошивали голубизну неба. Из Касбы отвечали столь же бешеной стрельбой. Орудия, стоящие на бастионах, были подобны зловещим, плюющимся огнем драконам. Каролина стояла у борта, наблюдая за битвой. Симон видел, как бледно ее лицо. Он взял ее руку.
– Пойдемте, – сказал он. – Я отведу вас в каюту. Вам нужен покой.
Каролина лежала на узкой постели. Она не могла заснуть, да и не чувствовала себя усталой. Но ей было приятно лежать просто так, предаваясь своим мыслям. Чистый, высокий звук заставил ее вздрогнуть. Часы пробили полный час. Это была мелодия из «Волшебной флейты», сразу живо напомнившая Каролине о детстве. Иногда мама напевала эту мелодию. Каролина вспомнила лицо матери в ореоле светлых волос, с карими глазами; ей казалось, она слышит ее голос. Но однажды этот голос умолк; однажды в этих карих глазах появилось странное выражение, в котором смешались печаль и презрение. Именно тогда в ее дочери впервые проснулось стремление стать другой, не похожей на мать, которая своей кротостью, молчанием и слезами буквально затерроризировала мужа и детей. Ей казалось, что они чересчур живые, порывистые, страстные. Но вместо того, чтобы разделить с ними радость жизни, она все больше отдалялась от них. Дистанция становилась все заметнее, стена, выросшая между ними, – все выше. У них была мать, сидевшая с ними за одним столом, ходившая по дому, но не жившая вместе со своей семьей. Каждая попытка вытянуть ее из этой добровольной изоляции только увеличивала пропасть между ними.
Часы умолкли. А перестрелка все продолжалась. Корабль медленно дрейфовал по мертвой зыби. Воспоминания о матери все не оставляли Каролину. Что так переменило эту женщину? Что-то должно было произойти, к чему она не была готова, что погрузило ее в пучину одиночества. Сегодня Каролина смотрела на мать уже иными глазами. Ее матери время не помогло. А ей самой? Придет ли день, когда она сможет простить?
В коридоре послышались шаги. Каролина будто видела сквозь стену Симона, пытающегося идти на цыпочках, чтобы производить меньше шума. Он робко постучал в дверь.
– Входи, Симон! – крикнула Каролина.
Он держал в руках круглый поднос, накрытый белой салфеткой.
– Ты действительно принес с собой запах свежего хлеба или мне это только мерещится?
Он снял салфетку с подноса. Там лежал хлеб с золотистой корочкой, посыпанный кориандром. Каролина дотронулась до буханки. Она была еще теплой.
– Я всего четверть часа назад вынул его из духовки. – Симон поставил поднос на стол, который, как и вся мебель в каюте, был прикручен к полу. – Вы всегда любили именно такой. Или ваши вкусы изменились?
– Не все меняется, – ответила она, отрезая кусок хлеба и густо намазывая его маслом.
Потом жадно впилась в хлеб зубами.
– Мне кажется, все дни здесь я не буду есть ничего, кроме твоего хлеба.
– Когда ваш отец мучился от лихорадки в египетском походе, я поднял его на ноги хлебом и вином.
Каролина посмотрела на Симона:
– Ты ведь уже был в нашем доме, когда это случилось с матерью? Ты знаешь, в чем тогда было дело?
Морщины вокруг его глаз, казалось, стали еще глубже.
– Почему вы вдруг вспомнили об этом сейчас, спустя столько времени? – Симон присел на край ее кровати. – Я не могу вам этого сказать. Да и вы совсем другая, не похожая на нее, вряд ли вам это надо знать. – Он смотрел на свои руки и вспоминал о своем обещании не задавать вопросов. – Через час стемнеет. Вы не изменили своего решения плыть в Марсель? – Симон поднял голову. – Я должен еще раз объяснить вам, – наконец решительно продолжил он. – Смерть Филиппа... она затронула герцога так же глубоко, как вас.
– Я верю тебе, – тихо сказала она. – Однако я не могу изменить своего решения.
– Почему не можете? Вы хоть сами понимаете, почему? И что же это за решение?! Боль – вот ваше решение. Вы поступаете, как Филипп, вы позволяете сиюминутным чувствам брать над вами верх. Ничего хорошего из этого не выйдет. Вы это прекрасно знаете – вспомните отца, брата, да и многие свои поступки.
Несколько секунд было слышно только тиканье часов. У нее стояли слезы в глазах, и §она не скрывала их от Симона. Она была рада, что он рядом. Она радовалась той боли, что он причинял ей. Она должна пройти сквозь эту боль. Другой дороги просто нет.
Она должна вернуться к себе, иначе у ее любви не будет будущего.
– Вы позволите мне передать сообщение герцогу? Вы не можете оставлять его в безвестности.
Каролина ничего не ответила. Как же это могло случиться?! Они так близко друг от друга, а она бежит от него. Она потеряла все, даже своего ребенка – а теперь теряет и его. У нее не осталось ничего, кроме жизни; и эта жизнь не имела больше цены. Быть лишенной всего, что любишь, – страшнее, чем умереть. Почему она обречена на такую жизнь? Каролина уткнулась лицом в ладони.
Симон не пытался утешать ее. Хорошо, что она наконец может выплакаться.
Когда Каролина отняла руки от лица, в каюте уже стемнело. Стрельба умолкла. Касба тоже больше не отвечала. Только волны бились о борт да тикали часы. Симон сидел молча и ждал ее ответа. Слезы облегчили ей душу, но ничего не изменили. Она встала на ноги, набросила на плечи плащ:
– Выйдем наружу.
В коридоре не было света. От пола исходило тепло, накопленное деревом за день. Запах краски и олифы смешивался с запахом гари, принесенным ветром с земли. Алжир был в огне. Ночь придавала картине разрушения нечто фантастическое. На бастионах Касбы горели факелы в человеческий рост. Когда порывы ветра становились сильнее, факелы развевались, как красные знамена. Флот, который находился теперь дальше от земли, чем днем, казался вытянутым в длину сверкающим островом в форме полумесяца. К Каролине и Симону подошел Мора.
– Наш план не изменился? – спросил Симон.
Мора покачал головой:
– Через три часа луны не будет. Они не увидят нас и не услышат, только если мы пойдем самым малым ходом.
– Надо избегать любого риска, – сказал Симон. – Мы пойдем вдоль эскадры. Предоставьте это мне. Я беру на себя ответственность.
Каролина внезапно насторожилась. Что у Симона на уме?
– Не понимаю, почему мы должны идти вдоль эскадры, – сказала она.
– Поверьте мне, – ответил Симон, – так будет безопаснее всего. Мы сделаем так, что они примут нас за своих. Крайнее судно правого крыла флотилии – «Надежда Роттердама». Мы просто попросим разрешения пройти мимо него. Абсолютно невинно. Мы не будем ждать, пока нас окликнут. Мы сами будем звать их. И пройдем насквозь, так сказать, официально.
– А кто мы?
– Мы «Кромвель»! Последнее судно левого крыла. Люди Мора страшно ругались, но все же выкрасили судно в такой же цвет. Черный. А на борту написали его название.
«Кромвель» беззвучно скользил по морской глади. Выкрашенные в черное борта, палубы и мачты, темные паруса – корабль и ночь были едины. Каролина стояла рядом с Мора у штурвала. Они прошли уже восемнадцать судов. Осталось только два. Симон украдкой бросил взгляд на Каролину. Капюшон не прикрывал очертания ее профиля – слишком красивого, чтобы позволить догадаться, что творится в ее душе. Она наверняка узнала «Алюэт», и Симон не мог поверить, что она так и останется тверда и непримирима. Это противно человеческой природе. А женщина по натуре своей склонна прощать, а не судить. Он не спускал с нее глаз. Он знал, что поймет даже едва заметный знак. И был уверен, что он последует. Она не может быть сильнее, чем это искушение. Она не может быть сильнее, чем ее любовь.
Он ощущал за собой движения паруса. Легкая дрожь пробежала по «Кромвелю». Напротив них был стройный белоснежный силуэт «Алюэта». Симон рупором приложил ладони ко рту и выкрикнул пароль:
– Даниэль и львы!
– Львы и Даниэль! – прозвучал отзыв.
Старший офицер «Алюэта» говорил в рупор. Он произносил английские слова с сильным французским акцентом.
– Кто вы?
– «Кромвель». – Симон помедлил одно мгновение, потом крикнул: – У нас пакет для герцога Беломера! Держите!
Каролина заметила в руках Симона завернутый в клеенку и перевязанный пакет. Он зашвырнул его на высокий борт «Алюэта». Она услышала, как пакет стукнулся о палубу.
– Как ты посмел? – Ей казалось, что она кричит, однако с ее губ не сорвалось ни звука.
Она бросилась к Мора.
– Поднять паруса! Быстро! – Она была вне себя.
Мора, так же пораженный неожиданным поступком Симона, как и Каролина, среагировал с молниеносной быстротой предводителя пиратов. Паруса взвились на мачтах. Казалось, команда мгновенно удвоилась. Штурвал поворачивался в руках Мора с невероятной скоростью. Его приказы гремели над палубой. «Кромвель» вздрогнул и рванулся вперед. Каролина покачнулась от этого толчка. Симон подхватил ее, пытаясь удержать.
– Отпусти меня! Я никогда тебе этого не прощу! Отпусти!
Никогда еще Симон не был в таком отчаянии. Ему казалось, что грянула самая страшная катастрофа в его жизни. Случилось нечто непоправимое, но он никак не мог поверить в это. Прошло еще несколько секунд. «Кромвель» миновал флотилию и оказался в открытом море. Ветер свистел в его парусах.
Каролина смотрела на огромные черные крылья, которые рвал ветер, словно заглядывала в собственное разорванное сердце.


