{forumStyle}
Случайный роман
Самые посещаемые
Новые романы
Людмила Волок. Секс, любовь и одиночество
Название: Секс, любовь и одиночество Автор: Людмила Волок Аннотация:У Виктории, хозяйки са ...
Валентина Михайленко. На лезі радості
Название: На лезі радості Автор: Валентина Михайленко Аннотация:Події відбуваються на межі ...
Дарья Берёзко. Ворон, Волк и Чёрная Крыса
Название: Ворон, Волк и Чёрная Крыса Автор: Дарья Берёзко Аннотация:Лин – потомственная ве ...
Лилия Подгайская. Майский день под Будапештом
Название: Майский день под Будапештом Автор: Лилия Подгайская Аннотация:Этот майский день ...
Елена Саринова. Ключ для хранителя
Название: Ключ для хранителя Автор: Елена Саринова Аннотация:Древние замки, магические куп ...

Самые обсуждаемые
Элизабет Торнтон. Брачная ловушка
Название: Брачная ловушка / The Marriage Trap Автор: Элизабет Торнтон / Elizabeth Thornton Аннотация: Герой битвы при Ватерлоо и знаменитый дуэлян ...
Ирина Мазаева. Тетрис с холостяками
Название: Тетрис с холостяками Автор: Ирина Мазаева Аннотация: Женщина бежит, мужчина ее догоняет – вот старый проверенный способ благополучно дом ...
Элизабет Адлер. Богатые наследуют. Книга 2
Название: Богатые наследуют. Книга 2 / The Rich Shall Inherit Автор: Элизабет Адлер / Elizabeth Adler Аннотация: В этой книге читатель найдет окон ...
Мэхелия Айзекс. Хижина в раю
Название: Хижина в раю Автор: Мэхелия Айзекс Аннотация: Четыре долгих года Родриго Маркес ждал, чтобы отомстить молодой очаровательной англичанке, ...
Тереза Вейр. Лики зла
Название: Лики зла Автор: Тереза Вейр / Theresa Weir Аннотация: Когда Ларк случайно нашла в пруду труп убитой женщины, она еще не догадывалась, чт ...

Самые скачиваемые
{top_downloads}
Счетчики сайта


Партнеры сайта


Любовные романы и книги о любви
 
Исторические любовные романы
Остросюжетные любовные романы  
 
Современные любовные романы
Фантастические любовные романы  
 
Эротика
Короткие любовные романы  
Аудиокниги о любви
ФОРУМ о любви NEW!
Авторы
А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | X | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я
Список всех авторов на сайте

Конни Мэйсон. Невеста Льва     Исторические любовные романы
Конни Мэйсон. Невеста Льва


Название: Невеста Льва / The Lion's Bride

Автор: Конни Мэйсон / Connie Mason

Аннотация: Лорд Лайон по прозвищу Нормандский Лев не однажды спасал жизнь своего короля Вильгельма Завоевателя и не боялся ни стрелы, ни меча, ни яда.
Возможно ли, чтобы этот могучий воин устрашился слабой женщины, с которой обвенчан перед Богом и людьми?
Да, потому что надменная саксонка Ариана воспринимает мужчину, владеющего ее землями, лишь как врага.
И чем большее наслаждение получает она на брачном ложе ночами, тем сильнее ненавидит собственную слабость днем!
Лайон устал от такого раздвоения.
Он заставит Ариану признать свои чувства и стать ему настоящей женой, - а иначе гордому рыцарю просто незачем жить!..

Скачать бесплатно

Вы не можете скачивать файлы с нашего сервера



Читать книгу "Невеста Льва" онлайн:


Конни Мэйсон

Невеста Льва



ПРОЛОГ

Нортумбрия, Англия, 1067 год.
Зловещие кровавые пальцы появились на темном небе, предвещая новый день и новые беды. Ариана содрогнулась: картина уже являлась к ней в видениях. Даже если не прибудет посланник Вильгельма Завоевателя, она знает, чего ждать.
Девушка стояла на парапете замка (он достался ей от отца) — изящная маленькая фигурка на фоне багрового неба. Умный человек, способный предвидеть будущее, Найл Крэгмир возвел замок во французском стиле: со множеством внутренних переходов и галерей. Это выгодно отличало его от устремленных ввысь каменных башен замков английских баронов. Такая конструкция имела явные преимущества перед другими крепостями, расположенными на пограничных землях Нортумбрии. Время было смутное, неспокойное. Ариана вглядывалась в зловещую багряную даль, а сердце замирало от предчувствия неминуемой беды. Получив известие о гибели отца и трех братьев, сложивших головы в битве при Гастингсе, она поняла, что этот день придет. Одержав победу, Вильгельм, не теряя времени, отобрал замки и земли у саксонских баронов. Он подарил их норманнским рыцарям, сражавшимся на его стороне. До последнего времени его жадные руки не касались Нортумбрии, но теперь Проклятый Завоеватель добрался и до северных владений.
— Он приближается! Норманнский Лев приближается! — раздался встревоженный голос Кина, сенешаля Арианы, находившегося неподалеку от хозяйки.
Девушка, вздрогнув, резко повернулась, и водопад пепельно-серебристых волос заструился по плечам. Прищурив зеленые глаза, она разглядывала ненавистного посланника, появившегося из багровой зари. Он, сидя верхом на огромном черном жеребце, приближался к замершему в ожидании неминуемой беды Крэгмиру, словно слуга дьявола. Внезапно небо разверзлось, и первый луч солнца упал на его бронзовый шлем. Яркое сияние едва не ослепило девушку. — Смотрите, он привел с собой целое войско.
Ариана нахмурилась. Ее верный сенешаль нисколько не преувеличивал: за Лайоном скакало множество рыцарей и наемников, облаченных в боевые доспехи. Солнечный луч, игравший на металле, больно резал глаза. Девушка подавила возглас негодования, и спазм сдавил горло. Неужели он действительно считает, что четырнадцатилетняя хозяйка Крэгмира способна оказать достойное сопротивление?
С лихорадочно бьющимся сердцем она наблюдала за приближением этого свирепого воина, которого так высоко ценил Завоеватель. Разве кому-нибудь другому отдал бы Вильгельм одно из богатейших поместий в этих краях? Бронзовый шлем скрывал лицо рыцаря, на кожаную рубашку была надета длинная кольчуга. В левой руке мужчина держал овальный стальной щит, такой тяжелый и громоздкий, что воин попытался облегчить его, привязав к нему кожаный ремень и перекинув его через плечо. Из сумки, притороченной к седлу, торчала пара семифутовых копий со стальными наконечниками. В правой руке рыцаря находился большой обоюдоострый меч, та кой огромный и тяжелый, что только очень сильный человек мог удержать его. В демонстрации силы в любом случае не было необходимости.
— Он сеет страх, не так ли, миледи? — Ариана вздрогнула от неожиданности, когда колдунья Надия внезапно выросла за ее спиной. — Говорят, он такой же незаконнорожденный, как и его хозяин Вильгельм. Несмотря на молодость — ему только двадцать два года, — Лайон так же искусен на поле брани, как и Вильгельм Завоеватель, и так же храбр. Когда ему было восемнадцать лет, он спас жизнь королю. Норманнский Лев заслужил свой титул беззаветной храбростью и отвагой, чем немногие при дворе Завоевателя могут похвастаться.
— Очень жаль, что его не убили в бою, — печально проговорила Ариана. — Крэгмир мой, и Вильгельм не имеет права отбирать его у меня и отдавать кому бы то ни было.
— Ты еще ребенок и не можешь как следует защитить замок от северных соседей. Король Шотландии уже давно положил глаз на Нортумбрию. У Малькольма не дрогнет рука взять Крэгмир силой у беззащитной девочки.
Ариана подозрительно взглянула на колдунью:
— На чьей ты стороне, Надия? И что ты делаешь здесь? Я что-то не припомню, чтобы посылала за тобой в твою лесную лачугу. Возможно, великий лорд Лайон Норманнский не потерпит, чтобы в его новых владениях жила колдунья.
Девушка не хотела обидеть старушку, но взять слова обратно уже не могла. Ей давно было известно о связи Надии с потусторонними силами. Колдунья жила в лесу и беспрепятственно проходила через ворота замка. Женщины постоянно просили у нее совета, если не могли понести и если, наоборот, возникала угроза появления нежеланного ребенка. Надия много знала о белой и черной магии. Поговаривали, что она могла наслать проклятия, повергавшие людей в вечное забвение.
Ариана прекрасно понимала, что слухи сильно преувеличены, но уже давно стала уважать старую женщину за знание трав. Ее мастерство и глубокие познания в знахарстве спасли не одну жизнь. Девушка научилась от Надии многому. Колдунья входила в число тех немногих, кто знал об особом даре хозяйки Крэгмира — видеть знамения.
С раннего детства проявились способности Арианы, и она тщательно их скрывала по понятным причинам. Об этом знали мать и Надия. Матушка перед смертью советовала дочери никому не говорить о своем даре, ибо злые языки всегда могут назвать ее ведьмой, и Ариана навсегда запомнила слова матери.
— Великий лорд Лайон Норманнский никого не боится, в том числе и колдунью из Крэгмира, — возразила Надия. — Нет, Ариана, я здесь затем, чтобы защитить тебя от огромного зверя. Посмотри сама, — женщина костлявым пальцем указала на быстро приближающегося всадника в сверкающих доспехах. — Недаром его прозвали Львом, разве нет?
Владелица замка смотрела на воина с возрастающим отчаянием. Ему действительно дали очень удачное прозвище: он напоминал хищника. Лайон гордо восседал в седле, глядя на окружающих с нескрываемым презрением, словно царь зверей. Шлем закрывал его лицо, скорее всего свирепое и испещренное шрамами, полученными в сражениях.
Лайон Норманнский подъехал к воротам Крэгмира и остановился, одобрительно осматривая крепость, теперь принадлежащую ему. Замок, построенный на холме, был окружен со всех сторон рвом, наполненным водой. В Нормандии такие укрепления строились уже давно, а вот для Англии они большая редкость. Если бы он не спас жизнь Вильгельму Завоевателю в одной из битв при Мейне, такого щедрого подарка не видать бы ему никогда в жизни. Являясь незаконнорожденным, Лайон и мечтать не мог о женитьбе на богатой наследнице, не говоря уже о владении роскошным замком. Пятно незаконнорожденности наложило свой отпечаток на жизнь и характер этого человека, наполнило его душу печалью и ожесточило сердце.
Окинув замок взглядом, Лайон понял, что он очень хорошо укреплен и защищен от нападения мародеров с севера. Крэгмир располагался в обширной долине, по которой протекала река Хамбер. В главную башню можно было попасть только через подъемный мост, внизу находились башни поменьше с узкими бойницами. Рыцарь с удовлетворением подумал, что замок практически неприступен для нападавших. Любимцу Завоевателя уже довелось проехать через деревни, принадлежащие хозяйке Крэгмира. Народ, живущий в них, явно не бедствовал. Лайон, подняв голову, прищурился: с парапета главной башни на него смотрела девушка с печальным бледным лицом. Мужчина медленно наклонил голову, приветствуя хозяйку и сдерживая норовистого коня. Через мгновение девушка уже исчезла. Натянув поводья, норманн повернул скакуна к подъемному мосту и, сняв шлем, стал ждать, когда тот опустят.
Солнце, отражаясь от бронзового шлема, играло в его иссиня-черных волосах и слепило глаза.
Кин, сенешаль Арианы, повернувшись к хозяйке, вопросительно поднял брови: — Миледи?
— Да, — поморщившись, печально проговорила девушка, — опустите подъемный мост. Я спущусь вниз, чтобы поприветствовать нового лорда Крэгмира, хотя я предпочла бы вонзить кинжал в его сердце.
— Берегись, Ариана, берегись, — проскрежетала Надия, и в ее голосе слышалась мудрость веков. — Лайон вовсе не такой, как твои отец и братья, любившие и уважавшие тебя. Он — преданный друг Завоевателя, никогда не забывай об этом. И он всегда и во всем будет повиноваться Вильгельму. Не перечь ему и не зли его.
— Я сделаю то, что должна, — твердо сказала Ариана с мудростью, не свойственной ее юным годам. — Я оставлю Крэгмир и отправлюсь к своему нареченному, Эдрику Блэкхиту.
Стоя во внутреннем дворе замка, девушка застыла в ожидании. Стук копыт жеребца по подъемному мосту болезненным эхом отдавался в ее мозгу. Наконец вороной остановился перед ней. Всадник спешился, положил щит на седло, а огромный меч вложил в ножны, привязанные к седлу. Он поклонился с насмешливой серьезностью, стараясь скрыть, какое впечатление произвела на него хрупкая, совсем еще юная владелица замка. Вильгельм не предупредил его о том, что богатая наследница так молода.
Мужчина, прокашлявшись, заговорил по-английски с сильным акцентом, но все же понятно:
— Я слышал о вашей молодости, миледи, но я никак не ожидал увидеть дитя, едва-едва выросшее из пеленок.
— Я достаточно взрослая, чтобы распознать врага, лорд Лайон, — парировала девушка. — Вы явились, чтобы отобрать мои владения.
Норманн не отрывал взгляда от хозяйки Крэгмира, угадав, что в будущем эта малютка станет прекрасной женщиной с твердым характером. Уже сейчас она полна задора и огня. Да, однажды эта хрупкая девушка превратится в самую красивую женщину Англии и Нормандии. Сейчас же перед ним стояла девочка, совсем еще ребенок, чьи зеленые глаза горели нескрываемой ненавистью.
— Нет, миледи, я не враг и не захватчик. Я пришел, чтобы защитить ваши владения от врагов. И сейчас, когда я говорю, на границе собираются шотландцы. Они готовятся напасть на Крэгмир. Король Вильгельм очень мудр. Он прекрасно понимает, что такая юная и хрупкая девушка не в силах защитить такое богатое поместье. Король, славящийся своей щедростью, подарил мне Крэгмир и поручил мне его защиту. Для меня это великая честь.
— Норманны убили моего отца и моих братьев, — резко заговорила Ариана. — Завоеватель — ваш король и повелитель, но никак не мой. А теперь прошу вас сообщить мне, что он собирается делать со мной. Выгонит меня из замка и заставит жить со слугами?
— Берегись, маленькая Ариана, — предостерегающе заскрежетала Надия, будто из-под земли выросшая около девушки, — иначе очень скоро поймешь, что попалась в ловушку.
Хозяйка Крэгмира пропустила ее слова мимо ушей. Она не отрывала глаз от Лайона. Ее слишком огорчило то, что она может лишиться дома, и поэтому Ариана не обратила внимания на то, как красив стоящий перед ней мужчина. Темноволосый, как ночь, голубоглазый, как безоблачное небо. Черты его лица отличались классической красотой и строгостью. Годы постоянного участия в сражениях стерли юношескую мягкость, а позорный ярлык незаконнорожденного научил постоянно быть готовым отстаивать свою честь, поэтому ему приходилось совершенствовать искусство владения мечом.
— Ваш язычок слишком остер для особы столь юного возраста, миледи. Многие сложили головы в сражении при Гастингсе. Думаете, Вильгельм не скорбит обо всех погибших?
Ариана бросила на него полный презрения взгляд.
— Вильгельм — лишенный прав норманнский зверь, а вы его выкормыш.
Ее хлесткие слова обожгли Лайона, словно удар плетью. Знай девушка о вспыльчивом характере собеседника, она не посмела бы так говорить. И не будь Ариана так молода, она давно бы лежала бездыханная на земле столь почитаемых ею предков. Немногие из мужчин могли похвастаться, что разговаривали с Лайоном в подобном тоне. Не ответив на дерзкие слова, рыцарь повернулся к своему помощнику.
— Где святой отец? Пошлите за ним немедленно!
Бельтан Отважный, вассал Лайона, красивый юноша, тут же повернул коня и поскакал на поиски священника, сопровождавшего их в пути из Лондона.
— Если вам нужен святой отец, то совсем необязательно посылать за ним. У нас в Крэгмире есть свой, — вмешалась Ариана. — Я приглашу его.
— Нет, миледи. Вильгельм специально послал своего священника ради такого торжественного случая.
Нехорошее предчувствие охватило девушку. По спине побежали мурашки, в лицо пахнуло ледяным холодом, а сердце сжало тисками.
— Ради какого торжественного случая?
— Нашего венчания, леди Ариана, — дерзко ответил Лайон.
Девушка от неожиданности на мгновение лишилась дара речи. Посланник Вильгельма ничего не сказал ни о помолвке, ни о свадьбе, а лишь сообщил, что Крэгмир отдается Лайону Норманнскому, его правой руке, в награду за верную службу. От него же она узнала и о скором прибытии нового хозяина.
— Нет, ведь я уже помолвлена с Эдриком Блэкхитом, и мы поженимся, когда мне исполнится шестнадцать лет.
— Вильгельм решил расторгнуть вашу помолвку и отдать вас мне, хотя, честно говоря, мне не нужна жена ни сейчас, ни потом. Но король желает нашего союза, поэтому мы поженимся.
Кровь отлила от и без того бледного лица Арианы.
— Нет!
Она хотела крикнуть, но из горла вырвался лишь сдавленный хрип. Всю свою сознательную жизнь девушка считала себя невестой и представляла себя женой Эдрика, и это согревало ей душу. Блэкхит — чудесный юноша, хороший друг, и, без сомнения, он будет прекрасным спутником жизни.
— Я хочу выйти замуж за лорда Эдрика, ставшего владельцем замка Блэкхит после смерти отца при Гастингсе.
— Эдрик присягнул на верность Вильгельму, — произнес Лайон, удивляясь, почему так больно кольнуло сердце, когда он увидел, какое горе причинили этой хрупкой девушке его слова. В ее спокойную жизнь вмешался Завоеватель и круто изменил ее. — Он не осмелится перечить Вильгельму, но в этом нет его вины: немногие на это решатся. В награду за смирение король оставил за Эдриком принадлежащие ему земли.
Реакция Арианы удивила мужчину. Неужели эта не по годам умная девочка не понимает, что богатая наследница становится послушным орудием в руках короля, который в политических целях заменяет благородных владельцев-саксонцев верными ему норманнами? Ей еще повезло, ведь Вильгельму могла прийти в голову мысль отдать ее в жены старику, закаленному в битвах и огрубевшему, который неизвестно как будет с ней обращаться. Если же он станет ее мужем, то девушка сможет жить так, как пожелает, ибо служба королю требует его постоянного присутствия при дворе. Дома Лайон будет только наездами, а значит, не успеет отравить жизнь жене.
— Эдрик не сказал ни слова, узнав о решении короля.
В зеленых глазах Арианы появилось недоверие.
— Вы лжете!
— Нет. Лорд Эдрик присягнул на верность Вильгельму, и это правда. Так где же святой отец?
— Здесь, милорд. Вы уже говорили с девушкой? Она согласна стать вашей женой?
Облаченный в коричневую сутану священник искоса взглянул на Ариану, и глубокая складка залегла между его бровей при виде несчастной невесты.
— У нее нет выбора, святой отец. Мы обвенчаемся в часовне через час.
Ариана пришла в себя.
— Нет!
— Да. Через час.
Пришпорив коня, Лайон направился в башню, приказав сенешалю показать ему спальню. Люди торопливо уступали рыцарю дорогу, не имея мужества бросить вызов Норманнскому Льву.
— Что же мне делать, Надия? — срывающимся голосом спросила девушка, с отчаянием глядя, как Лайон въезжает в башню.
Когда на свой вопрос она не услышала ответа, Ариана повернулась и застыла в изумлении. Она увидела, что колдунья вошла в транс. Спустя некоторое время Надия открыла глаза и заговорила бесцветным, лишенным всякого выражения, будто идущим из другого мира голосом:
— Берегись зверя, Ариана. Если ты его укротишь, ты должна опасаться своего сердца. Тебя ждут черные дни и годы, но ты все же должна выйти за него замуж. Твое будущее в Лайоне и с Лайоном.
Приглушенный крик сорвался с губ девушки, и она, бледная от испуга и близкая к помешательству, нетвердым шагом последовала за норманном навстречу своей судьбе.
Свадебный обряд был формальным. Когда Ариана отказалась произнести клятву верности мужу, за нее это сделал Лайон. Вильгельм приказал ей выйти замуж за Норманнского Льва, а Вильгельм — король, в чьей власти не только судьбы отдельных людей, но и всей страны. Девушка выразила свой протест тем, что явилась на церемонию в изорванном платье и видавшей виды накидке.
Норманн также не потрудился переодеться для свадебного обряда, сняв лишь тяжелую кольчугу для удобства. Казалось удивительным, что кожаная рубашка не лопнула по швам на его могучей груди и широких плечах. Шаг был настолько широк, что рубашку, спускавшуюся ниже талии, пришлось распороть по бокам. Узкие штаны из плотной шерсти обтягивали мускулистые бедра, сильные ноги были обуты в высокие сапоги до колен. Короткий плащ из черной шерсти Лайон так закрепил необычной золотой брошью, украшенной драгоценными камнями, что руки остались открытыми. Талию перехватывал широкий кожаный ремень, за который рыцарь заткнул кинжал из великолепной стали с изогнутым лезвием и усыпанной драгоценными камнями рукояткой. Кинжал и брошь являлись единственными украшениями Лайона, и подарил их ему Вильгельм.
После того как священник провозгласил их мужем и женой, воин повернулся к Ариане и слегка поклонился.
— Дело сделано, миледи. — Он протянул ей руку. — Я проведу вас в ваши покои.
Надия, до сих пор безмолвной тенью стоявшая в углу, преградила путь рыцарю:
— Нет, милорд, вы пока не можете выполнить свой супружеский долг. Это будет неблагородно и неразумно. Девушка медленно развивается физически и еще не готова родить. Вы не можете пока получить наследника.
Ариане показалось, что под ней разверзлась земля и она устремилась прямо в преисподнюю. Краска смущения залила лицо девушки, и оно стало пунцовым.
Лайон с отвращением, смешанным с негодованием, взглянул на сморщенную старуху.
— Ты что же думаешь, что я лягу в постель с ребенком? Нет, проклятая ведьма, я лишь отведу миледи в ее комнату, чтобы она смогла собрать свои вещи.
— Собрать вещи? — Мозг Арианы лихорадочно заработал. — Куда мы едем?
— Я должен немедленно возвращаться в Лондон. Вильгельм скоро отправляется в Нормандию, чтобы забрать жену и детей, а я должен сопровождать его. Вы же, миледи, поедете в аббатство Сент-Клер, где сестры научат вас послушанию и смирению. Там вы будете в безопасности.
— Нет! — голос девушки дрожал от горя. — Я не могу стать монашкой, не могу надеть клобук. Я же умру от скуки! Я хочу остаться в Крэгмире и следить за замком в ваше отсутствие.
— Я оставлю своего человека, сэра Гая, который станет управлять поместьем, пока я буду отсутствовать, и достаточно рыцарей, чтобы защитить замок от нападения. Я уже говорил с вашим сенешалем, и он обещал мне, что все пойдет по-старому, как и прежде. Когда же я, правая рука Вильгельма, стану не нужен ему, я вернусь и займу свое место владельца Крэгмира.
— А я?
Норманн взглянул на девушку:
— Когда-нибудь мне понадобится жена, но пока вы будете жить в монастыре.
Ариана повернулась к Лайону и устремила на него взгляд, полный ярости:
— Норманнский выродок! Мясник! Я лучше умру в монастыре, чем стану вашей женой!
Тряхнув копной пепельно-серебристых волос, девушка прошла мимо рыцаря и поднялась по узкой каменной лестнице, ведущей в ее опочивальню в северной башне. Голубые глаза Лайона задумчиво следили за хрупкой фигуркой. Когда-нибудь это маленькое злобное создание превратится в горячую женщину, сгорающую от любви. Рыцарь надеялся, что именно ему предстоит удовлетворить ее бешеную страсть.
Подумав о другом мужчине, который может завладеть его женой, норманн ощутил укол ревности. Чувство собственника, доселе незнакомое ему, охватило его. Лайон страстно захотел, чтобы время ускорило свой бег и чтобы поскорее пришел день, когда его юная невинная жена созреет и подарит ему счастье.

ГЛАВА 1

Башня Вильгельма Завоевателя, Лондон, 1072 год.
Вильгельм Завоеватель выстроил эту башню сразу же после победоносного вступления в Лондон в 1066 году. Сделанная из бревен, она высилась на юго-востоке старого римского вала и служила для наблюдения за Темзой и городом, а также и за его населением.
Норманнский Лев следил, как Завоеватель постукивал пальцами по столу. Он делал так только тогда, когда был очень сильно чем-то раздражен. Лайон никак не мог понять, зачем его пригласили ко двору, ведь не для развлечений же. Очевидно, его люди нужны для подавления восстания. Вильгельм молниеносно усмирил бунт, начавшийся с нападения на гарнизон в Йорке и убийства трех тысяч норманнов, разгромив саксов на западе и юго-западе Англии. Король стремительно вошел в Йорк, уничтожил войско неприятеля и опустошил богатый край вплоть до Тиса.
Как всегда в сражениях, Лайон скакал по правую руку Вильгельма, мастерски орудуя мечом. Когда восстание было подавлено, Завоеватель обратил свое внимание на замки и их защиту от нападения, однако его любимец продолжал подавлять бунты, наказывать виновных, действуя от имени короля.
Наконец Вильгельм перестал барабанить пальцами по столу, поднял голову и, узнав рыцаря, знаком пригласил его подойти:
— Настало время Льву возвращаться в свое логово. Мне ты нужен в Крэгмире. Мои верные люди донесли, что король Шотландии Малькольм вступил в сговор с недовольными саксонскими баронами. Он, как всегда, алчен и стремится расширить свои владения, отхватив громадный кус от Англии. Самое страшное, что внутри королевства есть предатели, действующие с ним заодно.
Лайон задумчиво смотрел на Вильгельма.
Король не позволял себе расслабиться, прекрасно понимая, что его армия находится на чужой земле, окруженная враждебно настроенными людьми. Держать их в повиновении оказалось нелегко, поэтому приходилось возводить замки на пограничных землях. Саксы сопротивлялись до последнего.
— Вы хотите отправить меня в Крэгмир? Разве вам больше не нужны моя верная рука и мой острый меч?
— Я знаю, где найти твою верную руку и твой острый меч. Нет, Лайон, ты принесешь больше пользы в Крэгмире. На этот раз тебе предстоит дать жизнь наследнику, чтобы он навечно закрепил за собой Нортумбрию, когда мы уйдем в мир иной. Видел ли ты свою жену с тех пор, как отправил ее в монастырь? Спрашивал ли о ней?
— Нет, — отозвался рыцарь, тут же вспомнив упрямую, своенравную девочку, на которой ему велел жениться король. — Вы даровали мне богатые земли, но дали в жены дитя. Я не ложусь в постель с младенцами. — Я и сам не знал, что наследница Крэгмира так молода. Но иногда мужчины женятся и на более молодых девушках.
— Но не я. Я предпочитаю спать с женщинами, знающими толк в любовных утехах.
— С такими, как леди Забрина? Все, хватит попусту тратить семя на любовниц, пора подумать о наследнике. Ни один из незаконнорожденных не имеет права наследовать, а ты сам знаешь, как я отношусь к неверности. Твоей жене уже девятнадцать лет, и она созрела для любви и рождения детей. Некоторые даже скажут, что девушка перезрела.
Лайон хрипло рассмеялся:
— У меня нет незаконнорожденных детей, потому что я очень осторожен. Мне не хочется, чтобы они страдали от такого позорного клейма всю жизнь, как вы и я, не имея возможности назвать отца отцом и жить в его семье. Что же касается моей жены, то она ненавидит и презирает меня, являясь саксонкой до кончиков ногтей.
— И тем не менее она твоя жена, единственная женщина, чьи дети будут считаться законными наследниками. Нужны ли еще слова?
— Я сделаю так, как вы пожелаете, мой король, нравится мне это или нет. У моей дикой нортумбрийской розы острые шипы и жало змеи. Уже в четырнадцать лет в первые минуты нашей встречи она показала мне свой нрав. Молю Господа нашего, чтобы монахини сломили ее непокорный дух, научили ее смирению и покорности, что более подобает женщине.
Вильгельм скрыл улыбку. Несмотря на молодость — двадцать семь лет, — Лайон считался искусным воином, которого боялись и уважали враги. Сильный, прекрасно сложенный и красивый, он едва успевал отбиваться от назойливого внимания саксонских женщин. Но Завоевателю еще ни разу не приходилось слышать, чтобы его любимец так отзывался о представительницах слабого пола, как сейчас о собственной жене.

Аббатство Сент-Клер, 1072 год.
Ариана, выскользнув за дверь, очутилась в объятиях мрака, покрывавшего аббатство. Луна была затянута облаками, и тени казались живыми и зловещими. В желтом каменном здании не раздавалось ни звука: все мирно спали. Монахини рано ложились и рано вставали, оградив себя от суеты мирской жизни высокими стенами, клобуком и молитвами.
Ариана крадучись пробиралась вдоль стены, туда, где маленькая, оплетенная виноградными лозами железная калитка вела на волю. К сожалению, ей так и не удалось достать ключ, как она ни старалась, однако калитка являлась единственной нитью, связывающей ее с внешним миром, и уже за это девушка была благодарна Господу. Без своих ночных прогулок Ариана сошла бы с ума, как, впрочем, и без Эдрика, который и открыл для нее эту волшебную дверь. Благодаря ему девушка знала о событиях, происходящих за монастырской оградой.
Мысли об Эдрике вызвали улыбку на лице Арианы. Он нашел девушку, работавшую в аббатстве, которая за небольшое вознаграждение согласилась передавать ей записки. Вскоре после того, как Ариану привезли в монастырь, служанка, приходившая из ближайшей деревни, торопливо сунула ей в руку клочок бумаги. Научившаяся читать по настоянию братьев, девушка укрылась в спасительной тиши своей кельи и быстро пробежала глазами послание Эдрика. Он просил ее прийти к воротам в полночь в новолуние.
Первая встреча была коротка. Ариане согревала душу мысль, что Блэкхит не забыл о ней и все еще любит ее. Юноша рассказал ей, что тайно присоединился к северным баронам, нашедшим поддержку у короля Шотландии Малькольма. Их объединяло общее дело: изгнать норманнов из Англии. Хотя Эдрик и поклялся в верности Завоевателю, но ради освобождения родины и возвращения возлюбленной он мог изменить клятве. Наградой за службу Малькольму станет разрешение архиепископа Шотландии расторгнуть брак лорда Лайона и Арианы, и тогда наследница Крэгмира сможет выйти замуж за Эдрика. Все это девушка узнала от бывшего жениха во время его визитов, которыми она очень дорожила, но которые были так редки: между ними обычно проходило несколько месяцев.
Наследница Крэгмира стремилась больше узнать о походах Вильгельма и ратных подвигах мужа. Но нельзя сказать, что ее волновала его судьба. Как можно интересоваться жизнью зверя, упрятавшего ее в монастырь? За все время, пока она находилась здесь, он ни разу не поинтересовался ее судьбой. Если девушке вообще не придется увидеть Лайона, ей же и лучше. Эдрик рассказал ей о связи ее мужа с богатой молодой вдовой леди Забриной из Йорка, Ариана не подала вида, как больно ранила ее эта новость, зато потом, вернувшись в свою келью, дала волю душившему ее гневу. Пускай Лайон заведет хоть дюжину любовниц и произведет на свет кучу выродков! Сейчас она уже не ребенок, а взрослая женщина. И если ее муж не нуждается в ней, о ней заботится Эдрик. Он доказал свою преданность годами ожидания, хотя мог давно найти себе невесту.
— Ариана, это вы? Слава Господу, что вы получили мое послание. У меня важные известия.
Девушка не верила, что ей так легко удалось добраться до ворот. Эдрик, вслушивающийся в тишину, услышал ее легкие шаги и первым приветствовал возлюбленную. Раздвинув виноградные лозы, она стала вглядываться во мрак.
— Я здесь, Эдрик. Почему вас так долго не было? Я уже боялась, что вы больше не придете.
— Нет, миледи, я никогда не смогу вас забыть. Я ездил в Эдинбург на встречу с королем Малькольмом. Если все пойдет, как мы спланировали, вы скоро станете свободной и мы будем вместе, как и хотели наши родители.
— У вас есть известия о бунте? Стены монастыря совершенно изолировали меня от внешнего мира. Я так ненавижу это место! Аббатиса говорит, что во мне нет смирения и послушания. Мои колени болят: много часов мне приходится стоять на них, вымаливая прощение за непонятно какие грехи. Моя спина иссиня-черная от побоев. Я проклинаю день, когда меня привезли сюда, и презираю норманна, оставившего меня в этом аду.

— Лев стал могущественным и влиятельным человеком в Англии, — проговорил Эдрик. — Вильгельм высоко ценит его преданность и никуда от себя не отпускает. Вы его законная жена, но он не признает вас, грязный, дерзкий выскочка.
— Я игрушка в его руках. Теперь, когда у него мое поместье, я не нужна ему. Лайон может игнорировать меня. Я хочу освободиться от него.
— Господь с нами, аминь, — с надеждой в голосе прошептал Блэкхит. Просунув руки через решетку, он осторожно сжал ее пальцы. — Я всегда любил вас, Ариана. Именно поэтому я примчался сюда, как только узнал, что лорд Лайон…
Эдрик, не договорив, замер. Тишину ночи прорезал пронзительный женский голос. Девушка в панике отшатнулась от решетки и тут же остановилась: в лицо полыхнуло пламя факела.
— Беги, Эдрик, нас обнаружили!
Блэкхит, не теряя времени, растворился в темноте, огорченный и расстроенный тем, что ему так и не удалось сказать Ариане, что ее муж находится на пути в монастырь.
— С кем ты разговаривала, гадкая девчонка?
В голосе аббатисы слышались зловещие нотки, которые, однако, не напугали девушку.
— Ни с кем, — солгала она, бросив взгляд на калитку, и вздохнула с облегчением, убедившись, что собеседник исчез в ночи. — Я не могла заснуть и вышла подышать свежим воздухом.
— Лгунья! — крикнув это, монахиня с размаху ударила Ариану по лицу. — Я отчетливо слышала мужской голос. Сколько времени это длится? Ты, греховодница!
Девушка, упрямо выставив подбородок, продолжала настаивать:
— Не было и нет никакого мужчины, ни с кем я не встречалась.
Крепче сжав рукоятку факела, аббатиса направила его в сторону провинившейся послушницы. Та отступала до тех пор, пока ее спина не уперлась в холодную стену.
— Я находилась неподалеку, когда Терза сунула тебе в руку записку. Ты, как простофиля, даже не потрудилась оглянуться, — женщина с отвращением фыркнула. — Терза — глупая девчонка, испугавшись, все рассказала. Она сообщила мне, что ты начала общаться с мужчиной вскоре после своего появления в монастыре. Служанка не знала его имени, но призналась, что за небольшую плату передавала тебе записки. Я даю голову на отсечение, что этот человек не твой муж.
— Нет, — продолжала протестовать послушница. — Наверно, бедняжка от страха говорила то, что вы хотели услышать, а не то, что есть на самом деле.
— А может, Терза сказала правду? Не бойся, ее уже нет в монастыре. Ее наказали и отправили обратно к отцу, который пообещал выдать ее замуж за пожилого вдовца с шестью детьми.
Ариане стало не по себе: ведь это она виновата в несчастье бедной служанки.
— Терза не сделала ничего плохого, так же как и я.
— Ты жена великого человека. Или ты уже забыла о клятвах, данных перед Богом?
— Да, я супруга Лайона, но меня выдали замуж по принуждению.
— Такова судьба всех женщин. Их выдают замуж, и они беспрекословно подчиняются, нравится им это или нет. Иначе почему, ты думаешь, многие после замужества выбирают клобук? Нет, леди Ариана, ты ничем не отличаешься от сотен других молодых женщин, живущих в нашей многострадальной стране. Ясно как день, что твоему супругу безразлична твоя судьба. Если бы это было не так, он не отправил бы тебя сюда на наше попечение и не забыл бы о тебе. Ты нелюбимая жена, ты не нужна мужу. На тебя может указать пальцем, покатываясь со смеху, самый последний конюх. Поэтому ты должна подчиниться правилам или страдать.
Ариана напряглась.
— Я уже знаю, что такое палка.
Аббатиса грубо подтолкнула послушницу:
— Иди в свою келью и замаливай грехи. Наказание произойдет после заутрени до всеобщей сходки. За всю историю Сент-Клера у нас еще не было такой бесстыдной послушницы, как ты. Когда твой муж узнает о твоем недостойном поведении, он жестоко тебя накажет. И мой долг сообщить ему обо всем.
Ариана повернулась и направилась в свою келью, бывшую ее тюрьмой долгие пять лет. Лайон вряд ли помог бы ей, находись он здесь. У него есть Крэгмир, титул, любовница. Она ему не нужна.
Лайон прибыл в аббатство Сент-Клер вскоре после заутрени. Монастырский колокол еще гудел от последнего удара. Дернув за шнур колокольчика у ворот, он ждал.
Внутри тускло освещенной часовни Ариана стояла перед алтарем на коленях, согнувшись и закрыв руками голову. Над ней возвышалась аббатиса и методично опускала палку на хрупкую спину послушницы. За избиением безмолвно наблюдали монахини с каменными лицами.
Ариана, стиснув зубы, подавила крик, готовый сорваться с ее губ, когда палка опустилась на избитую спину с особой силой. Уж лучше умереть, чем позволить злобной аббатисе узнать о ее страданиях. Каждый удар только разжигал ненависть к человеку, обрекшему ее на такие нечеловеческие страдания. Словно сквозь туман услышала девушка звонок колокольчика, возвещавший о прибытии посетителя, но она не обратила на него внимания, сжавшись в комок в ожидании очередного удара.
Лайон нетерпеливо переминался с ноги на ногу, подумывая не выбить ли дверь, ставшую преградой на его пути к жене. Жена… За пять лет он редко вспоминал о непокорной маленькой девочке с сильным характером. Мужчина не смог скрыть улыбку. По дороге в монастырь он вспоминал, как когда-то ее острый язычок чуть не свел его с ума. Тогда ему пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы сдержаться. Сдав ее на попечение монахинь, он почувствовал огромное облегчение, будто снял камень с души. Рыцарь надеялся, что пять лет, проведенные в стенах Сент-Клера, смирят бунтарский дух зеленоглазой блондинки, поэтому ожидал увидеть изменившуюся Ариану Крэгмир — не непокорную девчонку с жалом змеи, а нежную, добрую, уступчивую женщину.
Мужчина уже занес ногу для удара, но в этот момент дверь отворилась, заскрипев ржавыми петлями. Худая, изможденная женщина в черном монашеском одеянии появилась в проеме и, вскрикнув, торопливо закрыла лицо, увидев огромного рыцаря, облаченного в боевые доспехи.
— Мужчинам запрещено входить в монастырь, — высоким, дрожащим от страха голосом проговорила она.
— Я Лайон Крэгмир, и я пришел за своей женой, — загремел Норманнский Лев и толкнул дверь. Испуганная монахиня отскочила в сторону. — Я желаю поговорить с аббатисой.
Женщина украдкой взглянула на рыцаря и, нервно облизав пересохшие губы, с трудом выдавила из себя:
— Настоятельница… э… она не может вас сейчас принять.
— Я подожду внутри.
Монахиня устало посмотрела на полдюжины всадников, стоявших за спиной Лайона, и отошла.
— Как пожелаете, милорд. Я проведу вас в гостиную, где вы сможете подождать, но только один. Вашим людям запрещено входить в стены монастыря.
— Мои люди останутся снаружи.
Мужчина пропустил монахиню вперед и зашагал следом. Во дворе было пусто: ни одной живой души, что очень удивило рыцаря. Но, не имея ни малейшего представления о жизни невест Христа, он отогнал недоброе предчувствие. Послушница с некоторой поспешностью прошла мимо часовни, потупив взор. Проходя недалеко от нее, Лайон замедлил шаги: его насторожили подозрительные звуки, доносившиеся изнутри. Внезапно он остановился. Рыцарь понял, что это за звуки: удары палки, врезавшиеся в живую плоть, запоминались на всю жизнь каждому, кто хоть раз слышал их или испытал их действие на собственной шкуре. Совершенно очевидно, что в святых стенах избивают непокорные создания, причем довольно жестоко. Лайон не мог себе представить, как святые женщины способны творить такие черные дела в обители Бога, которому призваны служить. Любопытство взяло верх над здравым смыслом, и он направился к входу в часовню.
— Нет! Вы не должны туда входить!
Монахиня, видя нерешительность рыцаря, остановившегося у дверей, попыталась задержать его. Однако ее настойчивость возымела обратный эффект.
— Это же часовня, разве нет? — мужчина вопросительно поднял брови. — А может, я хочу помолиться.
— М… может быть, — выдавила из себя женщина, — но я бы не советовала вам входить туда прямо сейчас.
Не обращая больше на нее внимания, Лайон вошел внутрь. От сквозняка задрожало пламя сотни свечей, горевших перед алтарем. Несколько монахинь стояли вокруг сгорбленной фигурки. Их черные клобуки отбрасывали причудливые тени на стены. Картина при свете мерцающих свечей напоминала сцену страшного суда. Лайону показалось, что он попал в преисподнюю. Женщины — словно ведьмы, исчадия ада, которые набросились на поверженную жертву. Жертва, насколько мог рассмотреть мужчина, — хрупкая женская фигурка в сером одеянии и белом покрывале, наброшенном на волосы. Она стояла на коленях, закрыв голову руками и вздрагивая от ударов толстой палки, которую аббатиса с видимым удовольствием опускала на ее спину. Во время избиения послушница не издала ни единого звука, и Лайону стало жаль несчастную. Какое же ужасное преступление совершила она, какой тяжкий грех лежит на ее душе?
Прекрасно понимая, что не имеет права вмешиваться, мужчина уже было повернулся, чтобы уйти, однако он слишком долго колебался. Белое покрывало упало с головы коленопреклоненной женщины, и у Лайона перехватило дыхание. Только один раз в жизни он видел волосы такого неподражаемого серебристого оттенка. Ни золотистые, ни белые, а цвета настоящего серебра, такие густые и блестящие, что почти слепили глаза.
Девушка повернула к нему лицо, и рыцарь побледнел, узнав острый упрямый подбородок, высокие скулы, четко обозначившиеся от сдерживаемого крика. Ариана Крэгмир.
С момента последней встречи прошло пять лет, но Лайон отчетливо помнил все. Слегка вздернутый маленький носик, высокие скулы, чувственные губы, бывшие немного полнее и ярче, чем требовала мода того времени, изумрудно-зеленые глаза и чудесные волосы. Что, во имя всех святых, здесь происходит?
— Стойте!
Рука аббатисы, занесенная для удара, застыла в воздухе. Глаза всех присутствующих устремились на рыцаря, решительно шагающего к алтарю.
— Лорд Лайон? — со страхом произнесла аббатиса.
Норманнский Лев был могущественным и влиятельным землевладельцем, правой рукой короля Вильгельма. И почему ему вздумалось приехать в монастырь именно в этот час?
— Что привело вас в нашу скромную обитель? Вам следовало бы подождать меня в приемной. Я почти закончила. Привратница не должна была позволять вам входить в часовню.
— Во имя Господа и Святого распятия, мадам, что вы делаете с моей женой?
Все еще стоя на коленях, Ариана со страхом взглянула через плечо, не в силах понять, что происходит. Она, от боли уже не воспринимавшая реальное и нереальное, решила, что перед ней стоит сам архангел, спустившийся с небес, чтобы ее спасти. Служитель Господа возвышался над нею, закованный в серебро и золото. Девушка закрыла глаза и покачнулась. Видения, редко посещавшие ее после приезда в монастырь, внезапно нахлынули на нее. Ариана задрожала: тьма, окружавшая Лайона, поглотила все и всех, окутав часовню мраком. Она видела бурю: ветер, дождь, зловещие грозовые тучи — словом, неуправляемую стихию. Такая сила сметет все, что находится на ее пути.
Лайон заметил, как девушка покачнулась, и подхватил ее на руки, прежде чем она упала без чувств на холодный каменный пол. Вскрикнув один раз, когда ее израненная спина коснулась металлического нарукавника рыцаря, Ариана затихла. Затуманенным взором послушница видела, как пелена покрывала Норманнского Льва, и чувствовала, что она затягивает и ее, как трясина. Затем девушка увидела смерть, которая, как ей показалось, усмехнулась беззубым ртом. Этого оказалось достаточно, и бедняжка впала в забытье.
— Клянусь кровью Создателя нашего, вы убили ее, — закричал Лайон, и мужественное сердце тревожно забилось. — Она закатила глаза и стала холодной, как мертвец! Я словно держу камень в руках!
— Вы ошибаетесь, милорд, — успокоила его аббатиса. — С ней случались такие припадки, мы считаем их уловками. Это и раньше происходило, но она всегда быстро приходила в себя.
— Ариана больна? — рыцарь почувствовал угрызения совести. Ему казалось, что стены монастыря Сент-Клер являются надежным убежищем для юной девушки, нуждающейся в хорошем воспитании, иначе он бы нашел другое место для жены. — Почему мне об этом ничего не сказали?
— Да нет, милорд, у вашей жены отличное здоровье. Как я уже говорила, это ее очередная уловка.
— Я отнесу леди Ариану в ее келью, где она сможет отдохнуть перед отъездом.
Аббатиса знаком предложила Лайону следовать за ней.
— Сюда, милорд.
Мужчина нес девушку на руках по узкому коридору, пока монахиня не остановилась перед маленькой кельей. Когда она открыла дверь, Лайон вошел внутрь и сморщился от отвращения.
— И вот за это я платил огромные деньги?! За эту крохотную каморку, где стоит узенькая кровать, стул и всего одно-единственное окно?
С его уст посыпались проклятия. Перепуганная насмерть аббатиса побледнела и осенила себя крестным знамением.
Лайон, подойдя к кровати, осторожно положил Ариану на живот. Она застонала, но не очнулась. Нахмурившись, он надорвал ворот ее одеяния и осмотрел спину.
— Милорд, что вы делаете? — монахиня неодобрительно покачала головой.
— Я хочу узнать, что вы натворили со спиной моей жены. Ее нужно подлечить, чтобы она смогла отправиться в дорогу завтра на заре.
Аббатиса нахмурилась. Потеря Арианы Крэгмир означает потерю значительной части дохода.
— Вы хотите ее забрать? Я полагала, что вы отправили ее сюда навсегда. Все эти годы вы были очень щедры.
— Я забираю леди Ариану в Крэгмир, ее родовое поместье.
Не обращая больше внимания на назойливую женщину, чье присутствие невыносимо его раздражало, он полностью обнажил спину лежащей без чувств девушки. Даже при свете одной-единственной свечи, тускло освещавшей келью, Район увидел следы от многочисленных побоев. Новые кровоподтеки слились со старыми, чуть зажившими.
— О Господи, — сорвалось с губ изумленного рыцаря.
Синяки на спине Арианы уже стали багровыми. Аббатиса, должно быть, набила руку, потому что знала, с какой силой надо бить, чтобы не порвать кожу. Вздувшиеся полосы начинались от плеч и спускались до ягодиц. Лайон различил и желтые следы от предыдущих побоев.
Мужчина повернулся к аббатисе и обратился к ней с кажущимся спокойствием:
— Что же она сделала, что заслужила столь суровое наказание?
— Ваша жена непослушна, дерзка и непокорна, она не признает никаких правил и не понимает никаких слов. У нее несносный, упрямый характер, который вы и пытались укротить, поместив ее сюда. Вы же сами, милорд, просили смирить ее дух и смягчить ее натуру. Но, увы, это еще не самое страшное.
Женщина вся как-то подобралась и взглянула на лежащую без сознания Ариану. Следующие слова она произнесла с праведным негодованием:
— Милорд Лайон, мне очень горько, но я все же должна вам сказать, что ваша жена тайком под покровом ночи встречалась с мужчиной.
Темные брови рыцаря взметнулись вверх:
— У него что, нет имени? Как же возможно, что они встречались? Как так получилось? Я-то думал, что ворота в монастыре запирают на ночь.
Аббатиса пожала плечами:
— Так или иначе, но они виделись. Я не могу с уверенностью сказать, что леди Ариана выходила за ворота или что мужчина входил сюда, однако они встречались. Одна из приходящих служанок передавала ей записки от него. А что касается его имени, то вам следует узнать это у своей жены, но она вряд ли скажет, — женщина повернулась, что бы уйти. — Я пришлю немного мази для ее спины.
Ариана зашевелилась и застонала. Спина горела, будто ее поджаривали в аду на медленном огне. Пожалуй, за пять лет, проведенных в Сент-Клере, это избиение было самым жестоким. Неужели содеянное ею считается таким тяжким грехом? Но что же такого она сделала?
— Не двигайтесь. Аббатиса сейчас пришлет мазь для вашей спины.
Этот голос! Девушка в то же мгновение его узнала. Низкий, бархатный и волнующий, заставляющий сердца и женщин, и мужчин биться чаще. Нет, это не может быть сном. Значит, Лайон здесь. Тот, кого она ненавидела сильнее всех на свете, находился перед ней. Еще более сильный и могущественный, чем раньше, огромный, внушающий страх и… такой красивый. Он был настолько красив, что Ариане пришлось напомнить себе, что перед ней дьявол во плоти, демон, заточивший ее в монастырь, лишивший ее дома, семьи. Последнее видение внезапно вновь возникло перед глазами: смертоносный вихрь и злобный оскал смерти. Смерть… Девушка в ужасе вздрогнула.
Господи… Зловещее видение другого мира, куда уходят люди, когда последнее дыхание слетает с губ, было настолько реальным, что на нее пахнуло могильным холодом. Ариана не имела понятия, чью смерть она видела, но кому-то скоро закроют глаза и кого-то засыплют землей.
— Зачем вы здесь?
— Я забираю вас домой в Крэгмир. Вильгельму в Нортумбрии нужен сильный воин, способный защитить приграничные земли от посягательств короля Малькольма.
— Вы всегда стремились услужить этому выродку.
Лайон, нахмурившись, взглянул на жену:
— А вы, миледи, как я посмотрю, не укоротили свой злой язычок. Судя по состоянию вашей спины, аббатиса не так сдержанна, как я.
Мужчина бросил взгляд на ее вспухшую спину, и Ариана внезапно осознала, что он оценивающе смотрит на ее обнаженное тело. Его взгляд обжег девушку, и она попыталась сесть. Края разорванного платья разошлись еще сильнее, обнажив плечо и верхнюю часть молочно-белой груди. Если у Лайона и возникали раньше сомнения относительно зрелости жены, то теперь они окончательно отпали. Прежде чем Ариана торопливо подхватила продолжавшую сползать материю, рыцарь успел разглядеть совершенной формы грудь с розовым соском.
— Я уже не ребенок, милорд, и боюсь, с годами мой язычок стал еще острее.
— Похоже, вы говорите истинную правду, причем в обоих случаях, — добавил он, намеренно пристально посмотрев на ее грудь. — Вильгельм, безусловно, был прав. На этот раз я увезу вас в замок, останусь с вами, и мы дадим жизнь наследнику Крэгмира. Но сначала, миледи, потрудитесь объяснить, с кем вы встречались в глухой полночный час?
Рыцарь произнес последнюю фразу стальным голосом, от которого мурашки побежали по спине. Она знала, что мстительная аббатиса с радостью сообщит Лайону об ужасном грехе послушницы, хотя та ни в чем и не виновата, ведь ничего предосудительного не было в невинных разговорах с Эдриком через ограду.
— Аббатиса ошибается. Нет никакого мужчины.
Никто не заставит ее произнести имя Блэкхита даже под пыткой!
Лайон взглянул на девушку. Совершенно очевидно, что Ариана лгала, потому что она избегала смотреть ему в глаза.
— У вас есть любовник?
Жена расхохоталась:
— Любовник? Глупости вы говорите, милорд. Единственным человеком, который может открыть ворота, является аббатиса. Иногда мне не спится по ночам, и я гуляю, дышу свежим воздухом.
— Время покажет, лжете вы или нет, — сухо произнес мужчина. — И если я узнаю, что вы нарушили клятву, данную перед Богом, то вы окажетесь вновь в этих стенах, причем так быстро, что не успеете опомниться, но на этот раз я заточу вас в монастыре навечно.
— Я никогда не хотела быть вашей женой.
Рыцарь посмотрел ей в глаза:
— Вы будете моей женой, миледи, в полном смысле этого слова, будете делить со мной ложе и будете носить под сердцем моих детей, вы будете повиноваться мне и хранить мне верность. Да, миледи, вы станете хранить мне верность.
Девушка широко открыла глаза, когда до нее дошел смысл сказанного. Возможно, он принудит ее делить с ним ложе и повиноваться кое в чем.
Конечно, она не нарушит клятву, данную перед Богом, но никогда, никогда не смирит свой дух и не преклонит колена перед норманнским зверем. Зеленые глаза Арианы сверкали, и не нужно было слов и объяснений. Лайон прочел ее мысли.
— Да, моя дорогая женушка, как я сказал, так и будет.
— Может, да, милорд, — нежно улыбаясь, проговорила она, но затем улыбку будто стерли с ее лица, — а может, нет.

ГЛАВА 2

Отряд покинул монастырь на рассвете. Ариана сидела в седле, крепко сжав в руках поводья. Избитая спина горела, не позволяя ни на минуту расслабиться. Вот уже пять лет девушка не садилась на лошадь и почти забыла это неповторимое чувство свободы, когда от скачки захватывает дух, когда ветер бьет в лицо, треплет волосы, в которых играет солнце. Уже то, что она находится за высокими стенами монастыря, радовало ее и застилало слезами глаза.
Ариана украдкой взглянула на Лайона, ехавшего впереди. Прошлой ночью, дождавшись от аббатисы бальзама и уложив жену, он заночевал за монастырскими воротами со своим отрядом, разбив лагерь. Сразу после заутрени мужчина появился в аббатстве, ведя лошадь для Арианы.
Сейчас, сидя в седле, девушка смотрела на рыцаря и никак не могла понять, почему он оказывает такое влияние на нее. Конечно, она ненавидела этого норманнского зверя, однако восхищалась его многочисленными достоинствами. У него было гибкое и мускулистое тело хищника, закаленного в постоянных сражениях.
Руки Лайона играли мускулами, а ноги, сжимающие бока породистого жеребца, походили на стволы деревьев. Он способен убить ее одним ударом своей руки, и никто не сможет сказать ему «нет». Она мечтала о том дне, когда этот завоеватель уберется из Англии восвояси вместе со своими соплеменниками и ее родина вновь станет принадлежать саксам. Девушка молилась, чтобы день свободы пришел как можно скорее.
Выражение лица рыцаря оставалось по-прежнему каменным, когда он придерживал коня и ждал, пока Ариана поравняется с ним. Бросив взгляд на всадницу, мужчина отметил, что верхнее серое платье не скрывает соблазнительных форм ее сформировавшегося тела. Взглянув выше, рыцарь поморщился: белая накидка, наброшенная на голову, скрывала изумительные серебристые волосы. Кто бы мог подумать, что дикое маленькое создание, которое он отправил в монастырь пять лет назад, превратится в соблазнительную женщину?
«Неужели у нее правда есть любовник? — мрачно думал норманн, — или же аббатиса придумала все это?» Не похоже, что Ариана согрешила, да еще в стенах монастыря. Хотя иногда происходят странные вещи. Есть только один способ узнать правду, и Лайон через некоторое время поймет, нарушила ли его жена священную клятву. Если выяснится, что супруга неверна, он отправит ее обратно в монастырь, где она проведет остаток жизни, замаливая грехи.
Недалеко от Сент-Клера располагалась большая деревня, и Ариана с интересом смотрела на снующих крестьян, занятых повседневными делами. Очень долго она не наслаждалась бьющим в лицо ветром, ласковым солнцем и наблюдением за людьми, живущими своей жизнью, а не той, которую предписала аббатиса. Баронесса полной грудью вдохнула воздух, пахнущий едой, любимой с детства, и рот наполнился слюной.
Внезапно к лошади бросилась девушка и схватилась одной рукой за поводья, а другой за юбки всадницы.
— Миледи, это я, Терза.
Ариана взглянула на нее и узнала служанку из монастыря, несмотря на распухшее, изуродованное синяками лицо. Это она передавала записки от Эдрика. Супруга Лайона, побледнев, с трудом сдержала крик:
— Терза, что случилось? Кто так тебя избил?
— Умоляю вас, миледи, возьмите меня с собой! Позвольте мне прислуживать вам и вашему мужу, ради Бога!
Лайон, нахмурившись, сердито взглянул на бедно одетую девушку, повисшую на юбках его жены. Ее растрепанные светлые волосы рассыпались по худой спине. Мужчина направил коня к Ариане.
— Кто эта женщина, миледи? Вы знаете ее?
Хозяйка Крэгмира, закусив губу, тщательно обдумывала ответ. Скорее всего, аббатиса не назвала Лайону имя посредницы, передававшей ей послания от Эдрика.
— Это… это служанка из монастыря. Она хочет, чтобы я взяла ее с собой в Крэгмир.
Мужчина посмотрел на девушку внимательнее:
— Кто избил тебя?
— Отец, милорд, — едва слышно произнесла Терза. — Он хочет, чтобы я вышла замуж за Дорала, вдовца с шестью детьми. Дорал уже похоронил трех жен, а я не хочу стать четвертой.
— Доля женщины — повиноваться желаниям отца, — заметил Лайон.
— Неужели доля женщины в том, чтобы ее избивали до полусмерти? — дерзко вмешалась Ариана, и ее смелость ничуть не удивила мужчину.
— Конечно, особенно если она несносная упрямица, — в его словах прозвучало предупреждение, и намек болью отозвался в сердце девушки.
— Если вы будете бить меня, милорд, я прикажу Надии наложить на вас проклятье. Может, вы ее не знаете? Она колдунья из Крэгмира.
Каменное лицо Лайона расплылось в улыбке:
— Вы что же думаете, я боюсь ведьм? Нет, миледи, если вы совершите что-нибудь унизительное для меня, то мне потребуется нечто большее, чем проклятья старой ведьмы, чтобы не наказывать вас.
Ариана взглянула на мужа. Несомненно, в его словах скрывался намек на ее тайные свидания с Эдриком. Она поклялась, что супруг никогда не узнает имени мужчины, который так нежно и преданно любил ее и с которым она встречалась в глухую полночь.
— Миледи, прошу вас, возьмите меня с собой! — продолжала умолять служанка.
— Терза, отправляйся домой! — раздался грубый окрик.
Девушка испуганно вздрогнула, резко обернулась и увидела отца. Это был мужчина неряшливый, неприятный и, без сомнения, невероятно сильный. Его кулаки напоминали молот. Он потряс ими, грозя дочери, и по ее телу пробежала дрожь.
— Не смей бить ее больше, — спокойно, но твердо приказала Ариана.
Лайон, выпрямившись в седле, изумленно наблюдал за происходящим, удивляясь смелости жены. Похоже, у его супруги отважное сердце, и это выгодно отличало ее от всех его знакомых дам. Хотя, если подумать, женщина не должна обладать такими качествами. Они скорее присущи мужчине.
— Моя дочь принадлежит мне, миледи, а поэтому то, что с ней случится, не ваша забота, — басом ответил отец Терзы.
Решив, что на этот раз мужлан зашел слишком далеко, Лайон вмешался в спор:
— Ты свободнорожденный или раб? Объясни, в чем дело.
— Свободнорожденный, милорд. Меня зовут Болдер. Моя дочь обещана Доралу, кузнецу, которому нужна жена, чтобы смотреть за детьми, — Болдер не решился сказать, что его дочь изгнали с позором из аббатства за нарушение правил. Грехи Терзы могут плохо отразиться и на его репутации, а это несправедливо. Он не несет ответственности за поведение непослушной девчонки. Может, Дорал, узнав о ее проступке, откажется на ней жениться. — Терза не хочет выходить замуж за кузнеца, но скоро согласится, будьте уверены.
Его сжатые кулаки ясно показывали, каким образом ему удастся уговорить дочь.
Лайон всегда считал, что женщина должна быть покорной. Однако он верил, что смирить дух можно и без битья. То, что мужчина сказал Ариане совсем недавно, скорее предупреждение, чем угроза. Существуют другие способы держать жену в повиновении.
— Милорд, — обратилась к нему супруга, — я хочу, чтобы Терза прислуживала мне. Неужели мы не можем взять ее с собой в Крэгмир?
Она спросила это таким нежным голосом, что рыцарь мгновенно поддался ее очаровательной соблазнительной улыбке и медовой речи. Может, он еще не знает эту искусительницу?
— В Крэгмире много слуг.
— Я хочу Терзу.
Постоянство, с каким эта несчастная носила ей записки, заслуживало награды. Ариана не могла представить, что такое нежное и хрупкое создание будет отдано жестокому варвару, который доказывает свое право на собственность пудовыми кулаками. Ей и так уже досталось как следует от свирепого отца.
— А что скажешь ты? — обратился Лайон к Болдеру, который переводил изумленный взгляд с Терзы на рыцаря и его супругу.
— Вы хотите, чтобы моя дочь служила вам? Какой человек, будь он сакс или норманн, не слышал о Норманнском Льве и его славных подвигах? Терза, да и он сам не могли и мечтать о такой чести, как служить ему и жить в его доме.
И все же Болдер хотел, чтобы его отблагодарили за согласие.
— Да, — неохотно буркнул Лайон, — моя жена этого хочет, а я считаю своим долгом уступить ей.
Болдер облизал толстые пересохшие губы, думая о награде. Что это может быть: серебряная или даже золотая монета, а может, почести?
— Я не хочу расставаться со своей старшей дочерью, милорд, — жалобно, насколько позволял ему его густой бас, заскулил Болдер. — Она помогает моей жене вести хозяйство, и без нее нам придется туго.
Лайон не чувствовал ничего, кроме отвращения, к этому грязному, грубому мужлану. Ему прекрасно известно, на что тот намекает, и рыцарь решил положить конец шутовскому представлению:
— Сколько ты хочешь за свою дочь, Болдер? Я ее куплю для своей жены.
Болдер усиленно захлопал ресницами.
— Святые угодники, милорд, я вовсе не хотел…
— Я знаю, чего ты хотел.
Лайон опустил руку в кошелек, висевший на поясе, и, вытащив оттуда мелкую серебряную монету, бросил ее мужчине. Тот проворно ее поймал, посмотрел на нее несколько секунд и согласно кивнул:
— Этого хватит.
Повернувшись, Болдер зашагал прочь, не взглянув на дочь и не сказав ей ни слова: ни до свидания, ни совета, ничего. Очевидно, он уже планировал, как потратить деньги.
Во время разговора с Болдером рыцарь ни разу не взглянул на Ариану. Его удивило и несколько смутило то, что он так легко уступил прихоти жены. Обычно женщинам приходилось постараться, чтобы добиться от него чего-нибудь. Возможно, несчастная Терза и ее горькая участь так подействовали на мужчину, однако объяснить свою уступчивость тот никак не мог. Именно это и смутило Норманнского Льва. Мужественный, гордый, жестокий воин, он не знал жалости и недаром получил свое прозвище.
Донельзя удивленная милосердием мужа, Ариана, приоткрыв от изумления рот, наблюдала, как супруг подозвал к себе командира отряда Бельтана и приказал ему усадить Терзу к себе в седло. Наклонившись, рыцарь поднял девушку одной рукой и устроил ее впереди себя. Затем Лайон дал сигнал отряду отправляться.
— Благодарю вас, милорд, — тепло произнесла Ариана.
— Единственное, чего я желаю, миледи, чтобы вы сказали мне имя человека, с которым встречались в аббатстве, — говоря это, рыцарь вглядывался в глаза жены, будто пытаясь прочесть ее мысли. — Я все равно узнаю, и вы прекрасно понимаете, что я не бросаю слов на ветер.
Пришпорив коня, Лайон ускакал вперед, оставив Ариану размышлять над сказанным. Место норманна занял сэр Бельтан.
— Я буду служить вам верой и правдой, миледи, — шептала Терза, наклоняясь, чтобы хозяйка услышала ее. — Я голову положу за вас на плаху.
— Я прошу тебя только об одном: не говори о годах, проведенных в монастыре, потому что я не хочу больше вспоминать то ужасное время.
Терзу не нужно было просить об этом одолжении, потому что ей тоже не хотелось вспоминать о службе в аббатстве. И, конечно, она ни слова не скажет о записках, которые передавала Ариане от незнакомого мужчины. Никакие побои и самые жестокие пытки не вырвут у нее признания, хотя, честно признаться, Терза была очень благодарна лорду Лайону за то, что он избавил ее от отца и Дорала.
В полдень отряд остановился на привал. Лайон купил пирог с мясом на маленьком рынке у деревушки. Ариана отошла как можно дальше от норманнов, выбрав место под огромным старым дубом. К ней вскоре присоединился Лайон. Девушка с наслаждением ела сочный пирог. Она уже забыла вкус настоящей пищи. В течение пяти лет Ариана не пробовала ничего, кроме пресной, безвкусной похлебки монахинь, которая вызывала только отвращение.
— Как ты спокойна, Ариана, — обратился к ней норманн, впервые назвав ее по имени. — Ты думаешь о своих грехах?
Девушка насмешливо взглянула на мужчину:
— Боюсь, вам будет скучно слушать о моих проступках, милорд. За стенами монастыря трудно согрешить.
— И все же вы нашли способ это сделать, а, миледи? Аббатиса очень огорчена вашим поведением.
— Простите, что я расстроила вас, милорд. Может, вы попросите священника расторгнуть наш брак, ведь соглашение так и не вступило в силу?
Лайон нахмурился.
— Нет, Ариана, мы женаты и останемся мужем и женой. Когда мы прибудем в Крэгмир, я добьюсь от вас признания. Мы станем настоящими супругами, но сначала я должен узнать, хранили ли вы мне верность и обладаете ли необходимыми женскими достоинствами. Я не собираюсь воспитывать незаконнорожденного.
Краска стыда залила лицо и даже шею девушки. Откровенность мужчины шокировала ее. Пусть они муж и жена, но она еще совсем не знает человека, находящегося перед ней. К тому же за пять лет затворничества Ариана почти забыла, как выглядят мужчины.
— Я уже не ребенок, милорд, меня трудно заставить что-то сделать. Жаль, что вы мне не верите.
— Да, Ариана, действительно жаль, — эхом отозвался Лайон, взяв ее руку и привлекая жену к себе. — Вам плохо придется, если вы не хранили мне верность.
Девушка посмотрела в его голубые глаза, видя в них свое отражение. Мужчина находился так близко, что она чувствовала его дыхание на своей щеке и видела начавшую отрастать щетину на недавно выбритом лице. Металлические доспехи больно давили на грудь, и у нее перехватило дыхание. Под панцирем угадывалось сильное, могучее тело. Этот хищник способен унизить, раздавить ее, сделать с ней все, что ему хотелось. Ариана понятия не имела, каким он будет любовником, нежным или грубым, хотя более вероятно последнее. И никто не может помочь ей, кроме нее самой, да еще, может быть, Эдрика. Слава Богу, что есть Блэкхит.
Лайон утонул в зеленой пучине глаз Арианы, завороженный глубиной и тайной, скрытой в них. Как ни странно, ему стало весело: ему бросили дерзкий, безрассудно смелый вызов. Но ничего, он добьется ее любви, и станет сердце дикое ручным. Сначала мужчина смирит ее дух, затем настанет черед тела. Лайон заставит жену желать его и нуждаться в нем.
При мысли о любовных утехах рыцарь напрягся. Наверное, следовало бы взять с собой Забрину и развлекаться с нею до тех пор, пока не выяснится, что его супруга не носит под сердцем чужого ребенка.
«Будь проклята эта аббатиса, — с горечью думал лорд Крэгмир. — Она и понятия не имела, какую гадость сделала, поделившись своими бредовыми идеями насчет Арианы со мной. Но ничего, я добьюсь правды».
Мужчина притянул хрупкое тело девушки ближе, рассматривая сочные губы и размышляя, знали ли они страстные поцелуи или ему предстоит первому попробовать этот плод. Искушение оказалось слишком велико. Приподняв упрямый подбородок, он приник к ее устам. Легкий вздох вырвался из груди девушки от неожиданности. Рыцарь нежно провел языком по ее губам, затем вошел внутрь. Ариана от изумления еще шире открыла рот, предоставляя Лайону неограниченную возможность наслаждаться ее сладостью. Ей никогда не приходило в голову, что мужчина может вызвать такие непередаваемые ощущения в женщине. А когда его руки коснулись ее груди, девушка едва не лишилась чувств.
Рыцарь продолжал целовать ее, прекрасно понимая, что его поведение шокировало жену. В душе он обрадовался тому, что Ариана отреагировала на поцелуй, как неискушенная девственница, хотя маленький червячок сомнения еще остался. Когда его руки ласкали нежную грудь, Лайон почувствовал, что у него перехватило дыхание от родившегося желания, желания к собственной жене, которая всегда считала его своим врагом.
«Эта женщина может носить под сердцем чужого ребенка… Неужели другой мужчина уже любил ее?»
От этой мысли в его душе закипела звериная злоба, и норманн резко оттолкнул Ариану. С потемневшим лицом он приказал жене:
— Садитесь на коня, миледи. Думаю, мы доберемся до Крэгмира до захода солнца. С этими словами он резко поднялся и быстро зашагал прочь.
Девушка в отчаянии смотрела ему вслед. Господи, ведь он же враг, норманнский мясник, такой же убийца, как и его король. Как такой человек мог заставить ее испытывать такие потрясающие ощущения и безумное, незнакомое раньше волнение, вызвать совершенно бесстыдные мысли и желания? А бесстыдны ли они? Или же стремление монахинь к скромности, добродетели, смирению и непорочности так повлияло на нее? Неужели ни одна женщина не может быть в жизни святой?
Возле Арианы появился сэр Бельтан, чтобы помочь ей сесть в седло. Хозяйка Крэгмира взглянула на Терзу, гордо восседавшую на коне Бельтана. Служанка украдкой поглядывала на красивого рыцаря, не скрывая восхищения.
— Я буду рядом с вами до Крэгмира, миледи, — с уважением проговорил командир отряда. — Милорд Лайон поедет впереди.
Ариана кивнула головой и отвернулась. Вежливый, любезный и галантный сэр Бельтан оставался для нее презренным и ненавистным норманном, врагом, поработителем ее народа и ее родины, который топчет ногами землю ее предков.
Лайон вонзил шпоры в бока вороного, как будто можно было ускакать от демонов, роившихся в душе. Несколько лет он совершенно не думал об Ариане. Если ему доведется узнать правду — то есть доказать измену, — жеребец станет ему дороже законной супруги. Пытаясь вспомнить оставленную в монастыре жену, мужчина видел только своенравного ребенка, действовавшего ему на нервы и испытывающего его терпение. И никогда перед его взором не являлась изумительная красавица с блестящими, струящимися по гибкой спине серебристыми волосами, соблазнительным ярким ртом и не менее соблазнительным телом. Даже в самых дерзких, необузданных мечтах мужчина не мог представить себе такого. За пять лет произошло чудесное превращение. К сожалению, она осталась верна себе и по-прежнему ненавидит норманнов.
Лайон остановился у подъемного моста и хозяйским взглядом окинул свои новые владения. Вообще-то он стал владельцем Крэгмира еще пять лет назад, но служба при дворе Завоевателя не позволяла ему постоянно находиться в замке. За это время в Крэгмире произошли заметные перемены. В наиболее уязвимых местах были возведены новые мощные укрепления, сделавшие крепость неприступной.
Мужчина подал знак рыцарям, стоявшим на крепостном валу и ждавшим, пока опустят мост, и въехал во внутреннюю галерею. Увидев незнакомых людей, снующих по двору, он резко натянул поводья. Когда к нему подбежал слуга, рыцарь гневно заметил:
— Я вижу, у нас гости.
— Да, милорд. Это лорд Эдрик Блэкхит. Он ждет в зале.
— Эдрик, — медленно повторил Лайон. Ах, да, это тот мужчина, которому была обещана Ариана до того, как Вильгельм аннулировал помолвку.
Эдрик считался вассалом Норманнского Льва, но за пять лет он очень редко его видел. Блэкхит присягнул на верность Завоевателю, даже послал отряд рыцарей, пополнивший ряды королевской армии, но все время старался держаться в тени, мотивируя это необходимостью охранять приграничные земли от северных соседей. Если он не ошибается, Эдрик так и не женился.
Дымовая завеса, окутавшая зал словно пеленой, заставила Норманнского Льва прищуриться. За столом сидели полдюжины рыцарей. Несомненно, они пили его лучший эль. Неподалеку стоял сенешаль Кин, наблюдая, как один слуга наполняет моментально опустошаемые кувшины, а другой расставляет подносы с сочными кусками мяса и хлебом. Да, никто потом не скажет, что Норманнский Лев — негостеприимный хозяин.
Эдрик поднялся со скамьи сразу же, как только увидел вошедшего владельца замка. Он смотрел на Лайона с нескрываемой ненавистью и ревностью, затем, вспомнив причину, заставившую его явиться сюда, натянуто улыбнулся. Его красивое лицо тут же преобразилось.
— Приветствую вас, милорд, — произнес Блэкхит, когда Лайон подошел ближе. — Я слышал много хорошего о Норманнском Льве. И вот, наконец, мы встретились, поскольку мы соседи и я к тому же ваш вассал. Когда до меня дошли слухи, что вы вернулись в Крэгмир и намереваетесь здесь остаться, я решил нанести вам визит, — говоря это, мужчина бросил взгляд за спину Лайона, и, когда не увидел Ариану, на лице его промелькнуло разочарование. — У меня еще не было возможности поздравить вас и вашу молодую жену со свадьбой. Но я забыл, — продолжал он, едва заметно улыбнувшись, — что вы не видели леди Ариану столько же лет, сколько и я. Она все еще в Сент-Клере?
— Похоже, вы подозрительно много знаете о моей супруге, — мрачно буркнул норманн, ощутив укол ревности.
— Не секрет, что вы поместили ее в монастырь сразу после свадьбы. За пять лет она могла неузнаваемо измениться. Между прочим, — неожиданно поинтересовался Эдрик, — вы привезли с собой в Крэгмир свою любовницу?
— Редко бывая при дворе, вы удивительно осведомлены о моей жизни, — проворчал норманн. — Может, я не часто бываю при дворе, зато до меня доходят сплетни. Всем известно, что леди Забрина едва не сошла с ума, когда король приказал вам отправляться в Крэгмир, чтобы защищать приграничные земли от нападений короля Малькольма.
Лайон разглядывал Блэкхита, отмечая, что золотоволосый мужчина очень хорош собой. Неудивительно, что Ариана так стремилась выйти за него замуж. Он обладал всем тем, чего был лишен норманн. Во-первых, Эдрик являлся законным наследником и получил титул при рождении. Во время битвы при Гастингсе Блэкхит сражался храбро, заслужив похвалу, признание и одобрение саксов. Лайон считал подозрительным решение Эдрика принести клятву Вильгельму, ибо такой храбрый человек не способен так быстро отступить от своих взглядов.
Подозрительным казалось и поведение Блэкхита, когда Завоеватель отдал руку Арианы Норманнскому Льву. Тот лишь выразил устный протест. Будь Лайон на его месте, он бы сражался до последнего, чтобы сохранить такую красавицу, как Ариана, и такое богатое поместье, как Крэгмир. Поэтому Лайон не доверял своему вассалу. Тот казался слишком пассивным, слишком покорным переменчивой, как морской ветер, судьбе. Что он задумал?
— Я удивлен, что вы появились в Крэгмире в день моего прибытия. У вас срочное дело ко мне, не требующее отлагательств?
Эдрик, прищурившись, укоризненно взглянул на собеседника:
— До меня дошли слухи, что вы возвращаетесь, и поскольку я ехал мимо, то решил завернуть к вам и выразить свое почтение. Вас не было в Крэгмире несколько лет. Я ничего не знаю о леди Ариане. Где она, милорд? С момента ее замужества я не видел ее. Надеюсь, Ариана хорошо себя чувствует.
В словах сакса звучал неприкрытый вызов. Если Лайон обидел девушку, он заплатит за это.
Норманнский Лев не успел ответить: в двери появилась Ариана, прибывшая с остальными рыцарями. Взглянув на соперников, она замерла от ужаса, а ее сердце ушло в пятки. Что здесь делает Эдрик? Подозревает ли Лайон, что, находясь в монастыре, его жена все эти годы виделась с Блэкхитом?
Собрав всю свою волю в кулак, девушка попыталась непринужденно улыбнуться:
— Лорд Эдрик, что привело вас в Крэгмир? В Блэкхите все в порядке?
Сакс впился глазами в лицо бывшей невесты. Впервые за пять лет он видел ее при свете дня. Во время тайных свиданий в аббатстве густые виноградные лозы и железные прутья решетки скрывали ее, а темнота позволяла видеть лишь светлое пятно вместо лица.
«Господи, да она настоящая красавица», — думал Эдрик, оглядев девушку с ног до головы, и от страсти у него перехватило дыхание. Еще в детстве Ариана обещала превратиться в прекрасную даму и, повзрослев, оправдала надежды. Такой красавицы сакс не видел никогда. От мысли, что это чудо принадлежит Норманнскому Льву, человеку, не стоящему даже ее мизинца, Эдрик стиснул зубы. Ариана должна стать его, женой Блэкхита, саксонского дворянина, а не норманнского завоевателя. Лайон переводил взгляд с Арианы на Эдрика, задумчиво нахмурившись. Он чувствовал, что между ними существует некая тайная связь. Но какая? Неужели его жена еще желает Эдрика? Взглянув на напряженное, искаженное страстью лицо саксонского лорда, норманн моментально все понял. Блэкхита не просто интересовала его жена. Он хотел ее, желал страстно.
Теперь все встало на свои места, словно разноцветные камешки, в беспорядке валяющиеся на полу, сложились в картинку. Аббатиса не солгала. Ариана действительно встречалась с мужчиной, которого звали… Эдрик Блэкхит.
— Моя дорогая супруга устала после долгого путешествия, лорд Эдрик, — мягко проговорил Лайон и сделал знак Кину, находившемуся неподалеку. — Проводите леди Ариану в нашу спальню.
Сенешаль почтенно поклонился.
— Добро пожаловать домой, миледи. Мы очень рады, что вы вернулись к родному очагу.
— Спасибо, Кин. Я очень счастлива оказаться дома, — промолвила девушка, затем повернулась к Лайону. — Я вовсе не устала, милорд. Лорд Эдрик так и не ответил на мой вопрос. Пускай он говорит, а я тем временем утолю жажду. — Потянувшись к кувшину с элем, она улыбнулась саксу и спросила: — Все ли в порядке в Блэкхите?
— Блэкхит процветает, миледи, — ответил его владелец, украдкой следя за Лайоном, который, казалось, сдерживается из последних сил, стараясь не сорваться.
Ариана, несомненно, осталась такой же острой на язык, как и была, монастырь ничуть ее не изменил. Эдрик от души надеялся, что ей не придется страдать. Похоже, лорд Лайон не станет терпимо относиться к выходкам жены. И то, как он смотрел на нее сейчас, — яркое тому доказательство. Видимо, напряжение между супругами дошло до предела.
— Простите нас, лорд Эдрик, — небрежно бросил норманн. — Моя жена не осознает, как устала. — Ариана вскрикнула в отчаянии, когда рыцарь поднял ее на руки. — Пожалуйста, дождитесь, пока я не уложу супругу в постель.
Девушка открыла было рот, собираясь выразить протест, но, бросив взгляд на лицо Лайона, передумала. Мужчина стиснул зубы, и черты его лица словно окаменели. Поднимаясь по узкой каменной лестнице, ведущей на второй этаж, он молчал. В отличие от большинства замков того времени, в которых комната хозяина была огорожена от большого зала кожаными занавесками, отец Арианы построил отдельную комнату для отдыха и спальню. Они находились над огромным помещением, где на каменных плитах на подстилках спали рыцари.
— Милорд, поставьте меня, — взмолилась девушка, тщетно пытаясь или поудобнее устроиться, чтобы металлические доспехи больно не врезались в тело, или соскочить. — Я не думала, что норманны могут быть такими жестокими.
Лайон ничего не сказал, продолжая быстро подниматься по лестнице. Войдя в свои покои, он опустил Ариану и свирепо на нее взглянул. Когда Лайон заговорил, его голос звучал на удивление спокойно:
— Не кажется ли вам странным, что Эдрик объявился в Крэгмире именно сегодня, в день нашего приезда? Мне это кажется подозрительным.
Ариана с трудом сглотнула.
— Подозрительно? Что же странного или подозрительного в том, что вассал заехал нанести визит своему господину?
— Вы думаете, что я настолько глуп, миледи? Я знаю, что лорд Эдрик и есть тот мужчина, с которым вы тайком встречались. Стоит только взглянуть на его лицо, и сразу становится ясно, что он все еще желает вас.
— Нет, милорд! — горячо произнесла Ариана. — Это ложь! Я…
— Молчите, баронесса! — загремел Лайон. — И не бойтесь. Я не собираюсь убивать вашего любовника. Признайтесь, и я пощажу его и… вас.
— Если вы нас убьете, вы загубите невинные души и возьмете на себя грех, — едва слышно проговорила девушка, и ее голос дрожал от страха.
Она очень плохо знала этого норманнского воина, и еще хуже она представляла, на что он способен. Мужчина едва сдерживал себя, и наследница Крэгмира решила сказать правду. Умолять она никогда не умела.
— Это правда. Эдрик приезжал ко мне в монастырь, но мы встречались, находясь по разные стороны запертых ворот. Мы даже не касались друг друга, а просто разговаривали. Ни о какой любовной связи речи идти не может. Лорд Эдрик думал обо мне, тогда как мой собственный муж позабыл о моем существовании. Если бы не приказ короля Вильгельма, вы бы оставили меня в Сент-Клере на веки вечные.
«Господи, как она прекрасна в гневе!» — восхищенно думал Лайон, не отрывая восторженных глаз от Арианы. Рыцарь ощутил знакомое напряжение внизу живота. В нем зарождалось желание. На белых щеках девушки выступил румянец, зеленые глаза сверкали драгоценными изумрудами, а грудь вздымалась и опускалась от гнева.
— Вы были совсем ребенком, когда мы поженились. Что же мне оставалось делать с вами? — стараясь говорить как можно спокойнее, произнес Лайон. — С первых минут нашей встречи я понял, что у вас сильный и непокорный характер. Мне казалось, что монахини научат вас смирению и послушанию, да и многому другому, что должна уметь женщина.
Испытывая огромное желание повернуться и бежать куда глаза глядят, Ариана тем не менее осталась стоять, гордо подняв подбородок.
— Я не преклоню колени ни перед одним норманнским захватчиком. И я говорю правду. Эдрик приезжал ко мне, потому что заботился о моем здоровье, держал меня в курсе мирской жизни, — сказала девушка сказала и насмешливо взглянула на рыцаря. — Ваши добродетельные монахини не считали нужным рассказывать мне о ваших славных подвигах.
— Когда-то Блэкхит был вашим женихом. Вы все еще желаете стать его женой? Это глупо, я не отпущу вас. Вы моя жена, Ариана, и если я решу, что вы невинны, вы ею и останетесь.
Протянув руки, он схватил ее и прижал к себе:
— Да вы дрожите, миледи. Правильно делаете, что боитесь меня.
Ариана действительно дрожала и ничего не могла с этим поделать, хотя ее трясло не от страха, а от близости Лайона, от запаха мужчины, запаха зверя, исходившего от его тела, от ауры мощи и власти, источаемой им. Темные, непонятные силы гнездились в его душе, и девушка чувствовала их и опасалась их влияния, хотя не могла отрицать, что ее, словно магнитом, притягивало к норманну.
— Думайте все, что хотите, милорд.
Лайон почувствовал, что теряет контроль над своими чувствами. Ариана стояла так близко! Восхитительный аромат ее нежного тела, ее глаза, даже ее упрямство — все это, казалось, подталкивало его к краю пропасти. Он желал ее! Он желал ее с такой страстью, какой никогда не испытывал к Забрине.
Пальцы рыцаря коснулись волос девушки, а она, словно отзываясь, посмотрела ему прямо в лицо. Тогда Лайон поддался зову желания, склонился к губам Арианы и прильнул к ним, наслаждаясь их нежностью, прохладой, манящей податливостью. Казалось, поцелуй длился целую вечность. Ариана задыхалась, пугаясь тех чувств, которые пробудили в ней прикосновения мужчины.
Наконец Лайон, тяжело дыша, оторвался от девушки и, усмехнувшись, хрипло сказал:
— Неплохо, Ариана. Вот этого я и жду от своей жены. Ты испытываешь страсть, и мне это приятно.
— Жаль только, что вы мне неприятны, сэр! — упрямо воскликнула она. — У вас манеры дикого борова! В этом и заключается правда, — выдавила из себя Ариана, глядя в ясные, пылающие гневом и решимостью глаза Лайона. Еще никогда не смотрел так на нее мужчина. В черных, расширенных зрачках она видела свое отражение, и сердце гулко стучало в висках, грозя вырваться наружу.

