{forumStyle}
Случайный роман
Самые посещаемые
Новые романы
Валерия Чернованова. Пепел погасшей звезды
Название: Пепел погасшей звезды Автор: Валерия Чернованова Аннотация:Некоторые противополо ...
Кира Измайлова. Принцесса с револьвером
Название: Принцесса с револьвером Автор: Кира Измайлова Аннотация:Четыреста лет назад план ...
Алла Татарикова-Карпенко. Ярцагумбу
Название: Ярцагумбу Автор: Алла Татарикова-Карпенко Аннотация:Одно неосторожное движение, ...
Дарья Кова. Разведенная жена, или жизнь после (полная версия)
Название: Разведенная жена, или жизнь после (полная версия) Автор: Дарья Кова Аннотация:У ...
Ника Вереск. Вечность на кончиках пальцев. Жизнь первая. Вырывая страницы
Название: Вечность на кончиках пальцев. Жизнь первая. Вырывая страницы Автор: Ника Вереск ...

Самые обсуждаемые
Элизабет Торнтон. Брачная ловушка
Название: Брачная ловушка / The Marriage Trap Автор: Элизабет Торнтон / Elizabeth Thornton Аннотация: Герой битвы при Ватерлоо и знаменитый дуэлян ...
Ирина Мазаева. Тетрис с холостяками
Название: Тетрис с холостяками Автор: Ирина Мазаева Аннотация: Женщина бежит, мужчина ее догоняет – вот старый проверенный способ благополучно дом ...
Элизабет Адлер. Богатые наследуют. Книга 2
Название: Богатые наследуют. Книга 2 / The Rich Shall Inherit Автор: Элизабет Адлер / Elizabeth Adler Аннотация: В этой книге читатель найдет окон ...
Мэхелия Айзекс. Хижина в раю
Название: Хижина в раю Автор: Мэхелия Айзекс Аннотация: Четыре долгих года Родриго Маркес ждал, чтобы отомстить молодой очаровательной англичанке, ...
Тереза Вейр. Лики зла
Название: Лики зла Автор: Тереза Вейр / Theresa Weir Аннотация: Когда Ларк случайно нашла в пруду труп убитой женщины, она еще не догадывалась, чт ...

Самые скачиваемые
{top_downloads}
Счетчики сайта


Партнеры сайта


Любовные романы и книги о любви
 
Исторические любовные романы
Остросюжетные любовные романы  
 
Современные любовные романы
Фантастические любовные романы  
 
Эротика
Короткие любовные романы  
Аудиокниги о любви
ФОРУМ о любви NEW!
Авторы
А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | X | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я
Список всех авторов на сайте

Дженна Питерсен. Искра страсти     Исторические любовные романы
Дженна Питерсен. Искра страсти


Название: Искра страсти / Desire Never Dies

Автор: Дженна Питерсен / Jenna Petersen

Аннотация: Красавица аристократка леди Анастасия Уиттиг - опытный агент секретных служб Британии. Ее слабости? Их нет. Точнее не было, пока ее партнером в очередном деле не стал неотразимый джентльмен Лукас Тайлер - мужчина, перед которым не в силах устоять ни одна женщина.
Анастасия не намерена становиться "очередной победой" Лукаса. Однако чем дальше, тем труднее ей бороться с опасными чарами этого человека, заронившего в ее сердце искру жгучей страсти...

Скачать бесплатно

Вы не можете скачивать файлы с нашего сервера



Все книги посвящаю Майклу. Особенно эту.
Спасибо за десять лет твоей любви ко мне, за наш общий смех, за то, что ты самый лучший друг.
Верю, что все хорошее в моей жизни будет только благодаря тебе.

Пролог

Лондон, 1808 год
– Неплохой план, миледи. – Чарлз Айли мерил шагами гостиную своей собеседницы. Снаружи, из переполненного бального зала до него доносились обрывки музыки, но он не сомневался, что их уединению никто не помешает. В коридоре караулили два лакея ее светлости. Никто и не подозревал о его присутствии в этом доме.
– Отлично, Чарлз. – Ее светлость по-прежнему сидела, отвернувшись к окну, но Айли почувствовал, как она улыбнулась. – Мне приятно слышать.
– Вы выбрали даму, и она согласилась, – продолжал он. – Но вы сказали, что одной недостаточно. У вас есть кто-нибудь на примете?
Ее светлость, организовавшая группу женщин-агентов, ответила без промедления:
– Я долго размышляла и остановилась на имени, которого нет в вашем списке.
Айли удивленно поднял голову. Неделю назад она попросила его составить список потенциальных агентов, и он дотошно просеивал претенденток, приблизительно представляя, какие женщины попадут в ее тайную группу.
– Признаюсь, я ошеломлен, – заметил он, пригубив вина из бокала. – И кто эта дама?
– Вы когда-нибудь встречались с леди Уиттиг?
Чарлз порылся у себя в памяти.
– Вполне возможно. Кажется, я слышал это имя. – Он вспомнил печальную, застенчивую женщину в глубоком трауре. – Подождите, вы имеете в виду Анастасию Уиттиг?
Его собеседница повернулась к нему.
– Да, именно ее.
– Но она… Она… – Чарлз пытался охарактеризовать леди Уиттиг и не мог.
Ее светлость пожала плечами, понимая причину его затруднений.
– Совершенно верно, Анастасия очень замкнута, зато удивительно умна.
Как раз в этом Чарлз не сомневался, его смущало совсем другое.
– Она безумно любила своего мужа. Он умер всего полгода назад, и теперь Анастасия почти не появляется в обществе.
Тень пробежала по лицу его собеседницы, и он понял, что она вспомнила о собственном муже, умершем год назад. О своей любви и своей утрате.
– Исходя из собственного опыта могу сказать, что иногда, когда несчастья обрушиваются на нас, дело – это то, что не дает нам погрузиться в пучину боли, удерживая на поверхности, – тихо проговорила она.
– Согласен, миледи. Но каким образом она сможет помочь нашей группе?
Меланхолии как не бывало, и ее светлость широко улыбнулась:
– Однажды я была свидетельницей того, как Анастасия прочитала страницу из новой книги, которую не могла видеть раньше. Несколько мгновений спустя она была готова повторить по памяти этот отрывок слово в слово, не заглядывая в книгу.
Чарли удивленно поднял брови.
– Да, такие способности, конечно, очень пригодятся.
– Полагаю, после соответствующей подготовки она станет прекрасной шифровальщицей. Кроме того, я уверена, что Анастасия Уиттиг способна на многое, о чем мы и не подозреваем.
Чарлз сделал несколько коротких записей, затем поклонился, прощаясь.
– Я в ближайшее время встречусь с ней, а затем в течение нескольких дней сообщу о ее решении.
Он двинулся к дверям, но ее светлость остановила его:
– Чарлз! – Когда он обернулся, она продолжила: – Будьте поделикатнее с ней.
Улыбнувшись, он поклонился еще раз.
– Постараюсь. Не стоит терять потенциального агента. Доброго вечера.
Ее светлость вновь отвернулась к окну.
– Доброго вечера, Чарлз. И удачи.

Глава 1

Лондон, 1813 год
Грохот, раздавшийся наверху, отвлек Анастасию Уиттиг. Она сощурилась, водрузив очки на переносицу, и, сжав губы, уставилась в потолок. Что там слуги, с ума посходили или учат друга танцевать? Она ненавидела, когда ей мешали, а сейчас ее это особенно раздражало, так как ключ к шифру был почти у нее в руках. Задержавшись взглядом на лестнице, которая вела из ее тайного кабинета в комнаты наверху, она вновь попыталась сосредоточиться.
Во второй раз грохот заставил ее подскочить. Послышался топот, и, к удивлению Анастасии, дверь наверху лестницы распахнулась. Слуги прекрасно понимали, когда лучше не нарушать ее уединение, поэтому открыть дверь, даже не постучав предварительно, их могло заставить что-то из ряда вон выходящее.
Служанка в мятом чепце, с вытаращенными от ужаса глазами спустилась на две ступеньки. Анастасия вскинула голову.
– Что у вас там происходит, Мэри? Я только-только начала…
Девушка задыхалась, страх бледностью разлился по ее лицу.
– Миледи, там леди Аллингтон, она… она…
Бутылка с керосином выскользнула из рук Анастасии, ударившись об пол, но этот грохот она не услышала из-за внезапно возникшего шума в ушах. Леди Аллингтон – Эмили Редгрейв – была ее самой близкой подругой, хозяйкой дома, в котором они жили вместе. Она, как и Анастасия, тоже была агентом правительства.
Эмили в эту ночь вышла из дома. У такого ужаса в глазах Мэри, у того, что она ворвалась сюда, могла быть единственная причина – случилось что-то ужасное.
– Где она?! – воскликнула Анастасия, рванувшись к лестнице. Она споткнулась и вцепилась в перила, чтобы не упасть. Паника росла в ее груди, стискивая горло и мешая дышать, пока она мчалась вслед за девушкой через кухню.
– Леди Аллингтон вошла через черный ход, – задыхаясь, рассказывала служанка. – И мы внесли ее в гостиную.
– Внесли? – потрясенно переспросила Анастасия. – О Господи!
Мэри проскочила в гостиную, ближайшую к задней половине дома. Оттолкнув ее, Анастасия обратила внимание на всхлипывающих и дрожащих от страха слуг, выстроившихся в кружок вокруг небольшого дивана. Проложив себе дорогу локтями, она в ужасе замерла.
На диване, закрыв глаза, лежала Эмили. Ни кровинки в лице, с испариной на лбу. Даже голоса взволнованных слуг не могли привести ее в чувство, словно она заснула неестественно крепким сном. Рядом с ней на коленях стояла еще одна горничная, прикладывавшая столовое полотенце к ее боку. Анастасия уже видела, как кровь сочится сквозь ткань. Она присела на корточки рядом со своей подругой:
– Дай, я посмотрю, Эстер.
Горничная обернулась к ней, а затем отодвинула полотенце. Анастасия отпрянула. Под разорванным платьем Эмили зияла огромная рана. Ткань пропиталась кровью, а по краям виднелись следы остатков пороха.
В нее стреляли.
Выхватив полотенце из трясущихся рук Эстер, Анастасия вернула его на прежнее место, пытаясь остановить кровотечение.
К горлу подступила тошнота, страх сковал ее, но Анастасия стряхнула с себя оцепенение. Сейчас не время расслабляться. Слуги стояли и ждали ее распоряжений. Решительные действия могут спасти Эмили… или она истечет кровью на диванчике в гостиной.
Анастасия тщательно взвешивала слова. Челядь и без того близка к истерике, не нужно усугублять обстановку. Она обратилась к одному из мужчин:
– Роберт, скачите как можно быстрее к доктору Адаму Уэкслеру. Вы знаете дорогу. Скажите ему, что он нам нужен. Если у него люди, ни в коем случае ничего больше не говорите. Как только останетесь одни, скажете, что в леди Эмили стреляли.
Кучер кивнул в ответ:
– Слушаюсь, миледи. Я обернусь мигом.
Анастасия повернулась к Бенсону, их дворецкому. Тот стоял бледный, уставившись на Эмили. Он, конечно, зануда, не одобряющий участие женщин в агентурной работе, но при этом снисходителен к слабости. Подруги специально подбирали слуг, способных хранить их секреты в тайне.
– Послушайте меня, Бенсон, – негромко позвала она, привлекая его внимание. – Разыщите Хендерсона и отправьте его к Чарлзу Айли. Удостоверьтесь, что он не расскажет Чарли ничего, кроме того, что у нас непредвиденный случай. Проводите его через черный ход и сделайте так, чтобы никто не увидел его входящим в дом так поздно, иначе поползут сплетни.
– Слушаюсь, миледи, – поклонился Бенсон и направился к двери.
– Остальные приготовьте комнату для леди Аллингтон, ей нужно прийти в себя. – Горло перехватило. Анастасия все-таки надеялась, что ее раненая подруга выкарабкается. Кроме того, у слуг появится дело и они не будут стоять и пялиться на истекающую кровью Эмили. – Устройте ее как можно удобнее. И пожалуйста, – добавила Анастасия в расчете на тех, кто не был осведомлен о ее тайной жизни, – пожалуйста, не болтайте об этом. Ваша неосторожность может усугубить положение ее светлости.
Слуги согласно закивали и стали расходиться. Анастасия слышала их испуганный шепот, когда они выходили. Она могла лишь молиться, чтобы они хранили молчание. Затем она повернулась к Эмили.
– Эмили, – прошептала Анастасия, убирая спутанную, влажную от пота прядь белокурых волос с глаз своей подруги и изо всех сил борясь с подступающими слезами. В голове кружились картины прошлого, которое она предпочла бы забыть. Вспомнилось, как пять лет назад она так же сидела у постели собственного мужа. Он тоже умирал от пули, полученной в результате несчастного случая на охоте в их загородной усадьбе. Рана была чудовищной, и ничто не могло его спасти.
Анастасия затрясла головой. Нет. Ей нельзя снова потерять того, кого она любит. Она не должна потерять Эмили. Она чуть сильнее прижала полотенце к ране, и Эмили тихо застонала. Анастасия наклонилась ниже.
– Я с тобой. Ты сейчас в безопасности. – Она проглотила рыдание. Эмили не должна слышать ее причитания. – Ты сейчас дома.
Эмили застонала, открыв потрясающе голубые даже сейчас, затянутые пеленой боли глаза.
– Мы одни? – выдохнула она.
– Да, слуг рядом нет. Все будет прекрасно, дорогая. Сейчас приедет Адам. – Эмили неровно задышала, пытаясь что-то произнести, но Анастасия замотала головой. – Береги силы, не нужно разговаривать.
Анастасия содрогнулась, осознав, что заботится не только о благополучии Эмили, но и о себе самой. Она просто не смогла бы услышать слова прощания от лучшей подруги. Анастасия отказывалась признавать то, что все-таки произошло.
Эмили вдруг издала стон, в котором звучали боль и крушение надежд.
– Ана, ловушка… Это… была… ловушка.

– Ана. – Голос Чарлза Айли проник в затуманенное сознание, прервав ее метания по комнате. Замедлив шаги, она взглянула на человека, курировавшего их группу. – Пожалуйста, присядь. – Он указал на кресло у камина рядом с собой. – Ты в конце концов уморишь себя, если будешь шагать всю ночь.
Анастасия покачала головой – она не могла заставить себя присесть, в движении ей было легче.
– Я не в силах сидеть, Чарли, – прошептала Анастасия. – Я не в силах разливать чай, вести дружескую беседу и притворяться, что моя лучшая подруга не подверглась чудовищному нападению нынешней ночью. Я такая, какая есть. У меня горе, и мне страшно.
Чарли вздохнул и запустил пальцы в редеющие волосы. Его обычно полные, румяные щеки были бледны, и Анастасия отметила, как он напряжен. Айли старательно сохранял самообладание, требуя того же и от нее.
Но они оба осознавали всю серьезность положения. Как близко они подошли к тому, чтобы потерять Эмили. Как все еще легко они могут потерять ее.
– Ты известил Мередит? – спросила Анастасия, пытаясь развеять ужасающую тишину, царившую в комнате.
Мередит Синклер… Нет, Арчер, поправила она себя. Арчер была третьей в их группе женщин-агентов. Год назад она вышла замуж и стала маркизой Кармайкл, но продолжала работать с ними.
Чарли утвердительно кивнул.
– Как только Адам доложил о состоянии Эмили, я черкнул записку. Наши самые быстрые курьеры сейчас уже направляются к Кармайкл.
– По крайней мере потребуется день, чтобы послание дошло, и еще дня два – чтобы добраться до Лондона. – Анастасия задумалась, продолжая ходить из стороны в сторону. Она могла лишь представить, какой будет реакция Мередит, когда та узнает новости. Мучительно было подумать, что подруга испытает такую же боль и такой же страх, которые не отпускали ее сердце. Особенно сейчас, когда Мередит была так счастлива в своем замужестве.
Анастасия остановилась у окна и выглянула наружу. Сады всегда навевали на нее покой и безмятежность. Она словно видела в темноте цветы, за которыми сама ухаживала, и подстриженные кусты. Но они все равно не могли заслонить от внутреннего взора Эмили, истекающую кровью.
Анастасия опустила глаза и увидела красные брызги на подоле своего черного платья. Она снова стала вглядываться в темноту за окном. Позади нее Чарли поднялся с места, сделал несколько шагов в ее сторону и тихо произнес:
– Эмили обязательно выживет и вновь увидит Мередит, Анастасия. Ты же слышала, что сказал Адам о ее состоянии.
Анастасия совершенно неприлично громко фыркнула. Верно, Адам спустился к ним и заявил, что если Эмили переживет ночь, то все обойдется. И Анастасия поверила ему, одному из лучших полевых хирургов, когда-либо служивших в армии ее величества, а сейчас занимавшемуся агентами ее величества.
Но если Чарли полагает, что она настолько наивна, что не заметила тревоги в глазах доктора и того, как он во время разговора стискивал окровавленные руки у себя за спиной, тогда старший просто недооценивает ее.
Анастасия уже видела у медиков такой взгляд раньше. Доктор ее мужа точно так же избегал смотреть ей в глаза. Эмили, нет сомнения, переживет эту ночь… Но она по-прежнему в опасности.
– Пожалуйста, Чарли, не надо обращаться со мной как с ребенком, – тихо произнесла Анастасия, когда, развернувшись, натолкнулась на его пристальный взгляд. – Я уже видела смерть, и ты тоже. Мы не можем знать наверняка, доживет Эмили до следующего дня или нет. Кстати, Адам тоже не уверен.
Чарли отступил, явно удивленный ее трезвой оценкой сложившейся ситуации. В этом была ее суть. В то время как Мередит и Эмили являли собой безрассудных, шумных амазонок, полных жизни и веселья даже тогда, когда им приходилось сражаться против самых гнусных предателей и преступников, Анастасия сохраняла спокойствие и кротость. Она редко спорила, отстаивая свою точку зрения. Противостояние было не в ее обычае.
Она нахмурилась. Ее скромная манера держаться не всегда была положительным свойством для агента. Правда, у нее были другие таланты, необходимые для такой работы. Ее искусство шифровать и разгадывать коды за эти несколько лет неоднократно подвергалось проверке и признанию. А ее изобретательность стала легендой даже среди высокопоставленных агентов-мужчин, когда они убеждались, что слухи о «леди-шпионах» и их главной – таинственной леди М. – оказывались правдой.
Чарли дотронулся до ее руки.
– После стольких лет, что ты прожила здесь, в доме Эмили, наблюдая, как она работала на заданиях, расшифровывая ее письма, неужели ты сомневаешься, что она самая сильная женщина в Англии?
Слезы обожгли глаза Анастасии, и сквозь них она улыбнулась Чарли:
– Нет вопросов. Сама леди М. не могла бы быть сильнее.
Чарли кивнул в ответ.
– Тогда поверь, что стойкость поможет ей пройти через это испытание. Она использует все свои навыки, чтобы выжить. Она будет бороться.
Анастасия глубоко вздохнула и похлопала Чарли по руке. Подойдя к камину, она невидящими глазами уставилась в огонь.
– Ты абсолютно прав в том, что касается ее стойкости. И она, конечно, лучший агент из нас троих. Но тут возникает вопрос, – она глянула на старшего через плечо, – почему это случилось?
Уголки его рта поползли вниз. Не считая краткого обмена мнениями, оба старательно избегали данной темы. Но дальше откладывать было невозможно.
– Она ведь сказала «ловушка», правильно? – пробормотал он.
Анастасия вздрогнула, вспомнив безжизненный взгляд Эмили, ее прерывистый голос.
– Да, это единственное, что ей удалось произнести, а потом она во второй раз потеряла сознание. – Обхватив себя руками, Анастасия прошептала: – Сегодня ночью что-то пошло не так. Работать «в поле» чрезвычайно опасно.
Чарли набрал воздуха, чтобы сказать что-то, наверняка поспорить с ней, как он всегда делал, когда она жаловалась на опасность. Но до того, как он смог произнести хоть слово, дверь распахнулась и в гостиную ворвался незнакомец. Анастасия развернулась в его сторону, но он даже не удостоил ее взглядом, целеустремленно шагая к Чарли.
Это был высокий широкоплечий мужчина. Его темные волосы спадали на лоб и прикрывали уши. Пристально смотревшие глаза были пронзительно-серого цвета. Он вел себя так, словно имел право находиться в ее гостиной, хотя о нем не доложили и он даже не дождался слуг, чтобы они показали ему дорогу. Анастасия опустила голову. Ей это показалось наглостью, но она не успела поставить его на место. Мужчина остановился перед Чарли и коротко поприветствовал его.
– В нее действительно стреляли? – спросил он без всякого вступления.
Анастасия пошатнулась. Этот человек знает об Эмили?
Чарли кивнул:
– Да.
– Кто это? – воскликнула Анастасия, направляясь от камина в сторону незнакомца.
Мужчина замер, пригвоздив ее к месту пронзительным колючим взглядом. В его манере держать себя, в том, как он посмотрел на нее, она отметила настороженность. Анастасия вдруг ощутила странное чувство, словно, раздетая донага, она лежит перед этим незнакомцем, а он исследует ее. И будет продолжать, пока не выведает все о самых укромных уголках ее тела. О самых сокровенных уголках ее души.
Чарли представил незнакомца:
– Ана, это Лукас Тайлер. Он должен был быть напарником Эмили в ее расследовании. Это на встречу с ним она направлялась сегодня ночью, когда на нее напали.
Она не услышала больше ни слова из-за стремительного потока крови, застучавшего в ушах. Все чувства, которые Анастасия старательно сдерживала в себе с того момента, как увидела истекающую кровью Эмили, вырвались наружу подобно вулканической лаве. Она рванулась к мужчине, непроизвольно сжав руки в трясущиеся кулаки.
– Ты! – закричала она, подскочив к Гайлеру вплотную и совершенно не думая о приличиях. Ее гнев был слишком велик, чтобы помнить о них. – Это твоя вина! Это из-за тебя Эмили может умереть в любую минуту!