17

Каролина пыталась представить навигационную карту. Марсель лежит на сорок третьем градусе северной широты. Они плывут уже два дня. Еще четыре дня, и они войдут в порт Марселя. Она взяла в руки зеркало. Удастся ли ей за это время сгладить следы, оставленные на ее лице пустыней? Все время, что они плыли, Каролина без устали занималась собой – и ничем другим. Быстрее всего результат ее усилий сказался на волосах. Они снова стали мягкими и блестящими. И загар на лице заметно побледнел – ведь по европейским меркам красоты загар считался отвратительным. Те места, что не всегда были на солнце, теперь снова могли похвастаться перламутровым оттенком кожи. Труднее всего, конечно, было с руками. У локтя была видна четкая граница между загорелой кожей и более бледной, прикрытой рукавами. На шее тоже была видна такая линия. К счастью, платья, что она нашла в сундуках каюты, были с высоким воротом и длинными рукавами.
Каролина развязала пояс халата и, прежде чем снять его, подошла к двери и задвинула засов. Платье лежало на спинке кожаного кресла – красно-белое, с желтой вышивкой. Было видно, что никто еще не надевал его. На ее вопрос о происхождении этих сундуков с платьями Мора, пожав плечами и многозначительно усмехнувшись, ответил, что пиратские суда всегда имеют на борту нечто подобное.
Одевшись, она снова взяла в руки зеркало. Простой покрой платья со стоячим воротничком придавал ее облику юношескую свежесть. Это впечатление еще усиливалось благодаря распущенным волосам, перехваченным белой лентой. Она пристально вглядывалась в зеркало. Станет ли она снова такой, какой была еще год назад? Или ее молодость и красота обречены отныне влачить такое же бессмысленное существование, как молодое сердце в увядшем теле?
Стол в капитанской каюте был накрыт с варварской роскошью. Золотые тарелки, золотые приборы, чьи ручки были так перегружены украшениями, что едва умещались в руке. Искрящийся хрусталь, два шестирожковых подсвечника, укрепленных на столе. Мора, Каролину и Симона обслуживали четверо матросов.
Поначалу Мора пытался управляться с ножом и вилкой, но вскоре вернулся к более привычным и удобным для него арабским манерам. Отставив мизинец, он правой рукой захватывал пищу и скатывал ее в маленькие шарики. Они исчезали в его рту так быстро, что оставалось только удивляться. После того, как был сервирован десерт, он опустил пальцы в чашу с водой, стоящую перед ним. Потом довольно откинулся на спинку стула.
– Школа безделья. Ну и наделали вы дел! Пожалуй, я готов долго так прожить!
Салон наполнился запахом кофе. Мора сделал матросам знак удалиться. Сидя на ковре со скрещенными ногами, он сам обслуживал Симона и Каролину, протягивая им сахар, предлагал молотый перец и абрикосовый ликер. Рядом с маленькими кофейными чашечками стояли бокалы с ледяной водой. Мора хлопнул в ладоши и попросил принести курительные трубки. Он с явным удовольствием наблюдал за тем немым ожесточением, с которым воспринимали его люди эту новую, далекую от пиратской жизнь.
– Два дня спокойного плавания – а они уже маются, будто попали на каторгу. Я только надеюсь, что после такого поста они с удвоенной силой ринутся в бой. Недаром же соколов и охотничьих собак заставляют поголодать перед охотой. Ну а вы? Как вам нравится находиться среди укрощенных пиратов, мадам?
– Кофе и конфеты просто превосходны. Вы должны открыть мне секрет их приготовления. Я бы с удовольствием записала рецепты многих других блюд. Ваш кок сделал бы неплохую карьеру в Париже.
Мора громко расхохотался:
– Сходите на камбуз и скажите ему об этом сами. Правда, я не думаю, что Канкель придет в восторг от вашего предложения. Он француз, но бешено ненавидит все французское. У него на плече выжжена лилия, и он сбежал из каторжной тюрьмы. Когда дело касается наказаний, мы, мусульмане, просто дети по сравнению с европейцами. Мы всего лишь убиваем. А вы устраиваете ад на земле. Мы жестоки, но нам далеко до вас. Когда я был мальчиком, мне пришлось двенадцать часов простоять на коленях на поленьях за то, что рассмеялся в церкви. Это было в нашей деревне в Морецци, что в Сардинии. Я вероотступник. И никто меня к этому не принуждал. Я добровольно отрекся от этой веры.
Аромат кофе смешивался с запахом табака. Каролине было хорошо. Уже два часа ей удавалось не думать о себе. Как приятно находиться в обществе мужчин, которые не испытывают к тебе ни вожделения, ни страсти! С громким криком один из матросов ворвался в салон:
– Корабль, капитан!
– Какой флаг?
– Еще непонятно. Но он явно гонится за нами.
Каролина бросила быстрый взгляд на Симона. Она все еще не знала, какие вести передал Симон герцогу. Она не спрашивала, а он молчал. Мора вскочил:
– Если вы хотите увидеть, на что способны мои люди, пойдемте со мной!
На палубе царило бурное оживление. Матросы спешили на свои боевые посты. На флагштоке было пусто.
– Почему мы не поднимем французский флаг? – заинтересовалась Каролина.
– Интуиция, – ответил Мора. – Корабль, что нас преследует, идет слишком быстро для торгового судна. Так передвигаются только люди нашего склада.
– Разве пираты нападают друг на друга?
– Сейчас настали плохие времена, мадам. Привычные правила игры больше не действуют. – Глаза Мора блестели. – Действительно, это выглядит так, словно мои люди получили наконец повод развлечься.
Он приставил рупор ко рту. Матросы на реях мгновенно исполняли его приказания.
Тень, отбрасываемая кораблем, росла. Судно медленно поворачивалось.
– Солнце в спину, – комментировал их действия Мора. – Это залог победы.
Раскачиваясь, корабль остановился. Мора закрепил рулевое колесо.
– Судовождение – это математика. Нужно уметь одновременно свертывать все паруса.
Матросы притащили абордажные крюки, стянули парусиновые холсты с двух шестидесятивосьмифунтовых короткоствольных пушек, предназначенных лишь для ближнего боя. Из трюма появился Алманзор с мушкетом в руках, опоясанный поверх фиолетового кафтана широким патронташем. Вокруг головы на пиратский манер он завязал красный платок. С видом человека, приготовившегося в одиночку брать на абордаж целое судно, он подошел к Каролине. Она с отсутствующим видом кивнула ему и снова перевела нетерпеливый взгляд на приближающийся корабль.
– Они выбросили белый флаг! – раздался голос матроса с марсовой реи.
В ответ раздался возмущенный рев. Понеслись проклятия. Мора тоже не мог скрыть разочарования.
– Подождите! – крикнул он своим людям. – Дайте ему подойти поближе. Сохраняйте полную готовность.
Каролина попросила у Симона бинокль. Она поднесла его к глазам и стала внимательно разглядывать приближающийся парусник. На кормовой надстройке блестели окна. Она искала название. На борту были арабские буквы. Матрос на марсе поднял обе руки вверх.
– «Ноура»! – Его крик отозвался эхом на корабле, в нем было ликование и гнев одновременно.
– Генуэзец, – пробурчал Мора, хлопнув себя по бокам, и яростно выругался.
Предвосхищая вопрос Каролины, он сказал:
– Пиколи, генуэзец, мой старый друг. Это его любимое занятие – портить людям удовольствие. – На Мора нашел припадок бешенства. – Убирайте пушки! Быстро разворачивайте паруса! Или вы хотите стать посмешищем всего Средиземного моря?! – Потом, не выдержав, коротко хохотнул. – По крайней мере солнце светит ему в лицо. Его появление не будет и вполовину таким впечатляющим, если ему придется все время щуриться.
На капитанском мостике «Ноуры» появился человек – маленький, грациозный, с огромной шляпой на голове, в театрально запахнутом синем плаще. Офицер, почти в два раза выше его ростом, протянул своему капитану рупор.
– Ваш груз? – крикнул на итальянском Пиколи.
– Зеленый чай, – ответил Мора, и обе команды разразились хохотом. – Ты, видно, надеялся на жирный кусок, – продолжал Мора, – но напрасно, дружок!
– Чепуха! У меня для тебя срочная почта. Плохие времена настали, капитан! – Следующие слова он произнес медленно, выговаривая каждый слог: – Я де-кла-ри-ру-ю пас-са-жи-ра!
Обе команды опять захохотали шутке капитана и загорланили. В этот момент им все казалось забавным.