ГЛАВА 3

Лайон задохнулся от гнева. На то, чтобы восстановить дыхание, потребовалось несколько секунд, и в это время до него дошел смысл сказанного Арианой.
— Как… вы сравниваете меня с диким боровом? Если бы вы были мужчиной, я размозжил бы вам череп за такие слова!
— Если бы я была мужчиной, то никогда не оказалась бы в такой ситуации, — парировала девушка.
Гнев норманна начал постепенно утихать. Когда она подняла свои удивительные изумрудные глаза, Лайон прочел ее чувства. В душе девушки смешались изумление, страх, потрясение, необузданная гордость и отвага. Глядя на нее, он ощутил боль в сердце. Лайон безумно желал ее тело, но еще больше ему хотелось завоевать ее сердце. Да, ведь именно так покоряют женщин. Мужчина покачал головой, будто стараясь избавиться от наваждения. Такие мысли очень опасны и способны сделать из него сентиментального, легко уязвимого болвана.
— Вам можно позавидовать, миледи, — с обманчивым спокойствием проговорил Лайон. — Вы баронесса, а ваш муж — влиятельный, могущественный человек при дворе короля, ваши земли обширны, ваши деревни богаты. К счастью, я достаточно силен, чтобы защитить их от нападений мародеров с севера, которые называют себя вассалами короля Малькольма. Кроме того, ваши владения не прочь заполучить и безземельные саксонские лорды.
Ариана вглядывалась в лицо собеседника. В нем таилось нечто волнующее и опасное, что очень взволновало ее. К тому же от мужчины исходили уверенность в себе, смелость и, как бы девушка ни отрицала это, достоинство.
— Я была баронессой и до того, как норманнские захватчики убили моего отца и братьев и отобрали мои земли, — холодно напомнила ему Ариана. — Вы так же хотели жениться, как и я выходить замуж.
— И все же мы супруги и должны привыкнуть друг к другу. Родите мне наследника и поклянитесь мне в верности, и я буду относиться к вам с подобающим вашему положению уважением.
— Покориться этой норманнской свинье?! — так пронзительно и с такой злобой выкрикнула Ариана, что Лайону показалось, будто ее острый язык полоснул, как лезвие, по его душе.
Голубые глаза мужчины окунулись в зеленую бездну ее глаз.
Гнев, который он испытывал до сих пор, не шел ни в какое сравнение с яростью, что охватила его сейчас. Прижав руки жены к ее туловищу, рыцарь как соломинку поднял ее и швырнул на кровать. Подпрыгнув один раз, девушка утонула в мягкой пуховой перине. Она понимала, что на этот раз зашла слишком далеко. Неужели ей никогда так и не удастся научиться сдерживать свой язык? Когда Ариана осмелилась поднять глаза, Лайон уже сбросил кольчугу и смотрел на нее, гневно сверкая очами.
— Вы покоритесь мне, миледи, и принесете клятву верности, — выдавил он из себя сквозь зубы, и кровать застонала под тяжестью его тела.
— Нет.
Норманн склонился над девушкой и заглянул ей в глаза. Она опустила ресницы и почувствовала его губы на своих. Ариана попыталась отодвинуться, но не смогла вырваться из рук закаленного в боях рыцаря. Губы Лайона впились в нее, а его язык казался ей острым мечом. Стон протеста вырвался из груди девушки, когда язык мужчины, такой горячий, влажный, рождающий непонятный жар в ее теле, проник внутрь ее рта.
Она почувствовала, как его рука начала ласкать ее грудь, пощипывать сосок, затем спустилась вниз — на талию, бедра и ягодицы. Казалось, тело норманна жило одной жизнью, а губы, продолжавшие целовать ее, другой. Гнев, душивший мужчину, не оставлял надежды на пощаду.
— Вы хотите изнасиловать меня, милорд? — воскликнула в отчаянии Ариана, когда его руки стали ласкать под платьем ее невинное тело. Лайон резко поднял голову.
— Изнасиловать? — воскликнул он, и от ее слов появился горький привкус во рту. Ярость, охватившая его и помутившая разум, едва не заставила Норманнского Льва взять девушку силой. — Нет, миледи, когда я овладею вами, это произойдет по вашей воле.
Неохотно, как подобает рыцарю, лорд Крэгмир поднялся и, рывком подняв Ариану с постели, поставил ее на колени.
— Клянитесь, клянитесь, миледи, мне в верности на коленях. Я ваш повелитель. Вы обязаны мне повиноваться.
Девушка прекрасно понимала, что ей несдобровать, но все равно не могла покориться человеку, который пришел с завоевателями, лишившими жизни членов ее семьи и отобравшими ее владения. Она плотно сжала губы, стиснула зубы и молчала. Закрыв глаза, Ариана ждала града ударов, зная, что заслужила их. Большинство мужчин так и сделали бы. Секунда, вторая, бесконечно долгая минута и… ничего не произошло. Приоткрыв глаза, она взглянула вверх сквозь пряди своих упавших на лицо серебристых волос. В комнате никого не было. Девушка облегченно вздохнула и, подождав несколько секунд, поднялась с колен и присела на край кровати.
— Берегитесь, берегитесь, миледи, Льва. Неужели вы так ничему и не научились за пять лет?
— Надия! — с облегчением воскликнула Ариана. — Как ты здесь оказалась?
— Пришла с нижнего этажа, миледи. Дверь в вашу спальню была открыта. На лестнице я столкнулась с лордом Лайоном. Он был похож на человека, готового убить первого встречного. Что вы с ним сделали?
Девушка, покраснев, отвела глаза:
— Я отказалась покориться ему.
Колдунья подошла ближе и пристально посмотрела на хозяйку:
— Я не вижу синяков. Он не избил вас?
— Он и пальцем не дотронулся до меня, Надия. Я ждала ударов, но… — она замолчала, не закончив фразу.
— Лайон знает о лорде Эдрике?
Ариана вскрикнула от изумления:
— Как ты… Никто не знает об Эдрике. Как ты…
Надия бросила на нее загадочный взгляд:
— Я много чего знаю, Ариана. Я много видела. Вас еще посещают видения?
Девушка внимательно посмотрела на открытую настежь дверь, прислушалась и лишь потом ответила:
— Да, хотя в монастыре это случалось довольно редко.
— Что вы будете делать, Ариана? Лев убьет вас обоих, если узнает о ваших тайных встречах.
— Он уже знает, Надия, и я все еще жива. Странно, но порой лорд Лайон кажется таким мягким и нежным… А иногда я безумно его боюсь. Он такой огромный, такой мужественный, мужчина в полном смысле этого слова, и норманн. В гневе Лев опасен и внушает настоящий ужас. Знаешь, я опасаюсь, что он убьет лорда Эдрика. Не спустишься ли ты вниз и не подслушаешь ли, о чем они говорят? Когда лорд Блэкхит будет уходить, постарайся передать ему, что я хочу поговорить с ним наедине. Я боюсь за его жизнь.
Колдунья смотрела на нее прищурившись:
— Вы о чем-то умалчиваете, Ариана? Лорд Лай он ляжет на супружеское ложе с невинной женой?
Девушка вновь покраснела.
— Нет, Надия, я не сделала ничего такого, за что потом было бы стыдно.
— Бог милостив, — прошептала колдунья. — Если бы было по-другому, не хотела бы я оказаться на вашем месте. Напоминаю вам, миледи, лорд Лайон далеко не мягкий человек.
Сказав это, Надия исчезла так же внезапно, как и появилась. Совершенно обессилевшая, Ариана рухнула на постель и закрыла глаза. День тянулся очень долго, и она сильно устала, да и проголодалась. Сначала ей захотелось спуститься вниз и перекусить чего-нибудь, но мысль о встрече с рассвирепевшим Лайоном отбила у нее охоту есть. Вскоре девушка уже крепко спала.
Норманнский Лев вошел в зал, кипя от ярости. Не только Ариана бросила ему вызов, но и Эдрик все еще находился в замке. Он сидел за столом вместе со своими воинами, которые, не стесняясь, пользовались его гостеприимством. Нехотя норманн подошел к саксу. Его мозг лихорадочно работал над вставшей перед ним проблемой: убить прелюбодея сразу, поддавшись эмоциям, или же оставить слугу Вильгельма и своего вассала в живых и терпеть его присутствие? Все же Эдрик хранил верность королю и ничего предосудительного, по крайней мере по отношению к Завоевателю, не совершил. Но Норманнский Лев все же не доверял Блэкхиту, несмотря на то, что тот до сих пор надежно охранял приграничные земли от нападения шотландцев. Такой храбрый и мужественный человек, как этот сакс, не мог так легко отказаться от своих принципов и своей веры.
— Вы и ваши люди останетесь на ночь, лорд Эдрик? — устало поинтересовался норманн. — Зал большой, и подстилок у нас достаточно.
— Нет, — отказался Блэкхит, резко поднимаясь из-за стола.
В данный момент он ничего не мог сделать для Арианы. Приехал сакс в Крэгмир только потому, что хотел убедиться, что с девушкой ничего не случилось после того, как их застала аббатиса в такой двусмысленной ситуации. Однако оказалось, что прибыл он не вовремя, и сожалел, что доставил возлюбленной новые неприятности. — Я должен вернуться в свой замок. Передайте леди Ариане, что я заеду как-нибудь справиться о ее здоровье.
— Здоровье моей жены не ваша забота. Вы что, намекаете, что я могу причинить ей вред? — гневно спросил Лайон.
Если этот проклятый сакс будет раздражать его, он задушит его собственными руками или вонзит нож в его сердце.
— Ни на что я не намекаю, лорд Лайон. Мы с леди Арианой знаем друг друга уже много лет. Ее отец мертв, поэтому я, как бывший ее жених, чувствую себя ответственным за ее судьбу.
— Я освобождаю вас от ответственности, — отрезал норманн. — То, как я отношусь к своей жене, касается только меня, но будьте уверены, она не пострадает от моей руки, если будет вести себя достойно, как и подобает женщине.
Эдрик хрипло рассмеялся:
— Если вы считаете Ариану податливой и мягкой, то сильно ошибаетесь. — Лайон мрачно взглянул на сакса, и тот поспешно добавил: — Теперь я вижу, вы лучше знаете ее. Ну что же, милорд, желаю вам доброй ночи.
Слегка поклонившись, Блэкхит покинул замок, сопровождаемый своими людьми.
Эдрик едва успел сесть на коня, как из темноты к нему метнулась тень и схватила коня под уздцы.
— Милорд, это я, Надия. У меня для вас сообщение от леди Арианы.
Мужчина стремительно оглянулся и, увидев, что дверь в зал закрыта, направил коня туда, откуда раздавался голос.
— Что случилось, Надия? Чего хочет твоя госпожа?
— Она желает поговорить с вами с глазу на глаз, лорд Эдрик, но боится Льва.
— Передай своей госпоже, что я постараюсь что-нибудь придумать, но сейчас мне надо ехать, чтобы не вызвать подозрений. Пока надо делать вид, что я служу Вильгельму верой и правдой.
Пришпорив коня, мужчина выехал из ворот, миновал подъемный мост и направился в Блэкхит.

Лайон засиделся со своими рыцарями далеко за полночь. Кубок за кубком он пил хмельной эль, однако ничто не могло помочь выбросить из головы мысли о жене. Эти удивительные зеленые глаза, яркие губы, вспухшие от его поцелуев… Мужчина подумал о том, чтобы взять с собой в постель какую-нибудь служанку, но, оглядев присутствующих девушек, не нашел ни одной достойной. Тогда рыцарь попытался вспомнить Забрину и ее страстные объятия, но даже умелая любовница не смогла затмить образ Арианы, спавшей наверху.
Когда последние гуляки улеглись у огня, вокруг которого уже храпели остальные, Лайон, пошатываясь, встал из-за стола и, стараясь идти прямо, начал подниматься по освещенной факелами лестнице. В огромной спальне царил полумрак: там горела одна-единственная свеча. Только зоркий глаз мог заметить Ариану, свернувшуюся клубком под одеялом, — настолько хрупкой она казалась на широкой постели. Девушка не проснулась даже тогда, когда он сбросил сапоги, снял брюки и рубашку, оставшись в свободном исподнем белье с круглым воротом. Рыцарь улегся поверх одеяла. Ариана издала только легкий вздох, когда он притянул ее к себе. Привыкшая вставать к заутрене, Ариана проснулась на рассвете. Спать было тепло и уютно, и она с отвращением вспомнила тесную сырую келью в Сент-Клере и тонкое покрывало, которое не спасало от холода. Сладко потянувшись, девушка плотнее завернулась в теплое одеяло, но, уткнувшись во что-то твердое, испуганно отшатнулась. Встать ей мешала тяжелая рука Лайона, лежавшая на талии. Затаив дыхание, она осторожно убрала ее и соскользнула на пол. Отступив, Ариана взглянула на спящего мужа.
Приоткрыв рот, он сладко похрапывал, раскинув обнаженные ноги поверх одеяла. Белье сбилось во сне, открыв мускулистые бедра и часть ягодицы. Девушка, смутившись, отвела глаза. Раньше ей не приходило в голову, что мужчина может быть прекрасным. Да, именно прекрасным, ибо это определение пришло ей в голову, когда она смотрела на прекрасно сложенное тело Лайона. Даже во сне от него исходила сила. Опомнившись, Ариана постаралась отогнать бесстыдные мысли. Эдрик, между прочим, — настоящий сакс и не менее красив и силен, чем этот норманн. Но почему-то в его присутствии она не дрожала и не рассматривала его с таким странным чувством.
Лайон наблюдал за супругой сквозь полуприкрытые веки, притворяясь спящим. О чем она думает? Восхищается ли им, отдает ли ему предпочтение или же считает Эдрика красивее?
— Если вы будете продолжать так смотреть на меня, я не смогу поручиться за свои действия.
Ариана, испуганно вздрогнув, отвернулась:
— Я… я думала, вы спите.
— Я и спал, пока не понял, что вы смотрите на меня.
Она покраснела, смутившись, что ее застали за таким неблаговидным занятием:
— Я нужна на кухне. Теперь, когда я вернулась домой, я должна, как хозяйка замка, заняться ведением хозяйства. А сейчас я отправляюсь мыться.
Девушка с радостью вспомнила об огромной деревянной лохани, помещенной в отдельной комнате за кухней. Эту роскошь позволил себе отец при возведении башни.
— У жены есть более важные занятия, — напомнил ей норманн, поднимаясь с постели и отряхивая перья с волос. — Скоро вы об этом узнаете. Идемте, помоемся вместе.
Одернув длинную рубашку, он взял ее за руку и повел из спальни. Испуганная Ариана попыталась вырвать руку, но мужчина крепко держал ее и тащил за собой.
Слуги уже встали и ходили, позевывая, по кухне, когда мимо них прошли хозяева. В комнате, где находилась лохань, стояла огромная бочка с водой и постоянно горел огонь в очаге, поддерживая постоянную высокую температуру. Слуги следили за тем, чтобы всегда были наготове ведра с горячей водой, ведь у господ могло возникнуть желание искупаться с долгой дороги. Норманн немедленно принялся за работу, наполняя лохань холодной и горячей водой. Добившись требуемого результата, он повернулся к спутнице:
— После вас, миледи.
Ариана застыла. Неужели он действительно намеревается с ней мыться?
— Давайте, миледи, хватит капризничать.
Нарочито медленно Лайон снял рубашку, затем белье. Перед тем как спастись бегством, девушка увидела мускулистую спину и твердые ягодицы. Вслед ей гремел раскатистый смех норманна.
Ариана искупалась позже, когда супруг, сопровождаемый немногочисленным отрядом рыцарей, отправился осматривать деревни. До прихода зимы надо заново покрыть соломой крыши, ведь здоровье земледельца — залог процветания хозяина. Лайону приходилось следить за тем, чтобы крестьяне хорошо возделывали его поля, чтобы свободнорожденные вовремя платили ренту за землю. Такой порядок ввел Вильгельм Завоеватель с того момента, как покорил Англию.
Когда Ариана вымылась, она предложила искупаться Терзе, видя, что та не отличается чистотой. Служанка с радостью приняла предложение. Смыв с себя грязь, она предстала перед хозяйкой, поразив ее своей красотой. Чистые волосы оказались цвета спелой пшеницы, а кожа молочно-белой и без единого изъяна. Потом девушки отправились в кладовую за материей для новых платьев.
— Думаете, сэр Бельтан считает меня красивой? — застенчиво спросила Терза, перебирая пальцами свои густые и длинные, до пояса, волосы. Ариана задумалась, не зная, что ответить.
— А ты хочешь, чтобы он считал тебя красивой?
— Ой, конечно, миледи. Клянусь, сэр Бельтан — самый привлекательный мужчина. Для меня он слишком хорош.
— Нет, Терза, ты ошибаешься. Ты саксонка, и ты создана не для норманнской свиньи. Найди себе достойного сакса.
— Да, миледи, — проговорила девушка, опуская глаза. Она ничего не могла поделать со своими чувствами к сэру Бельтану. Сакс он или норманн — ей все равно. Терза полюбила его, но знала, что рассчитывать ей не на что.
В кладовой они пересмотрели груду материала, который лежал мертвым грузом пять долгих лет, и выбрали бледно-голубую, зеленую и ярко-розовую ткань Ариане для платьев и мягкую для нижнего белья. Отказавшись от серого и коричневого материала, предназначенного для слуг, хозяйка Крэгмира выбрала для Терзы яркие ткани. Через пару дней у них появятся новые наряды.
По возвращении Лайона ждал чудесный обед. Стол был заставлен блюдами с рыбой, птицей и говядиной. Радовали глаз овощи, фрукты и хлеб, испеченный из великолепной белой муки мелкого помола. Такой хлеб могли позволить себе есть только богатые люди. Мужчины одобрительно переговаривались, увидев кувшины с пивом, вином и крепким элем. Ариана сидела рядом с Лайоном и ела с ним из одного блюда.
— Вы заслуживаете похвалы, миледи, — искренне проговорил он. — Такого я не едал очень давно.
— Я знаю свои обязанности, — гордо ответила Ариана. Темные брови рыцаря взметнулись вверх:
— Пока нет, миледи, но скоро узнаете.
Девушка попыталась найти достойный ответ, но язык отказался повиноваться ей, а голова начала кружиться. Лицо Лайона отдалилось от нее, под ногами разверзлась бездна, и с легким вздохом она провалилась туда. Пришло видение, в последнее время столь редко посещающее ее и теперь захватившее ее в такой неподходящий момент. Баронесса старалась не поддаваться ему, но попытка не увенчалась успехом. Лайон находился в центре густого серого тумана. Его грудь была обнажена и залита кровью. Воин, вместо лица которого она видела лишь светлое пятно, стоял перед ним, направив острое копье прямо в сердце норманна. Рядом с ним, немного в стороне, Ариана увидела и себя, практически скрытую туманом. Она испытывала ощущение легкости, невесомости и парила, словно птица, между небом и землей. Затем безликий воин повернулся к ней, будто спрашивая, вонзить ли ему копье в сердце Льва. Решение оставалось за ней — жить Лайону или умереть.
Ариана открыла рот, но ни единого звука не слетело с ее уст. Девушка помотала головой, пытаясь найти ответ на вопрос. В это время Лайон выхватил копье из рук безликого рыцаря и, повернувшись, вонзил его прямо в сердце жены. Странно, но крови не было.
Затем видение постепенно начало таять. Туман серыми рукавами обнимал Ариану, затягивая в свою сеть, а девушка все никак не могла оторвать глаза от груди, куда вошло оружие. И только тогда пришла боль — сильная, пульсирующая, охватывающая все тело.
Неужели ее собственная нерешительность вызвала ее смерть? Боль была настолько сильной, что ее уже невозможно стало терпеть. Ариана физически ее ощущала и, открыв глаза, пыталась предотвратить агонию. Словно сквозь густую пелену видела графиня склонившегося над ней супруга, тревожно вглядывающегося в ее бледное лицо. Оглядевшись, Ариана поняла, что находится уже не в зале, а на постели.
— С вами часто такое случается? — в голосе мужчины чувствовалась тревога.
— Что именно, милорд?
— Мне еще никогда не приходилось видеть ничего подобного. Это ведь не простой обморок, да? Ваши глаза закатились, и вы, похоже, даже перестали дышать. Я испугался, что вы уже покинули этот бренный мир. Я отнес вас в спальню и позвал священника.
Ариана попыталась сесть на постели. — Мне не нужен священник. Рыцарь осторожно уложил ее обратно.
— Расскажите мне. Расскажите, что случилось.
Девушка закусила губу, не желая отвечать на вопрос.
— Я… я хочу видеть Надию.
В приоткрытую дверь заглянул святой отец:
— Вы звали меня, милорд?
Мужчина посмотрел на супругу и прочел страх в ее глазах.
— Нет, святой отец. Пришлите ко мне колдунью.
— Колдунью? Вы хотите видеть Надию? То, что делает эта старуха, противно Богу, и ее черная магия не в силах помочь леди Ариане.
— И тем не менее я желаю ее видеть.
— Я здесь, милорд.
Священник испуганно отшатнулся, когда Надия прошмыгнула мимо него в спальню. Как всегда, колдунья появилась ниоткуда и затем, несомненно, исчезнет в никуда. Или же это ее вездесущий дух является в одно и то же время в разных частях замка, пугая честных христиан? Святой отец осенил себя крестным знамением и, подобрав рясу, поспешил уйти.
— Это вновь произошло, миледи? — скрипучим голосом, в котором слышалась мудрость веков, спросила Надия. — Вы очень напуганы.
— Что произошло? О чем вы ведете речь? — потребовал ответа Лайон. — Господи, женщина, неужели ты не расскажешь мне, из-за чего весь этот сыр-бор?
Ариана вздрогнула:
— Я еще никогда не была так напугана. Оно мне напомнило Судный день, только хуже, и в роли судьи выступала я сама.
— Во имя Господа нашего, — не унимался норманн, — я желаю знать, что происходит с моей женой.
Надия подошла ближе к баронессе.
— Я ничего не могу вам сказать, милорд, не имею права, — промолвила она, затем испытующе посмотрела на девушку. — Вам, наверное, придется признаться. Он все равно узнает об этом раньше или позже, потому что оно снова вас посетит.
Ариана взглянула на Лайона сквозь опущенные ресницы. Конечно, колдунья права — видение вновь придет к ней, и супруг сам догадается, что его жена отличается от остальных людей. Скорее всего, он сочтет ее сумасшедшей.
— Меня посещают видения, милорд.
Рыцарь уставился на Ариану так, словно у нее выросли две головы. Норманн не отличался особой набожностью, но питал понятное уважение к сверхъестественному. Если слух о даре жены разнесется по свету, ему придется нелегко.
— Она говорит правду, женщина? — охрипшим голосом поинтересовался он у Надии.
— Да, милорд, чистую правду. Еще в детстве Ариана могла предсказывать будущее, потому что оно являлось к ней в видениях. Ее мать и я держали это в глубокой тайне от крестьян, чтобы девочка не прослыла ведьмой. Видения приходят к ней неожиданно, без всякого предупреждения, как, например, сегодня.
Лайон предусмотрительно отступил от жены:
— Что же вы видели, миледи?
У Арианы пересохло во рту:
— Ничего особенного.
Как могла она рассказать ему о видении если не поняла, что к чему? Девушка надеялась, что Надия поможет ей растолковать его, конечно, если норманн оставит их наедине.
— Ничего особенного? — переспросил он, все еще колеблясь.
— Да. Потом мне с трудом удается вспомнить, что я видела. Так случилось и сегодня. Все, что приходит ко мне, — это вихрь, туман и черные тени.
Лайон внимательно посмотрел на супругу и кивнул, удовлетворенный ответом:
— Я оставлю вас с Надией. Не верю я в эти сверхъестественные, колдовские истории.
Ариана облегченно вздохнула, когда мужчина вышел из спальни с беспечным видом. Похоже, ее видения не очень его интересовали.
— Что напугало вас, Ариана? — подождав, пока рыцарь уйдет, спросила Надия. — Что вы видели?
Девушка, встав с постели, начала мерить шагами комнату:
— Видение было ужасным, однако значение его кажется еще более страшным. О Надия, оно говорило, что жизнь Лайона находится в моих руках и выбор жизни и смерти зависит от меня. Как такое может быть? Неужели я стану его палачом? Я никогда не хотела выходить за него замуж, Бог знает, как я ненавижу всех норманнов, но у меня нет желания становиться судьей и решать, жить кому-то или почить с миром.
Затем Ариана рассказала о том, что видела. Колдунья долго молчала и наконец заговорила:
— Вы видели очень много, Ариана. Говорите, вы никак не могли выбрать, жить или умереть Лайону. Возможно, это знак, что нечто важное связывает вас с Норманнским Львом. Или же это предупреждение об опасности, посланное вам свыше, если вы пустите его в свое сердце.
— Я презираю этого человека! — гневно закричала Ариана. — Когда дело касается Лайона, мое сердце в безопасности.
— Время покажет, миледи, время покажет, — сухо произнесла Надия.
— О, уходи прочь, от тебя все равно никакого толку, — обиженно буркнула Ариана. — Что ты за колдунья, если не можешь растолковать видения?
Повернувшись, девушка застыла от изумления: старуха исчезла так же внезапно, как и появилась.
Когда пришел Лайон, его супруга уже крепко спала. Он не стал ее будить, а, стараясь производить как можно меньше шума, разделся и лег рядом. В тусклом свете мерцающей свечи мужчина разглядывал лицо спящей, размышляя, на какой женщине женился. Рыцарь не верил в ведьм, был свободен от предрассудков, но холодок бежал по спине, когда он думал о сверхъестественной способности предвидеть будущее. Люди боятся того, что не могут объяснить, и Лайон поклялся, что никому не скажет о странном даре Арианы, дабы его жена не прослыла ведьмой.
Обеспокоенный произошедшим, мужчина попытался уснуть, но сон бежал от него. Несмотря на ненависть Арианы к норманнам, он желал ее, хотя порой сильный характер, непокорный нрав и острый, как меч, и ядовитый, как жало змеи, язык жены сводили его с ума. Ее красота, чувственность и удивительная ранимость компенсировали недостатки. Ужасное и прекрасное так тесно перемешались в этой женщине, что сделали ее самой недоступной и самой желанной в мире.
Чем больше Лайон узнавал о супруге, тем больше убеждался в том, что она сказала правду. Эдрика Блэкхита и ее связывали лишь невинные встречи и разговоры через ограду. Конечно, Ариана нанесла ему, своему супругу, неслыханное оскорбление, встречаясь с другим мужчиной в глухую полночь, да еще наедине, будучи замужней женщиной. По понятиям Норманнского Льва это означало только одно: его жена все еще желала Эдрика Блэкхита, предпочитая его своему законному мужу. Хотя в этом нет ничего удивительного. Блэкхит — истинный сакс, а он, Лайон, норманн, захватчик, завоеватель, убийца, хищник, растоптавший землю ее предков и убивший ее семью. Вполне возможно, именно от его руки погибли отец и братья Арианы, ведь в пылу битвы трудно разобрать лица, там только известно, где враг, а где друг.
Ариана издала слабый стон и пошевелилась. Ход мыслей мужчины мгновенно нарушился, и его тело отреагировало на движения девушки. Святые угодники, они женаты вот уже пять лет и до сих пор не окропили супружеское ложе девственной кровью! Лайон поклялся, что не притронется к Ариане, пока не убедится, что та не носит под сердцем чужого ребенка. Все это так, но ведь он же не монах! Супружество давало ему право спать со своей женой, это его обязанность. К тому же Лев желал ее!
Руки мужчины обхватили талию девушки и притянули ее к себе. Она проснулась и открыла глаза:
— Что… что вы делаете?
Ариана вскрикнула, когда он поднял ее и положил на себя. Твердые, словно из гранита, мускулы больно врезались в мягкое тело. Черты его лица казались высеченными из камня — ни одной неправильной линии. Длинные волосы цвета воронова крыла спускались нежными завитками на шею, и Ариана подавила желание разгладить их пальцами. От напряжения губы мужчины сжались, резко обозначились скулы.
Но, пожалуй, самым удивительным были его глаза, холодные, как голубой лед, горящие затаенным желанием. Он способен отнять или даровать жизнь человеку с одного взгляда.
— Вы моя жена, — хрипло произнес он, окунаясь в зеленую бездну ее глаз.
Ариана с трудом проглотила комок, застрявший вдруг в горле:
— Я это хорошо знаю.
— У нас еще не было первой брачной ночи, что после пяти лет супружества мне кажется странным, поэтому я решил выполнить свой долг. Я ведь не монах, и терпение мое лопнуло, — говоря, рыцарь не отрывал глаз от сочных, ярких губ жены, казавшихся в тусклом мерцании свечи еще более соблазнительными. Его телом овладело дикое, необузданное желание. Ариана в ужасе широко открыла глаза, чувствуя, как что-то твердое уперлось ей в живот.
— Но вы говорили…
— Я изменил свое мнение, Ариана. Я хочу вас. Если обнаружится, что вы уже лишились девственности, я отправлю вас обратно в монастырь на веки вечные.
— Но я… я не хочу вас. Пожалуйста, не надо…
Пламя страсти сжигало Льва, и уже ничто не могло остановить его. На лице появилось свирепое выражение, а объятия стали железными.
— Вы хотите Эдрика? — Девушка открыла было рот, собираясь протестовать, но Лайон перебил ее: — Нет, молчите, это уже не имеет значения. Вы его все равно не получите. Придет день, когда вы будете умолять меня лечь с вами в постель, сгорая от страсти. А если вам вздумается утолить свое желание с другим мужчиной, я запру вас в башне, где вы проведете остаток жизни в мольбах и слезах. Вы моя жена, и я буду любить вас тогда, когда мне захочется, и вы будете пылко встречать меня и приветствовать.
— Я встречу вас так, как Англия встретила Завоевателя.
Девушка не успела ничего больше сказать, потому что губы мужчины закрыли ей рот. Поцелуй походил на расплавленный металл. Она ожидала неприятных ощущений, боли, неприязни, но почувствовала испепеляющее искушение.

ГЛАВА 4

Лайон приподнял Ариану и уложил на постель. Чувствуя жар его взгляда, она открыла глаза. Лицо мужчины горело от желания. Могучие руки обнимали ее хрупкое тело, а его губы жадно впивались в нее. Рывком рыцарь разорвал ее одежду, мешавшую ему.
— Милорд, прошу вас.
— Да, да, хорошо. Вы что же думаете, я не знаю, как доставить удовольствие женщине?
Губы Лайона коснулись ее шеи, язык отыскал пульсирующую жилу и проложил дорожку вниз, к ложбинке на груди. Девушка затрепетала, чувствуя на своей коже его разгоряченное дыхание. Он взглянул на ее грудь, удовлетворенно отметил, что сосок набух, и потянулся к нему. Ощутив губы мужчины на своем теле, она вскрикнула, вспыхнув от смущения. Что с ней происходит? Ариана протестующе застонала, сжав простыни, но норманн не унимался, покусывал, ласкал сосок до тех пор, пока девушка едва не лишилась чувств.
Она выдохнула его имя, так редко слетавшее с губ и звучавшее для его уха сладкой, неземной музыкой.
— Милая, — зашептал Лайон, сгорая от страсти, и в его голосе звучала мольба. — Вы посылаете меня на погибель.
— Что вы делаете со мной? Прошу пощады, милорд.
— Пощады не будет, Ариана.
Он слишком страстно ее желал, чтобы позволить мольбам дойти до сознания. Ему удастся заставить эту непокорную дикарку трепетать от желания и ждать его появления в спальне. Он, ее повелитель, ее господин, ее муж, приручит и усмирит ее! Лайон провел руками по восхитительному телу и, коснувшись округлых бедер, приподнял их. Почувствовав на них шершавый язык супруга, Ариана подумала, что не выдержит и потеряет сознание. Она попыталась вырваться, но рыцарь держал ее крепко. Девушке показалось, что земля разверзлась под ней и она летит в бездну, когда жестокий язык вошел в нее. Он проникал все глубже и глубже, скользил по влажной поверхности, вознося ее туда, где уже неважно, что Лайон — норманн, а она саксонка.
Руки Арианы сжали тонкую простыню, когда мужчина рывком подался вперед и отыскал ее губы. Ощутив свой собственный вкус на его губах, она едва не лишилась чувств. Лев поднял голову и взглянул в ее глаза.
— Я сделаю так, что вы тоже захотите меня. Выбор за вами — насилие или ласка. Выбирайте, леди, и говорите, но не просите меня остановиться.
Девушка, вздрогнув, закрыла глаза. Ее боль невозможно было передать словами. Она знала только, что причиной ее являлся Лайон, и хотела, чтобы боль утихла. Способен ли он на нежность? Возможно. Или жестокость? Несомненно. Может ли норманн сделать так, чтобы она возжелала его? Именно этого Ариана и боялась.
— Насилие! — солгала девушка.
Гордость не позволяла ей признаться, что норманн способен заставить ее трепетать от желания. Если он возьмет ее, пусть думает, что это произошло против ее воли.
Мужчина изумленно взглянул на жену и рассмеялся.
— Насилие, миледи? Боюсь, оно вам не понравится. Нет, Ариана, вы созрели для ласк.
Невзирая на ее мольбы, Лайон, притянув хрупкое создание ближе, начал нежно гладить чувствительное тело. Девушка вскрикнула, когда его сильные пальцы осторожно коснулись влажного лона. От его прикосновения у нее перехватило дыхание. Мужчина смотрел в зеленые глаза супруги, наблюдая, как в них вспыхнула страсть. Он улыбнулся, довольный, что жена не солгала. Она действительно невинна, ибо, познав мужчину, уже невозможно так открыто и непосредственно отвечать на ласку.
Ариана тяжело дышала. Ее захватил поток таких ощущений, которых ей никогда не приходилось испытывать и о существовании которых она не подозревала. Девушка чувствовала, что длинные пальцы рыцаря, ласкающие ее лоно, что-то ищут там, раздвигая набухшую плоть, и вздрогнула, сдерживая крик, когда они наконец нашли желаемое. Выгнув спину, Ариана тихо стонала, а Лайон нежно погладил небольшой бугорок, затем его пальцы вновь вошли в нее.
— Ты сгораешь от страсти, Ариана, — удовлетворенно прошептал норманн, гладя влажное лоно.
Она поняла, что простыни под ней стали влажными, и была готова провалиться от смущения.
Рыцарь ласкал ее тело, подготавливая для последней атаки, и вскоре Ариана почувствовала, как напряженная, твердая как гранит мужская плоть коснулась ее тела. Лайон, сдерживаясь из последних сил, старался действовать осторожно. Это ему удавалось с трудом. Кровь гулко стучала в висках, а напряжение достигло предела. Жена просила взять ее силой, но внутренний голос останавливал мужчину. Ведь она не служанка, привыкшая к грубому обращению, а его супруга, мать его будущих детей. Конечно, Норманнский Лев мог быть грубым, но он скорее положит голову на плаху, чем причинит Ариане страдания и боль. Нет, надо сделать так, чтобы она желала только его и мечтала разделить ложе только с ним.
Мужчина вошел глубже, ни на минуту не забывая, что перед ним девственница. Доказательств уже не требовалось. Ариана не лгала. Девушка вздохнула и закусила губу, чувствуя в себе его плоть и ощущая себя одним с ним существом. Сердце рыцаря наполнилось жалостью и состраданием к хрупкому созданию, которому сейчас предстоит испытать боль.
— Будет больно, — предупредил Лайон супругу. — Ты такая маленькая. Но я не знаю другого способа это сделать.
И норманн продвинулся дальше, упершись в хрупкий барьер.
Девушка, застонав, побледнела. Она почти ничего не знала о таких отношениях между мужем и женой. Ариана чувствовала, что мужчина заполнил ее всю без остатка, и удивлялась, как это возможно. Конечно, ощущала она и боль, однако не такую сильную, как представляла, не способную заставить забыть о предварительных ласках. И когда уже ей казалось, что самое страшное позади, Лайон последним толчком вошел в нее, разрушив преграду. Ариана закричала, и ее острые ногти впились в спину норманна, оставив кровавые пометки. Она попыталась вырваться, протестуя против грубой силы и боли. Мужчина замер, давая возможность болезненным ощущениям утихнуть.
— Худшее позади, дорогая, — успокаивающе прошептал Лев, убирая мягкие серебристые пряди с ее лица. Он с такой силой желал довершить начатое, что на его лбу выступили капельки пота.
Лайон двигался очень медленно, желая доставить удовольствие девушке. Боль все еще не утихла, но это была сладкая боль. Девушка, приподняв бедра и сама удивляясь своему поведению, попыталась двигаться ритмично с мужем, и тогда движения его стали интенсивнее. Вращая бедрами, Лайон чувствовал, как теплая сладостная волна поднимается в нем, грозя вырваться наружу. Напряжение достигло предела. Мужчина знал, что действует слишком быстро для жены, но ничего поделать не мог. В нем кипело желание такой силы, которое не испытывало ни одно человеческое существо. Лайон понимал, что супруга не получит наслаждения от близости с ним, и дал клятву доставить ей его в другой раз.
Ариана чувствовала, как напряглось его тело, как прерывистое дыхание обжигало ее ухо, услышала вскрик и ощутила, как теплая струя его семени излилась в нее. Через мгновение мужчина рухнул без сил рядом с ней. Тело девушки болело и горело, словно ее пытали. Она вскочила, негодуя, ненавидя норманна за сделанное им, за то, что он заставил ее чувствовать, какое неземное блаженство заставил испытать, не считая одного болезненного момента.
— Норманнский ублюдок! — выкрикнула она. К сожалению, ей так и не довелось сказать больше, потому что его длинная рука схватила ее за запястье и притянула к себе. Лицо мужчины потемнело.
За его кажущимся спокойствием скрывалось нечто темное и пугающее. Он походил на демона, нет, скорее на дикое животное, неприрученное, свирепое, смертельно опасное. Да, Лайон напоминал льва, сдержанность которого покоряла Ариану.
— Да, я незаконнорожденный и не отрицаю этого. Я знаю, вы считаете себя слишком хорошей, слишком чистой, чтобы стать супругой норманнского ублюдка, но придет день, и вы поймете, оцените мудрость Вильгельма, поженившего нас. Я долго жил с позорным клеймом, однако ужас тех дней остался позади. Сейчас у меня есть земля, которую я всегда желал иметь, надежная крепость и жена, в чистоте крови которой не приходится сомневаться. Наши дети станут правителями этих земель, они будут защищать Англию и дело Вильгельма.
— Может, у меня не будет детей, — запальчиво проговорила Ариана, потирая запястье, на котором остались следы его пальцев.
Глаза мужчины гневно заблестели:
— Откуда вам это знать? Видения, посещающие вас, сказали, что вы бесплодны? Вы ведьма?
Девушка затрепетала от страха:
— Нет, я не колдунья, а видения мои редко касаются меня, чаще окружающих.
— Как угодно, — язвительно заметил он. Внезапно его настроение изменилось. Рыцарь окинул жену взглядом, от которого она вспыхнула — Ариана стояла перед ним совершенно обнаженная. — То, чем мы сейчас занимались, не доставило вам большого удовольствия?
— А мне следовало бы его испытать?
— Да, леди, и вы будете удовлетворены, клянусь.
— Вряд ли. Может, я уже понесла. Тогда вам больше не придется стараться.
— А может, нет. Даже если вы и зачали, это вовсе не значит, что мы не будем продолжать заниматься любовными утехами ради нашего удовольствия.
— Ради вашего удовольствия, — поправила его Ариана. — Я не понимаю, как может какой-нибудь другой женщине понравиться то, чем мы занимались.
Изумление промелькнуло в холодных голубых глазах:
— Вы ошибаетесь, миледи. Грамотный в делах любви мужчина способен доставить женщине бездну наслаждения, а я многое знаю и умею.
Он уложил супругу на кровать, поднялся, зажег вторую свечу от гаснущего огарка и отыскал кувшин с водой. Налив целый таз, мужчина поднял сброшенную на пол рубашку и сел на постель. Ариана настороженно следила за ним, не зная, чего от него ждать. Окунув край рубашки в воду, рыцарь раздвинул ей ноги, и девушка закричала:
— Нет!
Не успела она вскочить, как Лайон прижал мокрую ткань к ее телу. На рубашке остались кровавые пятна. Ариана испуганно заморгала:
— Вы смертельно меня ранили!
— Нет, это нормально. Кровотечение быстро прекратится. Я действовал очень осторожно, был мягок с вами, несмотря на то, что вы предпочли насилие. В следующий раз никакой боли вы не испытаете, обещаю.
— Не думаю, что будет лучше. Может, вы не такой уж искушенный любовник. Думаете, нам следует часто этим заниматься? — поинтересовалась она, надеясь услышать отрицательный, радующий душу ответ.
Лайон рассмеялся, и его смех эхом звучал в огромной комнате:
— Откровенно говоря, никто на меня не жаловался. Большинство женщин считали меня опытным любовником.
— Да, возможно, вашей любовнице нравилось ваше умение. Насколько я понимаю, леди Забрина очень красива.
Лицо мужчины застыло.
— Что вы знаете о Забрине? — Ариана, закусив губу, отвела глаза. — Нет, позвольте мне самому догадаться, — продолжал рыцарь, гневно сверкая очами. — Лорд Эдрик рассказал вам, не так ли? Забудьте о нем, миледи, вы не сможете заполучить его, даже если вам станут помогать все демоны ада. Я ваш муж, мы связали нашу жизнь супружескими, кровными, если так можно сказать, узами, и я намереваюсь спать с вами каждую ночь, дважды, трижды за ночь, если мне понравится.
Девушка недоверчиво взглянула на супруга:
— Считаете меня глупой? Это невозможно.
Лайон усмехнулся, причем довольно злобно:
— Неужели? Я молод и полон страсти. Дайте мне пять минут отдыха, и я докажу вам это.
Взяв руку жены, он положил ее на низ живота. Кровь прилила к его плоти, и она тут же начала расти и подниматься. Не повинуясь рассудку, пальцы девушки сжали ее, словно пробуя силу. Низкий, протяжный стон вырвался из груди норманна, по его телу пробежала дрожь, когда Ариана непроизвольно сжала его древко. Желание охватило рыцаря с новой силой.
— Господи! — его хриплый возглас так напугал Ариану, что она разжала пальцы, однако огонь уже пылал. Мужчина поднял ее и посадил на себя.
— Как вам понравится прогулка верхом, леди? Я дал клятву и намереваюсь сдержать ее. До того, как первые лучи солнца упадут на нашу грешную землю, вы узнаете, что такое настоящее наслаждение.
— Если не умру, — со страхом прошептала девушка.
Прижав хрупкое создание к себе, Лайон потянулся к ее рту. Пальцы его перебирали пряди непослушных серебристых волос, а кончик языка нежно касался сочных губ. Руки мужчины ожили и начали настойчиво ласкать соблазнительное тело. Он целовал ее грудь, нежно гладил влажное лоно, разжигая в зеленоглазой красавице дикую, безумную страсть.
Сердце словно сжало тисками, а мозг будто пронзила молния. Ариана, обняв мужа за мускулистые плечи, начала отвечать на его жаркие поцелуи, поглаживать пальцами густые черные волосы, испытывая странное желание дарить нежность и расточать ласки. Пытаясь анализировать свои чувства, она решила, что разум покинул ее, уступив место безумию. Этот человек пришел с мечом на ее землю, растоптал ее поля, отобрал ее владения, убил семью и заставил выйти за себя замуж. Ариана ненавидела его и ненавидела свое тело, которое предательски поддавалось его ласкам, отзывалось на нежность страстными вздохами и стонами.
— Я вхожу в тебя, любовь моя, — хрипло прошептал Лайон, приподнимая ее ягодицы и вновь опуская на себя. Он вошел с трудом, однако барьера, препятствующего дальнейшему продвижению, уже не существовало, поэтому мужчина погрузился целиком в ее влажную теплоту. Ариана, настроившая себя на боль, приятно удивилась, что ее нет.
Молча она приникла к Лайону, повинуясь инстинкту и стараясь попасть в ритм. Мужчина, казалось, передал ей свое дикое, необузданное желание, теснившееся в груди. Лайон, отдавшись страсти, думал лишь о том, что такого, когда полностью теряешь над собой контроль, он не испытывал ни с одной женщиной. Чувствуя, что вот-вот взорвется и вновь оставит жену неудовлетворенной, рыцарь коснулся набухшего бугорка, стараясь и ее довести до конца.
Ариане показалось, словно тысячи разноцветных огней вспыхнули в мозгу, посылая божественные импульсы в тело. Девушка подумала, что оно больше ей не принадлежит, будто незнакомое, чужое создание поселилось в ней. Сладкая истома, начавшаяся с кончиков пальцев, побежала по телу, прогремел гром, и звезды посыпались с неба. Затем Ариана решила, что умерла. Через несколько мгновений она окончательно пришла в себя и увидела, что лежит, содрогаясь, на бронзовом теле супруга.
— Что произошло?
Медленно возвращаясь к реальности после путешествия в рай, Лайон выждал, пока дыхание не восстановится, и ответил:
— Я выполнил обещание. Вы по-прежнему считаете меня неумелым?
Ласковый взгляд его голубых глаз пробежал по её разгоряченному телу. Девушка, вспыхнув, отвела глаза, смущенная своей реакцией на его ласки.
— Может, я ошибалась, — ответила девушка, и, взглянув в окно, она заметила первые лучи солнца. — Наступил день, милорд. Я должна приступать к своим обязанностям.
— Но сначала мы вместе вымоемся, Ариана. Вставай.
С этими словами мужчина подал ей руку. Она хотела отказаться, но его глаза умоляли, и девушка протянула хрупкую ладонь. Взяв ее, Лайон улыбнулся. Он все равно усмирит ее, покорит, сделает ее сердце ручным. Думая так, рыцарь подал жене нижнюю сорочку и надел свою. Как только Ариана полюбит его, она станет идеальной женой.
После купания девушка надела новое белье и платье, законченные этим утром. Теплая мягкая ткань приятно ласкала бедра и грудь, ничем не напоминая жесткие, грубые сорочки монахинь. Ярко-голубое платье, отороченное горностаем, было достойно баронессы. Довольная Ариана приколола к плечу даже сверкающую драгоценными камнями брошь, доставшуюся ей, как и многое другое, от матери, любившей блестящие побрякушки. «Интересно, заметит ли Лайон?» — подумала она и тут же, тряхнув головой, отбросила глупую мысль. Лайон заботился только о своей земле, своем короле и своих удовольствиях.
Прежде чем выйти из спальни, Ариана бросила застенчивый взгляд на постель, вспоминая жаркие, страстные ласки норманна и ту бездну наслаждения, куда он ее поверг. Хотя она и сопротивлялась ему и телом и душой, Лев все же добился того, чего хотел. Мужчина дважды овладел ею ночью и еще один раз в купальне, разбрызгивая во все стороны воду. Ему невозможно было отказать, потому что он напрочь отметал все предрассудки, для него не существовало преград. Этим утром Ариана испытывала боль, но боль удивительно приятную. До сих пор во всем теле ощущалась сладкая истома. И нежность Норманнского Льва удивила саксонку.
При воспоминании о прошедшей ночи щеки девушки зарделись, и она, собравшись с духом, вышла из спальни. На лестнице ее встретила Терза.
— Миледи, у меня для вас важное сообщение, но оно предназначается только для ваших ушей, — прошептала служанка, испуганно озираясь. — Если лорд Лайон услышит, мне не избежать наказания, и я не хочу, чтобы сэр Бельтан плохо обо мне думал.
Баронесса растерянно смотрела на девушку, отметив ее необычное возбуждение.
— Пройди в спальню, Терза. Лорд Лайон уехал на охоту еще до утренней молитвы и не вернется до захода солнца.
Войдя в комнату, служанка сразу же заговорила шепотом:
— Он здесь, миледи, и желает встретиться с вами в саду, за кухней. Он просил передать вам, что будет ждать за стеной, у обвитой виноградом арки.
— О ком ты говоришь, Терза? Мне некогда разгадывать загадки.
— Да о том, кто платил мне за то, что я переда вала вам записки, когда вы жили в монастыре. Теперь я знаю, что его зовут лорд Эдрик Блэкхит. Сначала я его не узнала, потому что на нем плащ с капюшоном. Лорд Эдрик остановил меня в деревне и попросил передать вам сообщение.
Сердце Арианы, казалось, перестало биться. Конечно, она хотела поговорить с Блэкхитом, но осмелится ли сделать это, зная, как отреагирует Лайон? Девушка узнала его нежным и ласковым, когда они предавались любовным утехам, но прекрасно понимала, что у медали всегда есть обратная сторона. А Лайон только приоткрыл, каким может быть в гневе, когда супруга назвала его «норманнским ублюдком».
— Спасибо, Терза. Не бойся, ни лорд Лайон, ни сэр Бельтан не узнают о твоем поступке, по крайней мере, от меня.
Служанка вздохнула с видимым облегчением. После того, как норманн предотвратил ее ужасный брак с Доралом, она испытывала к нему глубокое уважение, но нежно привязана Терза была только к своей госпоже.
— Вы встретитесь с лордом Эдриком, миледи? Он такой богатый, знатный и красивый, хотя не настолько красивый, как лорд Лайон… или Бельтан, — застенчиво добавила она.
— Я подумаю, — тихо отозвалась Ариана. — А теперь иди, сегодня нам нужно многое сделать. Кин говорит, что пора заняться свечами. Помоги ему.
Хозяйка Крэгмира даже не заметила ухода служанки. Мысли роились в мозгу, словно рассерженные пчелы в улье. Как удачно все складывается. Муж уехал на целый день, и никто не узнает о ее встрече с Эдриком. Лайон очень хитер и опасен. Он нанесет удар тогда, когда меньше всего ждешь. Как истинная саксонка, девушка обязана предупредить Эдрика об опасности. Правильно она поступит или нет, но все же выйдет в сад и поговорит с Блэкхитом до возвращения Льва.
Эдрик стоял, прислонившись к стене и зная, что его никто не увидит из-за густых виноградных лоз, обвивавших арку. Он не имел представления, придет Ариана или нет, и молил Бога, что бы та явилась. Его сердце разрывалось на части при мысли, что ее телом завладел Норманнский Лев. Он сделал бы все возможное, чтобы освободить девушку из лап хищника и вернуть ее. Его размышления были прерваны шелестом листьев. Ариана.
— Эдрик, где вы?
— Здесь, миледи, — прошептал мужчина, скрытый густыми лозами. Рыцарь схватил руки девушки и притянул ее к себе. — Я боялся, что вы не придете.
— Я не могу долго задерживаться. Я пришла, чтобы предупредить вас.
— Предупредить меня? О чем?
— Лайон. Ему известно о наших тайных встречах в монастыре. Я не знаю, на что способен этот человек, и опасаюсь, что он просто ждет удобного случая, чтобы расправиться с вами.
— Я не боюсь вашего мужа, Ариана. Кроме того, — с уверенностью проговорил сакс, — я поклялся в верности Вильгельму, а мои рыцари пополнили ряды его армии. Мое убийство придется не по душе Завоевателю.
Девушка нахмурилась:
— Разве вы человек Вильгельма? А я думала…
Лицо Эдрика исказила ненависть:
— Нет, миледи, я сакс и никогда не забуду об этом. Я презираю ублюдка Вильгельма и всех его блюдолизов. А поклялся в верности я не случайно. Однажды наступит день, когда саксонские бароны, лишившиеся своих земель, поднимут восстание. Тогда придет мой час, я присоединюсь к ним. Я встречался с королем Малькольмом, и тот щедро снабдил нас людьми и оружием. Клянусь, что скоро освобожу вас от этого ужасного человека и вы станете моей женой. Именно из-за вас я не женат вот уже столько лет. Я жду вас, миледи.
Ариана была потрясена искренностью, с которой говорил Блэкхит, и в ее сердце поселилась надежда, хотя она не понимала, каким образом можно оборвать узы, связывающие ее с Лайоном.
— Боюсь, это невозможно. Даже глупо мечтать об этом, — с горечью произнесла девушка.
— Возможно, и очень скоро, если вы согласитесь убить Льва. Без него Крэгмир станет легкой добычей для Малькольма. Лайон очень силен, а замок его надежно укреплен. Он должен умереть как можно скорее. Именно поэтому я прошу вашей помощи, Ариана. Вы близки с ним, спите в его постели. Согласитесь ли вы помочь нам?
Ариана смотрела на собеседника с нескрываемым ужасом:
— Вы хотите, чтобы я убила Лайона? Нет, вы просите слишком много. Я презираю всех норманнов. Я никогда не хотела стать его женой, но у меня не хватит смелости убить его своими руками.
Эдрик пытливо взглянул на девушку:
— Что он сделал с вами, Ариана? Вы покорились ему?
— Нет! Как вы могли подумать такое! — негодующе воскликнула она.
— Вы любите его?
— Конечно, нет! — пылко возразила девушка, хотя ответить на этот вопрос оказалось нелегко. Лайон — загадка. Он не походил ни на кого из знакомых ей людей. Ариана вспомнила его сильные руки, способные причинить боль, страдания и смерть, но такие нежные, когда касались ее тела. Она не раз давала ему повод воспользоваться силой, но мужчина никогда не пускал ее в ход.
Эдрик удовлетворенно улыбнулся:
— Я так и думал.
Не отрывая глаз от собеседницы, рыцарь сунул руку в кошелек и извлек оттуда маленький флакон, наполненный зеленовато-серой жидкостью. Он положил пузырек на ее ладонь, затем сжал пальцы.
— Что это? — испуганно спросила девушка, рассматривая флакон и надеясь, что там не то, о чем она думает. К сожалению, Ариана оказалась права.
— Это яд, — тихо произнес Блэкхит. — Очень сильный и быстродействующий. Достаточно одной-двух капель.
— Яд! — в ужасе вскрикнула она и попыталась убрать руку, передернувшись от отвращения. — Что мне с ним делать?
Эдрик недоверчиво взглянул на хозяйку Крэгмира:
— Ариана, дорогая, подумайте, какого мощного сторонника лишится Вильгельм в лице Лайона. Без сильной руки Льва, без его мощи Нортумбрия не устоит. Подумайте, что это значит для нас.
Девушка попыталась вернуть флакон:
— Я… я не могу, правда, не могу.
Блэкхит отрицательно покачал головой:
— Нет, возьмите. Вы саксонка, и пусть ваше сердце подскажет вам, что делать.
— Я не могу!
— Ариана, вы должны. Вспомните о ваших братьях, убитых кровожадными норманнами, вспомните о ваших владениях, которых вас лишили, о годах, проведенных за глухими монастырскими стенами. Подумайте, какое облегчение принесет народу Англии смерть Лайона.
Девушка не могла думать, не могла дышать. Слова Эдрика парализовали ее мозг. Медленно она отошла на несколько шагов, затем резко повернулась и бросилась со всех ног в замок. Как бы Ариана ни старалась, она не могла не чувствовать правоту Блэкхита.
Господи, он хочет, чтобы она отравила Лайона! Поднимаясь по лестнице, ведущей в спальню, девушка лихорадочно обдумывала слова Эдрика. Рухнув на скамью, Ариана раскрыла ладонь и с ужасом уставилась на флакон с ядом. Нет, она не сможет это сделать!