Глава 2

Лукас перевел взгляд с Чарлза Айли на женщину. Он понятия не имел, кто она – эта раскрасневшаяся очаровательная леди с карими глазами, полными слез, исступленно налетевшая на него с кулаками. И уж конечно, было абсолютно непонятно, что она городит. Он, как и они, был потрясен нападением на Эмили Редгрейв. Ясно, либо эта незнакомка знала что-то о деятельности Эмили, либо Айли не должен говорить слишком много в ее присутствии.
Он перестал обращать на нее внимание. Ему и в голову не пришло отвечать на обвинения, и, имея в виду Эмили, он спросил у Айли:
– Она умерла?
Услышав этот вопрос, его обвинительница замерла от неожиданности, гневные слова застыли на губах, а по щеке потекла одинокая слеза. Сила горя этой прелестной женщины потрясла Лукаса, и он пожалел, что так бестактно задал вопрос. Он не знал наверняка, что связывало Эмили с этой женщиной, но стало понятно, что ее беспокоила судьба его несостоявшейся напарницы. Нельзя было быть таким слепцом.
Он мысленно поблагодарил Айли, когда тот выступил вперед, метнув взгляд на женщину, прежде чем ответить Лукасу.
– Нет, Эмили тяжело ранена, но жива. Похоже, доктор надеется, что у нее есть шансы выжить, но полной уверенности нет.
Лукас шумно выдохнул с облегчением, За последние несколько недель он неоднократно встречался с Эмили, чтобы сверить данные и подготовиться к совместному делу. Оба были упрямы, и каждый во всем отстаивал свое мнение. Она была невыносимо своевольна, знала, чего хотела, и посылала к черту все его предложения. Однако он, конечно, не мог желать ей зла и с тяжелым сердцем отправился сюда, когда услышал о нападении.
– Уже одно это хорошо, Айли. Рад узнать, что у нее есть шанс выкарабкаться. Но теперь ты и сам видишь, что я был прав.
Чарли изменился в лице. Горечь и злость зажглись в его глазах, как всегда, когда возникала эта тема.
– Не начинай, Тайлер. Не сейчас!
Лукас скрестил руки на груди.
– Нет, сейчас самое подходящее время. Женщины не должны участвовать в деле. Это слишком опасно, что и показала сегодняшняя ночь. Ясно, что Эмили в чем-то ошиблась и…
Женщина, о существовании которой он отнюдь не забыл, вдруг задохнулась от возмущения и снова подступила к нему. Волнa цветочного аромата предшествовала ей, а ее глаза гневно сверкали. Забыв о себе и о ситуации, Лукас был поражен внезапным и мощным взрывом наслаждения. Он почти не слышал, что она орала ему, – так бешено пульсировала кровь в самых интересных местах его тела.
Какого черта?!
– Эмили – прекрасный агент! – прорычала женщина. – Сегодня ее захватили врасплох, из засады. Это не имеет никого отношения к тому, какого она пола.
Лукас внимательно разглядывал женщину. Интересно, она точно так же трепещет, когда ее целуют?
– Кто вы?
Она оборвала тираду и, судя по всему, осознала, что стоит в нескольких сантиметрах от него, стоит на цыпочках, лицом к лицу. Немногие мужчины могли осмелиться совершить нечто подобное. А женщины, которые оказывались так близко, подходили для поцелуя, а не для схватки. Румянец появился на молочно-белой коже, и она отступила.
– Я леди Анастасия Уиттиг. – Ее голос зазвучал тише и холоднее. От гордости и гнева она выпрямилась, расправив плечи. – Я одна из тех женщин-агентов, которые, как вы полагаете, не справляются со своими заданиями.
Лукас, глядя на нее, почувствовал, как уголки его губ непроизвольно растянулись в улыбке. Вулкан! Он никогда бы не смог противостоять такому очаровательному вулкану. В самом деле. Потребовалось много времени, чтобы по-настоящему увидеть в ней женщину. Обычно он доставлял им удовольствие, удовлетворяя свои желания, и никогда не вспоминал о них вновь. У него не было ни времени, ни охоты вовлекать себя в то, что начинается после ночного кувыркания.
Но Анастасия Уиттиг заинтриговала его.
Карие глаза отражали малейшее движение чувств, бурливших в ней. Он не сомневался, что они так же могут полыхать желанием, как сейчас гневом. Каштановые волосы небрежно собраны в пучок. Даже траурное платье не скрывало женственности ее тела. Было совсем не трудно представить, как она будет выглядеть без платья, скрадывающего ее.
Лукас пришел в себя. О чем он думает? Сейчас не время увлекаться женщиной, особенно одной из этих леди-агентов из наполовину мифической группы, в существование которой он, по правде говоря, не верил еще месяц назад. Ровно до тех пор, пока ему не приказали работать бок о бок с одной из них.
– Вообще-то теперь совсем не важно, как я оцениваю возможности этой группы, – проговорил он, с трудом отводя взгляд от Анастасии. – Если Эмили ранена настолько серьезно, что балансирует между жизнью и смертью и не может заниматься дешифровкой кодов, тогда давайте каждый по отдельности выполнять наши планы. Я должен вернуться к своему собственному.
Лукас спрятал улыбку. Хотя в таких обстоятельствах ему и не хотелось просить об этом, он предпочитал работать один. Ему не нравилось, когда женщины путались под ногами, нуждаясь в спасении при каждом неожиданном повороте их дела. Кроме того, этот случай был очень личным. Он хотел сам расследовать его. И вот теперь, судя по всему, ему удалось приблизиться к цели.
Сощурившись, Айли скрестил руки на груди.
– Вам не хватает способностей, которые есть у этих женщин.
– Я… – начал Лукас, но Айли оборвал его:
– Почти год ваша организация не может добиться результатов. Вы топчетесь на месте, раскрывая одного агента за другим.
Анастасия отвернулась от Лукаса и посмотрела на Чарли. Выражение ее лица кардинально изменилось. Куда делся этот взгляд с едва сдерживаемой клокочущей яростью, которым она пронзала Лукаса? Для Чарли Анастасия была само послушание и ласка. И бешеная ярость, и доверчивая скромность были одинаково привлекательны.
– Именно этим и занималась Эмили? – спросила она.
Чарли утвердительно кивнул.
– В последнее время у нас увеличилось количество покушений на агентов как здесь, так и за границей, – объяснил он. – Мы полагаем, что кто-то выявляет их, а затем продает сведения о них заказчику или сам устраивает на них покушения. Эмили и мистер Тайлер работали вместе, чтобы обнаружить того, кто раскрывает наших агентов, и понять, каким образом организуются покушения.
Анастасия понимающе кивнула:
– Значит, вы полагаете, что Эмили раскрыли? И поэтому напали сегодня?
Лукас поднял голову. Он никогда не мог предположить, что агента-леди можно разоблачить. Неужели кто-то настолько серьезно относится к деятельности их группы? Видимо, да. На встречу с ним Эмили добиралась, минуя опасные районы, вдобавок Айли ни словом не упомянул об ограблении или иной причине нападения. Можно было с уверенностью утверждать, что покушение на ее жизнь связано с ее тайной деятельностью.
Если кто-то обнаружил, что Эмили – агент, это означает, что они очень близко подобрались к нему. И если это так, тогда и Лукас будет отстранен от этого задания и от всех других, пока покушающиеся не будут установлены и не определится степень его демаскировки. Военное министерство откажется поручать задания, если там почувствуют, что ему грозит разоблачение из-за отсутствия прикрытия.
Но он не должен быть отстранен от этого дела. Оно слишком важно для него. Оно слишком личное. Он должен сам закончить его, и закончить как можно скорее.
Айли пристально взглянул на Лукаса.
– Неясно, была ли Эмили раскрыта. Участие в деле женщин-агентов тщательно скрывается военным министерством. С другой стороны, мистеру Тайлеру необходима наша помощь. Ему было приказано согласовывать с нами свои действия.
Лукаса передернуло. Увы, это правда.
– Ну хорошо, Айли, и что ты предлагаешь? – Он тоже скрестил руки на груди. – Понятно, что леди Аллингтон не скоро сможет вернуться к выполнению задания. Что же мне делать?
В ответ Айли довольно улыбнулся. Такой улыбке Лукас не стал бы доверять, вверх по спине побежали мурашки. Все, что скажет сейчас этот человек, Лукасу не понравится.
– Конечно, Эмили не может больше работать с тобой, – признал Айли. – Даже если бы она не была ранена, мы не можем рисковать ее разоблачением. Но есть еще один человек, который может помочь тебе. – Он повернулся к Анастасии Уиттиг. – Это Ана.
Анастасия ощутила, как кровь отхлынула от лица, когда мужчины повернулись к ней. Несмотря на браваду, с какой она заявила о себе как об агенте в ответ на сомнения Лукаса, на самом деле она совсем не была такой. Более того, во время обучения ее, как назло, ужасала перспектива заниматься этим делом!
Лукас вновь с ног до головы окинул ее тем же самым острым, всевидящим взглядом, каким посмотрел на нее несколько минут назад. И точно так же она снова почувствовала себя подопытным существом. Тайлер покачал головой:
– С ней? На задание?
Она снова разозлилась, а страх куда-то улетучился. С какой стати эта надутая, самоуверенная дубина решает, что она может и чего не может? Передразнивая его, Анастасия точно так же сложила руки на груди.
– Вообще-то, мистер Тайлер, именно я являюсь специалистом по дешифровке в нашей группе, а не Эмили. Поэтому, если вы нуждаетесь в помощи по этой части, я – наилучший выбор. А если речь идет о том, чтобы найти того, кто напал на мою подругу, и предать его суду, то я буду более чем счастлива выяснить это. – Она не могла поверить, что слышит эти слова из своих уст. Но не могла и остановиться. – Более того, я настаиваю на своем участии в расследовании.
Ее рассудок возмущался и приказывал ей замолчать. Убеждал, что она не хочет получить это задание, что она не готова. Но было поздно. Слова были сказаны. Чарли сиял, гордясь ею, а Лукас Тайлер ухмыльнулся. Да так, что ей тут же захотелось зарядить пистолет и дать отпор, если бы только это не поменяло отношения к ней старшего.
Невыносимый человек!
Он отвернулся, игнорируя ее возмущенный взгляд.
– Послушай, Айли. Мне никогда не хотелось работать с женщиной, если она на первых ролях. Пожалуй, за исключением леди Аллингтон, которая была умницей и знала, чего добивалась. – Его взгляд метнулся в сторону Анастасия. Она вздрогнула, а в груди снова заклокотало возмущение. – Вы вообще когда-нибудь работали над оперативным заданием, что называется, «в поле»?
Анастасия заставила себя расслабиться и опустила руки. Она отодвинулась, избегая его испытующего взгляда. Она ненавидела даже то, как он смотрел, этот мужчина, заставлявший ее быть такой взвинченной и неуверенной в себе.
– Я… Я вела кое-какие направления.
Его брови взмыли вверх.
– Я имею в виду оперативное задание, миледи!
Анастасия поджала губы. Она не могла уклониться от такого откровенного допроса.
– Я помогала нашему агенту Мередит Арчер расследовать один случай в прошлом году.
В его хохоте слышался триумф.
– И это все?
Анастасия с неохотой кивнула в ответ.
– Но, – продолжила она, – я провела несколько исследований, раскрыла несколько шифров, разработала приспособления для…
Лукас воздел руки, а потом, опустив их, обратился к Чарли:
– Видишь, она погружена в исследования, никогда не сталкивалась с реальной опасностью. Она ненадежна, а это может быть смертельно для нас обоих.
Анастасия задохнулась от возмущения.
– Вы передергиваете! Я не говорила, что я ненадежна.
Конечно, она полна неуверенности, конечно, она ненадежна, но этот человек был единственным из всех мужчин, кому Анастасия не собиралась признаваться в этом.
Лукас продолжил, пропустив мимо ушей ее заявление, словно она вообще не произнесла ни слова:
– Ее неуверенность грозит мне опасностью, и я не смогу гарантировать защиту ей самой.
Анастасия стиснула руки в кулаки, задрожав от возмущения.
– Я никогда не просила у вас защиты, мистер Тайлер! Я могу сама о себе позаботиться.
Он снова обернулся к ней:
– Каким образом?
Это остановило ее. Она задумчиво нахмурила брови:
– Что значит «каким образом»?
Лукас покачал головой:
– Вы даже не можете ответить на мой вопрос.
– Нет, могу, – упрямо возразила она. – Я умею стрелять.
Лукас недоверчиво смотрел на нее, но хоть в этом Анастасия была уверена. Она, конечно, не была первоклассным стрелком, как Мередит, но могла запалить фитиль у пистолета и, если требовалось, попасть в мишень.
– Кроме того, я занималась приемами самообороны.
В меньшей степени она была уверена в собственных успехах в этом виде, но очень хорошо помнила свои занятия. Эмили настаивала, чтобы они раз в неделю тренировались внизу, в рабочей комнате Анастасии, оттачивая навыки. Ей даже удалось несколько раз уложить Эмили на пол, чем она очень гордилась.
Лукас открыл было рот, чтобы возразить, но тут вмешался Чарли и развел их в стороны:
– Все, достаточно. Эта пикировка не может изменить ситуации.
Анастасия нахмурилась, а Лукас, наоборот, широко открыл глаза.
Чарли обратился к Лукасу:
– Есть приказ, и он абсолютно ясен. Ты должен работать с одной из моих агентов, и ты будешь работать. Ты продолжишь расследование вместе с Анастасией – твоим новым партнером. Все, обсуждение закончено.
Лукас резко выдохнул, выразив тем самым свои сомнения по поводу принятого решения, и даже не пожелал взглянуть на Анастасию.
– Получается, мне не оставили выбора. – В конце концов он посмотрел в ее сторону. – Вы, – сказал он кротко, – приготовьтесь. Вы, вероятно, полагаете, что достаточно уметь стрелять из пистолета и махать кулаками? Хотелось бы надеяться, что ваш уровень не ниже моего.
Анастасия задержала дыхание. Неужели это произошло? Неужели она приступает к делу?
– Договорились.
– Просмотрите записи Эмили. – Он повернулся и направился к дверям. – Я приду за вами через несколько дней. Айли, держи меня в курсе относительно состояния леди Аллингтон.
И он ушел, оставив Анастасию такой же смущенной, как и при его появлении здесь, в гостиной. Но на этот раз ее сердце билось неровно. И как-то странно и необъяснимо трепетало.
Она повернулась к Чарли, который, стоя рядом, пристально рассматривал ее, и на мгновение забыла об опасениях, связанных с Лукасом Тайлером. Слишком многое в ее будущем зависело от него.
– Я не готова, – прошептала она. Вся тяжесть произошедшего вдруг навалилась на нее. – Я не предназначена для оперативной работы.
Лицо Чарли подобрело.
– Это не так. Ты слишком долго скрывалась в своем подвале с шифрами и разработками. Если бы мы с леди М. не рассчитывали, что ты будешь участвовать в операциях, тебя бы не выбрали для подготовки.
Анастасия подняла голову. Мифическая леди М.! Она даже не была уверена, что такая женщина существует. Иногда ей казалось, что эта дама – плод воображения Чарли, предназначенный для того, чтобы леди-агенты ощущали свою близость с женщиной, которую считали своей покровительницей как в расследовании, так и в благотворительной организации, которая являлась прикрытием их настоящей цели.
– Ты в самом деле считаешь, что я способна на это? – спросила она. – Способна заменить Эмили на ее месте? Работать с этим человеком, который наверняка считает меня ничтожеством? Раскрыть тайну того, кто выдает агентов, хотя многие не смогли этого сделать?
Чарли кивнул:
– Считаю, что сможешь, Ана. И не бойся. Лукас Тайлер иногда производит впечатление неотесанного мужлана, но он один из лучших агентов в стране. Он постоянно будет находиться рядом с тобой. А сейчас мне пора поговорить с Адамом о состоянии Эмили.
Он похлопал ее по руке и вышел из комнаты. Анастасия задумалась. Лукас Тайлер будет рядом с ней на каждом шагу их пути. Сейчас, когда об этом было сказано вслух, она вдруг кое-что поняла.
Именно этого Анастасия боялась больше всего на свете.