– Пас-са-жир! – звучало отовсюду. Каролине казалось, что сердце бьется у нее в горле.
«Это он, – подумала она. – Он пришел».
Ее жизнь вновь обрела смысл. Любовь перевесила все, остальное потеряло значение. Она едва воспринимала суету, окружавшую ее. И вдруг заметила лодку, отвалившую от борта «Ноуры». В ней сидели двое мужчин. Один – с кожей кофейного цвета, с курчавой круглой головой. У другого были видны только глубоко надвинутая на лоб треуголка и золотые петлицы на отвороте. Мужчины отвязали тросы, курчавый взялся за руль. Лодка поплыла в тени «Кромвеля», скрылась из вида. Каролина побежала вдоль поручней, расталкивая матросов, не видя Алманзора и Симона, бросившихся за ней.
Лодка причалила и покачивалась на волнах. Человек в треуголке сердито жестикулировал, не понимая, что происходит. Когда он поднял голову, треуголка соскользнула с его лба.
– Сбросьте, наконец, канат! – закричал он.
Это был не герцог, а совсем незнакомый человек. Увидев у поручней женщину, он отвесил ей глубокий поклон.
– Ваш пассажир, мадам! – крикнул он.
С вантов в воду спустили тросы.
– Порядок, – раздалось снизу, и тросы натянулись. – Готово! Поднимайте! Только осторожно!
Каролина побелевшими пальцами вцепилась в поручни. На тросе, медленно поднимаясь вверх, покачивалась корзина. Хотя матрос наматывал трос очень осторожно, корзина начала крутиться.
– Помедленней! – закричали люди снизу. – Вы хотите, чтобы он вывалился за борт? – И вдруг в их голоса, сначала едва слышно, а потом все громче, вплелся детский крик!
Вокруг нее сгрудились пираты, ругались, смеялись, однако Каролина слышала только этот тоненький пронзительный голосок. Она оттолкнула в сторону матроса, готового принять корзину, подтянула трос к себе и обхватила корзину обеими руками. Внутри, глубоко утопая в подушках, лежал темноволосый ребенок и огромными темно-синими глазами наблюдал за движением руки, развязывавшей узел троса. Внезапно одеяло зашевелилось, оттуда вынырнула маленькая ручка и, будто потянувшись за игрушкой, цепко обхватила пальцы Каролины.
Каролина ощутила тепло, исходящее от этого маленького тельца. Что-то в ней говорило: этого не может быть, твой ребенок мертв! Она уже хотела убрать одеяло и поискать приметы, но тут же передумала. Ей не нужно никакое подтверждение. Это ее дочка. Живая и здоровая. Каролина была в таком состоянии, когда чудо кажется чем-то абсолютно естественным. Она не спрашивала, как это могло произойти. Достаточно было, что это случилось.
Был еще один человек, для которого это стало таким же большим чудом, как и для Каролины. Это был Симон. Он стоял рядом с Каролиной, не испытывая никакой потребности задавать вопросы. Ему достаточно было лишь взглянуть на это маленькое существо. Темные локоны, окружающие нежное личико. Синие глаза – очень ясные, очень темные, с таинственной поволокой. Это были ее глаза, ее взгляд, сияющий и бесстрашный. Для Симона, знавшего Каролину с первого дня ее жизни, это было вторым ее рождением.
– Он совсем не боится, – сказал он. Каролина, улыбаясь, подняла глаза:
– Ты можешь себе представить, чтобы мой ребенок чего-то боялся? Когда его поднимали вверх, он кричал только от нетерпения.
Ребенок высвободил из-под одеяла вторую руку и вцепился Каролине в волосы. Порывшись среди подушек в корзине, Каролина нашла кусочек бумаги. Она вытащила его, развернула. Бумага была покрыты арабскими письменами.
– Я прочту вам, – предложил Мора, стоявший позади Каролины.
Он чувствовал себя так же, как и его люди, пораженные неожиданностью этой минуты.
– Это только указания по кормлению. Больше ничего.
Лысый человек в белом фартуке, который доходил ему до щиколоток, бесцеремонно растолкал сгрудившихся матросов и подошел к Каролине.
– Это касается меня! – заявил он. – Дайте мне бумагу, капитан. – Нагнувшись над корзиной, кок Канкель попытался взглянуть на ребенка, но маленький сухой человечек с турецкой бородкой оттянул его за фартук.
– Ты перепугаешь ребенка своей лысиной. Увидев тебя, он вообще есть перестанет.
– Что ты понимаешь в детях, Муш? Все, что блестит, им очень нравится. Я лично стучал по лысине моего деда, как по барабану. – Он повернулся к Каролине: – Я знаю, как кормить детей, – его французский был странной смесью элегантных выражений и вульгарных словечек.
– Сколько ему месяцев?
– Шесть.
– Мальчик или девочка?
– Девочка, конечно. Разве это незаметно?
Кок облегченно вздохнул:
– Тогда никаких проблем. У девочек более крепкий желудок, чем у мальчиков. Но вам нужно вернуться с малышкой в каюту. Морской ветер не совсем подходит для такой крошки.
Глаза девочки внимательно следили за коком, и вдруг она разразилась радостным агуканьем. Канкель покраснел от удовольствия.
– Видишь, Муш! – Он спрятал записку с указаниями в карман фартука. – Пойдемте! – сказал он Каролине, и сам пошел впереди, расчищая ей дорогу.
Сопровождаемая процессией почтительно молчащих мужчин, Каролина понесла девочку в свою каюту. Симон вошел вслед за ней. Он подошел к постели, подложил ребенку под спину подушку. Каролина прочла вопрос в его глазах:
– Я должна была отдать ее, – сказала она. – В Абомее, сразу после ее рождения. Ее взяла еврейская кормилица, – она замолчала. Пройдет еще много времени, прежде чем она сможет спокойно говорить об этом.
Ее молчание сказало Симону больше, чем любые слова. Еще никогда он так ясно не ощущал, чем стали для нее эти последние месяцы. Страдания Каролины были страшнее, чем он мог себе представить. Однажды в Розамбу, сидя у огня, она заговорит и расскажет ему историю своих скитаний. Симон подождет этой минуты, а сейчас он не хочет тревожить ее, будить своими вопросами тяжкое прошлое.
Девочка сосредоточенно гремела погремушкой из слоновой кости.
– Если бы это был мальчик, следовало бы назвать его Моисеем, – улыбнулся Симон. – Проплыл в корзине по морю...
– Или Магомет. Родился в мечети.
– В любом случае она, по-моему, унаследовала от матери опасную страсть к приключениям.
– Только от матери? – спросила Каролина.
Симон не мог скрыть улыбку. Кто сможет понять эту женщину? Два дня назад она сбежала от мужа, как от самого страшного врага, а теперь говорит о нем так, словно он с минуты на минуту войдет в эту дверь. Или это ребенок стал причиной внезапной перемены?
Чтобы хоть что-то сказать, он спросил:
– А ее окрестили?
– Да, я окрестила ее. Именем Жилиана.
– Жилиана! Подобное могло прийти в голову только вам, – он попытался скрыть, как растроган этим.
Он отвернулся, взглянул в иллюминатор. Но видел там Симон не море, не узкую береговую линию острова Майорка. Он видел перед собой Розамбу полным жизни, звенящим от детских голосов. Детей Каролины и Жиля. Теперь он больше не боялся будущего. Все будет хорошо. Он снова отошел от окна. Каролина знаком попросила его не шуметь. Девочка заснула. Каролина осторожно убрала поддерживающие ее подушки и укрыла дочку. Симон смотрел на нее. Странные существа эти женщины. Слабее мужчин и вместе с тем сильнее; беззащитней и выносливей; жестче и нежней. Он наблюдал за Каролиной в течение всей ее жизни и думал, что хорошо знал ее, но никогда не мог себе представить, с какой сердечностью она способна нянчить дитя. Никогда еще она не казалась Симону такой красивой, как в эти минуты. Он тихо встал и на цыпочках вышел из каюты.
Каролина прислушивалась к ровному дыханию дочки, ловила ее малейшее движение. Ее глаза под закрытыми веками двигались, ресницы дрожали. С тихим вздохом девочка повернулась на бок. Ручка, все еще сжимавшая погремушку, раскрылась. Каролина увидела крохотные ноготки и прижалась щекой к детской ладошке. Безграничная нежность наполняла ее. Она больше не думала о страшных часах, когда родилась ее дочь, о слезах, которые она пролила, отдавая ребенка, о душевных муках, когда думала, что ее девочка мертва. Она была уверена, что Стерн тогда обманул ее, но так же была уверена и в том, что это Стерн послал генуэзца ей вдогонку. Но мысль об этом не слишком занимала ее.
Жилиана. Это она и Жиль, их любовь. Их любовь жива и прекрасна, как и этот ребенок.