ГЛАВА 5

Ариана нервно поглядывала на сундук с одеждой, и ей казалось, будто она видит сквозь дерево спрятанный среди белья флакон с ядом. А вдруг Лайон тоже видит? С тех пор как три дня назад Эдрик передал его ей, жизнь Арианы стала кошмаром. Девушка корила себя, что не может выполнить просьбу Блэкхита, хотя понимала, что саксы вздохнут свободнее, однако убить оказалось очень нелегко. Ей не хватало мужества, чтобы лишить человека жизни. В конце концов, Лайон — ее муж, нравится это Ариане или нет, к тому же мужчина не был с ней жесток.
Последние три дня Лев, едва добравшись до постели, валился без сил. Не занимаясь хозяйством пять долгих лет, норманн с трудом входил в ритм жизни землевладельца, занятого с утра до вечера. И тем не менее, немного отдохнув, он тянулся к жене и всякий раз открывал новые прелести ее тела, умело ласкал ее, повергая тем самым в пучину наслаждения.
Девушка пыталась бороться с мужем, сопротивлялась как могла его обольстительным ласкам, но искушение оказывалось слишком велико, и страсть одерживала победу. Лайон прекрасно знал, что добьется своего. В совершенстве владея искусством любви, он старался использовать все свои знания и умения. Ариана же, придя в себя после непередаваемого, неземного наслаждения, испытывала ненависть и презрение к человеку, заставлявшему ее терять над собой контроль, и давала клятву больше не поддаваться его чарам. Однако люди часто дают обещания и редко их выполняют.
Задумавшись, баронесса испуганно вздрогнула, когда в спальню, словно вихрь, ворвалась Терза, оглядываясь по сторонам. Увидев, что госпожа одна, она сунула ей в руку записку. Ариана почувствовала, как бешено забилось сердце, и медленно начала разворачивать сложенный лист бумаги.
— Кто дал тебе это?
— Какой-то юноша вложил мне записку в руку, когда я шла через внутренний дворик. Я его никогда не видела. Сказав, что послание предназначено для моей хозяйки, он тут же исчез.
— Спасибо, Терза, можешь идти.
— Да, миледи, — служанка присела и выскользнула из комнаты.
Ариана читала записку. Там было всего одно предложение: «Не подведите меня». Послание не имело подписи, но в углу виднелась нацарапанная буква «Э». Эдрик.
Рука девушки задрожала, когда она вновь посмотрела на сундук с одеждой, где лежал яд. Внезапно дверь отворилась, и вошел Лайон. Ариана была так поражена его ранним возвращением, что уронила записку. Та упала прямо к ногам мужчины, и девушка побледнела от ужаса. Лайон подозрительно прищурился, видя испуганное лицо жены, и перевел взгляд на клочок бумаги у своих ног. Опомнившись, она попыталась исправить Положение и потянулась за запиской, однако норманн опередил ее.
— Что это, миледи? — холодно спросил он, быстро пробежав глазами послание. Поняв, от кого оно, мужчина обдал супругу взглядом, полным леденящего душу презрения.
— Н… ничего, милорд, — заикаясь, ответила Ариана, тщетно пытаясь найти правдоподобное объяснение.
— Вы называете «ничем» записку от любовника? — прогремел Лайон и с потемневшим лицом швырнул клочок бумаги ей в лицо. Приехав домой в хорошем расположении духа, он собирался взять жену на верховую прогулку, а сейчас осознал, что находится в таком состоянии, что для него ничего не стоит совершить насилие. — Буква, нацарапанная в углу, говорит, что записка от лорда Эдрика.
— У меня нет любовника, — оскорбленно возразила Ариана, не став, однако, отрицать, что записку прислал Блэкхит.
— И никогда не будет, — грозно пообещал норманн. — Чего хочет от вас лорд Эдрик? Что вы задумали, жена моя?
— Н… ничего, милорд.
— Тогда объясните, что означают эти слова? Девушка с трудом проглотила слюну и отрицательно покачала головой.
— Не могу, милорд.
— Не можете или не скажете?
— И то, и другое. Убейте меня, если хотите, но я ничего вам не скажу. Записка является для меня такой же загадкой, как и для вас, — солгала она, но не очень убедительно. Лайон взглянул на нее, чувствуя, что вот-вот взорвется. Ариана принадлежит ему. Как может лорд Эдрик посягать на чужое? Если бы не король Вильгельм, он бы домчался в Блэкхит и разрубил бы дерзкого сакса на куски.
Супруга стояла перед ним, невинно моргая глазами, будто издеваясь и насмехаясь над ним. Неужели она считает его последним идиотом? Ариана прекрасно знает, что означает это послание, но скорее умрет, чем откроет ему правду. А вот о том, какое влияние на мужа оказывают ее изумительные зеленые глаза, в которых смешались отвага и страх, она понятия не имела. Не знала она и о том, что телом супруга овладело желание. Его возбуждали ее небольшая упругая грудь, отведенные назад плечи и сжатые кулачки у округлых бедер. Господи, Лайон желал ее, эту маленькую лгунью!
— Я даю вам последний шанс, Ариана, — предупредил рыцарь. — Скажите, что означает это послание, поклянитесь мне в верности, и вы не будете наказаны. А если станете упорствовать, испытывать мое терпение, лгать, то расплата не заставит себя долго ждать. Десять ударов плетью помогут вернуть вам память и немного смирить дух.
Лайон лишь грозил, но бить жену вовсе не собирался, но Ариана не могла об этом знать. Мужчина никогда не сумел бы поднять руку на женщину, даже на свою жену, однако надеялся, что страх перед наказанием развяжет ей язык. Видя, что ее лицо побледнело, тело обмякло, Лев понял, что его слова подействовали. Но потом он разочарованно вздохнул, наблюдая, как быстро оправилась Ариана и вновь обрела мужество.
— Избейте меня, милорд, если хотите, но я никогда не покорюсь вам. Я повторяю: это послание такая же загадка для меня, как и для вас. И я понятия не имею, что оно означает.
Сдерживаясь из последних сил, Лайон стиснул зубы. Черты его мужественного лица заострились, резко обозначились скулы и подбородок. Ариана обладала удивительным мужеством, которое никак не сочеталось с ее телом. Десять ударов плетью сломят любого мужчину, а что же говорить о таком хрупком создании, которое умрет от третьего удара? Но она предпочтет скорее смерть, чем выдаст своего саксонского любовника или покорится норманну. Рыцарь понимал, что ему следует как можно скорее покинуть спальню, иначе гнев, накопившийся в душе, вырвется наружу, причинив много бед. Будь проклята Ариана со своим упрямством!
— Вам требуется время для размышления, — проговорил Лев, подождав, пока ярость немного утихнет. Неужели она не знает, что он лучше исследует ее нежное тело руками и губами, нежели будет изучать его с помощью плети? — Я оставлю вас наедине с вашими мыслями и позже приду за ответом.
Ариана, затаив дыхание и дрожа от страха, ждала, пока Лайон не уйдет. Конечно, ей приходилось терпеть побои от аббатисы, но разве может сравниться тонкий прут с сыромятной плетью, которая окажется в руках человека такой силы, как Норманнский Лев?
Выживет ли она? Есть ли у нее выбор? Признание об истинном смысле записки и о яде повлечет за собой, несомненно, еще большее наказание или даже смерть. Слава Богу, что рыцарь не нашел спрятанный флакон… Внезапно Ариана оглянулась и едва не лишилась чувств, видя, что ее супруг не ушел, а все еще смотрит на нее:
— Что… что еще, милорд?
Мужчина не ответил, продолжая сверлить ее взглядом своих холодных, как две льдинки, колючих голубых глаз. Когда он подошел ближе, девушка, подавив крик, отступила. Норманн схватил ее за руку и рывком притянул к себе.
— Вы околдовали меня, Ариана, опоили приворотным зельем. Вы заслуживаете наказания, но я сгораю от желания целовать ваши губы и ласкать ваше тело.
С этими словами мужчина впился в ее губы, и в его поцелуе слились воедино гнев, желание, страсть и нежность. Действуя языком как мечом и понимая, что не должен поступать подобным образом, пока не остынет, Лайон ничего не мог с собой поделать. Там, где дело касается Арианы, разум бессилен.
У девушки подогнулись колени, и она вынуждена была обхватить шею рыцаря руками, чтобы не упасть. Тот поднял ее и понес на кровать. Мужчина даже не удосужился раздеть ни себя, ни ее, а просто поднял ей платье до пояса, спустил брюки и рухнул на жену. Ариана ощутила на своем теле его руки, доводящие ее до такого состояния, когда перестают существовать пространство и время. Однако, почувствовав его твердую плоть, она попыталась увернуться. Лучше уж быть избитой до полусмерти, чем испытывать такое унижение, настоящее надругательство.
Мужчина действовал в бешеном ритме, понимая, что вот-вот взорвется. Гнев затмил все остальные ощущения, лишил его воли и рассудка. Любовь не должна служить наказанием, но он ничего не мог с собой поделать. Наконец Лайон стал приходить в себя, его ярость утихла, губы смягчились, руки стали нежнее, однако было слишком поздно. Мужчина чувствовал, что один вознесется на вершину блаженства, и корил себя за это.
Ариана, сжав зубы, молча терпела, как его губы целуют ее, как он терзает ее тело. Как хорошо, что норманн не знает, какие ощущения вызывают в ней его ласки, какие безумные чувства испытывает и как страстно она желает его. Затем девушка ощутила напряжение его тела, услышала его хриплый крик. Все-таки Лайон наказал ее, причем наказал, оскорбив и унизив. Оставить ее неудовлетворенной, пожалуй, еще хуже, чем избить плетью.
Как же ненавидела Ариана норманнского выродка, однако дошла ли ненависть до такой степени, чтобы отравить его? Наверное, именно сейчас ее рука не дрогнула бы.
Лайон, извергнув семя, сразу же лег рядом с женой. Физически ему стало легче, но морального удовлетворения он не получил. Рыцаря мучила совесть. Ему больше нравилось слышать ее стоны, ощущать под собой движения ее тела, отданного в его власть, чувствовать ее горячие руки на плечах, видеть полуоткрытые губы, зовущие к поцелую… К сожалению, сейчас уже поздно что-либо сделать. Если он покажет, что раскаивается, Ариана сочтет его слабым, безвольным подкаблучником, и это повлияет на всю их дальнейшую жизнь. Нет, нельзя ни жалеть ее, ни отменять наказание. Пусть супруга считает, что ее ждет плеть.
Лайон встал с постели, натянул брюки и взглянул на Ариану. Растерянное, измученное лицо жены вновь вызвало угрызения совести. Однако мужчина сдержался.
— Я вернусь за ответом, миледи. Покоритесь мне, принесите клятву верности, объясните значение записки, и мы забудем это маленькое недоразумение. А если будете продолжать молчать, то сильно пожалеете. Мне вовсе не хочется бить вас, но я накажу вас, если придется.
Жена молчала, и Лайон, резко повернувшись, вышел из спальни, надеясь, что достаточно напугал ее, чтобы узнать правду, ибо ничто на свете не могло его заставить изуродовать ее изумительное тело.
Ариана лежала на постели, раскинув руки и ноги, и смотрела на дверь. Она так и не опустила юбки, смятые и потерявшие форму. Господи, как ей было больно. Она сгорала от стыда, она ненавидела! О, какая ненависть затопила сердце! Норманнский ублюдок оскорбил ее, унизил, надругался над ее телом и растоптал душу. Если бы представилась возможность, Ариана убила бы его… Убить… убить…
Девушка застыла, внезапно вспомнив о флаконе с ядом, спрятанном в сундуке. Убить Лайона. Да, он заслуживает смерти. Норманн хочет избить ее, когда вернется. Десять ударов плетью. Более пяти она не выдержит. А Лайон получит Крэгмир и возможность жениться на женщине, которую выберет сам. Именно этого он и желает и именно поэтому назначил десять ударов, а не другое, более легкое наказание.
Поднявшись, девушка вспомнила слова Эдрика: «Не подведите меня». Двигаясь как во сне, Ариана направилась к сундуку, открыла крышку и начала шарить руками среди вороха белья, ничего не видя затуманенным взором. Отыскав флакон, она поднесла его к свету и долго рассматривала ничем не примечательную жидкость. Кто бы мог подумать, что в пузырьке притаилась смерть.
Повернувшись, Ариана внимательно оглядела комнату, и взор ее упал на кувшин с вином, который принесла Терза. У Лайона вошло в привычку выпивать кубок вина перед сном. Иногда он настаивал, чтобы жена присоединилась к нему. Плохо соображая, что делает, девушка медленно направилась к кувшину. Дрожа всем телом, Ариана отвинтила пробку и наклонила флакон над вином.
Нет, она не могла убить! Невзирая на ненависть, девушка чувствовала, что некие таинственные, непонятные узы связывают ее с Лайоном. Любовь и ненависть вели в ней междоусобную войну, войну между раем и адом. Нет, у ее чувств нет названия. Лайон одновременно и мучил ее, и давал неземное наслаждение.
«Он же собирался избить меня, — в мозгу появился бесенок, — может, даже убить».
Да, Ариана ненавидела его. Рыцарь достоин смерти за то, что только что сделал с ней: использовал любовь как наказание, оскорбив и унизив в ней женщину.
Девушка наклонила флакон, и две большие капли упали в вино, растекшись по поверхности. Она потрясла кувшин, затем осторожно капнула еще яда. Помня предупреждение Эдрика о силе отравы, Ариана закрыла флакон пробкой и спрятала в потайной карман платья. Неспособная думать, девушка вернулась к постели, села, сложив руки на коленях, и оставалась в таком положении вплоть до возвращения Лайона.
Услышав скрип открываемой двери, баронесса подняла голову. Мужчина уже стоял в комнате, держа в руках плеть. Она содрогнулась от отвращения, смешанного со страхом. Неужели он собирается бить ее здесь, в спальне?!
Рыцарь, прищурившись, смотрел на жену, будто пытался прочесть ее мысли, затем отвел глаза. Его блуждающий взор остановился на кувшине с вином, который стоял на маленьком столике у постели. Ариана побледнела. Вдруг супруг догадался? Лайон опустил плеть, направился к постели и остановился в нескольких шагах от девушки. Та опустила глаза, опасаясь заглянуть в холодную бездну его взора, словно боясь выдать себя.
— Вы покоритесь мне и поклянетесь в верности, миледи? — как-то слишком мягко, что не вязалось ни с устрашающей плетью, ни со свирепым выражением лица, спросил он. — Расскажете мне, что означает послание лорда Эдрика?
— Нет, — ответила супруга, по-прежнему не поднимая глаз. — Я не могу.
Сжавшись в комок, Ариана ждала, когда на плечи опустится плеть, со свистом рассекая воздух и кожу.
Лайон впился взглядом в нежное, белое, как у ребенка, тело жены. На ее шее дрожал маленький завиток волос. Мужчина испытывал непреодолимое желание коснуться его, но не осмелился. Интересно, теперь, зная все, сможет ли он когда-нибудь доверять ей? Странно, что у такого коварного создания с черным сердцем такая невинная внешность, лицо ангела с серебристыми волосами, спускающимися на плечи и создающими светящийся ореол вокруг головы.
— Вы готовы принять наказание? — рука муж чины крепче сжала плеть. Ариана задрожала. С трудом поднявшись, побледнев и плохо видя сквозь завесу слез, девушка повернулась к нему спиной.
— Да, милорд, — и голосом, дрожащим от ужаса, продолжала: — Если мне доведется умереть под ударами вашей плети, похороните меня между отцом и братьями.
Сжав кулачки, Ариана застыла в ожидании.
— Я хочу пить, — внезапно прогремел Лайон. — Может, вино придаст мне смелости сделать то, что я задумал.
Господи! Ариана почувствовала, как кровь отлила от лица. Обернувшись, она увидела, что рыцарь налил полный кубок вина, и ужас сковал ее. Девушка поднесла руку ко рту. Нет! Нет! Она не хотела смерти Лайона! Он слишком молод, слишком горяч и слишком хорош для того, чтобы умереть. Должно быть, на нее нашло затмение, если она могла поступить подобным образом.
Мужчина поднес кубок к губам, и Ариана, пронзительно закричав, бросилась вперед и попыталась выбить чашу из рук Льва, но это ей не удалось. Несколько капель темной жидкости пролилось на ее платье, оставив кроваво-красные следы на небесно-голубой ткани. Лайон смотрел на нее, как на сумасшедшую.
— Если вы хотите вина, нужно просто попросить. Пожалуйста, — произнес он, предлагая ей свой кубок, — я поделюсь с вами.
Девушка в ужасе взглянула на вино. Неужели именно таким образом закончится ее жизнь? Упасть на пол, корчиться в агонии, отравив себя своей собственной рукой? Пусть будет так. Взяв кубок, она бросила последний взгляд на человека, которого при других обстоятельствах могла бы безумно полюбить, и поднесла яд к губам.
Но сильная рука выбила кубок из ее рук, и вино кровавыми брызгами залило пол и стены.
— Маленькая идиотка! Ты могла бы умереть, и ради чего, спрашивается? За дело, которое проиграно? Ради человека, который воспользовался тобой для достижения своих целей?
— Кто вам сказал? — срывающимся голосом спросила Ариана. Лайон вполне мог промолчать, позволив выпить отраву. В этом случае ему не пришлось бы убивать ее собственными руками.
— Колдунья.
— Надия? Как же она… — девушка замолчала, не закончив фразу. Старуха знала обо всем, что происходило в замке. Но зачем она сказала об этом Лайону?
— Не спрашивайте меня, как Надия узнала. Колдунья остановила меня на лестнице, когда я поднимался в спальню, и произнесла всего одну фразу: «Берегись вина». До меня буквально через минуту дошел смысл сказанного ею.
— Надия… — эхом повторила Ариана, словно не веря ушам.
— Надия, — подтвердил Лайон. — Где яд? Или вы вылили в вино все?
Слишком поздно отрицать очевидное, поэтому девушка, вытащив флакон из потайного кармана, отдала его супругу. Тот несколько мгновений разглядывал его, затем, взяв кувшин с вином, направился к окну. С проклятием он вылил содержимое флакона и кувшина в раскрытое окно.
С изменившимся до неузнаваемости лицом мужчина повернулся к супруге.
Ариана понимала, что действовала необдуманно, в пылу страсти, и в то же время знала, что никогда бы не позволила Лайону выпить отравленное вино. Не думая о последствиях, она сказала бы ему правду, даже если бы ей пришлось умереть от его руки.
Теперь же Ариана стояла перед мужем, высоко подняв голову, мертвенно побледнев и глядя ему в глаза. Никогда наследница Крэгмира, истинная саксонка, не преклонит колени перед Норманнским Львом.
— Я готова принять наказание, милорд, — произнесла она, собрав все свое мужество и не отводя глаз.
— Снимите одежду.
Ариана нехотя выполнила его просьбу и осталась абсолютно обнаженной. Рукояткой плети он очертил круги вокруг каждой груди, затем коснулся сосков. Когда они затвердели, сердце Лайона гулко застучало в груди. Девушка задержала дыхание: плеть медленно ползла по животу и опустилась на треугольник светлых пушистых волос. Мужчина неожиданно просунул рукоятку между ее ногами, и Ариана вскрикнула.
— Повернитесь, — хрипло приказал он.
Вид обнаженной красавицы возбудил его, но Лев, собрав волю в кулак, отмел сладострастные мысли. И снова жена исполнила приказание и повернулась спиной.
— Жаль портить такое чудесное тело.
Рукоять вновь пустилась в путешествие, исследуя на этот раз восхитительные ягодицы. Они напряглись, очевидно, от страха, заставив сердце мужчины затрепетать. Ее ноги были длинные и изящные, икры тонкие. Рыцарь вспомнил, как они охватывали его талию во время любовных утех, и почувствовал, как нарастает напряжение в его теле. Ариана осмелилась бросить взгляд через плечо. Супруг стоял, опустив плеть, и глаза его горели огнем желания.
— Я готова, милорд. Я же не могу долго ждать.
— Господи Иисусе, я не могу! Десять ударов убьет вас. Может, вы уже носите моего ребенка, — с этими словами норманн повернул ее к себе, опасаясь смотреть на твердые груди с коралловыми сосками. — Это дело рук лорда Эдрика, не так ли? Он дал вам яд, да? Не имею представления, когда и где вы встретились, но клянусь, эта встреча последняя. Я отдам приказ, чтобы за вами следили день и ночь. Если кто-то из моих слуг не верен мне, он понесет суровое наказание, даже если это мой лучший друг. Что касается клятвы верности, то скажу одно: я не хочу ее слышать от женщины, доказавшей, что ей нельзя доверять.
Мужчина сжал ее руку:
— Предупреждаю вас, миледи, не пытайтесь снова испытывать мое терпение. В следующий раз я не прощу вас.
Повернувшись, он вышел из спальни, волоча за собой плеть. Ариана некоторое время смотрела на дверь, не веря, что избежала наказания, и все еще ждала, что Лайон передумает, вернется и отомстит ей. Поняв, что тот уже не придет, девушка рухнула без чувств на холодный пол.
Ариана не знала, сколько времени пролежала без сознания. Наконец она поднялась и начала медленно одеваться. Девушка чувствовала себя очень плохо, все еще находясь в шоке. Неудивительно, ведь она попыталась отравить мужа. Он почти выпил вина, поднес кубок с ядом к губам, испытывая судьбу, хотя Надия и предупредила его.
Ее мысли будто вызвали колдунью. Та уже стояла в спальне. Девушка вздрогнула. Надия действительно ведьма, исчезающая и появляющаяся, будто из-под земли. Она двигалась бесшумно, как тень.
— Вы хорошо себя чувствуете, миледи? — поинтересовалась старуха, пристально глядя на госпожу.
— Ты бы лучше позаботилась о моем здоровье до того, как рассказала Лайону об отравленном вине, — холодно ответила хозяйка Крэгмира. — Я не думала, что ты предательница, Надия. Как ты узнала?
— Нет, Ариана, не предательница. Вы знаете, я вижу то, что другим недоступно. Лайону еще не пришло время умирать. Крэгмир нуждается в нем.
Баронесса возмутилась:
— Я бы не позволила ему умереть. Неужели твои видения не сказали тебе, что я не разрешила мужу выпить вино? Ты ведь знаешь, что Лайон имел полное право убить меня за это.
— Мои видения не всегда ясны. Я бы не предупредила Льва, если бы не была уверена, что он не причинит вам вреда. В день вашей свадьбы, если помните, я сказала, что вы должны опасаться его, а вы не послушали меня. Безопасность Крэгмира теперь полностью зависит от него, поэтому выполнить просьбу лорда Эдрика и убить мужа — настоящее безумие. Ваша собственная жизнь зависит от Льва. Как только король Шотландии Малькольм завладеет замком и землями, он обманет и Блэкхита, и вас.
— Ты ничего не знаешь, колдунья! — негодующе воскликнула Ариана, ибо та подтвердила ее подозрения. — Я вовсе не нуждаюсь в том, чтобы лорд Лайон защищал меня и мои земли. — Вы не обманете меня, миледи. Лев нужен вам так же, как и вы ему. Если вы вновь попытаетесь предать его, ему придется сурово с вами поступить.
— Держи при себе свои советы. С каких это пор ты стала защитницей моего мужа? Ты же ненавидишь норманнов, как и я.
— Времена меняются, Ариана, и вы должны измениться. Я видела столько всего, что вы не поверите. — Глаза колдуньи остекленели, голос понизился до глухого шепота. Надия впала в транс: — Норманны должны оставаться здесь. Вильгельм Завоеватель правит нашей землей, держит народ в железном кулаке, и те, кто противятся ему, падут от его карающего меча. Он расправляется со своими врагами, не ведая пощады. Ваше будущее неразрывно связано с Лайоном, а ваши дети станут вассалами Вильгельма. И все это сбудется.
Ариана, закрыв рот рукой, подавила крик отчаяния. Неужели Надия права, и она навсегда останется с Лайоном? Нет! А что говорят ей собственные видения? Одно из них уже сбылось. Перед ней стоял выбор: подарить жизнь мужу или послать его на смерть, и баронесса выбрала первое. В последнюю минуту она попыталась выбить яд из рук супруга, тем самым оставив его в живых. Закрыв глаза, хозяйка Крэгмира припомнила черный вихрь, круживший вокруг Льва, и злобный оскал смерти, и то, как на нее пахнуло могильным холодом. О чьей гибели идет речь? О ее или о его? Открыв глаза, она хотела спросить Надию, но ведьма исчезла так же внезапно, как и появилась.
Ариана мерила шагами комнату. Желудок требовательно напомнил о себе. Обед девушка пропустила, а сейчас пришло время ужинать. Баронесса размышляла, спуститься ей вниз и разделить пищу с Лайоном и его рыцарями или же приказать доставить еду наверх. Собрав остатки мужества, она решила испытать судьбу. Лев не сказал, что ей нельзя выходить из комнаты, а гордость не позволяла ей сидеть и робко ждать, пока он не даст согласие на свободное передвижение по собственному дому.
Дыша полной грудью, стараясь успокоить гулко стучащее сердце, Ариана открыла дверь и опасливо оглядела коридор. В темном углу, обнявшись, шепталась парочка. Когда те разняли руки, девушка, ничуть не удивившись, увидела сэра Бельтана и Терзу. Бесшумно закрыв дверь, баронесса дала возможность им спокойно разойтись.
Несколько минут спустя в комнату робко вошла служанка:
— О миледи, простите меня за то, что причинила вам горе.
Ариана нахмурилась:
— Ты не виновата, Терза.
— Мне не следовало передавать вам записку от лорда Эдрика. Как об этом узнал лорд Лайон? Вы сказали ему, что я…
— Нет, Терза, успокойся, твое имя не было упомянуто. Он узнал обо всем от… а, неважно, как ему удалось проведать об этом.
Служанка облегченно вздохнула:
— И тем не менее я сожалею, что передавала записки. У меня такое чувство, что я предала лорда Лайона, хотя он делал мне только хорошее.
Ариана застонала. Неужели все, кроме нее, восхищаются ее мужем?
— Не бойся, Терза, я не называла твоего имени, — успокоила она девушку, вспомнив слова Льва о неизбежном наказании любого, кто осмелится предать его. — Тебе не следует злить его, это очень опасно.
Служанка нервно облизала губы и бросила испуганный взгляд через плечо:
— Должно быть, вы сильно разозлили лорда Лайона. Я не знаю, о чем говорилось в записке лорда Эдрика, но ваш супруг приказал выставить стражу у ваших дверей. Бельтан признался, что будет сторожить вас днем, пока лорд Лайон занимается делами. Он ведь не избил вас, миледи?
Терза внимательно взглянула на хозяйку, ища синяки и другие следы насилия. Ариана вспомнила плетку и то, как Лев водил ею по телу, удивляясь, почему муж не избил ее, хотя она заслуживала наказания. Если бы Лайон захотел даже убить ее, никто не смог бы ему помешать.
— Мой супруг ничего плохого мне не сделал, однако я не знаю, что день грядущий мне готовит, потому что он не доверяет мне.
— Ваш муж, должно быть, очень вас любит, — мечтательно проговорила Терза. — Если бы моя мать встречалась с другим мужчиной, мой отец убил бы ее. Лорд Лайон очень щедр и милосерден.
— Любит меня? — баронесса рассмеялась. — Нет никакой любви между мной и лордом Лайоном. Идем, Терза, я голодна. Не умирать же мне с голоду, если мой муж выставил стражу у моих дверей.
Лайон угрюмо смотрел на эль, плескавшийся в кубке, думая об отсутствующей жене. Конечно, он не запрещал ей покидать комнату, однако сомневался, что у нее хватит мужества появиться в зале и разделить с ним трапезу.
Господи! Додуматься же до такого — яд! Она пыталась отравить его, и теперь уже не имеет значения, что супруга сделала попытку выбить в последнюю минуту кубок с вином из рук. Ее ненависть к норманнам разжигает мужчина, который займет его место в постели. Неопасный Блэкхит — мертвый Блэкхит. Лайон поклялся, что осадит его замок и убьет саксонского ублюдка, невзирая на гнев Вильгельма.
Внезапно в зале воцарилось молчание. Одним глотком выпив эль, рыцарь поднял голову и увидел вошедшую Ариану. Никто, за исключением Бельтана, не знал, что она попыталась отравить его, хотя подозревали, что баронесса совершила нечто ужасное, потому что у ее комнаты выставили охрану. Ее люди боялись за нее, а рыцари Лайона находились в полной растерянности, не зная что и думать.
Ариана ощущала на себе любопытные взгляды, когда она шла к столу на свое место рядом с мужем. Девушка не дрожала и не опускала головы, сосредоточив взгляд на одной точке. Дойдя до кресла, она опустилась в него.
Подав знак слуге наполнить кубок, Лайон сделал еще один глоток, затем осторожно опустил его на стол.
— Не думал, что вы присоединитесь к нам, миледи.
— А я не думала, что вы желаете моей голодной смерти, милорд, — с обманчивым спокойствием ответила жена.
— Может, вы хотите бросить яд в мой эль, — тихо, чтобы слышала только она, произнес супруг. Ариана побледнела:
— Я… я бы не позволила вам выпить отраву.
— Вы только говорите так.
— Вы же знаете, это правда. Я пыталась остановить вас, потому что не хотела, чтобы вы приняли смерть из моих рук. — Баронесса опустила голову. — Я вообще не желаю вашей смерти.
Лайон пристально взглянул на нее:
— Избавьте меня от ваших фальшивых уловок, миледи.
— Что вы намереваетесь делать со мной?
— Возможно, когда я обнаружу, что вы не зачали, я отправлю вас обратно в монастырь. Если же вы носите под сердцем ребенка, я дождусь его рождения, затем отправлю вас прочь. И забудьте о лорде Эдрике. Если мне повезет, я привезу вам его голову в корзине.
Ариана задохнулась от гнева и поднесла руку ко рту:
— Ублюдок!
— Да, я это признаю.
— Вы животное, бессердечный норманнский зверь.
— И это мне уже говорили. Иначе, как вы думаете, почему меня прозвали Львом?

ГЛАВА 6

Баронесса, утолив голод, собралась выйти из зала. Никогда прежде не находилась она в центре такого пристального внимания, никогда не чувствовала такого презрения. Казалось, все присутствующие косились на нее, обвиняя в ужасных вещах. Попросив извинения, девушка начала вставать, но ее остановила мощная ладонь супруга, положенная на ее руку.
— Так быстро нас покидаете, миледи? — поинтересовался он, и в голосе его звучало холодное предупреждение.
— Я… я устала, — ответила она, глядя на него сквозь опущенные ресницы. В мерцающем свете факела его профиль казался грубым и отталкивающим и нависал над ней, подобно огромному утесу.
— Тогда ступайте и ждите меня. Завтра я осажу замок Блэкхита, а перед битвой я всегда нуждаюсь в женщине.
Мужчина убрал руку, и баронесса отдернула свою. Задохнувшись от ужаса, Ариана некоторое время смотрела на мужа, затем повернулась и убежала. Лайон наблюдал, как она скрылась в северной башне. В его груди бушевали непонятные эмоции. Когда спустя несколько минут сенешаль объявил о прибытии королевского посланника, Льву с трудом удалось собраться с мыслями и сосредоточиться на вновь прибывшем.
Развернув свиток пергамента, Лайон прочел послание и с силой стукнул кулаком по столу, извергая проклятия.
— Черт побери! Король приказывает мне явиться в Лондон. Он созывает влиятельных баронов в Уитенагемот, а я крупнейший землевладелец на севере, поэтому мое присутствие необходимо, — объяснил он Бельтану, стоящему рядом. — Вильгельм требует присутствия Арианы.
— А как насчет осады, лорд Лайон? Люди сгорают от нетерпения, желая атаковать Блэкхит. Очень давно мы не участвовали в сражениях, и наши мечи теряют остроту.
Норманн нахмурился:
— Мы едем в Лондон, Бельтан. Так хочет Вильгельм. Завтра начнем собираться в дорогу, а отправимся послезавтра. Встреча в Уитенагемоте продолжится две недели. Ты поедешь со мной, возглавишь эскорт. Выбери людей для охраны замка.
— Слушаюсь, милорд. Но, боюсь, ваша жена не захочет ехать в святую святых норманнов.
— Я знаю об этом. По крайней мере, в Лондоне ей не с кем будет шептаться.

Ариана уже спала, когда Лайон вошел в спальню. Быстро раздевшись, он улегся рядом с ней. Почувствовав тепло ее тела сквозь тонкую простыню, мужчина немедленно напрягся. Господи, неужели всю жизнь ему суждено страдать от неудовлетворенного желания к собственной жене, сжигающего тело и душу? Лайону не хотелось испытывать такие чувства к кому бы то ни было, а особенно к женщине, которой нельзя доверять и которая ненавидит его всеми фибрами души. Рыцарь утешал себя тем, что не все представительницы прекрасного пола презирают норманнов. Его любовница Забрина, например, никогда не могла им насытиться. Он вспомнил богатую вдову, которая ждала его в Лондоне. Пусть его холодная, равнодушная жена воротит от него нос, но Забрина с радостью раскроет ему свои объятия.
— Проснитесь, миледи, — слегка коснувшись ее плеча, проговорил Лев. — Проснитесь и улыбнитесь мужу.
Девушка проснулась и чуть не заплакала от горя, ощутив руку супруга на своем бедре. Неужели он недостаточно ее наказал? Застонав, она проговорила:
— Поздно. Что вы хотите от меня?
— Только поговорить, ибо ваше тело больше не прельщает меня, — солгал мужчина. Уж лучше до вести свое тело и душу до изнеможения, чем позволить ей узнать, как сильно он ее желал, как меч тал, чтобы она по собственной воле приняла его.
Ариана облегченно вздохнула. Больше всего баронесса боялась, что Лайон прикоснется к ней, доведет до сумасшествия своими ласками и бросит в бездну безумного удовольствия.
— Разве вам есть что сказать? Или кто-то убедил вас не осаждать замок Блэкхита?
— Вильгельм требует нашего присутствия в Лондоне, поэтому об осаде не может идти речь.
Ариана растерянно заморгала. Осады не будет? Значит, Бог услышал ее молитвы. Но Лондон? Мысль о путешествии туда заставила ее задрожать.
— Лондон! — сдавленно воскликнула девушка. — Я не желаю ехать!
— Ваши желания никому не интересны. Все в этой стране решает Вильгельм. Он созывает встречу в Уитенагемоте, и мне следует присутствовать. Король просит меня привезти вас: его жена хочет с вами познакомиться. Уверяю вас, она вам понравится. Матильда — святейшая из женщин. Завтра следует упаковать вещи и подготовиться к поездке. Уезжаем послезавтра.
— Времени слишком мало! — в голосе девушки чувствовалась паника. Ей не хотелось видеть ни короля, ни королеву, святая она или нет. Ариана ненавидела Вильгельма и всех норманнов. Баронессе еще не доводилось бывать в Лондоне. Говорят, двор — ужасное место, несмотря на стремление короля поддерживать высокий моральный дух.
— Придется постараться, — хрипло проговорил Лайон, стараясь держать себя в руках, но ему это удавалось с трудом: рядом, едва прикрытая простыней, лежала соблазнительнейшая из женщин. Она, между прочим, пыталась его отравить. Как же он мог все еще желать ее? — Спите, уже поздно.
Проснувшись утром, Ариана обнаружила, что Лайона нет. Быстро поднявшись, девушка обдумывала план действий, чтобы успеть сделать все до отъезда. Но мысль о поездке причинила ужасную боль. В Лондоне у нее нет друзей, и некому защитить ее от Лайона и Завоевателя. В Крэгмире Ариану окружали люди, знавшие ее с детства, да и Эдрик находился рядом, а там, в этом осином гнезде, одни норманны.
Мрачные мысли прервала Терза, пришедшая помочь госпоже одеться:
— Доброе утро, миледи. Лорд Лайон приказал мне упаковать ваши вещи.
Радость служанки разительно отличалась от плохого настроения ее хозяйки.
— Ты что-то слишком весела сегодня, Терза. Причина твоей радости сэр Бельтан?
— Он сказал, что я поеду в Лондон вместе с вами. Разве это не чудесно?! В Лондон! Должно быть, это великолепное место. Мне даже не приходило в голову, что когда-нибудь я побываю там. И Бельтан тоже поедет, — запальчиво добавила она. — Я благодарна лорду Лайону, что он берет меня.
Уголки рта Арианы печально опустились. «Лорд Лайон, лорд Лайон». Неужели все домочадцы без ума он него? Этот человек уже украл ее дом, а теперь крадет сердца ее людей.
— Я рада, что ты довольна моим мужем, — с сарказмом заметила она. — Я в силах собраться самостоятельно. Но если мне следует произвести впечатление при дворе, я должна быть одета соответствующим образом. Приведи женщин из деревни. Где-то в замке есть сундук с вещами моей матери, которые следует подогнать по моей фигуре. У меня в запасе только один день.
День летел ужасающе быстро. Предстояло сделать очень много, а вот времени оказалось ничтожно мало. Ариана нашла несколько сундуков. Ей повезло, потому что почти все платья ей подошли и лишь немногие требовали небольшой переделки. Некоторые были отделаны горностаем и другими ценными мехами, что очень обрадовало баронессу. Теперь она не ударит лицом в грязь перед светскими дамами. Среди одежды девушка обнаружила браслеты, броши и булавки, усыпанные драгоценными каменьями.
К концу дня все вещи были упакованы, и у нее не осталось других дел, кроме как попрощаться со своими людьми. Ариана не имела понятия, сколько продлится заседание и когда они вернутся, однако целиком и полностью доверяла Кину, остававшемуся за хозяина в Крэгмире.
Целый день графиня почти не видела Лайона — ему следовало очень многое подготовить к путешествию — и была благодарна за его отсутствие. Ей удалось избежать плети, но не его гнева. Наказать можно по-разному, и Ариана не сомневалась, что супруг найдет способ сделать ее жизнь невыносимой. Зачем только ей пришло в голову отравить Лайона? Зачем послушалась Эдрика? Ведь она никогда не хотела смерти Льва. Пусть девушка не покорилась ему и не принесла клятву верности, но норманн по-прежнему оставался ее мужем. Да, когда-нибудь он заставит ее совершить какой-нибудь поступок, о котором она станет жалеть до конца дней своих.
Ариана поднялась в спальню, слишком устав, чтобы ужинать в зале с мужем и рыцарями. Комната едва освещалась мерцающим светом очага, оставляя углы темными. Сев на постель, она ждала подноса с едой. Мысли путались у нее в голове. Что ждет ее в Лондоне, где кругом только враги? Страх перед неизвестным заставил девушку поежиться, и внезапно комната начала кружиться перед глазами. Темный вихрь захватил ее, а когда туман немного рассеялся, хозяйка Крэгмира уже находилась в другом мире.
Она видела огромный зал, наполненный мужчинами и женщинами в прекрасных одеждах. Они смеялись и разговаривали друг с другом. Перед ней сидел темноволосый мужчина атлетического телосложения, голову которого украшала корона. Затем баронесса увидела Лайона, за чьей спиной стояла женщина удивительной красоты в роскошных одеждах, богато украшенных драгоценностями. Незнакомка не отрываясь смотрела на ее мужа, и в ее глазах светилась ненасытная страсть. Ариана ощущала свое присутствие, хотя себя не видела. Казалось, норманны тоже не замечают ее. Затем девушка почувствовала зарождение темной, устрашающей силы в комнате. Вихрь бесшумно блуждал над головами смеющихся вельмож, затем резко повернул и повис над головой Лайона, после чего направился к Ариане, становясь все более темным и угрожающим. Опасность!
Теперь баронесса видела ее отчетливо. При дворе ее ждет враг. Присутствие его она чувствовала всеми фибрами своей души. Вскрикнув, девушка рухнула без чувств на холодный пол рядом с постелью.
Лайон медленно поднимался по лестнице, размышляя, спит жена или бодрствует. Господи, как ему хотелось эту маленькую злючку! Несмотря на занятость, он все же много думал о ней, представляя себе ее соблазнительное тело, ее чудесную грудь, которую так часто видел твердой от напряжения. Мужчина припоминал, какой горячей была Ариана, когда он входил в нее. Его мучили угрызения совести оттого, что вчера он не доставил ей удовольствия, но жена довела его до такого состояния, что сдерживаться уже не было сил. Лайон вовсе не намеревался заниматься с ней любовью. Но даже после попытки отравления Ариана все равно нравилась ему. Вчера он овладел ею сначала в гневе, затем в сладострастии, затем в нежности, которую и сам не мог объяснить.
Войдя в спальню, Лев оглядел тускло освещенную комнату. Когда мужчина не увидел супругу, его охватил ужас. Почему он не выставил сегодня стражу у ее дверей, ведь знал же прекрасно, что она не хотела ехать в Лондон. Неужели эта глупышка настолько боится отправляться в норманнское логово, что сбежала? Наверное, Эдрик принял ее с распростертыми объятиями.
Затем рыцарь увидел жену. Она лежала на полу бледная, недвижимая. Мужчина бросился к ней и опустился на колени. Окликнув ее, он похолодел от страха, когда Ариана не пошевелилась. Ужас охватил Лайона, когда он потряс ее, а супруга не приходила в себя. Глядя в нерешительности на неподвижное тело, рыцарь терялся в догадках — послать ли за священником или за…
Конечно, за колдуньей. Быстро поднявшись, он хотел позвать слугу, чтобы тот нашел Надию, но внезапно Лев ощутил за спиной чье-то присутствие. Волосы зашевелились от ужаса, и норманн резко обернулся. У дверей стояла колдунья, не отрывая от него взгляда:
— Я позабочусь о ней, милорд.
Лайон изумленно смотрел на старуху:
— Как ты узнала?
В глазах ведьмы ничего нельзя было прочесть.
— У меня свои тайны. Оставьте нас, милорд. Я знаю, что делать.
Мужчина по-прежнему вглядывался в непроницаемое лицо старухи:
— Думаешь, ее посетило очередное видение?
Надия что-то нечленораздельно пробормотала, затем слегка подтолкнула его к двери:
— Идите, милорд. Я позабочусь о вашей жене и позову вас, когда она придет в себя.
С видимой неохотой Лайон вышел, однако далеко уходить не стал, решив подслушать разговор.
Надия встала на колени рядом с лежащей хозяйкой и, вынув из кармана флакон, открыла пробку и поднесла его к носу баронессы. Ариана закашлялась, затем медленно открыла глаза.
— Что случилось?
— Вас вновь посетило видение, Ариана. Однако до сих пор вы никогда на них так бурно не реагировали. Что вы видели?
Девушка содрогнулась.
— Опасность, — дрожащим, прерывающимся голосом проговорила она. — У меня враг при дворе.
— Да.
Графиня удивленно взглянула на колдунью:
— Ты знаешь?
— Да, я тоже кое-что видела и пришла предупредить вас. Берегитесь темноволосой женщины, Ариана, опасайтесь ее язвительного языка и хитрости. Эта дама желает вам зла.
— Ты знаешь ее имя?
— Нет. Мне известно только, что она красива. Берегитесь ее черного сердца и ее друзей, желающих погубить вас.
Баронесса с трудом поднялась на ноги.
— Почему я должна верить тебе после того, как ты предала меня Лайону? Ты стала слепым орудием в руках Лайона.
— Нет, Ариана, я по-прежнему вам верна. Для вашей пользы я рассказала Лайону о яде. Вы нуждаетесь в нем, Крэгмир нуждается в нем. От его смерти вы ничего не выиграете, зато много потеряете, может, даже замок и земли.
Мысли девушки лихорадочно заработали: «Видение еще надо истолковать. Кому грозит опасность при дворе, мне или Лайону? И что это за красивая темноволосая женщина? Неужели та злобная интриганка, о которой меня предупреждает Надия? А самой колдунье еще можно верить?»
— А теперь иди, Надия, я хочу остаться одна. Видение напугало меня, и теперь мне надо подумать, как защитить себя и мужа.
Почему-то ей не показалось странной мысль о защите Льва.
— Ваш муж ждет снаружи.
— Он здесь?
— Это Лайон нашел вас. Я сказала, что пошлю за ним, когда вы придете в себя. Боюсь, у него кончилось терпение.
Словно желая подтвердить правдивость ее слов, Лайон сунул голову в дверь:
— Как она, Надия?
— Хорошо, милорд, — ответила за колдунью Ариана.
— Запомните мои слова, миледи, — шепнула старуха, прошмыгнув мимо госпожи. — Берегитесь темноволосой женщины.
Лайон плотно прикрыл дверь за ведьмой, затем повернулся к жене. Внимательно глядя на нее, он отметил ее необычную бледность и то, как бурно поднималась и опускалась ее грудь.
— Вы плохо выглядите. Что случилось?
— Ничего, милорд.
Однако мужчина не поверил:
— Вас посетило еще одно видение. Что вы видели?
Повернувшись, девушка взглянула на камин. Пляшущие языки пламени бросали таинственные — блики на ее лицо, и Лайона поразила удивительная красота Арианы. Она казалась невесомой, как туман, и такой же таинственной, как дух. Способность жены предвидеть будущее пугала его, но, помотав головой, рыцарь отогнал мрачные мысли. Ариана — только женщина, такая же слабая, как и все остальные дамы.
Баронесса, закусив губу, обдумывала ответ. Поверит ли ей Лайон, если она скажет, что почувствовала поджидающую их при дворе опасность? Нет, вряд ли. Мужчина казался слишком самоуверенным, чтобы обратить на ее слова хоть малейшее внимание. Хотя… хотя видение было очень правдоподобным.
— Скажите мне, миледи, что вы видели? — в его мягком голосе все же слышались стальные нотки. Лайон не успокоится, пока не узнает правду.
Ариана повернулась к нему:
— При дворе нас ждет опасность, милорд, враг.
Рыцарь пристально вглядывался в ее лицо, не веря ее словам и стараясь не рассмеяться:
— Кто этот враг, миледи?
Та отвела глаза:
— Я… я не знаю.
— Ваш враг или мой?
— Я… Мой, я думаю, или же опасность грозит нам обоим, я пока не могу сказать. Пожалуйста, милорд, не надо ехать в Лондон, скажите королю Вильгельму, что вы не можете присутствовать на совете, придумайте, что вам надо следить за урожаем, ну, что-нибудь. Я боюсь, зло обрушится на наши головы в том городе.
Лайон презрительно фыркнул:
— В Лондоне нас ждут только друзья: мужчины, с которыми я вместе участвовал в боях и жил много лет, король, которому я служу. Нет там ни какого зла, никакой опасности.
— Но Завоеватель не мой король, — заявила Ариана, — поезжайте без меня. Мне не пристало водить дружбу с норманнами. Мое видение…
— Ваше видение — плод вашего воображения. Еще раз повторяю: в Лондоне нам ничто не угрожает, если только, — добавил он зловеще, — вы не рассказали лорду Эдрику о наших планах. Он что-то задумал?
Ариана вздрогнула, как от удара. Наверное, она заслужила это:
— Нет, милорд. С какой стати мне говорить лорду Эдрику? Вы несправедливо меня обвиняете.
Лайон ходил взад-вперед мимо Арианы. Та наблюдала за ним, прекрасно понимая, что ему безразличны ее страхи. Мужчина был одет в рубашку и брюки, а ноги обул в мягкие кожаные ботинки. Бугрящиеся мускулы на ногах напоминали ей о силе этого человека, а гордая, величественная осанка — о твердой воле и упрямстве. Девушка представила себе, как он может смотреть на женщин, и поняла, что при дворе их поджидает не одна опасность. Надия уже предупредила ее об одной даме.
— Меня нелегко испугать, Ариана, — высоко подняв голову, проговорил Лайон. — Я справлюсь с любым злом, ждущим нас при дворе.
— А как же я, милорд? — осторожно поинтересовалась девушка. — Что, если опасность подстерегает меня?
Улыбка мужа показалась ей натянутой:
— Думаете, я не смогу вас защитить?
— Я не сомневаюсь в твердости вашей руки и умении владеть оружием, но что, если речь идет совсем об иной защите? И о зле, которое нельзя победить мечом и копьем?
— Вы говорите загадками, Ариана. Против врага есть одно оружие — сильная рука. Не такая вы глупая, чтобы не понять меня. Я не верю в видения и другие сверхъестественные штучки. Пора спать. Мы отправляемся на заре.
Лайон быстро разделся и лег, а жена все еще стояла, повернувшись к нему спиной. Услышав, как жалобно заскрипела кровать, протестуя против тяжести, она повернулась к нему:
— Мне бесполезно просить вас, чтобы вы изменили свое решение?
— Да, — устало пробурчал Лев. — Я обязан подчиниться Вильгельму.
С этими словами рыцарь повернулся к ней спиной, опасаясь потерять над собой контроль при виде ее обнаженного тела. Его плоть жаждала любви, а разум противился, запрещая ласкать женщину, желавшую его смерти. «Интересно, остановила бы она меня, если бы я не знал о яде? — в который раз спрашивал себя норманн. — Сильно ли Ариана желает Эдрика?» Хотя, впрочем, ответ ему известен. Достаточно сильно, если попыталась убить мужа. Усмехнувшись, Лайон выругал себя. Там, где замешана Ариана, всегда будут ненависть, интриги и коварство. Она ненавидит норманнов, ненавидит его, желает его смерти и со спокойной душой убила бы его, не вмешайся колдунья.
Почувствовав, как слегка прогнулся матрас от легкого давления тела жены, Лев отодвинулся как можно дальше. Стараясь уснуть, он размышлял о власти слабых женщин над сильным полом. Ему вовсе не хотелось быть уязвленным хотя бы в чем-то одном. Лучше оставить в покое чувства, не анализируя их, однако совсем выбросить их из головы мужчина не мог. Странно, что человек его склада ума и силы воли может желать такую коварную женщину, как Ариана.
Чепуха насчет опасности, поджидающей их в Лондоне, донельзя раздражала рыцаря. Он не верил в видения, а полагался только на силу и мужество, доверял Вильгельму и верил безоговорочно в Англию и себя.
Жар тела Арианы мучил его. Он ворочался с боку на бок, стараясь принять удобную позу, и никак не мог отогнать мысли о жене. Наверно, лучше встать и пойти спать куда-нибудь в другое место, иначе Лайон возьмет то, что принадлежит ему по праву, овладеет супругой, как того требовал супружеский долг и как того желал Бог.
Потянувшись к Ариане, он обнял ее, а его губы отыскали ее. Еще не совсем проснувшись, девушка инстинктивно потянулась к нему.
Она не могла сопротивляться, потому что ее вырвали из объятий сна, разум еще не успел проснуться, и страсть одержала победу над ним. Ариана хотела оттолкнуть мужа, остаться холодной к его ласкам, однако требовательные губы и умелые руки мужчины возбудили ее, разбудили сладострастие, дремавшее в теле, заставили ее трепетать от ожидания. Ласки Лайона зажгли в душе огонь желания, и разжечь его мог только он.
Лев коснулся заветного места, и девушка вскрикнула, проиграв так толком и не начавшееся сражение. Рыцарь вознес ее на вершину блаженства, и она заслужила это.
Когда розовая заря окрасила небо, Ариана уже стояла у ворот замка. Во время завтрака баронесса едва прикоснулась к еде: ее мучили воспоминания о жарких ласках Лайона и о том, с каким пылом она отдавалась ему. И вновь он воспользовался ею, но теперь постарался доставить удовольствие. После любовных ласк мужчина лег рядом, отвернулся, и его холодное равнодушие больно ранило ее. Полная горечи, она долго не могла уснуть.
На рассвете Ариану разбудила Терза. Лайон уже ушел, причем давно, потому что место, где он спал, уже не хранило тепло его тела.
— Пора, миледи, — сказал подошедший Лев. Взяв жену за талию, мужчина легко поднял ее и усадил в седло. Вскочив на своего жеребца, рыцарь выехал из ворот, проскакал по внутреннему двору и миновал подъемный мост. Позади него скакала дюжина рыцарей и тащилась повозка с одеждой и всем необходимым для ночевки под открытым небом. Дорога дальняя, постоялых дворов может поблизости не оказаться, поэтому походные шатры — незаменимая вещь. Норманнский Лев подумал решительно обо всем.
Первую ночь они провели в замке норманнского барона. Лорд Алан, сражавшийся плечом к плечу с Лайоном в битве при Гастингсе, получил в награду большое поместье, принадлежавшее некогда саксонскому лорду. Придя к власти и покорив Англию, Вильгельм начал с того, что отобрал у саксонских Франклинов земли и щедро одарил ими своих подданных, таким образом завоевывая себе сторонников. Если бы не щедрость короля, Лайон и подобные ему до сих пор оставались бы безземельными рыцарями, не имеющими ни денег, ни титула. Ариана на собственном опыте убедилась, каким образом Вильгельм награждает своих вассалов, став одной из первых жертв. Ссылаясь на усталость, баронесса ушла спать сразу же после ужина. У лорда Алана была жена-норманнка, которая не упускала случая показать, что дерзкая бунтарка-саксонка только потому допущена под ее крышу, что является супругой Лайона. Ариана уснула одна и проснулась одна, к своей радости. Дни и ночи походили друг на друга, как близнецы. По ночам путники искали пристанища в замках или городах, через которые проезжали. При въезде в Йорк баронесса увидела своими глазами, как Завоеватель расправился с взбунтовавшимися саксами. На многие мили вокруг города чернели сожженные деревни. То там, то здесь лежали не преданные земле трупы людей и животных.
Девушка пожалела своих соплеменников, восставших против Завоевателя, ибо тот не ведал пощады.
— Вильгельм очень жестоко расправился с людьми, — печально заметила Ариана, проезжая по одной из разоренных деревень.
— Король жесток с теми, кто не подчиняется ему, — резко поправил ее супруг. — Если бы он не подавил восстание, то страна вскоре бы развалилась на части и стала легкой добычей.
— Остались ли еще благородные саксы? — презрительно поинтересовалась она, прекрасно зная ответ.
— Очень немногие уцелели, — честно ответил Лайон. — Многих лишили владений, отдав их норманнским рыцарям, а тех, кто остались, понизили в титуле, как лорда Эдрика. Если они хотели сохранить свои земли, то должны были принести Вильгельму клятву верности.
— Да, — с еще большим презрением продолжала Ариана. — Многие знатные саксы колесят по стране, не имея ни дома, ни земли. Простые люди больше не могут охотиться. Вильгельм объявил все леса королевской собственностью, и жители вынуждены добывать себе пищу в других местах или умирать с голода. Они обязаны платить немыслимые налоги в районах, где неизвестные убийцы лишили жизни норманна. Неужели вы еще удивляетесь, что ваших соплеменников ненавидят и презирают?
Казалось, Лайон надел маску равнодушия. Ему хорошо известна жестокость Вильгельма, когда дело касалось нарушения его законов и неподчинения, но рыцарь знал Завоевателя и с другой стороны. Король ценил и любил тех, кто служил ему, был щедр с друзьями и соратниками и фанатично предан жене. Он считался высоконравственным человеком, пытающимся установить свой кодекс чести при дворе, однако это ему удавалось с трудом. Король — такой же незаконнорожденный, как и Лайон, свирепый и умелый воин, привыкший мечом добывать себе славу и богатство и удерживать их.
— Вы не знаете Вильгельма так хорошо, как я, — спокойно возразил Лев. — Он и должен вести себя подобным образом, чтобы сохранить завоеванные им земли. Да, Завоеватель действительно награждает своих соратников землями и титулами, а те взамен обязаны предоставить в его распоряжение отряд хорошо вооруженных и опытных рыцарей.
— Я вообще не желаю его знать, — дерзко вы палила Ариана и направила коня к Терзе, едущей в конце отряда. По дороге в Лондон баронесса избегала Лайона. Кто-нибудь из рыцарей постоянно находился рядом с ней, пока супруг ехал впереди, беседуя с Бельтаном. По ночам он спал с остальными мужчинами в залах замков, где им доводилось найти ночлег, а днем угрюмо молчал, явно не желая возобновлять разговор, что как нельзя лучше устраивало Ариану. Однажды Лайон сделал ей знак приблизиться. Они не разговаривали уже несколько дней, и было совершенно очевидно, что норманну что-то нужно.
— Впереди Лондон, миледи. Завтра мы подъедем к его воротам.
Ариана вздохнула с облегчением. Она сидела в седле вот уже десять дней и устала, хотя путешествие вряд ли можно отнести к разряду трудных: Лайон удачно рассчитал скорость.
— Меня не пугает мысль о расставании с лошадью, — сухо проговорила девушка. Зная, что мужчина хочет сказать что-то еще, она ждала.
— Я надеюсь, вы будете себе прилично вести в Лондоне. Мы поселимся в замке Вильгельма. Король — неплохой человек и с уважением относится к женщинам. Если, конечно, — добавил он, — они заслуживают его уважения. Когда Вильгельм дал согласие на нашу свадьбу, он надеялся, что мы найдем счастье. Я не собираюсь рассказывать ему о попытке отравления, иначе это выведет его из себя. Советую вам попридержать язычок в беседе с ним. Большинство придворных не доверяют саксам, особенно уроженцам приграничных земель.
— А большинство саксов не доверяют норманнам, — парировала девушка.
— Ариана… — черты лица мужчины заострились. — Дайте мне обещание вести себя соответствующим образом. При дворе много саксов, и, может, вы не будете чувствовать себя так одиноко, как думаете.
Внезапно баронесса вспомнила свое видение и предупреждение Надии. Лондон и королевский двор — опасное и негостеприимное место, где ее ждут подводные рифы и могучие враги. Она задрожала от предчувствия неминуемой беды: ужасные образы проносились перед ее взором, образы без лиц и плоти… Лайон заметил ее состояние и нахмурился:
— Ариана, что это? Вас опять посетило видение?
Та покачала головой:
— Нет, я знаю, что опасность подстерегает нас там.
— Нет никакой опасности, — успокоил ее рыцарь. — А если и есть, я защищу вас. Но сейчас, миледи, я хочу получить от вас обещание, что вы будете вести себя как покорная и любящая.
Девушка взглянула на мужчину и удивилась, увидев умоляющие голубые глаза и что-то настолько неуловимое и неопределенное в них, что затруднилась найти этому название. Учащенное биение сердца подсказало ей, что она не ошибается.
Баронесса застенчиво улыбнулась. Наверное, впервые за все время совместной жизни искренне. Лайон отреагировал немедленно. Ее чудесные черты осветились каким-то неземным сиянием, передающимся и ему, а сердце забилось так сильно, что, казалось, выскочит из груди. Если Ариана будет так ему улыбаться, то скоро Лев покорно ляжет у ее ног. Эта мысль смутила мужчину.
— Да, милорд, я обещаю вести себя хорошо, если только мне не придется терпеть общество Вильгельма слишком долго.

ГЛАВА 7

Башня Вильгельма, возведение которой началось сразу же после завоевания Англии, располагалась на небольшом холме на северном берегу Темзы и на юго-востоке старых римских укреплений. Сделанная из бревен, башня стояла на земляном валу. Окруженная глубоким рвом, она представляла собой мощное укрепление, возвышающееся в самом центре Лондона. С нее открывался прекрасный вид. Город и река были видны как на ладони.
На подступах к Лондону Ариана увидела очертания Вестминстерского аббатства, строительство которого завершилось в 1065 году Эдуардом Исповедником. Возводились также еще три крепости, которые, по замыслу создателей, должны были защищать главный город норманнов от нападения покоренных саксов.
Ариана вместе с Лайоном въехала в Лондон через старые римские ворота, ошеломленно глядя на многочисленных прохожих, снующих по узким улочкам. На каждом углу расхваливали товар уличные торговцы. В нос ударила целая гамма приятных и неприятных запахов.
На приехавших мало кто обращал внимание: в столицу часто наведывались рыцари. В городе жило много богатых и знаменитых семей, не ведая забот, а простой люд трудился от зари до зари, чтобы столы богачей ломились от еды.
— Башня Вильгельма прямо перед нами, — сообщил Лайон. Он ехал рядом с женой, потому что всадница могла легко потеряться на людном базаре.
Ариана с трудом проглотила вставший вдруг в горле комок и кивнула. Да, скоро она окажется в самом сердце норманнов, ягненок среди львов, и ее муж — самый свирепый из них. Интересно, что за опасность их ждет? Распознает ли она ее, или беда подкрадется незаметно и неожиданно, когда меньше всего ждешь?
Лайон приветливо улыбнулся, и лицо его сразу преобразилось. Ариана, затаив дыхание, не отрывала от него глаз. Если он будет часто так улыбаться, ей не устоять.
Мужчина заметил, как жена плотно сжала губы, и поспешил успокоить ее:
— Выбросьте из головы чепуху насчет опасности, Ариана, здесь вам никто не причинит вреда. Вильгельм меня любит, и вас полюбит тоже.
Девушка растерянно заморгала. Вильгельм ее полюбит? Она сильно в этом сомневалась.
— Я не нуждаюсь в том, чтобы меня любил или чтобы я нравилась вашему норманнскому королю или любому другому норманну!
— А если речь идет об одном моем закадычном друге? — поинтересовался рыцарь, намекая на страстные ночи.
Баронесса вспыхнула и отвернулась.
— Нет, — солгала она. Услышав приглушенный рокот, девушка поняла, что Лайон рассмеялся. Она прекрасно знала, что он вспоминает ночи, когда они, сгорая от желания, без устали ласкали друг друга.
— Ладно, посмотрим, миледи, — продолжал рыцарь, — посмотрим. Когда супруги Крэгмир проезжали через ров, окружающий башню Вильгельма, их приветствовало множество рыцарей. Очевидно, ее муж пользовался всеобщей любовью и уважением. Слуги подхватили их лошадей под уздцы, а сенешаль короля встретил прибывших у входа.
— Добро пожаловать, лорд Лайон. Король Вильгельм с нетерпением ждет вас и вашу супругу. Сегодня он очень занят подготовкой завтрашнего совета в Уитенагемоте, но с удовольствием встретится с вами вечером в зале. Пойдемте, я покажу вам ваши комнаты.
— Как я рад, что снова приехал сюда, Ройс, — заявил Лев. — Как Вильгельм?
— Хорошо, милорд, а теперь, когда королева приехала из Нормандии, и вовсе отлично.
Когда они вошли в зал, Ариана застыла в оцепенении, с ужасом оглядываясь по сторонам. Помещение казалось раза в два больше зала в Крэгмире и было до отказа заполнено людьми, бесцельно слоняющимися по комнате. Большинство присутствующих приехали, чтобы принять участие в совете в Уитенагемоте. Одежда поражала роскошью и разнообразием красок — кафтаны, отороченные драгоценными мехами, брюки, сшитые из дорогих и ярких тканей, у мужчин и великолепные наряды женщин, богато украшенные драгоценностями. Взоры придворных с любопытством устремились на Лайона с женой, сопровождаемых Терзой и Бельтаном Отважным.
Норманнского Льва встречали с радостью и глубоким почтением представители обоих полов. Их приветствовали на французском, официальном языке двора, но, проходя мимо множества рыцарей и дам, Ариана испытывала лишь бесконечную усталость и отвращение. Она желала, чтобы разверзся пол и темная мгла поглотила ее, хотела вновь очутиться в Крэгмире среди людей, которые знали ее всю жизнь. Эти любезные, галантные кавалеры убили ее отца и братьев, украли земли и титулы у саксонских баронов и грозили смертью за малейшее неповиновение.
Краем глаза Лайон видел, с каким трудом жена переносит свое пребывание в одном помещении с таким количеством норманнов, и передумал знакомить ее со своими друзьями. У них впереди еще много времени для встреч, да и ужин с Вильгельмом должен убедить супругу, что король не желает ей зла. Зная, что ему необходимо со многими поговорить, Лев тихо попросил Ройса отвести жену в их комнату. Когда сенешаль передал его просьбу девушке, та вопросительно взглянула на мужа.
— Идите с Ройсом, Ариана, он проследит, чтобы вы ни в чем не нуждались, а я присоединюсь к вам, как только смогу. Мне кажется, вам лучше отдохнуть перед встречей с Вильгельмом.
Лайон намеренно промолчал, что ей придется находиться в центре всеобщего внимания целый вечер.
Баронесса благодарно кивнула. Никогда прежде она не испытывала такого непреодолимого желания убежать. Ариана сыта норманнами по горло. Бессовестные, бесстыдные, любопытные взгляды изучали ее с головы до ног. Мужчины глазели на нее с откровенной похотью, будто на уличную девку, а женщины — с завистью и открытой враждебностью, заставляя ее чувствовать себя жертвенным ягненком. Да, видение не обмануло Ариану. При дворе у нее не один, а множество врагов.
Идя вслед за Ройсом, баронесса бросила взгляд через плечо на Лайона, и увиденное заставило девушку замедлить шаги. Темноволосая красавица отделилась от группы придворных и направилась прямо ко Льву. С нескрываемой радостью она бросилась в его объятия, прижимаясь всем телом к мужчине. Сердце Арианы наполнилось горечью и отчаянием, но наследница Крэгмира подавила крик, закрыв рот рукой.
— Не оглядывайтесь, миледи, — горячо зашептала Терза. — Не давайте наглым норманнам повода для сплетен.
— Кто эта женщина? — тихо поинтересовалась Ариана.
— Бельтан сказал, что это леди Забрина, богатая вдова. Вильгельм подыскивает ей подходящего мужа.
Забрина! Любовница Лайона.
Не желая видеть, как супруг отреагирует на горячее приветствие вдовы, Ариана отвернулась и поспешила за Ройсом. Следом шла Терза.
Сенешаль повел их по винтовой лестнице, затем по бесконечным переходам и галереям и наконец остановился у двери, похожей на множество других. Баронесса растерянно размышляла, удастся ли ей самостоятельно добраться до своей комнаты и не заблудиться.
— Надеюсь, вы будете хорошо здесь себя чувствовать, миледи, — произнес мужчина, открывая дверь. — Королева Матильда выбирала эту комнату сама. Если вам что-нибудь понадобится, рядом каморка слуги, а ваша горничная может спать вместе с остальными служанками в зале над вами. — Сенешаль поклонился: — Миледи, — и ушел.
— Как здесь красиво, леди Ариана, — восхищенно защебетала Терза, оглядывая комнату. Огромная кровать под балдахином занимала, казалось, все помещение. Вдоль одной стены тянулся длинный камин. Драпировки украшали другую стену. А вот тканый ковер на полу Ариана посчитала роскошью. В Крэгмире такого не было.
— Да, — уныло отозвалась баронесса, все еще думая о женщине, бросившейся на шею ее мужа, — король задушил народ налогами, чтобы жить в роскоши.
— Не желаете ли искупаться, миледи? Пойду поищу кого-нибудь, кто принесет вам воды.
— Да, конечно.
Когда служанка ушла, Ариана направилась к высокому, сделанному в виде арки окну, из которого открывался вид на Темзу. По реке ходили тяжело груженные лодки, кричали люди — жизнь била ключом. Девушка не разделяла всеобщего оживления и старалась отогнать мрачные мысли. Неужели Лайон возобновит связь с леди Забриной и сейчас целует ее, говорит, как скучал по ней, как страстно желает ее? «Господи, не дай мне сойти с ума от таких мыслей», — подумала баронесса, едва сдерживая рыдания.
Лайону льстила радость Забрины, которая, не заботясь о приличиях, открыто выразила свое отношение к нему. Но он не отрывал глаз от жены, выходившей из зала и остановившейся вдруг у самых дверей. Когда Забрина подбежала к нему и обвила его шею своими красивыми умелыми руками, Ариана едва не заплакала от горя. Мужчина отстранил, наконец, от себя бывшую любовницу, но супруга этого не видела, потому что уже поднималась по лестнице.
— Сдерживай себя, Забрина, — прошептал рыцарь, отступив на несколько шагов от женщины.
Красавица одарила его очаровательной улыбкой.
— Вы должны простить меня за то, что я потеряла голову, милорд, — игриво защебетала она. — Я ужасно соскучилась.
Лайон изумленно взглянул на говорившую:
— Что-то я сомневаюсь в этом, Забрина. Неужели ты не нашла никого, кто мог бы утешить тебя в мое отсутствие?
— Никого, кто мог бы сравниться с вами, милорд.
В глазах женщины появилось мечтательное выражение, а губы сложились в сладчайшую из улыбок.
— Неприлично, Забрина, вести себя подобным образом в присутствии моей жены.
Красавица неодобрительно взглянула вслед удаляющейся Ариане, и в обворожительных фиолетовых глазах вспыхнуло презрение.
— Да все знают, как мало вы интересовались своей женой и как королю пришлось вас заставить забрать ее из монастыря, поэтому не беда, если она увидит нас вместе. И если леди Крэгмир еще не знает, то скоро ей все равно станет известно, что вы и я… больше, чем хорошие друзья. Когда мы снова останемся наедине? Я сгораю от страсти, Лайон. Вы придете ко мне сегодня?
Мужчина нахмурился. Неужели Забрина всегда была такой откровенной, дерзкой, нахальной? Он вглядывался в ее лицо. Женщина обладала удивительной, живой и волнующей красотой: густые блестящие темные волосы, страстные глаза необычного фиолетового цвета, полные яркие губы… Однако в облике Забрины появилось нечто новое, чего рыцарь раньше не замечал: злобный блеск глаз. Лайон подумал, что в ней слишком много жадности и похоти, а ее поведение теперь казалось бесстыдным и вызывающим.
Норманн окинул взглядом соблазнительное хрупкое тело бывшей любовницы. Ее восхитительное пурпурное бархатное платье было оторочено горностаем, а подол и рукава отделаны золотом. Золотой пояс, богато украшенный сверкающими драгоценными камнями, подчеркивал тонкую талию; накидка, сделанная из прозрачного шелка, крепилась золотым обручем, тоже инкрустированным драгоценными камнями. Лайон представил его на серебристых волосах Арианы и решил, что ей он подойдет больше.
Норманну не нужно было размышлять о сокровищах, что находились под одеждой Забрины, потому что он уже не мог сосчитать, сколько раз их видел. Мужчина досконально изучил каждый изгиб ее восхитительного тела, знал все ее слабости и то, как разжечь в ней дикую, необузданную страсть. В тринадцать лет женщина вышла замуж за пожилого саксонского франклина, который благополучно почил через три года, оставив после смерти невероятно богатую вдову. Лайон не сомневался, что до встречи с ним Забрина поменяла множество любовников, потому что эта женщина имела горячую кровь и такой темперамент, что в трех шагах от нее могла воспламениться пакля. Когда Вильгельм узнал, что Забрина — богатая молодая вдова, владеющая обширными земельными угодьями, он приблизил ее ко двору и прибрал к рукам ее земли. Встретив Лайона, прибывшего в Англию из Нормандии в 1069 году, вдова стала его любовницей. Очевидно, она не испытывала ненависти к норманнским завоевателям. Забрину жег долгий взгляд мужчины, которого она хорошо знала. Бесцветная девица, его жена, не идет ни в какое сравнение с ней, соблазнительной красавицей. Наверное, маленькая монашенка пустилась наутек, вопя от страха, когда муж попытался исполнить свой супружеский долг. Да как может серая мышка удовлетворить такого сластолюбца, как Лев? И только он способен зажечь яркое пламя страсти в ее груди. Забрина это давно поняла. После отъезда Лайона у нее было много мужчин, но ни один не отвечал ее высоким требованиям. А теперь, когда рыцарь снова в Лондоне, нужно любой ценой завоевать его сердце. Конечно, король не одобрит их связи, но, если вести себя осторожно, он ничего не узнает.
— Вы придете ко мне сегодня, милорд? — голосом, в котором ясно слышалось обещание горячих ласк, поинтересовалась она. — Вы не пожалеете.
— Нет, леди, не сегодня, — ответил Лайон, удивляясь своим словам. Еще месяц назад он бы сам затащил ее в постель, не дожидаясь приглашения, и наслаждался бы чудным телом. Лев хорошо знал Забрину, но его чувства к ней отличались от нежной любви, которую испытывал, например, Вильгельм к Матильде. Ночи, проведенные в постели вдовы, запоминались надолго и доставляли удовольствие, однако у него никогда не возникало желания постоянно поддерживать отношения.
— Когда же, милорд? — нетерпеливо поинтересовалась Забрина. — Пусть это произойдет как можно скорее.
Женщина одарила его взглядом, который обжег кожу, затем повернулась и ушла, покачивая бедрами.
— Леди Забрина была очень настойчива, — осторожно заметил Бельтан.
— Ты слышал? — удивился Лайон. Но в том, что начальник его отряда стоял рядом, не было ничего удивительного. Они знали друг друга очень давно и делили радости и беды.
— Да, я слышал. А как же твоя жена? Ты будешь с Забриной встречаться здесь, при дворе?
— Может быть, — честно признался Лайон, — а может; и нет. Это уже не твое дело.
Бельтан покачал головой с явным неодобрением, что очень удивило Льва, ибо они считались лучшими друзьями.
— Что случилось, почему ты недоволен? Ты прежде никогда не задавал мне подобных вопросов.
— Тогда я еще не знал леди Ариану.
Норманн презрительно фыркнул:
— Она пыталась меня отравить.
— А вот Терза говорит, что ее госпожа никогда бы не позволила тебе выпить яд. Наверное, ты слишком досадил ей.
Лев хмуро улыбнулся:
— Может, моя жена желала моей смерти, что бы выйти замуж за другого. Ступай, Бельтан, и проследи, чтобы люди устроились на ночь.
Кивнув, начальник отряда повернулся и направился к выходу, провожаемый множеством глаз. Высокий, светловолосый, мускулистый, он привлек внимание не одной дамы.
Лайон подошел к двери отведенной им в замке комнаты и толкнул ее. Та бесшумно отворилась, он вошел и остановился, завороженно глядя на жену. Она, изящно наклонив голову, смывала мыло с волос. Рядом с льняным полотенцем стояла Терза, готовая в любой момент набросить его на плечи госпожи. Лайон бесшумно подошел к служанке по ворсистому ковру и знаком приказал девушке отойти, забирая у нее полотенце. Она, едва взглянув на суровое лицо мужчины, поспешно удалилась.
— Ой, мне мыло попало в глаза, Терза. Дай полотенце.
Зажмурившись, Ариана протянула тонкую белую руку.
— Поднимите лицо, миледи, и я вытру вам глаза.
Баронесса испуганно вздрогнула. Она не ожидала, что супруг вернется так быстро. По ее расчетам, он должен сейчас заниматься леди Забриной. Убрав пену, девушка медленно открыла глаза и недоверчиво взглянула на рыцаря. Наклонившись, тот положил ладонь на ее грудь, и Ариана, вскрикнув и разбрызгивая во все стороны воду, попыталась увернуться.
— Дет, не выходите, Ариана, сейчас я присоединюсь к вам, — пробормотал мужчина, снимая одежду. Девушку охватила паника:
— Но я уже закончила, милорд. Если хотите, мойтесь один.
Она начала было подниматься, но Лайон положил руку ей на плечо, удерживая на месте, и сам ступил в воду. Скользнув на дно лохани, рыцарь вытянул ноги и усадил жену, повернув к себе лицом. Вытесненная весом его тела вода с шумом хлынула на пол.
— А где Терза? — задыхаясь, спросила Ариана.
— Я отослал ее.
Опустив руку в воду, мужчина легко отыскал нежную плоть ее лона. Баронесса почувствовала, что начинает реагировать на его прикосновения. Пальцы Лайона стали действовать смелее, и скоро они проникли в нее. Девушка не выдержала:
— Остановитесь, прошу вас.
Норманн улыбнулся:
— Вы же не хотите, чтобы я действительно остановился, не так ли, миледи?
Ариана не могла ни двигаться, ни говорить, к тому же смысл его слов уже не доходил до нее. Твердая, как гранит, плоть мужчины упиралась в живот, а его пальцы дерзко исследовали лоно.
Он ущипнул ее за шею, затем нежно провел по ней языком, успокаивая боль. Прикосновение его шершавого языка вызывало целую гамму ощущений. Свободной рукой Лайон осторожно сжал грудь девушки и пальцем погладил сосок. Ариана закусила губу, чтобы сдержать стон, но когда супруг притянул ее ближе, чтобы поцеловать, она застонала. Подняв голову, он заглянул, ей в глаза:
— Скажите, что вы желаете меня, миледи.
Жена смотрела на него затуманенным взором, стараясь не прильнуть ко Льву и не отдаться во власть его умелых рук.
— Н… нет, я не желаю вас, — солгала она.
Мужчина наклонил голову и, обхватив губами грудь, осторожно покусывал сосок, а рукой нащупал нежный бугорок и поглаживал его большим пальцем.
— Скажите, что вы желаете меня, миледи, — повторил он хриплым, прерывающимся голосом.
Ариана уже больше не могла сдерживаться и вцепилась в его плечи. Тяжело дыша, она умоляюще смотрела на супруга:
— Милорд…
— Лайон. Зовите меня Лайон. Раскройте свои сладкие губки и произнесите мое имя.
Баронесса взглянула на его губы и глаза, горящие страстью. Похоже, он тоже едва сдерживается.
— Мое имя, Ариана, скажите его.
— Район, — произнесла она, затем повторила громче: — Район!
Да, девушка скажет все, что угодно, если рыцарь будет продолжать ласкать ее.
— Господи! — вскрикнул мужчина, рывком поднимаясь на ноги и держа жену на руках. Вода стекала с их обнаженных тел, но они на это уже не обращали внимания. Норманн осторожно уложил девушку на постель, сдерживая непреодолимое желание овладеть ею тут же. Встав на колени, он наклонился и начал слизывать капельки воды с ее груди и живота. Оторвавшись на мгновение, Район заглянул в бездонные зеленые глаза. Медленно он продвигался все ниже и ниже, туда, где его ждала награда. Ариадна непроизвольно начала покачивать бедрами и бессвязно шептать:
— Милорд, о Район, пожалуйста.
— Да, я доставлю вам удовольствие. К тому же вы так сладко произнесли мое имя, что я не в силах вам отказать.
Его губы опустились с плоского живота на треугольник золотых волос, затем коснулись напрягшегося бугорка. В этот момент Ариадна вскрикнула:
— Район, о, нет, пожалуйста, вы не должны.
— Почему же, Ариадна, должен, — сдавленно проговорил он. — Обещаю, вам понравится.
Баронесса попыталась ответить, но язык отказывался повиноваться, когда губы супруга колдовали над ее телом. Запрокинув голову, она уже ни о чем не думала, кроме своих ощущений. Мужчина ласкал ее до тех пор, пока пульс не участился настолько, что сердце, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди, и Ариадна застонала от наслаждения. Тогда Район ввел палец внутрь, одновременно продолжая языком исследовать пульсирующий бугорок, и начал двигать им в ритм с языком. Баронесса попыталась вырваться, но рыцарь, положив руку ей на живот, удерживал ее на месте, продолжая ласкать.
Тело Ариадны затрепетало. Она достигла пика блаженства, небо взорвалось, рассыпая разноцветные звезды. Девушка напряглась и выгнула спину, подавшись навстречу Льву, содрогаясь в конвульсиях.
Подняв голову, норманн трепетно взирал на лицо супруги. Она казалась еще прекраснее от испытываемого ею наслаждения: щеки покрывал яркий румянец, тело дрожало, а зеленые глаза горели огнем страсти. Когда девушка немного пришла в себя, мужчина поднялся выше и, опираясь на локти и упираясь твердой плотью ей в живот, хрипло произнес:
— Теперь ваша очередь, миледи.
Район вошел в нее и едва не задохнулся от переполнивших душу чувств. Горячая влага ее лона возбудила его еще больше. Не помня себя от страсти, он приподнял ягодицы жены, продвигаясь глубже. Его плоть, казалось, заполнила ее всю без остатка. Ариадне показалось, что муж еще никогда не возбуждался так сильно. Она вскрикнула, испугавшись, что не сумеет вобрать его в себя целиком. Однако неудобство ощущалось только мгновение, и вскоре их тела слились воедино, двигаясь в одном ритме.
Услышав крик и ощутив, как напряглась жена, Район испугался, что причинил ей боль, и намеренно замедлил движения. Однако баронесса, прижавшись к его груди, не собиралась сдаваться. Удовольствие, которое он получал, вознесло рыцаря на небеса. Мужчина целовал бледное лицо, шею, грудь, находящуюся так близко. Впившись в губы Арианы, Лайон из-за стука сердца, гулко отдающегося в ушах, не услышал, как с ее губ слетело его имя. Она испытала неземное блаженство еще раз, и, ощутив трепет ее тела, мужчина, застонав, разделил с ней наслаждение.
Услышав, как сдавленно вздохнула девушка, рыцарь немедленно поднялся. Ее прерывистое, учащенное дыхание неестественно громко раздавалось в тишине комнаты. Повернув голову, он увидел, что супруга отодвинулась на самый край кровати и прикрыла рукой глаза. Глядя на неподвижное тело, норманн спрашивал себя, что же такое необычное есть в этой маленькой чертовке, что вызывает в нем бешеное желание. Он мог делить ложе с Забриной, но почему-то предпочел собственную жену, которая приносила ему больше удовольствия, чем искушенная в постельных утехах любовница. В Ариане волнующе смешались сладкая невинность и искрометная страсть.
Войдя в спальню, Лев вовсе не собирался заниматься с ней любовью, но, увидев ее плескающейся в воде и разбрызгивающей во все стороны пену, Лайон не сдержался. Ему не хотелось поддаваться страсти, однако рыцарь ничего не мог с собой поделать. Там, где дело касалось Арианы, голос рассудка куда-то исчезал. Свои чувства к этой женщине он был не в силах понять, а объяснение таилось в глубине сердца, не подвластное разуму. Лев не мог дать названия своим чувствам к ней, да и не хотел. Протянув руку, он коснулся жены:
— Миледи…
— Не мучайте меня снова, я прошу вас.
Ариана никак не могла смириться с тем, что испытывает такую непреодолимую тягу к человеку, которого ненавидит, и стыдилась взглянуть ему в глаза.
Лайон нахмурился, чувствуя, как его охватывает отчаяние. Неужели она по-прежнему ненавидит его? Неужели так трудно смириться с тем, что он ее муж и будет всегда делить с ней ложе?
— Можете отрицать, что я доставил вам наслаждение, если посмеете, однако я не поверю вам, потому что вздохи ваши и стоны говорили мне об обрат ном. Ваше лоно блестело от влаги, а ваши руки и ноги жарко меня обнимали. Вы желаете меня, Ариана. Думаете, я ничего не вижу и не понимаю?
Девушка отняла руку от глаз и взглянула на мужчину:
— Да, вы прекрасно осведомлены о таких вещах, милорд, вы знаете, где и как прикоснуться ко мне, чтобы вызвать все эти вздохи и крики, вы доставляете мне удовольствие таким необыкновенным образом, что мои щеки покрываются краской стыда. Я не сомневаюсь, что леди Забрина по достоинству оценила ваше умение. По сравнению с ней, я невинна.
Лайон недовольно буркнул:
— Вы ничего не знаете.
— Забрина — ваша любовница. Думаете, я ни о чем не догадываюсь? Почему же вы не с ней? Я разрешаю вам уйти.
Мужчина хрипло рассмеялся:
— Вы разрешаете мне уйти? Ариана, если бы я хотел уйти к Забрине, я бы не спрашивал вашего позволения. Нет, миледи, я желаю только вас и думаю, я это доказал. Если нет, то я сделаю еще одну попытку, чтобы убедить вас, — с этими словами он заключил ее в объятия.
— Милорд. Лайон, — поправила она себя, когда заметила мрачный взгляд мужа, — уже поздно, а нас ждет к ужину король.
Откровенно говоря, баронессу меньше всего заботили званый ужин и король. Больше всего ей не хотелось, чтобы мужчина возродил в душе огонь желания, делающий из нее послушного ягненка и подчиняющий ее волю желаниям Лайона. Порой она сама себя не узнавала и часто задавала себе вопрос — что же он за человек, если способен так изменять ее?
В мозгу девушки роились мысли. Ведь в сердце живет ненависть, а в теле поселились любовь и желание.
— У нас впереди еще уйма времени, — хрипло прошептал норманн. — По мне, лучше наслаждаться вашей сладостью, чем угощением Вильгельма. Давайте, дорогая, я вознесу вас на небеса.
Его хриплый, невероятно возбуждающий голос совершил чудо, и девушка вновь окунулась в пучину наслаждения, как он и обещал.