Глава 3

– Выразить не могу, как я счастлива, что ты приехала! – Три дня спустя Анастасия крепко обнимала приехавшую Мередит в прихожей. Подруга отстранилась и посмотрела ей прямо в глаза. Анастасия отметила, как она беспокойна, и увидела покрасневшие глаза – доказательство тщательно скрываемых слез. Проницательная Мередит видела те же признаки на ее лице.
– Я тоже рада. Расскажи все как есть. Что с Эмили? Мы получали твои письма и по дороге, и по прибытии сюда в Лондон, но мне необходимо услышать все из твоих уст.
Анастасия сжала запястье Мередит, успокаивая ее.
– Ей становится лучше. Адам полон оптимизма.
Мередит облегченно вздохнула. Она уже приготовилась услышать гораздо худшие новости. Но их не последовало, и можно было расслабиться.
– Мы с Тристаном стремились как можно быстрее очутиться в Лондоне.
Анастасия двинулась к лестнице.
– Ах, Мерри, – она покачала головой, – мне так жаль, что ваша поездка в Кармайкл расстроилась. Как Тристан?
Теперь, зная, что Эмили идет на поправку, Мередит улыбнулась:
– Он лучше, чем просто хороший. Он… само совершенство. И у меня новости. Тристан тоже пройдет подготовку. Мы рассчитываем провести несколько дел, прежде чем устроимся и начнем жить по-семейному.
Анастасия замерла, глядя на Мередит широко открытыми глазами.
– Но это же… потрясающе, Мередит! – воскликнула она. – Не могу поверить. Вы и так уже отлично поработали вместе. Наверное, в этом и есть причина особого чувства, о котором ты говорила. Не сомневаюсь, из него получится потрясающий агент.
Глаза Мередит сияли.
– Я так счастлива, Ана!
Анастасия кивула, и они стали подниматься по лестнице дальше, но она никак не могла избавиться от горького чувства, тревожившего ее. Она радовалась за подругу. Мередит и Тристан боролись и заслужили свое счастье, но Анастасия прекрасно понимала, что это за чувство, и ненавидела его в себе. Это была зависть.
Она помнила, что значит быть «такой счастливой». С детских лет она была влюблена в своего будущего мужа Гилберта. Когда он наконец обратил на нее внимание, невзирая на ее очки и болезненную застенчивость, Анастасия ухватилась за его любовь как за спасательный канат, понимая, что это никогда не повторится снова.
Но ее любовь и жизнь отобрали. Несколько дней, прошедших после ранения Эмили, вновь вернули ее в то время, и, глядя на осунувшееся лицо подруги, она вспоминала Гилберта и жизнь, которую они делили друг с другом.
Однако образ Лукаса Тайлера с его усмешкой и проницательными глазами начинал волновать ее, как только она гасила свечу на ночь. Анастасия убедила себя, что это только оттого, что она так серьезно готовится к их совместной работе, и поэтому он, разумеется, и не идет у нее из головы.
– К чему мне нужно приготовиться?
Голос Мередит пробился сквозь туман в голове, и Анастасия поняла, что они остановились перед дверью в спальню Эмили.
– Извини, что?
Мередит наклонилась.
– Ты, должно быть, очень устала. Прости, что я не могла тебе помочь.
Анастасия пожала плечами, отбрасывая прочь тревожные мысли:
– Пусть тебя это не беспокоит. – Она замялась. Не имело смысла скрывать правду. – Эмили очень бледна. И часто мучается от боли, хотя старается скрыть это.
Мередит поморщилась:
– Очень похоже на нашу дорогую подругу.
Анастасия кивнула в ответ.
– Она с отвращением принимает лауданум. От него ей постоянно хочется спать, так что она сможет поговорить с нами совсем немного.
– Мне главное – увидеть ее. – Анастасия вздрогнула, заметив, как глаза Мередит наполняются слезами. – Дотронуться до нее и узнать, что она жива, что она все еще здесь, с нами. Как я испугалась, что ее вдруг не станет! Я места себе не находила. Это было так, словно меня лишают чего-то необычайно важного.
Анастасия кивнула и сжала руку Мередит. Она все прекрасно понимала.
– Как хорошо, что ты приехала. Я так рада тебя видеть.
Мередит улыбнулась, толкнула дверь, и они вошли в спальню.
Анастасия остановилась у порога, а Мередит подошла к кровати Эмили. Они обменялись несколькими словами так тихо, что Анастасия ничего не услышала, а затем бледная рука Эмили поднялась и женщины коснулись друг друга.
– Анастасия, конечно, тоже здесь? – хрипло произнесла Эмили.
Натянуто улыбаясь, Анастасия выступила вперед. Ее не оставило чувство, что Эмили видит ее насквозь. Но то, что та не заметила ее, уже само по себе говорило, насколько рана серьезна.
– Эмили, я здесь. Мне хотелось, чтобы ты поговорила с Мередит, прежде чем я вмешаюсь.
Взгляд подруги стал осмысленным.
– Ба, да мы снова одна команда, правда?
– Как всегда, – поддержала ее Мередит.
– Тогда скажи Анастасии, чтобы она не отстраняла меня от дела. – Эмили уронила от усталости руку на постель. – Она отказывается говорить со мной о расследовании, которое было мне поручено до покушения.
Мередит внимательно посмотрела на Анастасию. Ты пожала плечами в ответ.
– Дорогая, я уверена, что сейчас тебе лучше отдохнуть и не тревожить себя.
Эмили жалобно застонала и попыталась приподняться.
– Как я могу отдыхать, если понимаю, что нападение свело на нет недели труда? А этот выскочка Лукас Тайлер так, наверное, просто счастлив, что может снова заниматься этим делом в одиночку.
Анастасия вздохнула. Она ничего не обсуждала с Эмили, но сейчас, когда Мередит приехала, необходимо рассказать им правду. К тому же нужен их совет. Знакомство с записями Эмили по поводу покушений на других агентов и безотлагательная потребность найти виновного все больше и больше заставляли ее нервничать из-за угрозы новых нападений. И все больше и больше ее беспокоило предстоявшее посещение Лукаса Тайлера.
– Тайлер не будет действовать в одиночку, – тихо проговорила она, подходя к креслу, стоявшему в изножье кровати Эмили и в котором Анастасия фактически прожила последние дни.
Мередит коротко взглянула на нее, а в глазах Эмили отразилось удивление.
– Что ты имеешь в виду? – спросила она.
– Я… – протянула Анастасия, – я займу твое место, Эмили. Я буду работать с ним, чтобы выявить того, кто раскрывает и предает агентов.
Мередит буквально подскочила в кресле, а Эмили закашлялась. Анастасия бросилась за лауданумом, а Мэри схватилась за чашку с теплым чаем. Когда обезболивающее и чай были выпиты, а кашель пошел на убыль, обе женщины уставились на Анастасию.
– Ана, ты собираешься заниматься оперативной работой? – прошептала Мередит, широко распахнув темно-голубые глаза.
Сердце у Анастасии упало. По их потрясенным лицам она поняла, что ни одна из ее подруг не могла предположить, что она готова к такому опасному делу. Они сомневались в ее возможностях, и вся внешняя бравада, которую она старательно выстраивала, увяла, как цветок без воды в знойный день. Она растерянно опустила голову.
Увы, она не способна на это!
– Даже представить себе не могла, что скажу такое, – проговорила Эмили. – Слава Богу, что меня подстрелили!
В груди похолодело, когда Анастасия перехватила взгляд Эмили – та и впрямь улыбалась. В первый раз с того момента, как ее нашли истекающей кровью в гостиной.
– Я… Я не понимаю, – запинаясь, произнесла Анастасия.
– Мы с Эмили так надеялись, что ты наконец расправишь крылья, присоединишься к нам и мы займемся конкретной работой. – Лицо Мередит светилось от радостного возбуждения. – Мне, разумеется, не хочется вслед за Эмили благодарить случай за ранение, но это так здорово, что ты в конце концов решилась оставить исследования и аналитику, чтобы делать дело.
У Анастасии приоткрылся рот.
– Думаешь, я смогу?
Эмили нахмурилась:
– Разумеется, вне всяких сомнений.
Анастасия глубоко вздохнула, и эмоции, которые она тщательно скрывала, вырвались на волю.
– Тайлер сказал, что я представляю опасность и для него, и для себя. Он пытался убедить Чарли, что не сработается со мной.
Эмили прищурилась:
– Ничего, он сработается, напыщенная задница!
– Да кто такой этот Тайлер? – Мередит переводила взгляд с Эмили на Анастасию.
– Мы вместе работали над моим делом. Идиоты из военного министерства копались год и ничего не смогли обнаружить, а Чарли убедил их, что кто-нибудь из нас сможет им помочь.
– И что он за человек? – снова спросила Мередит. Эмили коротко хохотнула и скривилась от боли.
– Типичный светский ловелас – заносчивый и самодовольный. Красивый и чересчур хорошо понимающий это. – Она закатила глаза. – А эти ямочки на щеках! Он уверен, это – его главное оружие.
Анастасия, соглашаясь, кивнула. Да, Тайлер красивый мужчина. Никто не сможет этого отрицать.
Мередит поднесла палец к губам, словно обдумывая только что услышанное.
– Он способный агент?
– Очень, – не колеблясь ответила Эмили, несмотря на предыдущую уничижительную оценку.
Анастасия прочистила горло.
– Чарли сказал, что он лучший в Англии.
Брови Мередит слегка приподнялись, а потом она только и произнесла:
– Хм-м.
– Ну и как, вы что-нибудь посоветуете? – Анастасия надеялась побыстрее свернуть с неожиданно ставшей неудобной темы о Лукасе Тайлере.
Эмили рассмеялась:
– Благодаря своим природным способностям, уверена, ты очень быстро определишься. Но совет я тебе все-таки дам. Будь осторожнее с Тайлером. Он сделает все, чтобы отодвинуть тебя от расследования. Упрется в то, что сам не в силах решить эту задачу, а потом будет пользоваться любыми средствами из собственного арсенала, чтобы все сделать по-своему. Там что-то личное. Правда, не знаю, что именно.
Анастасия кивнула, пытаясь осмыслить замечание подруги. Тайлер уже продемонстрировал, насколько мало он принимает ее в расчет. Ей не оставалось ничего другого, кроме как доказать ему, насколько он не прав и что ему не удастся выкинуть ее из дела.
Анастасия призадумалась. Это ее первое серьезное проникновение в тайный мир слежки и предательства. Придется потрудиться, чтобы не ударить в грязь лицом.

Лукас наблюдал, как Анастасия, склонившись над стопкой рабочих бумаг, кивала в такт каким-то инструкциям, которые давал ей Чарли. Ему, конечно, следовало принять участие в их беседе, что-то добавить от себя, указать на основные моменты в расследовании, которым он занимался почти год. Вместо этого он предпочитал просто сидеть и смотреть, как ее темные глаза во время чтения перебегают со строки на строку. Как изящно она массирует затекшую шею, когда держит голову наклоненной слишком долго.
Лукас закашлялся, прочищая горло, и зашевелился в кресле. Да, он находил ее привлекательной, хотя он многих женщин считал таковыми. Ему нужно не поддаваться ей. В конце концов, на кону стоят гораздо более серьезные вещи, чем очаровательная манера Анастасии Уиттиг закручивать каштановый локон вокруг пальца.
– Вы все понимаете, леди Уиттиг? – спросил он, распрямляясь в кресле с таким видом, словно ничто в мире не волнует его.
Она медленно подняла голову посмотреть на него. Ее глаза прищурились за стеклами очков для чтения, так трогательно выглядевших на ее лице.
– Да, спасибо за заботу. – Ее голос выдавал скрытый сарказм. – Полагаю, я правильно поняла основную концепцию расследования, мистер Тайлер.
Вообще-то Лукасу следовало помучить ее. Прежде всего потому, что у нее пока мало опыта оперативной работы, а она демонстративно не спрашивает его ни о чем и даже не смотрит в его сторону. Ему страшно захотелось расхохотаться в ответ на ее раздражительность.
Айли отодвинулся от стола с картой, на которой он показывал Анастасии места, где происходили нападения на агентов, включая последнее покушение на Эмили – последствие нераскрытого предательства. Он поочередно смотрел то на нее, то на него.
– Ладно, – произнес Чарли, – раз уж вы поладили, я, пожалуй, схожу проведаю Эмили и заодно поздороваюсь с Мередит.
Анастасия промолчала, не отрывая взгляда от Лукаса. Чтобы только подстегнуть ее, Лукас сделал то же самое – не мигая уставился ей прямо в глаза. Мгновение спустя она, рассердившись, сдалась. Вновь глядя на карту, Анастасия сняла очки и положила их на стол.
– Вы считаете меня дурой, – констатировала она.
Лукас выпрямился от удивления. Ее прямота стала – для него неожиданностью. И, кроме того, это совсем не соответствовало действительности. За время своего отсутствия он навел кое-какие справки. Узнав о ее разработках, о ее искусстве дешифровщика, он против воли проникся уважением к Анастасии Уиттиг. И не важно, что она женщина, не важно, готова она или нет к оперативной работе. Она превратилась для него в талантливую, полную загадок личность.
– Конечно, нет. Вы отнюдь не дура, миледи, – произнес он с ласковым нажимом. Ее глаза метнулись к нему, но потом вновь обратились к работе. – Тем не менее я думаю, что как только вы вникнете в этот случай, то поймете, что он много выше вашего разумения.
Уж если она предпочитает быть откровенной, ему тоже ничего иного не остается.
Анастасия поджала губы. И Лукас обратил внимание на то, какие они мягкие. Мгновенное ощущение болезненно отозвалось в нем. Однако она не стала протестовать в ответ на его выпад. И отсутствие у нее подчеркнутой самонадеянности также произвело на него приятное впечатление.
Кроме того, он вдруг с удивлением почувствовал, что ему хочется успокоить ее.
– Это не ваша вина, – добавил он, поднимаясь и подходя к окну.
Лукас постоял там, а затем повернулся к нему спиной. Он увидел, что Анастасия бросила заниматься бумагами и с бесстрастным лицом уставилась на него. Но он видел, сколько усилий ей требовалось, чтобы скрыть свои чувства.
– Вы никогда не занимались оперативной работой – не работали, что называется, «в поле». Вы спокойно сидели в своей норке, – продолжил Тайлер.
У нее широко открылись глаза. Она медленно поднялась на ноги.
– Сидела в норке? – едва не задохнулась она. В голос просочились забытая боль и самое искреннее негодование. – Вы не имеете никакого представления об обстоятельствах моей жизни, мистер Тайлер.
Лукас смотрел, как она направляется к нему.
– Я…
Он замолчал, когда она приблизилась. И снова его окутал цветочный аромат. Гардения, наверное, с оттенком жасмина. Запах толкнул кровь по жилам, и, внезапно почувствовав жар, Тайлер пальцем оттянул узел галстука.
– Мои родители, оба, умерли от чудовищной лихорадки, – чуть слышно проговорила она. Ее глаза рассказывали историю потери яснее, чем это могли выразить слова. – Зараза налетела неожиданно, и я даже не смогла попрощаться с ними. А потом, когда я наконец почувствовала себя человеком, мой муж… Человек, которого я любила, который был моей единственной опорой и был так заботлив… погиб от несчастного случая на охоте. И я потеряла все.
Тайлер перевел дыхание. Теперь вокруг него вместе с ароматом растекался жар ее тела. Лукас больше не мог скрывать от самого себя, что жар в крови – желание. И если она подойдет еще ближе, то тоже поймет это.
– И только когда меня пригласили в Общество помощи вдовам и сиротам и рассказали о его реальных задачах, о женщинах-агентах, я почувствовала, что обрела новую семью. – Она продолжала, а ее голос стал низким и хриплым. – Все это время я боролась, чтобы защитить подруг с помощью моих разработок, расшифровывая коды. Увы, мне не удалось помочь Эмили – моей лучшей подруге. Женщине, которая взяла меня к себе, когда я уже была не в силах влачить существование на то содержание, которое определил мне прямой наследник моего мужа.
Анастасия сделала еще шаг и подошла к нему почти вплотную. Тысячи мельчайших взрывов раскалили его кровь и растеклись по жилам, донося до каждого нервного окончания его знание этой женщины. Того самого знания женщины, которым мужчины владеют в течение тысячелетий. Мощный призыв пронзил его. Прижать ее к себе. Целовать, пока она не замолчит. Обозначить право на нее как на свою территорию.
Лукас едва сдерживался.
– Поэтому не смейте говорить мне, что я сидела в норке, – прошептала Анастасия. – Вы совсем меня не знаете.
Мир вокруг застыл, пока она стояла тут, так близко, что его дыхание шевелило волосы вокруг поднятого к нему лица.
Он не знал, что ответить. Да и она, суля по всему, тоже. Огонь в ее глазах потух, а лицо неистовой воительницы вновь стало лицом застенчивой вдовы. В глазах появилось удивление, когда она осознала, как близко друг к другу они стоят. И его изумило, что она не спешила отодвинуться.
Он шевельнул рукой и сжал ее в кулак, только чтобы не дать себе потянуться к ней и коснуться ее щеки кончиками пальцев. До звона в ушах ему захотелось кожей почувствовать шелк ее тела. Наконец Анастасия отступила. Ее изящное тело вздрогнуло, и она пробормотала:
– О, я… Простите меня.
Затем она в замешательстве вышла, оставив его одного.
Лукас потряс головой, чтобы полностью избавиться от наваждения. На смену пришло чувство пустоты, оттого что ее нет рядом.
Что это было? Он повернулся посмотреть в окно и восстановил дыхание. Самый интересный вопрос: как уберечься и не допустить, чтобы это повторилось вновь? Потому что такого рода необычный обмен мнениями может стать самым опасным препятствием для расследования. А расследование – превыше всего.
Так, и только так, должно быть.