Люди, гуляющие по террасе форта Сен-Жан и наслаждающиеся уходящим днем, были приятно удивлены возможностью развеять скуку, когда портовая стража с Нотр-Дам де ля Гард сигнализировала о приближении трехмачтового судна «Кромвель». Они поспешили к парапету, как будто прибытие «Кромвеля» для каждого из них было долгожданным событием. Незнакомые люди, которые до этого не обращали друг на друга ни малейшего внимания, вдруг заулыбались; из внутренних карманов доставались маленькие подзорные трубы; пожилые мужчины заново набивали трубки; женщины стали рыться в сумках в поисках конфет.
Барка с лоцманом отвалила от порта. Зрители смотрели на барку без нетерпения, а скорее, с беспокойством, что спектакль может закончиться слишком быстро. Барку секунду не было видно за Шато д'Иф, потом она возникла вновь, чтобы через несколько минут исчезнуть в тени «Кромвеля».
Чем ближе подходил корабль, тем больше убеждались марсельцы в правомочности своего любопытства. Очень высокий такелаж фрегата, черные паруса, английское название и при этом французский флаг – все это было в высшей степени необычно и окружало корабль атмосферой приключений и тайны. Рядом с лоцманом, который проводил «Кромвель» узким проходом к Марселю, был виден человек в причудливом одеянии. Но внимание большинства зевак привлекла, конечно, женская фигура в белом платье. Она недвижно стояла на левом борту и мечтательным взглядом вглядывалась в море. Мужчинам и женщинам на террасе стало казаться, что они присутствуют при каком-то из ряда вон выходящем событии.
Каролина с утра была на палубе. Она первая заметила берег Франции, когда он был еще тонкой синей полоской между небом и морем. Полоска быстро росла и приближалась – даже слишком быстро, как вдруг показалось Каролине. Теперь, когда родина была рядом, ей внезапно захотелось остаться на корабле. Она не желала ступать на землю, она должна была ждать на море. Чего?.. Она еще и сейчас страшилась признаться себе, что ждет его. Несмотря на то, что она отчаянно сопротивлялась этим мыслям, в мозгу у нее засело твердое убеждение, что он нагонит ее еще на море. Появление ребенка не развеяло тоски по нему. Бывали моменты, когда она не могла понять, как решилась покинуть Алжир. И при этом чувствовала, что не могла поступить иначе. Преодолевая разлуку с мужем, она искала ту боль, что сейчас так терзала ее. Ее страдания были огнем, сжигающим все, что их разлучало. В этом пламени выкристаллизовалась ее любовь, новая, более сильная и яркая, чем прежде.
«Кромвель» лавировал, продвигаясь к порту. Якорь был наготове; ванты сматывались с бушприта.
Каролина зашла в каюту, по-восточному украшенную коврами, низкими диванами и подушками. Рядом с корзиной, где лежала ее дочь, высилась гора игрушек. Каждый мужчина на борту смастерил что-то на прощание для маленькой Жилианы. Тут были деревянные куколки, флейта, цветной флюгер, вырезанные из коралла зверьки, веер. Каждый зашел сюда, чтобы положить свой дар на покрывало. Это было настоящее паломничество; словно эти мужчины без родины и семьи на минуту ощутили себя ответственными за беззащитное существо, которое вот-вот навсегда уйдет из их жизни. Мир и покой вернулся в их потрепанные жизнью души, и для этого хватило чистого взгляда ребенка.
Каролина остановилась у корзины, нагнулась над ней, не решаясь потревожить мирный сон девочки, но Жилиана уже открыла глаза. Взяв ребенка на руки, Каролина вышла на палубу. Жилиана обвила ручонкой ее шею, прижалась к щеке. Каролина нежно повернула ее головку к берегу:
– Ты должна смотреть туда. Там – Франция. Это твоя родина, там ты будешь расти, там пройдет твоя жизнь. Священник из Сен-Жозефа не будет против, если мы чуть-чуть слукавим и запишем местом твоего рождения Розамбу. Ты полюбишь Розамбу. Еще совсем немножко, и мы приедем туда.
Жилиана завозилась на ее руках и вновь радостно и звонко заагукала. Каролина крепче прижала девочку к себе, поцеловала ее волосы. Как часто бывало за последние дни, она снова подумала о женщине, что была матерью ее ребенка все эти месяцы. Каролина так никогда и не увидела Зинаиду, но, казалось, знала о ней все, а главное – что Зинаида от всей души любила ее Жилиану. Только этим можно было объяснить, что девочка ни к кому не испытывала недоверия или страха. Малышка была доверчива ко всем, она привыкла, чтобы с ней играли, чтобы с ней говорили. Она не научилась плакать, зато умела смеяться.
Девочка с любопытством подняла голову. Зашумели спускаемые паруса. «Кромвель» входил в порт. Якорь был сброшен, цепь со звоном разматывалась и уходила в воду. Судно вздрогнуло, словно невидимая рука остановила его. Симон подошел к Каролине. Его лицо сияло.
– Что вы предпочитаете? Отель на Канебье – или что-нибудь поспокойней? Может, на Прадо? Там есть совсем новая гостиница, прямо в парке.
– Ни Канебье, ни Прадо, – твердо сказала Каролина. – Мы не будем ночевать в Марселе. Мы наймем карету и самых быстрых лошадей. – Она подняла вверх дочку. – Мы дома! – повторяла она как заклинание. – Ты еще не знаешь, Жилиана, как прекрасна Франция. Я все покажу тебе, все. Мы должны сейчас же ехать в Розамбу – там самое прекрасное место на земле...
Сколько раз пришлось еще Симону услышать эти слова за время их путешествия! Когда он предлагал сделать привал или отдохнуть денек, Каролина неизменно отвечала:
– Отдохнем в Розамбу.
Ее исступление внушало Симону страх. Непонятная сила влекла ее вперед, смутное предчувствие, что у нее осталось не так много времени. Кроме того, Симон стал всерьез опасаться за здоровье матери и ребенка. Он уже хотел прибегнуть к хитрости, чтобы заставить Каролину остановиться хотя бы на ночь, как вдруг, не доезжая Лиона, Каролина приказала кучеру ехать медленней. Она открыла окно, взяла Жилиану на колени и принялась рассказывать ей об отце, герцоге Беломере, который вырос тут.
Ее нервозность исчезла. После того как они остановились в отеле «Бельведер», Каролина поехала в город. Наутро она до одиннадцати часов пробыла в постели. О дальнейшем пути не было и речи. После затянувшегося завтрака Каролина велела заложить открытую карету. Симон снова отвез ее в город. Почти до вечера она делала покупки. За несколько часов она растратила все полученные в Марселе деньги. Однако здесь была не Африка. Каролина находилась во Франции и носила фамилию человека, имевшего неограниченный кредит в любом банке.
Проходил день заднем. Каролина все не заводила разговора о дальнейшей поездке. Когда же она, наконец, решилась ехать дальше, то использовала каждую возможность задержаться в пути. Симона ее медлительность пугала теперь не меньше, чем недавнее горячечное нетерпение. Но, может, это были всего лишь пустые страхи, а Каролине просто доставляло удовольствие находиться среди людей, говорящих на родном языке, нравилось просыпаться спокойно, не испытывая страха перед предстоящим днем.
Снова и снова она приказывала останавливать карету и выходила из нее с Жилианой на руках. При виде отары овец; яблони, согнувшейся под тяжестью плодов; цветущего розового куста; детей, запускающих бумажных змеев на убранном поле; стада гусей, загородивших дорогу; кошки, сидящей на ступеньке дома.
Но было и другое времяпрепровождение, вопиюще противоречащее этим идиллическим минутам, – ее болезненная страсть к покупкам. В Мароне она велела остановиться, чтобы купить шесть картонок с кружевами. В Шали это были шерстяные покрывала для кареты; в Бьене – красная и белая седельная сбруя, сервиз из голубого фарфора и вторая карета, чтобы сложить в нее все покупки. В Дижоне, наконец, к этому прибавилась вороная двухлетка, понравившаяся Каролине при посещении конного завода. Лошадь приглянулась ей, потому что, как и ее любимая кобыла Луна, имела белую звезду во лбу.
Казалось бы, Симон должен быть счастлив, наблюдая за этой молодой красивой женщиной с ребенком на руках. Вместо этого его беспокойство росло день ото дня. В поведении Каролины было что-то глубоко тревожащее его. Она проживала каждый миг с такой жгучей страстностью, как будто этот час, этот день – все, что осталось ей в жизни.