ГЛАВА 8

Входя вместе с Лайоном в огромный зал, Ариана нервно оглядывалась по сторонам. Гул голосов, раздававшийся в комнате, создавал впечатление, что все обитатели замка уже собрались за столом. Пульс девушки участился, и в желудке возникло ощущение тяжести. У нее не было ни малейшего желания встречаться с Вильгельмом. Завоеватель считался самым жестоким человеком во всем христианском мире. Если слухи верны, то король не знал жалости, был скор на расправу, а его бешеный нрав заставлял людей трепетать от страха.
Когда их заметили, в зале воцарилось молчание. Присутствующие повернулись и, тихо перешептываясь, разглядывали супружескую чету с нескрываемым любопытством. Вильгельм восседал на высоком помосте и немедленно встал, чтобы поприветствовать любимца.
Ариана, чувствуя себя подобно вулкану, готовому взорваться, резко остановилась. Вильгельм превзошел все ее ожидания. Мужчина отличался могучим телосложением, имел огромную, как у быка, грудь, ноги, подобные дубам, и руки раза в три больше, чем у нее. От него исходила сила, равная мощи свирепого буйвола.
Король был темноволос, как и Лайон, а в глазах его светился недюжинный ум. Он, казалось, заглядывал прямо в душу человеку и читал ее, словно развернутый пергамент. Подстриженный по норманнской моде того времени, Вильгельм не носил бороды, как саксонские франклины. Рядом с ним хрупкая королева казалась совсем ребенком, однако ее лицо имело совсем не детское выражение. Похоже, Матильда способна править страной в отсутствие мужа, что, впрочем, она и делала последние несколько лет, находясь в Нормандии.
— Лорд Лайон, — басом заговорил Завоеватель, — мне жаль, что пришлось вызвать вас в Лондон так внезапно, но ваше присутствие необходимо на завтрашнем совете. — Его взгляд скользнул по Ариане, и у нее задрожали колени. — Я очень рад, что вы привезли с собой жену. Годы, проведенные в монастыре, пошли ей на пользу. Ариана Крэгмир — подходящая жена для Норманнского Льва. — Похлопав рыцаря по спине, он подмигнул ему. — Разве я не говорил, что настало время забрать жену из аббатства?
Лайон, похоже, удивился словам короля.
— Да, сэр, прошло много времени. И вы снова оказались правы, как всегда. — Взглянув на супругу, он продолжил: — Ариана Крэгмир доставляет мне истинную радость.
Баронесса лишилась дара речи от такого заявления мужа, но, к счастью, быстро опомнилась и поклонилась королю. Если бы тот хорошо ее знал, то понял бы, что румянец, заливший шею и щеки, не имел ничего общего со смущением, а был вызван лишь ненавистью саксонки ко всем норманнам, не исключая и ее мужа. Как смел Лайон лгать в присутствии стольких людей? Она прекрасно знала, что король заставил Льва забрать ее из монастыря. Конечно, супруг любит проводить с ней время в постели, но на этом их отношения заканчиваются. Он никогда не забудет, что она пыталась его отравить.
Вильгельм, обхватив девушку за плечи, поднял ее на помост и представил королеве. Матильда тепло поприветствовала ее, и баронесса почувствовала симпатию к этой женщине, но облегченно вздохнула, когда Ройс указал им на места за столом. Лайон уселся по правую руку от Вильгельма, а Ариана — рядом с Матильдой. На помосте восседали сыновья королевской семьи: Роберт, который вскоре должен стать правителем Нормандии, и Уильям Руфус, которому отец обещал Англию.
Стол ломился от яств: блюда с рыбой, мясом, птицей, овощами и различными сладостями выглядели очень аппетитно. Лайон и Вильгельм оживленно разговаривали за едой, как давно не видевшиеся старые друзья. Они не торопясь потягивали отличные вина и крепкие эли, подаваемые слугами-англичанами. Немногие из них понимали французский, на котором велась беседа и который стал официальным языком Англии.
Ариана изучала французский в монастыре, однако редко им пользовалась и многое успела забыть, ведь Лайон общался с ней на языке ее предков. Теперь, беседуя с Матильдой, она запиналась, тщательно подбирая слова.
— Я очень рада, что вы и лорд Лайон счастливы в супружестве, — говорила королева. — Вильгельм опасался, что Льву будет трудно жить с женой. Возможно, он еще долго не приехал бы за вами, если бы не приказ короля. На границе неспокойно, и Завоевателю нужен преданный человек. Многие саксонские бароны, чьи земли отошли короне, бежали на север, где вступили в сговор с Малькольмом. Вильгельм сомневается в надежности тех саксов, что принесли ему клятву верности. Бедный король, на его плечах лежит такое бремя!
«Бедняжка Вильгельм, и правда, — размышляла Ариана над словами Матильды. — Этот человек — тиран, поэтому чего же он ждет?» Однако вслух она сказала совсем другое:
— Вы забыли, что я саксонка, мадам? Я не хочу сердить вас, но не хочу лгать относительно преданности.
Королева, прищурившись, взглянула на собеседницу:
— Я бы не поверила вам, если бы вы не встали на защиту своих соплеменников. Однако прошу помнить, что вы жена норманнского барона и обязаны повиноваться ему и хранить верность, ибо супруга подчиняется своему повелителю почти во всем. Ариана, вы еще слишком молоды, и вам предстоит многое узнать о доверии между мужем и женой. С Вильгельмом жить очень непросто, однако нам удается с ним ладить вот уже много лет.
Баронессе не понравились нравоучения, хотя, как ей казалось, Матильда говорила искренне и желала ей добра.
— Я подумаю над вашими словами, — уклончиво ответила она.
Королева проницательно взглянула на собеседницу и осталась довольна.
— Вы любите Лайона, не так ли, дорогая? Очевидно, что и он любит вас.
Ариана нахмурилась. Почему она так решила?
— Нет, это… мы едва знаем друг друга.
Опустив голову, леди Крэгмир сделала вид, что поглощена едой, а Матильда, поняв намек, заговорила с Вильгельмом.
Баронесса смотрела на стоявшие перед ней блюда, но ей совершенно не хотелось есть. Ариана в окружении норманнов чувствовала себя как рыба на льду. Взглянув на придворных, рыцарей и знатных дам, восседающих за длинными столами, она поняла, что совершила ошибку. Ее глаза остановились на темноволосой красавице, которая смотрела на нее с ненавистью, злобой и таким нескрываемым презрением, что девушка гордо выпрямилась. Ее сердце тревожно забилось. Даже малопроницательный человек поймет, что перед ним находится враг. Именно эту женщину показало ей видение. Теперь Ариана видела ее лицо и знала ее имя.
Ужин подошел к концу, и началось веселое представление на потеху насытившимся гостям. В центре зала очистили место для жонглеров и акробатов, арфистов и менестрелей. После их выступления люди разбрелись по углам и разделились на небольшие группки, чтобы поиграть в шахматы и другие настольные игры. Ариана воспользовалась ситуацией, чтобы уйти к себе, но, оглядевшись, не увидела Лайона. Сомневаясь, что способна самостоятельно отыскать свою комнату, девушка отправилась на поиски Ройса.
Лев наблюдал за представлением, наслаждаясь пением менестрелей. Ему хотелось сесть рядом с Арианой, ведь целый вечер он не мог поговорить с ней и узнать ее мнение о Матильде и Вильгельме. Судя по непринужденной легкости, с которой беседовали королева и его жена, им удалось найти общий язык.
Его размышления прервало чье-то прикосновение, и мужчина, вздрогнув от неожиданности, резко повернулся. Перед ним стояла Забрина. Наклонившись, она горячим, обжигающим ухо шепотом просила встретиться с ней в алькове, где частенько бывали влюбленные.
Рыцарь отрицательно покачал головой, но женщина настаивала. Не желая привлекать внимание придворных, мужчина согласился. Дождавшись, когда закончилось представление и король завязал оживленную беседу с одним из придворных, он скользнул в альков.
— Черт бы тебя побрал, Забрина! Это настоящее безумие! Что ты хочешь от меня?
— Вы прекрасно знаете, чего я хочу, — промурлыкала она. — Неужели я так непонятно изъясняюсь? Вас я желаю, Лайон. — Женщина подходила все ближе и ближе, пока ее грудь не уперлась в его грудную клетку, и обвила руками шею норманна. — Я схожу с ума, милорд. Вы обещали, что ваша жена не помешает нашим отношениям.
— Ты наглая женщина, Забрина. Моя жена…
— … бесцветная серая мышь, пресная рыбина, которая понятия не имеет, как удовлетворить мужчину.
«Ариана бесцветная? Пресная?» — Лайон изумленно моргал, считая красоту жены такой же бесспорной и соблазнительной, как и красоту Забрины. Ариана — чистота и свет, солнце и луна, и звезды, она — бархат ночи, ее прелесть скрыта в ее недоступности.
Рыцарь смотрел на собеседницу, мысленно сравнивая ее с супругой и отдавая пальму первенства Ариане. Он лихорадочно пытался найти подходящий предлог, чтобы раз и навсегда порвать отношения с Забриной, но не хотел казаться слишком жестоким. Конечно, она подарила ему множество пылких ночей, страстных ласк и бесконечного удовольствия, но теперь этого ему было недостаточно. Лайон желал неизмеримо большего. Ариана…
— Забрина, все изменилось…
Однако норманн не закончил фразу, ибо женщина, наклонив его голову, запечатлела на его губах страстный поцелуй, в котором слились воедино вожделение и отчаяние. Забрина прижалась к нему всем телом, и рыцарю пришлось заключить ее в объятия, чтобы не упасть.
Направляясь в свою комнату, Ариана прошла мимо маленького зашторенного алькова, но шум голосов, раздававшихся оттуда, привлек ее внимание, хотя она попыталась не вслушиваться. Не знакомая с нравами двора и слишком целомудренная, баронесса понятия не имела, что может происходить в таком укромном уголке. Разговаривали мужчина и женщина, причем дама говорила спокойно и бесстрастно, а вот голос мужчины прерывался от страсти. Полагая, что это не ее дело, Ариана собиралась уже пройти мимо, но внезапно остановилась, узнав голос мужчины. Лайон! Глядя на плотные занавески, она хотела, чтобы они раздвинулись.
Льву наконец удалось отстранить от себя женщину, и он убрал руки бывшей любовницы, обвивавшие шею:
— Забрина, мы рискуем навлечь на себя гнев Вильгельма, встречаясь подобным образом. Ты знаешь, как он относится к неверности. Брак для него; священен.
— Тем хуже для него, — безапелляционно заявила дама. — Меня интересуют только ваши чувства, милорд. Неужели вы не сгораете от страсти, как я? Мы так давно не виделись. Поцелуй же меня еще, любовь моя.
Лайон выставил руку, пытаясь удержать рвущуюся к нему любовницу:
— Это слишком опасно, Забрина, в зале полно народу. Мы рискуем нарваться на неприятности.
— Приходите ко мне сегодня, — предложила она. Ее голос перешел на хриплый от страсти шепот. — Оставьте свою серую мышь спать в одиночестве и приходите ко мне.
— Забрина…
— Я не уйду, пока вы не дадите обещание, — со стальными нотками в голосе заявила женщина.
Желая поскорее покончить с тягостным разговором, мужчина решил, что лучше согласиться. Если их застанут в такой двусмысленной ситуации, беды не миновать. Этим он навлечет на себя гнев короля и даст почву для светских сплетен. Двор любой безумный бред, любую ложь готов подхватить и разнести по свету. Когда они с Арианой жили порознь, как два совершенно чужих человека, такой проблемы не существовало, но теперь они стали настоящими супругами и делили ложе. Вильгельм придет в бешенство, узнав, что женатый человек завел интрижку с любовницей, да еще не таясь. Придворные умирали от скуки и ждали очередного скандала.
По непонятным причинам, объяснения которым он не мог найти, Лайон не хотел возобновлять отношения с Забриной. Да, он скажет, что навестит ее сегодня ночью, но не станет этого делать, просто не придет на свидание, таким образом прозрачно намекнет, что не собирается больше встречаться с ней.
— Да, Забрина, я приду к тебе сегодня, но сейчас ты должна идти, пока не обнаружено наше отсутствие.
Женщина одарила его обворожительной улыбкой:
— Я буду ждать, милорд.
Ариана услышала достаточно. Повернувшись, она бросилась бежать по темному коридору, совершенно не имея представления, куда идет и как добраться до своей комнаты. Баронесса надеялась встретить по дороге слугу, который укажет дорогу. Услышав позади себя шум, она пошла быстрее, опасаясь, что Лайон заметил ее отсутствие и отправился на поиски.
— Ариана, подождите!
«Господи! Я не могу сейчас видеть Лайона. Только не сейчас! Когда он, довольный встречей с любовницей и удовлетворенный тем, что договорился о свидании, будет лгать мне!» Ариана представила, как муж ласкает Забрину, и к горлу подкатила тошнота.
— Ариана, остановитесь! Это я, Эдрик.
«Эдрик? Что он делает в Лондоне?» — удивилась баронесса, осмелившись бросить взгляд через плечо.
— Господи, Эдрик, я не верю, что это вы! — девушка едва не упала, вздохнув с облегчением.
— Что случилось? — встревоженно спросил Блэкхит. — Где ваш муж?
— Ничего не случилось, — солгала она. — Что вы делаете в Лондоне?
— Вильгельм приказал мне явиться на встречу в Уитенагемот. Несмотря на то, что я лишен привилегий, я все же держу в руках стратегически важные приграничные земли. Наверное, совет будет очень важным и серьезным, ибо я уже видел многих влиятельных баронов, как саксов, так и норманнов.
Баронесса наклонилась к нему и горячо зашептала:
— Нам надо поговорить, Эдрик. Лайон знает о яде. Он готовился осадить ваш замок, но его намерениям помешало приглашение короля на совет. Блэкхит покачнулся:
— Как ему удалось обо всем узнать? Почему вы не отравили его?
— Это долгая история.
Схватив девушку за руку, мужчина потянул ее за собой в ближайшую комнату и закрыл дверь. К счастью, там никого не оказалось.
— Теперь расскажите мне все по порядку. А я-то надеялся услышать, что Лев скончался по непонятным причинам.
— Я была очень сердита на Лайона и подсыпала ему яд в вино, однако в последний момент у меня не хватило духу позволить ему выпить отраву. Я попыталась выбить чашу у него из рук, но супруг уже знал, что вино отравлено, и предложил мне утолить жажду из одного с ним кубка.
— Господи…
— Я проклинала себя и хотела сама выпить яд, но Лев не позволил мне. Я… я не знаю, почему.
— Что же он сделал? Лайон мог бы убить вас — у него есть на это право — или избить вас до полусмерти, или же отправить назад в монастырь.
— Он ничего не сделал, — отозвалась баронесса. — Лев грозился избить меня, но угрозу не выполнил. Я его не понимаю. Иногда я боюсь его, а иногда… — девушка оборвала себя на полуслове, вспомнив страстные объятия, нежность, с которой норманн ласкал ее тело и говорил, какое удовольствие она ему доставляет.
Лицо собеседника окаменело:
— Кто ему сказал?
— Надия. Она увидела это в видениях и предупредила Лайона, что вино отравлено. Я, конечно, отказалась признаться, где взяла яд, но он не глуп и сразу все понял. Супруг обещал осадить ваш замок и убить вас. Я опасаюсь за вашу жизнь, поэтому вы должны немедленно покинуть Лондон.
Блэкхит внимательно вглядывался в ее лицо:
— Я не уеду без вас, Ариана. Вы подвергаете свою жизнь опасности, живя с хищником. Он может отложить наказание, но рано или поздно отомстит вам. А мне Лев ничего не осмелится сделать, опасаясь навлечь на себя гнев Вильгельма. Королю требуются верные люди, владеющие приграничными землями. Я поклялся ему в верности, и Завоеватель доверяет мне так же, как и другим саксонским баронам, которые отправили ему вооруженные отряды рыцарей. Никто, кроме вас, не знает, что я вступил в сговор с Малькольмом, желая сбросить с трона проклятого норманна. То, что я узнаю на совете, станет известно и королю Шотландии.
— Вы играете в опасные игры, милорд, — прошептала Ариана, еще больше опасаясь за его жизнь. — Подобное карается жестокой смертью.
— Зачем же мне бояться худших бед, когда мне смертью меньшая грозит? Уж лучше умереть, чем жить под игом проклятых норманнов, — горько проговорил Эдрик. — Когда я уеду из Лондона, я хочу, чтобы вы поехали со мной. Малькольм аннулирует ваше замужество на том основании, что наша помолвка действительна в Шотландии.
Ариана открыла рот, собираясь возразить, но не произнесла ни слова. Разум говорил ей одно, а сердце другое, поэтому она и промолчала. Девушка не представляла, как можно бросить Лайона и выйти замуж за Эдрика. Конечно, ей нравился Блэкхит, и она никогда его не предаст, однако любви к нему Ариана не испытывала. От мрачных мыслей появилась резкая морщинка на прекрасном лбу. Если нет любви к Блэкхиту, значит, леди Крэгмир любит… Лайона.
— Тихо, кто-то идет, — зашептал Эдрик. Баронесса облегченно вздохнула, когда услышала, как шум голосов затихает — кто-то прошел по коридору.
— Здесь небезопасно, — сказал мужчина и, осторожно открыв дверь, выглянул в коридор. — Мы скоро вновь поговорим. Я сумею передать вам записку, — с этими словами сакс вышел и скрылся в лабиринте переходов.
Ариана вернулась в зал, не в силах самостоятельно отыскать свою комнату. Увидев, что Матильда подзывает ее, она послушно подошла.
— Где вы были, Ариана? — с любопытством спросила королева. — Ваш муж сбился с ног, пытаясь вас отыскать. Ему очень вас не хватает.
Баронесса едва не рассмеялась. Что-то ей с трудом верилось, что ее супруг вообще помнит о ней, увлекшись прелестями леди Забрины.
— Я… бродила по замку, мадам, — солгала она, — и заблудилась.
Матильда рассмеялась:
— Вы скоро запомните дорогу. Вам следовало бы попросить слугу провести вас в вашу комнату.
— Вот вы где, миледи, — Ариана испуганно вздрогнула, услышав голос Лайона. Он стоял за ее спиной. — Я соскучился.
«Да уж, конечно», — злобно думала баронесса, глядя на красавца-мужа и чувствуя, что у нее перехватывает дыхание.
— Вы готовы пойти спать? Вы, должно быть, невероятно устали после такого утомительного и долгого путешествия из Крэгмира в Лондон. Я провожу вас.
Лицо мужчины казалось спокойным, голос приятным, и все же что-то в нем говорило о фальши… Или фальшь скрывалась в его глазах?
— Уже покидаете нас, лорд Лайон? — удивился Вильгельм. — Еще рано.
— Я вернусь, сэр. Уложу жену спать, а потом приду. Я обещал лорду Фитцу Осберну партию в шахматы.
Ариана поднялась и поклонилась королевской чете. Лайон взял ее под руку и вывел из зала. Ей казалось, что муж шагает быстрее обычного и сжимает руку сильнее, чем следовало. Мужчина молчал всю дорогу и, лишь войдя в комнату и закрыв дверь, заговорил.
— Эдрик при дворе, — с ходу начал он. — Вильгельм приказал ему явиться в Уитенагемот. Где вы были? Я обыскал весь замок.
Сердце Арианы гулко стучало, норовя выпрыгнуть из груди. Признаться ли ей, что она уже виделась с Эдриком и говорила с ним, или же притвориться, что ничего не знает? Решив, что в данном случае лучше солгать, баронесса ответила:
— Я бродила по замку, милорд, и лорда Эдрика не видела.
Лев внимательно смотрел на жену, понимая, что у него нет веских причин ей не доверять, а с другой стороны, ей нельзя верить.
— Не лгите мне, миледи. Я еще не забыл, что вы с Эдриком пытались отравить меня. К сожалению, я не могу отомстить Блэкхиту здесь, при дворе. Вильгельм не потерпит убийства, а именно это я и собираюсь сделать.
— Вы несправедливо меня обвиняете, милорд, — настаивала на своем девушка. — Я действовала по своей воле. И вы прекрасно знаете, что я бы не позволила вам выпить яд.
— Ничего я не знаю. Тем не менее я предупреждаю вас, миледи: держитесь подальше от Блэкхита. Я ему не верю. Помните о ваших клятвах в супружеской верности.
Ариана натянуто улыбнулась:
— Это вам следует помнить о брачных узах и клятвах, милорд. В отличие от вас, я намереваюсь хранить верность. Не по своей воле, по принуждению, но я все-таки ваша жена перед Богом и людьми.
— А вы считаете, что я не собираюсь оставаться верным?
— Разве вы на такое способны? Это не в вашем характере. Забрина — очень красивая женщина. Я редко видела таких красавиц, как она и… — в поисках подходящего слова она закусила губу, — таких страстных.
Лайон изумленно усмехнулся:
— А вы разве не такая? Меня вполне устраивает ваш темперамент. Мы действительно были любовниками, но наша связь — дело прошлого.
Девушка взглянула на мужа. Он, что же, считает ее наивным ребенком? Сегодня она слышала своими ушами, как Лайон договаривался о встрече с вдовой.
— Меня мало волнуют ваши отношения с Забриной, — пылко заявила Ариана. — Даю вам благословение провести ночь любви с ней. Именно это вы планировали?
Внезапно лицо Льва осветилось, будто он узнал нечто важное: — Вы ревнуете!
— Нет, — сердито буркнула баронесса. — Можете спокойно спать с кем хотите, только не со мной.
— Неужели я действительно могу спать с кем угодно? — мужчина рассмеялся, а Ариана начала терять терпение. — Я доволен, что вы ревнуете, потому что с этим чувством я могу справиться лучше, нежели с ненавистью. Надия не всегда бывает рядом и не в силах каждый раз предупреждать меня о нависшей надо мной опасности.
Щеки баронессы запылали. Наверное, она заслужила такое отношение к себе:
— А я уверена, что испытываю вовсе не ревность к вам, милорд. Просто я не желаю стать посмешищем для всего двора. Ваши норманнские друзья ждут не дождутся скандала, касающегося вас и Забрины.
— А что будет, если скандал все же произойдет?
Девушка пожала плечами, избегая смотреть ему в глаза. Она знала так же хорошо, как и ее муж, что вечером он встретится с прекрасной вдовой. Так зачем лгать? Неужели рыцарь не понимает, что ей все равно? Или же, наоборот, ее очень волнуют его отношения с Забриной?
— Я думаю, вас весьма интересуют мои связи с другими женщинами. Я чувствую, что вы ревнуете. С чего вам сходить с ума, если вы ненавидите меня?
— Говорю вам, я не…
Она не окончила фразы: Лайон заключил ее в объятия и, прижав к себе, закрыл ей рот поцелуем. Он страстно целовал ее, доведя до такого состояния, что ноги девушки начали подгибаться, а руки сами собой обвили его шею. В ней вспыхнуло желание, с которым очень трудно бороться. Когда рука рыцаря отыскала грудь и коснулась затвердевшего соска, Ариана с трудом сдержала стон.
— Не ревнуете, говорите? — тяжело дыша, шептал Лев, потирая нежную кожу подушечкой большого пальца. — Вам все равно, если я буду делать то же самое с другой женщиной?
— Если вам нравится, — прерывающимся голосом ответила леди Крэгмир, зная, что супруг не поверил ей.
Подняв ее, Лайон отнес жену на постель, сел и, усадив ее на колени, приник губами к ее нежной шее. Баронесса почувствовала, как его язык начал путешествовать по ее коже и добрался до маленького ушка. По телу пробежала дрожь. Ариана попыталась не реагировать на его ласки, но это ей не удалось. Ловко рыцарь расстегнул пояс, снял платье и рубашку и вновь посадил жену к себе на колени.
Глядя на ее грудь, на треугольник светлых волос, он почувствовал, как им овладевает желание. Ариана ощутила, как твердая плоть уперлась ей в живот. Она вскрикнула, напугав Лайона:
— Пожалуйста, милорд, я устала. Мы же только днем… — не окончив фразы, баронесса залилась краской. Норманн напоминал жеребца — всегда готовый, всегда желающий. Вот и сейчас он хочет овладеть ею, а потом удовлетворить Забрину.
Слова жены заставили Льва задуматься. Неужели она действительно устала? Конечно, долгое путешествие утомило ее, к тому же они уже предавались любовным ласкам сегодня. Лайон обычно сдерживал себя, но с Арианой терял контроль над своими чувствами. Его жена — только слабая женщина, и, вероятно, в ее словах есть доля истины. Сняв супругу с колен, мужчина осторожно уложил ее на постель. Но прежде чем уйти, рыцарь не сдержался и нежно поцеловал грудь девушки, причем сделал это очень старательно.
— Спите спокойно, миледи, — насмешливо пожелал ей Лайон, прекрасно зная, что возбудил ее. — Оставлю вас одну, не смею мешать.
Натянув на обнаженное тело одеяло, Ариана села на постели.
— Куда вы идете? — спросила она, хотя прекрасно знала, куда.
— Играть в шахматы, конечно. Ночь длинная, времени предостаточно, — загадочно проговорил он.
— Да, — горько отозвалась девушка, — желаю повеселиться с ней.
Мужчина нахмурился:
— Опять вы говорите загадками, миледи. С кем вы желаете мне повеселиться?
— С леди Забриной, конечно. Она, должно быть, удивляется, что могло вас так задержать. У вас свидание с ней?
Рыцарь с любопытством взглянул на супругу:
— Вас постигло видение? С чего вы взяли, что у меня с ней свидание?
Ее способность предсказывать будущее уже начинала пугать его.
— Мне вовсе не нужно прибегать к помощи сверхъестественных сил, чтобы понять, чем вы собираетесь сегодня заниматься, — в голосе баронессы звучало нескрываемое презрение.
Вместо того чтобы разозлиться, Лайон улыбнулся:
— Я думаю, вы переживаете больше, чем вам того хочется.
Все еще улыбаясь, мужчина прошел мимо нее и даже ре оглянулся. Ему хотелось остаться с женой, целовать ее прекрасное тело, нашептывать ей ласковые слова, говорить о ее соблазнительной невинности, о водовороте страсти, в который она затягивает его.
Рыцарь, пытаясь избавиться от наваждения, больно закусил губу и напомнил себе, что эта же женщина хотела отравить его, чтобы выйти замуж за другого человека.
И все же мысль о том, что Ариана ревнует его, радовала мужчину. Он надеялся, что умелое разжигание ревности превратит ненависть в противоположное чувство.

ГЛАВА 9

Уитенагемот, сотни лет бывший местом проведения советов, бурлил. Лайон сидел за столом и наблюдал за реакцией Вильгельма на жаркий спор между норманнскими баронами, получившими титулы, и саксонскими лордами, присягнувшими на верность новому монарху. Они кричали и ругались, не выбирая выражений, и саксы, забыв о том, что Вильгельм — тоже норманн, с надеждой взирали на короля. Сидя во главе стола, он тщательно полировал свой шлем о рукав.
Из всех присутствующих спокойными казались только Фитц Осберн, пэр Англии, и Лан-франк, новый архиепископ Кентерберийский, которые ждали, когда утихнет буря. Наконец спорщики исчерпали запас аргументов и крепких слов, и Вильгельм взглянул на них с холодным презрением.
— Как я уже говорил, я начинаю проводить в жизнь новую политику, причем незамедлительно. С сегодняшнего дня вся земля в Англии, все реки, поля и леса объявляются собственностью короны.
По залу пробежал ропот, и король поднялся, окинув присутствующих ледяным взглядом. Все замолчали, и многие почувствовали небывалую робость. Граф Эдвин кусал ноготь большого пальца, а Гильом Тосканский внимательно разглядывал пол. Только Лайон спокойно воспринял эту поистине сногсшибательную новость, потому что давно подозревал нечто подобное.
— Знатные бароны станут доверенными лицами короля. Они обязаны охранять его собственность от захватчиков и мародеров, — объявил Ланфранк. — Бароны могут пользоваться землями и лесами, как своими собственными, платя королю справедливый налог.
— Я сам установлю размер налога, — перебил его король, — а вы должны подчиниться моему справедливому решению. Будете оспаривать или обсуждать мое предложение?
Вильгельм замолчал на мгновение, окидывая взглядом каждого из баронов, и когда никто не подал голоса, удовлетворенно улыбнулся:
— Благодарю. Обещаю, что никто не останется недоволен.
Молчание участников совета вовсе не означало, что они согласны с решением короля, но Завоеватель давным-давно приобрел репутацию упрямого и свирепого, скорого на расправу человека, поэтому даже самые отъявленные спорщики и храбрецы не осмелились выступить против. Обычно король быстро расправлялся с непокорными, отбирая замки и земли, смещая аббатов, отправляя несогласных в тюрьму. Он не пощадил даже своего брата Одо, влиятельного в Нормандии епископа, у которого имелось владения в Англии. Одо сейчас томился в тюрьме. Его пример ясно говорил о том, что король не пощадит никого, кто встанет на его пути.
Сидевший в дальнем углу Ланфранк вновь поднялся:
— Могу ли я говорить, ваше Величество? Мне кажется, лорды должны знать причины, побудившие вас прийти к такому решению. Англия была разорвана на части до прихода к власти короля Вильгельма. Разобщенные земли не способны дать? достойный отпор захватчикам, поэтому его светлость испросила моего мнения по поводу укрепления мощи Англии. Пэр Англии, — он кивком головы указал на Фитца Осберна, — помог мне составить план воссоединения страны путем помещения всех земель под защиту короны. Его речь продолжил Фитц Осберн.
— Я знаю, что вы все согласны, — начал он, не дождавшись выражения протеста со стороны присутствующих. — Нашей следующей задачей является установление границ земель и определение размера налога.
— Это может занять годы, — подал голос лорд. Моркар.
— Скоро вы поймете, — вновь вмешался король, — что ваше положение будет только укреплено моей новой политикой.
— Каким же образом? — с любопытством спросил Лайон.
— Каждый из вас несет ответственность передо мной, — заявил Вильгельм. — Каждый из менее значительных баронов подчиняется своему суверену. То есть, лорд Лайон, нортумбрийские лорды попадают под вашу юрисдикцию, например, лорд Эдрик. Вы будете не только их сувереном, но и полноправным правителем в своих землях.
Лайон взглядом отыскал лорда Блэкхита, и Эдрик прочел в его глазах свой смертный приговор.
— Но, верша суд в своих владениях, не забывайте обо мне, о моем праве на согласие и запрещение, — добавил король.
— Естественно, — отозвался Лайон, размышляя, знает ли Вильгельм о его лютой ненависти к Блэкхиту.
— Достоинства плана короля настолько неоспоримы, что мы не станем обсуждать детали и без промедления проголосуем, — вмешался, и как всегда кстати, Фитц Осберн. — Спорить о бесспорных преимуществах такого важного для Англии решения — пустая трата времени.
— Я вовсе не требую поименного голосования, — пробасил Завоеватель. — Я предлагаю, чтобы каждый, кто возражает против плана, публично выразил свою точку зрения. Итак, кто возражает?
Суровый взгляд короля медленно прошелся по присутствующим, и даже храбрейшие из них не произнесли ни слова. Никто не желал восстать против правителя, ставшего одним из наиболее влиятельных властителей того времени. Баронам ничего не оставалось делать, как повиноваться приказу короля.
Совет считался закрытым после заявления Завоевателя:
— Отныне все земли Англии являются собственностью короля. Да будет так.
— Что ты думаешь о моем решении? Не все со мной согласны, я знаю, но бароны боятся открыто выступить против. Ну и пусть, я все равно сделаю по-своему.
— Я согласен, — хорошенько подумав, сказал Лайон, — для короля важно воссоединение Англии. Надеюсь, бароны со временем это поймут. Я не имею права судить вас. Без вашей воли я бы не назывался сейчас лордом Лайоном, не имел бы таких огромных владений, как Крэгмир, и не считался бы влиятельным вельможей, стоящим на страже приграничных земель.
— И не имел бы жены, — напомнил Завоеватель. — Похоже, тебе пришлась по душе Ариана Крэгмир. Ее красоту по достоинству оценили при дворе, а Матильда очень полюбила ее.
— Да, я доволен Арианой. Да и кто не был бы? К сожалению, моя жена до сих пор считает меня врагом. Пять лет в монастыре ничуть не смирили ее непокорный нрав.
Король изумленно взглянул на подданного:
— Неужели Лев не в состоянии покорить свою львицу? О лорд Лайон, я не сомневаюсь, что скоро твоя жена станет есть из твоих рук. Наполни ее чрево своим дитя, ибо я еще не знаю женщины, ней нрав не смирило бы материнство.
— Может, я так и сделаю, — воодушевленный идеей, воскликнул рыцарь. Представив Ариану носящей под сердцем его дитя, он улыбнулся. — Неприятно жить с женщиной, желающей твоей смерти.
Король нахмурился:
— Ты, Лайон, ошибаешься.
Выражение лица мужчины изменилось и стадо суровым, когда он вспомнил о попытке жены отравить его:
— Нет ничего, с чем бы я не мог справиться, ваше Величество.
Норманн решил не искушать судьбу и не говорить Вильгельму о случае с ядом, зная бешеный нрав короля и то, как скор он на расправу. Не исключено, что тот отправит его жену в монастырь до конца жизни, а это вовсе не устраивало лорда Крэгмира, поэтому он мудро решил промолчать. Пусть Ариана будет спать в его постели, нежели в темной, сырой келье какого-нибудь монастыря. Для лорда Эдрика он сам придумает достойное наказание.
— Я скучал по тебе, Лайон. Не покидай нас сразу после окончания совета в Уитенагемоте. Меня и Матильду несказанно обрадует, если вы с женой решите остаться здесь на некоторое время.
— Благодарю вас, сэр. Мы останемся погостить, но ненадолго, ведь, как вам известно, на границах неспокойно. Малькольм постоянно поддерживает связь с саксонскими баронами, лишенными вами земель и титулов. Следует все время быть начеку. Я опасаюсь, что многие саксы присоединились к армии северян и планируют напасть на нас.
— Я знаю об интригах Малькольма и о саксонских землевладельцах, обделывающих свои грязные делишки за моей спиной. Приближается день, когда я выступлю против шотландца и поставлю его на место. Да, он встанет на колени перед Богом и своими подданными и присягнет мне на верность.
Когда Лайон вернулся в комнату после совета, Ариана по его лицу ничего не смогла прочесть. Она поняла только, как он устал: лицо осунулось, на нем ясно обозначились скулы. Интересно, уж не леди ли Забрина является причиной его усталости? Баронесса не имела чести лицезреть своего супруга со вчерашнего вечера, когда он так неожиданно удалился. А так как муж не пришел ночевать, то ей ничего не оставалось, как сделать вывод, что тот провел ночь у своей любовницы. Если бы Ариана знала, что Лайон играл в шахматы до зари и уснул за столом, положив голову на руки, то несказанно удивилась бы.
— Закончился ли совет в Уитенагемоте? — поинтересовалась девушка, когда мужчина снял с себя кожаную безрукавку и швырнул ее на скамью.
— Осталось обсудить еще кое-какие детали.
— Я находилась в зале, когда некоторые бароны, присутствовавшие на заседании, вышли оттуда. Похоже, им сообщили довольно неприятную новость, ибо некоторые кричали и отчаянно жестикулировали.
— Они спорили из-за заявления Вильгельма. Он объявил каждый акр английской земли собственностью короны. Любой землевладелец теперь будет считаться доверенным лицом короля, исполнителем его воли, исправно платящим ему налог за пользование его собственностью.
Ариана изумленно раскрыла глаза:
— Господи, неудивительно, что бароны недовольны. Это же настоящий грабеж! Завоеватель не только украл земли у вдов и наследников-сирот, как я, но и лишил имущества мужчин. Равных ему тиранов еще не рождалось на земле!
Лайон, понизив голос до шепота, предупредил жену:
— Тише, Ариана, вы говорите крамольные вещи. Вильгельм делает все для процветания Англии.
— Для своего процветания, — поправила его супруга. — А как же незначительные землевладельцы, такие вассалы, как Эдрик?
Мужчина, прищурившись, внимательно взглянул на жену:
— Каждому крупному лорду подчиняются несколько мелких вассалов. Я, например, суверен лорда Эдрика и имею над ним абсолютную власть. Не думайте о Блэкхите, я позабочусь, чтобы он получил по заслугам.
Тон, каким были произнесены эти слова, заставил девушку затрепетать:
— Новая политика короля вызовет много недовольств.
— Он справится с непокорными.
— Вы всегда были защитником его интересов, — жестко проговорила она. — Когда мы сможем уехать, милорд? Я не хочу больше находиться среди норманнов.
— Вильгельм желает, чтобы мы на некоторое время остались при дворе. Совет продлится еще неделю, а там решим. Расслабьтесь, Ариана, и подружитесь с Матильдой. Она станет вам хорошей подругой, если, конечно, вы позволите. Вы готовы спуститься к ужину?
У баронессы не было никакого желания сидеть на всеобщем обозрении за столом, как вчера.
— Нет, я лучше попрошу Терзу принести поднос с едой. Сидеть локоть к локтю с вашими норманнскими друзьями мне совершенно не хочется.
— Вы пойдете со мной, как хорошая жена, и будете есть и улыбаться, будто вам это нравится, — приказал Лайон. — Со временем вы привыкнете к окружению моих соплеменников, хотя сейчас в замке столько же саксов, сколько и норманнов. Если вы переживаете из-за своей внешности, то, уверяю вас, вам волноваться нечего.
Мужчина окинул ее взглядом с ног до головы, задержавшись на полной груди. Баронесса надела темно-желтое платье, отделанное золотом на рукавах и подоле. Украшенный драгоценными камнями пояс выгодно подчеркивал тонкую талию, а серебристые пряди скрывало покрывало из тончайшего шелкового полотна. — Вы великолепно выглядите, миледи.
Комплимент рыцаря лишил девушку дара речи, потому что муж весьма редко отзывался о ее внешности. Мужчина бывал галантным и источал любезности только в постели.
— Идемте, миледи, — сказал рыцарь, сжав ее руку и выводя из комнаты. — После долгого заседания я хочу есть как волк и еще больше хочу пить.
У входа в зал их встретил Ройс и указал на их места за столом. Девушка облегченно вздохнула, узнав, что сегодня им не придется восседать на помосте. Однако ее терпение подверглось тяжелому испытанию, потому что ее посадили между леди Забриной и любвеобильным норманнским рыцарем, уже изрядно пьяным. Лайон сел рядом с бывшей любовницей.
Забрина, прильнув ко Льву, посмотрела на Ариану:
— Мы не знакомы, миледи. Я леди Забрина, хороший, даже близкий друг вашего мужа.
— А я лорд Юстас, — вмешался в разговор рыцарь и коснулся ее руки, что показалось Ариане слишком дерзким. — Похоже, мне повезло. Не часто сидишь с такой красивой дамой. Лорд Лайон — счастливый человек.
Баронесса искоса взглянула на супруга, желая узнать, какое впечатление на него произвел настырный лорд Юстас. Неужели мужу все равно, что изрядно пьяный рыцарь нахально и грубо прикасается к его жене? Но она с досадой убедилась, что он почти не обращает на нее внимания. Впившись в Забрину жадным взглядом, Лайон целиком и полностью был поглощен беседой с ней. Нахальная же вдова опускала глаза, моргая длинными, изогнутыми ресницами, и призывно улыбалась, несмотря на то, что все находившиеся за столом придворные с интересом наблюдали за ними. Они следили за бесстыдным поведением Забрины, оценивали реакцию Лайона и ждали. Ариана понятия не имела, что некоторые даже заключили пари, стали они вновь любовниками или нет.
Краем глаза лорд Крэгмир увидел искаженное лицо жены и с трудом сдержал довольную улыбку. Очевидно, его оживленная беседа с Забриной ей весьма не нравилась. Значит, Ариана его действительно ревнует! А если да, то она питает к нему довольно нежные чувства. Если жена так недовольна, когда он просто разговаривает с Забриной, что она сделает, если сочтет, что ее муж спит с любовницей? Поймет ли эта гордячка, что испытывает к нему вовсе не ненависть, признается ли, что… Что она… любит его? Хочет его?
Да. Именно так. Ему хотелось, чтобы жена желала его и любила больше, чем лорда Эдрика Блэкхита.
Брови мужчины удивленно взметнулись вверх: «Любовь? Как это слово пришло мне на ум? Могу ли я заставить Ариану полюбить себя?»
— Где вы пропадали вчера ночью? — нашептывала ему Забрина. — Я ждала, пока не сгорели все свечи.
— Я играл в шахматы с Фитцом Осберном, и мы так поздно засиделись, что я решил лучше поспать в зале за столом, чем осмелиться разбудить тебя.
— Вы были с ней, — злобно прошипела женщина, — с женой.
— Нет, — отрицал Лайон, хотя именно с ней ему и хотелось быть.
— Приходите ко мне сегодня, — пригласила его красавица, повысив голос, чтобы Ариана услышала ее. — Я буду ждать столько, сколько нужно. Не задерживайтесь, милорд.
— Миледи, да вы совсем не едите, — обратился к Ариане лорд Юстас, наблюдая, как она вяло ковыряется в тарелке. — Разве вам не нравится еда?
Мужчина взял кусок со своего подноса и поднес его к губам соседки. Ариана с негодованием оттолкнула его руку:
— Мне не хочется есть, милорд.
Аппетит исчез, когда она услышала, как Лайон и Забрина договариваются о следующем свидании. Неужели у этой женщины нет совести?
— Нет аппетита, миледи? — рыцарь отпил глоток вина, вытер губы рукавом и икнул. — Жаль, не расстраивайтесь, у меня его хватит на двоих, — сказал он и, прильнув к ней, схватил ее руку. — Похоже, ваш муж увлечен обольстительной леди Забриной. Может, нам лучше пройти в другую часть башни, где мы познакомились бы ближе?
Баронесса вырвала руку с такой силой, что чуть не упала со скамьи. Наконец Лайон вспомнил, что у него есть жена, и посмотрел на нее:
— Что случилось, миледи?
— Наверное, леди Ариана предпочитает общество саксов, — язвительно заметила Забрина, при этом мило улыбаясь. — Она даже не пытается скрыть свою ненависть к норманнам. Ваша жена и в постели так себя ведет? Показывает вам коготки? Жаль портить такое великолепное тело, как ваше, лорд Лайон. Я всегда особенно нежно относилась к той его части, которая скрыта одеждой.
Говоря, женщина намеренно пристально взглянула на низ его живота, чтобы все поняли, на что она намекает. Мужчина поморщился, будто съел кислого винограда. «Какая дрянь! Ведь специально дразнит Ариану», — раздраженно подумал он.
Леди Крэгмир стиснула зубы и выдавила из себя улыбку.
— Извините, леди Забрина, но я считала вас саксонкой.
— У меня нет предрассудков, миледи. По-моему, гораздо приятнее встретить врага с распростертыми объятиями, чем бороться с ним.
— … и с раздвинутыми ногами, — язвительно добавила Ариана. — Надеюсь, король найдет вам мужа быстрее, чем вы доведете до изнеможения всех мужчин при дворе.
Лайон едва не подавился едой, моля Бога, чтобы никто не услышал слов жены, однако Забрина и те, кто сидели рядом, не были глухими.
Вдова взбесилась. Вскочив на ноги и визжа как собака, которой прищемили хвост, она попыталась вцепиться в волосы баронессе:
— Эта маленькая дрянь оскорбила меня, милорд, накажите ее!
Только мгновенная реакция Лайона спасла жену. Он схватил Забрину и удержал ее. Народ зашевелился — светским сплетникам дали тему для разговоров. Сегодня сцена за столом обрастет новыми подробностями.
Ройс, привлеченный шумом, покраснел, увидев беснующуюся Забрину, которая пыталась вырваться из стальных объятий Лайона, и довольную улыбку на лице Арианы, находящейся уже вне досягаемости.
— Моя жена не хочет есть, Ройс, — спокойно сказал норманн. — Сопроводите ее в нашу комнату.
— Да, — морщась и все еще дрожа от гнева, прошипела Забрина. — Отправьте вашу жену к себе.
Сегодня, клянусь, вы найдете больше удовольствия в моей постели, чем в ее.
Лайон так посмотрел на бывшую любовницу, что она сочла благоразумным замолчать и стиснула зубы. Но сказано уже достаточно. Наконец-то она поставила Ариану на место.
Леди Крэгмир не отрывала глаз от супруга. Это же надо, таким образом обойтись с ней и потом еще и прогнать! Он отослал ее как нашкодившего щенка. Неужели Лев не понимает, что Забрина спровоцировала ее и она вынуждена была защищаться? Да, теперь придворные узнали, как мало его интересует собственная жена.
— Желаю спокойной ночи вам, милорд, и вам, леди Забрина, — благожелательно проговорила Ариана.
Лучше умереть, чем показать, как сильно оскорбил ее Лайон. Пожалуй, ее муж больше заботится о любовнице, чем о жене. Высоко подняв голову, леди Крэгмир вышла из зала величественной походкой правящего монарха.
Лайон подумал, что еще никогда его жена не была так великолепна. Невероятные зеленые глаза сверкали от ярости, вздымалась и опускалась грудь, волосы обрамляли лицо, как серебряный лунный свет. Господи, как же он желал ее! Если ревность является единственным чувством, которое она испытывает, что ж, пусть ревнует. Никогда еще мужчина так не желал, чтобы женщина смотрела на него с любовью…
Маленькая саксонка околдовала его, довела до того, что Лев и подумать не мог о ласках других дам. Он бы с удовольствием задушил Забрину за то, что та открыто заявила перед придворными о возобновлении их отношений. К сожалению, его бывшая пассия никак не могла свыкнуться с мыслью, что их любовь ушла в прошлое. Лайон опешил, когда Ариана дала отпор Забрине, но его сердце переполняла гордость за поведение жены. Эта слабенькая, серенькая мышка всыпала Забрине, как та того заслуживала, нет, пожалуй, даже больше.
Ариана мерила шагами комнату, дрожа от ярости. Терза устало наблюдала за госпожой, понимая, что успокаивать ее бесполезно. Видимо, что-то из ряда вон выходящее случилось в зале, если леди Крэгмир так расстроилась. Она ворвалась в комнату, понося мужа на чем свет стоит, ругаясь на двух языках, а то, как миледи назвала леди Забрину, вообще не стоит повторять. Терза опасалась за состояние здоровья госпожи.
— Не волнуйтесь так, миледи. Ни один муж чина того не стоит. Думаю, ничего страшного не произошло.
Ариана резко повернулась:
— Вот именно, произошло. Я обозвала леди Забрину шлюхой перед всеми придворными. Надо было видеть лицо лорда Лайона. По-моему, теперь мне не избежать наказания.
Терза побледнела:
— О миледи, скажите, что вы пошутили! Бельтан говорит, что у вдовы есть очень влиятельные друзья при дворе. Чем она вызвала вашу ярость?
— Что она сделала?! — закричала, не сдержавшись, Ариана. — Я скажу тебе, что сделала эта мерзавка. Она завлекала моего мужа и призналась, что спала с ним прошлой ночью и что отныне будет спать с ним каждую ночь.
— Но это неправда, миледи! — возразила Терза. — Я видела вчера, как лорд Лайон играл в шахматы с лордом Фитцом Осберном.
Леди Крэгмир яростно затрясла головой:
— Вчера он не ночевал здесь, Терза. Я могу найти только одно объяснение его отсутствию: Лайон пошел к Забрине.
— О миледи, ваш супруг не мог поступить так. Я этому не верю.
— Почему Терза?
Рыцарь стоял в дверном проеме, широко расставив ноги и держа руки на талии. Он казался таким величественным… и внушающим страх. На его лице лежала печать суровости, а глаза превратились в холодные голубые льдинки.
Терза, испуганно вскрикнув, попыталась что-то сказать, но не смогла выдавить ни слова.
— Все в порядке, Терза, я не съем тебя. Можешь идти. Я желаю поговорить с женой наедине.
Колени Арианы начали предательски дрожать:
— Нет! Останься.
Лайон смотрел на Ариану, но говорил, обращаясь к Терзе:
— Иди, Терза, и немедленно!
С сожалением посмотрев на госпожу, служанка повернулась и вышла из комнаты, плотно закрыв за собой дверь.
Леди Крэгмир подняла подбородок и смело взглянула в глаза мужа:
— Я не буду извиняться, милорд.
Мужчина внимательно взглянул на девушку:
— Я не прошу вас извиняться.
Изумленная Ариана ничего не могла понять:
— Можете избить меня, если хотите, но я не потерплю, чтобы ваша любовница оскорбляла меня. Неужели у вас нет совести? Вы выставили меня на посмешище перед придворными. Все знают, что вы встречаетесь с леди Забриной за моей спиной. Я не желаю, чтобы надо мной смеялись или чтобы меня жалели.
Лайон усмехнулся:
— Что-то я сомневаюсь, что кто-то жалеет вас, Ариана. Думаю, придворные скорее испытывают жалость к леди Забрине. Я даже не знал, что у вас такие коготки. Мне надо почаще вызывать вашу ревность. Вы великолепны в гневе.
Девушка покраснела:
— Значит, вы считаете, что я ревную? Нет! И еще раз нет! Это не так. Вы можете спать с вашей пассией каждую ночь и два раза по субботам, мне все равно. Вы можете… — Лайон продолжал усмехаться, и графиня замолчала, не окончив фразы.
Господи, она говорит, как ревнивая жена, как будто действительно любит его. Да лучше умереть, чем позволить Льву узнать, как он нравится ей, как больно на сердце при мысли, что муж делит ложе с другой.
— Я не собираюсь спать с другой женщиной, несмотря на то, что моя жена ненавидит меня. Мы женаты, Ариана. Неужели мы никогда не сумеем найти общий язык и жить счастливо? Не ужели мы всегда будем ссориться и я буду жить в вечном страхе, что вы вновь попытаетесь отравить меня? И вы так никогда и не забудете об Эдрике?
Девушка, смутившись, взглянула на супруга. С чего он взял, что она любит Блэкхита?
— Я никогда не желала вам смерти, милорд, поэтому можете не бояться яда. Не просите меня забыть, что вы норманн и что ваши соплеменники убили моих родителей, но если вы будете встречаться с Забриной, мы никогда не сможем обрести счастье и никогда не поладим. Я не желаю делить вас с любовницей.
— Что если я скажу, что порву отношения с Забриной?
— Я не поверю вам. А что если я скажу, что не люблю Эдрика?
— Я не поверю.
— Тогда мы квиты, милорд.
— Может, я смогу убедить вас, что говорю правду.
Ариана почувствовала, как кровь отхлынула от щек. Если он коснется ее, в сердце родится страсть. На самом деле все, что касалось Лайона, повергало ее в состояние душевного беспокойства, она становилась слабой и податливой, неспособной противостоять его обаянию.
— Не дотрагивайтесь до меня, прошу вас.
— Вы боитесь меня, Ариана?
— Нет. Да, я боюсь того, что вы делаете со мной, что вы заставляете меня чувствовать.
Мужчина потянулся к ней:
— Так это вы должны приветствовать, а не бояться. Вам же нравится, когда я ласкаю вас.
Лайон поцеловал ее, действуя осторожно, пробуя сладкие губы и пытаясь языком раздвинуть зубы. Крепче сжав руки, рыцарь притянул хрупкое тело ближе. Девушка застонала и попыталась вырваться, чувствуя, как ее охватывает огонь желания. Мужчина отыскал ее грудь, затем его руки скользнули ниже, обхватили ягодицы. Он прижал Ариану к себе, чтобы та ощутила и его желание.
Баронесса почувствовала, что земля разверзлась под ней и она падает в бездонную яму. Собрав всю волю в кулак, леди Крэгмир сделала очередную попытку оттолкнуть его:
— Это наказание за оскорбление вашей любовницы? Если да, то я предпочитаю, чтобы вы избили меня.
— Я не собирался наказывать вас. Даю вам слово, что больше никогда не овладею вами в гневе. Я хочу, чтобы это происходило по обоюдному согласию. Я даю обещание не пытаться надругаться над вами и никогда не наказывать подобным образом. Можете не сомневаться, я сдержу слово.
Лайон пообещал гораздо больше того, на что она смела надеяться, однако девушка желала большего:
— А как же леди Забрина? Вы обещаете хранить верность?
«Да, да, да», — так и хотелось крикнуть Льву, но этого он делать не стал. Мужчина не собирался спать с Забриной и уделять ей много внимания, но возникала новая проблема. Если его поведение вызывало ревность Арианы и заставляло ценить его мужские качества, то норманн будет продолжать делать вид, что все еще встречается с Забриной.
— Супружество — совершенно новый образ жизни для меня, миледи, — ответил рыцарь. — Мы оба должны привыкнуть друг к другу. Может, мне понадобится мало времени, чтобы полностью вычеркнуть Забрину из моей жизни. Я не в силах обещать абсолютной верности, но все же сделаю попытку. Если вы придете в мои объятия и будете полностью мне подчиняться и доверять, мне станет легче забыть вдову.
Ответ супруги поверг его в недоумение. Ему казалось, он успокоил ее, но Лев отгибался:
— Встречайтесь с Забриной столько времени, сколько захотите. Когда вы бросите ее, я помогу вам отыскать новую любовницу, которая больше мне понравится. — Однако спокойный тон девушки не обманул мужчину. — И если пожелаете, можете найти и мне любовника, сакса, конечно, ибо я не собираюсь менять свое отношение к норманнским зверям. В моей постели уже есть один зверь — Лев, и он мне не нравится.
Лицо мужчины покраснело он гнева. Маленькая ведьма, как смеет она насмехаться над ним! Ее язык острее, чем меч.
— Значит, я не в вашем вкусе, — процедил он сквозь стиснутые зубы. — Зато Забрине очень нравлюсь.
— Ну и ступайте к ней!
— Черт побери, но я не хочу Забрину. Именно это вы хотели услышать?
Ариана загадочно улыбнулась, но ничего не сказала, только молча посмотрела на него. Глаза Лайона сверкали, а брови хмурились. «Даже в гневе он прекрасен», — пришло ей на ум.
— Демоны ада, Ариана, вам нравится злить меня? — Рыцарь, схватив ее за плечи, хорошенько потряс. — Ответьте мне! Я хочу вас, а не Забрину. Что вы на это скажете?
— Когда вы занимаетесь со мной любовью, вы видите лицо Забрины? — не унималась она.
— Нет. А когда я занимаюсь с вами любовью, вы представляете на моем месте Эдрика?
— Нет, я вижу только вас.
— Ах, Ариана, дорогая, я больше не желаю сражаться с вами. Забудьте Забрину, забудьте Эдрика. Леди Крэгмир отдала бы все на свете, чтобы эти двое исчезли с лица земли, однако у Бога нельзя просить так много. Лайон — норманн и слишком темпераментный мужчина, чтобы противостоять чарам Забрины, а она всегда останется саксонкой, привязанной к своим соплеменникам, и никогда не забудет о своем происхождении.
— Это непросто, милорд, — прошептала девушка. Подняв голову, она взглянула в бездонную глубину его голубых глаз.
— Господи Иисусе, Ариана, вы сводите меня с ума. Я сгораю от страсти.

ГЛАВА 10

Леди Крэгмир оказалась не готова к откровенным словам Лайона. Она ожидала бешеной ярости, испепеляющего гнева, а не признания собственной слабости. Он хотел ее, и Ариана заметила зарождающийся огонек страсти в глубине холодных глаз. И, Господи прости, у нее возникло такое же желание. Ее чувства к супругу не подчинялись логике и разуму. Если не сказать что-нибудь, то вскоре она окажется в его объятиях, и рыцарь вновь вознесет ее туда, куда девушка всегда стремилась попасть.
Во рту пересохло, когда мужчина коснулся ее груди.
— З… Забрина ждет вас, милорд.
— Пусть ждет.
Лайон обхватил ее за талию, притянул ближе. Почувствовав, как дрожит рыцарь, как напряглось его тело, она издала слабый стон, протестуя против реакции своего тела. Близость супруга вызвала легкое головокружение.
Если бы только ему можно было верить… У Арианы перехватило дыхание, когда мужчина расстегнул застежку на платье и обнажил плечи. Оно с шорохом упало к ее ногам. Лайон, опустившись на колени, жадно смотрел на нежное тело, скрытое прозрачной сорочкой. Прижавшись лицом к восхитительному изгибу бедер, он целовал девушку, увлажняя ткань.
— Снимите ее, — хрипло попросил мужчина. Руки Лайона медленно скользнули вдоль тела, поднимая сорочку.
Ариана безропотно подчинилась, но громкий стук в дверь заставил ее вздрогнуть.
— Милорд, у меня для вас важное сообщение.
Похоже, человек, принесший известие, был очень взволнован.
— Я не желаю, чтобы меня тревожили, если, конечно, сообщение не от короля, — рявкнул Лайон.
Его громкий, сочный бас повергал храбрейшего из рыцарей в дрожь. Но мужчина, стоящий по другую сторону двери, продолжал настаивать: — Пожалуйста, милорд, это очень срочно. Поднявшись с колен, Лев рывком открыл дверь. Выражение его лица было настолько свирепым, что посланник сунул ему в руку свернутый рулон пергамента и, торопливо повернувшись, пустился наутек, будто за ним гнался сам сатана. Лорд Крэгмир с силой захлопнул дверь. Сгорая от любопытства, Ариана подошла к мужу, пытаясь краем глаза заглянуть в записку. Она увидела женский почерк и подпись Забрины, но затем Лайон намеренно повернулся к ней спиной, не давая прочесть послание.
— Что случилось? — осторожно поинтересовалась Ариана.
Мужчина свернул пергамент, положил записку за пазуху и только тогда повернулся к ней. Лицо его пылало гневом:
— Что-то произошло, и я должен уйти. Дождитесь меня, миледи. Мы продолжим после моего возвращения.
— Леди Забрина умирает от нетерпения? — холодно поинтересовалась хозяйка Крэгмира.
— Доброй ночи, миледи, — ответил рыцарь, не подтверждая и не опровергая ее слова.
Ариана в бессильном гневе уставилась на дверь, захлопнувшуюся за супругом, затем, схватив графин с вином, швырнула его об стену и с удовлетворением наблюдала, как на полу образовалась кроваво-красная лужа.
Лайон осторожно постучал в дверь Забрины, и та немедленно отворилась. Схватив его за руку, женщина втащила рыцаря в комнату и плотно закрыла за собой дверь.
Мужчина холодно смотрел на бывшую любовницу:
— Что случилось, Забрина? Что заставило тебя вызывать меня в такой поздний час?
— Я чему-то помешала? — сладким голосом поинтересовалась она. — Обещаю, вы не будете ни о чем жалеть.
— Посмотрим. Говори, что ты хотела, а то уже поздно.
— Присядьте, милорд, — ответила она и, подведя его к креслу, протянула ему кубок вина, уже заранее налитого. — Сначала утолите жажду.
Лайон осушил чашу, затем поставил ее на пол:
— Я не желаю с тобой попусту разговаривать, Забрина. Вспомни, как ты вела себя за столом.
Женщина вздрогнула:
— Я не об этом хочу поговорить. У меня имеются важные новости для вас, милорд.
Мужчина удивленно смотрел на бывшую пассию:
— Так дело не пойдет, миледи, я не играю в игры, правил которых не знаю.
— Даже если эти игры касаются вашей жены?
С быстротой молнии Лайон протянул руку и схватил женщину за локоть:
— О чем вы, миледи?
— Лайон, пожалуйста, вы делаете мне больно!
В то же мгновение он отпустил ее, но выражение его лица по-прежнему осталось свирепым. Лев сделал еще глоток вина, стараясь успокоиться:
— Объясните.
Забрина взглянула на пустой кубок и удовлетворенно улыбнулась:
— Вы знаете, конечно, что у меня имеются влиятельные друзья при дворе.
— Да.
Мужчина прищурился, раздумывая, на что она намекает.
— Я кое-что подслушала сегодня, и, думаю, известие вас заинтересует.
Норманн нетерпеливо ждал продолжения.
— Лорд Эдрик Блэкхит вступил в сговор с королем Шотландии Малькольмом с целью свергнуть Вильгельма с трона. Сейчас он ведет переговоры с другими саксонскими Франклинами, пытаясь перетянуть их на свою сторону.
— Я ничуть не удивлен, — мрачно пробормотал Лайон. — Зачем вы мне это говорите? Почему бы вам не пойти к королю и не рассказать ему о ваших подозрениях?
— Лорд Эдрик ведь ваш вассал, не так ли?
— Да, именно так говорил мне Вильгельм.
— Именно поэтому сначала я пришла к вам. Я слышала, как лорд Эдрик беседовал с саксонским бароном, имя которого я желаю оставить в тайне, потому что это мой хороший друг, — игриво продолжала вдова. — Если бы мне пришлось говорить с королем, я была бы вынуждена открыть имена, но тогда Вильгельм снял бы с него голову.
— Значит, вы хотите спасти своего любовника ценой жизни Эдрика?
— Блэкхит — шпион. После окончания заседания совета сакс направится прямо к Малькольму и сообщит ему имена тех саксонских баронов, которые дали согласие присоединиться к северянам после вторжения в Англию. А я говорю вам об этом, потому что в заговоре участвует ваша жена.
Лайон хмуро усмехнулся:
— Вы хотите сказать, что Ариана — шпионка? Потрудитесь объяснить.
— Может, она и не шпионка, — поправила его Забрина, — но я слышала, как лорд Эдрик говорил моему другу, что скоро они с леди Арианой соединят свои жизни, как им и предназначено судьбой. Совершенно очевидно, что ваша жена в курсе происходящих событий и является соучастницей заговора. Если бы она была против, то рассказала бы вам о происходящем.
Лорд Крэгмир почувствовал, что земля уходит из-под его ног. Неужели Забрина говорит правду? Неужели Ариана собралась бросить его и уехать с Эдриком? Мужчина прищурил глаза, будто в них попал песок, и на сердце камнем легла тяжесть. Неужели жена так сильно ненавидит его?
Рыцарь попытался подняться, но ноги подгибались, отказываясь подчиняться… Что происходит?
Бывшая любовница немедленно бросилась к Лайону, и он тяжело оперся на нее.
— Известие о неверности вашей жены оказало на вас слишком сильное воздействие, милорд. Прилягте, а я помогу вам забыть бессовестную дрянь, на которой вас заставил жениться Вильгельм.
Слова женщины доносились будто издалека. Что с ним происходит? Ноги стали ватными, а голова закружилась, поэтому Лайон позволил женщине довести его до постели. Почувствовав под собой мягкое ложе, он тут же закрыл глаза, понимая, что кто-то говорит ему что-то, однако слов уже не мог разобрать.
— Проклятье, Лайон, не теряй сознание и не засыпай! — яростно ругалась Забрина. — Алхимик клялся, что снадобье только возбудит тебя, а не лишит чувств.
Женщина с силой потрясла его, но бесполезно — рыцарь не приходил в себя. Пожалуй, она перестаралась и влила в вино слишком много зелья. Вздохнув, Забрина сняла с себя одежду, затем с трудом раздела мужчину. С вожделением взглянув на его великолепное тело, она улеглась рядом, положив его руку на свою талию и прижавшись к нему. Ей казалось, что, очнувшись, норманн забудет обо всем на свете и будет любить ее так страстно, так исступленно, как и раньше. Ариана никак не могла уснуть. Она представляла себе Лайона, сжимающего в объятиях Забрину, ласкающего и целующего вдову так же нежно, как и ее. Никогда еще леди Крэгмир не чувствовала себя такой оскорбленной. Забрине стоило только поманить его пальцем, как он тут же со всех ног помчался к ней. Эта женщина абсолютно лишена каких бы то ни было моральных устоев. Именно тогда, когда она начала испытывать к своему мужу-норманну нежные чувства, Лайон ясно дал ей понять, как мало супруга значит для него. Да, следовало бы послушаться Эдрика…
Едва слышный стук в дверь и приглушенный шепот вывел девушку из состояния задумчивости.
— Ариана, откройте. Это Эдрик.
Эдрик! Если кто-либо заметит его у дверей их комнаты и донесет Лайону, Блэкхиту больше не жить на свете. Леди Крэгмир распахнула дверь, и в опочивальню торопливо вошел сакс, внимательно оглядев темный коридор, прежде чем закрыть засов.
— Что случилось, Эдрик? Вам не следовало приходить сюда. Что если придет Лайон и застанет вас здесь? А он может вернуться в любой момент. Как вы узнали, что я одна? Господи, неужели вы ищете смерти?
— Тише, Ариана, лорд Лайон вернется нескоро.
Девушка нахмурилась:
— Откуда вы знаете?
Мужчина иронически усмехнулся:
— Недавно я видел, как он вошел к леди Забрине. Репутация этой сердцеедки давно известна. Я никогда не имел удовольствия разделить с ней ложе, хотя искушение давно мучает меня. Думаю, лорду Лайону предстоит провести много приятных часов в ее объятиях.
— Что вы хотите, Эдрик? — едва сдерживая слезы, спросила Ариана, слишком расстроенная словами собеседника, чтобы думать о приличиях. Блэкхит лишь подтвердил ее подозрения. Лайон отправился к Забрине, хотя прекрасно знал, что его жена с нетерпением ждет его ласк. Он оставил ее, даже не взглянув на супругу, растоптав едва зародившееся чувство.
— Я покидаю Лондон, ибо опасаюсь, что Вильгельм узнал о моем сговоре с Малькольмом. Если кто-либо из Франклинов, с кем я разговаривал, вздумает признаться Завоевателю, моя голова тут же полетит с плеч.
— О Эдрик, вам следует немедленно уехать. Некоторые присутствующие здесь саксонские бароны открыто поддерживают Вильгельма и преданы ему всей душой. Вы отправитесь в Блэкхит?
— Нет, я поеду в Эбернети. Поехали со мной, Ариана. Епископ Малькольма аннулирует ваш брак с Лайоном, и вы сможете выйти за меня замуж. Я не могу оставить вас с ним.
Ариана отпрянула от собеседника:
— Нет, он мой муж.
— Сколько может этот ублюдок оскорблять вас, чтобы вы, наконец, обрели ясность мыслей? Вы хотите посмотреть, как он соблюдает клятву верности, данную перед Богом? Идемте, — пылко проговорил сакс, схватил ее за руку и потащил к дверям. — Я покажу, где ваш муж проводит сегодня ночь.
Не обращая внимания на ее протестующие возгласы, Эдрик, убедившись, что в коридоре никого нет, вытащил девушку из комнаты и потянул за собой вниз. Мерцающий огонь факелов освещал им путь. Мужчина резко остановился у комнаты Забрины, прижал палец к губам, легко толкнул дверь, вовсе не удивившись, что та открыта, и подтолкнул спутницу.
— Дерзкая бабенка обращает мало внимания на светские сплетни и не заботится о том, что их могут увидеть вместе. Посмотрите, — горячо зашептал сакс, — разве это не великий Норманнский Лев лежит в постели со своей обнаженной любовницей?
Леди Крэгмир едва взглянула и тут же отвернулась. Атлетическую фигуру Лайона было трудно спутать с кем-либо другим даже при тусклом свете свечи. Спящий Лев источал силу и власть. Слезы навернулись на глаза, когда девушка увидела, как Забрина прижимается к мужчине. Ее гладкие белые ягодицы блестели в мерцающем свете. Но что самое главное, ее крепко обнимали руки норманна. В горле встал комок, и, зарыдав, баронесса повернулась и бросилась в спасительную тишину своей комнаты. За ней последовал Эдрик.
— Ариана, я не хотел причинить вам боль, — догнав ее, проговорил Блэкхит. — Лорд Лайон не достоин вас. Поедем со мной, миледи. Ждите меня за конюшнями завтра вечером после молитвы. Я приготовлю вам лошадь и возьму все необходимое для нашего путешествия.
Гнев и обида терзали душу леди Крэгмир. Лайон действительно не заслуживал хорошего отношения к себе, но он ее законный муж. Господи, нужно все хорошенько обдумать.
— Я… я не знаю. Оставьте меня, я должна подумать.
Сакс нежно коснулся губами ее руки:
— Я буду ждать вас за конюшнями.
С этими словами он повернулся и ушел.
Ариана, войдя в комнату, бессильно оперлась на дверь, пытаясь забыть то, что увидела в комнате Забрины. Стоит ли говорить мужу, что она видела его в объятиях Забрины? Вряд ли, потому что тогда он обвинит ее в том, что она шпионила за ним. Стоит ли поехать в Шотландию вместе с Эдриком и попробовать начать новую жизнь? Приедет ли за ней Лайон? Но эта мысль вызвала горький смех. Супруг будет на седьмом небе от счастья, если избавится от нее. Раздевшись, девушка бросилась на постель и натянула одеяло на голову, пытаясь заглушить рыдания.