Глава 4

Бал. Как она может ехать на бал? Анастасия стискивала в руке черный носовой платок. Карету качало, и она ударялась о ее стенки.
Отодвинув занавеску, она смотрела, как за окном проплывали огни города. Они подъезжали к дому, который хозяйка бала, леди Уэстфилд, наняла, когда пять лет назад скончался ее муж, а сын унаследовал титул. Анастасия приближалась к моменту, которого всеми силами избегала после смерти Гилберта.
О, разумеется, прошло достаточно времени, чтобы вновь выйти в свет. Гилберт умер пять лет назад. Но приглашение на танец Анастасия по-прежнему воспринимала как предательство. Кроме того, его смерть означала, что ничто для нее не станет как прежде, и поэтому Анастасия пыталась сберечь свою жизнь такой, какой она была в тот жуткий день. Она надела траур и никогда не снимала его. Она уединилась. Первые годы это была сплошная сердечная мука. Смерть мужа пробила такую огромную брешь в ее душе, что у нее не было никакого желания заполнять ее легкомысленными отношениями, свойственными светскому обществу и не приносившими ей никакого удовольствия.
А что теперь? Эмили и Мередит постоянно твердят, что она должна покончить с трауром. Анастасия не соглашалась, хотя подозревала, что ее подруги не так уж и не правы. Гилберт был единственным человеком, который мог ввести ее в зал, успокоить ее естественное волнение среди незнакомых людей. С ним она всегда чувствовала себя защищенной. В то время ее жизнь была простой и понятной. Она была женой Гилберта Уиттига.
Не стало его – и все рухнуло. И непонятно, как себя держать. Разумеется, она не могла зависеть от поддержки Лукаса Тайлера. Если она на чем-нибудь споткнется сегодня вечером, он будет тут как тут, чтобы посмеяться над ее промахом.
Лукас не поверил в ее готовность к оперативной работе… как и любой другой женщины. Только накануне он говорил про норку, про то, что Анастасия нерешительна, про угрозу их расследованию и их жизням. Она вспыхнула, вспомнив свою пылкую речь и выражение недоверия на его красивом лице.
Отлично, сегодняшний вечер – прекрасный шанс доказать ему обратное.
Анастасия встрепенулась, когда дверца открылась и появился лакей, протягивая руку, чтобы помочь ей выйти из экипажа. Колени задрожали, и она не могла заставить себя сдвинуться с места. Лакей ждал.
– Миледи? – наконец осмелился спросить он, наклоняя голову в замешательстве.
– Да-да, Томас. Я что-то замешкалась.
Загоняя внутрь страх, Анастасия соскользнула к дверце и позволила Томасу помочь ей спуститься на подножку. Выйдя, она поправила платье и взглянула на огромный дом. Она должна доказать Лукасу Тайлеру, что может это сделать.
Она должна доказать Чарли. Доказать леди М. Доказать Мередит и Эмили. Они верят в нее. Они убедятся, что абсолютно правы в отношении нее.
И прежде всего она должна доказать самой себе.
Незаметно она очутилась в толпе, проходящей через двери, а затем, чуть позже, в шумном бальном зале. Анастасия уже забыла, когда в последний раз была на таком приеме. Время от времени Общество помощи вдовам и сиротам устраивало благотворительные вечера, чтобы пополнить свой фонд. Тогда Мередит и Эмили были там в центре внимания. Анатасия обычно оставалась дома, занимаясь цифрами и обдумывая, каким образом увеличить число гостей. Собрания, которые она посещала, были всего лишь чаепитиями и дам сними завтраками. Редко когда на них присутствовало более двух десятков женщин.
По правде говоря, иногда и двадцати для нее было чересчур много. А теперь она стояла в зале, где находились сотни людей. Они смеялись, громко разговаривали, получая удовольствие от своих изысканных нарядов.
Анастасия, напротив, чувствовала себя несчастной, потерянной и слабой. Ей страшно хотелось вернуть свое обычное платье, надеть очки и погрузиться в свои занятия. Внутренний голос советовал развернуться и бежать назад к экипажу, поскольку она не готова к оперативной работе.
И все же если Анастасия не выполнит того, зачем пришла, если не пересилит страх, тогда вся работа Эмили пойдет насмарку. Человек, который чуть не отправил в могилу ее лучшую подругу, скорее всего избежит наказания.
Вдобавок под удар поставлена незапятнанная репутация женщин-агентов. Ее нерешительность могут счесть некомпетентностью всей организации. Господи, они ведь могут даже расформировать группу! Ради Мередит и Эмили она должна быть мужественной.
– Анастасия Уиттиг? Леди Уиттиг?
Она посмотрела в противоположную сторону зала, откуда послышался возглас. Анастасия повернулась вовремя, чтобы увидеть очаровательную полную женщину в переливающемся лиловом платье, стремительно приближавшуюся к ней.
– Боже праведный, это же ты!
Анастасия растерянно молчала.
– Виктория Недеркорт! – воскликнула она наконец, позволяя женщине схватить себя за руки. Это была ее подруга из прошлой жизни.
– Теперь Виктория Брайтонкрафт, – засмеялась женщина. – Виконтесса, можешь себе представить?
– Разумеется, – кивнула Анастасия, смущенная внезапной встречей. – Я слышала о твоем замужестве. Прими мои поздравления. Надеюсь, у тебя все в порядке?
Виктория оживленно закивала головой и тут же погрузилась в подробный отчет о минувших годах своей жизни. Ей, однако, не удалось достаточно углубиться в свою торопливо излагаемую историю. Возобновить знакомство с леди Уиттиг захотела еще одна женщина. Потом еще одна. И еще. Анастасия с изумлением признала, что ее, оказывается, еще помнят в свете.
В течение четверти часа Анастасия была нарасхват. Причем сама леди Уэстфилд, с которой Анастасия никогда не была коротко знакома даже до своей добровольной ссылки, остановилась, чтобы поприветствовать ее и с гордостью отметить, что именно ее приглашение стало первым, которое Анастасия примяла спустя столько лет.
Анастасия вслушивалась в хихиканье дам, отсеивая обильную информацию из этого щебета, а в общем, удивлялась тому, как они ее приняли. Эти дамы не только помнили ее, но радовались ее возвращению в их круг. Ее давнишние подруги, с которыми она когда-то потеряла контакт, за исключением тех, кого не стало, беспокоились о ней.
Это поражало и пугало одновременно.
– Неужели это Лукас Тайлер? – неожиданно спросила одна из женщин, приподнимаясь на цыпочки и глядя в противоположную сторону шумного зала.
Радостного волнения как не бывало, и новое чувство овладело Анастасией. Страх. А если тщательнее разобраться в себе, то предчувствие чего-то. Лукас был здесь. Она обернулась и тут же увидела его в толпе. Лукас разговаривал с каким-то господином.
Но смотрел он на нее.
Сердце подскочило и забилось где-то в горле, перекрыв на какое-то время доступ воздуху, пока она не обрела контроль над собой.
– О, какой красавец, – проговорила Виктория, кивая. – Ты, наверное, не помнишь его, Анастасия. Его не было в Англии, когда ты стала выезжать в свет, а потом вышла замуж.
Анастасия стояла молча, сомневаясь, что может упомянуть о своем знакомстве с Лукасом.
Еще одна дама, леди Табертон, продолжила рассказ:
– Хотя у него и нет титула, он богатый человек. И только взгляните на него, леди Уиттиг. На настоящий момент это один из самых желанных холостяков в обществе, – заявила она с улыбкой», в которой знания было несколько больше, чем хотелось бы Анастасии. – Он как приз. Несколько дам заключили пари, кто первой заарканит его в мужья или… – Она сделала красноречивый жест.
Анастасия задержала дыхание. Разумеется, она помнила, насколько свободно общаются между собой замужние женщины и вдовы, но никогда не предполагала, что ее это может так задеть. Эти дамы бились об заклад, кто из них первой затащит Лукаса в постель!
Предположительно ни одна в этом пока не преуспела.
– Не могу понять, вы тоже собираетесь участвовать в этом состязании? – задала вопрос стоящая рядом леди Валлитон.
Анастасия взглянула на милую рыжеволосую женщину, которая разглядывала ее, игриво улыбаясь. Она смотрела на Анастасию, у которой от ее предположения мурашки побежали по спине, как от скрежета железа по стеклу.
– Нет, – заставила себя улыбнуться Анастасия. Виктория похлопала ее по руке, многозначительно посмотрев на их собеседницу.
– Будет вам, дамы. Вы же знаете, как леди Уиттиг была влюблена в покойного лорда Уиттига.
Леди Валлитон покраснела, осознав, что Анастасия одета в траур.
– Примите мои извинения, миледи, – произнесла она запинаясь. – У меня и в мыслях не было обидеть вас.
Анастасия холодно кивнула в ответ. Впервые за все время она вообще не вспомнила про Гилберта.
– Ничего, все в порядке.
– Итак, участвующие в забеге, приготовьтесь, – прервала их леди Табертон. – Потому что он направляется сюда!
Дамы все как одна затаили дыхание, и Анастасии стало стыдно, что она вместе со всеми сделала то же самое, глядя, как Лукас, уклоняясь от лакеев и чересчур общительных мамаш, рассекает толпу с грацией атлета. И движется прямо к ней. Не к этим хихикающим женщинам, а к ней с целенаправленностью коршуна, пикирующего на полевую мышь.
Когда он подошел ближе, она увидела, что Лукас очаровательно улыбается. Не у одной женщины рядом с ней эта улыбка вызвала краску смущения. Но серые глаза выдавали охвативший его гнев. Анастасия явно сделала что-то не так, и Лукас недоволен ею.
– Дамы, – медленно протянул он, приблизившись к их группе.
Он должен был быть знаком хотя бы с одной из них, чтобы так самоуверенно держаться. Украдкой Анастасия оглядела стоявших рядом, чтобы определить, с кем же… и как? Она молилась, лишь бы не с леди Валлитон с ее прекрасной белой кожей и темно-рыжими волосами, у которой, кстати, волокита-муж. Тому, видимо, было все равно, кем увлекается жена, раз его статус супруга был подтвержден рождением двух мальчиков-близнецов год назад. Пропади пропадом женщина, у которой уже есть опора за спиной!
Дамы заулыбались, но ни одна не откликнулась на приветствие. Анастасия выжидала, а неловкая пауза затягивалась. И когда она наконец поняла, что Лукас смотрит на нее, брови Анастасии от удивления поползли вверх. Чтобы представиться группе, он выбрал ее.
– Э… Да, добрый вечер, мистер Тайлер. – В горле у нее запершило. Собеседницы дружно повернулись к ней, в каждом взгляде отражалось изумление. Еще бы! Она ни словом не обмолвилась о своем знакомстве с Лукасом, в то время как они облизывались на него, словно дебютантки. – Как приятно видеть вас снова.
Он улыбнулся, а она вновь обратила внимание на его напряженный рот, на натянувшуюся кожу на лбу.
– Мне тоже. Последний раз это было на вашем благотворительном балу, не так ли?
Анастасия утвердительно кивнула, подхватывая игру:
– Совершенно верно. Ваше пополнение фондов на нашем последнем приеме оказалось незаменимым.
Лукас одобрительно кивнул в ответ.
– Извините, это так бестактно с моей стороны. Вы уже знакомы с дамами? – спросила Анастасия.
– Со многими мы встречались, но я не уверен, что был официально представлен. – Лукас победоносно улыбался, показывая ямочки на щеках, о которых упоминала Эмили. Анастасия злилась на себя, оттого что ее сердце дало сбой.
Стиснув пальцы в кулаки, она представляла дам и наблюдала, как Лукас демонстрирует свои качества агента. Он внимательно выслушивал каждое имя, задерживаясь взглядом на женщинах достаточно долго, чтобы запомнить их лица, но не настолько, чтобы это обращало на себя внимание. Он повторял их имена, словно откладывая их в памяти, точно так же поступала она с ключевыми элементами в шифрах.
Как только с формальностями было покончено, он поклонился:
– Ненавижу быть невежливым, но позвольте мне украсть у вас леди Уиттиг? Нам просто необходимо обсудить следующее мероприятие в пользу Общества помощи вдовам и сиротам. Могу я пригласить вас на следующий танец, миледи?
Лукас невозмутимо смотрел на нее, и она увидела приказ в его глазах: «Не отказывайся!» Анастасия была готова выполнить приказ, но, глянув на свое черное платье, вспомнила, почему надела его. Леди в трауре не танцуют.
Она вздохнула.
– Я не собиралась танцевать сегодня, мистер Лукас, – проговорила она, не обращая внимания на удивленное шушуканье стоящих рядом дам, – но буду более чем счастлива обсудить с вами детали следующего мероприятия нашего Общества на террасе, если вы не возражаете.
Лукас прищурился, прежде чем коротко кивнуть:
– Да, конечно. – Предложив ей руку, он продолжил: – Надеюсь, ваши подруги чуть позже отнесутся к танцам более благосклонно.
Сопровождаемые воодушевленными восклицаниями, зазвеневшими в ушах, Анастасия позволила взять себя под руку и повести в сторону дальних дверей, ведущих на террасу. Как только они вышли за пределы видимости вновь обретенных подруг, его хватка на ее локте усилилась, а в движениях почувствовалась некоторая нервозность.
– Не нужно тащить меня. – Анастасия попыталась освободиться от его цепких рук.
– Ни слова, – выдавил он из себя, пока они передвигались по широкой террасе подальше от всех. – Не сейчас.
– Когда же, мистер Тайлер? – огрызнулась Анастасия, выдергивая руку, чуть только он остановил ее в темном углу в дальнем конце террасы.
В глазах Лукаса загорелся опасный огонек.
– Сейчас. Вот сейчас вы и объясните мне свои фокусы.
Лукас скрестил руки на груди, ожидая ответа Анастасии.
Но вместо того чтобы вдаваться в объяснения, она рассеянно взглянула на него, потом оглядела террасу и перевела взгляд вниз, за перила, туда, где располагался сад. Вытянув руку, Анастасия стала растирать то место, за которое он секунду назад держал ее.
Глядя исподлобья, Лукас наклонил голову. Удерживая ее за руку, он не делал ей больно, поэтому его заинтересовало, с чего бы ей потребовалось массировать локоть.
– Ну и?.. – спросил он, пытаясь сосредоточиться на главном.
Анастасия повернулась к нему, карие глаза оживленно заблестели.
– Почему бы вам, мистер Тайлер, для начала не объясниться самому? С какой целью вы оттащили меня от тех дам? И устроили этот спектакль?
Лукас захохотал во весь голос:
– Я устроил спектакль? – Он перевел дыхание и заговорил тише: – Во что вы вырядились, Анастасия?
Она оглядела себя, потом подняла голову и смущенно посмотрела на него.
– В платье. – Анастасия поджала губы. – Вы ведь знаете, они невероятно модны в этом сезоне. Кому-то в голову приходят странные идеи, что мы не должны появляться на людях в неглиже.
Удержавшись от ответа, Лукас представил ее в ночной рубашке.
– Не в этом дело.
Он шагнул к ней и показал на нее пальцем. Это заставило ее отшатнуться. Разумеется, она не боялась его. Ее пугало, что он может снова дотронуться до нее. Лукас растерялся, увидев, что она смотрит на его палец как на дуло пистолета.
– Вы надели черное платье, Ана. Вы оделись в траур.
Она перевела взгляд на его лицо. На лбу появились морщины, и Ана смотрела на него как на безумца. Ему пришло на ум, что, может, не так уж она и не права со своим диагнозом.
– И что из того?
Лукас потер висок, пытаясь сосредоточиться. Никогда еще он не встречал такой женщины – строптивой и соблазнительной одновременно.
– Вы пришли в черном траурном платье… на бал, – пробормотал он сквозь стиснутые зубы. – Этим, а также своим оглушительным возвращением в свет вы привлекли к себе чересчур много внимания.
– Подождите, то, что несколько дам подошли ко мне поздороваться, вы называете «оглушительным возвращением в свет»? – Анастасия покачала головой.
Лукас вздохнул. После нескольких лет, проведенных в уединении, она потеряла нюх.
– Да, всего несколько человек подошли к вам, а остальные обсуждали вас в отделении, Ана. О вас говорили каждая женщина и каждый мужчина в зале и, наверное, болтают до сих пор.
Анастасия покраснела от одной мысли об этом.
– Возможно, кто-то из женщин и говорил обо мне, допускаю. Но я не верю вам, вы преувеличиваете.
Лукас зажмурился и сосчитал про себя до десяти.
– Дамы судачили на ваш счет, а большинство мужчин думали, как завладеть вашим телом или сердцем.
– Как? – громко воскликнула она, а потом опомнилась и огляделась по сторонам. Слава Богу, большинство людей уже вернулись с террасы в зал.
– Да, Ана, это правда, нравится вам такое положение дел или нет. Мужчины в определенном возрасте и определенной ситуации любят маленьких хорошеньких вдовиц. Учитывая, что вас долго не видели в обществе – вы новенькая. Вас хотят мужчины, потому что вы долго были вне досягаемости. – Лукас даже хрустнул пальцами. Непросто было выслушивать «характеристики», которыми награждали Анастасию. Только выучка и выдержка удержали его от того, чтобы не пустить в ход кулаки против наиболее развязных.
Анастасия отступила назад, но на узкой террасе не осталось места, и она уперлась спиной в перила.
– До замужества ни один из этих мужчин даже не смотрел в мою сторону. Не верю, что я стала предметом таких разговоров, – тихо проговорила она, глядя вниз, на мыски своих туфель.
Ее потерянный взгляд тронул Лукаса до глубины души. На самом деле Анастасии понравилось быть центром внимания, хоть и на несколько минут. Понравилось то, что так много людей помнят ее и рады видеть. А теперь, когда впечатления от вечера потускнели, она поняла подоплеку своего успеха.
Лукас перевел дыхание и заговорил спокойнее:
– Я понимаю, что вы не специально создали шумиху вокруг себя, но нужно усвоить, что траурный туалет моментально привлекает к вам внимание. Именно поэтому следует одеваться более ярко.
Анастасия выпрямилась и скрестила руки на груди. Сердце Лукаса болезненно откликнулось, когда ее подбородок задрожал от возмущения.
– Мистер Тайлер, я – вдова. А вдовы одеваются в черное!
– Ваш муж скончался много лет назад, миледи, – хмуро заметил он. Обычно Лукас не был таким прямолинейным. К черту! Женщина продолжает цепляться за воспоминания о человеке, умершем так давно. Его это безумно раздражало.
Анастасия замкнулась, но он перехватил короткий след печали и утраты в глубине ее глаз. В груди стало тесно. Она, возможно, использовала смерть мужа для того, чтобы скрыться от мира, но ее горе было искренним. И он не знал, как правильно поступить – встряхнуть ее и вернуть к жизни или прижать к груди, чтобы успокоить.
– Не важно, сколько времени прошло. Я любила своего мужа, мистер Тайлер. Любовью, которая не повторяется в жизни дважды, поэтому в память о нем я и ношу траур. Нравится вам это или нет.
Анастасия отвернулась от него. Лукас подавил поднимающееся в груди раздражение. Совсем не по этому поводу. Ему в самом деле было безразлично, во что одета эта грустная вдова и по какой причине.
Отбросив эти мысли, он дотянулся до нее. Схватил за локоть и, развернув к себе лицом, собрался сделать выговор.
И не смог. Анастасия, вызывающе вздернув подбородок, встретила его взгляд. Его гнев внезапно остыл. Лукас смотрел на нее сверху вниз и не мог произнести ни слова. Лунный свет, танцевавший на ее блестящих каштановых волосах, заставлял светиться ее глаза живым, идущим изнутри чувством, в котором не было безмерной вины и нескончаемой боли. И ему страстно захотелось стать частью ее жизни и этого чувства. Напомнить ей совсем не о том, как хорошо быть шпионкой. Но женщиной.
Ее губы слегка приоткрылись, как будто она прочла его мысли. Ресницы чуть дрогнули, когда Анастасия внезапно в упор взглянула на его рот.
Господи, после всего, что она тут наговорила, неужели ей хочется, чтобы он поцеловал ее?
– Ах, как мило!
Лукас наконец опомнился. Он бросил взгляд на Анастасию. Она стояла, смертельно бледная от неожиданности и испуга. Их застукали, когда она практически была в его объятиях. Медленно он отпустил ее и отступил, заранее зная, что уже слишком поздно делать вид, будто все, что могла увидеть дама, является плодом ее фантазии. Недовольно поморщившись, он повернулся. Это была леди Беллингем – юная жена старика виконта, печально известная своей склонностью к сплетням. Вряд ли ей удастся устоять перед соблазном и не рассказать всему миру о том, что она увидела.
Анастасия выпрямилась, отодвинувшись от перил, и поджала губы.
– Добрый вечер, миледи. – Она произнесла приветствие сухо и беззаботно, словно ничего особенного не произошло. – Вечер и в самом деле прекрасный, не правда ли?
Леди Беллингем, переводившая взгляд с Анастасии на Лукаса и обратно, хитро улыбнулась:
– Прекрасный и очень романтичный. А вы как думаете мистер Тайлер?
Он прочистил горло и незаметно отодвинулся от Анастасии.
– Честно говоря, я не заметил, миледи.
Леди Беллингем хихикнула:
– Еще бы, сэр! Ведь у вас был более достойный объект для наблюдения в виде леди Уиттиг!
Уверенность Анастасии как ветром сдуло.
– Миледи, вы не поняли…
– Да-да, конечно. Не мне судить.
– Ну что ж… – Анастасия запнулась. – Мне нужно вернуться в зал. Я здесь уже слишком долго. Э-э-э… спасибо, что не забываете об Обществе помощи вдовам и сиротам, мистер Тайлер. Я запомню все, что вы сказали, так как мы планируем провести еще одно мероприятие.
– Да, разумеется, леди Уиттиг. Приятного вечера. – Тайлер поклонился.
– Уверена, мы с вами поговорим позже, внутри, леди Беллингем. – Анастасия двинулась к дверям в бальный зал. – Приятного вечера.
Леди Беллингем нахмурилась, глядя, как Анастасия уходит, затем пробормотала что-то на прощание и, в свою очередь, направилась в зал, чтобы начать излагать пикантную историю. В этом можно было не сомневаться.
Проклиная все на свете, Лукас повернулся к перилам и вцепился в них. Как можно быть таким легкомысленным? Почему его так просто сбить с толку? Год назад он уже совершил одну глупость. Такую, которая потом обернулась трагедией.
Однако что-то в Анастасии Уиттиг заставляет его быть безрассудным. Заставляет его думать лишь о ней и ни о чем другом. И он может только ждать и наблюдать, к чему приведут ошибки, которые он совершает, нарушая правила приличий.