18

Неторопливо ехала карета по прогретой солнцем земле. Стояло позднее лето. В этот день была изнуряющая жара. Сквозь зеленые занавески на открытых окнах кареты пробивался мягкий свет.
Жилиана спала в своей корзине, укрытая легким покрывалом. Снова и снова Каролина переворачивала одеяльце, стирала капельки пота с ее лба. Карета слегка покачивалась. Сзади на привязи шла чистокровная кобыла, купленная Каролиной в Дижоне. Каролина слышала ее бег, он резко отличался от равномерного топота запряженного в карету жеребца. У ее кобылы был свой ход: в нем угадывалась нервозность и печаль о потерянной свободе.
Рядом с Каролиной лежала газета, бутылка с водой и маленький голубой веер из лакированной бумаги, который Канкель смастерил для Жилианы. Она то и дело брала его в руки, чтобы обмахивать вспотевшую девочку. На небе собирались облака. Каролине не нужно было раздвигать занавески на окнах, чтобы убедиться в этом. Что-то едва ощутимое появилось в воздухе, немая мольба о дожде, которую издавала природа. Ее нервы и чувства ощущали эти невидимые токи. Она любила эту насыщенную электричеством атмосферу. Каролина оживилась. Ее вдохновляла мысль, что цель ее путешествия совсем близка.
Кучер придержал жеребца. Колеса заскрипели, останавливаясь. Каролина откинула занавеску, выглянула из окна кареты. Крестьянская телега, груженная мешками, запряженная двумя черно-белыми волами, загородила узкую улицу. Животных вел мужчина в старой соломенной шляпе. Из выцветшей голубой ленты, которой была обвязана шляпа, торчали сухие былинки. Сердце Каролины быстро забилось, потому что только Арни носил такую шляпу. Это был крестьянин с отдаленной фермы, что находилась на юге от Розамбу. Симон соскочил на землю.
– Как дела, Арни? Ты на мельницу? Крестьянин кивнул.
– Пшеница. Завтра намолотим еще целую фуру. – Он залез в карман своей льняной куртки. – Посмотри на эти зерна. Мы даже не знали, какую цену имеют наши поля. Как будто земля решила вернуть нам все, что отняла война. Попробуй одно! Сладкое, как миндаль. Теперь моим женщинам больше не понадобится сахар для пирогов.
Симон взял одно зернышко и, разжевав, глубокомысленно кивнул.
– Как там у нас?
– Ваш управляющий совсем потерял голову. Он уже не знает, где брать молотобойцев. Но он хитрюга, надо отдать ему должное. Уговорил каких-то монахов из Сен-Жозефа. Пообещал за это всю зиму отапливать их церковь. А ты как? – Арни дружески подтолкнул Симона. – Опять воюешь?
– Последний раз.
– Ты говоришь это уже двадцать лет. Но это был, по-моему, твой самый короткий поход. В газетах писали, что все кончилось в двадцать четыре часа, и дей Алжира капитулировал. Бабетта с ума сойдет от радости, что ты вернулся. Она все еще не выкинула из головы эту идею – стать мадам Вальмон. Или ею все-таки станет Марианна? – Зная по опыту, что ответа на свой вопрос снова не дождется, Арни внимательно посмотрел на карету.
Он понизил голос:
– Кажется, ты вернулся не один. Уж не наша ли молодая госпожа...
Ах, Арни! Каролина с удовольствием крикнула бы ему что-нибудь, спрыгнула бы с кареты, но она была босиком, с расстегнутой из-за жары блузой. Не могла же она показаться в таком виде! Она задернула занавеску, чувствуя, как сердце радостно бьется. Дома! Еще меньше часа езды – и они в Розамбу.
Мужчины все еще продолжали разговор, приглушив голоса. Ей то и дело казалось, что она слышит свое имя. Каролина вытащила из-под сиденья черные сапоги для верховой езды и натянула их на ноги. Потихоньку напевая про себя, она застегнула блузу и надела жакет от верхового костюма. И наконец открыла встроенный в заднюю стенку кареты зеркальный шкаф, вынула оттуда расческу и щетку, привела в порядок волосы. Ее кожа больше не напоминала о долгом пребывании под африканским солнцем. Во время путешествия по Франции она продолжала заниматься своей внешностью, как и во время плавания на корабле. Ее кожа снова приобрела нежный перламутровый оттенок – только стала более сияющей, с теплым золотистым оттенком. Снаружи донеслось хлопанье бича. Громко грохоча по булыжной мостовой, запряженная волами телега свернула с узкой улицы, освобождая дорогу карете.
Карета качнулась. Симон снова сел на козлы. Каролина услышала скрежет. Кучер отпустил тормозные колодки. Сейчас лошади тронутся. Она бросила взгляд на спящего ребенка, потом открыла дверцу и выпрыгнула наружу.
– Подождите! – крикнула она кучеру и сделала знак Симону спуститься.
Пока он сходил с козел, она закрыла дверцу. Внутри кареты было тихо: Жилиана еще не проснулась.
У Симона опять было то отсутствующее выражение лица, которое появлялось у него, когда он был испуган и не хотел показывать этого.
– Я хочу остаток пути проехать верхом, – сказала Каролина.
Его брови недовольно сошлись на переносице.
– Скоро начнется гроза.
Каролина улыбнулась. Это была единственная слабость бесстрашного Симона – страх перед грозой. Как часто она издевалась над ним из-за этого! Но сегодня она в слишком добром расположении духа, чтобы смеяться над ним.
– Я не выдержу больше ни минуты в карете, – сказала она. – А потом, посмотри на кобылу. Какая она грустная! Она обрадуется маленькой пробежке.
– Вы скакали на ней всего лишь раз, когда собирались купить. Вы не можете знать, как она прореагирует на гром и молнию.
– Конь пугается лишь тогда, когда всаднику страшно. Уж не думаешь ли ты, что я забыла те уроки верховой езды, которые ты мне давал?
– Гроза – нечто совсем иное. При ней животные ведут себя непредсказуемо.
– Она еще не скоро соберется. Дай Бог, к вечеру. Я хочу съездить за ежевикой, иначе дождь и ветер собьют ее. Только благодаря Арни я заметила, как близко мы от Розамбу. – Каролина положила ладонь на его руку. – Оседлай кобылу новой белой упряжью, пожалуйста.
Симон задумчиво стоял посреди дороги. Он пытался найти аргументы, чтобы отговорить Каролину от этой затеи, но вместе с тем понимал, что она все равно поступит так, как хочет. Недовольно бурча себе под нос, он открыл дверцу кареты, где был багаж. Алманзор, прикорнувший там, испуганно вскочил.
Каролина смотрела на поля и луга по обеим сторонам дороги. Лето катилось к закату, и трава потеряла свою свежесть, побурела и пожухла. Поля переливались оттенками благородных металлов: от золота к серебру и меди. На западе упорно росла черная гряда облаков. Но над головой небо было совсем еще светлым, прозрачным и ясным, как стекло. Казалось, достаточно малейшего дуновения, чтобы разбить вдребезги эту тончайшую стеклянную пленку.
С седлом на плечах и белой уздечкой в руке к кобыле подошел Симон. Лошадь стояла с опущенной головой, лениво пощипывая пыльную траву на обочине. Но в ту же секунду, как Симон стал расправлять упряжь, с ней произошла мгновенная метаморфоза. Она закинула голову, затанцевала, забила копытами. Запрягая лошадь, Симон вел сам с собой немой диалог об особенностях женского пола. О чем думал Господь, создавая их? Наверняка он был не в себе в этот миг. Они или скучны до смерти, или передышки не дают своими выкрутасами. В любом случае жизнь мужчины с ними рядом невыносима. Подведя к Каролине оседланную лошадь, Симон молча подал ей повод.
Она взлетела в седло. Лошадь заржала, затрясла гривой.
– Дай мне немножко сахара, – попросила Каролина.
Симон сунул руку в карман плаща и достал кусок колотого сахара. Его лицо все еще сохраняло замкнутое, неодобрительное выражение. Он уже так ярко представлял себе их прибытие в Розамбу; как они проедут через ворота; как все обитатели дома высыпят им навстречу – и среди них раскрасневшаяся Марианна, в фартуке с развевающимися оборками. Он, Симон Вальмон, открывает дверцу кареты. Опираясь на его руку, Каролина входит в дом. Марианна несет корзину с ребенком.
– А Жилиана? – спросил он.
Это была последняя надежда удержать ее.
– Если малышка проснется?
– Алманзор пересядет к ней, – ответила Каролина с оттенком нетерпения в голосе.
Симон опустил голову, смущенный и озадаченный этим тоном; слишком живо напомнил он ему Филиппа и ту злосчастную ночь в Лиссабоне, когда он пытался удержать юношу. Тот же страх сжал ему сердце. И опять, как тогда, он ощутил досаду на самого себя за такое немужское поведение и излишнюю сентиментальность. Но он предчувствовал несчастье, не зная, как может предотвратить его. Неосознанно он все еще держал кобылу за поводья.
– Ну езжайте же, – сказала Каролина. – Вам нужно поспешить. А то я попаду домой раньше, чем вы, и тогда... – Она повернула голову.
Издалека донесся топот копыт.
В конце дороги возникло облако пыли, а в нем нечеткий силуэт всадника, который быстро приближался к ним. Казалось, его конь едва касается копытами земли. Была видна только запрокинутая голова животного да его рыжая пламенеющая грива. Что касается всадника, то с трудом можно было понять лишь, что у него светлые волосы. Не спуская глаз с надвигающегося видения, Каролина ощущала, как в ней борются противоречивые чувства: страх и радость, гнев и надежда. Она не пыталась понять, чем вызван этот внезапный мятеж в ее душе; она потеряла способность размышлять.
Не замечая, что Симон все еще держит лошадь, она пришпорила животное. Не слыша его криков, не видя, что Симон едва успел отпрыгнуть в сторону, чтоб не быть сбитым ее лошадью, она ринулась вперед, желая только одного – взлететь.
Бешеным галопом мчалась она по лугу. За узким ручьем, окаймлявшим пастбище, начиналась низина. Каролина направила лошадь туда. Только достигнув деревьев и укрывшись за ними, она остановилась.
Бока кобылы вздымались, как кузнечные мехи. Каролина тоже вся дрожала. Она выпрямилась в седле, развела руками ветки деревьев. Отсюда, из низины, дорога, где осталась карета, терялась между зеленью луга и глубокой небесной синевой. Карета все еще стояла на прежнем месте, однако Каролине казалось, что она не стоит на твердой земле, а плывет по небу.
Всадник был всего в нескольких метрах от кареты. Конь перешел на рысь. Каролина видела теперь всадника настолько отчетливо, словно смотрела в бинокль. Страх, заставивший ее бежать, снова с еще большей силой охватил ее. Она не решалась в упор посмотреть на его лицо и внимательно рассматривала его одежду: голубой бархатный камзол, галстук из белого батиста, концы которого развевались, как крылья бабочки, и, наконец, темно-серые замшевые сапоги. Из того же материала, того же покроя были изготовлены сапоги для верховой езды и для нее. Это было в Париже, незадолго до их свадьбы. Еще один удар сердца – и волшебная картинка исчезла. Ее смятение и страх прогнали ее прочь, и теперь любимое лицо, бывшее так близко – так близко, что она не решилась заглянуть в него, – словно снова растаяло вдали.
Симон указывал рукой в том направлении, куда она ускакала. Всадник приподнялся на стременах и внимательно всмотрелся вперед. Потом пришпорил своего коня.