Лайон поднял голову и огляделся. Он совершенно потерял ориентацию, чувствовал себя больным и разбитым, очень хотелось спать. Его взгляд остановился на окне. Занималась ярко-красная заря, предвещая новый день. Он застонал. Странно, но мужчина не помнил о том, как он отошел ко сну. Скорее всего, в этом виновато крепкое вино из королевских погребов. Рыцарь пошевелился и понял, что рядом кто-то лежит. Мягкое, податливое тело, тонкая кость — женщина. Он почувствовал, как его телом завладела страсть.
Боже, неужели он предавался любовной неге с женой и не помнит об этом?
— Ариана… — простонал мужчина и нежно провел рукой по обнаженному телу.
Забрина встрепенулась и вытянулась, отдаваясь ласкам.
— Ах, Лайон, я долго ждала, пока вы проснетесь. Любите меня, свирепый Лев, любите…
— Забрина?! — норманн сел на постели, и от резкого движения закружилась голова. Он оттолкнул похотливую вдову.
— Что, во имя всех святых, ты делаешь в моей постели?
— Это вы в моей постели.
Ее игривая улыбка не помогла вспомнить события прошлой ночи.
— Как я попал сюда?
— Вы пришли ко мне, разве забыли?
Нахмурившись, рыцарь попытался вспомнить:
— Ах да, записка. Ты послала за мной, написала, что у тебя есть важные известия.
— Да, о лорде Эдрике. Ну что, вспомнили наконец?
— Помню, — медленно, нерешительно ответил Лайон. — Но это все, остальное как в тумане.
— Может, вино оказалось чересчур крепким, однако оно не повлияло на ваши чувства и ваши способности. Вы были великолепны, милорд, — женщина сладко вздохнула. — Я едва не умерла от наслаждения. — Она попыталась уложить его на спину и сесть на него. — Я хочу еще раз вкусить сладость запретного плода.
Лайон оттолкнул от себя назойливую вдову и встал, глядя на нее с нескрываемым презрением:
— Если бы я занимался с тобой любовью, то помнил бы это. Что ты подмешала в вино, Забрина?
— Вы не справедливо обвиняете меня, милорд, — оскорбленно сказала женщина. — Наверное, вы выпили слишком много. Но не волнуйтесь, вы оказались, как всегда, на высоте.
— Замолчи! — рявкнул Лев, одеваясь. — Не желаю больше ничего слушать.
— А как же лорд Эдрик? Как же заговор против Вильгельма, в котором участвуют он и ваша жена?
— Я сам позабочусь об этом, — глухо отозвался Лайон.
Его голова раскалывалась на части, мешая думать. Позже, когда состояние улучшится и уйдет адская головная боль, он подумает над словами бывшей любовницы. Сначала следует все обдумать, а затем уже действовать. Сгоряча можно наделать глупостей и разрушить все, что им с Арианой удалось с таким трудом создать.
Ариана, проворочавшись всю ночь, уснула наконец глубоким сном, когда Лайон вернулся в спальню. Она казалась невинной девочкой по сравнению с красавицей-сиреной Забриной. Мужчина хотел разбудить жену и ласкать ее исступленно, чтобы она запросила о пощаде, но не стал этого делать. Он придвинул скамью к постели и, сев, начал рассматривать спящую супругу. Неужели Эдрик и его жена вступили в преступный сговор? Неужели Ариана принимает его за простака?
Только теперь Лайон понял, что действовал неправильно, стараясь вызвать ревность Арианы: ведь он больше не хотел Забрину. Жена околдовала его до такой степени, что у него не возникало мысли о другой женщине. Лев не мог даже представить когда-то, что будет испытывать такие чувства к Злой, острой на язык маленькой ведьме, но случилось именно так. Он совершенно потерял голову, влюбился в нее без памяти и не собирался делить ее с другим мужчиной.
Ариана, потянувшись и открыв глаза, поняла, что не одна.
— Лайон! — вздрогнув, она села на постели, натягивая одеяло на обнаженную грудь. — Что вы делаете здесь?
Глаза мужчины казались неправдоподобно голубыми.
— Это и моя комната, разве вы забыли?
— Я удивлена, что вы помните, — холодно проговорила она. — Что вы хотите этим сказать?
— Вы наслаждались обществом леди Забрины сегодня ночью?
— С чего вы решили, что я был с ней?
— Я не так глупа, как вы думаете. Она послала за вами, и вы со всех ног бросились в ее постель.
Рыцарь перебирал свои темные пряди, пытаясь найти подходящее объяснение:
— Это не совсем верно, что я был с Забриной прошлой ночью.
Жена смотрела на него с нескрываемым презрением:
— Так были вы или нет в постели своей любовницы, милорд? Разве вы не наслаждались ею?
— Ответ не так прост, как кажется. Я действительно был с ней, но я не наслаждался ею.
Все, что расслышала Ариана, — это признание супруга. Он был с Забриной. По крайней мере, Лайон не пытался лгать и отрицать то, что она видела своими глазами. Ирония жены отозвалась болью в сердце.
— Ариана… Вы моя. Ни один мужчина в мире не может вас любить, кроме меня. Поэтому даже и не пытайтесь оставить меня.
Девушка изумленно смотрела на рыцаря. Неужели он подозревает, что Эдрик уговаривал ее ехать с ним?
— Забудьте Блэкхита. Он замышляет предательство, а из этого ничего хорошего не получится. Расскажите мне, что вы знаете о его планах.
Леди Крэгмир широко открыла глаза:
— Ничего. Я ничего не знаю.
— Мне сказали другое.
— Ваша любовница ошибается, милорд. Ведь это она наговорила вам бог весть что, не так ли? — Девушка лихорадочно размышляла, каким образом Забрина проведала о планах Эдрика.
Лайон не отрываясь смотрел на супругу, и глаза его горели огнем желания. Он пересел на кровать и, протянув руку, хотел провести пальцем по нежной щеке. Девушка вздрогнула, но не отпрянула, позволяя ему ласкать себя. Его палец двинулся вниз по восхитительной шее, миновал ключицы и коснулся груди. Ладонью мужчина сжал упругую округлость и начал гладить подушечкой большого пальца. Ариана подавила легкий стон. Лайон играл на ее теле, словно музыкант на инструменте, заставляя ее душу петь и рождая дикую, необузданную страсть.
Лев смотрел на ее губы, сгорая от желания. Они всегда ему казалась немного полнее, чем следовало, но их яркость и нежность как нельзя лучше его устраивали. Ее изумрудные глаза, копна серебристых волос, обрамляющих нежное бледное лицо с высокими скулами и спадающих на хрупкие плечи, делали Ариану неповторимой, единственной из женщин, его женщиной.
Леди Крэгмир отчаянно боролась с собой, боясь говорить, двигаться, чтобы не выдать охватившие ее чувства. В комнате повисло напряженное молчание. Казалось, даже воздух замер в ожидании бури. Мужчина смотрел на нее так пристально, что девушке казалось, будто он целовал ее губы, шею, грудь, тело.
Затем Ариана почувствовала вкус его губ, и ее словно обожгло огнем желания. Она судорожно вздохнула, будто ей не хватило воздуха, ощутив, как жар, исходящий от поцелуя, сжигает ее. Мужчина коснулся груди, и по спине девушки пробежала дрожь. Ариана отпрянула — как могла она позволить делать с ней такое? Лайон переходил от одной женщины к другой, будто просто менял блюда за едой.
— Н… нет, не делайте этого со мной.
— Вы моя жена, Ариана, и я хочу вас.
Он притянул ее к себе и, вырвав одеяло из судорожно сжатых пальцев, пригвоздил ее к постели тяжестью своего тела.
— Разве ваша любовница не удовлетворила вас? — голос девушки дрожал от гнева, но злилась она скорее не на него, а на себя. Именно сейчас Ариана желала его с такой небывалой силой, как никогда прежде. А это было оскорбительно, ведь он только что пришел от любовницы.
— Я не спал с Забриной, — продолжал отрицать Лайон.
Ариана открыла было рот, собираясь назвать его лжецом, но не успела — мужчина впился в ее губы, и его поцелуй показался ей нескончаемо долгим. Леди Крэгмир замерла, когда его язык раздвинул ее зубы и проник в рот. Поцелуй Лайона стал настойчивее, будто рыцарь никак не мог ею насладиться, и она почувствовала, что больше не может сдерживаться. Если ей суждено оставить сегодня мужа, так следует в последний раз отдаться его ласкам и вознестись в рай на колеснице любви. Она желала ощутить его в себе, коснуться его души и забыть его.
Закрыв глаза, Ариана неожиданно расслабилась, очень удивив Лайона, который ожидал чего угодно: гнева, проклятий, сопротивления, но не такой быстрой сдачи. Он сжал ее в объятиях, чувствуя умиротворенность. Желание обладать телом и душой было для него абсолютно новым, незнакомым, и мужчина хотел насладиться им сполна. Женившись по принуждению, Лев полюбил эту зеленоглазую ведьму.
Он и без слов понял, что жена желает его. Ее тело дрожало, она выгнула спину, призывно маня Лайона. Ариана знала, что в нем пылает огонь страсти. Протянув руку, девушка коснулась его твердой плоти. От ее прикосновения Лайон едва не упал с постели.
— Подожди, — выдавил он сквозь стиснутые зубы, — дай мне раздеться.
В мгновение ока рыцарь сбросил с себя одежду и предстал перед ней в костюме Адама. Глядя прямо в глаза жене, он взял ее руку и положил на свою твердую, как гранит, плоть.
Ариана послушно сжала пальцы, и стон одновременно вырвался из груди обоих. Ласки девушки стали смелее. Она целовала обнаженную грудь мужчины, ощущая его соль.
— Хватит, прошу тебя!
Ариана застонала, когда супруг скользнул вниз, проводя губами дорожку, начинающуюся у груди и заканчивающуюся внизу живота. Леди Крэгмир вскрикнула, когда его дерзкий язык спустился ниже и коснулся нежного влажного бутона, и запустила пальцы в его спутанные волосы.
Комната закружилась перед глазами, дыхание стало прерывистым, а тело стремилась вперед, навстречу дерзкому языку мужа.
— Лайон, пожалуйста, я не могу больше терпеть!
Но мужчина не собирался останавливаться. Вскоре ее тело, содрогнувшись, выгнулось, а мир разлетелся на тысячу разноцветных осколков. Рыцарь подождал, пока Ариана успокоится, затем, поднявшись на колени, вошел в нее. Он начал быстро двигаться, но постепенно замедлил движения, желая продлить удовольствие.
Девушка гладила его спину, и норманн вздрагивал от прикосновения ее нежных пальцев. Затем Ариана коснулась его лица, стараясь сохранить в памяти линии подбородка, шеи, носа, думая, что им больше не суждено увидеться.
— О дорогая, ты доставляешь мне истинное наслаждение, — произнес Лайон хриплым, дрожащим голосом.
Он сдерживался из последних сил. Ариана коснулась его губ. Мужчина отвел в сторону ее руку и начал жадно покрывать поцелуями ее лицо, шею, ускоряя движения. Почувствовав, что супруга отстает, рыцарь прошептал:
— Давай вместе со мной, дорогая, двигайся так…
Девушка обхватила ногами его бедра, вынуждая его войти глубже. Лайон ощутил, как она напряглась и вскрикнула. Сжав ее грудь, норманн выкрикнул ее имя и изверг свое семя. Он держал жену в объятиях до тех пор, пока мир не перестал вращаться вокруг него.
Ариана, открыв глаза, ждала, пока рассеется туман. Лайон по-прежнему находился в ней и смотрел на нее своими голубыми глазами. Нехотя он привстал, не желая покидать столь дорогое ему и любимое место.
— Может, сейчас я дал жизнь крохотному существу, — целуя ее, сказал мужчина.
«О, только не это», — мысленно взмолилась Ариана. Только не сейчас, когда она решила оставить его. Теперь девушка уже знала, что полюбила этого человека, и не желала делить его с другой женщиной.
— На все воля Божья, — уклончиво ответила она, отводя глаза, боясь, что муж уличит ее во лжи. При других обстоятельствах она бы любила и лелеяла ребенка Лайона, хотя понимала, что отпрыск Льва будет воспитываться в норманнском духе. Неохотно мужчина поднялся:
— Отдыхайте, еще рано. Я отправлюсь мыться. Сегодня Вильгельм созывает совет, и мне надлежит на нем присутствовать.
Взяв из сундука чистую одежду, он повернулся.
— Когда я вернусь, мы поговорим об Эдрике и о том, что вы знаете о его намерениях. Я не имею права идти к Вильгельму без убедительных доказательств того, что заговор существует.
— Вы хотите, чтобы я предала своего соплеменника?
— Я ваш муж, и ваша преданность принадлежит мне.
— Я ваша жена, а вы изменяете мне с леди Забриной.
Выйдя из себя, Лайон зарычал:
— Сколько раз повторять, что я не спал с Забриной!
— Я… видела вас!
— Видели меня? Боже, вы шпионили за мной?
Девушка подняла голову.
— Да, — промолвила Ариана, румянец залил щеки, она дрожала от страха, но старалась не показать этого. — Я хотела знать наверняка…
Поэтому заглянула в ее комнату и увидела вас вместе, лежащими обнаженными в постели.
— Вы шпионили за мной! — низким голосом, в котором ясно слышалась угроза, повторил Лев. — Значит, вы мне не доверяете.
— Нет, а разве вы не давали мне повода?
— Ну, я тоже не склонен верить вам, — парировал мужчина, припомнив случай с ядом. — Вы принесете мне клятву верности, и немедленно!
— Я не стану клясться в преданности ни одному норманну.
Рыцарь внимательно посмотрел на жену:
— Если вы обманывали меня, то сильно пожалеете об этом, миледи.
Сказав это, Лайон вышел, с шумом захлопнув дверь.
— Прощай, Лайон, — прошептала Ариана. — Прощай, любовь моя.

ГЛАВА 11

Ариана вошла в зал, все еще раздумывая, оставить ей Лайона или нет. Если она решится на такой шаг, то вряд ли когда-нибудь сможет увидеть свой любимый Крэгмир. Девушка вспомнила предупреждение Эдрика о том, что, несмотря на множество присоединившихся к армии Малькольма северных баронов, вероятность того, что им удастся изгнать Завоевателя с английской земли, ничтожно мала. Вильгельм — опытный воин и прекрасный стратег. С такими рыцарями, как Норманнский Лев, он практически непобедим.
В зале оказалось не так многолюдно, как накануне. Большинство приглашенных все еще заседало на совете. Обедали лишь несколько вассалов влиятельных баронов и их жены. Ариана выбрала неприметное местечко, стараясь не попадаться на глаза никому из знакомых, но, к сожалению, одна дама заметила ее и подошла к ней.
— Леди Ариана, мне повезло, что я застала вас одну, — сказала Забрина, устроилась рядом с ней и, поправив пышные юбки, повернулась к леди Крэгмир, жеманно улыбаясь. — Я надеялась поговорить с вами наедине.
— Не имею понятия о чем, — холодно отозвалась та.
— Да бросьте вы, миледи, мы же обе знаем, что ваша супружеская жизнь с Лайоном не сложилась. Он оставил вас в монастыре, нисколько не заботясь о вашем здоровье, мало, ничтожно мало думая о вас все эти годы.
— Зачем ему вспоминать обо мне, когда вы взяли его под свое крылышко?
— Именно так, — удовлетворенно согласилась Забрина. — Мы с Лайоном любовники уже много лет, и я не вижу причины, по которой мы должны расстаться. Неужели ради того, что Вильгельм приказал ему произвести на свет наследника?
Женщина окинула пристальным взглядом хрупкую фигурку соперницы. Ариана побледнела. Конечно, ей известна причина, по которой муж забрал ее из монастыря, но то, что об этом говорит другая женщина, неприятно поразило девушку. Неужели весь двор смотрит на нее, как на племенную кобылу?
— Нет, я так не думаю.
Забрина, задержав дыхание в ожидании ответа, с шумом выдохнула:
— Лорд Лайон считает выполнение своих супружеских обязанностей тяжким бременем.
— Он вам об этом говорил? — вызывающе поинтересовалась Ариана.
— Нет, но разве не видно, что вы не можете удовлетворить своего мужа-норманна? Именно поэтому он и пригласил меня в Крэгмир.
Забрина откровенно лгала, но не испытывала угрызений совести. Она ревновала Лайона к Ариане. Если бы прекрасная вдова знала о планах Вильгельма поженить наследницу Крэгмира и Льва, то уговорила бы короля отдать рыцаря ей, а не этой бесцветной серой мыши, которую Лайон называет теперь женой. Леди Крэгмир едва не задохнулась от гнева.
Неужели ее супруг действительно собирается привезти в ее дом любовницу! Он не осмелится! Однако, подумав, она поняла, что никто не посмеет сказать ему «нет». Лев имеет право поступать так, как ему заблагорассудится. Если ему вздумается привезти любовницу в Крэгмир, он так и сделает.
— Приезжайте, если хотите, — с холодным презрением ответила Ариана, — однако обещаю, вас не будет ждать радушный прием. Я удивляюсь, что Вильгельм до сих пор не нашел вам достойного мужа.
Забрина загадочно улыбнулась:
— Король ищет человека, верного ему и способного защитить мои обширные владения, которыми сейчас пользуется сам. Зачем ему терять такое богатство? Когда-нибудь подходящий человек найдется, но я не собираюсь терять времени и буду встречаться с тем, кого изберу. Лорд Лайон — опытный любовник, и я не желаю от него отказываться.
Краска смущения и гнева залила лицо и шею Арианы. Похоже, вдове не знакомо чувство стыда. Неужели она действительно способна поехать в Крэгмир и делить Лайона с законной женой? Девушка поклялась, что если Забрина приедет в ее родовое поместье, то ее собственный ноги там больше не будет.
— У меня что-то пропал аппетит, — сказала леди Крэгмир, вставая из-за стола.
Это было правдой. К горлу подступила тошнота, и если бы она не вышла из-за стола, ее вырвало бы. Дойдя до двери, девушка увидела лорда Лайона и нескольких баронов, возвращавшихся с совета. Сердце гулко забилось в груди, когда Ариана посмотрела на леди Забрину, бросившуюся из-за стола с радостными возгласами и соблазнительной улыбкой навстречу Льву. Тот, обняв ее за талию, притянул к себе. Леди Крэгмир повернулась и побежала прочь, в спасительную тишину своей комнаты.
Совет закончился как раз к обеду. Лайон, едва успев войти в зал, тут же отыскал взглядом жену. Он видел, как она, пошатываясь, встала из-за стола и направилась к винтовой лестнице, и не обратил внимания на бросившуюся к нему вдову. Когда Ариана приостановилась возле двери и обернулась, Забрина уже повисла на нем. Инстинктивно он протянул руку, желая успокоить женщину, а когда вновь взглянул через зал, жена уже исчезла. Зарычав, мужчина оттолкнул Забрину:
— Что вы делаете, миледи? Вам мало того, что вы вчера опоили меня зельем?
Забрина насмешливо взглянула на него:
— Нет, Лайон, я на такое не способна. Вино оказалось слишком крепким, к тому же вы устали. Я что-то не припоминаю, чтобы вы когда-нибудь еще лежали в моей постели после такой попойки. Однако делу это не помешало.
— Да? — с угрозой в голосе спросил мужчина.
Вдова отступила.
— Ариана не глупа, как, впрочем, и Вильгельм. Сегодня на совете он сказал мне, что нашел вам мужа. Король уверен, что вы составите отличную пару.
Женщина побледнела:
— Мужа?! Кого? Назовите его имя.
— Вильгельм не сообщил мне. Вы услышите имя вашего супруга из его уст. Похоже, король доволен выбором. Он намекнул, что тем самым навсегда положит конец нашей связи. Раньше мы оба находили в этом удовольствие, но сейчас разумнее остаться добрыми друзьями. У меня есть Ариана, а вы приобретете верного спутника и на нем испробуете силу ваших чар.
Известие, впрочем не такое уж неожиданное, не обрадовало Забрину. С первого дня знакомства с Лайоном она мечтала стать его женой, однако не знала, как избавиться от Арианы. К тому же та долго находилась в монастыре, окруженная заботой святых сестер и огороженная от мира высокими стенами, и Забрина надеялась, что так будет всегда. Но ничто хорошее не длится долго. Женщина успокаивала себя мыслью, что считаться любовницей великого Льва тоже почетно, и тешилась надеждой, что жена Лайона умрет в аббатстве прежде, чем король подыщет ей мужа. И почему судьба так несправедлива к ней? Вильгельм приказал Лайону забрать жену в Крэгмир и продолжить род.
— Вы думаете, я обрадуюсь выбору короля? — запальчиво бросила вдова. — Последнее слово останется за мной, милорд.
Повернувшись, она величаво вышла из зала, словно царствующая королева.
Терза вошла к госпоже и увидела, что та собирает свои вещи. Изумленно взглянув на нее, служанка спросила:
— Куда вы едете, миледи? Мы возвращаемся в Крэгмир?
— Я… я не могу тебе сказать, — пробормотала Ариана, отводя глаза.
— Ох, миледи, вы же не собираетесь наделать глупостей, не так ли? Прошу вас, скажите, что это не так.
Леди Крэгмир подняла глаза и печально посмотрела на девушку.
— Я не могу и не хочу оставаться здесь, зная, что лорд Лайон спит со своей любовницей. У меня есть чувство собственного достоинства, и я не потерплю, чтобы мой муж делил ложе с другой женщиной.
Ариана уже все обдумала. Если Забрина отправляется в Крэгмир, то зачем ей ехать туда? Чтобы мучиться и страдать из-за того, что ее место в постели займет нахальная вдова? Эдрик предложил выход, и она, не считая это хорошим решением, все же воспользуется его советом.
— О миледи, лорд Лайон никогда…
— Нет, Терза, я все знаю. Я нужна ему так же, как и он мне, поэтому он только обрадуется, если избавится от меня.
Служанка с сомнением посмотрела на госпожу:
— Я соберу остальные вещи, чтобы их отправили в Крэгмир. Когда мы уезжаем?
Ариана покачала головой:
— Я не еду туда. И будет лучше, если ты останешься здесь и не станешь сопровождать меня.
— Не сопровождать вас?! Вы шутите, миледи. Я больше вас не устраиваю? Вы нашли другую служанку?
Баронесса сжала руки Терзы и усадила ее рядом с собой:
— То, что я скажу тебе, должно остаться между нами. Ты даешь мне слово молчать?
В больших глазах служанки появилась тревога:
— Да, миледи, обещаю вам.
— Лорд Лайон попросил леди Забрину поехать с нами в Крэгмир. Я этого не потерплю и не поеду в замок до тех пор, пока мой муж не перестанет любезничать со своей любовницей у меня на глазах.
— Не могу поверить, что лорд Лайон на такое способен. Это же ваш дом! Что вы будете делать? Куда поедете?
— Лорд Эдрик попросил меня уехать с ним, — призналась Ариана. Она промолчала о Шотландии, где ее брак с Лайоном признают недействительным, потому что еще сама не знала, даст ли свое согласие.
— Уехать? Вы оставляете мужа? Вы же люби те его, миледи! Как вы можете покинуть его ради лорда Эдрика?
— Нет, я не люблю Лайона! — пылко воскликнула леди Ариана.
Краска смущения покрыла ее щеки, и она подняла руки к лицу, пытаясь ее скрыть. Неужели ее чувства так очевидны?
— Отрицайте, если хотите, миледи, но мне со стороны виднее. Лорд Блэкхит, конечно, красив, но он и в подметки не годится лорду Лайону. Бельтан утверждает, что Норманнский Лев — храбрейший из рыцарей Англии. А лорд Лайон знает, что вы его любите?
— Люблю его? Ну нет, — фыркнула графиня. — Я не люблю его, а он любит только своего обожаемого короля, свою лошадь и свою любовницу. Муж вздохнет с облегчением, избавившись от меня.
— Вы слишком взволнованы, миледи, чтобы сохранить ясность мысли, — заметила Терза. — Вы уедете с лордом Эдриком, давая тем самым возможность леди Забрине завладеть вашим мужем? И лорд Лайон очень огорчится, узнав, что вы оставили его.
«Да уж, огорчится, — злобно подумала Ариана. — Да он будет прыгать от радости, затем возненавидит меня и потребует от короля аннулировать наш брак».
— Я сама знаю, что мне делать, — заявила леди Крэгмир. — А ты должна хранить в тайне то, что я сказала тебе.
— Вы не можете ехать одна. Я отправляюсь с вами.
— Спасибо, но не надо. Тебе трудно расстаться с сэром Бельтаном. Полагаю, он любит тебя. Эдрик позаботится обо мне. Мы знаем друг друга уже много лет. Когда-то я была его невестой, Терзу терзали сомнения. Ей не хотелось расставаться с сэром Бельтаном, но нельзя же отпускать хозяйку вместе с мужчиной, который не является ее мужем.
Ариана мгновенно догадалась, о чем думает служанка:
— Я не пострадаю, не волнуйся. Я прошу тебя только об одном: чтобы ты молчала и ничего не говорила ни лорду Лайону, ни сэру Бельтану до тех пор, пока я не удалюсь от Лондона на достаточно большое расстояние.
Служанка чуть не заплакала. Да если только Лев грозно взглянет на нее, она тут же выложит все, что знает.
— Возьмите меня с собой, миледи. Неприлично замужней даме путешествовать одной в обществе мужчины. Кроме того, — стыдливо призналась она, — лорд Лайон тут же вытянет из меня правду, такой уж он человек.
Ариана поняла, что девушка права, и все же ей не хотелось вовлекать ее в такое опасное предприятие:
— Ляг в постель после моего отъезда и не показывайся на людях без надобности. Скажи, что заболела, и не встречайся ни с лордом Лайоном, ни с сэром Бельтаном. Ты сделаешь это ради меня?
Терза неохотно согласилась:
— Да, миледи. Когда вы едете?
— Сегодня после вечерней службы. Лорд Лайон, несомненно, засидится допоздна за шахматами, а потом отправится к любовнице. Если мне повезет, мое отсутствие не будет обнаружено до утра или даже до вечера, если Льва вызовет король. Все это время тебе придется лежать в постели.
— Вы уверены, миледи? Может, лорд Лайон придет сразу к вам.
Леди Крэгмир натянуто улыбнулась:
— Может, свиньи обретут крылья и полетят. Леди Забрина вцепилась в моего мужа, как коршун.
— Да поможет вам Бог, миледи.
— Тебя тоже путь хранит Господь, — печально отозвалась Ариана.
Лайон наблюдал за женой во время ужина, поражаясь ее неподвижности, ее спокойствию и тому, как игнорировала она его попытки завязать разговор. Они расстались утром весьма холодно, но всю ночь без устали любили друг друга. Боже, леди Крэгмир была великолепна, отдаваясь ему со всей страстью. Боялась ли супруга отвечать на вопросы о лорде Эдрике? Опасалась ли, что ее соплеменник сложит голову на плахе?
— Вы очень спокойны сегодня, миледи, — предлагая ей чашу с вином, заметил рыцарь.
Молча взяв чашу, Ариана смаковала изысканное французское вино, так любимое Вильгельмом.
— Что вы желаете услышать? — ставя кубок на стол, спросила девушка.
— Правду. Лорд Эдрик участвует в заговоре?
Супруга опустила глаза:
— Я ничего не знаю. Вам следует спросить Эдрика.
— Да, — неохотно согласился мужчина, — так будет лучше.
С легкостью, которая давалась так тяжело, Ариана поинтересовалась:
— Вы пойдете сегодня к своей любовнице?
Рыцарь задумчиво взглянул на нее:
— А вы хотите, чтобы я пошел?
Она пожала плечами:
— Мне все равно.
Девушка не осмелилась сказать, как легко было бы ей уехать, если бы он отправился к Забрине, зная, какую боль причиняет ей.
Лайон пристально смотрел на Ариану, размышляя, ревнует ли она или ей действительно безразлично. Он хотел верить, что жена ревнует, ведь в сердце его поселилась любовь к этой маленькой ведьме, на которой его заставили жениться. После возвращения в Крэгмир мужчина надеялся наладить отношения. Даже сейчас, сидя за столом в окружении стольких придворных, рыцарь едва сдерживался, чтобы не унести ее в комнату и не отдаться страсти. Такие желания были до сих пор не знакомы ему, и Лев тщетно пытался их объяснить.
— Если вам все равно, тогда не стоит меня сегодня ждать, — произнес Лайон. Он не сказал, что пойдет к Забрине, но выражение лица жены подсказало ему, что именно так она и подумала. Однако Ариана ошибалась. Сегодня вечером Вильгельм назначил ему встречу, и они будут сидеть за шахматами до утра. Он намеревался сообщить королю, что через неделю они уедут в Крэгмир. И возвращаться домой следует как можно скорее, дабы вычеркнуть имя Блэкхита из памяти жены.
Извинившись, Лайон вышел из-за стола сразу же после окончания ужина. Ариана видела, как его широкая спина исчезла в дверях. Через несколько секунд к ней приблизился Эдрик и, убедившись, что никого нет рядом, торопливо зашептал:
— Сегодня, миледи. Я жду вас за конюшнями. Не подведите меня на этот раз.
После разговора с Блэкхитом леди Крэгмир поговорила с Матильдой и, выждав некоторое время, ушла из зала. Придворные оживленно беседовали, и никто не заметил ее ухода. Никого не оказалось ни в коридоре, ни на лестнице, когда она вышла из комнаты. Во внутренней галерее раздавались голоса, и девушка крадучись добралась до конюшен. Она надела самую теплую одежду и несла с собой небольшой сундук. Всю дорогу Ариана молилась и вздохнула с облегчением, рассмотрев силуэты двух лошадей позади одинокого строения. Из темноты навстречу ей шагнул Эдрик.
— Итак, вы решились, — произнес он, увлекая ее в темноту и забирая сундучок. — Лошади готовы. Позвольте мне помочь вам подняться.
С этими словами мужчина осторожно усадил ее в седло.
— Как мы проедем через ворота, чтобы нас никто не заметил?
— Я уже позаботился обо всем, миледи, и дал монет стражникам. Этой ночью маленькая калитка не будет заперта. Что вы сказали лорду Лайону?
— Ничего. Он сейчас с любовницей.
— Ах, с прекрасной леди Забриной. Она задержит его достаточно долго, и мы сможем далеко уехать. Сюда, — сказал сакс. Он взял ее кобылу под уздцы и вел обеих лошадей, стараясь издавать как можно меньше шума.
Никто их не окликнул, и беглецы благополучно проехали через ворота и удалились от замка. «Прочь от Лондона и прочь от Лайона, — с сожалением думала Ариана. — Прочь от человека, которого я полюбила и который не обращал на меня никакого внимания, который больше думал о любовнице, чем о своей жене». Чем дальше они отъезжали от Лондона, тем больше сожалела девушка о содеянном. Побег с другим мужчиной выходил за рамки светских приличий. Она сожгла за собой все мосты. Теперь Лайон, несомненно, умоет руки и попросит короля аннулировать их брак. Мысль об этом не давала ей покоя.
Доехав до окраины Лондона, Ариана осознала, что поступила неразумно, убежав с Эдриком. Она была настолько расстроена отношениями мужа с Забриной, что не могла размышлять здраво.
— Эдрик, подождите, — леди Крэгмир натянула поводья.
— Что случилось, миледи? — спросил мужчина и подъехал ближе. — Город позади нас. Не бойтесь, на ночь мы будем останавливаться у надежных людей или в безлюдных местах? Там нас никто не выдаст.
— Вы не понимаете, — задыхаясь, выдавила из себя Ариана. — Я… я не могу ехать. То, что я совершила, не имеет названия. Независимо от того, что делает Лайон, я не перестаю считаться его женой. С моей стороны побег является большой глупостью. Что если я ношу под сердцем его ребенка?
Блэкхит заскрипел зубами от ярости:
— Мне следовало бы убить ублюдка еще до того, как он лег с вами в постель.
— Я же его жена, Эдрик, и была ею в течение пяти лет.
— Да, жена, — с горечью согласился сакс. — Беременны вы или нет, Малькольм отдаст приказ епископу аннулировать ваш брак, чтобы я смог жениться на вас. Я воспитаю отпрыска Лайона как своего собственного. Это я обещаю.
Не ожидая ответа, он потянул ее лошадь за уздцы, вынуждая ехать дальше.
— Эдрик, прошу вас… Я передумала и не хочу ехать в Шотландию. Я остаюсь в Англии с Лайоном.
Теперь никому не удастся ее переубедить. Попытка отравить мужа — самая большая ошибка в ее жизни. А побег ничуть не лучше. Если повезет, она вернется в замок до того, как заметят ее исчезновение.
— Слишком поздно, миледи, — твердо сказал Блэкхит. — Я не позволю вам вернуться. Я хочу, чтобы вы стали моей женой, Ариана, и никто и ничто не в силах этому помешать. Мы были с вами помолвлены еще до того, как Лайон прибыл в Англию.
Ответ леди Крэгмир унес порыв ветра. Эдрик стегнул ее лошадь кнутом, и они помчались по дороге. Землю окутала полночная мгла, и девушка боялась сломать шею, спрыгнув с лошади на полном скаку. Все, что ей оставалось, — это молиться, чтобы остаться в живых и чтобы Эдрик прислушался к голосу разума.
Во время бешеной скачки в мозгу Арианы роились мысли. Она корила себя за то, что обращала внимание на жестокие слова Забрины и поддалась эмоциям. Девушка чувствовала себя униженной и оскорбленной. Как мог Лайон так нежно ласкать ее и тут же бежать из одной постели в другую? Зачем пригласил Забрину в Крэгмир? Видимо, одной женщины ему мало.
Теперь Ариана знала, что ей не следовало уезжать из Лондона, а нужно было остаться и потребовать, чтобы Лайон оставил любовницу. Эдрика вообще не стоило слушать. Он лишь ее друг, и леди Крэгмир не хотела, чтобы Блэкхит стал ее любовником или мужем, не хотела, чтобы аннулировали ее брак с Лайоном. Почему она не проглотила обиду, не забыла гордость и не стала бороться за свое счастье? Счастье — это Лев. Сама не желая того, Ариана влюбилась в мужа, в норманна, который пришел с Завоевателем и украл ее дом, ее землю и ее сердце.
Поймет ли ее Лайон и простит ли? Да сможет ли она вообще вернуться? Видимо, Эдрик твердо решил увезти ее в Шотландию, но Ариана не менее твердо задумала вернуться. На заре Блэкхит, наконец, заговорил: — Мы уже далеко от Лондона. Здесь рядом есть безопасное убежище, где мы можем спокойно выспаться. Я передумал, и теперь мы будем ехать ночью.
Ариана не имела понятия, где они остановились, а Эдрик не посчитал нужным говорить ей. Девушка уже готова была рухнуть без сил, когда ее отправили спать, а Блэкхит остался внизу, разговаривая с саксонским Франклином, который, несомненно, принимал участие в заговоре.
Ей принесли поднос с пищей, и баронесса с жадностью набросилась на еду. Невзирая на усталость, она все-таки думала, как можно вернуться в Лондон. Для этого требовалась свежая лошадь, которую получить можно было только украв, однако девушка не испытывала угрызений совести. Безвыходная ситуация требует решительных действий. К сожалению, ее планам так и не суждено было осуществиться, потому что, толкнув дверь, леди Крэгмир обнаружила, что ее заперли.
Занималась заря, когда Лайон вошел в спальню. Вильгельм находился в хорошем расположении духа и не отпускал собеседника, пока кровавые пальцы рассвета не появились на темном небе. Он разрешил Лайону вернуться в Крэгмир, предупредив, чтобы тот держался настороже и следил за развертыванием событий в Нортумбрии. Эдвин и Моркар, северные саксонские бароны, вызывали подозрение у короля.
— Опасаюсь, что в приграничных землях зреет бунт, — признался он своему вассалу. — Король Малькольм не знает покоя и собирает недовольных со всей Англии. Возможно, лорд Эдрик поддерживает северян и придет ему на помощь. Ты единственный человек, Лайон, которому я могу доверять.
Лев боролся с самим собой, не зная, передать Вильгельму или нет слова Забрины, но ничего не сказал. Похоже, Завоеватель прекрасно знал о ситуации на севере. Если он упомянет о беседе с бывшей любовницей, всплывет имя Арианы, а этого ему очень не хотелось.
— Я ваш преданный пес, сэр, — пылко заявил Лайон. — И всегда приду вам на помощь.
— Иди спать, друг. Боюсь, я и так задержал тебя.
Мужчины обменялись рукопожатием и разошлись.
Лайон тихо вошел в спальню, опасаясь разбудить жену. Утром он скажет ей, что скоро они уедут в Крэгмир. Свет мерцающей свечи падал на нетронутую постель. Мужчина замер и оглядел комнату, затем тихо позвал супругу. Не получив ответа, он взял свечу и внимательно осмотрел все вокруг.
«Господи! Где же может быть Ариана?» — подумал рыцарь, вспоминая к тому же, что жена сердита на него. — Куда она могла исчезнуть? Терза должна знать!» — осенило его. Норманн повернулся и бросился к комнате служанки.
— У меня жар, милорд, — простонала Терза через закрытую дверь. — Я боюсь заразить вас.
— Мне не страшна никакая зараза, — прогремел рыцарь. — Скажи мне, куда подевалась моя Она с тобой?
Служанка радовалась, что норманн не видит, как у нее дрожат колени от страха.
— Она в постели, милорд.
— Нет, ее нет в комнате.
— Я не видела миледи с тех пор, как она отослала меня. Вы должны извинить меня, милорд, я себя плохо чувствую. Я… ничего не знаю.
Лайон сомневался в том, что Терза ничего не знает. И все же, если девушка больна, бессердечно беспокоить ее. Он перевернет замок вверх дном, но отыщет Ариану.
Именно это Лев и сделал. Не найдя жены, мужчина вновь вернулся к двери Терзы, приведя с собой Бельтана. На это раз он барабанил в дверь до тех пор, пока бледная и испуганная служанка не открыла.
— Я еще раз спрашиваю тебя, где моя жена?
Лайон был вне себя от ярости. Не похоже, что она вернулась в Крэгмир, потому что не взяла с собой вещи. Не сумасшедшая же Ариана, в конце концов, не могла она решиться на длительное путешествие без сопровождающих.
Терза переводила взгляд с одного мужчины на другого, не желая лгать, но опасалась подвести госпожу. Служанка опустила глаза:
— Мне ничего не известно, милорд.
Лицо рыцаря покраснело от гнева. Он узнает правду, если даже ее придется выбить из этой лгуньи. Прекрасно зная вспыльчивый характер Лайона и опасаясь за жизнь возлюбленной. Бельтан отвел его в сторону и горячо зашептал:
— Позвольте мне попытаться, милорд. Терза скажет мне. Я постараюсь убедить ее.
Лайон угрюмо взглянул на собеседника:
— Хорошо, попробуй. Скажи ей, что я все равно найду леди Ариану. Если служанка будет упорствовать, я применю силу.
Бельтан побледнел. Ему нравилась Терза, и ему не хотелось, чтобы девушка пострадала.
Лев отошел в глубь коридора, а начальник отряда приблизился к Терзе, дрожащей как осиновый лист.
— Ты должна рассказать нам все, что знаешь. Лорд Лайон обыскал каждый закуток, и все безрезультатно. Ты же знаешь, где леди Ариана, не так ли?
Терза покачала головой.
— Дорогая, я не смогу видеть, как тебя будут бить. Если ты продолжишь упираться, лорд Лайон изобьет тебя до полусмерти, — сказав это, мужчина притянул к себе девушку и убрал слипшиеся пряди с ее лица. — Может, твоей госпоже грозит опасность? Неужели ты хочешь, чтобы она пострадала?
— О нет, — дрожащим голосом заговорила Терза. Когда Бельтан держал ее в объятиях, она забывала обо всем на свете. — Я уверена, что леди Ариана в безопасности.
— Откуда ты знаешь?
— Лорд Эдрик защитит ее, — сказала девушка и зажала рот ладонью.
Она вовсе не хотела говорить так много, но мужчина смотрел на нее с такой нежностью, что Терза забыла об обещании молчать.
— Лорд Эдрик? — переспросил Бельтан. — Леди Ариана с ним?
Он произнес это достаточно громко, и Лайон услышал его. Лев похолодел. Ему отлично известно, что его жена мечтала об Эдрике.
— Расскажи мне, что знаешь, Терза, — потребовал рыцарь. Черты его лица заострились, а в глазах появился не предвещающий ничего хорошего блеск.
Служанка взглянула на хозяина и задрожала от страха. Она поклялась миледи хранить тайну, но кто мог противостоять свирепому Льву? Терза сомневалась, что кто-либо из мужчин отважится на такое.
— Это правда, — побелевшими губами прошептала она. — Ваша жена уехала с лордом Эдриком, Норманн выругался и покачал головой.
— Успокойся, Терза, — вмешался сэр Бельтан, — расскажи лорду Лайону обо всем, что тебе известно. Если ты признаешься, он не тронет тебя. Служанка нервно облизала пересохшие губы:
— Я не думаю, что миледи по-настоящему хотела уехать. Похоже, вы заставили ее сделать это.
Рыцарь изумленно поднял брови:
— Я? Я заставил ее уехать?
— Да, — собрав все свое мужество, подтвердила Терза. — Она сказала мне, что вы попросили леди Забрину отправиться с вами в Крэгмир.
— Нет, я не просил! Леди Забрина солгала. Я найду Ариану и скажу ей правду. Куда ее повез Эдрик?
— Клянусь, милорд, не знаю.

ГЛАВА 12

— Я убью его, сэр, — с кажущимся спокойствием заявил Лайон. — Лорд Эдрик сбежал из Лондона с моей женой, — говоря это рыцарь, шагал по комнате из угла в угол, а его лицо потемнело от гнева. — Теперь вы убедились, что лорд Эдрик замышляет измену?
— Успокойся, Лайон, и скажи мне, что произошло. Блэкхит похитил твою жену?
Рыцарь, покраснев, отвел глаза в сторону:
— Как вам хорошо известно, сэр, Ариана не любит норманнов. Наш брак с трудом можно отнести к разряду спокойных. Находясь в монастыре, моя жена тайно встречалась с Блэкхитом. Если вы помните, когда-то они были помолвлены, и лорд Эдрик все еще не отказался от мысли о женитьбе на Ариане.
Задумавшись, Вильгельм поглаживал подбородок:
— Думаешь, твоя жена добровольно поехала с Блэкхитом?
— Я этого не говорил, — ответил Лев. — Ариана… такая ранимая. Зря я привез ее ко двору. Есть еще кое-что… Я тоже небезгрешен. Леди Забрина никак не может успокоиться, и я хотел заставить жену ревновать. Теперь я понимаю свою ошибку. Ариана — гордая женщина.
Прищурив глаза, король внимательно смотрел на любимца, явно не одобряя его поведение:
— Разве я не говорил, чтобы ты перестал тратить свое семя на любовницу, а произвел на свет наследника? Думаешь, я не видел вас с Забриней вместе после твоего приезда в Лондон? Ведь ты хорошо знаешь, что я не одобряю любовные похождения женатых людей и жестоко караю нарушителей.
Лайон резко повернулся:
— Я остался верен Ариане после нашего воссоединения и предупредил Забрину, что наши отношения закончились. Однако она никак не может успокоиться, хотя я сказал, что больше не нуждаюсь в любовнице.
Вильгельм остался доволен откровенностью вассала. Он улыбнулся, и его лицо приобрело лукавое выражение:
— Если я правильно понял, ты любишь свою жену?
— Думайте что хотите, — проворчал рыцарь, не желая признаваться в том, в чем сам еще не был уверен, и в том, что так больно щемит сердце. Король продолжал улыбаться.
— Понимаю, — медленно произнес он. — Куда, как думаешь, лорд Эдрик повез Ариану?
— В Блэкхит, возможно, однако что-то мне с трудом верится. Его замок не выстоит под натиском моего отряда. Могу ли я получить ваше разрешение расправиться с ним после того, как найду его? Вильгельм задумчиво взглянул на вассала:
— Нет, у меня другие планы относительно Блэкхита. Мне он нужен на севере. Лорды Эдвин и Моркар набирают мощь, вербуют сторонников, же лающих выгнать меня из Англии. Сначала они выступят в Нортумбрии и, возможно, не без помощи Малькольма.
— Лорду Эдрику нельзя доверять, — повысил голос Лайон. — Он уже показал, на что способен.
— Блэкхит принес клятву верности, — настаивал Вильгельм.
— Он сакс с головы до ног, лучше замените его верным норманном.
Король обдумал предложение рыцаря и покачал головой:
— Нет. У Эдрика есть друзья и последователи среди приграничных баронов. Мне нужна их поддержка. Если я уберу Блэкхита, бунта не миновать, а ситуация на окраинах сейчас такова, что не следует подливать масла в огонь.
— Может, Эдрик попал в безвыходное положение? — высказал предположение Лев.
— Может быть. Я придумал, как вернуть его обратно. Я предложу ему богатые, обширные владения и жену. Не старую безобразную даму, а молодую красивую женщину, знающую толк в любовных утехах.
— Господи! Вы же не хотите… Неужели вы говорите о леди Забрине?
— Да, о ней. Она чрезвычайно богата. Налоги, собираемые с ее земель, невероятно обогатили мою казну, но сейчас настало время думать не о деньгах, а о благосостоянии страны. Лорду Эдрику я оказываю великую честь, и, думаю, он не посмеет отказаться.
«Проницательный, умный дьявол, — подумал Лайон, скрывая усмешку. — Какой мужчина найдет в себе силы отказаться и от Забрины, и от огромного богатства? Лорд Блэкхит небогат. Его владения не составляют и половины Крэгмира». Лев подозревал, что одной из причин страсти Эдрика к Ариане является его стремление увеличить свои владения. Однако мысль о награждении сакса, когда тот заслуживает наказания, лишила норманна покоя.
— Простите меня, сэр, но мне не нравятся ваши планы. Эдрик Блэкхит стал шипом в моем боку очень давно. Он замышлял зло против меня еще в Крэгмире и воспользовался Арианой как слепым орудием. Если бы не непорочность моей жены и не добрая воля старой колдуньи по имени Надия, я уже давно был бы мертв.
— Хорошо, я пойду тебе на уступки, — согласился король. — Если Эдрик Блэкхит хоть чем-то навредит твоей жене или обидит ее, ты получишь право убить его в смертельном поединке. И тем не менее объяви ему о моем решении женить его на леди Забрине и исполни роль свидетеля на их свадьбе.
— Свидетеля! — не выдержал Лайон, когда до него дошел смысл слов Вильгельма. — Но это означает… Нет, сэр, я не могу.
— Да, — важно кивнул король. — Ты возьмешь с собой леди Забрину в Блэкхит. Прошу, нет, приказываю держать в узде свое сластолюбие. Лорд Эдрик вряд ли сможет отказаться от моего предложения, если соблазнительная вдова будет рядом с ним. Брачные соглашения уже составляются. Я сам объявлю леди Забрине о своем решении выдать ее замуж за Блэкхита.
— Ей это не понравится, — предупредил лорд Крэгмир. «Мне тоже», — подумал он про себя, но промолчал. Ему абсолютно безразлично, за кого выйдет замуж Забрина. Лайона из себя выводила мысль, что он не сможет рассчитаться с Эдриком. Если этот сакс причинил зло Ариане или овладел ею, лорд Крэгмир убьет его и без разрешения короля. А если его жена добровольно отдала себя Блэкхиту, он отошлет ее в монастырь на веки вечные. Мысль о супруге, которую сжимал в объятиях другой мужчина, вызвала очередной приступ ярости у Лайона.
— Выйти замуж за Эдрика Блэкхита! — взорвалась Забрина. Ее глаза метали фиолетовые молнии. — Нет!
Вильгельм оставался невозмутим:
— Почему нет? Мужчина молод, красив, не какой-нибудь беззубый сморщенный старикашка.
Женщина взглянула на Лайона, стоявшего за спиной завоевателя. Он предполагал, что последует далее, и оказался прав.
— Это ваша вина, лорд Лайон! Вы уговорили короля. Я не виновата, что ваша прекрасная жена убежала. И она правильно сделала, что бросила вас.
Норманн стиснул зубы, но промолчал, не желая позорить женщину перед королем.
— Это только мое решение, — загремел Завоеватель. Забрина прикусила язычок. Король известен своим бешеным нравом и быстрой расправой с непокорными. — Брачное соглашение уже составлено, подписано и запечатано.
— А знает ли лорд Эдрик о такой почести? — с иронией поинтересовалась вдова. — Если я не ошибаюсь, он сбежал с женой лорда Лайона.
Она искоса взглянула на лорда Крэгмира, и во взгляде ее читалось: «Не может справиться с собственной супругой!»
— Нет, но узнает, как только его найдет лорд Лайон, — заявил Вильгельм. — Думаю, Блэкхит сильно обрадуется. Мне нужны сторонники на севере.
«Даже больше, чем ты думаешь», — подумала Забрина, однако благоразумно промолчала. При дворе постоянно плелись интриги, зрели заговоры, в которых принимали участие северные бароны и лорды из приграничных земель.
— Интересно, как отреагирует лорд Эдрик, когда услышит известие о нашей помолвке?
— У вас будет возможность лицезреть эту приятную сцену, — успокоил ее Завоеватель. — Вы отправляетесь с лордом Лайоном в Блэкхит, так что в вашем присутствии огласят помолвку, за которой немедленно последует свадьба.
— Это ваше последнее слово, сэр? — поинтересовалась вдова. Если ей надлежит поехать с Лайоном, то не все еще потеряно. У нее в запасе есть несколько дней, за которые можно многого достичь. Если ей удастся завлечь его в свою постель, то, возможно, норманн переубедит Вильгельма. Блэкхиту нужна Ариана, а ей Лев. Может, им удастся договориться, чтобы все остались довольны.
— Да, это мое последнее слово, миледи. Когда вы сможете поехать в Крэгмир?
— Мне нужно несколько дней, сэр. Следует собрать вещи, отдать необходимые распоряжения.
— А я желаю отбыть немедленно, сэр, — громче, чем следовало, заявил норманн. — С лордом Блэкхитом находится моя жена, и я опасаюсь за ее жизнь.
— Сомневаюсь, чтобы лорд Эдрик причинил вред твоей супруге, — подумав, сказал Вильгельм. — Мне кажется, между тобой и твоей женой возникло недоразумение, а леди Ариана, зная Эдрика всю жизнь, доверилась ему. Несомненно, она с нетерпением ждет, когда ты приедешь за ней. Задержка на несколько дней только пойдет ей на пользу, заставив переживать и раскаиваться. Она встретит тебя в Блэкхите со слезами радости.
— Если только Ариана там, — процедил Лайон, недовольный решением короля. Ему казалось, что тот слишком легкомысленно отнесся к ситуации. Не исключено, что Эдрик увез леди Крэгмир в Шотландию, где английские законы теряют власть.

— Эдрик, я настаиваю, чтобы вы освободили меня, — требовала Ариана, раздражаясь с каждой минутой.
Обнаружив в самый первый день, что ее заперли, девушка вышла из себя, но с тех пор Блэкхит перестал обращать внимание на ее недовольство. Когда на следующий вечер она отказалась садиться в седло, сакс молча поднял сопротивляющуюся Ариану и усадил ее на лошадь. Возмущенная пленница попыталась спрыгнуть, и тогда мужчина нашел веревку и привязал ее кисти к поводьям. Таким образом она ехала несколько дней.
— Эдрик, вы должны прислушаться к голосу разума, — тщетно взывала леди Крэгмир к угрюмому Блэкхиту, но тот продолжал упорствовать.
— Все, что ни делается, делается к лучшему, миледи. Сейчас вы рассержены, но когда ваш брак будет аннулирован, мы поженимся и все уладится. Скоро Лев и Завоеватель навсегда уйдут с английской земли.
— И что тогда? Править Англией будет король Шотландии? — язвила Ариана. — Этого вы хотите?
Эдрик нахмурился. Он считал, что власть в свои руки возьмут саксы.
— Шотландцы все же лучше, нежели норманнские варвары.
Леди Крэгмир благоразумно промолчала. Теперь она не была уверена, что норманнское правление самое худшее. Англию захватывали датчане и долгое время находились у власти. В 1052 году король Эдуард Исповедник первым предложил корону герцогу Нормандии Вильгельму, затем, не имея на то права, Гарольду, сыну графа Годвина. Рассерженный на Гарольда герцог Вильгельм после смерти Эдуарда справедливо обвинил сына Годвина в потере Англии и разгромил его в битве при Гастингсе. Таким образом Завоеватель получил свое прозвище и Англию. Ариане пришлось признать, что Вильгельм объединил страну ее предков. Жестоко, не ведая пощады, наказывал он непослушных, однако лишал жизни только государственных преступников.
— Развяжите меня, Эдрик.
Мужчина внимательно посмотрел на спутницу:
— Я сделаю это, миледи, но не сейчас. Может, тогда, когда мы доберемся до Блэкхита. Там мои рыцари присоединятся ко мне, и мы отправимся на север, в Эбернети. При таком количестве воинов вам не удастся сбежать.
Девушка почувствовала, как в сердце зашевелилась надежда. Замок Эдрика находится неподалеку от Крэгмира. Если ей удастся послать весточку в свое поместье, ее не оставят в беде и она сможет дождаться прибытия Лайона. Но приедет ли Лев? Ариана часто действовала сгоряча и стыдилась потом своих поступков. Вполне возможно, что ее супруг, измученный поведением и ненавистью жены, обрадуется возможности избавиться от нее. К тому же теперь с ним Забрина, которая скрасит его одиночество. «Забыть бы все, начать сначала, — мечтательно подумала Ариана. — Если бы только Лайон хоть немного любил меня». Норманнский Лев уже давно подготовился к отъезду, предупредил людей и ждал, когда леди Забрина соберет свои бесчисленные сундуки. Его мучили нетерпение и жажда мести. Однако отъезду из Лондона помешала загадочная болезнь, распространившаяся по столице с неимоверной быстротой и поразившая почти всех придворных. У людей сначала начинался жар, затем появлялась многократная рвота. Вымотав человека до изнеможения, болезнь уходила. Лайона лечил личный лекарь короля, используя последние достижения медицины того времени. Через неделю норманн начал выздоравливать и набираться сил. Когда он окреп настолько, что без посторонней помощи мог сесть в седло, заболела леди Забрина. Вся королевская семья подверглась атаке таинственного заболевания, и почти все, за исключением нескольких человек, выздоровели. Только через три недели после злополучного бегства Арианы лорд Лайон и Забрина смогли отправиться в путь, С каждым днем Ариана все больше и больше опасалась, что супруг забыл о ней. Их путешествие оказалось нескончаемо долгим, потому что они ехали только по ночам. У Лайона было достаточно времени, чтобы догнать их, если бы возникло желание. Добравшись до Блэкхита, Ариана заметно упала духом. Возможно, существовал какой-нибудь способ отправить послание в Крэгмир, но возможности сделать это так и не представилось. Отдохнув несколько часов, они в сопровождении многочисленного отряда рыцарей вновь пустились в путь. Их ждали в Эбернети.
Едва окрепнув после тяжелой болезни, все еще худой и бледный, Лайон вел отряд. Он мог думать только об одном — быстрее найти Ариану. С того дня, когда она убежала с Эдриком, прошел почти месяц, а за это время многое могло случиться. Любит ли леди Крэгмир Эдрика? Вспоминает ли вообще о своем законном муже? Изменила ли ему с Блэкхитом?
— Лорд Лайон, — послышался голос Забрины, отрывая его от мрачных мыслей, — если вы не прикажете встать на привал, я упаду с лошади от изнеможения. Имейте же жалость! Я только оправилась после тяжелой болезни и не могу ехать так быстро и долго.
Большую часть путешествия Лайон мало обращал внимания на прекрасную вдову. Ему не приходило в голову, что она собирается соблазнить его, иначе он отправил бы ее в хвост отряда.
Норманн резко натянул поводья, дав знак эскорту из двенадцати доблестных рыцарей остановиться. Он прекрасно понимал, что женщина права. Многие из воинов перенесли болезнь и едва держались в седле от усталости.
— Недалеко находится замок, в котором мы сможем переночевать. Лорд Дентон с удовольствием примет нас, когда узнает, что с нами путешествует обворожительная леди Забрина.
Мужчина говорил шутливым тоном, однако в его словах присутствовала и доля истины — болезнь ничуть не отразилась на прекрасном лице вдовы. Лорд Дентон, пожилой холостяк, сердечно приветствовал лорда Лайона и его людей. Льву и Забрине отвели просторные комнаты, а его рыцарей разместили в зале. После сытного ужина, партии в шахматы и бутылки отличного вина лорд Лайон вернулся в отведенную ему комнату. Забрина уже отправилась спать, совершенно очаровав Дентона. Лайон разозлился, когда подвыпивший холостяк игриво заметил, что Норманнскому Льву повезло, раз леди Забрина его попутчица. Рыцарь пришел в ярость, когда хозяин сообщил во всеуслышание, что выделил им соседние комнаты. Мужчина, войдя к себе, запер дверь.
Одна-единственная свеча, уже начавшая оплывать, отбрасывала пляшущие тени на стены. Верный своему решению, рыцарь еще раз убедился, что дверь заперта, и, быстро раздевшись, скользнул в постель. Уже через несколько секунд он понял, что не один. Тело женщины, которая лежала рядом с ним, было известно ему до мельчайших подробностей. Рыцарь застонал в отчаянии. Слишком долго норманн был лишен женской ласки!
— А, милорд, мы так давно не оставались наедине, не так ли?
Забрина положила руку на низ живота мужчины и радостно вздохнула, когда почувствовала, как напряглось его тело.
Влажные, горячие губы женщины коснулись его груди, и Лев едва не лишился чувств. Застонав, он попытался оттолкнуть ее.
— Нет, милорд, позвольте сделать это для вас. Ваша жена способна на такое?
Лайон почувствовал, как губы Забрины сомкнулись на его твердой, как гранит, плоти. Еще минута — и рыцарь окажется полностью в ее власти, такой же беспомощный, как мотылек в пламени свечи. Затем перед глазами встала Ариана. Она улыбалась ему, очаровывая нежностью, исходящей от прекрасного лица, серебристыми волосами, спадающими на плечи, хрупким телом. Ее яркие и сочные губы, ее бездонные зеленые глаза не давали ему покоя.
Лайон помнил эти глаза, горящие гневом, затуманенные страстью, и понял, что никакая другая женщина не нужна ему. Оказывается, он очень любил жену. Даже если Ариана любит Эдрика, она принадлежит ему, и Лев обязательно вернет ее. Рыцарь, очнувшись, легко приподнял Забрину и посадил рядом.
— Убирайся отсюда, Забрина, пока я не вышел из себя. Если ты еще раз попытаешься сотворить что-нибудь подобное, я отколочу тебя и посоветую твоему мужу делать то же самое.
— Милорд, скажите, что это не так. Уверена, вы не хотите отдать меня лорду Эдрику.
— Таково желание Вильгельма.
— У Эдрика есть леди Ариана, а у вас есть я. Пусть все так и остается. Это и есть удачное решение.
— Удачное для кого? Нет, Забрина, мне нужна только Ариана. Тебе следует смириться с тем, что ты станешь женой Блэкхита. Иди в свою комнату. Я тебя не хочу.
Фиолетовые глаза женщины загорелись ненавистью:
— Вы отвергаете меня, милорд?
— Да, именно. Я женат, а вы помолвлены.
Женщина вскочила с постели, ее обнаженное тело белело в полумраке спальни.
— Раньше вас это не останавливало. Запомните мои слова, лорд Лайон: когда ваша жена родит ребенка Блэкхита, вы пожалеете, что привязались к бессовестной женщине, которой нельзя доверять!
Выкрикнув фразу на одном дыхании, Забрина вышла из комнаты и яростно хлопнула дверью.
Лайон долго размышлял над обидными словами вдовы. Вполне возможно, что Эдрик уже спал с Арианой. У него было достаточно много времени, чтобы соблазнить ее! Мужчина проклинал себя за то, что поддался болезни и слег в постель, потеряв драгоценные дни. И тем не менее, независимо от того, что произошло, леди Крэгмир принадлежала ему. К тому же Лайон поклялся, что ни один мужчина не завладеет ею. Лев не мог поверить, что Ариана изменила ему. Если ее изнасиловали, он разберется с обидчиком.
Тремя днями позже отряд лорда Крэгмира в полном боевом вооружении въехал в ворота Блэкхита, и никто их не окликнул. По внутреннему двору сновали слуги, которые, завидя грозных всадников, испуганно разбежались. Не нашлось смельчаков заговорить со Львом, и ему пришлось долго ждать, пока наконец появился сенешаль Эдрика, трясущийся от страха.
— Где твой хозяин? — потребовал ответа нор манн. Мужчина с трудом проглотил слюну.
— Его здесь нет, милорд.
— Ты знаешь, кто я? — грозно спросил рыцарь, поднимая забрало шлема, чтобы тот смог видеть его лицо.
— Конечно, все знают Норманнского Льва.
— Хорошо, а теперь говори, куда направился твой хозяин и была ли с ним женщина?
Уезжая, лорд Эдрик предупредил слуг, что, если приедет Лайон, его следует задержать как можно дольше. Сенешаль служил Блэкхиту верой и правдой много лет, но боялся лгать Норманнскому Льву. Он нервно облизал пересохшие губы, с трудом находя силы говорить с таким могущественным человеком:
— Лорд Эдрик ничего не сообщил мне о своих планах, милорд.
Норманн гневно взглянул на него:
— Если тебе дорога жизнь, несчастный, ты скажешь мне все, что знаешь.
— Лорд Эдрик и его гость провели в замке всего несколько часов, милорд, затем отправились на север. — Он сделал паузу, наблюдая, какое впечатление произвели на рыцаря его слова, и добавил: — Я слышал, что мой хозяин едет в Эбернети для встречи с королем Малькольмом.
— Была ли с ним женщина? — потребовал ответа Лайон.
— Да, — едва слышно подтвердил мужчина.
Его колени так тряслись, что, казалось, стучали друг о друга. Сенешаль надеялся, что могущественный барон не станет вымещать свою ярость на таком бедном человеке, как он, у которого на шее висит большая семья. Если бы ему было известно, что Норманнский Лев редко наказывал невиновных, он чувствовал бы себя гораздо увереннее.
Лайон и Бельтан многозначительно переглянулись.
— Мы едем в Эбернети, милорд?
— Да, — ответил Лайон. — Мы проведем ночь в Крэгмире, благо замок находится рядом.
Пришпорив норовистого жеребца, рыцарь уехал из Блэкхита в сопровождении своих воинов.
Никто из обитателей замка так и не осмелился выйти во двор.
— Мы не ждали вас так рано, милорд, — растерянно пробормотал Кин, когда Лайон вошел в зал. Увидев рядом с ним Забрину, мужчина неодобрительно нахмурился. Когда же Ариана так и не появилась, он встревоженно спросил:
— Что-то случилось? Где миледи?
— Интересный вопрос, Кин, — заметил норманн. — Приезжала ли леди Ариана в Крэгмир?
— Нет, милорд, я не видел ее с тех пор, как вы вместе уехали в Лондон, — ответил сенешаль и бросил на стоящую рядом с хозяином Забрину такой взгляд, в котором ясно отразилось его мнение по поводу того, что Лайон привез с собой незнакомую женщину. — Хотите ли вы, чтобы приготовили комнату для вашей… гм… гостьи?
— Да, но мы не задержимся надолго в Крэгмире. Мы едем в Шотландию. Проследите, чтобы леди Забрина хорошо устроилась, и позаботьтесь о провизии на дорогу. Мы отправляемся завтра на заре.
— И леди тоже, или она останется в Крэгмире?
— Леди Забрина едет с нами, Кин. Покажите ей купальню и пришлите к ней служанку.
— Да, милорд. Следуйте за мной, миледи.
Повернувшись, чтобы женщина не успела заговорить с ним, Лайон направился в свою комнату. Как только он вошел, смутное чувство тревоги охватило его. Рыцарь понял, что не один, и его рука сжала рукоять меча. Надия внезапно, будто ниоткуда, появилась перед ним и заглянула ему в глаза.
— Что вы сделали с ней, милорд? Ариана ни за что бы не уехала, если бы у нее не имелось на то причины.
Норманн злобно усмехнулся:
— Как ты узнала, что Ариана сбежала из Лондона? Ты с ней общалась?
— Нет, милорд, я не видела и не слышала Ариану, но она явилась мне в видениях. Вы прогнали ее, и моя бедная девочка страдает.
— Какие глупости ты говоришь, колдунья! Моя жена сбежала с лордом Эдриком по собственной воле.
— Я предупреждала ее, милорд, — проскрежетала Надия, не обращая внимания на гнев Лайона. — Я говорила ей беречь свое сердце от вас.
— Что ты еще наговорила ей? — спокойно спросил мужчина. Его спокойствие было обманчивым, и ведьма знала это.
— Что вы необходимы Крэгмиру. А сейчас я хочу предупредить вас, милорд.
Глаза старухи закатились, она, раскачиваясь из стороны в сторону, заговорила глухим, будто идущим с того света, голосом, от которого у Лайона по коже побежали мурашки:
— Ариана больше не ваша. Против вас ополчились темные силы. Я вижу предательство, смертельный поединок и, может, смерть. Если вы выживете, то узнаете цену любви и заплатите за нее своей честью.
Мужчина вопросительно поднял бровь:
— Если выживу? Ариана больше не моя? Что это значит? Говори, ведьма, я хочу понять смысл твоих слов!
Надия, вскрикнув, рухнула без чувств.
Выругавшись, Лайон бросился к двери и позвал Кина. Сенешаль не появлялся, и Лев спустился вниз, ища помощи. Крикнув служанке, он поспешил наверх, намереваясь узнать правду, но, войдя в комнату, мужчина остановился в растерянности: Надия исчезла.
На заре Лайон в сопровождении дюжины рыцарей в боевых доспехах и леди Забрины отправился в Эбернети.

ГЛАВА 13

Удушающий туман поднимался от реки Тей, закрывая солнце и оставляя на лице Арианы сверкающие капли. Липкие длинные серые щупальца цеплялись за одежду и волосы, навевая мрачные думы. Прошли недели с того дня, как они с Эдриком прибыли в Эбернети. Король Малькольм встретил их довольно приветливо и представил Эдгару Ателингу, англо-саксонскому претенденту на английский трон, бежавшему в Шотландию вместе с сестрой Маргарет после вторжения норманнов. Малькольм женился на ней в 1069 году. При дворе баронесса встретила нескольких саксонских Франклинов, бежавших на север и присоединившихся к войску шотландцев. Отверженные саксы, встав под знамена Малькольма, укрепляли его веру в то, что границы его королевства расширяются и в будущем распространятся на Англию. Ариана стояла у открытого окна и смотрела на сверкающую водную гладь, от которой поднимались клубы тумана. Она уже почти потеряла надежду на то, что Лайон приедет за ней. Возможно, он возненавидел ее за побег. Теперь девушке стало совершенно очевидно, что действовала она в порыве чувств, необдуманно. Такое нередко случалось и раньше. Еще покойная матушка говорила Ариане о ее несдержанности и неспокойном, непокорном нраве, однако юная леди Крэгмир оказалась слишком упрямой, чтобы попытаться измениться. Монахини в Сент-Клере тоже предпринимали попытки укротить ее строптивость, однако вызвали лишь еще большее сопротивление. Когда они поняли, что Ариана не собирается меняться, они напомнили послушнице, что она всего лишь брошенная и забытая мужем жена. Если тогда леди Крэгмир не верила этому, то сейчас сомневаться не приходилось.
Если бы она была нужна Лайону, он бы без промедления отправился следом. Очевидно, Лев только обрадовался возможности избавиться от нее. Теперь девушка понимала, что неправильно оценила ситуацию, поверив лживым заверениям Забрины.
— Ариана, откройте дверь. Это Эдрик. У меня хорошие известия.
Леди Крэгмир нахмурилась, глядя на закрытую дверь. Для нее единственной хорошей новостью будут его слова о немедленном возвращении домой.
— Ариана, откройте. Я только что от короля.
Удрученно вздохнув, девушка впустила Эдрика в свою уютную комнату.
— Что случилось, милорд? Вы пришли мне сообщить, что я могу вернуться в Англию?
— Вы хорошо знаете, что я не позволю вам уехать, миледи, — пылко заявил мужчина, сжигая ее страстным взором. — Прочтите это, — продолжал он, разворачивая свиток пергамента и вручая его баронессе. — Здесь содержится разрешение на аннулирование вашего брака с лордом Лайоном, подписанное епископом короля Малькольма. Все на законном основании. Теперь не существует преград для нашего брака, так что мы скоро можем пожениться.
Ариана отпрянула от возбужденного Блэкхита:
— В Шотландии это, наверное, законно, а вот в Англии нет. Я не хочу выходить за вас замуж, Эдрик.
— Одно время вы хотели — нет, мечтали — стать моей женой.
— Верно, наши родители нарекли нас женихом и невестой, и я с радостью приняла их решение, но тогда я еще ничего не знала о подобных вещах. Сейчас я замужняя женщина, соединенная с Лайоном священными узами брака, давшая обет перед Богом. Мой муж давно делит со мной ложе, поэтому ни о каком аннулировании брака речи идти не может.
Мужчина стиснул зубы:
— Мне безразлично, спал с вами норманнский ублюдок или нет. Вы принадлежите мне. Точно так же, как Вильгельм расторг нашу помолвку и выдал вас замуж за Лайона, король Малькольм теперь расторг ваш брак и отдал вас мне. Если бы ваш муж действительно любил и желал вас, он бы отправился следом за вами. Нет, Ариана, бесстрашный Норманнский Лев вполне доволен леди Забриной.
Щеки леди Крэгмир пылали от стыда. Правда редко бывает приятна, она обычно причиняет нестерпимую боль. Может, ей будет лучше с Эдриком, ведь они знакомы почти с рождения. Но… но Ариана никогда не сумеет полюбить сакса так, как любила Лайона, никогда не возжелает его так, как желала Льва. Леди Крэгмир познала блаженство и обрела истинное счастье в объятиях Лайона, и мысль, что больше ни разу в жизни он не будет ласкать ее, повергла девушку в пучину отчаяния.
— Малькольм объявит о нашей помолвке сегодня за ужином, — продолжил Эдрик. — Мы недолго останемся женихом и невестой, приходится спешить. Через две недели мы станем мужем и женой. — Он схватил леди Крэгмир за плечи и притянул к себе. — Ну, миледи, не нужно грустить. Мы поладим друг с другом. Я обещаю относиться к вам с любовью и уважением, которое вы заслуживаете. Не стоит норманнский ублюдок того, чтобы вы потратили свою жизнь на него, Ариана.
— Эдрик, умоляю вас, верните меня Лайону. Если вы любите меня, то не станете насильно жениться на мне, ведь у меня уже есть муж.
Эдрик изумленно взглянул на собеседницу:
— Боже правый! Да вы любите его! Я считал вас гораздо лучше, миледи. У вас есть гордость? Он на ваших глазах встречается с любовницей, а вы продолжаете тянуться к нему. Нет, Ариана, ваши глупые жалобные речи не трогают меня. Через две недели мы поженимся. Король Малькольм будет присутствовать на церемонии и сам благословит нас. Он постарался как можно скорее аннулировать ваш брак, и я ему очень признателен.
— Я себя не очень хорошо чувствую, милорд, и хотела бы остаться одна, — сдавленно проговорила девушка, отворачиваясь, чтобы скрыть набежавшие слезы.
Блэкхит внимательно посмотрел на нее, нахмурился и поспешно вышел из комнаты.
«Неужели у женщин нет прав? — с отчаянием размышляла леди Крэгмир. — Неужели это моя судьба — переходить из рук в руки, даже не простившись? Лайон, где ты? Пожалуйста, приди, ты нужен мне». Ариана, стоявшая у окна, заметила, что густой туман, поднимавшийся до небес, рассеялся, открыв взору небольшое светлое пятно. Девушка, затаив дыхание, следила, как неровные линии постепенно приобретали очертания человеческих фигур. Она увидела Лайона верхом на вороном жеребце, а рядом с ним верного Бельтана. Вооруженные до зубов всадники скакали через болота, направляясь к своей цели. Каждая клеточка тела леди Крэгмир кричала, что они едут в Эбернети. Внезапно боль пронзила мозг, и Ариана совершенно отчетливо различила очертания женской фигуры. Забрина! Вскрикнув, девушка без чувств рухнула на пол.
Леди Крэгмир медленно приходила в себя, постепенно вспоминая то, что видела. Лайон едет в Эбернети, и леди Забрина сопровождает его. Зачем ему везти с собой любовницу? Неужели ради того, чтобы поиздеваться над женой, чтобы показать, как мало она значит для него? Господи, где взять силы пережить это?
Лев увидел, как впереди показался замок Эбернети, и мрачно улыбнулся. Интересно, как встретит его жена? Пожалуй, не с распростертыми объятиями. И тем не менее он заберет ее с собой. Понравится ей это или нет, но ей придется обходиться без любовника. Если Малькольм откажется освободить Ариану, ему стоит только послать весточку Вильгельму. Король уже собирает армию, чтобы завоевать Шотландию.
Завоеватель далеко не глуп. Он прекрасно знал, что происходит на севере, и признался своему любимцу, что собирается покончить с мятежными баронами раз и навсегда. Эдгар Ателинг никогда не сядет на английский трон. Такая же участь ждет Малькольма.
К Лайону подъехала Забрина и сказала:
— Милорд, я хотела бы поговорить с вами.
— Я слушаю.
— Впереди Эбернети?
— Да.
— Пожалуйста, милорд, ради нашей прошлой любви не отдавайте меня Эдрику Блэкхиту. Есть другие, более подходящие кандидатуры. Если вы отправите меня обратно в Лондон, я постараюсь уговорить Вильгельма изменить свое решение. Или возьмите меня в Крэгмир, а жену оставьте лорду Эдрику — они стоят друг друга. А я буду счастлива жить с вами в вашем замке даже без благословения Завоевателя.
— Король желает, чтобы вы вышли замуж за Блэкхита, Забрина, — отрезал Лайон. — Я просил разрешения убить дерзкого сакса, но Вильгельм не позволил, а, наоборот, решил дать ему богатую жену и плодородные земли. Я вынужден признать мудрость его решения. Вильгельм нуждается в Эдрике, в его преданности, чтобы обезопасить приграничные земли.
— Но Блэкхит уже доказал свою «преданность», переметнувшись к Малькольму, — язвительно напомнила женщина.
— Еще не поздно все изменить. Вильгельм надеется вернуть его, пообещав богатые земли и темпераментную жену. Я бы предпочел убить негодяя, но вынужден подчиниться королю, если, конечно, Ариана не пострадала. Тогда я, не задумываясь, отправлю его к праотцам.
Солнце клонилось к закату, когда небольшой отряд подъехал к воротам Эбернети. Начальник стражи немедленно окликнул их. Лорд Лайон спокойно назвал себя, добавив, что приехал с миром, чтобы передать послание короля Вильгельма. Учитывая, что официально Англия и Шотландия объявили перемирие, его приняли в Эбернети, хотя и без радости. Бросив поводья подбежавшему слуге, рыцарь смело вошел в огромный зал, где ужинали король и королева. Остановившись в дверях, мужчина окинул взглядом комнату, ища Ариану.
Она не обратила внимания на пробежавший по толпе ропот, однако, обнаружив, что присутствующие настороженно куда-то смотрят, бросила взгляд в том направлении. В дверях застыли два незнакомца, и, вздрогнув, Ариана узнала мужа. Он сверлил ее горящими глазами, его губы искривились в презрительной усмешке. Сделав над собой усилие, рыцарь зашагал вперед.
Приглушенно вскрикнув, леди Крэгмир начала подниматься, но Эдрик, схватив ее за руку, силой заставил сесть обратно.
— Не делайте из себя посмешище, — зашептал он. — Разве вы слепы? Вы не видите, что он привез с собой любовницу? Это вам говорит о чем-нибудь?
Не вставая из-за стола, Малькольм тихо перебросился несколькими словами с сенешалем. Тот проворно спустился к Лайону и вежливо его спросил:
— Кто вы и откуда прибыли, милорд? У вас дело к королю Малькольму?
— Я Лайон Крэгмир, — громко, чтобы слышал король, ответил норманн. — А это леди Забрина. Я привез послание от короля Вильгельма.
— Добро пожаловать, лорд Лайон, — радушно приветствовал его Малькольм, сделав знак приблизиться. — Присаживайтесь и поужинайте с нами. Я поговорю с вами позже.
Шотландец предполагал, что могущественный Норманнский Лев явится за своей женой. Именно поэтому он так торопил епископа быстрее дать разрешение на аннулирование брака леди Арианы и Лайона. Любимчик Вильгельма прибыл за супругой, однако опоздал. Их брак уже считается недействительным, и женщина принадлежит лорду Эдрику.
Лайон отыскал свободные места для себя и Забрины, и вскоре присутствующие вернулись к трапезе и болтовне. Мужчина специально сел так, чтобы ему хорошо были видны Ариана и Эдрик. С аппетитом поглощая пищу, норманн краем глаза наблюдал за женой, отметив про себя, что, несмотря на бледность, она казалась удивительно спокойной. Эдрик из кожи вон лез, стараясь угодить соседке.
Ужин подходил к концу, когда Малькольм ударил по столу, привлекая к себе внимание.
— Я предлагаю тост, — сказал король, поднимаясь, и все присутствующие последовали его примеру. — За помолвку лорда Эдрика и леди Арианы. Пусть их союз будет долгим и счастливым, — он поднес кубок к губам и выпил вино.
Придворные подняли кубки в ее честь, и Ариана ощутила на себе их взгляды. Лайон, казалось, потерял дар речи. Внезапно девушка поняла, что больше не может находиться в душном зале, и, вскочив, бросилась вон, словно за ней гнались демоны. Прибежав в свою комнату, она все еще видела нескрываемое презрение в глазах Льва. Говоря откровенно, его не в чем винить. Если бы только можно было поговорить с ним с глазу на глаз, потребовать, чтобы он объяснил ей слова Забрины… Если Лайон не выносит ее, то зачем тогда явился в Шотландию?
Мрачные мысли не давали покоя Ариане, и она беспокойно шагала по комнате. Поверит ли Лайон, что она не хотела аннулирования брака, или же вздохнет с облегчением, избавившись от нее? Господи, если бы только можно было поговорить с ним наедине, объяснить, что ею двигало оскорбленное самолюбие. Конечно, леди Крэгмир никогда не призналась бы ему в любви, однако попыталась бы убедить его, что она не хотела расставаться с ним и выходить замуж за Эдрика.
Изумленный донельзя Лайон видел, как Ариана выскочила из зала. Она казалась такой удрученной и несчастной, что мужчина едва подавил в себе желание выбежать за ней, прижать ее к сердцу и заставить забыть Эдрика. Объявление о помолвке лишило рыцаря дара речи. Ему следовало бы возненавидеть ее, однако ненависть не приходила. Ариана пыталась отравить его, убежала с другим мужчиной, а Лайон по-прежнему желал ее. Он злобно взглянул на Эдрика, которого, как ему казалось, любила леди Крэгмир. Вильгельму нужна жизнь Блэкхита, поэтому Льву пришлось сдержать свою ярость.
Лайон мерил шагами комнату, дожидаясь обещанной встречи с королем. В кошельке лежала подписанная Вильгельмом бумага о помолвке лорда Блэкхита и леди Забрины, Завоеватель дал ему и другой документ, о содержании которого Лев мог только догадываться. Скорее всего, там говорилось о планах шотландца относительно расширения границ королевства за счет английских земель.
— Его Величество примет вас.
Лайон вздрогнул. Он настолько погрузился в свои мысли, что не слышал приближения придворного.
— Благодарю вас, — буркнул норманн, направляясь к двери, и вошел, не постучавшись.
Король сидел в кресле. Королевы не было видно. Лайон подумал, что набожная женщина молится где-нибудь в часовне.
— А, лорд Лайон, я ждал вас. Вы прибыли проведать леди Ариану, не так ли?
— Да, милорд, я приехал за женой.
— Она больше не ваша жена.
— По чьему приказу? — с явной насмешкой спросил рыцарь. Малькольм побагровел, но сдержался:
— Разрешение на аннулирование брака дал епископ. На документе стоит моя печать, и он является законным.
Глаза норманна метали молнии, лицо окаменело:
— Законен он в Шотландии, но не в Англии.
Малькольм мрачно усмехнулся:
— Но это Шотландия, милорд. Я объявил о помолвке леди Арианы и лорда Блэкхита. Королева Маргарет готовится к свадьбе. Если вы останетесь на две недели, то тоже сможете принять участие в празднестве.
— Боже! — вырвалось у Лайона.
Он не ожидал, что события будут развиваться так быстро. Если бы не проклятая болезнь, он давно бы прибыл на север и разрешение не успели бы подписать. Теперь следует хорошо обдумать создавшееся положение и свое поведение. Разглашение документа о помолвке Забрины и Эдрика мало поможет. Ситуация сложилась не из простых. Нужно сообщить Блэкхиту о намерениях Вильгельма и надеяться на лучшее.
— Вы говорили о послании короля Англии, — напомнил Лайону шотландец. Похоже, он старался как можно быстрее избавиться от прославленного рыцаря.
— Да, — норманн осторожно вынул свернутый пергамент, стараясь не задеть сообщение о помолвке, и вручил документ собеседнику. — Я возьму ваш ответ с собой.
Малькольм пробежал короткое послание и, трясясь от ярости, швырнул его через комнату.
— Ваш король требует, чтобы я подчинился ему. Я, король Шотландии! Какая наглость! Можете идти. Ответа не будет. Думаю, мне не следует напоминать Вильгельму, что половина английских баронов присоединилась ко мне. У меня достаточно людей, чтобы выгнать его, с английской земли. Нет, я никогда не присягну на верность норманнскому ублюдку!
Лайон поклонился и поспешно вышел. Похоже, Малькольм настроен весьма решительно, поэтому следует немедленно отправить сообщение Вильгельму и предупредить его о возможном нападении с севера. Сэр Бельтан разговаривал с рыцарями. Отозвав его в сторону, норманн торопливо объяснил начальнику отряда ситуацию и приказал отправляться в Англию как можно быстрее, не жалея лошадей. Бельтан выехал уже через четверть часа, взяв с собой двух рыцарей и необходимую провизию. Сенешаль ждал Лайона в зале:
— Вам приготовлена комната, милорд.
Краем глаза норманн заметил Эдрика. Тот сидел у окна, отрешенно уставившись на кубок.
— Я еще не хочу спать. Принеси вина. Я присоединюсь к лорду Эдрику.
— Да, милорд. Меня зовут Танн. Позовите меня, когда пожелаете отдохнуть, и я отведу вас в комнату.
— Благодарю, Танн.
Нарочито медленно мужчина направился к огромному камину, занимавшему всю стену. Взяв стул, он уселся напротив Блэкхита. Тот поднял голову:
— Почему вы так долго не появлялись, милорд? Я ожидал вас гораздо раньше. Однако вы выбрали подходящее время. Король Малькольм объявил о нашей с Арианой помолвке. Скоро она станет моей женой.
Норманн улыбнулся, но глаза оставались по-прежнему серьезными:
— Только через мой труп.
— Хорошо, если это единственный путь к счастью.
Лайон смотрел на него, едва сдерживая гнев.
— Моя жена уже спала с вами?
Эдрик вскочил, кипя от ярости:
— Я не стану отвечать на такие бесстыдные вопросы! Это оскорбляет достоинство леди Арианы, моей невесты. Я люблю ее.
— Хм, интересно, — пробормотал рыцарь. Как ни странно, он поверил собеседнику. — Что означают ваши слова?
Сунув руку в кошелек, Лайон извлек свернутый приказ Вильгельма о помолвке Блэкхита и Забрины:
— Успокойтесь, лорд Эдрик, и убедитесь, как высоко ценит вас король Вильгельм. Я был против его решения, но согласился доставить письмо вам. Если желаете знать мое мнение, я бы с удовольствием убил вас.
Эдрик не мигая смотрел на документ:
— Что это?
— Прочтите. Думаю, вам понравится.
Сакс подошел ближе к окну, ибо в зале становилось темно. Закончив читать, он с недоверием взглянул на норманна. Изумление читалось на его лице.
— Не могу поверить, чтобы Вильгельм решил женить меня на богатейшей в королевстве вдове. Да еще такой красавице. Господи, леди Забрина — мечта любого мужчины.
— Да. Король желает, чтобы вы поженились немедленно, а я буду свидетелем на вашей свадьбе.
Блэкхит внимательно взглянул на норманна:
— Я должен благодарить Вильгельма за щедрость? А как же леди Ариана? Мне следует ее оставить?
— Ариана никогда вам не принадлежала, чтобы ее нужно было оставить, — злобно проговорил Лайон.
— Она поехала со мной по собственной воле и больше не считается вашей женой.
— Я сам с этим разберусь. Вам нужно только принять щедрый дар в лице Забрины и ее плодородных обширных земель. После свадьбы вы станете одним из богатейших и могущественнейших баронов в Англии.
— И стану служить норманнскому королю.
— А вы бы предпочли видеть на его месте Малькольма или Эдгара Ателинга? Один слишком тщеславен, а другой слишком слаб.
Эдрик надолго замолчал, и Лайон уже начал опасаться, что женитьба на Забрине тому не по душе. Наконец сакс повернулся к норманну, сверкая глазами, в которых светилось любопытство:
— Ваша любовница больше не устраивает вас?
— Забрина уже давно мне не любовница. К вашему сведению, она неповторима в постели.
Эдрик, с трудом проглотив слюну, склонился к собеседнику:
— Да, говорят, леди Забрина знает толк в любовных утехах.
Лайон изумился — Вильгельм оказался прав. Блэкхит не прочь завладеть Забриной и ее богатством.
— Леди Забрина, к вашему сведению, сделает вас счастливейшим человеком в мире. Она в совершенстве владеет наукой любви.
Дрожь пробежала по спине сакса. Помолвка с красавицей сулила ему много: титул, богатство, широчайшие возможности. К сожалению, он уже был помолвлен с леди Арианой, а отдать ее норманнскому зверю не мог. К тому же Малькольм рассчитывал на его поддержку.
— Предложение Завоевателя очень заманчиво, но я уже помолвлен с леди Арианой, — запинаясь, ответил Эдрик.
Трудно отказаться от такого щедрого дара норманнского короля, но сакс знал, откуда ветер дует. Вильгельму требовались верные люди на севере, поэтому он предложил богатство в обмен на преданность.
— Вы отказываетесь? — с нескрываемым удивлением переспросил Лайон. — Нет, не давайте сейчас окончательный ответ. Все взвесьте, обдумайте, что сулит вам брак с леди Забриной. Возможно, вы измените свое мнение. Предупреждаю, независимо от вашего решения вы не получите Ариану. Она моя, — отрезал он и шумно поднялся. — Желаю вам спокойной ночи. День был долог и труден.