Глава 5

Визит вежливости ничему не повредит. Ее кучеру можно верить, и она не сомневалась, что «хвоста» за ней не было. Нет, ничего страшного не случится, если она навестит Лукаса Тайлера в его городском доме. Анастасия быстро миновала роскошную гостиную, пытаясь убедить себя в этом. В конце концов, это не страшнее, чем быть застигнутой наедине с Лукасом на террасе.
Она вздрогнула, вспомнив ту ночь. Ликующее лицо леди Беллингем, свою неспособность скрыть чувства. Хуже того, свою неспособность сопротивляться им. Нет смысла отрицать – ей небезразличен Лукас. Она потянулась к нему, как цветок к солнцу, стоило ей разглядеть в его парализующем волю взгляде желание.
Анастасия отбросила прочь ненужные воспоминания. С какой стати она так искренне откликнулась на близость Лукаса? Этот надутый, самоуверенный тип ее и в грош не ставит. Он думает, что может командовать ею, как будто она солдат из его личной гвардии.
Но несмотря ни на что, в этом мужчине было нечто, восхищавшее ее. Находясь рядом, она почти не слышала слов, она только смотрела, как шевелятся его губы. Вдыхала его чистый, мускусный запах. Удивляясь, как тепло его тела заполняет все вокруг, когда он не прикасался к ней. И теряла разум, стоило ему дотронуться до нее.
Может, с ней что-то не в порядке? Вдруг Лукас прав? Вдруг в самом деле она так долго пряталась в этой своей чертовой норе, что первый симпатичный мужчина, оказавшийся рядом после смерти Гилберта, тут же сбил ее с толку? Что она тогда за женщина, если ее так легко увести за собой? К тому же она его терпеть не может.
Анастасия позволила себе громко вздохнуть, упав от изнеможения в кресло, а потом огляделась. Красивый он, заносчивый или нет, но этот человек обладал отличным вкусом. Нигде никаких финтифлюшек, завитушек, цветочков. В оформлении не ощущалось присутствия в доме женщины – хотя выглядело все сдержанно и элегантно.
Она сделала вдох и поднялась на ноги, дверь в гостиную открылась, и в нее вошел Лукас. Интересно, ей каждый раз придется застывать столбом, удивляясь, как он красив?
– Добрый день. – Естественность, с какой он двигался, входя в гостиную, напомнила ей о собственной неуклюжести. – Признаюсь, я очень удивился узнав, что вы приехали, Ана. К тому же без камеристки. – Анастасия поджала губы – отчасти в ответ на поддразнивание, прозвучавшее в его голосе, а отчасти на то, что он воспользовался ее уменьшительным именем. Он должен был назвать ее титул, но она не стала поправлять его. Анастасия сама так долго думала о нем как о Лукасе, что не имело смысла заострять на этом внимание.
– Уверяю вас, мистер Тайлер, я предприняла массу предосторожностей по дороге сюда. – Она скрестила руки на груди.
Мгновение он смотрел на нее. Как обычно, казалось, взглядом он оценивает ее. И как обычно, ей очень хотелось знать, какова эта оценка.
Наверняка очень плохая.
– Не сомневаюсь, вы были осторожны. – Он направился к креслу, которое она занимала перед его появлением. – Выпьете чаю?
Анастасия заколебалась. Именно так и ведутся дела? За чаем, словно они беседуют о погоде? Так обыденно? Ей всегда казалось, что агенты занимаются своей работой при свечах в темных помещениях, а не в гостиной в два часа дня.
– Я приехала не с визитом вежливости.
Вздохнув, Лукас уселся сам и поднял на нее глаза.
– Разве это означает, что мы не должны быть вежливыми?
– Я… – Ох, как он умеет ставить в затруднительное положение! Она ожидает одного, а он поступает по-другому. Все так же поджав губы, Анастасия опустилась в кресло и пожала плечами. – Полагаю, что нет. Да, выпить чаю – это очень мило. Благодарю.
Лукас позвонил прислуге, чтобы подали чай.
– Ну что ж, терпеть не могу неопределенности. Скажите, миледи, что привело вас с этим визитом «не вежливости»?
Анастасия взяла ридикюль и осторожно достала из него сложенную газету. Расправила и протянула Лукасу. Ее рука предательски тряслась.
– Вы видели это?
Он забрал газету, а она наблюдала, как его темно-серые глаза вопросительно уставились на статью.
– Ах это. Светский еженедельник Блайтона. Годится, чтобы разжигать камин, а в остальном – полная чушь.
– Может, так и есть, но зато хорошо читаемая чушь. – Анастасия смотрела на него, а он, не понимая, ждал, пока она объяснит, чем так расстроена. – О нас пишут.
– Я вижу, – кивнул он в ответ. Затем начал с выражением читать: – «…Кроме того, Блайтон с удовольствием сообщает о возвращении в светское общество леди А.У., что произошло во время бала, устроенного леди Уэстфилд на этой педеле. Несмотря на то что леди У. по-прежнему носит вдовьи одежды, заинтересованный наблюдатель предполагает, что она в скором времени сменит их. Как нам рассказала еще одна леди, она видела ее в объятиях мистера Л.Т. на террасе при свете луны. Неужели леди У. нашла новую любовь?» – Он выдержал паузу для большего эффекта, при этом лицо его оставалось спокойным, как вода в пруду. – Блестяще! – добавил он.
– О, вы невыносимы! – вспыхнула Анастасия, вскакивая. Раздраженно выхватив газету из его рук, она направилась к камину и, бросив последний взгляд на статью, швырнула листок в огонь. – Все поймут, что это о нас. Леди Беллингем довела до сведения каждого, что застала нас на балу в компрометирующих обстоятельствах.
– Полагаю, вы правы, – еще раз вздохнул Лукас. – Только не понимаю, почему для вас это стало сюрпризом. В конце концов, я предупреждал, что ваш выход в свет вызовет кривотолки. Если вы к этому добавите предполагаемую романтическую интрижку, общество начнет толпиться вокруг вас, чтобы проследить, чем всё обернется. Свет обожает красивые любовные истории. И отвратительные тоже.
Анастасия посмотрела в его сторону. Лукас продолжал сидеть в кресле. Прядь черных волос закрывала один глаз, придавая ему залихватский вид. Он выглядел как герой всех тех историй, о которых она читала. А теперь свет будет думать, что у нее роман с подобным мужчиной. У нее, которая за всю свою жизнь привлекла внимание одного-единственного человека. У нее, у женщины, которая добровольно затворилась в доме своей лучшей подруги, проводя дни в уединении. Подобное предположение внушало ей ужас.
Анастасия напомнила себе о своей миссии.
– Вы же говорили, что, если я окажусь в центре внимания, это может нанести ущерб расследованию. Как мы сможем продолжить его, если за мной будут следить и обсуждать меня, как только я выйду за ворота? Предполагалось, что наше сотрудничество будет тайным.
Слегка пожав плечами, Лукас с обычной для себя свободой держаться закинул локоть на спинку кресла.
– Предполагалось… Очень интересный выбор слов. Ана, поймите, когда вы «в поле», невозможно постоянно контролировать развитие событий. Никаких «предполагалось» быть не может, если речь идет о расследовании. Вы должны усвоить, что все изменения, происходящие вокруг вас, вы производите сами.
Анастасия вздохнула, натолкнувшись на его взгляд. Несмотря на веселый и раскованный вид, она впервые заметила, как он сосредоточен, с каким интересом наблюдает за ее поведением. А что ей остается делать? Она никогда не любила перемен. Если правила известны, все идет по разработанному плану. Она всегда жила по таким принципам.
А теперь Лукас утверждает, что «в поле» не существует ни правил, ни инструкций.
– Тогда что вы предлагаете?
Не отвечая, Лукас не торопясь поднялся и направился к ней. Анастасии захотелось отступить, но ноги словно приросли к полу. Да и другого выхода не было. Во-первых, ей самой хотелось получить подтверждение одного важного момента. А во-вторых, за спиной у нее был камин.
Он подошел к ней почти вплотную и поднял голову.
– Если мы не обратим на заметку внимания и больше не будем попадаться, – тут он усмехнулся, сверкнув зубами, – в компрометирующей ситуации, тогда интерес к вам пропадет. – Улыбка исчезла, когда он протянул руку и потрогал пальцами оборки на плечах ее траурного платья. – Особенно если вы будете настойчиво надевать ваш траур, где бы ни появлялись.
Анастасия отпрянула от этих пытливых пальцев и чуть не опрокинулась навзничь. Лукас поддержал ее и отодвинулся, как только она восстановила равновесие.
– А, Фанни, это ты. Спасибо за чай, – с улыбкой обратился он в сторону дверей.
Анастасия повернулась вслед за ним и увидела служанку, быстро поставившую чайный сервиз на боковой столик. Тайлер отпустил ее взмахом руки и сам наполнил две чашки.
– Итак, вы получили ответ на мучивший вас вопрос? – Лукас добавил сливки и сахар в свою чашку и взглянул на Анастасию.
Анастасия лишь кивнула в ответ. Она просто не могла найти слов после такого странного столкновения. Он дотронулся до нее, она отшатнулась, а теперь обмирала от страха.
– Это ваше «да» относится к сливкам и сахару или к тому, что я ответил на ваш вопрос? – усмехнулся он.
В ответ на его улыбку и смех она непроизвольно расслабилась.
– К тому и другому, я думаю.
– Ну и отлично. И раз уж вы здесь, давайте, пока пьем чай, обсудим кое-какие данные.
Анастасия подняла голову. Это было произнесено так, словно пламени, вспыхнувшего между ними, никогда не существовало. Он, наверное, этого и не заметил. Неожиданно она почувствовала раздражение. Мужчина, подобный Лукасу, должен пользоваться своей силой, чтобы управлять женщинами. И разве Эмили не говорила, что он будет постоянно контролировать ход расследования? Вероятно, он воспользуется ее одиночеством и влечением к нему. Этого нельзя допустить.
– Конечно, с удовольствием займусь данными. – Она взяла предложенную чашку чая и пошла вслед за ним через смежную дверь в соседнюю комнату. Анастасия поняла, что оказалась в кабинете, его личных покоях, в которых бог знает сколько скрыто секретов. Она смотрела, как он открыл ящик в своем столе и достал пачку бумаг.
– Сюда, – указал он на огромный стол в противоположной стороне комнаты. – Давайте все разложим здесь.
Взяв бумаги, они раскладывали их на столе, пока он полностью не исчез под записями, сообщениями и большой картой, которую Анастасия уже видела во время инструктажа у Чарли. На карте были отмечены места, где агенты подверглись нападению.
Анастасия глубоко вздохнула и подступила ближе. Лукас наклонился и задел ее плечом. Она искоса глянула на него. И увидела, что он, не обращая на нее внимания, сосредоточился на документах, лежавших перед ним. Она стиснула зубы. Если он безразличен к ее присутствию, ей тоже будет все равно.
– Я много думала о покушениях, – заявила она, радуясь, что может сказать хоть что-то.
– И что? – Его взгляд обратился в ее сторону.
– По какому принципу распределяются все нападения? Существует ли определенный порядок выбора жертв? Возможно, если мы сумеем определить причины, почему одни агенты подверглись нападению, а другие – нет, тогда сможем выйти на следы организаторов.
Лукас выпрямился и воззрился на нее с откровенным восхищением.
– Очень интересное предположение, Анастасия.
Он снова уткнулся в карту и указал на четыре отметки в районе Ист-Энда в Саутуорке.
– Первые три произошли в одном и том же месте, в районе, прилегающем к маленькому пабу с дурной репутацией под названием «Уикерби». Неудивительно! Это хорошо известное место, где собираются агенты, чтобы обменяться информацией.
Анастасия встрепенулась:
– Кому известное? Рядовая публика не может знать о таких вещах, иначе все агенты службы ее величества могут быть легко раскрыты.
– Известное членам моей организации, – поправился он. – Такую информацию легко добыть благодаря хорошей разведке.
– А что вот эти? – Анастасия указала на две другие отметки на карте. Обе они находились в пределах Гайд-парка.
Лукас посмотрел в бумагу с описанием инцидентов.
– В первый раз это было покушение на агента, который встречался со своим информатором в парке. Во второй раз – нападение на агента не при исполнении. Он занимался личными делами. Встречался с друзьями, когда на него напали. – Тайлер помрачнел. – Этот агент погиб. Другие ранены, тяжело ранены. Их пришлось отправить в отставку.
Анастасия содрогнулась, вспомнив об Эмили. Тяжело пережить покушение на одного друга, а Лукас должен был знать многих из этих людей, пострадавших на оперативной работе.
Бессилие перед подобной жестокостью должно было угнетать его. Несмотря на короткое знакомство, Анастасия уже хорошо себе представляла, что он за человек.
– А могло это быть простым совпадением? – Анастасия задала вопрос, и на лицо Лукаса вернулось бесстрастное выражение. Как бы ей хотелось научиться делать точно так же! Этого ей никогда не постичь, и выучка здесь ни при чем.
Лукас пожал плечами, не отрывая глаз от метки, обозначавшей погибшего агента.
– Такая возможность существует. Однако он вел размеренный образ жизни, у него не было явных врагов. Это все-таки из-за работы. И нападение на него очень напоминало покушения на других. Так что можно полагать, что они связаны между собой.
Анастасия кивнула в ответ.
– Лукас, что конкретно объединяет покушения?
Он замер, а потом обернулся к ней. Анастасия побледнела Черт, неужели она назвала его по имени?
– Мне… – сказала она и запнулась. Он поднял руку, успокаивая ее.
– Мне нравится, когда вы так обращаетесь ко мне.
Она перевела дух и отвернулась. Щеки пылали, и, не видя ничего вокруг, Анастасия отошла к окну. Нужно было восстановить самообладание. Как избавиться от этой непосредственности, с которой она так реагирует на него? И этого непроизвольного жара, и желания, и страха. Все соединялось в ней во взрывоопасную смесь.
– Можно задать вопрос?
Анастасия ощутила тепло его тела за спиной и заставила себя обернуться, надеясь, что выражение лица ее не подведет.
– Разумеется.
– Зачем нужно было идти на оперативную работу? – По голосу, по выражению лица она не могла понять, какой ответ он хочет услышать.
Анастасия заколебалась и посмотрела на свое черное траурное платье. Лукас проследил за ее взглядом, и его лицо напряглось. Неловкая пауза повисла между ними, пока она подыскивала слова, чтобы объясниться и в то же время не сказать о себе слишком много. Опасно открывать такому человеку, как он, свое внутреннее состояние, рассказывать о своей борьбе с горем. Он обучен профессионально использовать эти вещи против подозреваемых. И мог точно так же поступить и с ней.
Анастасия продолжала колебаться, когда внезапно дверь кабинета за спиной Лукаса распахнулась и лакей ввез инвалидное кресло, в которой сидел человек. На мгновение он сильно удивился, увидев ее, как и Лукас, который повернулся в его сторону.
– Я помешал вам?