19

Тучи мошкары зависли между ветвями деревьев. Лошадь Каролины отмахивалась хвостом, однако насекомые наседали на нее со всех сторон. Их жужжание становилось все громче, все назойливей. Однако Каролина не замечала этого. Все ее чувства были сконцентрированы на всаднике, который скакал по лугу. Будто притягиваемый магнитом, он скакал точно по прямой линии к тем деревьям, за которыми притаилась Каролина.
Это он! Он пришел! Ее любовь, ее мука. Ее жизнь и счастье!
Кобыла беспокойно затанцевала, чувствуя приближение другого животного, и наконец, отбросив голову назад, громко приветственно заржала. Каролина натянула поводья. С другой стороны ручья было огороженное пастбище, слева граничащее с лиственным лесом. Каролина направила кобылу в воду. Животное с трудом удерживало равновесие на скользких камнях. Но Каролина крепко держала его, понукала идти вперед. Они преодолели ручей, поднялись по откосу и одним высоким прыжком перемахнули через ограду пастбища.
Каролина бросила взгляд назад и увидела по ту сторону ручья медно-рыжую гриву коня. Всадник припал к лошадиному крупу. Добравшись до ручья, он приподнялся на стременах и поднял руку. Каролина еще крепче сжала лошадиные бока, и кобыла, высоко подняв голову и раздув ноздри, опять понеслась вперед, оставляя в траве глубокие темные следы. Опушка леса приближалась.
Каролина все еще подгоняла кобылу, когда узнала знакомое возвышение между двумя дубами. Оттуда начиналась просека, ведущая через густой лес. Она достигла другой стороны ограды. Лошадь с ходу взяла препятствие. Это было темпераментное, умное животное: достаточно легкого движения всадника, чтобы направить ее в нужную сторону.
Лес, сумрачный и по-осеннему пестрый, принял кобылу и всадницу в свои объятия. Каролина вдыхала знакомый с детства аромат сухих листьев и цветов. В вышине прокричала сойка. Каролина слышала сзади топот копыт и хруст ветвей. Она поскакала дальше с отрешенной, спокойной улыбкой на лице. Здесь она чувствовала себя уверенно; это был лес ее детства, лес ведьм и чудес, лес говорящих зверей и танцующих огоньков. Справа между стволами виднелась поляна, поросшая высокой, побуревшей после длинного жаркого лета травой. Нередко бедняки косили здесь траву для своего скота: ведь луга примыкали к заброшенной мельнице Жирадо. Издалека мельница, лишенная крыльев, была похожа на церковь. Марианна всегда суеверно крестилась, когда речь заходила о мельнице Жирадо. Звенящим шепотом рассказывала она о золоте, лежащем в глубоком колодце, о духе мельника, который в новолуние выходит из этого колодца. Но эти истории возбуждали в Каролине не страх, а живое любопытство. Ночи напролет ждали они с Филиппом появления духа. Привидение не показывалось, однако в жаркие летние ночи им доводилось видеть блуждающие огоньки. Не маленькие голубые огоньки, которые вспыхивали над скошенными лугами, а большие, в рост человека, светящиеся столбы. Они появлялись в разных местах, но исчезали всегда только над колодцем. Они двигались по прямой, но, приближаясь к воде, начинали описывать круги и так, по сужающейся спирали, двигались к колодцу, пока, оказавшись над ним, не вырастали внезапно вдвое, чтобы без следа исчезнуть внутри.
Каролина и Филипп никогда и никому не рассказывали об увиденном. Это было их общей тайной. Снова и снова притягивало их туда. Уже взрослыми они не раз возвращались к этому месту, проклятому людьми и удивлявшему их своей райской, первозданной свежестью и красотой. Птицы пели здесь звонче; шпорник цвел три раза в год, а воздух полнился сладким ароматом ежевики.
Каролина не воспользовалась прямой дорогой – через луг и холмы – к мельнице Жирадо. Она поскакала дальше лесом, пока не заметила, что стук копыт сзади умолк. Придержав лошадь, Каролина прислушалась. Во внезапно наступившем гробовом молчании природы было что-то ужасное. Испугавшись, она едва не позвала его по имени. Но удержалась: вдруг он совсем рядом, притаился за деревьями и ждет лишь ее испуганного крика. Ну нет! Пусть он сначала позовет ее, пусть испугается!
В тени кленовой аллеи, ведущей к задней стороне мельницы, она проскакала к полуразрушенному строению. Черная туча на западе росла на глазах. Ее пронзали зарницы. Внезапный порыв ветра согнул деревья. Сорванные им листья закружились в воздухе и пурпурным ковром упали на землю. Вдалеке в деревне пробили часы.
Она проехала мимо дома мельника. Старый мельничный жернов все еще лежал у двери. Рядом стояла скамья, позеленевшая от плесени и поросшая мхом. Каролина обернулась назад, вглядываясь в опушку леса. Все было тихо. Ни один лист не пошевелился. Ветер снова стих. Совсем рядом с ней пролетела ласточка, почти касаясь крыльями гранитных плит платформы ветряной мельницы. Каролина поднялась на площадку. В годы своего отрочества, когда она хотела остаться наедине со своей тревогой, эта площадка была ее любимым местом. Она лежала на камнях, обратив лицо к небу. Здесь она мечтала о любви, которая должна быть такой же великой и необузданной, как сама природа, внезапной, как молния, и чистой, как лунный свет. Никогда она не мечтала, как другие девушки, о добром муже, о розовощеких детях, о маленьких домашних радостях. Она тосковала о шторме, о мятеже. Стук падающего камня вывел ее из задумчивости. На краю площадки возникла чья-то фигура. Каролина крепче схватилась за повод. Ведя в поводу рыжего коня, герцог подходил к ней.
Проходили секунды, но никто из них не двигался, не произносил ни слова. Сколько раз в мучительные месяцы разлуки оба представляли себе эту встречу! Они думали, что подготовлены к ней. Но теперь чувствовали себя захваченными врасплох, беззащитными. Слишком болезненным, слишком внезапным оказался этот миг.
Счастье, испытываемое ими, оказалось чрезмерным. Не было слов, способных описать его. Это была сила, заставляющая две звезды прокладывать в небе бесконечные пути, чтобы однажды при встрече слиться в единое светило.
Герцог стоял неподвижно. Как будто не он еще минуту назад скакал бешеным галопом. Раньше эта способность сохранять в любой ситуации полное спокойствие раздражала Каролину. Теперь она любила его за это. Его внешнее спокойствие было защитной стеной, которой он ограждал свою любовь. Внезапный страх пронизал ее: а вдруг этот бастион стал недоступным и для нее?
Вдруг его любовь – это прошлое, давно минувшее, которое никогда уже не вернешь? Она ждала хоть какого-то знака от него. Поводья жгли ей руки, она не в состоянии была удержать их. Герцог продолжал молча стоять перед ней. Потом подошел и потрепал ее лошадь по холке.
– Она очень похожа на Луну, – тихо сказал он. – И темперамент почти такой же.
Каролина вслушивалась в его голос. Он казался ей сладостнее всякой музыки. Он стоял перед ней, но она боялась коснуться его, все еще не веря, что это ее муж из плоти и крови. Она не решалась поверить в то, что больше он не исчезнет, не растает как мираж. И постепенно ее охватывало радостное чувство. Это было чувство избавления, как бывает, когда вырываешься из ночного кошмара, из смертельного ужаса. Рука герцога скользнула по шее кобылы.
– Ты купила ее в конюшне Дижона. Мой конь с того же конного завода. Я был там двумя днями позже.
– Вот почему ты нашел меня так быстро! – догадалась она. – Твой жеребец чувствовал, где она. – Их взгляды встретились.
В самой глубине его непостижимых глаз таилась улыбка. Им хотелось столько сказать друг другу, а с губ слетали ничего не значащие слова.
– Симон сказал, что я найду тебя или у мельницы, или в зарослях ежевики. Иногда я даже завидую ему, что он знает о тебе больше, чем я.
– В ежевике найти меня было бы труднее.
– Нет таких кустов, где можно было бы не заметить твоего красного костюма.
– Я купила его в Лионе.
– Я слышал об этом. Кажется, ты скупила пол-Лиона.
– Мне казалось восхитительным так тратить деньги.
– Леблан разделит твою радость. Он никогда не бывает таким счастливым, как в те моменты, когда его письменный стол завален счетами.
Каролина любила его. Она боготворила его. Каждое его слово, жест, взгляд говорили ей: я люблю тебя! Они не нуждались в страстных признаниях. Они могли пользоваться самыми простыми, обыденными словами. Чем меньше смысла было в том, что они произносили, тем больше подтекста несли эти слова.
– Поскачем дальше? – спросил он.
Она подняла глаза к небу. Оно еще больше потемнело.
– Давай пойдем к зарослям ежевики, – сказала она, – я так соскучилась по этому месту.
Он протянул ей руку, помог сойти с лошади. Растроганно он смотрел на эту загорелую руку. Сколько часов провела Каролина под палящим солнцем в колючем песке пустыни? Сколько дней сжимала эта тонкая рука поводья? Однако он не хотел, чтобы мысли о том темном и страшном, что происходило в эти месяцы, поглотили его. Они не должны оборачиваться, смотреть назад – по крайней мере сейчас. Им надо найти прибежище в самых простых вещах, простых словах. Они нуждаются в этом мостике, чтобы добраться до берега будущего, которое начинается именно в этот час.
– В Лионе не нашлось перчаток? – спросил он.
– Разве ты забыл, что я покупаю перчатки только у мадам Ольшевской? Леблан может не беспокоиться. В его конторе скоро будет целая гора счетов. Я не забыла: ты обещал сделать меня самой элегантной женщиной Парижа.
– Самой элегантной женщиной Франции, – уточнил Жиль.
Темная тень упала на них. Казалось, огромная птица пролетела над ними, закрыв их размахом крыльев. Темные облака опустились ниже, скрыв часть темно-красного солнечного диска.
– Ты забыла про ежевику? – спросил он.