Ариана мерила шагами комнату и наконец остановилась, надеясь, что Лайон ворвется к ней, взломав дверь. Однако он не приходил, и беспокойство нарастало. Девушка знала, что супруг встречался с Малькольмом и говорили они, скорее всего, о ней. Ей казалось, что Лайон или безмерно рад аннулированию брака, или слишком зол на нее. Ариана хотела объяснить ему, что не по своей воле стала соучастницей Эдрика.
Да, она действительно сбежала от мужа, но неоднократно пыталась вернуться. Блэкхит не позволил ей, вообразив, что любит ее. У Арианы было время подумать, и теперь ей стало ясно, что Лайон — ее судьба. Девушка поняла, что ей следовало остаться в Англии и бороться с леди Забриной за право обладать сердцем Льва.
Помрачнев, леди Крэгмир вспомнила, что вдова сопровождала ее мужа в Эбернети. Что это могло означать? Неужели мужчина тащил за собой через всю Англию свою любовницу только затем, чтобы унизить жену? Что ж, он добился своего.
Чем больше Ариана размышляла о ситуации, тем больше убеждалась, что ничего не понимает в поведении и намерениях Лайона. Если она ему не нужна, зачем тогда он приехал в Шотландию? Девушка представила Льва в постели любовницы. Сердце зашлось от боли, и леди Крэгмир закрыла глаза. Ей обязательно нужно поговорить с мужем с глазу на глаз, однако узнать, где он сейчас находится, было довольно трудно. Скорее всего, она найдет его в постели Забрины, но даже это не могло остановить Ариану. Осторожно открыв дверь, леди Крэгмир выглянула в тускло освещенный коридор. Она уже собиралась выйти из комнаты, когда услышала тяжелые шаги на лестнице. Девушка отпрянула назад и через щель увидела мужчину. Он остановился, будто раздумывая, и затем направился в другой конец коридора. Не видя лица, леди Крэгмир узнала Лайона по величественной походке, по широким плечам, тонкой талии и мускулистым ногам. Не думая о последствиях, она шагнула вперед и окликнула его:
— Лайон…
Направляясь туда, куда указал Танн, рыцарь размышлял о жене и о том, как вырвать ее из лап Эдрика. Он был настолько поглощен своими мыслями, что едва расслышал тихий шепот. Остановившись, мужчина обернулся и увидел женскую фигурку, едва освещенную тусклым светом. Сначала ему показалось, что это Забрина решила предпринять еще одну попытку соблазнить его, но потом сердце гулко застучало в груди: он узнал Ариану по ее серебристым волосам, рассыпавшимся по плечам.
— Ариана… — собрав волю в кулак, мужчина шагнул навстречу девушке. — Вы звали меня, миледи?
— Да, милорд, я… — она замялась, не зная, с чего начать, — Я хочу поговорить с вами. Это очень важно. Я не заставлю леди Забрину долго ждать.
Лайон удивленно поднял брови.
— Вы преувеличиваете, миледи, — ответил он и медленно зашагал к Ариане, в его шагах притаилась угроза. Леди Крэгмир отпрянула. — Вы боитесь меня, Ариана? — Да… нет. Я не знаю. А мне надо бояться?
— Возможно. Почему вы оставили меня? Неужели я жестоко с вами обращался? Я ведь не бил вас, хотя вы того заслуживали, верно? Я оскорбил вас словом или делом?
Девушка, пожав плечами, опустила глаза:
— Идемте. Я хочу объясниться.
Лайон глянул в сторону приоткрытой двери ее комнаты:
— Хорошо, — взяв ее руку, он пропустил супругу вперед и закрыл за собой дверь. — Я слушаю вас.
Ариана облизала пересохшие губы. Рыцарь смотрел и вспоминал, как мягки и сладки ее уста, как нежен язык.
— Вы прибыли в Эбернети из-за меня и все же привезли с собой любовницу?
Лайон изумленно взглянул на девушку:
— Я-то думал, что вы желаете объясниться, а не задавать вопросы. Вы спали с лордом Эдриком? Об этом вы хотели говорить?
— Нет! — горячо возразила Ариана. — Я уехала не из-за лорда Блэкхита.
— Тогда почему вы это сделали?
— Потому что не могла смириться с мыслью, что леди Забрина поедет с нами в Крэгмир. Я ваша. Унизительная перспектива жить вместе с любовницей мужа не прельщала меня, поэтому я решила оставить вас. Только потом я поняла, как безнравственно и глупо поступила, убежав в Шотландию. Следовало бы остаться и бороться с леди Забриной за вашу любовь.
Она благодарила Бога, что Лайон никогда не узнает, как мучительно далось ей это признание. Мужчина в недоумении смотрел на жену:
— С чего вы взяли, что я пригласил Забрину в Крэгмир? После того как я забрал вас из монастыря и сделал полноправной хозяйкой замка, я вообще не собирался иметь любовницу.
Услышав такое откровенное признание, Ариана сделала глубокий вдох, стараясь не упасть в обморок. Кто-то лгал, и ей очень хотелось, чтобы это был не Лайон.
— Вы хорошо себя чувствуете, миледи? — обеспокоенно спросил рыцарь, видя затрудненное дыхание жены.
— Да, — выдавила из себя Ариана. — Если вы не собирались иметь любовницу, то зачем спали с Забриной в Лондоне? Не отрицайте очевидное, милорд, я видела вас собственными глазами.
— Я признаю, что пытался заставить вас ревновать, миледи, но я не изменял вам с Забриной. Я пошел к ней поговорить, а она опоила меня каким-то зельем. Должно быть, вдова понятия не имела, насколько сильное снадобье ей дали, потому что я мгновенно лишился чувств. Проснувшись в ее постели, я немедленно покинул ее.
Ариана недоверчиво взглянула на него:
— Могу ли я верить вам? Слишком много невероятного в ваших словах.
— А я могу верить, что вы не хотели отравить меня, Ариана?
— Да, это истинная правда, — пылко заявила девушка.
— Я уверяю, что не посмел бы оскорбить вас и привезти с собой в Крэгмир Забрину. Мне больше не нужна любовница. У меня есть жена.
— Жена, — повторила Ариана, всем сердцем желая поверить ему, но затем вспомнила, что больше уже не является его второй половиной. Она взглянула на рыцаря сверкающими глазами. — Неужели вы забыли, милорд, что я больше вам? Вы намеренно затягивали ваш приезд в Шотландию, давая тем самым Малькольму время аннулировать брак. И вы, кстати, до сих пор не объяснили, почему привезли с собой Забрину, — горько заметила леди Крэгмир.
Мужчина стиснул зубы и потемневшими глазами смотрел на супругу:
— Вы моя жена, Ариана. Никто не посмеет отнять вас у меня.
Сжав ее плечи, Лайон прижал девушку к себе и, наклонившись, впился в дрожащие губы жены.
— Я хочу вас, Ариана. С тех пор как я увидел вас в монастыре, все женщины в мире перестали для меня существовать. Мы женаты пять лет и скрепили свой брак, разделив ложе. Никто и ни что не в силах этого изменить.
Лишившись дара речи, леди Крэгмир изумленно смотрела на него.
— Я пыталась отравить вас, — напомнила она ему.
— Да.
— И… я убежала с другим мужчиной.
— Да, я знаю, что вы любите его, но сделаю все возможное, чтобы вы забыли о нем.
Слова рыцаря поразили ее. С чего он взял, что она любит Блэкхита?
— Я больше не ваша жена.
Норманн хрипло рассмеялся:
— Вы по-прежнему моя жена, и я докажу это.
Он снова поцеловал ее, и в сердце девушки родилась вера.

ГЛАВА 14

Лайон целовал ее сначала нежно, едва касаясь губами, затем жадно и страстно. Ариана задрожала. Неистовое желание мужчины передалось и ей. Не так давно девушке казалось, что уже никогда она не окажется в объятиях мужа. По телу разлилась сладкая истома. Ариана тяжело задышала, чувствуя, как возбуждение все сильнее охватывает партнера, и радуясь, что причиной его является она.
Рыцарь провел языком по губам, и Ариана потянулась ему навстречу. Он, застонав, принял приглашение. Лицо Лайона дышало страстью, и она закрыла глаза, уступая его желанию.
Сквозь тонкую ткань платья девушка почувствовала, как сильные пальцы отыскали ее напрягшиеся соски. Водоворот желания все сильнее захватывал ее. Лев застонал и поднял ее юбки до талии. Обхватив руками его шею, леди Крэгмир ощутила, как он дрожит. Держа юбки на талии одной рукой, другой мужчина провел по внутренней поверхности бедер. Влажное лоно заставило его сердце гулко забиться в груди, и Лайон вновь впился в ее губы, сгорая от страсти.
— О дорогая, — зашептал он, — вы желаете меня.
Расстегнув брюки, он прижал ее к стене и вошел в нее. Рыцарь испытывал такое бешеное желание, что не стал ни раздевать девушку, ни ложиться на кровать. Ариана застонала, впервые за столько времени отдавшись мужчине. Норманн замер.
— Вам больно? — спросил он.
— Нет, нет, не останавливайтесь.
Лайон продолжил и, покрывая лицо супруги поцелуями, зашептал:
— Я мечтал о вас дни и ночи напролет. Я думал о вашей страсти, о вашей любви.
— Почему вы решили, что я с радостью приму вас? — выдохнула Ариана, сдерживая стон.
— Я не уверен, — признался он.
Норманн медленно двигался, наслаждаясь шелковистой влажностью ее лона. Но страсть все сильнее и сильнее захватывала его, и мужчина сжимал Ариану в объятиях, издавая громкие стоны.
Дрожь его тела передалась и девушке, ей казалось, что она растворилась в нем и стала частью его.
Он возносил ее в рай на колеснице любви. И вот они уже достигли пика блаженства. Мужчина повторял и повторял ее, такое родное ему, имя. Сжав друг друга в объятиях, любовники застыли, а мир вокруг них разорвался на сверкающие разноцветные осколки. Она почувствовала в себе его семя. Ноги ее дрожали, сердце бешено колотилось в груди, и леди Крэгмир хотела освободиться из его стальных объятий.
— Нет, не сейчас, — мужчина не расслабился, продолжая медленно входить в шелковистую влажность ее лона. Он улыбнулся, когда девушка вновь прижалась к нему. — Хочу остаться в вас навсегда. Ариана испугалась, что он действительно так поступит, но вот наконец рыцарь нехотя отстранил ее от себя, поднял на руки, отнес на постель и медленно раздел.
— В свете свечи ваше тело кажется золотым, — прошептал Лев, разглядывая это великое творение природы — свою жену. Быстро сняв с себя одежду, Лайон улегся рядом.
Ариана сквозь опущенные ресницы любовалась мускулистыми руками и плечами, тонкой талией, бугрящимися мускулами ногами. Протянув руку, она коснулась зарубцевавшегося шрама на бедре. Мужчина сжал ее ладонь.
— Старая боевая рана, она уже давно зажила.
— Должно быть, это рана причинила вам много боли, — с ужасом прошептала девушка. Коснувшись другого шрама, она подумала, что он слишком молод для таких многочисленных ранений.
— Ничего страшного. Я сражался за Вильгельма в Нормандии, Лийне и Анжу. Я воин, и в сражениях моя жизнь. Потом пришла очередь Гастингса, помните ту знаменитую битву?
Глаза рыцаря горели желанием, когда он коснулся ее груди и отыскал затвердевшие соски. Опустив голову, мужчина нежно целовал их по очереди, лаская нежную кожу шершавым языком. Ариана вздохнула, пытаясь понять, почему норманн вызывает в ней такие чувства, но никак не могла найти объяснения. Любовь не подчиняется законам логики, она рождается в душе, а сердце ее растит и лелеет.
Лайон по-прежнему желал Ариану, и страсть тесно срослась с болью. Он знал, что должен сдерживаться, иначе чувства одержат верх над рассудком. Ему следует хорошенько обдумать ситуацию, взвесить все «за» и «против», придумать, как вытащить жену из жадных лап Эдрика и Малькольма. Но его тело трепетало, как и несколько минут назад.
— Я вновь хочу вас, дорогая, — хрипло прошептал норманн. Невзирая на слабые протесты леди Крэгмир, он встал с постели. — Я скоро вернусь.
Через минуту он принес мокрое полотенце, которое намочил в тазике с водой. Кровать застонала под тяжестью его тела. — Что вы собираетесь делать?
— Я натворил много дел, теперь собираюсь исправить беспорядок, — с улыбкой проговорил рыцарь. Раздвинув ее ноги, он провел мокрой тканью по ним. Покраснев, она запротестовала: — Я могу сама это сделать.
— Позвольте мне, дорогая. Вот так, все готово. — Отбросив полотенце, Лайон поцеловал нежный розовый бутон. — Вы прекрасны. Я никогда не устаю смотреть на вас.
Опустив голову, Лев коснулся языком ее лона, заставив ее сердце биться еще чаще. Он ощутил соленый вкус на губах. Напрягшись, мужчина начал осыпать поцелуями внутреннюю поверхность ее бедер. Ариана едва не лишилась чувств, когда рыцарь отыскал, наконец, то место, к которому так стремился. Девушка подалась навстречу его горячим губам.
— О боже, — бормотал норманн, продолжая ласкать ее.
Ариана тяжело дышала, отдаваясь во власть его жадных ласк.
— Пощады, милорд, — задыхаясь, зашептала она. Взглянув на жену и улыбнувшись, Лайон продолжил сладкую пытку, целуя и покусывая розовую плоть, влажную от страсти и его поцелуев, и вознося девушку на небеса. Она стонала от наслаждения. Наконец сладкая волна захлестнула тело, и когда Ариана пришла в себя, Лайон приподнялся, глядя на нее сверкающими глазами. Баронесса подумала, что он действительно похож на хищника, в честь которого получил прозвище.
— Теперь ваша очередь, миледи, — умолял, нет, требовал, мужчина, и леди Крэгмир не могла не повиноваться.
Сжав пальцами ту часть его тела, которая доставляла ей столько наслаждения, она внимательно разглядывала блестящие капли, борясь с желанием ощутить их вкус на своих губах. Лайон почувствовал, как ее нежный язычок коснулся его плоти, и едва не лишился сознания.
— О боже, перестаньте, я хочу оставить свое семя в вас, а не тратить его на постель.
Обхватив ее тонкую талию, он поднял девушку и посадил на себя.
— Теперь все зависит от вас, дорогая.
От напряжения лицо мужчины осунулось, щеки ввалились, живыми казались только глаза.
Охваченная пламенем вновь разгоревшейся страсти, Ариана не протестовала и не задавала вопросов, думая только о своих ощущениях. Почувствовав его в себе, она подавила вздох. Застонав, рыцарь обнял ее и начал исступленно целовать. Ариана ритмично двигалась, а Лайон осыпал поцелуями ее тело, губы, грудь.
Хрипло вскрикнув, мужчина извергнул семя. Он начал уже опасаться, что жена не разделит с ним блаженства, но скоро убедился, что она последовала за ним.
— Это было удивительно, милорд, — отдышавшись, прошептала Ариана.
— Я согласен с вами, — задыхаясь, произнес Лайон. — Неужели я еще не доказал вам, что вы остались моей женой?
— Вы доказали лишь то, что являетесь знатоком в том, в чем я новичок. Я не могла сдерживаться.
— И я, дорогая, — откровенно признался норманн. — Вы моя жена, а лорд Эдрик настоящий болван, если думает, что вы принадлежите ему. — Я не хочу его и не люблю.
Ее откровенность изумила рыцаря. Твердый тон, которым она сказала это, поколебал его убежденность. Он всегда думал, что Ариана любит Блэкхита. Мужчина недоверчиво смотрел на жену. Пламя свечи золотило ее прекрасное лицо, и оно казалось бледнее обычного. В зеленых Глазах скрывалась тайна, которую он вряд ли сумеет узнать. Неужели она действительно не любит Эдрика?
— Не играйте со мной, миледи. Кто-кто, а я вас хорошо знаю. Вы бы не сбежали с Эдриком, если бы не любили его. Вы позволили ему уговорить вас отравить меня, потому что надеялись после моей гибели соединиться с ним.
— Клянусь перед иконой пресвятой Девы Марии, что пришла в себя в нужное мгновение и не позволила бы вам выпить яд.
— Лайон, меня зовут Лайон. Я хочу услышать свое имя.
— Я не пыталась отравить вас из-за любви к Блэкхиту, мне… Лайон, вы довели меня до этого. Вы норманн, вы украли мою землю, — голос девушки дрожал от переполнявших ее чувств. — Я сбежала потому, что вы больше уделяли внимания Забрине, чем мне. Я знаю, что вы желаете моего тела, как и я вашего, но мне нужно от мужа нечто большее, чем сексуальное удовлетворение. Я желаю преданности, верности и… любви.
Лайон шумно выдохнул:
— Господи, Ариана, вы любите меня?
— Я могла бы любить вас. И я всей душой хочу довериться вам, хотя дрожу от страха при мысли, что отдам свое сердце в ваше распоряжение. Норманнский Лев плохой защитник для женского сердца.
— Вы не дали мне шанса доказать обратное, дорогая.
— Вы взяли с собой леди Забрину, чтобы скоротать долгие ночи?
Лайон решил, что настало время объяснить жене, зачем Забрина сопровождает его:
— Вы не правы, Ариана. Вильгельм объявил о помолвке вдовы и лорда Эдрика. Он поручил мне сообщить об этом Блэкхиту и стать свидетелем на их свадьбе.
Леди Крэгмир застыла.
— Забрина и Эдрик?
Она подумала, что проницательный Вильгельм, отдавая вдову саксу, надеялся вернуть Блэкхита. Завоевателю требовалась поддержка на севере. Не нужно обладать особой проницательностью, чтобы понять тактику короля.
— А Эдрик знает?
— Да, я сказал ему.
— Что он ответил? — затаив дыхание, она ждала ответа.
Девушка не знала, законно ли в Англии решение епископа Малькольма об аннулировании брака, но если Эдрик загорится идеей получить богатство Забрины, если в нем взыграет алчность, то у нее еще есть надежда остаться женой Лайона.
— Думаю, Блэкхит тщательно обдумывает щедрое предложение Вильгельма. Если он согласится, королю Малькольму придется пересмотреть свое решение о вашей помолвке. Вы перевернули все вверх дном, миледи. Мне следовало предоставить вам самой расхлебывать кашу, но не могу. Странно, но я понял, что привязался к вам.
Он избегал употреблять слово «любовь», боясь, что жена рассмеется ему в лицо.
Ариана вздрогнула. Правильно ли она поняла? Не ослышалась ли? Если Лайон привязан к ней, то, возможно, они смогут начать все сначала. Если это так, ее чувства к нему не унижают ее. Кто знает, может быть, его привязанность со временем перерастет в любовь. Однако следует убедиться, что Лев говорит правду.
— Пожалуйста, не играйте со мной, милорд. Не стоит лгать, чтобы успокоить меня.
— Я не лгу, дорогая. Бог свидетель, у меня очень мало причин для нежных чувств, учитывая ваше поведение, но я не могу контролировать свои поступки, когда дело касается вас.
Девушка растерянно моргала:
— Неужели я так плохо себя вела?
— Вы не скрывали ненависти к норманнам, обвиняя меня в том, что я украл вашу землю, называли меня ублюдком, оскорбляли меня.
— А вы хотели сгноить меня в монастыре, — парировала она. — Я возненавидела вас раньше, чем узнала как следует, но сейчас я… — Ариана в нерешительности замолчала, все еще опасаясь отдать свое сердце человеку, который так легко мог его разбить. — Я толком не разобралась еще в себе.
Лайон попытался скрыть разочарование. Он ожидал большего, но, не говоря о своих чувствах, он не в праве рассчитывать на откровенность. Прежде чем мужчина откроет свое сердце, его супруга должна доказать, что любит его больше, чем Эдрика. А пока рыцарь убедился, что Ариана испытывает к нему ненависть и страсть.
«Ты полюбишь меня, Ариана», — подумал Лайон, а вслух сказал:
— Спите, дорогая. Мы должны постараться с честью выйти из затруднительного положения и с наименьшими потерями. Малькольм вполне способен обвинить меня в шпионаже и бросить в темницу.
— О Лайон, нет! — воскликнула девушка, опечаленная его словами. Если бы она не сбежала, то муж не рисковал бы сейчас своей жизнью.
— Не беспокойтесь, миледи, я пошутил. Я останусь с вами до тех пор, пока вы не уснете, затем уйду. Нам пока нельзя оставаться вместе, по крайней мере до того времени, как Эдрик примет трубку мира, предложенную Вильгельмом.
Лайон, закрыв глаза, наслаждался ощущением счастья и умиротворения, держа Ариану в объятиях. Но, к несчастью, усталость одержала победу, и мужчина уснул глубоким сном.
В коридоре притаилась Забрина, ожидая рыцаря. Она видела, как тот вошел к жене. Услышав шаги на лестнице, женщина приоткрыла дверь в свою комнату. Она дожидалась Льва, все еще надеясь заполучить его. Но ее опередила Ариана, и норманн, как преданный пес, побежал к ней. Взбешенная вдова нетерпеливо кусала губы, и когда первые проблески зари окрасили небо, она попыталась открыть дверь. Та поддалась, и взору Забрины предстали два обнаженных тела. Муж и жена лежали обнявшись. Придя в ярость, Забрина вернулась к себе, и на лице ее играла зловещая улыбка, не предвещающая для супругов ничего хорошего.
Дверь с шумом отворилась, и Лайон медленно открыл глаза, плохо соображая со сна. Ариана села на постели, изумленно озираясь. Солнечный свет заливал комнату, рядом лежал обнаженный Лев, а в дверях стоял разгневанный Эдрик. Глаза его метали молнии. Забрина выглядывала из-за плеча Блэкхита, с вожделением пожирая глазами мускулистую фигуру Льва. Ариана натянула простыню до плеч, пытаясь прикрыть наготу.
— Что вы делаете в постели моей невесты? — закричал сакс, хватаясь за меч. Лайон потянулся и довольно улыбнулся:
— Вы говорите о моей жене, лорд Эдрик? С каких это пор стало преступлением спать с собственной женой?
— Она больше не ваша жена.
Норманн улыбнулся еще довольнее:
— Ариана моя жена до того времени, пока решение о расторжении брака примет король Англии, — обняв девушку за плечи, мужчина прижал ее к себе, приводя Эдрика в отчаяние. — Вы приняли решение? Если женитесь на Забрине, то станете богатым и могущественным английским бароном.
— Очевидно, лорд Эдрик не хочет меня, — бойко вмешалась Забрина. — Надо принять неизбежное, милорд. Пусть лорду Эдрику достанется Ариана, тогда Вильгельм не будет возражать против нашего с вами брака.
— Почему никто не спрашивает моего мнения? — подала голос леди Крэгмир. — Я не собираюсь выходить замуж за лорда Эдрика. Я не находилась бы в постели с Лайоном, если бы не считала себя его женой.
— Думаю, у короля Малькольма есть свое мнение на этот счет, — привел последний аргумент Блэкхит. — Уйдем отсюда, миледи, — обратился он к Забрине, предлагая руку, — и посоветуемся с королем.
Если говорить откровенно, чем больше Блэкхит смотрел на Забрину, тем заманчивее казалось ему предложение Вильгельма. Но после героических усилий, приложенных им для того, чтобы аннулировать брак Арианы, после просьб и унижений перед Малькольмом у сакса не хватало духа принять щедрый дар Вильгельма. Неразрешимая проблема.
— Как вы думаете, что будет? — нервно облизав губы, спросила Ариана, все еще прикрываясь простыней.
— Хотел бы я знать, — буркнул Лайон, теряясь в догадках, что может сделать шотландец. — Пожалуй, мне пора идти. Распоряжусь насчет воды для вас. Позже встретимся в зале. К тому времени Малькольма поставят в известность о нашем не достойном, как некоторым кажется, поведении, и мы, наконец, узнаем о его намерениях. — Мужчина запечатлел нежный поцелуй на ее губах. — Готовьтесь к худшему, но надейтесь на лучшее, миледи.
Через час Лайону назначили аудиенцию у короля. Он едва успел вымыться и одеться, как явился Танн с сообщением о том, что король желает принять его. Готовясь к самому худшему, рыцарь вошел к шотландцу, гордо подняв голову, не желая склонить ее перед выскочкой, возомнившим себя властелином мира.
Малькольм сидел за столом и изучал какой-то документ. Прочитав, он подписал его и, отложив в сторону, поприветствовал Лайона:
— Присаживайтесь, милорд. У меня болит шея глядеть на вас.
Норманн уселся напротив шотландца, беспокойно поглядывая на коварного собеседника.
— Вы хотели поговорить со мной, сэр?
— Ясно, что вы оспариваете законность расторжения вашего брака. Хочу заметить, что леди Крэгмир больше не является вашей женой. Она через две недели выйдет замуж за лорда Эдрика Блэкхита. Сакс и леди Забрина попросили меня об аудиенции сегодня на заре, еще до заутрени. То, что они рассказали мне, поразительно, — он гневно взглянул на Льва. — У вас есть документ, касающийся лорда Эдрика и леди Забрины, подписанный Вильгельмом?
— Да, сэр, — решительно признался Лайон. Малькольм все равно узнает об этом рано или поздно.
— Гм, — задумчиво потирал подбородок шотландец. Как и любой авантюрист, он хотел получить как можно больше выгоды для себя.
— Вы не желаете отдавать леди Ариану лорду Блэкхиту?
— Именно так, сэр.
Норманн понятия не имел, на что намекает король, но твердо знал, что ничего хорошего тот не предложит.
— У вас с собой недостаточно людей, чтобы забрать ее силой, — предупредил Малькольм. — Вы находитесь в моей власти.
— Да, сэр.
Лайон подумал о Вильгельме, который в данную минуту вполне мог вести войско в Эбернети.
Король подозрительно прищурился:
— Что вы скажете о компромиссе, милорд?
— О компромиссе, сэр? Вы сами знаете, что я не торгую ни своей честью, ни женой.
— Все зависит от вашего желания сохранить брак. Я мог бы помочь отменить решение и вернуть вам леди Ариану.
Рыцарю не понравился тон, которым были произнесены эти слова.
— И что надо сделать, чтобы вы помогли?
Шотландец натянуто улыбнулся:
— Очень мало. Отрекитесь от Вильгельма и присоединитесь ко мне. С таким союзником, как Норманнский Лев, я завоюю Англию и сброшу захватчиков в море. Те саксонские бароны, что сражаются сейчас на стороне Вильгельма, услышав о вашем переходе на мою сторону, тут же прибегут ко мне.
— А что я получу, сэр?
— Свою жену. Я отменю решение о расторжении вашего брака и о ее помолвке с лордом Эдриком.
— И взамен вы хотите, чтобы я предал своего короля, — злобно буркнул норманн, сдерживаясь из последних сил.
Малькольм выразительно пожал плечами:
— Если вам так хочется выразить мою мысль.
Мужчина сжал кулаки:
— Ваше предложение требует тщательного обдумывания, сэр. Вы предлагаете мне выбрать между честью и женой.
— Я могу быть очень щедрым, милорд, и наградить вас владениями более обширными и богатыми, чем Крэгмир. Шотландия — прекрасная страна, и вы не пожалеете, что присягнули мне на верность. Как только я расширю границы своего королевства, я верну вам Крэгмир и дам другие поместья, какие вы только пожелаете. Подумайте, лорд Лайон, и дайте мне ответ сегодня вечером. Я буду ждать вас у себя после ужина.
Лайон поднялся, поклонился и ушел, опасаясь говорить, дабы не выдать себя. Малькольм — коварный человек, беспринципный, бессовестный, но неужели он думает, что норманн предаст своего короля? Лайон дал себе клятву, что сохранит Ариану и останется верен Вильгельму.
Как только Лев вошел в зал, разговоры немедленно прекратились. Несколько десятков глаз смотрели на него, и мужчина понял, что каждый присутствующий в Эбернети знает о предложении короля. Он удивился, что новости распространяются с такой скоростью, но, увидев Забрину с группой рыцарей, догадался обо всем. Через несколько минут разговоры возобновились, и Лайон сел за стол. К его отчаянию, вдова уселась рядом.
— Что вы натворили, милорд? — с сарказмом спросила она. — Весь двор знает о предложении короля, и многие заключили пари. И только я знаю ваш ответ.
Мужчина удивленно поднял брови:
— Ты, оказывается, хорошо меня знаешь, Забрина.
— Да, очень хорошо, милорд. Я уверена, что вы никогда не измените своему любимому королю. И неважно, как сильно привлекла вас эта маленькая ведьма, на которой вы женились. Скоро вы увидите, как она выйдет замуж за лорда Эдрика.
— Боюсь, вы правы, Забрина, — не колеблясь, согласился Лайон. — Я лучше умру, но Вильгельма не предам. Мы слишком много пережили вместе.
— Так я и думала, — радостно воскликнула Забрина. — Эдрик женится на Ариане, а вы на мне.
— На все воля Божья, — загадочно проговорил Лев. Скорее он попадет в преисподнюю, нежели свяжет свою судьбу с Забриной и будет покорно наблюдать, как его жену отдадут другому.
К сожалению, Ариана не могла читать его мысли. Она вошла в зал уже после того, как Лайон сел за стол, и, увидев рядом с ним соперницу, не стала подходить. Чаша ее терпения переполнилась. Направляясь к столу, леди Крэгмир услышала часть их разговора. Она не могла поверить собственным ушам. Конечно, ей и в голову не приходила мысль, что Лайон предаст короля, однако девушка не думала, что муж так быстро найдет ей замену. Хотя только этим объяснялось его поведение.
— Можете жениться на леди Забрине уже завтра, если хотите, — сверкая зелеными глазами, выпалила Ариана.
Лайон и Забрина повернулись, и вдова не успела скрыть ни торжествующего блеска фиалковых глаз, ни ехидной ухмылки. Лев же не сумел подавить стон. Неудачи преследовали его.
— Присаживайтесь, миледи, разделите с нами трапезу, — пригласил он.
— Я не голодна, милорд. К тому же не хочу вам мешать.
— Пожалуйста, Ариана, — продолжал настаивать мужчина, — мы должны поговорить, а я не знаю, представится ли нам еще такая возможность. Что из нашего разговора с леди Забриной вы слышали?
Девушка высоко подняла голову:
— Достаточно, чтобы понять, что Малькольм предложил вам выбор между мной и Вильгельмом.
— Он хочет, чтобы я присягнул ему на верность. Если я соглашусь, король отменит решение об аннулировании брака. Если же я откажусь, он выдаст вас замуж за Эдрика через две недели. Шотландец желает видеть меня в числе своих сторонников и мечтает развязать войну против Вильгельма.
Ариана изумленно раскрыла глаза. Даже ей известно, что Лайон никогда не предаст короля ради женщины. Он, конечно, привязан к ней, но не настолько, чтобы пожертвовать честью. Всем известно, что Норманнский Лев слишком горд и никогда не бросает слов на ветер. Лайон верен Вильгельму, и ничто не в силах изменить этого.
— Понимаю, — медленно проговорила она. Конечно, Ариана все понимала, но ей не становилось легче.
— Рада, что вы сообразительны, — вмешалась Забрина. — Думаю, я знаю Лайона гораздо лучше вас, поэтому могу с уверенностью сказать, что он никогда не перейдет под знамена Малькольма. Сна чала Лев повеселится на вашей с Эдриком свадьбе.
— Оставьте нас, Забрина, я желаю поговорить с женой наедине, — приказал рыцарь.
Вдова сделает все возможное, чтобы причинить его супруге боль.
— Как пожелаете, милорд, — непринужденно бросила Забрина, грациозно поднимаясь и уходя.
— Я не могу перейти к Малькольму, — глядя в глаза Ариане, сказал Лайон. — Сегодня мне предстоит дать ответ.
Девушка опустила голову и уставилась на свои крепко сжатые руки:
— Знаю. Я ни в чем вас не виню. Король Шотландии не дал вам ни малейшего шанса. Вы преданы Вильгельму, и ничто не в силах заставить вас изменить ему.
Норманн почувствовал жалость к побледневшей и разом осунувшейся жене:
— Доверьтесь мне, миледи, я найду выход из этого тупика.
— Боюсь, сначала мне придется выйти замуж за Блэкхита, милорд. Может, я и не знаю вас так хорошо, как леди Забрина, но убеждена, что вы не пойдете на предательство. И если нужно выбирать между мной и честью, вы, несомненно, выберете свое доброе имя. Теперь прошу простить меня, милорд, но я действительно не голодна.
— Ариана… — с отчаянием мужчина смотрел, как девушка вышла из зала.

ГЛАВА 15

— Думаю, вы сделали правильный выбор, — заметил Малькольм, когда вечером встретился с Лайоном. Они находились в покоях короля, и, к огорчению рыцаря, там же присутствовал и Эдрик. — Я попросил лорда Блэкхита прийти, ибо он также является заинтересованной стороной.
Норманн бросил на соперника гневный взгляд. Следовало бы убить презренного сакса сразу же, как он узнал о его пылкой страсти к Ариане.
— Мне не пришлось долго думать, — заявил Лайон. — Я человек Вильгельма, и ничто не заставит меня изменить ему.
Малькольм раздраженно стукнул кулаком по столу и встал:
— Господи, я же предложил вам вернуть жену, которую вы, видимо, очень любите, предложил вам обширные владения, несметные богатства, а вы с презрением отвергли мои щедрые дары. Это ваше последнее слово?
— Да, сэр, — подтвердил норманн.
— Пусть так. После свадьбы лорда Эдрика и леди Арианы можете возвращаться в Англию. И возьмите с собой леди Забрину. Королеве Маргарет она не нравится. Моя жена опасается, что вдова сеет вражду и раздор среди придворных, кокетничая со всеми подряд.
Лайон и Эдрик одновременно поднялись. Малькольм, настроение которого менялось ежеминутно, приветливо помахал им рукой, и соперники вышли из комнаты.
— Жаль, что вы не приняли щедрое предложение Вильгельма, — ядовито заметил Лайон. — Вы и леди Забрина — два сапога пара. Теперь кто-то другой завладеет ее богатством и ею самой. Разве вы не слышали, что леди Ариана не хочет выходить за вас замуж?
— Да, — неохотно отозвался сакс. — Ничего, она скоро смирится. Кстати, до решения Завоевателя отдать ее вам она мечтала обо мне.
— Ариана не возражает против того, что является моей женой. Может, она уже носит под сердцем моего ребенка. Если это так, ничто на свете не помешает мне вернуть мать наследника Крэгмира.
— Я как-нибудь справлюсь, — гневно взглянув на Лайона, процедил сквозь зубы Эдрик. — Пока еще не заметно, чтобы леди Ариана была беременна.
— Я могу вызвать вас на поединок за такие слова, — произнес норманн, прекрасно понимая, что не станет этого делать. Следует сдерживать эмоции, если он желает вытащить Ариану из жадных лап соперника, да и Малькольм не позволит ему убить Эдрика.
— Да, но не вызовете, — уверенно заявил Блэкхит. — Если вы причините мне вред, шотландец казнит вас или сгноит в темнице, — прищурив глаза, мужчина о чем-то размышлял, затем, решившись, вновь обратился к Лайону: — Говоря откровенно, милорд, при других обстоятельствах я бы с радостью принял предложение Вильгельма, однако пути назад уже нет.
— Знайте, Эдрик Блэкхит, — убежденно произнес Лайон, — вы никогда не получите Ариану Крэгмир. Она моя. Я убью любого мужчину, который коснется ее.
После этих слов норманн повернулся и ушел. Ариана молилась, чтобы ее посетило видение, но тщетно. Божественный дар крайне редко помогал ей, когда дело касалось ее самой, но леди Крэгмир желала удостовериться, что ничто не угрожает Лайону за отказ перейти на сторону Малькольма. Девушка часами смотрела в одну точку, моля о видении, однако безрезультатно. Острая боль в сердце говорила ей, что мужчина скорее умрет, чем принесет клятву верности Малькольму.
Мысль, что супруг не сумеет пробраться к ней в комнату сегодня вечером, повергала Ариану в отчаяние. Король выставил у ее дверей стражу. К этому времени Лев уже должен был сказать ему, что не встанет под его знамена, и она опасалась, что Малькольма ответ рыцаря приведет в бешенство. Но, скорее всего, его ярость не представляет серьезной опасности для норманна, потому что шотландец опасается мести Вильгельма. Немногие смельчаки отважатся противостоять разгневанному Вильгельму Завоевателю. Ариана терялась в догадках, захочет ли ее видеть Лайон после ее ухода из зала. Гордость не позволила ей остаться, когда она услышала часть разговора мужа с Забриной. Девушке казалось, что Льву не терпится поскорее от нее избавиться и связать себя узами брака с прекрасной вдовой, не в первый раз Ариана корила себя за гордость и слишком горячий нрав. Ей следовало бы остаться и выслушать его объяснения, а не убегать так, словно голодная стая волков гналась по пятам. Прошлая ночь, проведенная в объятиях Лайона, никак не выходила из головы, давая пищу для еще более сладострастных мечтаний. Немного успокоившись, леди Крэгмир решила, что ее предположение о том, что Лев предпочел вдову, не имеет оснований. Он просил ее довериться ему, а она позволила чувствам взять верх над разумом, как несносная гордячка, не умеющая держать себя в руках.
Тяжело вздохнув, баронесса стала готовиться ко сну. Раздевшись до рубашки, она услышала осторожный стук в дверь. С отчаянно бьющимся сердцем девушка подошла к двери, которую заперла на задвижку. После того, как прошлой ночью к ней ворвались Эдрик и Забрина, она решила не оставлять дверь открытой.
— Кто там?
— Лайон, открывайте скорее!
«Лайон!» — пальцы сами нашли задвижку. И вот мужчина уже вошел в комнату, осторожно закрывая за собой дверь. Ему тоже был преподан хороший урок.
— Вам опасно находиться здесь, милорд, — сказала Ариана и, повысив голос, спросила:
— Где стражник? Мне не верится, чтобы он покинул пост.
— Он и не покидал, — усмехнулся мужчина, — а просто повернулся спиной, когда я вошел. Вас охраняет наемник, который предпочитает закрыть на все глаза, когда это ему выгодно.
— Вы заплатили ему, — догадалась девушка. — Зачем вы пришли?
— Нам надо поговорить.
— Да, — согласилась она. — Я опасаюсь за вашу жизнь. Как воспринял Малькольм ваш отказ служить ему?
— Плохо. Его удержал от расправы страх перед Вильгельмом. Король Шотландии твердо верит в то, что через две недели вы станете женой Эдрика.
— Вот леди Забрина обрадуется. Из вашего разговора с ней я поняла, что вы горите желанием связать себя узами брака с вашей любовницей, чтобы заполучить и ее несметные богатства.
— То, что вы слышали, — целебный бальзам на ее душевную рану. Красавица не желает смириться с тем, что ни я, ни лорд Эдрик не желаем ее. Забрина слишком самолюбива и горда и считает, что ни один мужчина в мире не сможет устоять против ее чар или отказаться от ее богатств.
— Вы хотите, чтобы я поверила, что вы только тешите ее самолюбие?
— Я бы давно это объяснил, предоставь вы мне хотя бы один шанс. Забрина очень мстительна и способна на многое, если узнает, что ее отвергли. Вы должны довериться мне, Ариана. Я не стану спокойно смотреть, как вы выходите замуж за другого.
Ариана бросилась в его объятия, ища успокоения. Мужчина крепко обнял ее, шепча на ухо нежные слова на французском, звучавшие незнакомо, едва понятно, но так приятно для ее уха. Его сильное мускулистое тело заставило девушку позабыть все, что она хотела ему сказать.
Внезапно Ариана высвободилась из его объятий.
— Лайон, может, вы перейдете к Малькольму? — в ее голосе слышались нотки отчаяния.
— Вы сами знаете, что я не могу, — прищурившись, рыцарь внимательно вглядывался в ее лицо. — Вас опять посетило видение? Теперь вы должны знать, что я мало внимания обращаю на такие вещи.
— Нет, не видение, Лайон. Меня мучает нехорошее предчувствие. Я чувствую опасность, но понятия не имею, откуда она исходит.
— Рыцарь ходит по лезвию меча и обязан привыкнуть к опасности. Это его жизнь, его способ зарабатывать себе на хлеб. Я не могу выполнить вашу просьбу, Ариана.
Глаза девушки заблестели от набежавших слез:
— Неужели вы будете спокойно смотреть, как меня выдают замуж за Эдрика?
— Нет, никогда! Вы должны довериться мне, дорогая, — мужчина вновь притянул к себе жену, целуя ее.
Ариана мгновенно успокоилась, всем сердцем ощущая потребность в его присутствии, в его ласке.
— Это я во всем виновата, Лайон. Мне не следовало уезжать из Лондона с Эдриком. Я умоляла его позволить мне вернуться обратно, но он отказался. Блэкхит даже привязал меня к седлу и выставлял у дверей стражу, когда мы останавливались на ночлег.
Рыцарь замер:
— Привязывал вас? — глаза норманна потемнели от гнева.
— Эдрик не причинил мне вреда. Пожалуйста, Лайон, забудьте Блэкхита. Я боюсь только за вас.
Мужчина поцеловал ее, затем отстранился:
— Я не могу остаться, миледи, хотя мое тело изнывает от желания обладать вами, ощущать вашу сладость. Не делайте ничего, что способно вызвать гнев Малькольма. Я попробую найти выход из положения.
— Времени осталось ничтожно мало, — горько заметила Ариана. — Меньше двух недель. Умоляю вас, принесите клятву верности Малькольму, ее ведь всегда можно нарушить. Я прошу так мало.
— Слишком много, дорогая! Нет, Ариана, вы просите меня поступиться честью. Даже ради вас я не могу это сделать.
Леди Крэгмир пожала плечами:
— Тогда идите, милорд. Больше мне нечего сказать.
Печаль затуманила ее глаза, но она стойко сдерживала слезы. Как мог он помочь ей, если у него очень мало рыцарей и много упрямства?
— Я придумаю что-нибудь, — со спокойной уверенностью заявил Лайон. Резко повернувшись, рыцарь вышел из комнаты.
Лев медленно пил эль, раздумывая о событиях нескольких прошедших дней. На следующий день после отказа перейти на сторону Малькольма его рыцари были брошены в темницу. Прекрасно зная, что Лайон является умелым воином и хорошим организатором, король Шотландии счел необходимым выставить у его дверей охрану до тех пор, пока не состоится свадьба Блэкхита и Арианы. Такого шага от Малькольма норманн не ожидал.
К сожалению, у него не хватило денег, чтобы подкупить всех воинов Малькольма, он был один среди множества врагов. Блэкхит из кожи вон лез, чтобы Ариана и Лев не встречались. Не доверяя алчным и вероломным наемникам, Эдрик поставил рыцаря из своего отряда у дверей леди Крэгмир, положив тем самым конец ночным визитам норманна.
Дни летели с ужасающей быстротой, подготовка к свадьбе, которой руководила королева Маргарет, шла полным ходом. Замок привели в порядок, вычистили все плиты и отполировали медные ручки. Пол устлали ароматными травами, занавески и гобелены вычистили и высушили на солнце. Целая армия слуг без устали трудилась на кухне, готовя праздничный ужин.
Накануне свадьбы в зале собрались придворные, намереваясь за ужином обсудить предстоящее торжество. Лайон горящими глазами смотрел, как в зал вошла Ариана рука об руку с Эдриком. На ней было красивое зеленое бархатное платье, отделанное горностаем, перехваченное на талии отделанным золотом поясом. Серебристые волосы покрывала тонкая белая накидка, которая крепилась золотым обручем, инкрустированным жемчугом. Она взглянула на мужа, затем отвела глаза. Девушка знала, что он в отчаянии, однако сама находилась на грани нервного срыва. Теперь ничто не в силах ей помочь.
Эдрик не был ни жестоким человеком, ни мстительным, Ариана понимала, что он будет относиться к ней с уважением и добротой, однако любви к нему не испытывала, И Блэкхит также не любил ее. Леди Крэгмир видела, как он все эти дни отыскивал взглядом леди Забрину, как смотрел на нее. Да, она представляла лакомый кусочек, и Эдрик наверняка сожалел, что отказался от нее. Может, поначалу сакс и был увлечен Арианой, но теперь только играл роль преданного влюбленного жениха для того, чтобы угодить Малькольму, Баронесса пыталась убедить его, что они оба пожалеют о таком необдуманном поступке, однако упрямец отказывался слушать, говоря, что этой свадьбы хотели их родители. Ужин превратился в настоящее празднество.
Шотландцы без устали поднимали чаши за здоровье невесты. Жонглеры и музыканты тешили своим искусством изрядно подвыпивших гостей. Некоторым было уже не до развлечений, и к концу вечера большинство рыцарей Малькольма громко храпели за столом, Лайон пил мало, потягивал эль словно человек, которому суждено умереть на рассвете. Он вновь и вновь размышлял над создавшейся ситуацией и никак не мог найти выход. Почти все его люди томились в темнице, от них помощи ждать не приходилось. В одном мужчина был уверен: женщина, которую он любит, никогда не выйдет замуж за другого.
Малькольм весь вечер наблюдал за норманном и хвалил себя за хитрость. Он все равно заставит Льва принести ему клятву верности. Теперь, как ему казалось, настало время для решительных действий. Встав, он поднял кубок:
— У меня возникла оригинальная мысль.
Отыскав глазами Ариану и Эдрика, затерявшихся в толпе придворных, король знаком приказал им подойти.
Девушка застыла, растерянно глядя на Лайона в поисках поддержки. Поскольку свадьба должна состояться не раньше завтрашнего утра, оставалась пусть слабая, но все же вера в чудо, но шотландец положил конец ее надеждам:
— Пошлите за священником! Такое пышное празднество должно закончиться знаменательным событием. Свадьба состоится сегодня! — воскликнув эти слова, он взглянул на Лайона. Большинство присутствующих считало, что рыцарь пьян, но король был слишком наблюдателен, чтобы поверить внешним признакам опьянения. Малькольм прекрасно знал, что делает:
— Я хочу, чтобы Норманнский Лев присутствовал на первой брачной ночи и сам убедился, как счастливы молодые.
Священник, потирая со сна глаза, подошел к королю.
— Вы звали меня, сэр?
— Да, святой отец. Сейчас самое время для свадьбы. Лорд Эдрик и леди Ариана с нетерпением ждут, когда станут мужем и женой.
Девушка зарыдала, чем привлекла внимание священника. Она была бледна как смерть, и святой отец пожалел ее.
— Может, стоит подождать до завтра, сэр, тогда отслужим настоящую мессу.
— Нет, святой отец, сегодня. Начинайте церемонию.
— Я должен взять книгу, сэр.
— Зачем, вы же знаете слова. Произнесите их и давайте покончим с этим раз и навсегда.
Священник, опасаясь гнева короля, не посмел больше возражать и начал читать по памяти.
Внезапно Лайон вскочил. Ариана его! Он жил по законам чести всю жизнь, но без любимой он станет самым несчастным человеком на свете. Что толку, что его имя останется незапятнанным?
— Остановите церемонию!
Малькольм довольно усмехнулся: его план удался. Удивительно, как низко может пасть мужчина из-за женщины.
— Остановитесь, святой отец, — приказал он служителю церкви. — Хотите что-то сказать, лорд Лайон?
Норманн решительно вышел из-за стола.
— Да. Остановите свадьбу, и я сделаю так, как вы желаете. Я принесу вам клятву верности на коленях, если вы того хотите, только прекратите эту комедию. Я законный супруг леди Арианы и останусь им.
— Сэр, а как же я? — вмешался Эдрик. У него родилось смутное подозрение, что шотландец планировал нечто подобное с самого начала. Переход Норманнского Льва на сторону Малькольма — знаменательное событие, которое войдёт в историю. Король небрежно махнул рукой Блэкхиту:
— Я найду вам шотландскую наследницу. Уверяю вас, вы останетесь довольны. — Затем он повернулся к Лайону. — Встаньте на колени, лорд Лайон, и дайте мне ваши руки.
Норманн шел к королю, и каждый шаг приближал его к бесчестию. Он надеялся, что Вильгельм поймет, что его любимец не хотел поступаться своими принципами. Пусть он произнесет слова, но сердце по-прежнему останется верным Завоевателю. Принесение клятвы верности являлось серьезным делом, и Лайон переступал через свою гордость, хотя только Господь знал, каких усилий это ему стоило. Бог его простит, однако Лев сомневался, что простит сам себя.
Бросив один-единственный взгляд на Ариану, рыцарь преклонил колена перед Малькольмом и вложил свои руки в его.
— Лорд Лайон Норманнский, клянетесь ли вы мне в верности? Обещаете ли прийти мне на помощь, когда я буду в ней нуждаться, и клянетесь ли повиноваться во всем?
Леди Крэгмир почувствовала, что ее сердце гулко застучало в груди. Из-за нее муж вынужден изменить Вильгельму и присягнуть человеку, которого он не любил и которому не доверял. Если бы только Лайон взглянул на нее и дал надежду, что не возненавидит ее за то, что ему пришлось совершить ради ее спасения!
— Клянусь, — произнес Лев, и Ариана почувствовала, как обливается кровью его сердце.
— Поднимитесь, лорд Лайон, отныне вы мой вассал, — Малькольм намеренно повысил голос, чтобы его слышали все присутствующие. — Пусть все знают, что я отменяю решение об аннулировании брака между лордом Лайоном и леди Крэгмир. Помолвка между леди Арианой и лордом Эдриком объявляется недействительной, потому что она незаконна.
Норманн поднялся под гул радостных пьяных возгласов. Малькольм был очень доволен собой. Пусть он потерял Блэкхита, зато поймал в сети более крупную рыбу. Имя Норманнского Льва известно всем, его любят, уважают, его боятся, и его репутация храброго и умелого воина привлечет под знамена короля Шотландии многих саксонских баронов. Число сторонников Малькольма необычайно возрастет, и скоро он с триумфом войдет в Англию и навечно закрепит за собой право на английскую землю.
Наконец норманн взглянул на жену. Его взгляд ничего не выражал, будто он смотрел через нее. Девушка понимала его состояние и сочувствовала ему, однако помочь ничем не могла.
— Выпустите моих людей из темницы, — потребовал Лев, обращаясь к Малькольму. — У вас больше нет причин не доверять мне.
Король долго молчал, и рыцарь уже решил, что он собирается отказать ему. Лайон так пристально разглядывал шотландца, что тот, побагровев под его взглядом, резко повернулся к Танну:
— Освободите людей лорда Лайона и дайте им все, что они пожелают.
Сенешаль поклонился и поспешил исполнить приказ господина.
— А вы, милорд, можете спокойно отправляться в свою опочивальню вместе с женой, зная, что теперь по закону она ваша.
Не меняя выражения лица, Лайон поднял Ариану на руки и вынес ее из зала, не обращая внимания на насмешки и весьма откровенные советы подвыпивших гуляк. Его шаги по-прежнему оставались твердыми, когда мужчина нес свою хрупкую ношу по винтовой каменной лестнице. Рыцарь хранил ледяное молчание, и Ариана не произнесла ни слова. Выражение лица супруга повергло ее в ужас, а его глаза напоминали очи приспешников сатаны. Войдя в комнату, Лайон осторожно опустил ее на пол и закрыл дверь на задвижку.
— Лайон…
Не обращая на нее внимания, он подошел к узкому окну и уставился в черное усыпанное звездами небо.
Думая, что Лев не слышит ее, она вновь окликнула его. Дрожь пробежала по телу мужчины, однако он не обернулся и не отозвался. Таким Лайона Ариане еще не приходилось видеть. Удивленная его состоянием, леди Крэгмир быстро разделась. Оставшись в нижней рубашке, она взглянула на супруга. Тот по-прежнему стоял у окна, словно каменное изваяние. Девушка медленно приблизилась к нему:
— Вы собираетесь ложиться спать, милорд?
Мужчина повернулся, бесстрастно глядя ей в глаза, затем безразличие сменилось удивлением, будто он не ожидал увидеть ее здесь:
— Что вы сказали?
— Вы не устали, милорд? Ложитесь спать. Разве вы не слышали слова короля Малькольма? Мы по-прежнему муж и жена. То, что вы сделали для меня, требует огромного мужества, милорд, а на такой шаг немногие способны.
Наконец смысл ее слов дошел до него:
— Мужества! Вы называете потерю чести мужеством? Нет, Ариана, вы стали свидетелем моей слабости, моей слабости и моего отчаяния.
«И вы моя жизнь и моя любовь», — подумал он.
От его слов жена едва не разрыдалась. Конечно, он возненавидел ее. Она поняла это по тому, что Лайон избегал смотреть ей в глаза. Девушка коснулась его:
— Лайон…
— Не надо…
Леди Крэгмир отдернула руку, будто от ожога:
— Что?
— Не прикасайтесь ко мне. Я не вынесу этого.
— Пожалуйста, Лайон, не надо ненавидеть меня.
— Ненавидеть вас? Нет, ненавижу я себя. Вы мое наваждение, и мне следовало бы поостеречься вас. Я воин, привыкший жить умом и хитростью, а не эмоциями. Рыцарь должен любить Бога, короля и свою страну. Я предал короля, предал свою страну и недостоин называться рыцарем.
Несмотря на то, что Лайон не разрешил прикасаться к нему, Ариана обняла его. Мужчина хотел отодвинуться, однако девушка только крепче прижалась к нему и положила голову ему на грудь. Сердце норманна забилось учащенно, и Ариана, очутившись в его объятиях, едва могла дышать. Затем, мужчина спрятал лицо в ее волосах.
— Господи Иисусе, Ариана, что я натворил? Какой ужасный грех совершил?
Его горе болью отдавалось в сердце леди Крэгмир, и она захотела помочь ему, однако другого способа, кроме как любить его, не знала. Осторожно подтолкнув мужчину, она заставила его сесть на постель и опустилась к нему на колени.
— Любите меня, Лайон, — прерывающимся шепотом попросила она. — Позвольте мне облегчить ваше страдание.
— Как же вы можете помочь мне, если являетесь причиной моих страданий? — горько воскликнул он, но, сказав это, пожалел. Ему не следовало винить Ариану. Лайон ценил ее больше, чем свою честь. Сумеет ли он простить себя? Дев начал подниматься, зная, что не в силах расточать ласки, когда сердце обливается кровью.
— Во имя Спасителя нашего, Ариана, не просите этого от меня. Я сейчас не способен на нежность. Я не хочу причинять вам боль.
Леди Крэгмир понимала, что единственный способ добраться до его сердца, достучаться до него и отвлечь его от горестных мыслей — любить его. Прежде чем он успел подняться, она прильнула к нему, вынуждая лечь. Мужчина постепенно начал сдаваться, расслабляя напряженные мускулы. Однако в глазах его по-прежнему светилась тоска.
— Вы хотите, чтобы я занялся вами, Ариана? — горько спросил он. — Хорошо, только не говорите потом, что я не предупреждал вас. Вам не понравится, даю слово.
Ариана хотела ответить, но губы мужчины завладели ее ртом, причем этот поцелуй нежным назвать можно было с трудом. Когда его руки грубо задрали нижнюю рубашку и добрались до тела, девушка ощутила смутное беспокойство. Лайон — сильный мужчина, и его сила в два, нет, в три раза превосходила ее. В таком настроении, как сейчас, он мог причинить ей серьезную травму. Осознав свою ошибку, она попыталась вырваться, однако молить о пощаде было уже поздно.
Улегшись на нее, норманн до тех пор целовал ее губы, пока они не распухли, затем перешел на грудь, грубо лаская ее. Тяжелое тело Лайона больно давило на нее, затрудняя дыхание.
Рыцарь усиленно ласкал ее, но не таких ласк искала Ариана:
— Лайон, пожалуйста, подождите.
Он, подняв голову, хмуро улыбнулся:
— Я предупреждал вас, миледи, однако вы меня не слушали. Я воин, и мне чужда нежность.
Его пальцы впились в ее бедра. Лев целовал и гладил ее тело, будто действовал по заученной схеме. Леди Крэгмир вскрикнула, когда мужчина рывком вошел в нее и начал двигаться быстро, яростно, его лицо было искажено болью, смешанной со страстью. Ариана пыталась подавить рыдания. Конечно, она хотела, чтобы Лайон овладел ею, однако такого она не ожидала. Он не причинил ей боли, но воспользовался ею для удовлетворения своей страсти. Для него Ариана в данный момент являлась женщиной, из-за которой он лишился чести, и он мстил ей. Лайон предупреждал ее, но она не послушалась.
— Лайон, боже, имейте же жалость!
Что-то в ее голосе заставило Льва насторожиться. Он поднял голову и словно увидел ее в первый раз. Осознав, что делает, мужчина тяжело вздохнул и опустил голову ей на грудь:
— Простите меня, Ариана. Вы самый последний человек на земле, которому я желал зла. Жестоко наказывать вас за свою слабость.
Лайон нежно поцеловал ее в губы и начал медленно двигаться, сразу вызвав ответную реакцию. Он, к радости леди Крэгмир, вновь стал тем нежным мужчиной, которого она полюбила когда-то. Сдерживая себя, норманн заботился о ней и, ощутив, как напряглось тело жены, ускорил темп. Он держал ее в объятиях до тех пор, пока мир не перестал вращаться, наслаждаясь счастьем и покоем. К сожалению, радость всегда кратковременна, и всему хорошему приходит конец. Вздохнув, он разжал объятия и встал с постели.
Быстро одевшись, рыцарь бесстрастно взглянул на супругу.
— Простите меня, — повторил он и медленно направился к двери.
— Лайон, куда вы? — голос девушки дрожал от страха.
— Мне лучше побыть одному. Так обычно люди успокаиваются быстрее.
— Не оставляйте меня, прошу вас. И не испытывайте ко мне ненависти, милорд.
Лев печально улыбнулся:
— Вы даже не представляете, что я чувствую. Да, в моем сердце поселилась ненависть, но не к вам, а к самому себе. Я предал Вильгельма, потому что хотел вернуть вас, а теперь не знаю, смогу ли остаться вам мужем.
Мужчина страдал от сознания того, что он когда-то был правой рукой короля, а теперь стал предателем.
Когда Лайон выходил из комнаты, Ариане показалось, будто тяжесть всей вселенной легла на ее хрупкие плечи. Когда за ним закрылась дверь она зарыдала, не в силах сдержаться. Лучше бы ей никогда не встречать Норманнского Льва. Из-за нее он обрел бесчестье и лишился того, к чему стремился всю жизнь.

ГЛАВА 16

Замок ожил от гула множества голосов, что в такой ранний час было необычным. Ариана проснулась от предчувствия надвигающейся беды. Она вскочила с постели в тот самый миг, когда в комнату стремительно вошел Лайон.
— Быстро одевайтесь, Ариана. Приближается войско короля Англии во главе с Вильгельмом.
У нее возникла куча вопросов, однако девушка так и не успела их задать, потому что рыцарь мгновенно исчез. Набросив на себя одежду, она подбежала к окну. Сердце едва не остановилось, когда ее взору предстал непобедимый воин, возглавляющий огромное войско, приближающееся к Эбернети. Вильгельм гордо восседал на боевом скакуне, как и подобает истинному победителю и завоевателю. Малькольм, окруженный личной охраной, выехал встречать могущественного соперника.
Не дожидаясь, что произойдет дальше, Ариана бросилась вниз по лестнице и направилась к внутреннему двору. Там столпилось много любопытных, и девушке пришлось поработать локтями, чтобы прорваться вперед. Она огляделась в поисках Лайона, но не увидела его, как не сумела и разглядеть, что происходит за воротами замка. Малькольм, как ей показалось, бесконечно долго говорил с Вильгельмом, затем вернулся в крепость.
Похоже, ему пришлось туго, ибо шотландец выглядел как затравленный зверь, и Ариана терялась в догадках, о чем они беседовали с Завоевателем. Она нисколько не удивилась, увидав идущего следом за Малькольмом короля Англии в сопровождении нескольких охранников. Остальные рыцари остались за воротами.
Два монарха вошли в огромный зал. Туда же толпа внесла и леди Крэгмир. Вильгельм снял шлем, открывая бесстрастное лицо беспощадного воина. Все собравшиеся знали его как сурового, непреклонного человека, опытного воина, твердого, решительного правителя, придерживающегося своих моральных устоев. Он был непримиримым борцом за установленные им законы, и его карающий меч готов убрать с дороги всякого, кто посмеет их нарушить. Его предки бороздили северные моря. Их, свирепых воинов-викингов, боялись все соседи. Прародители Вильгельма в поисках богатых земель добрались до севера Франции и обосновались там. В жилах короля-воина текла кровь беспощадных викингов.
Вильгельм поднялся вместе с Малькольмом на помост и, повернувшись, грозно взглянул на собравшихся. Ариана удивилась, увидев Лайона рядом с королем Англии. Придворные замолчали, предчувствуя, что Завоеватель произнесет речь, которая войдет в историю.
Вильгельм поднял руку и медленно направил ее на Малькольма:
— Встарь на колени передо мной, Малькольм Шотландский! Подчинись мне или узнаешь силу моего гнева. Если ты откажешься, я посею смерть и разрушение на своем пути. Пусть твои подданные будут свидетелями того, как ты дашь клятву никогда не идти войной на английскую землю. Преданные мне люди предупредили меня, что ты собираешься расширить границы своего королевства, а я не потерплю этого.
Король Шотландии понимал, что не может сражаться с многочисленной и прекрасно вооруженной армией англичан, которая стоит у ворот замка. Опасаясь гнева Завоевателя в случае отказа, он немедленно встал на колено и принес клятву. Вложив свои руки в руки Вильгельма, он покорился Завоевателю и стал его вассалом.
— Как твой суверен, я приказываю, чтобы твой сын Дункан отправился со мной в Лондон в качестве заложника, дабы у тебя не возникло коварных планов. Если ты останешься верен мне, Дункан будет чувствовать себя хорошо.
Малькольм побагровел:
— Дункан — мой наследник, сэр.
— Да, хорошо, что ты помнишь это. Где лорд Эдрик?
— Здесь, сэр, — подал голос Блэкхит и, выйдя вперед, преклонил колено перед Вильгельмом.
— Ваши хитроумные планы провалились. Что вы думаете о своей помолвке с леди Забриной? Я предложил вам гораздо больше того, что вы заслуживаете.
Его доброжелательная улыбка не обманула сакса, вызвав дрожь во всем теле, однако усилием воли Блэкхит сдержался и ничем не выдал своего страха.
— Я считаю ваше предложение очень щедрым, сэр, и принимаю его с благодарностью.
Блэкхит прекрасно понимал, что лучше последовать примеру Малькольма, преклонившего колени перед могущественным королем Англии. Однажды, поступив подобным образом, он сохранил за собой право владения своими землями. «Простит ли меня Вильгельм или же потребует смерти за предательство?» — спрашивал он себя и не знал ответа. Вложив руки в руки норманна, Блэкхит принес клятву верности.
Вильгельм пристально вглядывался в лицо сакса, раздумывая, даровать ли ему жизнь или казнить. Король был разгневан, однако решил не действовать сгоряча. Лорд Эдрик еще может понадобиться. Малькольм принес ему клятву верности, преклонив колени в присутствии подданных, однако Вильгельм предполагал, что коварный шотландец не смирится.
— Вы и ваши рыцари поедут со мной в Лондон, где я подумаю о вашей участи. Возможно, женитьба на леди Забрине явится для вас неплохим наказанием.
Негодующе фыркнув, вдова шагнула вперед и, сделав реверанс, пылко произнесла:
— Простите меня, сэр, но я не желаю выходить замуж за лорда Эдрика.
Вильгельм нетерпеливо от нее отмахнулся, словно от надоедливой мухи:
— Вам пора обрести мужа, миледи. Если я решил, что им станет лорд Эдрик, значит, так тому и быть.
Забрина скорчила недовольную гримасу и, слегка повернув голову, взглянула на Лайона. Ариана почувствовала приближение неминуемой беды и, затаив дыхание, ждала.
— Лорд Эдрик не единственный здесь предатель. Обратите свое внимание на лорда Лайона, сэр, он больше не ваш верный слуга.
Лев сжался в комок, всей душой желая провалиться сквозь землю.
Вильгельм посмотрел на любимца, затем перевел взгляд на вдову:
— О чем вы болтаете, миледи, какую несусветную чушь несете? Ни один человек в мире так мне не предан, как Норманнский Лев. Он много раз доказывал свою верность.
— Ваш верный Лев присягнул королю Малькольму и больше вам не служит.
Завоеватель резко повернулся к Лайону, придя в бешенство. Он еще мог понять сакса, предавшего его из-за ненависти к норманнам, однако чувства соплеменника, поступившего подобным образом, объяснить не мог. Неужели Норманнский Лев, спасший ему жизнь и сражавшийся рядом с ним много лет, способен на предательство?
— Что вы скажете, лорд Лайон? Вы присягну ли Малькольму? Вы предали меня, обманули мое доверие? Я все могу простить, но не это!
Норманн упал на колено и заговорил, не пытаясь скрыть горечи и отчаяния:
— Я не стану лгать вам, сэр. Я действительно присягнул Малькольму.
Гордость не позволила ему объяснить свой поступок. Лев с честью — если, конечно, то, что у него осталось, можно так назвать — примет любое наказание за содеянное. Он знал, что Вильгельм не в состоянии слушать какие бы то ни было объяснения. Шотландец предложил ему право выбора, и рыцарь выбрал, а правильно он поступил или нет, пусть судят другие. Ариана по-прежнему его, но, к сожалению, наваждение — только так можно назвать его чувства к жене — стоило норманну доверия короля. За это Лайон никогда не простит ни себя, ни ее. Вильгельм недоверчиво покачал головой. На его лице сменялись гнев, печаль и отчаяние, но гнев одержал победу. Поскольку Лайон не объяснил ничего, его поступок следует рассматривать как намеренное предательство. Норманнский рыцарь, присягнувший любому другому королю, не достоин уважения.
— Убирайся с глаз моих, Лайон Крэгмир! Ты отправляешься в изгнание в свой замок и будешь там оставаться до тех пор, пока я не прикажу тебе явиться в Лондон для наказания.
Склонив голову, Лев поднялся и пошел прочь от человека, который еще совсем недавно считал его своим другом, защитником и преданным сторонником. Дойдя до двери, Лайон попытался найти Ариану.
Стоя недалеко от помоста, она слышала весь разговор и не могла поверить своим ушам. Лайон покорно принял наказание, не сказав ни слова в свою защиту. Это несправедливо. Никто так не предан Вильгельму, как он. Лев присягнул Малькольму, пытаясь спасти ее, и потерял доверие короля Англии. Именно из-за нее супруг познал бесчестье и позор. Девушка страдала так же, как и он. Она понимала, что потеряла мужа. Ей не приходилось еще видеть такого выражения слепой ярости и невыносимой боли на его лице. Леди Крэгмир знала, что гордость не позволит Лайону простить ни ее, ни себя.
Слезы ручьем потекли по щекам, когда Ариа-на услышала приказ короля о ссылке в замок. Чувство вины камнем легло на сердце, когда она видела, как Лайон медленно уходил из зала. У девушки перехватило дыхание, когда, подойдя к дверям, Лев поднял голову и отыскал ее взглядом. Как во сне Ариана подошла к мужу, который не отрывал от нее горящих глаз. Плечи леди Крэгмир сгорбились под тяжестью его отчаяния.
— Стойте! — крикнул Вильгельм, и его громкий голос эхом прокатился под сводами замка. — Леди Ариана поедет со мной в Лондон, выступая в качестве заложницы, чтобы ты не наделал глупостей. Она останется при дворе до тех пор, пока я не решу, какого наказания ты достоин.
Лайон невозмутимо молчал, и только подрагивание подбородка говорило о его безмерном отчаянии. Он словно окаменел и смотрел на Вильгельма пустыми глазами.
Ариана беспомощно развела руками, не зная, как выразить протест против несправедливого решения короля. Если Лайон не желает оправдываться, она выступит в его защиту:
— Сэр, — ее дрожащий голос все же прозвучал достаточно громко, чтобы Завоеватель ее услышал.
Вильгельм повернулся и удивленно поднял брови:
— Вы хотите что-то сказать, миледи? Ариана поспешила к королю, опасаясь, что супруг поймет, что она задумала, и остановит ее:
— Вы несправедливо обвинили лорда Лайона, сэр. Его поступку есть объяснение.
Норманн усмехнулся, явно не тронутый искренностью ее слов:
— Желаете заступиться за мужа, миледи? Не думал я, что Норманнский Лев станет прятаться за женскую юбку.
Рыцарь шагнул вперед, и на лице его читалась оскорбленная гордость. Грозно взглянув на жену, он заставил ее замолчать:
— Я способен сам постоять за себя, сэр. Простите мою супругу за недостойное поведение.
— Я не желаю сейчас выслушивать объяснения, если, конечно, они имеются, — заявил Вильгельм. — Пройдет время, я остыну и пошлю за тобой, чтобы спокойно выслушать тебя. Но то, что ты скажешь сейчас, никак не повлияет на мое решение. Леди Ариана отправится со мной. Не волнуйся, Матильда будет присматривать за ней.
— Я уеду на заре, — сказал Лайон.
Ариана открыла было рот, но он заставил ее замолчать, бросив на нее гневный взгляд, и, повернувшись, вышел. Когда мужчина скрылся за дверью, леди Крэгмир почувствовала, что счастье и радость навсегда исчезли из ее жизни.