Глава 6

Лукас вздрогнул. Он ничего не мог поделать. Прошел год с тех пор, как на его друга Генри Бауэрли напали. Это было одно из первых покушений на агентов, но он никак не мог привыкнуть к его нынешнему состоянию.
– Привет, Тайлер, – кивнул Генри и посмотрел на Анастасию.
Лукас взял себя в руки и улыбнулся:
– Конечно, не помешал, Генри. Леди Анастасия, позвольте представить вам маркиза Клиффилда!
Лукас повернулся к Анастасии и увидел, как она, побледнев, смотрит на его друга широко открытыми глазами. Анастасия поклонилась. Чуть дольше, чем необходимо, она смотрела на человека в кресле, затем отвела взгляд, и бледность на ее щеках сменилась румянцем.
Лукас вздохнул. Ее не в чем было упрекнуть. Не часто увидишь молодого человека, пользующегося таким устройством.
– Мне… Я… – Она стиснула руки перед собой, с трудом подбирая слова. – Мне хотелось бы объяснить, почему я нахожусь тут.
Генри кивнул, но, прежде чем он произнес хоть слово, Лукас решил вмешаться.
– Все в порядке, Анастасия, – тихо проговорил он. Она жалобно посмотрела на него, наполнив его сердце странным, неожиданным чувством.
– Да, леди Уиттиг, – произнес Генри, и она вздрогнула при звуке своего имени, произнесенного незнакомым человеком. Он продолжил: – Я отлично знаю, зачем вы здесь. После ранения, – тут тень пробежала по лицу Генри, но быстро сменилась дежурной улыбкой, – мне в военном министерстве приходилось участвовать в подготовке заданий для агентов. Я знаю, кто вы. И знаю о вашей группе.
Анастасия молчала. Лукас отчетливо ощущал, какие мысли крутятся у нее в голове, пока она переваривала то, что сказал Генри. Сомнение, мелькнувшее в ее глазах, вызвало у него уважение. Она не могла просто принять на веру то, что ей было сказано. Только потому, что тот, кому Анастасия доверяла Лукас надеялся, что она хоть в какой-то степени доверяет ему, – подтвердил это. Она сама могла и хотела прийти к собственному заключению насчет Генри.
Лукас, успокаивая, коснулся руки Анастасии. Ее взгляд неожиданно метнулся от Генри к его лицу. И снова жар повис между ними, удивив его. Хотя можно было бы и не удивляться. Жар – это единственное, в чем он был уверен, приближаясь к Анастасии. Во всем остальном она была сама неожиданность.
Он убрал свою руку.
– Генри сказал правду. Он действительно работает на военное министерство и ощутимо помог мне в этом расследовании. Не стоит опасаться, что он раскроет ваш секрет.
Анастасия слегка расслабилась, но Лукас обратил внимание, что она по-прежнему держится настороженно.
– Я поняла, – сказала она уклончиво. Затем сделала шаг вперед и протянула руку. – Очень рада встретиться с вами, лорд Клиффилд.
Генри взял ее за руку, и они обменялись рукопожатием. Затем он глянул ей за спину на стол. Его лицо помрачнело.
– Анализируете данные?
Лукас кивнул. Хорошо, что Генри оказался рядом. Не только из-за того, что он мог бы принять участие в работе. Его присутствие действовало как ушат холодной воды на желания Лукаса, с которыми ему изо всех сил приходилось бороться, когда он оставался наедине с Анастасией.
– Верно. Анастасия всего раз посмотрела, в какой последовательности совершались покушения, и тут же подумала об общих нитях, связывающих их, – улыбнулся Тайлер.
Анастасия даже покраснела от удовольствия. Она никак не ожидала, что Лукас одобрит ее умозаключения.
– Я надеялась, что если нам удастся нащупать здесь какую-то схему, тогда это поможет нам понять, как их организуют, и вычислить того, кто стоит за ними.
Генри посмотрел на нее, а потом вновь вернулся к карте. Он особо задержался на одном из флажков и помрачнел еще больше. Лукас переминался с ноги на ногу, ожидая, что ответит его друг.
– Это может быть отличной идеей, – наконец сказал Генри. – Правда, мы уже делали подобный анализ.
– В самом деле?! – в один голос воскликнули Анастасия и Лукас. Анастасия нахмурившись, посмотрела на него. Лукас проигнорировал ее немой вопрос.
– Когда? Почему я об этом ничего не знаю? – спросил он.
Генри пожал плечами, взялся руками за большие железные колеса своего кресла и отъехал от стола и карты. Лукас устоял перед желанием помочь другу. Генри был независим и не любил, когда ему помогали.
– Иногда человеку необходимо осмыслить собственные трагедии, Тайлер, – тихо проговорил он.
Анастасия кашлянула.
– Не могли бы вы объяснить, милорд?
Генри покосился на нее.
– Она не знает? Ты не рассказал ей?
Лукас покачал головой.
Генри снова взглянул на нее, и Лукас увидел па его лице железную решимость.
– Посмотрите на карту, миледи.
Анастасия заколебалась, но потом уступила.
– Зеленый флажок рядом с «Уикерби»…
– Да? – кивнула она, найдя его глазами.
– Этот флажок обозначает меня. Покушение, которое усадило меня в это кресло, покончило с моим будущим, какое бы оно ни было, в качестве агента.
Анастасия пыталась не показать свой ужас и сочувствие. И ради Генри, и ради Лукаса. Ему удавалось сохранять хладнокровие в любой ситуации, но когда его друг рассказывал о покушении, выдержка изменила Лукасу. Его переживания так отчетливо отражались на лице, что Анастасия растерялась.
Она смотрела на отметки на карте, в которых сконцентрировалось так много боли. Именно здесь скрывалась причина его незащищенности. Именно отсюда исходил его напор. Здесь была причина его желания решить эту задачу. И тут ей захотелось ему помочь. Хуже того, прижаться к нему, но это было невозможно. Отчасти из-за того, что Генри был рядом, отчасти из-за того, что так нельзя было поступать.
Анастасия, чтобы избавиться от его магнетизма, обратилась к Генри.
– Мне так жаль, – тихо проговорила она. – Невозможно представить, через что вам пришлось пройти.
Генри улыбнулся. Как часто он слышал похожие банальности? Она тут же пожалела о своих словах.
– Благодарю, миледи, поэтому я и участвую в этом деле. Уверяю вас, нет ничего общего между этими нападениями. За исключением того, что все жертвы были агентами. И все либо погибли, либо были выведены из операции. Кто-то из-за ранений, а кто-то из-за того, что его раскрыли.
Генри вздохнул.
Анастасия кивнула, но ум ее продолжал лихорадочно работать. Почему маркиз не подключил Лукаса к своему анализу общих связей? И даже не обмолвился ему об этом?
– Как ваша подруга, миледи?
Анастасия не сразу сообразила, о ком речь.
– Моя подруга?
– Леди Аллингтон. – Рот Генри конвульсивно дернулся от возбуждения, причину которого она не смогла определить. – Ведь недавно она была ранена, или я не прав?
Тошнота подступила к горлу вместе с удушьем, когда Анастасия подумала об Эмили. Боже милостивый, что, если ей до конца жизни придется быть привязанной к такому креслу, как у лорда Клиффилда? Адам докладывал, что ее состояние улучшается, но как в дальнейшем скажется на ее здоровье такое ранение?
– Вы правы, – кротко ответила она. – На нее напали, и это может быть связано с нашим делом.
Анастасия очень удивилась, увидев, как широко открылись глаза Генри и выпрямился Лукас позади нее, когда она смотрела на его друга.
– Вы полагаете, что нападение на нее может быть связано с другими покушениями? – Голос Генри был тих и обманчиво спокоен, учитывая напряжение, светившееся в его глазах.
Лукас замешкался, и Анастасия почувствовала, что он старательно подыскивает ответ.
– Вполне возможно.
– Очень хочется, чтобы вы рассказали мне о ваших предположениях. – Генри стиснул руки на коленях. Затем он улыбнулся Анастасии так, словно они договорились. – Пора, пожалуй, вернуться к моим собственным делам. Мне просто хотелось увидеться с одной из мифических леди-агентов.
Анастасия раскланялась. Теперь ее беспокоило, что Лукас отвернулся и отошел к окну. Он сердится на не? Или решил, что она настолько глупа, что будет бесполезна в расследовании? Но почему так хочется подойти и взять его за руку? Подбодрить его…
– Надеюсь, я не разочаровала вас, милорд? – обратилась она к Генри, уголком глаза продолжая наблюдать за Лукасом.
– Ни в коей мере, – в очередной раз улыбнулся Генри и позвонил в колокольчик, который был привязан к коляске золотой тесемкой. Дверь немедленно открылась, и появился слуга, чтобы увезти маркиза. – Вы не разочаровали меня. Всего доброго вам обоим.
Дверь за ним захлопнулась, и Анастасия тут же повернулась к Лукасу:
– Мне так жаль.
Он не поворачивался.
– Чего же?
– Я не удержалась и выдала, почему произошло покушние на Эмили, хотя и не знала, какой информацией лорд Клиффилд уже владеет. Я должна быстрее соображать. – Анастасия стиснула руки, мысленно ругая себя самыми поздними словами, которые – благодаря выучке, полученной у Эмили, – тут же пришли ей на ум.
Лукас сделал шаг в ее сторону, и она с радостью отметила, что на его лице появилось некое подобие его обычной улыбки.
– Вам было сказано, что Генри помогает в нашем расследовании. Тогда почему вы решили, что я буду недоволен вашей откровенностью с ним? – Он вздохнул. – Это моя ошибка, что мой друг не знает всех моих мыслей на этот счет, а не ваша.
Анастасия смотрела, как он, подойдя к столу, вновь уставился на карту.
– Можно задать вопрос?
Он утвердительно кивнул.
– Почему вы не сказали ему, что покушение на Эмили может быть связано с остальными случаями?
Лукас задумался, а потом повернулся к ней и заглянул в глаза. Это произошло так неожиданно, что у Анастасии не осталось времени подготовиться или проконтролировать свою ответную реакцию. Она ненавидела себя за то, что этому мужчине достаточно было взглянуть на нее, чтобы она вновь почувствовала себя живой, чего она так долго была лишена.
А потом Анастасия обратила внимание на ту же печаль в его взгляде, с какой он смотрел на Генри Бауэрли. И вновь сочувствие и желание облегчить его боль овладели ею. И это чувство было неимоверно глубоким.
– Что, Лукас? – Она словно подталкивала его вопросом.
Он дернул плечом.
– Наверное, по той же самой причине он не посвящает меня в свое расследование. Сколько я себя помню, мы всегда были друзьями. И старались защитить друг друга.
– Может, объявим перемирие?
Он усмехнулся, но напряжение в глазах осталось. И не исчезло ее желание успокоить его. Этот человек был гораздо сложнее, чем смогла определить самоуверенный агент Эмили. Он был не просто вызывающим дьявольскую ярость мужчиной, завоевавшим внимание Анастасии против ее воли. В нем была преданность, а также бездна страсти, о чем он не позволял даже подозревать другим.
– Мы в состоянии войны, миледи?
– Открыто – нет, но от этого вам не легче. – Анастасия откашлялась. – И вы стараетесь одолеть меня.
Он кивнул, но промолчал. Затем пристально посмотрел на нее, и она почувствовала, как трудно ей говорить. Проглотив комок в горле, Анастасия продолжила:
– После того как я увидела вашего друга и выслушала историю покушения на него, я поняла, что мы не должны бороться друг против друга. Вдобавок у нас так много общего, что в это даже верится с трудом.
– То есть?
По его лицу ничего невозможно было прочесть. Черт подери, он все-таки отличный шпион! Ей тут же захотелось отбросить прочь все мешающие ей чувства.
– У каждого из нас свой стимул расследовать этот случай.
Дыхание перехватило, когда он сделал шаг в ее сторону.
– Я… Я вынуждена защищать Эмили. А вы хотите отомстить за лорда Клиффилда. Мы действуем заодно, вне зависимости от того, хотим ли мы работать вместе или нет.
Господи, какой чудный запах свежевымытой кожи Мужчины!
– Но мы оба прекрасно понимаем, как опасно привносить личные мотивы в расследование!
Анастасия заставила себя посмотреть ему в глаза и тут же пожалела об этом. Он говорил не просто об их общей надежде найти убийцу их друзей и предать его правосудию. Нет, он имел в виду нечто более глубокое. То, что находилось в самой сердцевине желания, которое она сама же и отрицала.
– Да, – пискнула она.
Он протянул к ней руку, и Анастасия впервые увидела, какая она большая. И вообще какой он сам крупный. Странно, что она не обратила на это внимание там, на террасе, несколько дней назад. Его пальцы подрагивали около ее щеки. К своему ужасу, Анастасия поняла, что борется с собой, чтобы не прижаться к его руке. Потом он вдруг опомнился и положил руку ей на плечо. Анастасия чувствовала ее тепло, которое побежало по ней, как огонь по сухому дереву, так что она испугалась, что сейчас сгорит дотла.
– Если личные желания опасны, – сказал он покорно, понизив голос, но с той же надеждой, что кипела в ней, – тогда, может, мы исключим их?
Анастасия поняла, что кивает в ответ, не отрывая глаз от его губ. Лукас собирался поцеловать ее. Еще до того момента, как он стал наклоняться к ней, она знала это совершенно точно, как свое имя. В общем, в этом не было ничего удивительного. Что удивило ее, так это то, что она сама хотела, чтобы он поцеловал ее.
Очень, очень хотела.
Эта предательская мысль ударила словно пощечина. Анастасия рванулась в сторону.
– Мне… Нам… Да… – Вот ведь идиотка, ругала она себя по пути к дверям. – Прощайте, то есть хорошего дня.
Она почти бегом покинула комнату, дрожа от такого мощного желания, какого никогда не испытывала раньше.
Даже со своим мужем.