– Пойдем! – Каролина потянула его за собой.
Они пересекли просторный двор мельницы, пробежали заросшим садом. Каролина снова была очарована этими зарослями. Нигде природа не расцветает так пышно, как в местах, где она вновь становится полноправной хозяйкой после долгого владычества человека. Ревень превратился в мощные кусты; чертополох с розовыми бутонами и серебристыми стеблями доходил Каролине до плеча. Одинокий розовый куст с темно-красными цветами стал вышиной с дерево.
Они покинули сад и по еле заметной тропинке направились к лесу. Каролина отпустила его руку и побежала. Она хотела быть там первой, хотела принести ему темные спелые ягоды, напоенные теплом и ароматом летнего солнца. Ягоды скрывались между листьями, черные и будто стеклянные. Каролина дрожащими руками принялась жадно срывать их. С другой стороны кустарника появился Жиль, но она не окликнула его. Каролина знала, что он ее видит. Когда он опустился рядом с ней на поросшую мхом землю, она протянула ему полную горсть ягод. Жиль наклонился над ее ладонью.
«Как же я люблю его!» – подумала Каролина, положив руки ему на плечи.
Он мягко привлек ее к себе. Он ощущал, как ее волосы струятся у него между пальцами, он смотрел в ее бездонные глаза, он оживал от ее любви. Он всегда любил ее, но только когда потерял, осознал, как глубока была его любовь. С того самого часа его жизнь остановилась; и он знал, что если еще раз потеряет ее, это будет его конец.
Жиль нежно убрал волосы с ее лба:
– Я больше никогда не оставлю тебя одну.
– Жиль, Жиль, любимый!– Каролина шептала это почти беззвучно.
Все прошлое пропало, растворилось навсегда. Она покрыла быстрыми поцелуями его руку.
Яркая вспышка осветила небо. Одновременно тишину разорвал мощный удар. Вершины деревьев над ними грозно зашумели. Снова блеснула молния, и грянул гром. От мельницы послышалось беспокойное, испуганное ржание. Каролина взглянула на герцога расширившимися глазами, как будто хотела еще раз, последний раз запечатлеть в своей памяти его лицо. Потом вскочила на ноги.
– Кони, – пробормотала она.
Каролина устремилась к старой мельнице. Колючки цеплялись за ее платье. Ей приходилось прилагать все силы, чтобы справиться с порывами ветра. Гроза, собиравшаяся так долго, разразилась с неистовой силой. Темно-фиолетовое, раскалываемое молниями небо становилось все глубже, погребая землю под темным огненным покрывалом. Завывающим шквалом гроза проносилась над гребнями холмов.
Упрямо нагнув голову, Каролина продвигалась вперед. Юбка прилипла к ее ногам спереди, а сзади раздувалась, как парус. Она прижимала юбку руками, расправляла ее. Под ногами хрустели сломанные ветви. Сквозь шум грозы доносилось испуганное ржание лошадей. На мгновение воцарился полный мрак. Гроза вдруг прекратилась, словно собираясь с новыми силами. Но животные ржали все отчаянней. Лист чертополоха, острый как нож, обжег ей руку. Она уже была в мельничном саду. Порывы ветра поломали здесь все подсолнухи.
Еще не упало ни одной капли дождя; между тем гроза все набирала силу. Молнии становились все ярче, удары грома – оглушительнее. Воздух был насыщен электричеством. Каролина чувствовала и оцепенение, и опьянение одновременно. Противостояние этих чувств не вызывало у нее страха: напротив, она испытывала триумф, она была счастлива, ощущая себя частичкой природы, участницей этого бунта: не плотью, пугливо прижимающейся к земле, а огнем, пылающим дыханием неба. Кони метались по каменной платформе ветряной мельницы. Внезапная смена тьмы и вспышек света лишила их равновесия. Ослепшие от страха, они носились туда-сюда.
Каролина побежала вверх по ступеням. Достигнув платформы, она на миг остановилась, переводя дыхание, и медленно направилась к лошадям. Она пыталась успокоить их, но ее голос тонул в шуме грозы. Черная кобыла с пеной у рта встала на дыбы. Напряженное тело животного взвилось в воздух.
Но тут случилось нечто невероятное! Она услышала страшный треск над своей головой, прикрыла глаза от ослепительно яркого света. Рука, схватившая поводья лошади, приняла на себя весь удар. Она хотела отступить, но не смогла разжать пальцы. Горячий ток пронзил ее тело. Она пошатнулась, но не упала.
– Жиль, Жиль! – закричала она.
Свет, ослепивший ее, угас. Разряд электричества, прошедший через ее тело, ушел в землю. Удивительный покой снизошел на нее, объял ее сердце и усталую плоть. Счастье, о котором она так мечтала, рай... теперь она принадлежит им... навсегда...
«Жиль», – сказала она, однако это был лишь удар ее сердца, ее уста оставались немы.
«Жиль, – говорило сердце, – Жиль».
И снова: «Жиль».
До самого последнего удара.
Герцог встал на колени рядом с ней, приподнял ее за плечи.
Кони успокоились. Гроза двинулась дальше. Бледный свет вернулся в мир. Словно вздох облегчения заставил колыхнуться листья и травы.
Ее лицо окружал ореол темных распущенных волос. Глаза, как у спящего ребенка, были не до конца прикрыты. Она не была больше безрассудно смелой всадницей, скакавшей перед ним вопреки грозе и грому, – нет, она лежала перед ним хрупкая и беззащитная.
Жиль вглядывался в ее лицо, мягкая отрешенность которого свидетельствовала о желанном блаженстве, в котором пребывала сейчас ее душа. Он прижался губами к ее лбу и долго сидел рядом, не решаясь вытащить ладонь из-под ее головы, чтобы резким движением не потревожить ее покой.
Бережно поднял он Каролину, отнес к лошадям. Он посадил ее рядом с собой в седло, левой рукой нежно прижимая ее к себе, а правой – держась за повод.
– Спи, любимая, – прошептал он. – Я с тобой. Я отвезу тебя домой.
Небо потемнело, лишь бледная узкая полоска на западе излучала слабый свет. Он был такой призрачный, словно исходил не от горячего светила, а из-под земли.
Всадник медленно ехал по дороге, словно впереди у него была бесконечность. Он нежно прижимал к себе женщину, иногда что-то шепча ей на ухо. Ее темные волосы падали ему на плечо.
Волнующиеся поля, простирающиеся до самых кованых железных ворот, ведущих в парк Розамбу, еще напоминали о недавнем ненастье. Ворота были распахнуты. Их уже давно ждали. Тускло поблескивала покрытая щебнем дорога. В зеленоватой глубине парка светилось зеркало пруда, рядом виднелся турецкий павильон с острыми минаретами. В тишине слышалось журчание воды – никогда не прекращающиеся звуки, тоже напоминавшие о вечности. Герцог въехал на широкую аллею, окруженную розовыми кустами. По обе стороны стояли каменные скамьи, рядом с которыми высились мраморные боги и нимфы. Их постаменты утопали в бархатистой, коротко подстриженной траве. Печаль царила надо всем.
– Розамбу, – прошептал мужчина женщине, так тяжко давившей на его грудь.
Но он не думал об этом, он ждал лишь того момента, когда она откроет глаза и узнает его.
Во дворе замка горели фонари. В канделябрах по обе стороны широкой лестницы сияли свечи. Окна приветливо светились. Вся прислуга выстроилась у лестницы. Мужчины были в белых рубахах и праздничных ливреях. Женщины щеголяли в платьях с туго накрахмаленными белыми воротниками и манжетами. Многие держали в руках цветы.
Через двор большими шагами спешил Симон.
Внезапно он остановился и застыл, не сводя глаз с пары на лошади, тесно прижавшейся друг к другу. Его глаза наполнились слезами.
Замерев в испуганном молчании, слуги смотрели на мужчину, медленно поднимавшегося по лестнице. Он бережно нес на руках женщину. В зале горела огромная хрустальная люстра, отбрасывая на стены яркие блики. В массивных канделябрах празднично сияли высокие позолоченные свечи.
Герцог поднялся по лестнице, прошел по галерее.
Дверь в покои Каролины была открыта. В салоне был накрыт стол. Хрусталь, серебро, розы. Сквозь распахнутые окна сюда доносились свежесть воздуха и аромат трав, которые бывают только после сильной грозы. Занавеси медленно колыхались. В спальне горел только один светильник, создавая уютный полумрак.
Жиль осторожно положил ее на постель, бережно снял сапоги с ее усталых ног, расстегнул жакет. И ощутил нежный, дурманящий аромат ее кожи.
Ее руки казались еще более загорелыми на фоне белого шелка. На левой руке уже запекся длинный кровавый след. На указательном пальце, через который молния прошила ее тело, остался темный след ожога.
Нет, это не кровь! Это сладкий густой сок ежевики засох на коже! Он взял ее руку, прижался к ней губами, поцеловал эти пальцы, совсем недавно кормившие его ягодами и еще сохранившие их теплый аромат.
Но на губах его остался только горький привкус фосфора и серы. Ему больше не уклониться, не спрятаться от правды. Он пережил все снова. Они у мельницы. Она убегает от него в своем новом ярком костюме. Она стоит на самом верху платформы. За ней – черная башня мельницы. Испуганное ржание лошадей. Черная кобыла, взвившаяся на дыбы, как призрак на фоне темного неба. И внезапно вся картина освещается яркой вспышкой. Над Каролиной сверкает молния.
Жиль снова и снова целовал ее руку. Если ее сердце перестало биться, почему же живет и бьется его?
Он накрыл Каролину шелковым покрывалом, поднялся и подошел к столу, на котором стоял подсвечник. Он расстегнул бархатный камзол, рубашку, развязал шелковый галстук. Потом снял с груди кожаный мешочек.
Одно мгновение он сжимал его в руке, не в силах решиться, потом развязал и вытащил оттуда кусок пурпурного шелка. Сегодня утром он в последний раз смотрел на этот бриллиант. Тот лежал перед ним, ясный, прозрачный, сияющий вечным, неугасимым светом.
Он положил сверток на деревянный стол и развернул его.
На пурпурном шелке лежала горстка серого пепла.