Позже Лайон сидел в окружении своих рыцарей, освобожденных из темницы, пил эль и обсуждал наказание Вильгельма. Он все еще находился в зале, когда через ворота на взмыленном жеребце проскакал гонец, словно дьявол гнался за ним. Узнав одного из доверенных лиц Завоевателя, Лев с любопытством подошел к двери. Махнув ему рукой в знак приветствия, он поинтересовался:
— Что случилось, сэр Тавин?
— Беда, — устало ответил рыцарь, прислонясь к взмыленной шее коня. — Уэльские бароны объединились и атаковали Честер. Того и гляди замок падет. Требуется помощь короля Вильгельма и его людей. Он ведь все еще здесь? Если только я не застану его, беды не миновать.
— Король в зале, — успокоил его норманн, раздумывая над сообщением.
Если Завоеватель поедет в Честер, это будет первое сражение, в котором Лайон не сможет прийти ему на помощь в нужную минуту. Когда мужчина вернулся к своим рыцарям, намереваясь обсудить создавшееся положение с Бельтаном, другая мысль пришла ему в голову.
— Думаете, Вильгельм не попросит сопровождать его? — с надеждой спросил Бельтан, которому, как прирожденному воину, не хотелось оставаться в стороне, когда другие сражаются.
— Нет, король еще не остыл и не изменит своего решения. Может, — задумчиво произнес Лай он, — это пойдет мне на пользу.
Начальник отряда нахмурился, не в силах понять смысл слов собеседника.
— Как же так, милорд?
— Слушай внимательно, Бельтан, я постараюсь объяснить.
И Лайон посвятил его в свои планы. Бельтан от изумления приоткрыл рот и поднял брови, но затем на лице его появилась улыбка:
— Положитесь на меня, милорд. Я прослежу, чтобы все было готово к отъезду на рассвете.
Лев кивнул и вышел из комнаты, но не успел сделать и несколько шагов, как встретил Вильгельма в окружении рыцарей. Норманн видел, как им подали лошадей и как мужчины садились в седла. Король не желал терять драгоценного времени. Лайон несказанно удивился, увидев Эдрика и его рыцарей среди воинов Вильгельма. Ни Арианы, ни Дункана, сына Малькольма, не было, и норманн удовлетворенно подумал, что, как он и предполагал, Завоеватель решил оставить их пока в Эбернети, а затем в сопровождении нескольких рыцарей отправить в Лондон. Когда король выехал за ворота и присоединился к армии, разбившей лагерь на болотах, Лайон довольно улыбнулся.
Ариана понятия не имела, что происходит во дворе. Услышав возбужденный гул голосов, бряцание оружия и стук копыт, она взглянула в окно. Ее взору предстала величественная картина: Вильгельм в боевых доспехах, окруженный своими рыцарями, выезжал за ворота. С ним был и Эдрик, под которым нетерпеливо переступал с ноги на ногу жеребец. Множество наемников садились на коней; а затем выехали за ворота и присоединились к армии англичан. Ища взглядом Лайона и не находя его, девушка терялась в догадках.
«Что случилось? — тревожно думала она. — Неужели меня оставят в Шотландии? Разве Вильгельм передумал брать с собой заложников? И где муж, неужели уже уехал в Крэгмир? Почему же тогда он не зашел попрощаться?» Лайон пожертвовал для нее многим, поэтому непонятно, почему перед долгой разлукой не захотел увидеть жену. Девушку мучила совесть. Именно из-за нее супруг обрел бесчестье. Теперь вся его жизнь потеряла смысл. Если бы только он смог увидеть, что за его поступком кроется великая любовь.
Отойдя от окна, Ариана со вздохом села на стул возле камина. Глядя на огонь, она видела очертания лица Лайона в причудливом танце язычков пламени и чувствовала ужасную пустоту в душе. Задумавшись, леди Крэгмир испуганно вздрогнула от стука в дверь, громом раздавшегося в тишине. Она сразу подумала о муже, который не покинул ее в такой трудный час, и поспешила открыть дверь. Сердце замерло в груди. Перед ней стоял один из рыцарей Вильгельма.
Мужчина почтительно поклонился и представился:
— Я сэр Гуэйн, начальник королевской стражи. Мои люди будут сопровождать вас, леди Забрину и наследника шотландского трона в Англию. Если вы не возражаете, миледи, мы отправимся завтра на рассвете после заутрени. Одевайтесь потеплее, сейчас стоит прохладная погода.
— Я не понимаю. Что случилось с Вильгельмом? Почему он уехал так неожиданно? Где лорд Лайон?
— Бунт, миледи, — кратко ответил начальник стражи, не желая разговаривать с женщиной о политике. — Что касается вашего супруга, он едет в Крэгмир, как приказал ему король. Мы проследим, чтобы рыцарь выполнил распоряжение Вильгельма. После его отъезда я приду за вами. Итак, утро завтрашнего дня вас устроит?
— Да, — еле ответила Ариана, у которой в горле застрял ком.
Она не хотела ехать в Лондон, не хотела расставаться с Лайоном. Пусть он не может быть ей мужем, пусть винит ее за свое бесчестье, но его жена по-прежнему любит его. Леди Крэгмир выдержит и его гнев, и его презрение, только бы находиться рядом с ним.
Закрыв дверь, девушка вновь села к огню. Становилось все холоднее, приближалась зима, и Ариана мечтала об уютном родовом гнезде. Сейчас ей очень не хватало Надии, ее утешения и ласковых слов. Были времена, когда она не ценила советы колдуньи, но теперь все изменилось. Погруженная в свои мысли, Ариана не услышала скрипа двери и звука осторожных шагов. Внезапно дрожь пробежала по телу — девушка почувствовала присутствие мужа.
Лайон стоял, прислонившись к косяку, и наблюдал, как жена смотрит на пляшущее пламя. Она выглядела так соблазнительно, что у него перехватило дыхание. Ариана сидела, склонив голову, и нежные пряди серебристых волос обрамляли бледное лицо, создавая нимб вокруг головы. Тело мужчины напряглось от желания, смешанного с отчаянием. Довольно глупое чувство, как ему казалось, ведь именно эта женщина явилась причиной его бесчестья. Его гордость не позволит ему любить ее. Раз чувства одержали победу над разумом, то теперь ему до конца жизни нести свой крест и терпеть несправедливые обиды. Он был одним из самых могущественных и влиятельных баронов, любимцем Вильгельма, делившим с ним радости и беды, а теперь он предал его, принес клятву верности другому. И все из-за женщины. Ариана… Девушка повернулась.
— Лайон… — губы ее дрожали, она ждала его ответа.
— Миледи, — бесстрастно начал мужчина, решив ничем не проявлять ни своего интереса к ней, ни своего желания, — возьмите. — Рыцарь вручил ей сверток.
— Что это? — пристально вглядываясь в его лицо, она пыталась отыскать хоть намек на нежность, но видела только холодное равнодушие в бездонных голубых льдинках и осунувшееся лицо.
— Одежда, миледи. Теплые брюки, платье и пояс. Можете надеть свои туфли и плащ, тот, теплый, с капюшоном, если он у вас с собой.
— Не понимаю. Мне надо ехать в Лондон, переодевшись в пажа?
— Да, пажа, Ариана, моего пажа. И мы не едем в Лондон.
— Но… сэр Гуэйн приказал мне быть готовой на рассвете.
Рыцарь подошел к огню, грея замерзшие руки.
— У меня другие планы. Я хочу отвезти вас в Крэгмир.
— В Крэгмир? — задохнулась от удивления девушка. — А как же Вильгельм, как же сэр Гуэйн? Неужели Завоеватель передумал везти меня в Лондон в качестве заложницы?
Наконец Лайон повернулся к ней и взглянул на нее сверкающими глазами:
— Нет, король не изменил своего решения. Он уехал сразу же после сообщения о том, что мятежные бароны осадили Честер. Завоеватель повел армию на защиту замка.
— А что он сделает, когда узнает, что вы не подчинились приказу? И что сделает сэр Гуэйн, когда узнает, что я уехала без разрешения? Я боюсь за вас, милорд.
Рыцарь смотрел на жену и презирал себя за то, что дает ей надежду, когда надеяться не на что. Конечно, он предупредил, что больше не сможет быть ей мужем, однако не мог оставить супругу в Лондоне среди развратных придворных, чьи нравы не способен исправить даже суровый Вильгельм. Лайон хотел видеть ее рядом с собой, хотя присутствие Арианы явится для него настоящей пыткой. Был бы он немного мудрее, тогда со спокойной совестью оставил бы ее на попечении короля, долой с глаз и вон из сердца.
— Вильгельм ничего не сделает. Сейчас его мысли заняты предстоящим сражением. Сэру Гуэйну приказано доставить сына Малькольма в Лондон, а ваше присутствие там вовсе не обязательно. Наследник шотландского трона является более важным заложником, чем жена мятежного барона. Есть еще леди Забрина. Возможно, — с надеждой добавил Лев, — Вильгельм остынет и вернет мне свое расположение до того, как обнаружит ваше отсутствие в столице. И раньше такое бывало. Король часто приходит в ярость, он скор на расправу, но быстро остывает, и тогда к нему возвращается способность здраво мыслить.
— Молю Бога, чтобы вы оказались правы, — с сомнением проговорила Ариана. Ей представлялось маловероятным, чтобы гнев Завоевателя прошел так быстро.
— Я приду за вами до рассвета.
— Что если нас остановит кто-нибудь из людей короля?
— Никто нас не остановит, — успокоил ее рыцарь. — Никто, кроме моих людей, не знает, что у меня нет пажа. С тех пор как моего юного рыцаря убили в бою, я не стал заводить нового. Поэтому никто ничего не заподозрит. Задача сэра Гуэйна — следить за соблюдением приказов короля. Ариана смотрела на мужа сквозь пелену слез:
— Лайон, я… я даже не знаю, что сказать. Вы слишком много потеряли из-за меня. Зачем вы это делаете?
Мужчина затрепетал, увидев слезинки на длинных ресницах девушки.
— Господи, помоги, у меня больше не осталось сил, — прошептал он сквозь стиснутые зубы.
Не такого ответа ждала Ариана, но только его мог дать ей рыцарь. Какие-либо другие слова больно ударили бы по остаткам гордости. Лайон, не выдержав, прижал к себе жену, поцеловал ее и оттолкнул. Не успела она сообразить, что означает его поцелуй, как он уже вышел из комнаты.
Девушка не сомкнула глаз. Надев темные брюки, набросив на плечи плащ с капюшоном, она нетерпеливо поглядывала на небо, отметив, что уже начало светать. Если Лев придет, то с минуты на минуту. Но он не появлялся, и Ариану охватила паника.
Услышав, как открывается дверь, леди Крэгмир вздрогнула и повернулась. В комнату вошел Лайон, облаченный в боевые доспехи. Шлем он нес в руках. На плечи мужчина набросил темный плащ. Оглядев жену, он одобрительно кивнул и знаком предложил следовать за ним. Она молча вышла из комнаты, ежась от холода. Они прошли через тускло освещенный коридор и спустились по лестнице в зал, где дружно храпели рыцари около пылающего очага.
— Наденьте капюшон, — приглушенным голосом приказал мужчина.
Ариана повиновалась, осторожно переступая через спящих.
Их отъезд не остался незамеченным. Когда они вышли во внутренний двор, где их поджидал сэр Бельтан с лошадьми, из темноты раздался голос сэра Гуэйна:
— Еще не рассвело, милорд.
— Да, — нехотя отозвался Лев. — Я уезжаю, сэр Гуэйн, как и приказал мне Вильгельм.
Начальник королевской стражи взглянул на дюжину рыцарей, ожидавших своего хозяина, затем посмотрел на Ариану. Пытаясь отвести подозрения от жены, лорд Крэгмир торопливо проговорил:
— Мне пришлось разбудить пажа. Ленивец проспит заутреню.
— Не могу его винить, — пробормотал сэр Гуэйн, плотнее закутываясь в плащ. — Сейчас очень холодно. Поезжайте с Богом, милорд, и пусть вам сопутствует удача.

Лайон, затаив дыхание, дождался, пока начальник королевской стражи не скроется из вида. Взяв Ариану за талию, он легко усадил ее в седло и, взобравшись на своего вороного, выехал за ворота. Леди Крэгмир, окруженная рыцарями, следовала позади. Отъехав на приличное расстояние, мужчина взял ее лошадь под уздцы и пустился галопом. Ариана пригнулась и молила Бога дать ей силы удержаться в седле.
Всадники ехали без остановок, давая лошадям лишь изредка отдохнуть и напиться из ручья. Становилось холодно, однако удача сопутствовала им, потому что не было ни дождя, ни снега. Днем они остановились на привал и перекусили тем, что сэр Бельтан сумел раздобыть на кухне предыдущей ночью. Когда Лайон подал знак трогаться, девушка с трудом поднялась на ноги. Подошедший супруг помог взобраться в седло.
— Не обижайтесь, миледи, и мужайтесь. Я не успокоюсь до тех пор, пока мы не доберемся до Крэгмира. Я сомневаюсь, что сэр Гуэйн пустится в погоню, однако эту возможность не следует исключать. Вы сможете продолжить путь?
— Да, милорд, не беспокойтесь, я не заставлю вас останавливаться, я с таким же нетерпением желаю попасть в замок. Не хочу быть заложницей в Лондоне, не смогу я жить в окружении норманнов.
— Молю Бога, чтобы вы не сожалели об этом, — предупредил ее супруг. Она, вздрогнув, заглянула в его глаза, и ей стало еще холоднее. — Может, вам было бы лучше в Лондоне. В Крэгмире не обещаю вам ничего, кроме защиты.
— Пока и этого достаточно, милорд, — прошептала девушка. — Может, настанет день, когда вы перестанете считать меня виноватой в вашем бесчестье.
Мужчина шагнул ближе. Леди Крэгмир ощутила жар, исходящий от него.
— Ариана, я… — не закончив фразы, норманн повернулся и отошел.
Ночью они остановились у болота. Наскоро перекусив, девушка натянула одеяло и попыталась уснуть, однако ночь стояла холодная, от земли тянуло сыростью, и бедняжка стучала зубами, не в силах согреться.
Устроившись неподалеку, Лайон с жалостью наблюдал, как его жена пыталась уснуть, но не могла, трясясь от холода.
Внезапно леди Крэгмир почувствовала, что спине стало тепло. Затем сильные руки мужчины обхватили ее, и, глубоко вздохнув, Ариана закрыла глаза. Близость любимого человека, тепло, исходившее от него, согрели и успокоили ее.
Лайон ощутил, как тело девушки начало согреваться, и вскоре услышал ровное дыхание. Он молился всем святым, чтобы она не проснулась и не почувствовала его возбуждение, не поняла, что является источником его мук. Неужели до конца дней ему предстоит страдать из-за этой женщины, которую он так хотел любить и не мог?
Путешествие к границам Нортумбрии длилось пять долгих ночей и дней. Замерзнув, испытывая постоянные неудобства, леди Крэгмир мечтала о теплой уютной постели, кувшине с вином и горячей воде. Поглощенная мрачными мыслями, она даже не увидела зубчатые стены замка.
— Вот и Крэгмир, миледи, — предупредил Лайон, указав рукой на родовое гнездо.
— Дом, — выдохнула Ариана.
— Дом, — с радостью повторила девушка, вглядываясь вдаль.
Спустя несколько часов они проехали по подъемному мосту и очутились во внутреннем дворе, испуская клубы белого пара. Их уже ждали Кин, Терза и Надия.
— Добро пожаловать домой, — радостно приветствовал хозяев сенешаль.
— Хорошо, что вы, наконец, добрались до Крэгмира, — застенчиво добавила Терза.
— Да, — согласилась Надия, не отрывая глаз от закутанной в плащ маленькой фигурки, следовавшей за Лайоном. — Разве я не предупреждала вас, миледи? — сказав эти загадочные слова, колдунья повернулась и исчезла в замке.

ГЛАВА 17

Лев оставил Ариану в зале со слугами и вернулся во двор, где спешивались рыцари. Девушка с горечью подумала, что супруг воспользовался удобным случаем, чтобы избавиться от нее. Высоко поднятая голова, надменное выражение его лица и холодный блеск глаз убедили ее в том, что она права.
Ариане требовалось время, чтобы обдумать, как вести себя с Лайоном. Ее любовь победила даже ее сатанинскую гордость. И девушка сделает все возможное и невозможное, чтобы вернуть его любовь и чтобы спасти его.
— Миледи, вы, должно быть, очень устали, — сказала Терза, поняв настроение хозяйки. — Вы сначала отправитесь в купальню или сразу в постель?
— В купальню, — без промедления ответила леди Крэгмир. — Но вы мне не понадобитесь, — увидев, с каким нетерпением служанка посматривает на дверь, баронесса поняла, что та жаждет встречи с сэром Бельтаном. — Иди поприветствуй Бельтана. Ты, конечно, рада его возвращению. Терза застенчиво улыбнулась:
— Вы правы, миледи. Я не видела его с тех пор, как он и лорд Лайон привезли меня сюда из Лондона, а сами тут же поехали в Шотландию.
— Тогда отправляйся к нему, а затем возвращайся ко мне.
— Благодарю вас, миледи, — воскликнула служанка, поклонилась и стремглав бросилась на поиски любимого.
Ариана улыбалась, когда проходила через кухню и кладовую, направляясь в купальню. Служанка наполнила горячей водой огромную лохань и, разбавив ее холодной, с поклоном удалилась. Леди Крэгмир, быстро раздевшись, опустилась в воду. Закрыв глаза, она с наслаждением чувствовала, как тепло разливается по телу, согревая промерз-Ц1ие кости, как растворяется накопившаяся за длительное путешествие усталость. Ариана в сотый раз вознесла благодарность покойному отцу, построившему купальню. Он избавил ее от необходимости стоять в тазу и поливаться водой из кувшина.
Усталый и продрогший, Лайон толкнул дверь в купальню и замер на пороге. Он не ожидал увидеть здесь Ариану. После утомительного путешествия, полного тревог, неудобств и невзгод, она должна отдыхать в постели. Девушка закрыла глаза и, казалось, спала. Мужчина хотел немедленно уйти и забыть то, что видел, но ноги отказались ему повиноваться.
Вода едва доходила до уровня груди Арианы. Лайон скользнул взглядом по телу жены, отчетливо видному сквозь воду: розовые соски, живот, серебристый треугольник волос внизу. Она так и манила его к себе. В отчаянии рыцарь почувствовал, как желание мгновенно охватило его тело. Ему пришлось собрать всю свою волю в кулак, чтобы не раздеться, не залезть в бадью и не ласкать Ариану неистово, исступленно, позабыв о бесчестье и позоре.
Вода становилась все холоднее, и баронесса потянулась за мылом. Глаза ее широко открылись от удивления, встретившись с горящим взором мужа. По его раскрасневшемуся лицу было видно, что он наблюдал за ней уже давно.
— Я сейчас закончу, милорд, — пробормотала она, отметив, что рыцарь снял доспехи, оставшись в короткой рубашке и брюках. — Здесь хватит места для двоих, если захотите присоединиться ко мне.
Девушка говорила хриплым, встревоженным голосом, что очень не понравилось Лайону. Откашлявшись, мужчина заявил:
— Я не хочу.
— Почему? Вы боитесь меня? Или же ненавидите?
Норманн сжал губы и напрягся, словно натянутая струна.
— Я не боюсь ни одной женщины. Что касается ненависти, — он выразительно пожал плечами, — это слишком сильно сказано. Я не испытываю к вам никаких чувств.
Если бы только Ариана знала, каких мук стоили ему эти слова, она бы пришла в смятение. Мужчина отверг супругу, но тело протестовало, требуя удовлетворения.
— Тогда присоединяйтесь ко мне, — усмехнулась леди Крэгмир. — Если вы ничего ко мне не испытываете, у вас нет причин бояться меня.
— Именно так, — сухо отозвался Лев, снимая рубашку. Он прекрасно знал, что затевает опасную игру, однако не ответить на брошенный вызов не мог. Если рыцарь рассчитывал, что девушка отвернется, когда он будет снимать брюки, то ошибся. Она, прищурив свои зеленые глаза, задумчиво его рассматривала. Мужчина усилием воли подавил, желание заключить жену в объятия. Опускаясь в воду, норманн старался не касаться Арианы, однако все-таки дотронулся до бедра жены и быстро отдернул ногу, словно от ожога.
— Позвольте мне потереть вам спину, — предложила девушка. Дрожащий голос выдал ее чувства к этому человеку, которого она любила больше всего на свете вопреки здравому смыслу.
— Нет, я…
Но мужчина не окончил фразы. Леди Крэгмир слегка отодвинулась от него и, взяв полотенце и мыло, начала осторожно натирать его спину. Он нежных прикосновений ее рук, которые не мыли, а ласкали его кожу, на лбу рыцаря выступили капельки пота. Стон готов был сорваться с его уст, но Лайон, прикусив губу, подавил его. Он облегченно вздохнул, когда жена закончила смывать мыло, и вознес хвалу Богу за то, что испытание подошло к концу. Однако, к его отчаянию, это оказалось только началом. Конечно, руки Арианы больше не касались его, однако их сменила упругая грудь, прижавшаяся к его спине и согревающая его своим теплом. Норманн отодвинулся и замер:
— Вы пытаетесь соблазнить меня, миледи?
— Да.
— Зря тратите время.
— Пожалуйста, не надо ненавидеть меня, Лайон.
— Ничего я к вам не испытываю, — вновь солгал он. — Я уже не тот человек, которым был до того дня, как обрел бесчестье. Тогда я бредил вами. Это было какое-то наваждение. Я не позволил Малькольму выдать вас замуж за Эдрика и больше уже ничего вам не должен.
— Господи, Лайон, неужели мне следует забыть о гордости и попросить вас любить меня?
Он повернулся и взглянул на супругу, боясь выдать свои чувства.
— Я не могу переступить через себя, Ариана, не могу быть мужем вам, зная, что из-за вас предал своего короля. Как же вы можете надеяться, что я полюблю вас, если я не люблю самого себя?
— Может, нам обоим стоит постараться, — леди Крэгмир хотела закричать, что любит его, но боялась, что супруг рассмеется ей в лицо.
— Нет.
— Да.
Протянув руку, она коснулась его губ и, ощутив, как они смягчились от ее прикосновения, притянула голову рыцаря к себе и начала покрывать его лицо поцелуями. Едва сдерживаясь, Лайон схватил ее за руки, удерживая их перед грудью.
— Зачем вы делаете это, миледи? Я не хочу вас! Неужели у вас нет гордости?
— Одно время меня считали слишком гордой. Если вы потрудитесь подумать, то сразу вспомните мою ненависть к норманнам, не исключая и вас. Я по-прежнему недолюбливаю их, но с тех пор многое изменилось. Вы мой муж. Меня силой заставили выйти за вас замуж, поэтому вы обязаны мне очень многим.
— Да ну? И чем я обязан вам, миледи? Из-за вас я предал Вильгельма. Если даже однажды человек поступает недостойно, у него все же должна сохраниться честь, должно оставаться хоть какое-то достоинство. Если бы страсть не одержала победу над разумом, я бы по-прежнему остался верен Вильгельму. Трудно простить человека, виновного в потере твоего доброго имени. Итак, Ариана, скажите, что я вам должен?
— У меня есть только я, — нахмурившись, ответила девушка и отвернулась. Она поняла, что ее любовь не в силах заменить честь.
Мужчина крепче сжал ее запястья и притянул леди Крэгмир ближе. Теперь их губы почти касались друг друга. Лайон не сдержался и поцеловал Ариану, но в его поцелуе не было нежности.
— Этого вы хотели, миледи? — хрипло спросил он и рассмеялся. — Я могу доставить вам удовольствие, если к этому вы стремитесь.
Леди Крэгмир, вздрогнув, отпрянула:
— Нет…
— Да, — отрезал норманн, снова поцеловал ее и, разжав пальцы, отпустил ее руки. Он крепче обнял девушку и сжал ее грудь.
— Ну что, нравится? — спросил рыцарь, поглаживая соски большим и указательным пальцами, затем провел по груди языком и обхватил сосок губами.
Рука его скользнула вниз по атласной коже живота и коснулась внутренней поверхности бедер. Ариана выгнула спину, и вода с шумом хлынула на пол. Его палец погрузился в шелковистую влажность ее лона, и она содрогнулась. Лев не отрывал от жены горящих глаз, наблюдая, как меняется выражение ее лица.
Леди Крэгмир показалось, будто душа отделилась от тела. Она словно со стороны наблюдала, как бесстрастно муж ласкает ее. И только тогда Ариана поняла, что он не намеревается разделить с ней наслаждение. Собрав остатки самообладания, она отвела его руки.
— Лайон, не таким образом. Возьмите меня.
Рыцарь, сверкая глазами, зловеще усмехнулся:
— Вы ведь хотели получить удовольствие, миледи.
Он продолжал ласкать ее, стараясь не думать о том, что делает, боясь извергнуть семя в воду.
Девушка дрожала, выгибала спину, и каскад серебристых волос рассыпался по ее плечам. Наконец мир разлетелся на тысячу разноцветных звездочек. Ариана, закрыв глаза, пыталась восстановить дыхание и сдержать гнев. Когда же она взглянула на мужа, ее глаза сверкали от ярости:
— Ублюдок!
— Я всегда знал это, миледи, — сказал Лайон, поднялся и повернулся к ней спиной.
Однако Ариана успела увидеть, что он возбужден. Сердце зашлось от боли. Куда он пойдет снимать напряжение, к какой-нибудь служанке? Или же удовлетворит свою страсть в постели крестьянки?
Лайон стойко переносил боль от неудовлетворенного желания, однако она не шла ни в какое сравнение с болью в сердце. У Арианы есть все основания ненавидеть его. Он хотел наказать ее за то, что она вынудила его пойти на измену королю. Возможно, наказание показалось ей слишком суровым, но разве сравнить ее переживания с его страданием? Он ублюдок в прямом и переносном смысле этого слова, но когда человек потерял свое доброе имя, он не заслуживает любви и сам не может любить.
Лайон быстро оделся, ругая себя за неловкость. Его смущал взгляд жены, словно прикованный к нему.
— Я больше не побеспокою вас, миледи.
Ариана почувствовала, с каким трудом дались ему эти горькие слова. Он стоял в центре купальни, такой высокий, сильный, красивый, что у нее перехватило дыхание. Лев оскорбил и унизил ее, но если он обратит свой взор на другую женщину, она умрет. Лайон может отрицать свои чувства к ней, но все же он желает ее. Если бы мужчина был к ней равнодушен, то позволил бы ей выйти замуж за Эдрика и сохранил бы свою честь. Неужели такой человек, как Лев, мог предать короля, не имея на то оснований?
— А кого вы побеспокоите, какую-нибудь служанку?
Рыцарь резко обернулся.
— А вам что за дело? Разве я не норманнский ублюдок?
— Да, и в этом я никогда не была так уверена, как сейчас. Вы забыли, что давали клятву верности перед священником, обещая не обращать свой взор на других женщин? Я требую, чтобы вы не нарушали ее.
— Итак, — выслушав гневную речь жены, подвел итог Лайон, — вы хотите, чтобы я жил как монах?
Если говорить откровенно, Лайон не желал другой женщины, и ни одна, кроме Арианы, не привлекала его. Однако признаваться в этом ему не позволила гордость.
— Вовсе не обязательно вести монашескую жизнь, — заметила девушка, глядя на него сквозь полуопущенные ресницы. — Я все-таки ваша жена.
— Моя жена! — не выдержав, воскликнул мужчина. — Как я могу забыть это, если из-за жены я лишился чести? Вы околдовали меня, Ариана, отобрали мой разум и превратили в послушного болвана. Я презираю вас за то, что вы совершили, и себя за то, что натворил ради вашего спасения.
Его страстная речь на время лишила леди Крэгмир дара речи. Да, рыцарь признался в том, как сильно она притягивает его, но это не равносильно признанию в любви. Девушка знала, что норманн не выносит даже ее присутствия, потому что она напоминает ему о бесчестье. Ее поразила сила его чувств. Человек, за которого Ариана вышла замуж не по своей воле, оказался сильной незаурядной личностью, поэтому она и полюбила его.
Леди Крэгмир с головой окунулась в хозяйственные дела. Следовало сделать много: изготовить свечи, засолить и покоптить мясо и законсервировать овощи, фрукты, ягоды. В дополнение ко всему девушка затеяла уборку замка, и слуги целыми днями скребли, чистили, выбивали гобелены и тяжелые портьеры.
Лайон старался как можно меньше находиться дома. Он упражнялся с мечом, ездил на охоту, следил за уборкой урожая, за своевременным сбором налогов. По вечерам за ужином он сидел на своем обычном месте рядом с женой, поглощая вино и эль кубок за кубком, сверля ее глазами, но почти не разговаривая с ней. Ариана понятия не имела, что Лайон делает по ночам, потому что мужчина не приходил в их опочивальню.
Через две недели после возвращения в Крэгмир Ариана поняла, что носит под сердцем ребенка Льва. Когда она проснулась однажды и встала с постели, ее стошнило. Надия, не появлявшаяся после их возвращения из Шотландии, подтвердила ее подозрения.
Когда девушка подняла голову от тазика, пред ней стояла колдунья, протягивая ей чашу с холодной водой и полотенце. Леди Крэгмир благодарно кивнула, ничуть не удивившись. Она уже привыкла к внезапному появлению и исчезновению старухи.
— Лев знает о наследнике?
Она не стала спрашивать, откуда колдунье это известно.
— Я сама только недавно узнала. Кроме того, я сомневаюсь, чтобы его это волновало. Как тебе известно, в последнее время я очень редко вижу мужа.
— Лев — гордый человек, миледи. Вы представляете для него опасность. Он не понимает своих чувств и считает, что любовь к вам приносит ему только несчастья.
— Опасность? Я? Нет, Надия, я ничего не значу для него. Конечно, мой муж признавал, что желает меня, но теперь даже мое тело не привлекает его. Как могу я сказать о ребенке, если Лайон отвергает мать?
— Что вы будете делать? Лев все равно узнает.
— Я отправлюсь в монастырь, — заявила Ариана. Ей только что пришло это в голову. — Они примут меня, если я передам им участок земли. Я постригусь в монахини и воспитаю там ребенка.
— Не говорите глупости. Вы не можете распоряжаться землей без ведома мужа, а аббатиса не примет вас, если вы не сумеете заплатить за свое содержание. Нет, миледи, вы останетесь с Лайоном и родите ему ребенка.
Ариана упрямо подняла подбородок:
— Никогда, если он отвергает меня.
Надия таинственно улыбнулась:
— Видения приоткрывают мне завесу над многими непонятными вещами, миледи. Темные силы угрожают лорду Лайону. Вы должны обмануть смерть, если хотите обрести счастье, — вещала колдунья, устремив взгляд куда-то за спину девушки. — Берегитесь, Ариана, ибо я вижу опасность, подстерегающую его на поле сражения, я вижу смерть. Да, именно смерть, но вы в силах бороться с ней.
Предсказания колдуньи испугали и удивили леди Крэгмир. Как могла угрожать Лайону опасность на поле боя, если его отправили в изгнание в Крэгмир и вряд ли скоро призовут ко двору?
Когда Надия вновь заговорила, ее голос стал обычным и глаза перестали таинственно сиять:
— Скажите лорду Лайону о ребенке, миледи. Если вы затянете разговор, можете опоздать.
— Ты видишь будущее, Надия, но слишком много загадок в твоих предсказаниях. Мне видения ничего не говорят.
— Разве? А вы вспомните, миледи, тот день, когда Лайон впервые появился у ваших дверей.
Ариана, побледнев, припомнила черный вихрь опасности, поглотивший Льва в ее видении. Старуха одобрительно кивнула:
— Теперь, я вижу, вы вспомнили. Я предупредила вас, однако больше ничем помочь не могу.
— Видения давно не посещали меня, — пожаловалась Ариана. — Меня мучают тревожные предчувствия, но что они означают, понять невозможно. Думаешь, я лишилась своего дара?
— То, что я думаю, никого не интересует. Важно лишь то, что я вижу. Желаю удачи, миледи.
Ариана моргнула, и когда вновь открыла глаза, колдунья исчезла. Демоны бы побрали эту старуху! Она появляется внезапно и всегда только затем, чтобы предупредить об опасности и о неприятностях. Неужели Надия никогда не принесет хороших вестей и не перестанет говорить загадками?
Поднявшись с постели, леди Крэгмир провела еще полчаса над тазиком. К тому времени как пришла Терза с кувшином свежей воды и кубком вина, Ариана была слаба и беспомощна, как котенок.
Только взглянув на госпожу, служанка бросилась к ней:
— О миледи, что с вами? Вы больны? Позвать лекаря?
Баронесса покачала головой:
— Ничего страшного — так, легкое недомогание. Я уже чувствую себя лучше.
Терза с сомнением посмотрела на госпожу:
— Вы уверены, миледи? Могу я для вас что-нибудь сделать?
Ариана слабо улыбнулась:
— Нет, ничего. Как у тебя дела с сэром Бельтаном?
Девушка засияла от счастья:
— Бельтан собирается просить разрешение у лорда Лайона на наш брак. Молю Бога, чтобы хозяин не возражал.
— Я не вижу причин, по которым Лев может отказать, — проговорила Ариана, хотя до конца не была уверена. В последнее время муж постоянно находился в дурном расположении духа, поэтому ждать от него можно чего угодно.
— Надеюсь, что вы правы, миледи, хотя Бель тан сомневается. Хозяин, наверное, думает, что рыцарь слишком лакомый кусочек для меня. Но я люблю его, миледи. Умоляю вас, поговорите с лордом Лайоном и попросите разрешение на наш брак.
— Сомневаюсь, чтобы мое вмешательство как-то повлияло на его решение, — откровенно призналась леди Крэгмир, бросив многозначительный взгляд на постель.
— Пожалуйста, миледи, — продолжала упрашивать Терза. — Я знаю, он послушает вас. Бельтан говорит, что хозяин надышаться на вас не может.
Ариана, вздрогнув, изумленно взглянула на служанку. Лайон не может надышаться на нее? Почему Бельтан так решил? Ей казалось, что норманн приходит в ярость, когда видит ее.
— Я сделаю все возможное, — заверила баронесса Терзу, не желая расстраивать бедняжку. — Спасибо, миледи. Мне помочь вам одеться?
— Нет, я пока побуду в постели.
Служанка постаралась скрыть удивление, услышав ее слова. Ее госпожа обычно рано вставала и с головой окуналась в хозяйственные хлопоты. Терза вскоре ушла, задумчиво закусив губу.
Лайон поднялся с подстилки, брошенной у очага, и подошел к столу. За спиной тут же вырос слуга с кувшином эля.
— Доброе утро, милорд.
— Доброе, — буркнул мужчина, сомневаясь, что новый день принесет какое-нибудь хорошее известие. Каждое утро он слонялся по залу, ища взглядом жену, мечтая, чтобы она коснулась его, заговорила с ним или одарила взглядом своих зеленых глаз. Каждую ночь Лайон сдерживался, чтобы не ворваться в комнату к Ариане и не сжать ее в объятиях. Ненависть и отвращение к себе росли с каждым днем, и норманну становилось труднее избегать женщину, которая околдовала его и явилась причиной его бесчестия. И Лайон по-прежнему желал ее.
Опустошив чашу, рыцарь со стуком опустил ее на стол. Слуга немедленно наполнил ее вновь. Служанка принесла поднос с холодным мясом и сыром, но Лев с досадой оттолкнул его от себя, и куски разлетелись по полу. «Где же она?» — спрашивал он себя.
К этому времени Терза уже раз десять успевала пройти через зал, направляясь либо в часовню, либо на кухню. Затем он краем глаза уловил движение на лестнице и, обернувшись, увидел спускающуюся Терзу. Подождав некоторое время, он подозвал служанку.
— Что вы хотели, милорд? — застенчиво спросила девушка, раздумывая, говорил ли с ним Бельтан. Она разочарованно вздохнула, когда хозяин обратился к ней с вопросом:
— Где твоя госпожа?
— Все еще в постели, милорд.
— В постели? Она больна? — в голосе мужчины слышалась тревога. Ариана никогда не позволяла себе нежиться в кровати, когда ее ждала работа.
Терза молчала, потому что не была уверена, что хозяйка больна. Но если это действительно так, ее мужу нужно сказать о ее болезни. Все в замке знали, что между супругами пробежала черная кошка и что они даже не спят вместе. Если Терза промолчит, Лайон может разозлиться. Девушка опустила глаза, не выдержав пристального взгляда норманна.
— Я задал тебе вопрос. Твоя госпожа больна?
— Даже если она плохо себя чувствует, то не признается в этом.
Лайона, казалось, удовлетворил ответ, однако что-то в поведении девушки насторожило его.
— Скажи мне правду, Терза.
— Миледи сегодня необычно бледна, — призналась служанка. — Она говорила, что у нее что-то с желудком. Вы хотели спросить что-нибудь еще?
— Нет, иди.
Терза поспешно удалилась. Рыцарь задумался над ее словами. Следует немного подождать, и, если Ариана действительно больна, он пошлет за лекарем.
К Ариане вернулся аппетит где-то в полдень. Она обедала одна, удивляясь, почему нет Лайона. День клонился к закату, и настроение девушки постепенно портилось. К вечерней молитве в животе появились странные, неприятные ощущения, и леди Крэгмир от души надеялась, что не опорожнит содержимое своего желудка перед мужем и рыцарями. Однако, войдя в зал, она чувствовала себя гораздо лучше. Помня об обещании, данном ею Терзе, Ариана намеревалась поговорить с супругом о влюбленных.
Настроение Лайона ничуть не улучшилось, а, похоже, стало еще хуже. Целый день он не видел жену, и, когда она появилась, ему показалось, что гора свалилась с плеч. Она выглядела как всегда прекрасно, и мужчина с трудом отвел от нее восхищенный взгляд.
Баронесса надела розовое платье, украшенное драгоценной брошью. Волосы покрывала тонкая сеть из золотых нитей, поверх которой была накинута вуаль такого же цвета, что и платье. Когда Ариана подошла и села рядом, рыцарь вежливо поднялся, приветствуя ее и избегая смотреть ей в глаза.
Они молча ели по обычаю того времени с одного подноса. Насытившись, леди Крэгмир отодвинула поднос, и мужчина повернулся и взглянул на нее.
— Надеюсь, вы хорошо себя чувствуете, миледи?
— Вам есть до этого дело, милорд?
— Только чудовище не станет заботиться о состоянии здоровья своей жены. Я просто спрашиваю.
— Как видите, хорошо.
— Да, похоже. Я рад.
— С вами говорил уже сэр Бельтан о Терзе? Она решила, что для разговора наступило подходящее время.
— Да, сегодня.
— Что вы сказали ему?
— Пока ничего. Я думаю, брак получится неравный. Сэр Бельтан благородного происхождения, а Терза — дочь бедняка.
— Подумайте как следует, прежде чем примите решение, — настаивала Ариана. — Я обещала Терзе, что заступлюсь за нее.
Лайон пристально посмотрел на жену:
— Вы сдержали обещание, — сказал он и вновь принялся за еду. Разгневанная девушка вскочила из-за стола:
— Я устала и отправляюсь спать. Спокойной ночи, милорд.
Лев не хотел быть грубым с женой и не собирался отказывать Бельтану. Он уже решил дать свое благословение на брак. Плохое настроение, постоянный его спутник в последнее время, всему виной. Рыцарь сожалел, что не сказал супруге о своем решении, и собрался пойти к ней позже, когда отведает прекрасного вина из погребов Крэгмира. Через час он, слегка пошатываясь, направился в комнату жены.
Ариана, сняв платье и оставшись в нижней рубашке, стояла перед камином и ждала Терзу. Она понятия не имела, обрадовать ей или огорчить служанку: ведь Лайон и словом не обмолвился о своем решении, отказываясь обсуждать эту тему. Ариана удивилась, что муж справился о ее здоровье, но, узнав, что все в порядке, тут же успокоился и перестал обращать на нее внимание. Интересно, как Лев воспримет известие о пополнении семейства? Принимая во внимание его плохое настроение, следует ожидать, что мужчина, скорее всего, никак не отреагирует. Вряд ли Лайон захочет иметь детей от женщины, виновной в его бесчестье.
Едва слышный стук в дверь прервал размышления леди Крэгмир. Думая, что это Терза, она, не поворачиваясь, разрешила войти.
— Извини Терза, но мой разговор с лордом Лайоном ничего не дал. Ему неинтересно мое мнение.
— Вы не совсем правы, миледи.
Ариана, испуганно вздрогнув, обернулась: сзади нее стоял рыцарь. Он находился так близко, что до него можно было дотронуться, протянув руку.
— Лайон… я… я думала, это Терза.
— Я встретил ее на лестнице. Думаю, вам будет приятно услышать, что я дал свое согласие на их брак с сэром Бельтаном, и девушка немедленно помчалась к нему, чтобы сообщить эту приятную новость. Я осмелился сообщить ей, что ее и услуги вам сегодня не понадобятся.
— Спасибо, что сказали, — поблагодарила Ариана. — Думаю, они будут счастливы.
Мужчина опустил глаза, скользнув взглядом по ее телу. Прозрачная нижняя рубашка не скрывала ее восхитительное тело, облегала живот и высвечивала треугольник волос внизу его. Упругая грудь натягивала тонкую ткань. У Лайона пересохло во рту, и он подавил готовый сорваться с губ стон. Тело его немедленно охватило желание.
Лев так пристально смотрел на девушку, что та затрепетала. Она облизала пересохшие губы, и он с нескрываемым удовольствием проследил за движением ее языка. Ариана задрожала и, сделав шаг навстречу, коснулась его:
— Лайон…
Ее голос вернул норманна к действительности. Господи, о чем он думает?
— Спокойной ночи, миледи. Я пришел к вам, чтобы сообщить, что вам больше не надо просить меня за Терзу, потому что я уже дал согласие на их брак.
Лайон медленно повернулся и направился к двери. Его ноги стали ватными. Ариана затаила дыхание, когда он потянулся к дверной ручке, и глубоко вздохнула, когда рыцарь резко повернулся и бросился к ней.
Он схватил жену в объятия и произнес сквозь сжатые зубы:
— Вы околдовали меня, миледи. Боже, помоги мне, я не в силах бороться с собой.

ГЛАВА 18

Когда Лайон нес ее до постели, он издал непонятный звук — то ли стон, то ли слова проклятья — и впился губами в ее губы. Сила его страсти поразила девушку, вызвав ответное желание. Тело мужчины трепетало, язык беспрестанно двигался, вознося Ариану к вершинам блаженства, сердце бешено колотилось в груди. Он с силой рванул прозрачную ткань ее сорочки, обнажив прекрасное тело.
Быстро раздевшись, Лайон вернулся к жене. Она ощутила напряжение его тела и почувствовала бурлящую в нем страсть. Лев начал осыпать поцелуями ее упругую грудь, провел рукой по атласной коже живота, отыскал светлый треугольник. Жадные губы рыцаря коснулись живота, постепенно опускаясь к заветному месту.
Ариана застонала, когда норманн начал ласкать внутреннюю поверхность бедер, приближаясь к влажному бутону, но не касаясь его. Леди Крэгмир недолго терпела сладкую пытку и сама подалась навстречу его губам.
Каждое прикосновение его языка вызывало приглушенные стоны. Девушка не могла сдержать дрожь. Выгнув спину, Ариана приподнялась и, запустив пальцы в густые темные волосы мужчины, шептала его имя. Приятное тепло начало разливаться по телу, зарождаясь где-то в кончиках пальцев, и вот девушка достигла наивысшей точки наслаждения и, вскрикнув, содрогнулась.
Лайон привстал, оперся локтями на постель и. внимательно посмотрел в ее глаза, затянутые пеленой страсти. Леди Крэгмир притянула его голову к себе, обхватила руками его мускулистые плечи и призывно приоткрыла губы. Тело мужчины напряглось, руки отыскали ее грудь, и Лайон, наклонившись, коснулся языком напряженного соска.
Ариана выгнулась, ощущая, как его твердая плоть уперлась ей в живот, и почувствовала, как увлажнилось ее лоно в ожидании мужчины. Девушка хотела, чтобы он разделил с ней наслаждение, а если Лайон откажется, она умрет. Сжав его плечи, девушка потянулась к нему, бесстыдно предлагая себя. Лев осторожно скользил по блестящему от влаги лону, не давая наслаждения ни себе, ни ей, и не в силах сдерживаться.
— Лайон… — хрипло проговорила леди Крэгмир, и в ее шепоте слышалась мольба.
— Да, — страстно выдохнул норманн. — Я знаю, чего вы хотите, миледи. Этого, не так ли? — с этими словами он вошел в нее, испытывая неземное наслаждение.
Ариана впилась ногтями в плечи рыцаря. Тот исступленно двигался, ускоряя темп, погружаясь в нее все глубже и глубже. Сладострастные стоны, слетавшие с губ жены, возбуждали его еще больше, заставляя бурлить кровь в жилах, мускулы звенеть от напряжения. Ариана желала вновь испытать неземное блаженство не только телом, но и душой и, закрыв глаза, отдалась Лайону. Она поняла, что мужчина близок к экстазу. Кожа Льва блестела от пота, выступившего от небывалого напряжения. Вскрикнув, рыцарь еще раз глубоко вошел в нее и замер, чувствуя, как наслаждение волнами разливается по телу, как душу переполняет радость, как трепещет под ним Ариана. Им казалось, что они стали одним существом. Они сжимали друг друга в объятиях, их дыхание, шумное и прерывистое, слилось в одно. Девушка не хотела отпускать мужа, все еще крепко обхватив ногами его талию и наслаждаясь ощущением его присутствия. Мужчина заставил себя отстраниться. Ариана понимала, что норманн злится из-за того, что не может сдерживать свои чувства, когда дело касается ее, и обвиняет жену в том, что она сводит его с ума.
Он лег на спину рядом с ней, закрыв глаза рукой. Рыцарь казался таким несчастным, что ей захотелось приласкать его, успокоить. Волосы Лайона слиплись от пота и завивались колечками на шее. Девушка чувствовала, что он не в силах расслабиться, что он все еще продолжает борьбу с совестью. Резко убрав руку, мужчина взглянул на жену. Она покраснела от его пристального взора, не зная, что сказать, чтобы утешить его, помочь обрести покой. Ариана хотела рассказать ему о ребенке, но что-то в его глазах предупредило ее, что сейчас не самое подходящее время.
— Надеюсь, вы счастливы, миледи, — презрительно бросил он. — Я дал вам, что вы хотели, и потерял то, что осталось от гордости.
— Вы желали этого так же сильно, как и я, милорд.
Лайон поморщился, словно от боли:
— Да, к сожалению, я не отрицаю. Я сопротивлялся соблазну и вашим чарам так долго, как только мог, но я ведь не каменный. Если я хочу избавиться от наваждения, мне следует уехать из Крэгмира.
— Вы не можете так поступить, — тревожно встрепенулась девушка, сжав его руку. — Вильгельм приказал вам оставаться в замке.
— Действительно, — буркнул Лев, поднимаясь. — В будущем я не стану оставаться с вами наедине, чтобы не подвергаться соблазну.
Мерцающее пламя свечи освещало атлетическую фигуру мужчины. Он наскоро одевался. Наблюдая за ним, она испытывала одновременно боль и удовлетворение. Ариана знала, что его тело страстно желает ее, а разум отвергает. Встав с постели, она сделала несколько неуверенных шагов, протягивая к нему руки в немой мольбе. Мужчина отступил, опасаясь быть ввергнутым в искушение. Если Ариана дотронется до него, рыцарь потеряет остатки достоинства. Вытянув руку, он остановил ее, и мощная мускулистая длань, так ловко орудующая мечом и копьем, заметно дрожала.
— Лайон?..
— Не подходите ближе, Ариана, мне больше нечего вам дать.
Девушка едва не задохнулась от гнева, смешанного с обидой.
— Тогда убирайтесь, я ничего не хочу от вас, — злобно выпалила она. — Вы пользуетесь мной, когда захотите, будто я обязана потакать вашим прихотям, подчиняться вашим капризам, и не даете ничего взамен. Я смогу прожить без вашего внимания к своей персоне. Убирайтесь с глаз моих, Лайон Крэгмир.
Мужчина закрыл глаза, боясь выдать свои чувства, и когда вновь их открыл, его взгляд обрел прежнюю твердость и холодность.
— С радостью, миледи, — усмехнувшись, рыцарь поклонился и вышел из комнаты.
Леди Крэгмир мерила шагами комнату, дрожа от ярости. К сожалению, это не могло помочь. Она любила Лайона всем сердцем, но норманн делал все возможное, чтобы растоптать ее чувства, разрушить то, что они создавали с таким трудом. Если Лев будет продолжать поступать так и дальше, уже нечего будет спасать. Наконец усталость одержала победу, и девушка, добравшись до постели, погрузилась в беспокойный сон.
На следующее утро Ариана проснулась в мрачном расположении духа. Извергнув содержимое желудка в таз, она легла обратно в постель, ожидая, пока пройдет слабость. Когда пришла Терза, леди Крэгмир чувствовала себя уже гораздо лучше. Но служанка успела увидеть таз, который хозяйка не убрала, и всплеснула руками, побледнев от страха:
— Вам снова плохо, миледи. Лорд Лайон знает? Может, послать за лекарем?
— В этом нет необходимости, — уныло ответила Ариана. Хранить в тайне беременность от мужа — одно, но пытаться скрыть ее от служанки — другое. — Я знаю причину своего недомогания, Терза.
Девушка, внимательно взглянув на госпожу, догадалась обо всем. Она радостно всплеснула руками.
— Ваш муж очень обрадуется.
— Я еще не говорила ему.
— О миледи, вы…
— Нет, Терза, ты не понимаешь. Он не хочет иметь со мной ничего общего, обвиняет меня в своем бесчестье. Полагаю, лорд Бельтан рассказал тебе, что случилось в Шотландии. — Служанка утвердительно кивнула. — Лорд Лайон принес клятву верности королю Малькольму, чтобы спасти меня от Эдрика.
— Он смягчится, миледи, узнав о ребенке, — Терза завистливо вздохнула. — Как же Лев должен любить вас, если отважился пойти на такое?
Ариана засмеялась сквозь слезы:
— Нет, Терза, произошедшее сделало его злым, наполнило душу горечью и ненавистью.
Девушка посмотрела на смятые простыни и вмятину от головы мужчины на подушке и с сомнением покачала головой. Она ничего не сказала госпоже, однако выражение ее лица говорило о том, что она подумала, лучше всяких слов.
— Зря ты так думаешь, Терза. Лорду Лайону я безразлична. Он сладострастен не в меру и приходит ко мне только для удовлетворения своей похоти. После проведенной со мной ночи мой муж проклинает и себя и меня. Это ужасно. Я не хочу, чтобы Лайон терпел мое присутствие только ради ребенка.
— Я поговорю с Бельтаном. Может, он…
— Нет! Никому не говори, даже ему. Обещаешь, Терза?
Служанка неохотно кивнула:
— Обещаю, миледи, но мне это не нравится.
Лев не пришел на ужин, и в течение двух последующих дней леди Крэгмир не видела его. На третий день он появился в зале, сел рядом и вежливо поклонился. Ни словом не обмолвившись о той страстной ночи, мужчина набросился на еду, не разбирая, где мясо, где сыр. Ариана попыталась завязать разговор, но рыцарь отвечал односложно. Скоро девушке это надоело, и она встала из-за стола.
Лайон наблюдал за ней краем глаза, любуясь изящными линиями спины и покачиваниями бедер. Он хотел ее. Последние три дня Лев спал вместе с рыцарями, стараясь не видеть жену и не ввергать себя в искушение. Запах ее кожи преследовал его, не давая расслабиться. Лайон хотел Ариану и ненавидел себя за это. Глядя пустыми глазами на чашу с вином, где живительная влага осталась только на дне, мужчина протянул ее слуге, и тот наполнил чашу до краев. Выпив, он вновь приказал наполнить ее и вновь выпил.
— Милорд, вам надо пойти к ней, — посоветовал Бельтан рыцарю. — Нехорошо так себя изводить из-за женщины.
— Ничего ты не знаешь, друг мой, — горько произнес Лев. — Ты не потерял уважения к себе. Иди к своей женщине. Скажи мне, когда состоится свадьба, и я дам необходимые распоряжения.
Понимая, что лорд Крэгмир не расположен обсуждать свои проблемы, начальник стражи поднялся, вознося хвалы Богу за то, что их с Терзой отношения не такие запутанные.
Лайон выпил еще два кубка и наконец со стуком поставил его на стол. Приняв решение, он нетвердой поступью поднялся по лестнице.
Ариана спала и не слышала, как открылась дверь, не слышала осторожных шагов и шороха снимаемой одежды. Даже когда мужчина лег рядом, скрипнув кроватью, она не проснулась, и только когда сильные руки обхватили ее, вздрогнула от неожиданности и попыталась протестовать.
Лайон ласкал ее исступленно, молча, яростно. Он ушел на рассвете, когда жена еще спала, и на следующий день вел себя так, словно не приходил к ней ночью и не любил ее так страстно. Словно тайные любовники, искали они утешения в тишине ночи, скрывая встречи даже от себя, будучи не в силах устоять перед желанием.
Каждую ночь Ариана вслушивалась в тишину, ожидая его шагов, и, когда Лайон не появлялся, ругала себя последними словами. Мужу нужно только ее тело. Но стоило ему прийти, как леди Крэгмир раскрывала объятия и страстно отдавалась ему, каждый раз собираясь рассказать о ребенке. Однако проходили дни, а он все еще ничего не знал.
Крики стражей на башне возвестили о прибытии королевского посланника. Он проехал по подъемному мосту, требуя открыть ворота именем короля. Лайон отдал приказ немедленно исполнить просьбу и вышел навстречу гонцу. Тот не был в состоянии сам спуститься с лошади, и его пришлось снимать и вносить на руках в зал. Посланника усадили у огня, дали кубок с вином, а он передал Лайону свернутый пергамент. Подойдя ближе к очагу, норманн дважды перечитал послание, затем швырнул его в бушующее пламя.
Бельтан с нетерпением поглядывал на своего суверена. Король не станет зря посылать гонца через всю Англию в такую ужасную погоду. Когда лорд Крэгмир поднял голову, его глаза подозрительно блестели, и сэр Бельтан поспешно отвел взгляд. Рыцарь заговорил, наконец и в его голосе слышались радость и гордость:
— Вильгельм требует моего присутствия в Честере. Уэльские мятежники захватили крепость и теперь угрожают городу. Король успокоился и простил мне все, даже то, что я самовольно увез Ариану в Крэгмир. Он просит меня поспешить со своим отрядом на помощь, — Лев улыбнулся. — Я вновь нужен своему королю, Бельтан. Теперь я верну доброе имя и положу конец бесчестью. Поднимай людей по тревоге, затем пройди по деревне и собери крестьян, умеющих владеть мечом. Мы выезжаем на заре.
Ариана стояла позади мужа, появившись как раз вовремя, чтобы расслышать его слова. Ее сердце трепетало от переполнявшей ее радости. Она-то знала, как много это значит для Лайона, как важно для него доверие Вильгельма. Однако разлука могла отрицательно повлиять на их взаимоотношения, и без того странные — чужие днем, пылкие любовники по ночам. Ей еще следовало рассказать ему о ребенке, но Ариана не желала ни в чем признаваться, если мужчина не испытывал к ней никаких чувств, кроме похоти. Она мечтала, чтобы супруг любил ее так же сильно, как и она его.
Лайон повернулся и заметил жену. У него не было времени, чтобы подумать, как прощение Вильгельма повлияет на их брак, но он не мог скрыть радостную улыбку.
— Вы едете на помощь королю, — Ариана скорее утверждала, чем спрашивала. — Вы слышали?
— Вы отправляетесь на войну, — внезапно девушка поняла, что в битве можно сложить голову.
— Король простил меня. А только это мне и нужно. Я молил о его прощении день и ночь. Я его хорошо знаю. Вильгельм скор на расправу, но отходчив. Ему требуются моя сильная рука и мое мастерство.
Вспомнив предсказание Надии, баронесса оцепенела от ужаса. Она знала, что Лайон собирается участвовать в сражении, и видела его смерть.
Однако колдунья сказала, что Ариана может спасти ему жизнь, только вот как? Не пустить его в Честер? Но Лайона не удержишь.
— Ариана, вы слышите меня? Я уезжаю на рассвете. Идемте, я хочу поговорить с вами наедине.
Взяв ее за руку, он повел ее по каменной лестнице в опочивальню. Когда мужчина, закрыв за собой дверь, повернулся, то застыл от ужаса. Глаза жены уставились куда-то в пространство, она побледнела и стояла, раскачиваясь из стороны в сторону.
Видение показало Лайона на поле боя. Он поражал врагов смертоносными ударами, защищая Вильгельма от нападения уэльсцев. Она увидела, как вражеский меч, сверкнув, вонзился в незащищенное доспехами место. Норманн покачнулся и упал на колени. Получив еще один удар, он упал лицом на мерзлую землю. Рыцарь лежал неподвижно, а бой продолжался. Затем его окутал туман, и девушка уже ничего не смогла рассмотреть.
Лайон растерянно смотрел на жену. Широко открытыми мутными глазами она уставилась куда-то поверх его головы и вскрикнула, когда он, схватив ее за плечи, встряхнул, пытаясь вывести из оцепенения. Закатив глаза, девушка упала как подкошенная. Мужчина, выругавшись, подхватил ее и положил на кровать. Окликнув супругу, Лев встревожился еще больше, когда та не ответила.
— Терза! — в отчаянии позвал он, и служанка, шедшая по коридору, опрометью бросилась в комнату.
— Что случилось, милорд? — переводя дыхание, она остановилась и, увидев госпожу, без чувств лежащую на постели, тихо вскрикнула: — О бедняжка! Что произошло?
— Не знаю, — хрипло ответил рыцарь. — Найди колдунью. Она единственная, кто может помочь моей жене.
— Я здесь, милорд.
Еще раз Надия появилась именно тогда, когда ее присутствие было крайне необходимо, напугав Лайона.
— Господи, женщина, ты всегда шляешься здесь?
Надия с негодованием выпрямилась:
— Я не шляюсь, милорд. Я просто знаю, когда нужна. Мое появление пугает и удивляет вас толь ко потому, что я вижу то, что другие не могут видеть, и способна появляться еще раньше, чем за мной пошлют. Она торопливо засеменила к постели, где без чувств лежала Ариана.
— Что случилось с моей женой, колдунья? — спросил Лайон.
Надия нащупала пульс девушки, затем прислонила ухо к ее груди. Подняв голову, старуха встревоженно взглянула на рыцаря:
— Ее сердце едва бьется, милорд. Мне еще не приходилось видеть, чтобы она так долго не приходила в себя после того, как ее посетило видение.
Лайон хотел задать еще несколько вопросов, но Надия отмахнулась и заговорила с Терзой. Та согласно кивнула, торопливо бросилась прочь и вернулась через несколько минут с пером. Колдунья зажгла его в пламени свечи и помахала им у носа Арианы, но даже этот запах не вывел девушку из обморока. Надия нахмурилась. Лайон едва не потерял голову от страха. То, что ему довелось увидеть, было недоступно его пониманию. Всю жизнь он отрицал все сверхъестественное, все, что противоречило учению Христа, однако нельзя не обращать внимания на дар Арианы. Интересно, что жена увидела на этот раз, что вызвало такую сильную реакцию?
— Она придет в себя?
— Ах, смотрите, милорд, госпожа очнулась, — облегченно вздохнув, проговорила Надия.
Лайон наклонился, желая убедиться. Когда супруга открыла глаза, он вознес хвалу Богу. Поначалу Ариана смотрела на него, не узнавая, но затем выражение ее глаз приобрело осмысленность.
Она попыталась улыбнуться, но не смогла. Видение еще было очень свежо в памяти. Следует предупредить Льва. Протянув руку, она коснулась его кисти. Мужчина сжал ее запястье, пораженный тем, что ее руки холодны как лед. Он ощутил, как девушка дрожит.
— Что вы видели, Ариана? — тихо спросил он. Жена в ответ застонала. — Ариана, скажите, что беспокоит вас?
Можно ли рассказать ему, что она видела его смерть? Лайон не поверит ей и все равно отправится в Честер. Его простил Вильгельм, вернул ему свое расположение, доброе имя, и сообщение о смерти не остановит его.
— Обещайте мне, что будете осторожны, милорд, — прошептала леди Крэгмир. — Опасайтесь врага за спиной.
Лев нахмурился, поняв, что жена поведала ему только часть того, что видела.
— Я всегда осторожен, Ариана. Если мне суждено сложить голову на поле боя, то я умру как воин, не запятнав свою честь. Я рад, что Вильгельм, наконец, понял, что я никогда бы не принес клятву верности другому королю, не имея на то веских оснований. Сообщение о том, что он простил меня, вернуло мне жизнь.
— А мне что это дает, милорд? — со слезами на глазах спросила баронесса.
Вспомнив, что они не одни и что каждое произнесенное ими слово разнесется по крепости как ветер, Лев приказал Терзе и Надии уйти. Служанка тут же ушла, но колдунья задержалась.
— Ну что тебе, женщина?
— Предупреждение, милорд. Вам нужно послушаться жену, Следите за тем, что делается за вашей спиной. Хотя, я думаю, это уже неважно. Ваша судьба предрешена силами более могущественными, чем я.
— Нет! — крик Арианы эхом разнесся под каменными сводами. — Ты говорила, что в моей власти спасти мужа. Что я должна сделать?
— Господи! О чем вы болтаете? — разозлился рыцарь.
Надия, не обращая на него внимания, всматривалась в искаженное страхом лицо госпожи. Ее глаза таинственно загорелись, когда она склонилась над Арианой и зашептала:
— Да, у вас есть эта власть, миледи, но вам лучше ее не применять, если не знаете, как ею пользоваться. Иногда мои видения очень непонятны.
— Если не скажешь в чем дело, лучше убирайся с глаз моих! — вмешался Лев. У него было очень много дел и мало времени. Он боялся, что не успеет рассказать жене, как к ней относится, какие чувства он испытывал, как боролся с собой, как не мог думать ни о чем, кроме бесчестья, хотя сердце сгорало от любви.
Не опасаясь гнева господина, колдунья неторопливо засеменила к двери. Но уже у самого порога она обернулась:
— Скажите ему, миледи, иначе он может ни когда не узнать, — и с этими словами исчезла.
Лайон растерянно смотрел на жену. Он ничего не понимал, а вот она знала, о чем вела речь Надия.
— Колдунья все время говорит загадками, — оскорбленно пробормотал норманн. — Вы знаете, что означают ее слова?
— Иногда даже я не понимаю ее, — солгала девушка, отводя глаза, боясь, как бы они не выдали ее.
Ариана все еще лежала в постели, и, когда попыталась подняться, Лайон подал ей руку. Она с благодарностью ухватилась за нее, испытывая огромную слабость.
— Нет, вы знаете, о чем говорит Надия, — настаивал Лев. — Я вижу это по вашим глазам. Вы видели то же, что и она?
Леди Крэгмир в отчаянии рассматривала свои руки. Она уже предупредила Лайона, чтобы он вел себя осторожно. Что еще можно добавить? Что ему суждено погибнуть в бою? Нет, жестоко предупреждать его о том, что может и не сбыться, омрачать хорошее настроение. И Лайон пока еще ничего не сказал ей о том, как сложатся их отношения, поэтому баронесса не желала рассказывать о ребенке. А супруг не успокоится, пока не добьется своего. Ариана из двух зол выбрала, как ей казалось, меньшее.
— Вы правы, милорд, видение, только что посетившее меня, ужасно, но оно не обязательно сбудется.
Лайон сжал ее руки, подвел к стулу, усадил ее и сел сам на пол.
— Скажите мне, Ариана.
— А видела, что вы получите смертельный удар на поле боя, — прошептала она, опустив глаза. — Возможно, вы умрете. Вы упали и лежали неподвижно.
Мужчина замер:
— Что вы еще видели?
Она покачала головой:
— Ничего.
— Колдунья тоже видела мою смерть?
— Да, но еще и другое, что мне не являлось, — поспешно добавила девушка. — Надия сказала, что в моей власти спасти вас.
— В вашей? — рыцарь с сомнением покачал головой.
Ариана сама не верила, но если Надия говорит, значит, все правда. Внезапно ее лицо просветлело.
— Я поеду с вами в Честер и буду защищать вашу спину, как вы защищали спину Вильгельма, — воскликнув это, леди Крэгмир вскочила на ноги. — Торопитесь, Лайон, у нас нет времени, если нам надо уезжать на рассвете. Слова Арианы затронули самые потайные струны его души, заставив сердце гулко забиться от чувства, еще неделю назад непонятого бы им. До встречи с этой удивительной саксонкой он не знал настоящей любви и не верил в ее существование. Его жена не походила ни на одну женщину. Она была мужественна и упряма, страстна и нежна. Лайон нуждался в ней так же сильно, как в еде и питье. Мужчина не знал еще ни одной женщины, которая бы взяла в руки оружие, чтобы защитить своего возлюбленного. Он гордился Арианой, но никогда не позволил бы ничего подобного, потому что сам в состоянии защитить себя.
— Нет, Ариана, ваше предложение делает вам честь, но в нем нет необходимости. Я защищал себя всегда сам. Вам не надо ехать в Честер. Вы останетесь в Крэгмире, где вашей жизни ничто не будет угрожать.
Леди Крэгмир вскочила, гневно сверкая глазами:
— Как вы смеете смеяться над моими добрыми намерениями! Пусть на мои видения не всегда следует полагаться, но опасно не обращать на них внимания! Надия утверждает, что только я могу спасти вас. У вас нет причины отвергать мою помощь.
— У меня есть много причин. Вы моя жена, и мне небезразлично, что произойдет с вами. Если мне суждено умереть, я умру с уверенностью, что вы находитесь в безопасности, под защитой стен Крэгмира. Но я не собираюсь умирать. Только теперь я понял, что мне есть для кого и для чего жить. Дождитесь меня, Ариана. Когда я вернусь, мы поговорим о том, что я недавно для себя открыл. Я расскажу вам о том, что до сих пор отвергал.
Норманн, притянув ее к себе, обнял ее и с жаром продолжал:
— Обещайте, что не вздумаете последовать за мной, — крепче обнимая девушку, он шептал: — Обещайте, что не будете делать глупостей. У вас есть сила, чтобы спасти меня. Надия права. Вы способны сделать это, подарив мне любовь и покой.
Ариана так долго молчала, что Лайон едва не потерял терпение. Она сдерживала слезы, думая о том, почему супруг отверг ее помощь. На его плечах лежал и без того тяжкий груз, и не стоит добавлять ему забот. В конце концов баронесса неохотно согласилась остаться в Крэгмире. Лайон с облегчением вздохнул, и Ариана решила, что настало время сказать ему о ребенке. С ее стороны было бы жестоко отправить его в бой, из которого он может не вернуться, и не позволить ему узнать о долгожданном наследнике.
— Лайон, я хочу кое-что вам сообщить. Думаю, эта новость обрадует вас.
— Вы уже обрадовали меня, — произнес Лев, не желая портить чудесного мгновения, сблизившего супругов после стольких дней вражды.
— Но вы должны знать…
— Нет, Ариана, — прошептал Лайон и приложил палец к ее губам. — Подождите моего возвращения. Нам обоим есть что забыть и простить. Мои люди ждут меня. Надо еще почистить оружие и собрать провизию на дорогу. Я нужен Вильгельму, и поэтому надо спешить.
— Конечно, вы правы. Отправляйтесь на помощь Вильгельму, милорд, я буду с нетерпением ждать вашего возвращения.
— Я вернусь, дорогая, верьте мне.

ГЛАВА 19

— Не поднимайтесь, — зашептал Лайон, когда леди Крэгмир попыталась на рассвете встать с постели. — Я хочу именно такой запомнить вас: лежащей с раскрасневшимся лицом, с губами, распухшими от поцелуев, на нашем супружеском ложе. Я хочу сказать вам так много, но времени нет.
— Почему вы так долго ждали? — с любопытством спросила девушка. — Все эти дни мы могли бы быть очень счастливы, если бы вы не позволили гневу завладеть вашим сердцем.
— Вы женщина, Ариана, у вас есть семья и имя. А у меня всю жизнь были только гордость и незапятнанная честь, которую я обрел, сражаясь под знаменами Завоевателя. Затем на моем пути появились вы. Я не хотел жениться на вас, но сделал это, чтобы доставить удовольствие Вильгельму. Мне понравился Крэгмир, в нем осталась частичка моего сердца. Первый удар по моей гордости вы нанесли, когда оскорбляли меня. Вы никогда не скрывали своей ненависти к норманнам, презирали меня, несмотря ни на что. И когда меня поставили перед необходимостью выбрать между Малькольмом и вашим союзом с Эдриком, я переступил через гордыню и не позволил вам стать женой Блэкхита. Вы представить себе не можете, что я чувствовал.
— Я не просила вас делать это, — напомнила ему супруга.
— Вам и не надо было, я сам сделал выбор. И именно поэтому факт измены Вильгельму оказался вдвойне отвратительным. Я не мог простить вас.
— Лайон, я…
— Нет, миледи, у нас мало времени. Я должен идти. Мы поговорим, когда я вернусь.
— Да, когда вернетесь, — согласилась Ариана и мрачно подумала: «Если вы вернетесь».
Она наблюдала, как он одевается при мерцающем свете свечи, и восхищалась стройной, мускулистой фигурой. Леди Крэгмир знала, что в зале сэр Бельтан поможет ему облачиться в боевые доспехи и выберет оружие. Одевшись, мужчина долго смотрел на жену, затем, встав на колени, поцеловал ее. Когда дверь за ним закрылась, девушка разрыдалась.
— Идите с Богом, любовь моя, и пусть удача не покинет вас, — прошептала она ему вслед.
Двумя часами позже Ариана стояла на смотровой площадке, кутаясь в плащ и стараясь защититься от порывистого, пронзительного ветра. Лайон ехал впереди отряда и уже миновал ворота. Он казался могучим, непобедимым, сеющим страх и в то же время удивительно уязвимым в свете занимающейся кровавой зари. Ей показалось, что один раз он все-таки обернулся и бросил на нее прощальный взгляд, хотя с уверенностью сказать она не могла. Положив руку на живот, она издала громкий стон. Неужели ее ребенок так и не узнает своего отца? Девушка молилась, чтобы ее вновь посетило видение и показало, каким образом она может спасти мужа, но тщетно.
— Здесь очень холодно, миледи. Вас продует, а вам надо заботиться о ребенке.
Ариана испуганно вздрогнула. Надия, как всегда, появилась неожиданно.
— Ты, похоже, шпионишь за мной и постоянно пугаешь меня. Что ты хочешь? Ты пришла сказать, как я могу спасти Лайона?
— Вы узнаете, когда придет время, — заявила колдунья. — А пока вам следует подумать о сыне. Наследник Льва станет защитником этой земли, и поэтому о нем нужно позаботиться еще до рождения.
Ариана задумчиво смотрела на старуху:
— Откуда ты знаешь, что будет сын? Никто не может предсказать пол ребенка.
Надия смотрела куда-то мимо нее.
— У вас родится мальчик, миледи, и в свое время он станет великим человеком. Да, люди будут уважать сына Льва, как уважали его отца. — Взяв графиню за руку, она повела ее вниз по лестнице, направляясь в башню. — Идемте, миледи, не надо стоять на ветру.
Ариана повернулась к собеседнице:
— А что будет с лордом Лайоном, Надия? Он вернется?
Колдунья пожала худенькими плечами:
— Если Бог пожелает того, миледи.
По истечении нескольких дней Ариана поняла, какое тяжелое бремя легло на ее плечи. Заниматься хозяйством в отсутствие мужа оказалось занятием довольно трудным. По утрам девушку по-прежнему мучила тошнота. Ее лучшим помощником был Кин, взявший на себя заботу о замке.
Присутствие Терзы скрашивало одиночество, но они слишком тревожились о своих возлюбленных и каждый день вспоминали их.
Ариана никак не могла забыть видение и молилась Богу о спасении Лайона. Не следовало ей скрывать свою беременность, даже если он не любит ее так сильно, как она его, хотя сердце девушки говорило ей, что Лев привязан к ней. Супруг почти признался ей в своих чувствах перед отъездом, но им не хватило времени для откровений, потому что ту ночь они отдали пылкой любви. Ариана понятия не имела, как долго продлится поход против мятежных баронов, но это неважно, главное, чтобы муж вернулся домой живым. Чем больше она думала о своем видении, тем больше ее тревожило нехорошее предчувствие. Если бы не совет Надии заботиться о ребенке, она бы немедленно отправилась в Честер. Находясь рядом с мужем, Ариана сумела бы найти способ защитить его.
Леди Крэгмир автоматически ела и спала, думая только об одном: нуждается ли Лайон в ней так, как она в нем?