Глава 7

Из всех дам она одна нарядилась в черное. Но люди собрались вокруг Анастасии совершенно по другой причине. Весь вечер, даже не танцуя, она оставалась королевой этого проклятого бала. Прищурившись, Лукас сделал еще один глоток из бокала.
Как только два часа назад она появилась в зале, ее тут же взяли в кольцо старые подруги, светские прилипалы… и мужчины. О, как их много! Вероятно, все те, кто, как сообщает его информатор, шлют ей на дом букеты каждый день. Он стиснул зубы.
В данный момент Анастасия беседовала с очень красивым, очень богатым, очень титулованным графом Ролингуортом и с улыбкой оглядывалась по сторонам так, словно в жизни ей не было еще так хорошо. Никогда раньше Лукас не испытывал ненависти к мужчинам, но сейчас у него все кипело внутри, когда он видел, как она смотрит снизу вверх на графа и смеется в ответ на его слова.
По правде говоря, отнюдь не толпа соискателей вокруг нее, увеличивая внутреннее томление, заставляла сжиматься его кулаки. Совсем нет. Причина заключалась в том, что именно ему было заказано находиться рядом с ней, ловить по ночам ее дыхание. Увы, Анастасия избегала его. Именно с того послеполуденного визита к нему, когда он был так близок к тому, чтобы поцеловать ее. Она очень вежливо ответила на его записку с приглашением встретиться на балу, но не приближалась к нему. А ее слова свидетельствовали, что ее отношение к нему не более чем деловой интерес.
Вот это и жгло его огнем изнутри. В тот день Лукас понял, что она так же хочет его, как и он ее. Отрицай не отрицай – так оно и было. А сейчас он ощущал странное и мощное желание зажать ее в темный угол и доказать, что так оно и есть. Сорвать с нее эти вдовьи тряпки и…
Все, достаточно!
Ролингуорт поднес к своим губам ее руку в перчатке и, поклонившись, смешался с толпой, впервые в течение нескольких часов оставив Анастасию одну. Наконец наступил момент действовать. Обходя бальный зал по периметру, Лукас задержал дыхание и замедлил шаги. Анастасия не должна понять, как сильно она его волнует. Ни к чему знать об этом и обществу, пристально следившему за всем, что касается их обоих.
Анастасия заметила его, когда он почти добрался до нее. Выпрямившись, она смотрела прямо перед собой, словно приготовилась к сражению, а не к разговору. Жадно втянув воздух, Лукас улыбнулся.
– Добрый вечер, миледи, – протянул он.
– Мистер Тайлер, – коротко кивнула она в ответ.
Он вздохнул:
– Мы вернулись на старые позиции?
– Наверное, так будет правильнее.
Избегая его взгляда, Анастасия оглядывала бальный зал, как будто выискивала более подходящую компанию. Лукас терялся в догадках – этот спектакль предназначался для глаз, которые наблюдали сейчас за ними, или для него самого? Он стиснул зубы в досаде.
– Надеюсь, вы не забыли, что сегодня должны работать, а не развлекаться, – сказал он и тут же пожалел о своем сварливом тоне.
Она метнула на него взгляд, и он был удивлен, насколько бесстрастным осталось ее лицо. Словно она и не заметила его грубости. Она приподняла бровь.
– Мне прекрасно известно, почему я здесь. Я ждала, что вы предпримете.
Поджав губы, Лукас проглотил готовое вырваться проклятие. Эта худышка в очечках и вдовьем платьице вьет из него веревки, как и опытная куртизанка не смогла бы. Она приводила в бешенство и остро возбуждала его в равной мере. Он не понимал своего состояния и не хотел понимать, из-за того что эти эмоции погружали его в пучину отчаяния.
– Уйдите с бала через десять минут, – приказал он с армейской четкостью. – Когда выйдете из зала, свернете налево в длинный коридор, затем пройдете в соседнюю комнату. Там я буду ждать вас. Проследите, чтобы никто за вами не увязался и не обратил внимания на ваш уход. Понятно?
Анастасия кивнула, затем отошла, оставив после себя легкий возбуждающий аромат. Стиснув зубы, Лукас выбрался из зала. Как только закончится это следствие, ему нужно будет обновить свою профессиональную подготовку. Явно необходимо освежить в памяти, что агент может и что не должен делать.
Как только следствие завершится, он, конечно, переведет дух. И полностью выкинет Анастасию из головы. Точно!
Лукас вступил в тень, которую отбрасывала массивная статуя в коридоре, где нужно было встретиться с Анастасией. Мысленно досчитал до десяти, чтобы унять возбуждение. Кровь перестала стучать в висках. Он наконец вспомнил, кто он такой и по какой причине находится здесь. Ради пострадавших агентов, ради Генри он должен сохранять самообладание.
Может быть, ему показано посещение борделя? Уже несколько месяцев у него не было женщины. Наверное, в этом и есть настоящая причина его отчаяния, связанного с появлением Анастасии.
Отчего-то он совершенно не ощущал животного наслаждения рядом с Эмили Редгрейв. Она тоже была хороша собой, но его это не трогало.
– К черту, – пробормотал Лукас. Потом слова куда-то исчезли, так как из-за угла появилась Анастасия. Зажав в кулаке подол черного платья, она крадучись двигалась в его сторону. Ее каштановые волосы, убранные в безыскусную прическу, начали обвисать после ночи, проведенной в духоте бального зала. Завитки волос обрамляли овал лица. Она была бы обворожительна в красном. А также в голубом. И золотистом.
Ладно, это ни к чему.
– Лукас? – прошептала Анастасия.
– Я здесь. – Он выскользнул из тени статуи. От неожиданности она вскрикнула, затем, придя в себя, подошла к нему.
– Прошу прощения, что задержалась. Невозможно было выйти из зала. Меня караулил лорд Эвенпорт.
Лукас сощурился, вспомнив этого женоподобного денди.
– Пойдемте со мной.
Она встрепенулась от его приказного тона, но беспрекословно подчинилась. Они подошли к одной из дверей, выходящих в этот коридор. Лукас оглянулся.
– Покараульте, – приказал он, пытаясь выудить отмычку из кармана.
Невозмутимо глядя на него, Анастасия нащупала круг-ручку и нажала на нее. К его удивлению, дверь распахнулась.
– Откуда вы знали, что она не закрыта? – допытывал он, вводя ее внутрь.
– Я и не знала, – пожала она плечами. – Правила гласят, что необходимо сначала проверить, заперта ли дверь, прежде чем использовать другие средства для проникновения.
Сжав губы, Лукас пытался разобраться, что сильнее одолевало его – досада или беспричинное веселье.
– Никогда не был отличником в изучении правил.
Рассмеявшись в ответ, Анастасия прикрыла за ними дверь.
– Заметно. Потрудитесь объяснить, что мы вынюхиваем в доме, куда нас пригласили в гости?
– Что вы знаете о лорде Сансбери? – спросил Лукас, глядывая кабинет хозяина. На первый взгляд ничего подозрительного, но он и не ожидал, что кто-нибудь сделает им подарок и оставит все необходимое на виду.
– Не так уж и много. – Анастасия скрестила руки на груди. – Он делал взносы для нескольких мероприятий нашего Общества помощи вдовам и сиротам. О другой его деятельности мне ничего не известно. Но если у вас есть подозрения на его счет, почему вы ими не поделитесь?
Лукас уселся за стол и осторожно потянул ящик. Верхний выдвинулся легко, без помех, и он, продолжая разговор, начал медленно перебирать в нем бумаги.
– Недавно я получил кое-какую информацию о Сансбери. Он может быть вовлечен в покушения на агентов.
Анастасия вскинула голову.
– От кого у вас такие сведения?
Он поднял на нее взгляд.
Странный вопрос.
– От Генри.
Анастасия нахмурилась.
– А у него откуда?
Лукас встал и обошел стол вокруг, недовольный результатами поиска под ее пристальным надзором. А на самом деле он просто не знал ответа на данный вопрос.
– Додумался, наверное. Он, как и вы, анализирует информацию. Правда, он этим занимается по необходимости, а не по призванию.
Анастасия опять недоверчиво покачала головой.
– А откуда к нему поступает новая информация? Это ведь ваше расследование. Поэтому, если он готовит для вас разработки, он опирается только на данные, которые ему поставляете вы. Так от кого у него другие сведения?
– Вы говорите так, будто сомневаетесь в нем. – Лукас скрестил руки на груди. – Вы видели его всего один раз.
В ответ она пожала плечами, но смотрела на него не отрываясь.
– У меня нет причин доверять или не доверять ему. Как вы сказали, мы с ним почти незнакомы. Но я знаю, что неблагоразумно обыскивать дом уважаемого человека, не имея оснований для обвинений против него.
Лукас открыл было рот, но тут же его захлопнул. Его кинуло в жар, но почему, он не мог понять. То ли от того, что у него не было ответов на ее вопросы, то ли от злости на себя, что прежде не поинтересовался ответами на них.
Это было нелепо! Он прекрасно знал Генри и доверял своему другу. Анастасия говорит так просто из духа противоречия. Как и о «перемирии», которое они заключили несколько дней назад.
– Значит, вы позволите уйти потенциальному предателю, если сомневаетесь в достоверности сведений о нем? – Лукас подступил к ней вплотную, чтобы не пришлось говорить громче.
Она покачала головой, с удивлением наблюдая за его маневрами.
– Конечно, нет. Я всего лишь…
В это время Лукас внезапно поднял руку, останавливая ее. Из коридора донеслись неясные звуки. Он напряженно вслушивался.
Анастасия сдвинула брови.
– Перестаньте размахивать руками у меня перед носом!
Он бросил на нее яростный взгляд и отступил к двери. Затем приложил к ней ухо.
Звуки, доносившиеся до него, были шагами, которые направлялись в их сторону и быстро приближались.
– Что там? – зашептала Анастасия.
Лукас бросил на нее косой взгляд.
– Кто-то идет сюда. Оставайтесь на месте.
Анастасия побледнела. Широко открыв глаза, она следила за ним. Лукас удивился, увидев лишь слабую дрожь в ее руках. Она не упала в обморок, не забилась в истерике, чего он, честно говоря, ожидал.
Шаги приближались, и Лукас отскочил от двери. Кто бы это ни был, они вот-вот вломятся в комнату, отрезая путь к отступлению. Один он смог бы выскочить через окно, но вдвоем с Анастасией – вряд ли возможно.
– Подойдите сюда, – прошептал он.
Анастасия не успела даже испугаться, как ручка двери позади них заскрежетала. Лукас не раздумывая схватил ее за руки, прижал к груди и впился в ее губы.
Пять лет никто не целовал Анастасию. И никто никогда не целовал ее вот так. Поцелуи Гилберта ласкали, кротко передавая нежность и любовь, которые они испытывали друг к другу. Лукас овладевал. Каждая частица мощи и энергии, которые излучала его стать, отпечаталась в том, как он прижался к ней губами. А потом кончиком языка коснулся ее губ, намереваясь проникнуть глубже.
Этому безмолвному требованию она уступила без всякого колебания. Мир вокруг наполнился жаром и, съеживаясь, начал исчезать. Туман затмил разум, когда Лукас начал ласкать ее язык, вернув к памяти забытые воспоминания о наслаждении, страсти и грехе. Тело затрепетало, а кулаки, стиснутые по бокам, медленно разжались, когда она дрожащими пальцами стала гладить его руки. Она приникла к нему, впитывая драгоценную жизнь, отдаваясь полностью новым диким ощущениям.
Ошеломляло то, как быстро ситуация вышла из-под контроля. В этот момент она ничего не помнила, не желала ничего другого. Она растворилась в Лукасе.
И тут кто-то кашлянул рядом, напомнив ей обо всем, что она успела забыть.
Анастасия подавила пульсирующую в ней волну желания, отключившую разум, и уперлась ладонями в грудь Лукаса. Он оторвался от ее губ, все еще удерживая в железных объятиях, и повернул голову в сторону двери. Там застыл хозяин дома лорд Сансбери, рассматривая их с брезгливой заинтересованностью.
Анастасия вспыхнула, вырываясь из рук Лукаса, но он и не думал отпускать ее, невзирая на двусмысленность их положения. Похоже, он и не собирался скрывать, чем они занимались.
Но разве было что скрывать? Он целовал ее совсем не потому, что им овладела какая-то немыслимая страсть, которой он не в силах был противостоять. Лукас поступил так потому, что услышал, как приближается лорд Сансбери. Этот поцелуй ничего для него не значил. Анастасия подняла голову, чтобы посмотреть на него. Вот почему он выглядит таким спокойным, даже безразличным. Зато ее сердце готово выскочить из груди, а мысли отяжелели и едва ворочаются от желания.
Она воспарила, целуясь с ним.
И если быть честной самой с собой, она бы и сейчас продолжала заниматься этим. Но тут ужас накатил на нее с такой же силой, как и желание. Господи, что она творит?
– О, Сансбери! Извините, не заметили вас, – протянул Лукас, выпуская ее из горячих, компрометирующих объятий. Анастасия попыталась спрятаться за его мощной фигурой и не смотреть в сторону Сансбери.
– Да, действительно, – не слишком любезно ответил лорд. – Это мой личный кабинет, знаете ли.
Лукас усмехнулся, глаза нахально блестели, но Анастасия чувствовала, как напряжено его тело.
– Неужели? Примите извинения, милорд, я даже не обратил внимания, куда забрел.
Сансбери заметно расслабился, успокоенный тем, как держал себя Лукас. Анастасия во все глаза смотрела на него. Чарли прав – Тайлер прекрасный агент. Глуповат ровно настолько, чтобы в это поверили, и нахален, чтобы соответствовать своей репутации. Она потрясла головой, приходя в себя. Ей тоже следует подыграть Лукасу.
– Извините нас, милорд, – вставила она, потупив взор. В конце концов, ей нетрудно было разыграть смущение. Она ощущала его каждой клеточкой своего тела. Нет сомнения, это чувство, а также другие, которым сейчас не хотелось давать определения, еще принесут ей много боли в ближайшем будущем.
– Ну что ж, ладно. – Сансбери повернулся к двери. – Надеюсь, ничего страшного не случилось. Однако я был бы рад, если бы вы вернулись на бал.
Лукас с легкой улыбкой предложил ей руку. Анастасия тупо уставилась на нее. То, что когда-то было совершенно невинным, сейчас представляло ужасную опасность. После такого поцелуя ей было страшно дотронуться до него. В его взгляде появилось удивление, затем раздражение. И она сделала то, чего так боялась, – положила руку ему на сгиб локтя.
Анастасия была вознаграждена теплом его тела и едва поборола естественное желание выдернуть руку и бежать, бежать прочь как можно быстрее. Но до тех пор, пока они здесь, придется продолжать игру. Она чинно поклонилась, и они вышли в коридор.
Как только Сансбери закрыл за ними дверь, она все-таки выдернула свою руку. К ее удивлению, Лукас перехватил ее и вернул на место.
– Наше прикрытие, – прошипел он, по-прежнему улыбаясь.
Анастасия сдержала непрошеные слезы, когда они шли по коридору к бальному залу. Только теперь до нее стало доходить, что сейчас произошло. Господи Боже, если Сансбери расскажет хоть одному человеку, новость распространится, как лесной пожар. Она предала память Гилберта, и скоро все об этом узнают.
– Не могу поверить, что это случилось, – сказала она скорее для себя, чем для Лукаса.
Он пронзительно посмотрел на нее, но это было единственное подтверждение того, что он тоже переживает из-за их поцелуя.
– Мне пришлось так поступить, иначе мы не смогли бы объяснить свое поведение.
Искоса глянув на него, Анастасия увидела беспощадную линию его губ. Ему и в самом деле все равно. Он ничего не почувствовал. Господи, какая же она дура, если поверила, что все это может что-то значить!
Ну нет! Поцелуй был ошибкой. Если Лукас ничего не испытывал, когда обнимал ее, так это даже к лучшему. Тогда это точно больше не повторится, а она может запрятать свои чувства подальше, чтобы невзначай не натолкнуться на них снова.
Шум бала донесся в коридор, и Лукас неожиданно отпустил ее. Он огляделся по сторонам.
– Возвращайтесь первой. Нам не следует привлекать к себе внимание больше, чем мы уже сделали.
Кивнув в знак согласия и стараясь не встретиться с ним взглядом, Анастасия направилась к бальному залу. Лукас удержал ее, и она подняла на него глаза. К ее удивлению, его лицо было серьезным. Во взгляде не было обычной игривости. Это очень встревожило ее.
– Несмотря ни на что, Ана, вы должны держать себя так, как будто сегодня не произошло ничего необычного. Если нам повезет, Сансбери проявит деликатность.
Анастасия уже давно не выходила в свет и понятия не имела, принадлежит ли Сансбери к тому сорту людей, которые разносят сплетни, или нет. Краска бросилась ей в лицо, когда она вновь столкнулась с реальностью.
– Как вы думаете, каковы наши шансы?
Лукас замешкался, и это стало лучшим ответом, потом пожал плечами:
– Не переживайте, что бы ни случилось. Потом я приду, и мы все обсудим.
Неимоверная усталость разлилась по всему ее телу. И не было сил бороться с этой всепобеждающей тяжестью. По крайней мере теперь можно было игнорировать желание сбежать куда-нибудь и укрыться.
– Ну вот и прекрасно, – прошептала Анастасия, входя в зал. На ходу она поднесла руку к губам, продолжая ощущать на них вкус Лукаса. Это было потрясающее, пьянящее чувство.
И несмотря ни на что, ей хотелось еще и еще целовать его.

Глава 8

Голова разламывалась, когда она проскользнула в дом. Анастасия лишь кивнула Бенсону, когда он, приняв у нее накидку, вежливо и без интереса осведомился, как прошел вечер. Двигалась она машинально. Улыбалась и разговаривала, а голова была занята совсем другим.
Поцелуй. Этот идиотский, проклятый, совершенно неожиданный поцелуй до сих пор жег ее губы, хотя она не разрешила себе вспоминать о нем. Увы, Лукас прав. Сансбери не постеснялся растрезвонить новость о них.
Сначала начались шушуканья, а к концу вечера их страстный поцелуй обсуждали все, кому не лень. По крайней мере хоть с ее стороны поцелуй был действительно страстным.
– Все в порядке, миледи?
Анастасия посмотрела на слугу.
– Конечно, Бенсон. Хотя… Мне не по душе такие мероприятия, и, наверное, я устала.
Он, изобразив заинтересованность, кивнул в знак согласия, а потом вновь стал бесстрастным.
– Распорядиться, чтобы принесли ванну?
Анастасия заколебалась. Звучало заманчиво, правда, было поздно. К тому же после волнующих прикосновений Лукаса ей это не казалось хорошей идеей. Совсем не улыбалось распалять себя запретными фантазиями о нем, лежа в ванне.
– Нет, наверное, не сегодня. Но все равно спасибо.
– Как пожелаете. Доброй ночи.
Махнув в ответ рукой, Анастасия, едва передвигая ноги, стала подниматься по лестнице к своей спальне, предчувствуя долгую бессонную ночь с мучительными воспоминаниями о Лукасе, о его губах, о требовательном и настойчивом желании, отдаться которому ей было запрещено. А как взволновалось все общество! Известие о романе между «печальной вдовой» и «лихим жеребцом» тут же облетело толпу. К утру новость разнесут по всем закоулкам Лондона.
Анастасия прижала пальцы к вискам. Их расследование под угрозой, а ее рассудок не может справиться с незнакомым чувством, снедающим ее изнутри.
Так она наконец добралась до дверей Эмили. Наверняка подруга уже спала, но Анастасия все равно нажала на ручку двери. У нее вошло в привычку каждую ночь перед сном заходить к ней и проверять, как она. Анастасия беспокоилась о состоянии Эмили, забывая обо всем.
К ее удивлению, в комнате горела свеча. Подруга полулежала, опираясь на подушки, по которым разметались ее спутанные белокурые волосы. В руках она держала книгу, но вряд ли ее читала. Услышав звук открывающейся двери, Эмили подняла глаза.
– Привет! – С явным облегчением она отложила книгу в сторону.
– Господи, я и не знала, что ты не спишь, – проговорила Анастасия, входя. – Я не собиралась тебе мешать.
Эмили махнула рукой в сторону книги и содрогнулась от боли, которая тут же отозвалась в Анастасии, словно та пуля пробила и ее тело. Эмили поражала своей стойкостью, но сердце разрывалось, глядя на нее. Пусть даже ее состояние и улучшилось за это время.
– Какая-то дурацкая история. Горничная подсунула ее мне, чтобы скоротать время. Ты же знаешь нашу романтичную Бонни – все розы, слезы, любовь до гроба, чушь полная. Давай лучше поговорим.
Теперь Анастасия скривилась от боли. Любовь до гроба. У нее это было, и она думала, что такое больше никогда не повторится. Нынешняя ночь все перевернула.
– Почему так рано вернулась?
Вопрос вывел ее из задумчивости, и она вскинула голову от удивления.
– Эмили, ты что? Уже четвертый час.
В том, как Эмили смяла в руках покрывало, было столько отчаяния!
– О, вот и ощущение времени пропало. Я не могу лежать на этом проклятом одре. Ненавижу быть бесполезной!
Ободряя, Анастасия улыбнулась подруге. С тех пор как она познакомилась с Эмили и Мередит, ей в первый раз стало понятным их стремление быть деятельными. Быть «в поле». Когда-то ее страшило заниматься следствием, но теперь она могла поверить, что ее подруги тоскуют от отсутствия напряжения и волнения. Она поняла, почему они прямо-таки расцветают от приключений и опасности, которые поджидают их на каждом углу.
– Может, я еще пригожусь! – Глаза Эмили вспыхнули.
– Я могу помогать тебе.
Анастасия колебалась. Эмили еще рано подниматься с постели и работать самостоятельно. Помимо того, она не была Уверена, что захочет, чтобы кто-нибудь еще участвовал в расследовании, чтобы ее подруги не увидели, как тесно она взаимодействует со своим партнером поневоле.
– Каким образом?
В глазах Эмили появилась надежда.
– Я могу заниматься разработкой планов, как ты делала для меня и Мередит. Мы могли бы с тобой обсуждать ход дела.
Анастасия застыла, неприятно пораженная пришедшей ей на ум мыслью.
– Ты не доверяешь мне работать самостоятельно?
Эмили возмущенно фыркнула.
– Разумеется, нет. С какой стати ты говоришь такие вещи?
Анастасия отвернулась от испытующего взгляда подруги.
– У меня мало опыта работы «в поле». Может, ты считаешь, что я не справлюсь?
Это заговорили ее собственные страхи. Особенно после сегодняшней ночи.
– Понятия не имею, справишься ты или нет, – пожала плечами Эмили, и тут же у нее перехватило дыхание от боли. Анастасия было бросилась к ней, но Эмили успокоила ее, подняв руку. – Не надо.
Прошла минута, другая, пока она, откинувшись на подушки, боролась с болью. На глазах Анастасии выступили слезы, она беспомощно стояла рядом. Наконец землистая бледность на лице Эмили сменилась легким румянцем.
– Все в порядке.
– Может, тебе стоит принять что-нибудь?.. – Анастасия направилась к столику у кровати.
– Не глупи. – Резкий тон Эмили остановил Анастасию. – Если я приму эту отраву, то не смогу думать. Пожалуйста, не надо, Ана.
Анастасия удивленно посмотрела на Эмили. Еще никогда она не слышала, чтобы подруга говорила с такой горечью.
Глаза Эмили были широко открыты, в них блестели невыплаканные слезы.
– Пожалуйста, позволь мне участвовать в расследовании. Не потому, что я не верю в твои способности. Не потому, что я сомневаюсь в твоих силах. Пожалуйста, позволь мне помогать тебе хоть как-нибудь.
Анастасия села в кресло рядом с кроватью и взяла Эмили за руку. Они посидели так молча, и Анастасия решилась.
– Хорошо. Мне действительно необходима твоя помощь, мне нужен твой совет.
Так и будет, до тех пор пока Эмили не поймет слишком много. Но она в силах контролировать, что сказать и что не сказать своей подруге.
– Ну и что ты мне расскажешь? – спросила Эмили.
– Рассказать почти нечего. Мы с Лукасом расследуем несколько моментов, которые могут привести к тому, кто устраивает покушения на агентов. Главным образом занимаемся уликами. Сегодня были на балу у Сансбери. Вероятно, он имеет отношение к нападениям.
Эмили нахмурилась.
– Сансбери? Он, конечно, потаскун, но изменник – вряд ли. Хотя его трепливый язык может оказать ему плохую услугу.
Анастасия кивнула. Она уже убедилась в этом на своем горьком опыте.
– Я тоже так думаю, но у Лукаса есть информация от его друга в военном министерстве – Генри Бауэрли.
– Маркиза Клиффилда? – Эмили уставилась в потолок.
– Ты встречалась с ним? Они старые друзья.
Анастасия вспомнила о своем первом впечатлении, когда увидела Клиффилда в инвалидном кресле, и то, как он отказался обсуждать ее идею, что все покушения были связаны друг с другом.
– Нет, но мы с Тайлером сами виделись всего-то пару раз, а потом меня подстрелили. – Эмили вздохнула. – Клиффилд тоже был ранен, ведь так?
– Да, он пострадал одним из первых. – Анастасия тоже вздохнула. – Сейчас он передвигается в инвалидном кресле. Лукас страшно переживает из-за этого.
Эмили прищурилась.
– Минуту назад я подумала, что мне показалось. Но теперь я уверена. Ты зовешь мистера Тайлера Лукасом?
Анастасия замолчала. Неужели она так его назвала? Да, действительно.
– Я…
Эмили поджала губы.
– Два года тебе потребовалось на то, чтобы перестать величать Чарли мистером Айли! Еще мне казалось, что тебе не хочется работать с Тайлером. Тогда почему тебя так заботит, что он страдает из-за ранения своего друга?
Анастасия перевела дыхание. И зачем она так сказала? Для дела это не важно. Но это не только показало их растущую близость с Лукасом, но и прозвучало как предательство. Ей не стоит делиться мыслями на этот счет.
– Да нет, мне все равно, – солгала она. – Это всего лишь мои наблюдения.
Ей показалось, что она не убедила Эмили, но та кивнула.
– Итак, что предполагает Клиффилд, коли уж он участвует в этом деле?
Анастасия пожала плечами, пытаясь скрыть оплошность за деланным безразличием. Правда, в отличие от Эмили, Мередит и Лукаса она не умела скрывать свои чувства.
– Вообще-то это странно. Мы с Лукасом пытались найти что-то общее во всех инцидентах. Проанализировав это, можно выйти на источник опасности.
Эмили согласилась:
– Отличная идея.
– А вот Генри отверг ее. По его словам, он уже рассмаривал такую возможность, и это дорога в никуда. – Ей вспомнилась реакция Лукаса. – Лукас не был в курсе того, что Генри ведет свое отдельное расследование. Мне это показалось странным. Генри не желает делиться жизненно важной информацией с агентом, который вплотную занят этим делом. Пусть даже оно и стало личным для него из-за ранения друга.
Эмили снова кивнула:
– Действительно странно. Агенты военного министерства помешаны на правилах. К Тайлеру это, правда, не относится. – Она вдруг удивленно открыла глаза. – Получается, что он пренебрег ими. На тех, кто работает в главной конторе, эти ограничения – то, что «можно» и что «нельзя» – Давят каждый день. Если Клиффилд умолчал о важном факте, тогда это вещь совершенно необычная. Ты намерена разобраться с ним?
Анастасия уставилась на нее. Ей бы и в голову не пришло обратить внимание на расследование Генри, хотя его необычная реакция бросалась в глаза. И все-таки он был сотрудником военного министерства. К тому же другом Лукаса.
– И как мне это сделать?
Эмили улыбнулась:
– Ана, ты прекрасно знаешь как. Ты годами занималась этим. Пусть Мередит проверит его досье. Она сейчас в городе и наверняка будет счастлива помочь. Поспрашивай Лукаса, конечно, очень осторожно. Поговори с Генри, спровоцируй его на откровенность.
– Ты в самом деле считаешь, что он может участвовать в чем-то сомнительном? – Анастасия задала вопрос, а сама вспомнила, с какой грустью Лукас смотрел на своего друга-калеку.
Лицо Эмили исказилось в гримасе боли.
– Нет, я сомневаюсь. Скорее всего все обстоит так, как он говорит. В тупике он оказался по своей воле. Ничего страшного – просто небольшое отступление от правил, известное лишь друзьям. Но все же… Некая присутствующая здесь странность дает основания для небольшого расследования.
– Мне кажется… – Анастасия поднялась и отошла к окну в противоположном конце комнаты, где Эмили вряд ли сможет увидеть выражение ее лица. Тут легче вынести пристальные взгляды и полные понимания вопросы. – Лукас разозлится, если узнает, что я интересуюсь мотивами его друга. Он будет… огорчен, как я думаю.
– Еще раз спрашиваю: тебе не все равно? – В голосе Эмили зазвучало недоверие.
Анастасия задумалась. Да, к сожалению, ей не все равно. В тот самый день, когда она впервые встретилась с Генри, ей словно воочию привиделась растерзанная и изломанная часть души Лукаса. Судя по всему, он не демонстрировал ее специально, но тем большее впечатление это на нее произвело, самое ужасное, она прекрасно понимала его боль. Потому что чувствовала то же самое. Так что ей не хотелось причинять ему новую боль, если вдруг он как-нибудь узнает, что она занимается расследованием мотивов Генри.
Анастасия содрогнулась, представив, что он почувствует, если по какой-то нелепой случайности Генри все-таки окажется вовлеченным в преступление.
– Ана? – Эмили вытянула шею, чтобы увидеть ее. – Что-нибудь еще произошло?
Она колебалась чуть дольше, чем было необходимо, поэтому тон Эмили изменился:
– Я так и знала! Ну и что стряслось?
Анастасия обдумала вопрос. Очень скоро Эмили узнает о поцелуе – либо из бульварных листков, либо от Мередит. Но сейчас Анастасия была не в силах выслушивать комментарии от своей подруги.
– Я… Мне… – начала она, избегая пронзительного взгляда Эмили.
– Анастасия!
Возвращаясь назад к кровати, Анастасия вынудила себя мягко улыбнуться:
– Уже поздно. Если связываться с Мередит по поводу этого дела, то нужно с утра пораньше послать ей сообщение. Так что самое лучшее для меня – отправиться в постель, да и тебе тоже неплохо бы отдохнуть.
Эмили настойчиво смотрела на нее, не имея сил встать и добиться ответа на свой вопрос.
– Ладно, но не мечтай, я не забуду, что этот наш разговор остался незаконченным. Кстати, я не собираюсь быть вечно прикованной к кровати, так что не рассчитывай, что сможешь избегать меня.
Анастасия с коротким смешком подошла к подруге и запечатлела поцелуй у нее на лбу.
– Ив мыслях не было. Спокойной ночи.
Сопровождаемая недовольным ворчанием Эмили, Анастасия вышла из спальни и прикрыла за собой дверь. Тут же, как только она осталась одна, вся храбрость и доброжелательность словно испарились. Эмили была права. Вопросы, которые она задавала, замечания, которые сделала, – все соответствовало истине.
На них Ана должна найти ответы. Даже если ей придется действовать за спиной Лукаса и провести собственное небольшое расследование.