Ключевые теги: Сандра Паретти


 
{back-link}
{next-link}
Другие романы

Джудит Макнот. Раз и навсегда
Название: Раз и навсегда Автор: Джудит Макнот Аннотация:О Джейсоне Филдинге шла дурная слава – он был привлекателен, как грех, и казался столь же порочным. Мало кто знал, какая рана кровоточила в душе этого зеленоглазого аристократа. Лишь одной женщине удалось коснуться сердца Джейсона – хрупкой и прелестной Виктории, юной девушке, только-только делающей первые шаги в жестоком мире лондонского высшего света. Но призраки прошлого возвращаются, чтобы разрушить счастье настоящего…
Джули Беннет. Соблазнение Саманты
Название: Соблазнение Саманты Автор: Джули Беннет Аннотация:Решив любой ценой вернуть свою собственность, которой обманным путем завладел влиятельный конкурент, Брейди Стоун соблазняет дочь нечистого на руку бизнесмена, чтобы таким образом наказать его за подлый поступок. Саманта Донован, не подозревая об этом, открывает ему навстречу свое сердце…
Дмитрий Самойлов. Художник. Сборник произведений
Название: Художник. Сборник произведений Автор: Дмитрий Самойлов Аннотация:В сборник вошли рассказы автора на разные темы и повесть о непростой любовной истории молодого художника и влиятельной дамы.
Наталья Мазуркевич. Суровые будни невесты императора
Название: Суровые будни невесты императора Автор: Наталья Мазуркевич Аннотация:Папа – демон, да не из последних, жених – император, сестра бывшая принцесса, а бабушка – так и вовсе богиня. И не сиделось Сайлейн в этом прекрасном обществе, захотелось обычной жизни. Уроков сложных и наставников злобных. Уговорила семью и ушла учиться. Вот только обычная жизнь – она для обычных людей и нелюдей, а для будущей императрицы правила совсем другие. И пришлось Сайлейн носиться по континенту, с родственниками знакомиться да за любовь бороться. И нужна была ей эта жизнь обычная? Конечно!
Кэтти Уильямс. В любви как на войне
Название: В любви как на войне Автор: Кэтти Уильямс Аннотация:Много лет Анджело ди Капуа жил с мыслью, что возлюбленная Рози предала его. Но он так и не смог перестать желать ее. Боль и страсть слились воедино в его сердце, и Анджело понимает, что не успокоится, пока не отомстит…
Диана Машкова. Парижский шлейф
Название: Парижский шлейф Автор: Диана Машкова Аннотация:Жестоко наказала судьба красавицу Настю за доверчивость и наивность: вместо обеспеченной, счастливой жизни – унижения и одиночество, вместо любви – преданные, поруганные чувства. Никто не подаст ей руки, чтобы поднять с колен, однако Настя не из тех, кто сдается. Но сможет ли месть, которая стала целью жизни, заменить счастье? И как поступит ныне успешная, состоятельная леди, когда в ее дверь однажды постучится прошлое?
Vitaly Mushkin. Lesbianas. Pornograf?a amateur
Название: Lesbianas. Pornograf?a amateur Автор: Vitaly Mushkin Аннотация:Una pareja joven llega a conocer el teatro con una mujer madura y experimentada que les ofrece una fecha de amor para una recompensa. Se re?nen tres veces y despu?s de esto los caminos de los j?venes divergen. Denis y Anna lo ver?n s?lo en seis meses.
Наталья Медведская. Второй шанс
Название: Второй шанс Автор: Наталья Медведская Аннотация:В книгу "Второй шанс" вошли две повести: "Прикосновение ангела" – Саша Кручинина подчинилась родителям и порвала с любимым. Поступила так, как хотели они: вышла замуж за обеспеченного, нужного человека, пошла учиться в институт, выбранный матерью. Теперь у неё замечательный дом, хорошо оплачиваемая работа, любящий муж, нет только счастья. Жизнь отомстила за её покорность мертвящей скукой и неизбывной тоской по прошлому. Саша чувствует себя пустой оболочкой без души. Однажды она открыла альбом со старыми фотографиями – это, а ещё странная картина, подаренная единственным близким человеком художником Никитой, перевернули всю её спокойную жизнь. Сможет ли Саша прервать анабиоз наяву и воспользоваться волшебным переходом в таинственный мир. "Второй шанс" – Иванна не сразу осознала: мечта выйти замуж и жить в городе, не сделала её счастливой. Измена мужа, как ни странно, пом ...
Нора Робертс. Лик Огня
Название: Лик Огня Автор: Нора Робертс Аннотация:Майя Девлин хорошо понимает, что значит любить всем сердцем, а потом узнать, что возлюбленный тебя бросил. Много лет назад они с Сэмом Логаном испытывали взаимные чувства. Но когда однажды Сэм бежал с острова Три Сестры, оставив Майе горькие воспоминания, она решила жить без любви… Сэм, ставший новым владельцем единственной гостиницы острова, возвращается с надеждой вновь завоевать любовь Майи. Столкнувшись с ледяным равнодушием, он чувствует себя сбитым с толку. Разгневанная и обиженная Майя отказывается признать, что любовь еще живет в ее сердце. Но ей понадобятся помощь и магическая сила Логана, чтобы противостоять великой опасности, грозящей острову. Срок трехсотлетнего проклятия подходит к концу. Они должны сделать шаг навстречу судьбе и вступить в битву с тьмой плечом к плечу…
Екатерина Каблукова. Выйти замуж за некроманта
Название: Выйти замуж за некроманта Автор: Екатерина Каблукова Аннотация:Что делать, если брат казнен по обвинению в заговоре, земли конфискованы, а ты оказалась под домашним арестом? Разумеется, только выйти замуж! Да не за кого-нибудь, а за самого начальника Тайной канцелярии. И пускай теперь враги шипят по углам, ты знаешь, что муж сможет защитить тебя от королевского гнева! Но сможешь ли ты защитить свое сердце?

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

 



Навигация по сайту
Вход на сайт
Привет, {$member_id['name']}! HTML; } else { $login_panel = <<
Логин 
Пароль 
 
HTML; } ?>
Поиск по сайту

Информация
Здравствуйте, уважаемые посетители онлайн библиотеки любовного романа Love-Library.Ru!

Со страниц нашей библиотеки Вы можете абсолютно бесплатно скачать произведения зарубежных и отечественных авторов жанра "Любовный роман".

Все книги, представленные на нашем сайте, были найдены в свободном доступе в Интернет, и предоставлены исключительно для ознакомительных целей. Авторские права на книги принадлежат авторам книг!

Помните, что качественные бумажные и электронные книги Вы можете приобрести в книжных магазинах и специализированных электронных библиотеках.

Приятного Вам чтения!
Ищу книгу!
Несмотря на то, что наша библиотека каждый день пополняется новыми романами, может случится так, что нужного именно Вам издания у нас нет.

В этом случае Вы можете оставить заявку, и, если данную книгу возможно найти в Интернете, то мы ее обязательно добавим.

Для того, чтобы оставить заявку Вам необходимо просто написать комментарий к этой новости.
Облако тегов
Алина Знаменская, Андреа Кейн, Анна Дубчак, Барбара Картленд, Бертрис Смолл, Виктория Шарп, Дженнифер Блейк, Джо Беверли, Джоанна Линдсей, Джоу Энн Росс, Джудит Макнот, Джулия Берд, Джулия Гарвуд, Донна Валентино, Жаклин Рединг, Жюльетта Бенцони, Ирен Беллоу, Карен Робардс, Кэтрин Коултер, Ли Гринвуд, Лиз Карлайл, Мэри Бэлоу, Мэрилайл Роджерс, Мэхелия Айзекс, Наталья Перфилова, Нэн Райан, Ольга Егорова, Патриция Поттер, Патриция Райс, Пенелопа Уильямсон, Салли Боумен, Симона Вилар, Сьюзен Нэпьер, Сюзанна Форстер, Черил Энн Портер, Шарлотта Лэм, Элизабет Адлер, Элизабет Лоуэлл, Элизабет Торнтон, Эми Фетцер

Показать все теги

Партнеры сайта


Главная страница | Регистрация | Статистика | Обратная связь | RSS Copyright © 2010-2014 Love-Library.Ru - Онлайн библиотека любовного романа