Лев как раз вовремя прибыл в Честер. Его сердечно приветствовал Вильгельм. Король остыл. У него имелось достаточно времени поразмыслить, почему его любимец поступил подобным образом. Теперь же, когда лорд Крэгмир объяснил причины, которые вынудили его принести клятву Малькольму, король простил его и поблагодарил за своевременную помощь.
— Если бы что-нибудь угрожало Матильде, я бы поступил точно так же, — неохотно признался он. — Я прощаю тебя, лорд Лайон, потому что нуждаюсь в тебе и потому что не привык к тому, что тебя нет рядом. Эти проклятые уэльсцы совсем доконали меня. Я не мог выбить их из замка. Подлые трусы напали в глухой полночный час на мою сонную армию и затем скрылись за стенами крепости. Дьявол, они умные черти.
— Что вы намерены делать, сэр?
— Намерен осадить замок и разрушить все вокруг: сжечь деревни, церкви, вытоптать поля, пока они не сдадутся. Пусть видят, что им не на что надеяться.
Лайон побагровел. Он хорошо знал, как жесток Вильгельм, потому что не раз видел, как он расправляется с непокорными. Король сделает все возможное, чтобы поставить мятежников на колени.
— Идем, — пригласил Вильгельм, — в мой шатер, где ты расскажешь мне о жене. Она уже беременна? Моя Матильда подарила мне четырех сыновей, и я надеюсь, что у вас с Арианой будет столько же. Она порадует вас наследником, если, конечно, вы хорошо о ней заботитесь.
— Я давал мало поводов для радости своей жене, — признался норманн. После принесения клятвы Малькольму я так переживал о потере своего доброго имени, что обвинил ее в том, что сделал во имя… — он замолчал и с трудом закончил фразу, — любви.
— Я рад, что не ошибся, выбирая тебе жену, — усмехнулся Вильгельм. — Ты все еще желаешь леди Забрину?
— Вряд ли можно назвать мои чувства к ней желанием, — горько произнес Лайон. — Она скандалистка и противная потаскуха. Удивительно, что раньше я не замечал этого. Вы все еще хотите отдать ее лорду Эдрику?
— Он был мне очень полезен в твое отсутствие, — подумав, сказал король. — Поняв, что на Малькольма рассчитывать не стоит, он, похоже, собирается служить мне верой и правдой. Хотя я еще никак не могу простить ему заговор с Малькольмом и похищение твоей жены. Свадьба с Забриной явится отличным наказанием за его преступление против короны. Что ты скажешь на это, Лайон?
Тот рассмеялся:
— Да, сэр, такого наказания заслуживают лишь немногие мужчины. Но я воздержусь высказывать свое мнение о лорде Эдрике до тех пор, пока он не свяжет себя узами брака с леди Забриной. Только тогда лорд Блэкхит перестанет представлять опасность для Арианы и меня. Ни для кого не секрет, что моя жена предпочитает общаться со своими соплеменниками.
Вернувшись к отряду, Лев объяснил своим людям план Вильгельма. Бельтан предлагал штурмовать замок, другие настаивали на подкопе под стены, третьи советовали построить катапульту и забрасывать мятежников камнями, однако последнее слово осталось за королем.
Уэльские мятежники, взобравшись на стены, в отчаянии смотрели, как рыцари Завоевателя начали поджигать дома, уничтожать урожай, сея повсюду разрушения. Они видели, как обезумевшие крестьяне бежали от закованных в доспехи воинов, таща с собой наспех собранные узлы с одеждой. Вильгельм не собирался останавливаться ни перед чем, пока не покончит с бунтом.
На рассвете следующего дня уэльсцы вышли из ворот замка. Король понял, что на этот раз бароны не станут наносить неожиданный удар и быстро отходить под защиту крепости, нет, впереди соперников ждет кровопролитный рукопашный бой. Мятежники хотели разбить его войско и заставить бежать в Лондон.
Надо сказать, они выбрали удачное время для атаки. Большая часть армии Вильгельма по приказу короля разрушала все в округе, как в Йорке. С королем остались лишь несколько рыцарей с отрядами, включая Лайона и Эдрика. Увидев, что уэльсцы выходят из ворот и направляются к их лагерю, Лайон приказал людям готовиться к бою. Мятежные бароны страны болот стали последним препятствием на пути Завоевателя, и если Вильгельму удастся разгромить их, Англия будет полностью принадлежать ему. Поэтому король твердо вознамерился положить конец бунту. Если он победит, завоевание страны саксов можно считать законченным.
Две враждующие стороны встретились на равнине между рекой, протекающей на севере, и рядом холмов на юге. С Вильгельмом осталось мало людей, однако ему и раньше приходилось сражаться с превосходящими силами противника и побеждать. Когда у него есть такие опытные бойцы, как Лайон Крэгмир и Эдрик Блэкхит, ему нечего бояться.
Лайон с нетерпением ждал боя. Желая восстановить свое доброе имя, он намеревался сражаться, не жалея сил и жизни. Рыцарь защищал спину короля, отражал смертельные удары, думая о жене и сожалея, что не сказал ей о своей любви.
Он опасался, что Ариана не сможет полюбить норманна, но твердо решил завоевать ее сердце. Лайон считал, что леди Крэгмир привязана к нему и он не безразличен ей. Она уже не раз доказывала это. Совершенно ясно, что жена желает его, потому что отдавалась страсти так же исступленно, как и он. Похоже, без него она страдает. Это явится началом их любви и совместной счастливой жизни.
Взглянув на Вильгельма, рыцарь увидел, что король обороняется от двух сильных уэльсцев. Они угрожающе размахивали боевыми топорами, готовые в подходящий момент опустить их на голову Завоевателя. Лайон расправился со своим противником и бросился на выручку королю. Еще двое уэльсцев ринулись к Вильгельму, окружив его плотным кольцом. Лев рванулся вперед и ударом своего смертоносного меча отправил одного из нападавших к праотцам.
Вильгельм не мог в разгаре боя поблагодарить Лайона, но норманн знал, что тот отметит его своевременное вмешательство. Будто и не было предательства, и Норманнский Лев, как всегда, сражался рядом с королем, защищая его спину. Затем рыцарь сосредоточил свое внимание на другом уэльсце, направляющемся к нему.
Краем глаза он увидел, как один из рыцарей бросился к Завоевателю, размахивая мечом. К тому времени, как Лайон отразил нападение на себя, уэльсец уже намеревался нанести удар Вильгельму по не защищенному доспехами месту. Не думая о себе, рыцарь закрыл собой короля, приняв на себя предназначенный тому удар. Меч с широким лезвием вонзился ему под ребро, где находилась самая слабая броня, пробил панцирь и вошел в тело.
Лезвие вошло так глубоко, что Лайон упал на колени, застыв от острой боли, разрывающей внутренности. С радостным криком уэльсец вытащил меч и занес его для повторного удара, на этот раз в самое уязвимое, не защищенное доспехами место — в шею.
Норманн понял, что противник намеревается добить его, но глаза не закрыл, желая, подобно своим предкам викингам, знать точное мгновение, когда душа покинет тело. Рыцарь не стал уворачиваться, продлевая последние минуты жизни. Он чувствовал острие меча у шеи, ощущал соленый привкус крови, и с губ его слетело имя Арианы.
Однако летели секунды, но смерть не приходила. Он не видел, что Эдрик отвел разящий меч и убил уэльсца. Но мужчина знал наверняка, что гибель неизбежна. Шепча молитву, Лайон закрыл глаза и стал ждать, когда создатель призовет его к себе.

Ариана, вскрикнув, согнулась от боли. Это не имело ничего общего с ребенком, которого она носила под сердцем. Девушка уже поняла, что случилось, и снова закричала, качаясь из стороны в сторону. Все находящиеся в зале смотрели на нее, пораженные происходящим, и терялись в догадках, что делать. К счастью, поблизости оказалась Терза. Она бросилась на помощь госпоже.
— Миледи, что с вами? Вам больно?
— Найди Надию, быстро.
— Сначала я доведу вас до вашей комнаты, затем приведу колдунью.
— Я сам провожу миледи, а ты иди за старухой, — Кин осторожно взял леди Крэгмир под руку и вывел ее из зала.
Боль все нарастала, охватив уже все тело. Не желая оставлять госпожу одну в таком состоянии, сенешаль тревожно вглядывался в искаженное страданием лицо, не зная, чем помочь ей. Он облегченно вздохнул, когда, наконец, Терза привела Надию. Старуха тут же жестом указала ему на Дверь, и Кин мгновенно удалился. Никто не осмеливался спорить с колдуньей.
— Что случилось, миледи? — обеспокоенно спросила Надия. — Это ребенок?
— Нет, — выдохнула девушка, корчась в приступе сильнейшей боли. — Это Лайон. Разве ты не чувствуешь? Разве видения не сказали тебе? Он мертв, Надия. Норманнский Лев мертв. Господи, я не вынесу этого.
Терза закричала и рухнула в кресло, рыдая, а колдунья, нахмурившись, задумчиво смотрела на госпожу:
— Вы уверены, миледи?
— Я знаю точно, когда в него вонзился меч, — ответила леди Крэгмир, закрывая глаза. — Разве ты этого не чувствуешь?
— Вы единственная можете чувствовать его боль, миледи. Вы единственная настолько его любите, что способны на расстоянии узнать о его самочувствии. Но я думаю, что он не мертв.
— Господи, Надия, я всем сердцем хочу верить тебе, но боль говорит мне об обратном. Я должна ехать в Честер и убедиться, права я или нет. Я-то думала, ты поможешь мне, ведь только ты одна способна знать наверняка, что происходит в Честере. Ты всегда с легкостью давала советы, предсказывала будущее, которое являлось только тебе в твоих видениях. Почему же ты не можешь сказать мне, что случилось с моим мужем?
Впервые за всю жизнь Надия не смогла ответить. Она знала, что лорду Крэгмиру угрожает смертельная опасность в Честере, но разве она не предупреждала Ариану? Однако пока колдунья не чувствовала, что Норманнский Лев мертв.
— Вы должны оставаться в Крэгмире, миледи, — проскрежетала Надия, — ради спасения своего ребенка. Третий месяц наиболее опасен для него.
— Это все, что ты можешь посоветовать мне? — в отчаянии закричала девушка.
— Я могу вам сказать, что Лайон жив. Смертельно ранен, близок к гибели, возможно, но он все еще дышит.
— Как я спасу его, если он так далеко? Ты больше знаешь о лечебных мазях и целебных бальзамах, чем я.
— Ваше лекарство сильнее моего, миледи. Вы это поймете со временем. Я не в силах помочь вам.
— Господи! — взмолилась девушка. — Научи, как мне помочь ему.
— Надо ждать, — тихо проговорила Надия.
— Миледи, нельзя так убиваться, — вмешалась насмерть перепуганная Терза, волнуясь за состояние любимой госпожи и ее будущего ребенка. — Мы ничего не знаем о произошедшем в Честере. Вы не можете знать, жив лорд Лайон или мертв. Возможно, вы так нервничаете, потому что беременны.
Ариана промолчала. Ей-то известно, что беременность ничего общего не имеет с ее состоянием. Она повернулась к Надии, желая получше ее расспросить, но колдунья, как всегда, внезапно исчезла.
Все последующие дни леди Крэгмир места себе не находила. В сердце поселился страх. Она все еще чувствовала боль, хотя и не такую острую, как прежде, и ждала сама не зная чего, мало спала и еще меньше ела. Надия не показывалась ей на глаза. Колдунья пропала, не приходили и видения, хотя девушка молила о них.
Каждый день леди Крэгмир взбиралась на смотровую площадку башни и с тоской смотрела на пустой горизонт до тех пор, пока пронизывающий ветер не заставлял ее вернуться к горящему очагу. Однажды, когда она стояла и вглядывалась в серый туман, поднимающийся над болотами, и глаза уже устали, Ариана заметила нескольких всадников. Их фигуры отчетливо виднелись на фоне серого неба. Леди Крэгмир молилась, глядя на приближавшихся людей. Когда они подъехали к подъемному мосту, она торопливо сбежала вниз и отдала приказ открыть ворота.
Девушка нетерпеливо ждала, пока шестеро всадников въедут во двор. Одна из лошадей везла двоих, и леди Крэгмир тут же поняла, что вторым всадником является Лайон. Позади него сидел Бельтан, осторожно придерживая ношу. Когда рыцари сняли шлемы, Ариана удивилась, увидев среди них лорда Эдрика.
— Миледи, — обратился к ней сэр Бельтан странным, сдавленным голосом, слезая с лошади и осторожно снимая лорда Лайона. — Простите меня.
Девушка подавила крик отчаяния, увидев залитую кровью рубашку. Кто-то снял с Лайона доспехи и наспех, грубо, неумело наложил повязку.
Она взглянула на рыцаря, опасаясь, что мучившие ее подозрения подтвердятся, и сэр Бельтан словно прочел ее молчаливую просьбу:
— Он жив, миледи, но едва дышит.
— Отнесите его в опочивальню, — дрожащим голосом попросила леди Крэгмир. — Кто-нибудь пошлите за Надией.
Кин торопливо бросился исполнять приказ, а Ариана, пошатываясь, побрела за начальником стражи и одним из норманнов, несшими хозяина замка.
— Осторожнее, — тревожилась девушка, изо всех сил стараясь держать себя в руках, чтобы не разрыдаться перед посторонними людьми.
Леди Крэгмир не видела, что за ней следует лорд Эдрик, до тех пор, пока они не вошли в спальню.
— Я сделал все, что в моих силах, леди Ариана, — виновато бормотал тот, — но я не Бог.
Удивленная донельзя, баронесса спросила:
— Вы перевязали раны Льва?
— Да. Он серьезно ранен, Ариана. Удивительно, что ваш муж до сих пор жив. Мы скакали день и ночь, стараясь как можно быстрее добраться до Крэгмира.
— Чтобы он умер здесь, вы хотели сказать, — горько добавила девушка. Блэкхит не стал спорить:
— Вильгельм приказал отвезти Льва домой. Он спас жизнь короля.
— Я меньшего от него не ожидала. В храбрости ему не откажешь.
Леди Крэгмир быстро осмотрела мужа и поняла, что он близок к смерти. Путешествие от Честера до замка только ухудшило его состояние. Лицо стало пепельно-серым, а грудь едва вздымалась. Мужчина был без сознания. Казалось, что он уже мертв. Ариана больше всего на свете сейчас хотела заплакать и завыть. Развязав рану, она едва не лишилась чувств, настолько та была глубока. Из нее еще сочилась кровь, а края уже начали гноиться. Вражеский меч глубоко вошел под ребро с правой стороны. Другая рана находилась на шее, но не казалась такой серьезной, и Ариана промокнула ее чистой влажной тканью, с нетерпением ожидая Надию.
Колдунья появилась через несколько минут. Она принесла с собой корзину со своими снадобьями, поставила ее на туалетном столике возле кровати и немедленно принялась за работу. Надия потребовала принести горячей воды, и девушка, не желая покидать мужа, попросила Эдрика выполнить ее просьбу. Надия покачала головой.
— Рана очень серьезная, миледи. Но я постараюсь сделать все возможное.
— Он умрет? — охрипшим от волнения голосом спросила леди Крэгмир.
— Не могу сказать.
— Он должен жить! Лайон не может умереть, ведь ему еще ничего не известно о ребенке.
— Я предупреждала вас, миледи, — напомнила ей старуха. — Вам следовало рассказать ему о ребенке перед отъездом. А теперь помогите, я должна обработать его рану.
Ариана через плечо Надии внимательно наблюдала, как та тщательно промыла рану большим количеством воды с целебными травами. Сжав рваные концы, она выдавила гной, что вызвало приступ тошноты у леди Крэгмир. Затем колдунья бросила в открытую рану как можно больше свежих семян укропа и совместила края раны, положила на нее примочку и покрыла чистой повязкой.
Лайон не подавал признаков жизни. Затем Надия обследовала рану на шее, сказала, что она не опасна, и наложила на нее целебный бальзам.
— Я больше не в силах что-либо сделать, — заявила она, отходя от лежащего мужчины.
— Он едва дышит, — со страхом прошептала Ариана. — Ему больно. Почему Лайон не приходит в себя?
— Возможно, он так никогда и не очнется. Льву слишком поздно обработали рану, и она уже успела загноиться.
Девушка широко открыла глаза и упрямо подняла подбородок. Она никогда не позволит мужу умереть! Нет, как угодно, но она заставит его жить!
— Он не умрет, Надия, ты слышишь меня? Он не умрет! Я останусь возле него и буду бороться за его жизнь. Если в моих силах спасти его, я сделаю это!
Надия старалась не смотреть в глаза госпоже:
— Я приготовлю отвар из корней валерианы и оставлю его вам. Это хорошее успокаивающее средство. Мужчина уснет и не будет чувствовать боли. Вам следует понемногу давать ему отвар и следить, чтобы он не подавился. Если у него начнется лихорадка, я пришлю другие травы. Больше я ничего не в силах сделать. Теперь все зависит от вас, ибо в вашей власти спасти Лайона.
— Нет у меня никакой власти! — в ярости закричала Ариана, не понимая, что от нее требуется.
— Подумайте над моими словами, миледи. Сила, данная вам, одна из самых могущественных, даваемых когда-либо человеку. Я сейчас ухожу, но приду, как только вы будете во мне нуждаться.
Леди Крэгмир встала на колени возле супруга, взяла его за руку и прижала ее к груди, наблюдая, как Надия выскользнула из комнаты.
— О чем это болтала колдунья, миледи? — спросил Эдрик. — Какой властью вы обладаете?
Ариана вздрогнула. Она совсем забыла о присутствии Блэкхита.
— Увы, никакой власти и никакой силы у меня нет. Если бы это было так, я бы вылечила мужа.
— Вы выглядите очень утомленной, Ариана. Почему бы вам не отдохнуть? Пусть кто-нибудь из слуг посидит здесь, а вы отправляйтесь спать.
Леди Крэгмир подняла на Эдрика печальные, красные от слез глаза. Она очень мало спала с того момента, как почувствовала боль и страдания супруга. Девушка ела и спала только ради ребенка. И теперь, когда Лев здесь и находится на грани смерти, супруга его не оставит.
— Нет, я не могу. Я хочу, чтобы, открыв глаза, Лайон увидел меня.
— Если норманн вообще откроет глаза, — заметил Блэкхит. — Я останусь в Крэгмире и буду помогать вам.
— Спасибо, лорд Эдрик, — отрешенно отозвалась Ариана.
Сейчас ей было трудно думать о чем-нибудь еще, кроме спасения мужа и своей беспомощности, которую она ощущала, несмотря на заверения Надии. Почему старуха говорит всегда так туманно?
Эдрик ушел, а ночь не принесла видимых изменений в состоянии мужа. Ариана наложила новую повязку с целебным бальзамом, оставленным Надией, осторожно влила отвар из валерианового корня в его рот и массировала горло до тех пор, пока он не проглотил его. Прислонив ухо к груди, она вслушивалась в слабый стук сердца, радуясь, что оно бьется. Девушка плакала, молилась и непрестанно думала о возможных путях спасения супруга. Она обращалась к Богу и ко всем святым, проклинала и насылала хулу на высший разум за несправедливость. Затем, положив голову мужу на грудь, баронесса провалилась в беспокойный сон.
Лайон слышал, что вокруг него кто-то разговаривает. Голоса звучали глухо и неразборчиво, и мужчина попытался прислушаться. Ему казалось, что это ангелы, и он хотел поднять руки, приветствуя их. Лев попытался открыть глаза, но веки будто склеились. Рыцарь не мог пошевелиться. Ему это показалось странным. Он никогда не думал, что в жизни после смерти не сможет двигаться. Лайон считал, что увидит Бога в сверкающем ореоле, что его приход возвестят ангелы своим пением, а белокурые херувимы вознесут его к вратам рая. На лице норманн почувствовал что-то влажное и удивительно приятное. Улыбнувшись, он вновь провалился в небытие.

ГЛАВА 20

Когда в комнату вошла Терза, она увидела, что Ариана склонила голову на грудь неподвижно лежащего мужа, безутешно рыдая.
— Миледи, вам надо отдохнуть. Недосыпание и голод, которыми вы мучаете себя, сидя здесь, могут повредить вашему ребенку.
— Я не могу есть, Терза, когда мой супруг находится при смерти.
— Тогда вам следует отдохнуть. Я посижу с ним и позову вас, когда милорд откроет глаза. — Нет, я его не оставлю.
— Тогда я принесу вам еду. Нельзя же так в самом деле, — сказала она и повернулась, чтобы уйти, затем остановилась. — Я совсем забыла, лорд Эдрик желает поговорить с вами.
Ариана нахмурилась, позабыв о, присутствии Блэкхита:
— Я не желаю его видеть, по крайней мере, сейчас.
— А вы знаете, что лорд Эдрик спас жизнь лорду Лайону? — спросила служанка. — Бельтан рассказал мне, что лорд Блэкхит увидел, как упал ваш муж, и убил напавшего на него рыцаря раньше, чем тот успел вонзить меч в шею Льва. Этот удар, несомненно, убил бы вашего супруга.
Леди Крэгмир вспомнила рану на шее супруга. Да, она действительно оказалась бы смертельной, и в этом случае Бельтан бы привез бездыханное тело. Ариана поняла, что должна отблагодарить Эдрика.
— Передай лорду Блэкхиту, что я встречусь с ним. Проводи его сюда, ибо я не хочу оставлять мужа одного.
— Хорошо, миледи. Пока вы будете разговаривать с ним, я принесу вам еду.
Несколькими минутами позже в комнату вошел Эдрик и тихо приблизился к постели. Ариана поднялась, приветствуя его, и, улыбнувшись, протянула ему руку:
— Я должна поблагодарить вас за то, что вы спасли жизнь моему мужу.
Блэкхит осторожно сжал ее руку и заглянул девушке в глаза:
— Рано благодарить меня, Ариана. Я продлил жизнь лорду Лайону, но только Бог знает, выживет ли он. Совершенно очевидно, что Лев на грани жизни и смерти.
Слова мужчины болью отозвались в сердце леди Крэгмир, и слезы ручьем побежали по щекам:
— О Эдрик, я так боюсь, что Лайон умрет. Что я буду делать без него?
Сакс, желая успокоить девушку, притянул ее к себе, утешая и ласково гладя ее по голове.
— Неужели вы так сильно его любите? — тихо спросил он.
Ему понадобилось много времени, чтобы понять, что леди Крэгмир действительно любит Норманнского Льва. Блэкхит всегда считал Ариану своей. Она была его невестой с детства, и согласие на их брак уже давно лежало в ящике стола его родителей. Если бы не Завоеватель, эта женщина стала бы его женой.
— Всем сердцем, — рыдая, ответила леди Крэгмир, омывая слезами грудь мужа.
— Я не знал. Я всегда думал, что вы и я… Именно поэтому я и увез вас в Шотландию и настаивал на свадьбе. Если бы Вильгельм не отдал вас Лайону, вы были бы счастливы со мной?
— Конечно, Эдрик. Мы дружили с детства. Вы единственный, кто не забыл обо мне, когда я жила в монастыре, кто заботился о моем благополучии. Но тогда я еще не так хорошо знала Лайона и не любила его. Если бы он заявил о своих правах на меня сразу после свадьбы, я бы возненавидела его и презирала бы всей душой. Лев понимал это и отправил меня в монастырь. К счастью, я выросла и перестала так сильно ненавидеть норманнов, столкнувшись с суровой реальностью.
— И все равно я не покину вас, миледи. Я останусь в Крэгмире. Если лорд Лайон умрет, мы поженимся, прежде чем Вильгельм отдаст вас другому.
Лев пошевелился. До его затуманенного сознания дошли звуки голосов. Стараясь вслушаться, мужчина попытался открыть глаза и наконец его попытки увенчались успехом. Картина сначала была расплывчатой, но постепенно зрение обрело прежнюю остроту, и он увидел свою жену в объятиях Эдрика, который ей что-то говорил. Норманн уловил лишь последнюю часть фразы: «Мы поженимся после смерти Лайона».
Сердце его заныло от боли. Ариана всегда хотела Блэкхита и теперь получит его, ибо рыцарь чувствовал приближение смерти. Лев не видел больше смысла в жизни, перестал за нее бороться и вновь закрыл глаза. Леди Крэгмир на мгновение потеряла дар речи, изумленная словами сакса, затем вырвалась из его объятий.
— Нет, если я потеряю Лайона, то выберу одиночество. Я никогда не полюблю другого человека так, как любила его. К тому же у меня будет ребенок. Оцепенев, Эдрик смотрел на Ариану:
— Вы носите под сердцем ребенка Льва?
— Да. Это мальчик. Если Бог возьмет его отца, я воспитаю сына и буду оплакивать Лайона до конца своих дней.
— Ребенку нужен отец. Выходите за меня замуж, — поспешно добавил он. — Лорд Крэгмир умрет, а я воспитаю мальчика как своего собственного. Клянусь своей честью.
Разговоры о смерти пугали девушку. Она не допускала мысли о гибели любимого человека. «Одна судьба у наших двух сердец: замрет твое — и моему конец», — думала баронесса.
— Лайон не умрет! — крикнула она. — Не умрет, — повторила Ариана уже тише. — Я ему не позволю. Благодарю вас за спасение лорда Лайона, лорд Эдрик. Клянусь, я этого не забуду.
Когда леди Крэгмир повернулась к кровати, Блэкхит тихо ушел, пораженный силой ее любви. Если бы любовь, а не какие-то снадобья могла сохранить жизнь Льву, он бы выжил.
Ариана, глядя на мужа, не могла сдержать слез, заметив необычайную бледность. Он поверхностно дышал, лицо приобрело землистый оттенок. Похоже, ему стало хуже. Девушка опрометью бросилась из комнаты и позвала Терзу. Когда та появилась, баронесса отправила ее за Надией. Прошла, казалось, целая вечность, пока пришла колдунья, пыхтя и отдуваясь, словно бежала от погони.
— Что случилось, миледи? Лорду Лайону стало хуже?
— Да, Надия. Боюсь, он одной ногой в могиле. Я чувствую ледяное дыхание смерти. Посмотри на него. Лайон едва дышит, и от лица отхлынула кровь. Тело его дрожит, а голова горяча, словно раскаленное железо. Надия нахмурилась:
— Не понимаю. Состояние Льва было плачевным, когда его привезли в Крэгмир, но сейчас ему действительно стало хуже. Что-то произошло?
— Ничего. Приходил лорд Эдрик, и мы несколько минут разговаривали, затем он ушел. Когда я повернулась к Лайону, состояние его ухудшилось. Что мне делать, Надия? Я не могу позволить ему умереть. Скажи мне, как спасти его. Надия смотрела куда-то поверх госпожи:
— А, теперь я вижу гораздо отчетливее, миледи. Вы должны найти в себе силы, чтобы отобрать мужа у смерти, стоящей уже у изголовья. Спросите совета у своего сердца, ибо вы единственная, кто может помочь Льву. Вселите в него желание жить, а я уже исчерпала свои возможности. Лайон нуждается в более сильном средстве, чем мои снадобья.
— Боже, помоги мне! — взмолилась Ариана, падая на колени возле кровати. — Дай мне силы спасти мужа.
Она склонила голову на грудь мужа и зашептала молитву. Когда девушка обернулась, Надия уже ушла.
Леди Крэгмир закрыла глаза и попыталась заглянуть себе в душу, как советовала колдунья. Сначала она увидела только свою печаль, свое горе, затем почувствовала бешеную ярость. Ариана проклинала судьбу за то, что та подарила ей любовь и теперь отбирает любимого. Сделав над собой усилие, баронесса отбросила гнев и постаралась глубже заглянуть в свою душу. Любовь, чистая, светлая, вечная любовь.
Открыв глаза, Ариана улыбнулась сквозь слезы. Она убрала со лба мужа прядь мокрых волос. Теперь девушка поняла, что он даже не знает, как сильно она любит его, потому что никогда ему об этом не говорила, и немедленно захотела исправить ошибку. Интуитивно зная, что муж слышит ее, леди Крэгмир, наклонившись, начала шептать ему слова, которые давно жили в сердце, но не слетали с уст.
— Я люблю вас, милорд. Вы мое сердце, моя душа и моя жизнь, я не могу жить без вас. Хочу, чтобы вы всегда лежали со мной рядом в постели, согревая меня холодными ночами своей любовью; хочу, проснувшись, видеть ваше лицо и засыпать, видя его; хочу рожать вам детей и дожить с вами до старости. Вернись ко мне, мой Лайон. Без тебя жизнь моя потеряет смысл.
Лев ничем не показывал, что слышит страстные слова жены. Его глаза по-прежнему оставались закрытыми, губы сжатыми, а дыхание поверхностным. Ариана не поднималась с колен. Могла ли сила ее любви заставить его жить?
— Лайон, услышьте меня, — молила девушка. — Я ношу под сердцем вашего ребенка. Вашему сыну нужен отец. Неужели вы оставите меня одну растить наследника? Он был зачат в любви, так почему ему предстоит жить без отца? Если вы слышите меня, супруг мой, моргните ресницами, дайте мне знать, что вы будете бороться за свою жизнь.
Норманн желал только одного: чтобы надоедливое жужжание прекратилось. Оно мешало спокойному переходу из одного мира в другой. Он уже почти перешел туда, ибо чувствовал близость Бога и даже мог видеть сияющий нимб, окружающий Создателя. Лайону осталось сделать лишь шаг, чтобы покинуть мир живых, где его мучила боль. Лев желал оставить в прошлом страдания и муки, но его держала Ариана. Мысли о ней мешали ему спокойно отойти в мир иной.
Жужжание. Теперь он отчетливо слышал, что кто-то говорит с ним. В нежном женском голосе чувствовалась паника. Собрав волю в кулак, норманн заставил себя вслушаться. Говорила Ариана. Мужчина напрягся. Жена шептала о любви, о том, как она нуждается в нем, о том, что не сможет без него жить, что носит под сердцем его ребенка. И тут Лайон почувствовал, что смерть, сторожившая его, начала постепенно отступать.
Ариана, все еще приникшая головой к груди мужа, уловила изменение в биении его сердца и резко поднялась, глядя ему в лицо. Леди Крэгмир разрыдалась, когда затрепетали его ресницы. С тех пор как Бельтан привез домой Лайона, тот впервые подал признаки жизни.
— Лайон, вы слышите меня?
Мужчина шевелил губами, и жена наклонилась ближе, пытаясь понять, что он хочет сказать. Затем рыцарь открыл глаза и взглянул на нее. Обильные слезы потекли по его щекам, и Лев поднял руку, будто хотел смахнуть их с лица, но не смог. Схватив его руку, Ариана поднесла ее к своим губам. Мужчина сжал ее пальцы. Его глаза блестели от слез.
— Ариана… — хрипло позвал он, однако с губ сорвался лишь стон. Но девушка поняла, что он произнес ее имя.
Она поднесла чашу с водой к губам мужа, поддерживая его голову. Норманн с трудом сделал глоток, затем второй. Когда девушка, поставив чашу на стол, повернулась, Лайон как-то странно смотрел на нее.
— Вы любите меня больше, чем лорда Эдрика? — на этот раз он говорил отчетливее.
— Да, милорд. Я люблю вас всем сердцем, а к Эдрику не испытываю никаких чувств. Вы должны поправиться.
Мужчина попытался улыбнуться, но так и не смог.
— Как же я могу умереть, когда у меня будет сын? Вы сказали, что родится мальчик, или мне послышалось?
Леди Крэгмир улыбнулась сквозь слезы:
— Да, сын. Так вы слышали?
— Да. Вы очень старались, чтобы ваши слова дошли до меня. Вы заставили меня услышать ваши признания.
— Слава Богу, — с облегчением вздохнула девушка. — Я надеюсь, вы довольны. Я говорю о ребенке, — поспешно добавила она.
Мужчина закрыл глаза. Возвращение в мир живых лишило его сил. Все-таки он стоял на пороге смерти.
— Очень доволен.
— Вы устали, — проговорила баронесса, ласково погладив его по голове. — Спите, любовь моя. Мы поговорим позже.
Рыцарь открыл глаза:
— Ваша власть велика, миледи. Вы позвали меня у дверей в иной мир, и я услышал.
Лайон хотел сказать ей, что, когда она заговорила с ним, сердце его стало биться ровнее от любви и нежности, что жили в нем, однако смысла скапанного он не понимал.
Теперь Ариана поняла, что имела в виду Надия, когда заявила, что только одна она способна спасти мужа. Любовь оказалась сильнее всяких снадобий. Именно потому, что она любила Лайона больше жизни, леди Крэгмир смогла достучаться до его сердца, уже готового остановиться.
— Эта власть исходит от великой любви, которую я чувствую к вам.
— Любовью за любовь вознагражу я, — прошептал Лев, не в силах говорить громче, но Ариане и этого оказалось достаточно. — Вы любите меня? Правда любите? Однако рыцарь не ответил. Он погрузился в глубокий сон. На щеках его появился легкий румянец, и лоб уже не казался таким горячим. Ариана усердно молилась, воздавая хвалы Богу за чудное спасение мужа.
— Вам следует благодарить себя, миледи, — раздался скрипучий голос, и девушка испуганно вздрогнула.
— Ты испугала меня, Надия. Когда ты пришла?
— Довольно давно. — Он любит меня, Надия! Лорд Лайон любит меня!
— Вы слишком долго не видели очевидного, миледи. Ваша любовь спасла его. Если бы вы не любили, все мои снадобья оказались бы бессильными. Он стоял у порога иного мира, Ариана.
— Знаю, — дрожащим голосом прошептала девушка. — С ним будет все в порядке?
Надия подошла к постели и, внимательно осмотрев его рану, удовлетворенно кивнула.
— Жар спал, признаков заражения не видно. Вы дали ему надежду, а сила и воля Лайона сделают остальное. Он будет жить, — объявила колдунья. — А вам следует отдохнуть, если хотите произвести на свет здорового ребенка.
Лайон постепенно поправлялся, и леди Крэгмир уже надеялась, что все беды и тревоги позади, как столкнулась о новой проблемой. Через две недели после того, как кризис миновал, в Крэгмир приехала леди Забрина, До Лондона дошли слухи, что лорд Лайон получил опасную рану и лежит при смерти. Красавица-вдова, едва узнав об этом, полетела в Нортумбрию, желая поддержать его. Вильгельм еще не вернулся из Честера, и она в сопровождении небольшого отряда рыцарей отправилась в небезопасное путешествие. Перепуганные слуги не могли остановить женщину, вихрем взбежавшую по лестнице и открывающую дверь в каждую комнату в поисках Лайона.
Ариана отдыхала в соседней комнате. Теперь, когда муж стал поправляться, она ненадолго оставляла его одного, не боясь, что тот умрет, когда ее не будет рядом. Терза, сменившая госпожу у постели больного, ушла на кухню за бульоном, чтобы покормить его после сна. Льва разбудил шум. В спальню ворвалась вдова.
— О Лайон, я знала, что вы не можете умереть, — наклонившись, Забрина едва не задушила его в своих объятиях. — Я приехала, чтобы поддержать вас, чтобы вернуть вас к жизни, любовь моя.
— Не стоило беспокоиться, Забрина, — оборвал ее на полуслове удивленный мужчина. — Моя жена хорошо обо мне заботится. Насколько я понимаю, мы расстались далеко не по-дружески в Эбернети.
— Прошу прощения за горе, которое причинила вам, милорд, но я люблю вас и всегда любила. Вы стали моим гораздо раньше, чем ее.
— Неправда, Забрина. Я женился на Ариане еще до встречи с вами.
— Но вы не спали с ней, — напомнила ему вдова. — А я дарила вам покой и наслаждение.
— Да, верно, однако это дела давно минувших дней. Смиритесь с тем, что я люблю Ариану. За нее я готов отдать жизнь. И я вернулся к жизни только благодаря ей.
В этот момент вошла леди Крэгмир и оцепенела, увидев соперницу рядом с мужем.
— Что вы делаете здесь? — спросила она, когда обрела дар речи.
— Мне сказали, что лорд Лайон умирает.
— Как вы сами видите, он выздоравливает. Думаю, вам лучше вернуться в Лондон.
— Вы отказываете мне в гостеприимстве?
Терза принесла кувшин с бульоном и застыла на пороге, никак не ожидая встретить здесь красавицу-саксонку.
— Проводи леди Забрину в свободную комнату, Терза, — нехотя приказала леди Крегмир, — и проследи, чтобы гостья удобно устроилась. А я покормлю лорда Лайона.
Вдова вышла, загадочно и в то же время торжествующе улыбаясь. Бормоча проклятия, Ариана села у постели мужа и начала кормить его с ложечки бульоном.
— Хватит, — остановил ее супруг, когда почувствовал, что насытился.
— Вы выглядите гораздо лучше после еды, — проговорила баронесса, желая избежать разговора о сопернице.
— И вы тоже. — Мужчина не отрывал глаз от жены, которая ходила по комнате и расставляла безделушки по местам. — Ариана, перестаньте метаться и сядьте рядом. Я хочу поговорить с вами.
— Вам надо отдыхать, Лайон. Вы все еще очень слабы.
— Я хочу знать, что здесь делает лорд Эдрик.
— Он приехал с сэром Бельтаном и вашими рыцарями. Вы должны поблагодарить его, милорд.
— Должен поблагодарить? — удивился мужчина. — За что, любовь моя? За то, что он остался здесь, ожидая моей смерти, чтобы жениться на вас? За то, что пытался соблазнить вас красивыми словами? Вы думаете, я не видел вас в его объятиях?
— Вы видели меня? — ужаснулась леди Крэгмир. — Вы же лежали без сознания. Если бы вы действительно пришли в себя, то услышали бы, как я говорила ему, что люблю и хочу только вас, что ни один мужчина не заменит мне мужа и не войдет в мою жизнь. Другому мужчине я предпочту одиночество. Блэкхит же мой друг, и только. Теперь он понимает это. Кроме того, — добавила она, — именно Эдрик спас вам жизнь.
Лайон смущенно взглянул на жену.
— Объясните мне, миледи. Я ничего не понимаю.
— Бельтан сказал, что Эдрик убил напавшего на вас уэльсца прежде, чем тот вонзил меч в вашу шею. Блэкхит перевязал рану, и это спасло вас от смертельной потери крови. Конечно, повязка была наложена грубо и неумело, и потом Надия сделала все как следует.
— Если то, что вы говорите, правда, я в большом долгу перед Эдриком, однако долг мой никак не связан с женой. Вы моя, Ариана, и я не отдам вас ни одному мужчине. Я люблю только один раз в жизни, — сказав это, рыцарь перевел взгляд на ее живот. — Как поживает наш ребенок?
Ариана ослепительно улыбнулась:
— Наше дитя чувствует себя хорошо, а после вашего выздоровления малышу уже ничто не угрожает. Мы отличная пара, милорд, потому что и я ревнива. Я тоже люблю только один раз, а вы и есть моя единственная любовь.
Мужчина счастливо улыбнулся и вздохнул:
— Мне кажется, я никогда не устану слушать такие приятные слова.
Внезапно Ариана вспомнила о любовнице мужа:
— Что вы собираетесь делать с леди Забриной?
Рыцарь удивился:
— Делать? Ничего, миледи. Вильгельм задумал женить Эдрика на Забрине и решения своего не изменит. Когда он вернется из Честера, то проследит за тем, чтобы свадьба состоялась. А теперь подойдите ближе, я хочу убедиться, что наш ребенок растет.
Леди Крэгмир повиновалась и густо покраснела, когда Лайон, подняв платье и нижнюю рубашку, положил руку ей на живот. Удивительно, что у норманна возникло такое странное желание, ведь несколько дней назад он едва не лишился жизни. Однако Ариана недооценила мужа, потому что блеск его глаз сказал ей лучше всяких слов, о чем думает рыцарь. Конечно, его рана затягивалась, однако до полного выздоровления было еще далеко. Когда рука мужчины скользнула вниз, к светлому треугольнику волос, она изумленно вздохнула и отступила:
— Лайон, вам еще рано думать о подобных вещах. У нас впереди еще много времени.
— Но именно этим я и хочу сейчас заняться, — буркнул Лев и потянулся к девушке, но резкое движение причинило, вероятно, сильнейшую боль, потому что лицо его исказилось, он издал слабый стон и опустил руку. Ариана бросилась к мужу:
— Я же предупреждала вас, что вам следует быть осторожным. А теперь, когда вы успокоились, я хочу поговорить с вами о свадьбе Бельтана и Терзы. Они желают обвенчаться в часовне сразу после вашего выздоровления, если, конечно, вы не против.
— У меня нет возражений, — заявил рыцарь. Он не привык бездействовать. Будучи прикованным к постели, мужчина с нетерпением ждал, когда сможет встать. Он желал жену, но не мог пока предаться любовным утехам. Или мог?
— Когда же, наконец, я встану с этой проклятой постели?
— Вам следует лежать еще несколько недель, чтобы вы смогли свободно передвигаться.
— Что? Несколько недель? Нет, Ариана, я не стану валяться без дела столько времени. Одна неделя — и все.
Вообще-то девушка обрадовалась, что муж согласился на неделю. Она опасалась, что уже завтра он захочет подняться.
— Подождем следующей недели и посмотрим, насколько вы окрепли.
— Если вы перестанете кормить меня бульонами и кашей, которые надоели мне до тошноты и подходят разве что младенцам, я поправлюсь гораздо быстрее. Хороший кусок телятины и свежепойманная форель в укропном соусе сгодятся для начала.
— Через несколько дней я буду кормить вас нормальной пищей, но пока нет.
Повернувшись, она хотела уйти, но Лайон не желал отпускать ее. Он схватил ее за руку и, притянув к себе, усадил на постель.
Леди Крэгмир вскрикнула, удивленная его силой.
— О Лайон, пожалуйста, отпустите меня, иначе вы навредите себе и ваша рана может открыться.
— Она уже почти затянулась, и я не пойму, как один поцелуй может причинить мне какой-нибудь вред.
Леди Крэгмир затаила дыхание. Даже будучи прикованным к постели, Лев оставался мужчиной, и даже на расстоянии она чувствовала жар, исходивший от него, ощущала его желание и загорелась страстью. Они давно не были вместе, и, вспомнив, как муж ласкал ее, давая неземное наслаждение, баронесса затрепетала. Но следовало опасаться, как бы рыцарь не навредил себе.
Ариана, слегка приоткрыв губы, потянулась навстречу Лайону, и дрожь пробежала по телу, когда мужчина коснулся их. Супруг осторожно поцеловал ее, и она почувствовала, как желание овладевает ее телом. Стон вырвался из груди девушки, когда Лев, сжав ее бедра, притянул ее к себе. Ариана потеряла над собой контроль, ощутив неимоверную слабость в ногах. Его стон вернул ее к реальности. Должно быть, ему очень больно.
— Лайон, ты не должен…
— Нет, должен.
Господи! Мужчина не ожидал, что поцелуй превратит его в незрелого юношу, впервые ласкающего женщину, не думал, что жена ответит ему взаимностью, что ее губы окажутся так сладки и нежны. Лайон жаждал любви, несмотря на пульсирующую боль. Желание было настолько сильным, что он уже не мог ни о чем думать.
— Ариана, помогите мне, я же не могу все делать один.
— Вы вообще не можете это делать, — заметила девушка, пытаясь вырваться из его железных объятий.
— Могу и буду. А теперь поднимите свои юбки и идите ко мне.
Губы леди Крэгмир распухли от поцелуев, дыхание стало прерывистым, и она едва выдавила из себя:
— Нет.
Но Льва не остановили ее слова. Норманн закрепил ее юбки на поясе и проговорил:
— Если вы не поможете мне, миледи, я точно пострадаю, пытаясь доставить удовольствие собственной жене.
С этими словами Лайон сбросил одеяло, и девушка поняла, что он действительно страстно желает ее.
— Пожалуйста, — настойчиво прошептал Лайон. Убедившись, что сопротивление бесполезно, она встала на колени и осторожно опустилась на лежащего Лайона. Ариана едва сдержала стон, когда муж глубоко вошел в нее. Супруг застонал. Еще немного — и он окажется на вершине блаженства. Он не чувствовал боли, только удовольствие, всепоглощающую страсть и желание доставить наслаждение любимой.
Ариана двигалась осторожно, опасаясь причинить боль мужу. Тот непослушными руками развязал тесемки и обнажил ее грудь. Не имея возможности подняться, он притянул жену к себе и коснулся языком нежного розового соска. Беременность обострила чувства, и она, вскрикнув, сжала ногами его туловище и ускорила темп.
Ариана пыталась двигаться с максимальной осторожностью, опасаясь, что рана откроется, однако страсть одержала победу над разумом. Забыв обо всем на свете, баронесса отдалась наслаждению, которое зародилось где-то в кончиках пальцев и захлестнуло ее, словно волной. Почувствовав ее состоянии, Лев впился в ее губы, стараясь заглушить крик радости.
Вскоре мужчина последовал за ней и извергнул семя. Он не отрывался от нее и целовал ее губы, ласкал грудь до тех пор, пока жена не успокоилась. Леди Крэгмир пришла в себя первой. Ей стало стыдно, что она так легко поддалась искушению. Надо было помнить, что Лайон упрям и всегда поступает так, как хочет, однако в данной ситуации поддаваться ему не следовало. В его состояние пока нельзя позволять ничего подобного.
— Вы в порядке? — едва переводя дыхание, обеспокоенно спросила она и осторожно провела рукой по забинтованной груди, опасаясь увидеть кровавые пятна. Не найдя их, баронесса облегченно вздохнула.
— Все прекрасно, дорогая, — усмехнулся Лев. Ариана встала с постели, привела в порядок одежду и едва успела натянуть простыню на обнаженное тело мужа, как в комнату вошел Бельтан. Девушка чуть не лишилась чувств, подумав, насколько близки были они к тому, что их чуть не застали в такой щекотливой ситуации. Начальник стражи, бросив взгляд на раскрасневшееся лицо леди Крэгмир и довольную улыбку на лице боевого товарища, понял, что пришел не вовремя, однако Лайона следовало держать в курсе происходящих событий.
— Сожалею, милорд, что потревожил вас, но к Крэгмиру приближаются всадники.
Лев мгновенно насторожился:
— Сколько их?
— Небольшой отряд. Насколько я понял, это не уэльсцы и не шотландцы.
Ариана подошла к окну, пытаясь разглядеть таинственных всадников, и увидела смутно виднеющиеся на горизонте фигурки. Один из них отделился от группы и поскакал в направлении замка.
— Он спешит к нам! — предупредила девушка.
— Я вижу его, — подал голос Лайон и сделал безуспешную попытку встать с постели. Занятие любовью отняло у него гораздо больше сил, чем ему хотелось.
— Нет, — твердо возразила графиня. — Вы останетесь в постели. Я пойду с сэром Бельтаном.
— Мне это не нравится, — заявил норманн, но послушно улегся на подушки, понимая, что спорить бессмысленно.
Через несколько минут Ариана уже стояла во дворе, ожидая прибытия посланника. Ворота открыли, и всадник, высекая искры на каменных плитах, подъехал к сэру Бельтану и леди Крэгмир. Спешившись, он снял шлем. Девушка охнула, узнав короля Вильгельма, и бросилась на колени. Завоеватель поднял ее:
— Нет, миледи, я приехал не для того, чтобы требовать от вас извинений и клятв в верности, а затем, чтобы почтить память моего храброго вассала, который сложил голову, спасая мне жизнь. Лорд Лайон отважно сражался у стен Честера. Презрев опасность, грозящую ему, он спас мне жизнь. Узнав, что Лев ранен, я при первой же возможности отослал его в Крэгмир умирать. Как только осада Честера закончилась, я немедленно приехал сюда, чтобы отдать дань уважения почившему другу и выразить глубокое почтение его вдове. Я любил Норманнского Льва, как сына.
Ариана на мгновение лишилась дара речи. Очевидно, король решил, что лорд Крэгмир скончался от ран.
— Сэр, — наконец произнесла она. — Я рада сообщить вам, что лорд Лайон жив.

ГЛАВА 21

Король, покоритель Англии Вильгельм Завоеватель, поднял глаза к небесам, и на щеку его скатилась в первый раз в жизни скупая слеза. Но когда он взглянул на Ариану, на лице его сияла счастливейшая из улыбок. Похоже, король считал раны любимца смертельными, а шансы на выздоровление минимальными. Вильгельм прибыл в Крэгмир, чтобы почтить память павшего любимца, и известие о том, что Лайон жив, несказанно обрадовало его.
— Норманнский Лев жив, — повторил он. — Что за чудо вы сотворили, миледи?
Ариана одарила его очаровательной улыбкой.
— Никакого чуда, сэр, я просто не позволила Лайону умереть. Мой муж хотел выйти встретить вас, но я не разрешила ему встать. Он ужасный больной. Его рана еще не совсем затянулась, а Лев желает скакать, как… — внезапно она замолчала, осознав, что в ее словах кроется прозрачный намек. — Думаю, вы меня поняли, сэр, — застенчиво закончила девушка.
Вильгельм изумленно посмотрел на собеседницу:
— Действительно, миледи, я вас понял. Отведите меня к моему вассалу. Я хочу немедленно его видеть.
Ариана повела его через зал. Завоеватель удивился, встретив Эдрика. Он остановился, знаком приказав тому подойти:
— Лорд Эдрик, я удивлен, встретив вас в Крэгмире. Ваше присутствие необходимо в Блэкхите.
— Я остался здесь, чтобы поддержать леди Ариану в трудный час, — нашелся сакс. — Еще вчера мы не знали, умрет Лайон или останется в живых.
— Понимаю, — буркнул король. — Не уезжайте пока. Я поговорю с вами позже. А сейчас пойду к моему храброму Льву.
— Хорошо, сэр, — Эдрик поклонился. — Я буду ждать в зале.
Вильгельм подошел к лестнице и, заметив в толпе леди Забрину, неодобрительно нахмурился, не ожидая увидеть ее в Крэгмире.
— Леди Забрина, — громко окликнул он вдову и весьма невежливо поманил ее пальцем. — Во имя всех святых, объясните мне, что вы делаете здесь? Разве я не приказал вам оставаться в Лондоне?
Вдова торопливо подбежала к королю, заискивающе улыбаясь:
— Да, сэр, я действительно находилась в Лондоне, когда до меня дошла ужасная весть о смертельной ране лорда Лайона. Как вам хорошо известно, мы были… гм, очень близки одно время, и поэтому я посчитала своим долгом навестить мужчину, с которым меня связывают долгие годы знакомства.
— Думаю, леди Ариана оценила ваше доброе сердце и отзывчивость, — сухо заметил Вильгельм.
— Я уеду сразу же, как вы скажете, — торопливо проговорила вдова, опасаясь вызвать гнев короля. Теперь ей стало ясно, что ее приезд в Крэгмир был ошибкой. Между ней и Лайоном уже все кончено. Леди Забрине это не нравилось, но она смирилась. Вильгельм, задумчиво прищурился:
— Нет, останьтесь, у меня есть кое-какие планы относительно вас. Думаю, то, что можно сделать в Лондоне, с таким же успехом можно сделать и здесь.
— Какие планы? — поинтересовалась вдова, сгорая от любопытства. Ее до глубины души возмутило то, что Завоеватель распоряжается ее жизнью.
— Мы поговорим об этом позже, когда я встречусь с лордом Лайоном, — махнув рукой, король пошел за Арианой наверх.
Лев понятия не имел, что происходит в замке, потому что никто не потрудился сообщить ему. Вполне возможно, враг уже завладел Крэгмиром, а он лежит в постели, беспомощный, как младенец. «Ну, может, и не совсем беспомощный», — довольно подумал мужчина, вспоминая, как ласкал жену. Рыцарь уже решил спуститься вниз, но отворилась дверь, и в комнату вошла Ариана.
— Ну наконец-то, — обиженно буркнул норманн и осекся: следом за женой вошел Вильгельм. Лев начал подниматься, но король покачал головой.
— Не вставай, лорд Лайон, ты ведь не клятву верности мне приносишь. Ты уже доказал свою преданность на поле боя. Если бы не твоя рука, я уже лежал бы в могиле. Я прибыл в Крэгмир выразить свое сочувствие вдове, но когда я узнал, что ты жив, радости моей не было предела. А ты не только дышишь, — насмешливо добавил он, — но и творишь чудеса в постели, как призналась мне твоя жена.
Лайон потерял дар речи и взглянул на супругу. Неужели она сказала Вильгельму, чем они занимались перед приездом короля? Наверно, впервые в жизни норманн покраснел.
— Милорд, нет, я не… — видя смущение мужа, вмешалась леди Крэгмир, но замолчала, не в силах найти подходящих слов.
Завоеватель разразился громовым хохотом. Вильгельм не отличался веселым нравом, редко бывал в хорошем расположении духа и еще реже смеялся, поэтому супруги смотрели на него, не веря своим глазам.
— Ладно, не смущайтесь, лорд Лайон, — выдавил из себя король, вытирая слезы с глаз. — Я пошутил. Я очень рад за вас. Чудо, что у леди Арианы все еще есть муж, а у меня преданный друг. С вашего разрешения я останусь в Крэгмире до свадьбы.
— Свадьбы? — в один голос переспросили Лайон и Ариана.
— Я удивился, увидев здесь лорда Эдрика и леди Забрину. Их присутствие как нельзя лучше отвечает моим планам. Если вы не возражаете, их свадьба состоится здесь, в Крэгмире, а не в Лондоне.
— Мы будем очень рады, сэр, — отозвался Лев. — Если вы не против, одновременно мы отпразднуем свадьбу моего рыцаря Бельтана и свободнорожденной Терзы, служанки.
— Хорошо, пусть так и будет, — согласился Завоеватель. — Церемония состоится завтра днем. Теперь я отправлюсь сообщить лорду Эдрику и леди Забрине о своем решении, затем отдохну. Путешествие из Честера в Крэгмир немного утомило меня.
— Понимаю. Вы одержали победу и вас можно поздравить, — заметил Лайон.
— Да, уэльсцы выбиты из крепости и отправлены туда, откуда пришли.
— Мне жаль Эдрика, — заявила Ариана, когда король ушел. — Он заслуживает лучшей жены, чем Забрина.
— А мне кажется, они поладят, если лорд Блэкхит поставит вдову на место до свадьбы.
Леди Крэгмир подозрительно посмотрела на мужа:
— Может быть, ведь вы знаете ее лучше меня. Прошу меня простить, но со свадьбой у меня прибавилось хлопот. Я должна распорядиться на кухне, что готовить к праздничному столу, и сказать слугам, чтобы вымыли зал.
Ласково улыбнувшись, мужчина потянулся к ней, но девушка увернулась и рассмеялась:
— Вы и так много потрудились за день.
С этими словами она ушла, и стон Лайона донесся до ее ушей.
— Я говорил с лордом Лайоном, и он согласился, чтобы свадебная церемония состоялась завтра в Крэгмире, — сообщил Вильгельм позднее Эдрику и Забрине.
— Завтра? — воскликнула вдова, бросив ненавидящий взгляд на Блэкхита. — Вы не могли бы выбрать более подходящее время, сэр?
— Это и есть самое подходящее время, — заявил Завоеватель. — Пока я говорю, мой писец уже составляет список владений и количество денег, которое вы преподнесете лорду Эдрику в качестве свадебного дара. Завтра же состоится свадьба сэра Бельтана и свободнорожденной Терзы.
Блэкхит внимательно смотрел на невесту. Раз ему не суждено получить Ариану, то следует смириться и заняться красавицей-вдовой, к тому же весьма состоятельной особой. Однако если Забрина считает, что сможет управлять им, то глубоко ошибается. Он не поддастся ее чарам. И чем скорее она узнает об этом, тем лучше. Блэкхит не станет терпеть супружескую неверность. Он не позволит Забрине расточать ласки направо и налево, как она делала до сих пор. И об этом ее следует предупредить немедленно.
Не желая тратить время попусту, Вильгельм тут же ушел. Когда попыталась уйти Забрина, Эдрик схватил ее за руку и втащил обратно в комнату.
— Останьтесь, миледи, я хочу поговорить с вами с глазу на глаз.
Вдова бросила на него взгляд, который красноречиво говорил о ее отношении к браку:
— Мне нечего сказать вам, милорд.
— Неужели? Ведь именно вас выбрал Вильгельм, чтобы вы носили мое имя и рожали моих детей. Очень скоро мы разделим с вами супружеское ложе. Обещаю, что не разочарую вас.
— Вы говорите о несбыточном, милорд.
— Нет, мои слова сбудутся. И учтите, когда родятся мои дети, я не желаю, чтобы кто-либо усомнился в их отцовстве. Я не потерплю неверности. Если мне придется держать вас взаперти, я сделаю это. Запомните мои слова, Забрина. Начиная с этого дня ни один мужчина больше не попадет к вам в постель.
Взглянув ему в глаза, вдова поняла, что именно так и будет. Ограничение свободы не прельщало ее, ведь она привыкла менять любовников, причем предпочитала таких умельцев, как Лайон, о чьей выносливости и мастерстве ходили легенды. Эдрик был окутан тайной, а Забрина боялась связывать свою жизнь с человеком, о котором почти ничего не знала. Саксонка решила бороться. Никто не смеет приказывать ей, и она не откажется от свободы просто так.
— Я не подчиняюсь приказам.
Блэкхит понял, что Забрина проверяет его, и принял вызов:
— Никуда вы не денетесь, миледи. Я не собираюсь ходить с рогами. Но не бойтесь, вам будет хватать тех радостей, к которым вы так привыкли. Я намереваюсь регулярно посещать вашу постель, невзирая на время суток. Никто не сможет обвинить меня в невыполнении супружеских обязанностей.
У Забрины пересохло во рту. Неужели она ошибалась? Вдова внимательно осмотрела рыцаря с ног до головы сквозь полуопущенные веки. Он, несомненно, красив и хорошо сложен, молод и достаточно силен. Похоже, он сможет доставить ей удовольствие. Но, конечно, не стоит льстить ему и признаваться, что она находит его привлекательным. Вдова отвернулась от Эдрика.
— Вы слишком много о себе возомнили, лорд Эдрик. Я не верю вам, мне нужны доказательства.
Блэкхит счел это приглашением:
— Если хотите доказательств, Забрина, вы получите их.
Схватив ее за руку, он повернул женщину к себе. Та приоткрыла рот и облизала пересохшие губы. Мужчина решил, что маленький розовый язычок весьма привлекателен, и впился в ее губы, прежде чем невеста успела сообразить что к чему. Испробовав сладость ее губ, рыцарь отыскал ее грудь. Мужчина остался доволен, найдя ее ни большой, ни маленькой. Вдова издала сладострастный стон, когда Эдрик поднял юбки и коснулся влажного лона. Сакс довольно усмехнулся, видя, что Забрина готова упасть в его объятия от таких смелых ласк.
— Боже, да вы горячая женщина, миледи. Но я приручу вас. Станьте мне верной женой, и нас ждут незабываемые ночи в объятиях друг друга. Но сейчас рано.
Резко убрав руку, он оттолкнул от себя невесту. Тяжело дыша, Забрина с вожделением смотрела на Эдрика, будто тот лишился разума.
— Почему вы остановились?
Мужчина торжествующе улыбнулся.
— Хочу, чтобы на брачном ложе у вас возникло непреодолимое желание, поэтому отложим удовольствие для первой брачной ночи, — с этими словами сакс учтиво поклонился.
— Не смейте оставлять меня! — выйдя из себя, закричала вдова. — Вы заплатите за оскорбление!

Следующее утро выдалось холодным, но безоблачным. Терза и Бельтан обвенчались в полдень. Девушка выглядело удивительно хорошо в шелковом платье, подаренном ей Арианой, а Бельтан был просто неотразим в бархатном костюме, отделанном мехом. Они оба сияли от счастья. Король Вильгельм остался доволен, слушая, как они клялись друг другу в верности. Несколькими минутами позже их место заняли Эдрик и Забрина.
Блэкхит послал гонца за одеждой днем раньше и сейчас предстал перед собравшимися в великолепной короткой куртке серебристого цвета, отороченной горностаем. Он выглядел очень привлекательно, и присутствующие женщины не сводили с него глаз.
Лайон спустился с лестницы с помощью жены и восседал на возвышении. Рядом сидела Ариана, а по другую руку Вильгельм. Мужчина довольно улыбнулся. К алтарю шел его соперник рука об руку с бывшей любовницей. Этого брака невеста с женихом не желали, однако он очень облегчит Лайону жизнь и избавит от лишних хлопот. Когда Забрина и Эдрик исчезнут из их жизни, они с Арианой спокойно дождутся рождения их первенца.
После церемонии всех ожидало сытное угощение. Через несколько часов к королю подошел Эдрик и попросил разрешения увезти жену в Блэкхит. Забрина казалась очень подавленной и терялась в догадках, что ждет ее в замке мужа.
Заметив слезы на глазах Арианы, Лайон тревожно спросил: — Что случилось, миледи?
Он опасался, что та плачет по первой любви, безвозвратно потерянной. Леди Крэгмир вздохнула:
— Ничего не случилось, милорд. Я просто вспомнила нашу свадьбу. Она проходила не так пышно, если помните. Я хотела бы все повторить, хочу такого же праздника в честь нашей женитьбы. Лев смахнул слезу с ее щеки.
— В этом нет необходимости, дорогая. Я люблю один раз и женюсь только один раз. Может, наше венчание и не было таким пышным, но я обрел сокровище, о котором и не мечтал.
Сердце Арианы радостно забилось, переполненное великой любовью к этому норманнскому зверю, которого она когда-то поклялась ненавидеть. Ласково улыбнувшись, она спросила:
— Вы не устали, милорд? Может, вам лучше вернуться в постель?
Мужчина изумленно поднял брови. Он вовсе не устал. Пир только начался и ему хотелось… Внезапно рыцарь все понял, заглянув в заблестевшие глаза жены. Лайон не чувствовал усталости, а только неутолимую жажду любви.
— Да, миледи, вы правы. Постель — именно то, что мне сейчас нужно. Я попрошу прощения у Вильгельма, и мы отправимся в опочивальню.
Щеки девушки окрасил румянец, когда Лев наклонился к королю. Она благодарила моду того времени, предписывающую носить длинные платья. Оно скрывало ее трясущиеся колени. Мысль о губах и руках Лайона, творивших чудеса с ее телом, вызвала дрожь. Интересно, поймет ли Завоеватель причину, заставившую супругов покинуть празднество в самом начале?
Брови короля изумленно поднялись, и он с трудом сдержал улыбку, выслушав объяснение своего любимца, затем кивнул и бросил на Ариану понимающий взгляд. Вильгельм не мог скрыть удивления, провожая глазами супругов.
— Заботьтесь о муже, миледи, — посоветовал он. — Когда родится ребенок, назовите его в мою честь Вильгельмом.
— Вы сказали ему! — прошептала баронесса, когда они шли к выходу.
— Да, — глупо улыбаясь, признался Лев. — Я хочу, чтобы целый мир узнал, что вы носите под сердцем моего ребенка. А что вы там болтали об усталости? — спросил рыцарь, очутившись в опочивальне. — Вы очень настойчиво предлагали мне лечь в постель, дорогая. Надеюсь, вы присоединитесь ко мне.
— Если бы я не хотела, разве предложила бы? — Ариана вскинула голову. — Боюсь, жена Льва такая же темпераментная, как и сам Лев.
— Моя страстная маленькая ведьма, — пробормотал Лайон, покрывая ее лицо поцелуями. — Спасибо тебе за то, что любила меня тогда, когда я не заслуживал этого. Как я могу отплатить тебе за боль, которую причинил?
— Любите меня, милорд.
— Да, дорогая, да.

Ключевые теги: Конни Мэйсон


 
{back-link}
{next-link}
Другие романы

Джоанн Харрис. Персики для месье кюре
Название: Персики для месье кюре Автор: Джоанн Харрис Аннотация:Стоило Вианн обосноваться на берегах Сены, привыкнуть к ровному течению жизни и тысяче повседневных мелочей, как незнакомый ветер снова позвал ее в путь. Он не расскажет Вианн о новых городах, где она никогда не бывала, или о чужеземцах, которых ей только предстоит повстречать. Он принесет ей новости о старых друзьях, которых она не видела уже восемь лет, и нашепчет о переменах, которые пришли на извилистые улочки старого Ланскне вместе с ароматом восточных пряностей и мятного чая.
Флора Спир. Гимн Рождества
Название: Гимн Рождества Автор: Флора Спир Аннотация: Кэрол Симмонс не ждет ничего хорошего от рождественских праздников. Она вообще не любит Рождество: ведь как раз накануне Рождества, не выдержав позора, застрелился ее отец, незадачливый разорившийся бизнесмен, и событие это круто переменило жизнь девушки, превратив ее, брошенную коварным женихом, в компаньонку вздорной и скупой леди Августы. Но все эти перемены не идут ни в какое сравнение с теми захватывающими и необычайными приключениями, что предстоят девушке в будущем. А может, то было прошлое?
Татьяна Чебатуркина. Победи себя
Название: Победи себя Автор: Татьяна Чебатуркина Аннотация:Мудрецы говорят: «Чтобы понять, что за человек находится рядом с тобой, нужно с ним расстаться. При расставании он покажет свое истинное лицо». Трагическая случайность связывает главных героев. И когда в руки Ирины попадает боевое оружие, ей кажется, что с его помощью можно разрешить любую проблему, забывая слова Эриха Мария Ремарка: «Не всегда просит прощения тот, кто виноват. Просит прощения тот, кто дорожит отношениями».
Эмили Олфорд. Любовь меняет всё
Название: Любовь меняет всё Автор: Эмили Олфорд Аннотация:У Джулианы Дермот есть все для счастливой жизни: красивая внешность, деньги, любящие родные и большая любовь. Но жизнь оказывается не так проста, и Джулиане придется на собственном горьком опыте убедиться, что не всегда красота фасада совпадает с внутренним содержанием…
Владимир Купрашевич. Женька, или Преодоление
Название: Женька, или Преодоление Автор: Владимир Купрашевич Аннотация:Преодоление – тематическое продолжение романа "Женька,или Безумнейший круиз" Несмотря на некоторую зависимость текста – книга является отдельным произведением и читается как вполне сомостоятельное. Герои романа, покинув Петербург,отправляются на рыболовецкие промыслы под Архангельск, чтобы заработать на новую жизнь в райском уголке Испании. Трудности бытия и бесконечные криминальные разборки сильно усложняют воплощение их фантазий. Однако вера в друг друга и неугасающая страсть помогают им преодолеть ужасы конца девяностых…
Vitaly Mushkin. Sesso di gruppo. Spogliarsi gioco
Название: Sesso di gruppo. Spogliarsi gioco Автор: Vitaly Mushkin Аннотация:Il personaggio principale della storia diventa un’amante al lavoro. Periodicamente rimangono in ufficio insieme e fanno sesso. Ma dopo un po», la passione svanisce. Forse sar? rianimata dal sesso di gruppo o da qualcos’altro?
Л. Мари Аделайн. С.Е.К.Р.Е.Т.
Название: С.Е.К.Р.Е.Т. Автор: Л. Мари Аделайн Аннотация:Жизнь Кэсси Робишо после внезапной смерти мужа наполнена печалью. Днем она служит официанткой в маленьком кафе, а ночи проводит в одиночестве в своей неуютной однокомнатной квартирке. Но все неожиданно меняется, когда она случайно находит в кафе дневник. Признания, записанные в нем, потрясут и очаруют Кэсси, ведь в них рассказывается о самых сокровенных и необузданных желаниях. Знакомство с автором записей приводит Кэсси в тайное женское общество С.Е.К.Р.Е.Т., где она сможет воплотить все свои фантазии.
Елена Арсеньева. Лисички-сестрички (Лиля Брик и Эльза Триоле)
Название: Лисички-сестрички (Лиля Брик и Эльза Триоле) Автор: Елена Арсеньева Аннотация:«Жили-были на свете две лисички-сестрички. Вообще-то рыжей, словно лисичка, была только одна из них – старшая. У младшей были красивые белокурые волосы. Однако люди почему-то, глядя на них двоих, видели только старшую и говорили, что у сестричек Каган у обеих рыжие волосы. Элла – младшая – не обижалась. Она обожала сестру, которая была старше ее на пять лет. Лиля всегда была главная – самая главная в ее жизни. Лиля была всемогущей…»
Ольга Пахомова. Любовь, посланная мне Богом
Название: Любовь, посланная мне Богом Автор: Ольга Пахомова Аннотация:Любите, цените то, что вам Богом дано, такое в жизни бывает не так часто. Судьба сводит два одиноких сердца, две души, они должны быть вместе. Клянитесь в верности в любви и говорите больше слов приятных, не забывайте о своих любимых.
Наталья Косухина. Пятьдесят оттенков синего
Название: Пятьдесят оттенков синего Автор: Наталья Косухина Аннотация:Вирусолог – самая престижная профессия в звездной системе Мерриан, а Алена – талантливый вирусолог, что трудится над разгадкой тайны ее народа. Поможет ли ей в этой нелегкой задаче новый начальник исследовательского центра Алексей Уотерстоун? Или их ждут недоразумения, противоречия и неожиданные повороты судьбы?.. Алексей, стремившийся вырваться из-под родительского надзора, попал из огня да в полымя. Новая жизнь, новая работа – все было бы прекрасно, если бы не ужасная сотрудница, что стремится отравить его жизнь. Смириться с женскими выкрутасами?! Как бы не так! Однако не так уж редко бывает, когда взаимная неприязнь между мужчиной и женщиной вдруг перерастает в романтические отношения. От любви не уйдешь, и даже синекожие гуманоиды подчиняются основополагающему закону природы. Но возможно ли совместное счастье для двух столь непохожих существ? ...

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

 



Навигация по сайту
Вход на сайт
Привет, {$member_id['name']}! HTML; } else { $login_panel = <<
Логин 
Пароль 
 
HTML; } ?>
Поиск по сайту

Информация
Здравствуйте, уважаемые посетители онлайн библиотеки любовного романа Love-Library.Ru!

Со страниц нашей библиотеки Вы можете абсолютно бесплатно скачать произведения зарубежных и отечественных авторов жанра "Любовный роман".

Все книги, представленные на нашем сайте, были найдены в свободном доступе в Интернет, и предоставлены исключительно для ознакомительных целей. Авторские права на книги принадлежат авторам книг!

Помните, что качественные бумажные и электронные книги Вы можете приобрести в книжных магазинах и специализированных электронных библиотеках.

Приятного Вам чтения!
Ищу книгу!
Несмотря на то, что наша библиотека каждый день пополняется новыми романами, может случится так, что нужного именно Вам издания у нас нет.

В этом случае Вы можете оставить заявку, и, если данную книгу возможно найти в Интернете, то мы ее обязательно добавим.

Для того, чтобы оставить заявку Вам необходимо просто написать комментарий к этой новости.
Облако тегов
Алина Знаменская, Андреа Кейн, Барбара Картленд, Бертрис Смолл, Вайолетт Лайонз, Виктория Шарп, Джейн Арчер, Джо Беверли, Джоанна Линдсей, Джоу Энн Росс, Джудит Макнот, Джулия Гарвуд, Жаклин Рединг, Жюльетта Бенцони, Карен Робардс, Кэтрин Беллами, Кэтрин Коултер, Ли Гринвуд, Лиз Карлайл, Маркиз Де Сад, Мэри Бэлоу, Мэри Джо Патни, Мэхелия Айзекс, Наталья Перфилова, Норма Бейшир, Нэн Райан, Патриция Поттер, Патриция Райан, Патриция Райс, Салли Боумен, Сари Робинс, Симона Вилар, Сьюзен Нэпьер, Черил Энн Портер, Шарлотта Лэм, Шарон Сэйл, Элизабет Адлер, Элизабет Лоуэлл, Элизабет Торнтон, Эми Фетцер

Показать все теги

Партнеры сайта


Главная страница | Регистрация | Статистика | Обратная связь | RSS Copyright © 2010-2014 Love-Library.Ru - Онлайн библиотека любовного романа