Сидя за столом, Лукас лихорадочно выстукивал пальцами замысловатый ритм, вкладывая в это занятие все свое нервное напряжение. Это не помогало. Ему не становилось легче, не становилось спокойнее. По-прежнему вместо заметок, которые он должен был зашифровать, перед глазами у него стояла Анастасия Уитгиг.
– Проклятие! – Он отбросил в сторону перо. На бумаге осталась жирная чернильная линия. Ему было все равно. После прошлой ночи ему все было все равно, кроме поцелуя, который, как он клялся и божился, был лишь прикрытием специально для Сансбери.
Увы, это было совсем не так! И с каждым разом, когда он вспоминал, как, затрепетав, Анастасия закрыла глаза, когда их губы встретились, ему это становилось все более понятным. Легкая дрожь ее тела, а потом движение губ с такой сладостной страстью! Он чувствовал, как она тает в его руках. Так чисто и целомудренно. Так по-настоящему, что это могло быть игрой для Сансбери.
Надо быть честным перед самим собой, с его стороны это тоже не было игрой. Ее прикосновения воспламеняли. И если бы не совместное расследование, он бы тянул и продлевал этот поцелуй как можно дольше.
Очень опасное и в такой же степени глупое желание, учитывая, что ей самой ничего не нужно, кроме как до конца своих дней оставаться благочестивой вдовой.
Дверь кабинета тихонько отворилась, и появился его дворецкий.
– К вам лорд Клиффилд, сэр.
Лукас вздохнул – это даже к лучшему. Он не мог заниматься делами, а у Генри наверняка есть что рассказать о том, что наработали другие агенты «в поле» по их делу.
– Отлично, пригласи.
Дворецкий вышел, и Лукас воспользовался моментом, чтобы собраться с мыслями. Прошлой ночью начали шептаться… Ладно, не шептаться, а громогласно трубить о том, что они с Анастасией целовались. Правда, это совсем не означало, что новость станет распространяться и после бала. По крайней мере у него были такие робкие надежды.
Очень, очень робкие.
– Ты чем-то озабочен.
Лукас поднял голову, Генри как раз въезжал в комнату. Махнув рукой, он отпустил слугу. Как только тот закрыл за собой дверь, Генри двинул кресло вперед. Лукас отвернулся, чтобы не видеть устремленного на него взгляда – этого вечного напоминания о том, как он подвел своего самого лучшего друга. Лукас был не в силах утаить от Генри ничего, когда тот так вот смотрел на него.
– Не озабочен, – поправил он Генри. – Просто устал. А расследование не движется с места. Я должен наконец все выяснить! – Он стукнул ладонью по столу.
– Ты уверен, что беспокоишься только из-за этого? – спросил Генри.
Лукас повернулся к Генри и увидел, что тот смотрит прямо на него, скрестив на груди руки. Он выглядел невозмутимым, но Лукасу показалось, что он видит отчетливые сполохи гнева в глазах друга.
– Ну разумеется. Генри, это дело уже больше года самое главное в моей жизни.
– Ладно. Правда, я слышал, что тебя кое-что отвлекает от дела. – Генри вскинул голову. – Ходят слухи о твоих поцелуях.
– К черту!
Лукас сжал губы. Глупо было рассчитывать, что сплетни не выйдут за пределы бального зала. Не стоило и надеяться. Это означало, что его попытка скрыть одну ошибку в расследовании породила более глубокую и тяжелую проблему. Всеобщее внимание станет серьезной помехой для следствия.
– И ты собирался скрыть это от меня? – спросил Генри.
Лукас удивленно поднял брови.
– Я вообще не собирался об этом упоминать!
Лицо Генри исказилось от досады, и тут же Лукас почувствовал необходимость оправдаться. Разве только он один имеет какие-то секреты? Разве Генри не ведет у него за спиной свое расследование? А что это за безымянный информатор, который сообщил, что лорд Сансбери замешан в покушениях на агентов, хотя у Лукаса не было никаких данных с указанием на это направление?
Генри вздохнул, и Лукас покосился на него. Его лучший друг, прикованный к этому креслу до конца своих дней. Проклятие! Это ведь из-за Анастасии у него в голове возникают такие бредовые мысли.
Он заговорил спокойнее.
– Нужно было поцеловать Анастасию, это был отвлекающий маневр, так как Сансбери застал нас в своем кабинете, – признался Лукас, хотя внутренний голос всячески издевался, величая его лжецом. И никак не удавалось заставить его замолчать. – К сожалению, этим дело только осложнилось.
– Еще бы, теперь это главная тема всех пересудов в городе, – кивнул Генри.
Лукас запустил пальцы в волосы.
– Вот почему я был против совместной работы с ней! Ничего подобного бы не случилось, если бы я был один или моим партнером стал мужчина!
Генри рассмеялся:
– Хотелось бы надеяться!
Лукас пытался сохранить серьезность, хотя улыбка кривила его губы.
Генри успокоился и потер грудь.
– Как бы там ни было, не обязательно, что расследование замедлится. Можно все повернуть к своей выгоде.
Лукас колебался, такое тоже приходило ему на ум. В конечном счете сплетни об их поцелуе с Аной не будут злобными и беспощадными. На самом деле общество благосклонно отнесется к тому, что у них завязался роман после стольких лет ее вдовства и его попыток избежать семейного ярма. У него, конечно, были и свои идеи, как извлечь пользу из сложившейся ситуации.
Разумеется, он был готов извлечь всю выгоду из желания, которое прошлой ночью с Анастасией из искры превратилось в пожар. Правда, не было уверенности, что это отличная идея, учитывая, как энергично он отреагировал на маленькую скромненькую вдовушку.
Тем не менее не будет вреда послушать, что Генри думает по этому поводу. Лукас уселся за стол и сложил руки на груди.
– Что, по-твоему, я должен сделать, Генри?
Его лучший друг улыбнулся какой-то мальчишеской улыбкой. Генри готовился вовлечь его в кучу неприятностей. И Лукасом овладело тягостное чувство, что на этот раз его друг уготовил ему нечто чрезвычайное.

Глава 9

– Сосредоточься, – приказала себе Анастасия, стискивая зубы. – Ты сделаешь это, уже тысячу раз делала.
Она уставилась на зашифрованный кусок текста, но слова и символы расплывались перед глазами, и никак не удавалось сконцентрироваться и разгадать пустяковый код. В конце концов, выругавшись, она отбросила бумагу в сторону.
Эмили все-таки права. Действительно, выругаешься – и становится легче. Правда, ненадолго. Как только Анастасия перестала делать вид, что занимается работой, мысли тут же обратились к тому, о ком она неотрывно думала, мечтала, по кому страдала последние два дня.
Лукас. Ямочки на щеках Лукаса. Губы Лукаса. И, разумеется, поцелуй Лукаса. Ей так хотелось верить в то, что, проведя несколько дней без его общества, она сумеет успокоиться. Но странная боль, которую она испытывала, вспоминая их поцелуй, никуда не исчезала. Напротив, дистанция, которую установила Анастасия, только спровоцировала обострение жажды и желания после ночей, проведенных в беспокойных сновидениях; она вдруг обнаружила, что воспоминания о том поцелуе не тускнеют, а становятся все ярче.
С горестным стоном Анастасия прикрыла глаза.
– Что, черт подери, я вытворяю?
И ведь ничего нельзя поделать. Разве что попытаться бороться с желанием, которое затягивало ее словно в водоворот. Резкий стук в дверь наверху оторвал ее от горестных мыслей.
– Что там? – крикнула она.
Дверь приоткрылась, и на самом верху лестницы появился лакей.
– Простите, что беспокою вас, миледи. К вам посетитель.
– Кто это? – Она удивленно подняла брови.
Мередит всегда просто спускается по лестнице без всякого предупреждения, а Чарли раньше завтрашнего дня не покажется. Ее слуги получили строгий приказ говорить всем мужчинам, которые неожиданно появляются у дверей с визитными карточками, что ее нет дома. Единственный, кто остался…
– Мистер Лукас Тайлер, миледи.
Сердце помчалось вскачь, а она уставилась в добродушное лицо слуги, который не мог взять в толк, что такого он сказал, чтобы вызвать такую нервозность.
Однако, видя беспокойство на ее лице, он поднял на нее глаза и спросил:
– Мне сказать ему, что в данную минуту вас нет дома?
Мысль была соблазнительная, но Анастасия сомневалась, что Лукас поверит лакею. А помимо всего, она слишком долго оттягивала неизбежное. У них все же общее дело, которое необходимо обсудить. Она должна продолжить работу ради Эмили. А уж если она сумеет совладать со своими чувствами, тогда, может, посчастливится пополнить свою информацию о Генри Бауэрли.
– Скажи мистеру Тайлеру, что я сию минуту приму его наверху.
– Хорошо. Он уже ожидает вас в Восточной гостиной. – Слуга поклонился и оставил ее одну.
Анастасия не торопясь привела в порядок платье. Вглядевшись в искаженное отражение в зеркале на рабочем столе, убедилась, что ее лицо не перепачкано чернилами, потом сняла очки. Затем, не найдя других мелких поводов оттянуть поход наверх, нехотя стала подниматься вверх по лестнице в дом, а уже там прошла в холл.
Она должна быть абсолютно спокойной. Как Лукас. Для него тот мимолетный поцелуй ничего не значил. Он, наверное, и не заметил, что произошло, поэтому ни в коем случае нельзя показывать, что их поцелуй потряс ее.
Задержавшись у дверей в гостиную, Анастасия сделала глубокий вдох и с улыбкой вошла в комнату.
– Доброе утро, мистер Тайлер.
Лукас сидел возле камина на зеленом диванчике, и явно женская деталь меблировки казалась игрушечной по сравнению с ним. Увидев ее, он поднялся. И это было движение, полное чувственности. Анастасии показалось, что в серых глазах промелькнул намек на что-то, затем пропал, и он вновь стал холоден и спокоен. Таким, каким она его привыкла видеть.
– Доброе утро, – хрипло откликнулся Лукас. – Как себя чувствует леди Аллингтон?
Несмотря на волнение, Анастасия улыбнулась:
– С каждым днем все лучше. Доктор говорит, что ранение теперь не представляет опасности, хотя риск инфекции остается по-прежнему. Но мы все очень надеемся, что она полностью восстановится через какое-то время.
– Очень хорошо. – Лукас стоял, переминаясь с ноги на ногу, заметно нервничая. Анастасия прищурилась. Таким ей еще не приходилось его видеть. Словно ему хотелось что-то сказать, но он не находил слов.
Что, если ее действия не оставили Чарли выбора и теперь Лукас потребует, чтобы ее вывели из дела?
Он прочистил горло, и сердце у нее замерло.
– Вы, конечно, знаете, что разговоры о нашем поцелуе стали достоянием публики?
Кровь бросилась ей в лицо, но Анастасия заставила себя безмятежно смотреть на него. Сейчас не время показывать слабость. Она начала усваивать уроки.
– Да, ходят слухи о том бале, и я видела в каких-то бульварных листках упоминания о них. – Она вздохнула. – Я сделала все, как вы приказали в ту ночь, и не стала обращать на них внимание.
Лукас поднял руку, останавливая ее.
– Вы все сделали правильно, Анастасия.
Она замолчала, удивленная неожиданной озабоченностью, прозвучавшей в его голосе, а также странным выражением лица, когда он поднял голову, чтобы посмотреть на нее. Долго и оценивающе.
Теперь к желанию исчезнуть добавилось волнение в груди.
– Наверное, единственное, что мы можем сделать, – это сгладить эффект. Вести следствие станет труднее, но нам все равно надо что-то придумать. – Она пожала плечами. – Может, вы будете появляться на одних мероприятиях, а я – на других?
Тихо вздохнув, Лукас прикрыл глаза.
– Неужели вы полагаете, что слухи прекратятся, если мы будем появляться порознь? – Затем он продолжил, не дожидаясь ответа: – Я думаю, что нет.
Анастасия закусила губу. Лукас прав. И если он появился здесь, чтобы сообщить, что ее отстраняют от дела, может, это и к лучшему. Но как же больно! Это совсем не то, чего ей хотелось, и мысль расстаться со следствием угнетала ее.
– Итак, все закончилось? – прошептала она со слезами на глазах. – Я не справилась?
Три долгих шага сделал Лукас, подходя к ней, потом взял ее за руку. После работы у себя в комнате она не надела перчаток. Поэтому, когда его шершавые мужские пальцы беспрепятственно дотронулись до нее, все ее тело тут же начало плавиться, как в ту ночь, когда он поцеловал ее. Боль желания потекла по жилам и сконцентрировалась там, в сокровенном месте между бедрами.
– Послушайте меня, – тихо проговорил он, но Анастасия чувствовала, как его взгляд жжет ее губы. – Все это не ваша вина. Это дело, это расследование и ваше участие в нем не прекратятся, если мы обратим ситуацию себе на пользу.
Анастасия задрожала. Почему-то это ей совсем не понравилось.
– Как мы это сделаем?
Последовал тяжелый вздох.
– Обществу по каким-то причинам понравилась мысль, что нас связывают романтические отношения. Поэтому давайте устроим спектакль.
Краска на лице сменилась бледностью, и, отступив на шаг, Анастасия отдернула руку.
– Зачем это?
Но Лукас не собирался отпускать ее.
– Подумайте, Ана. Если мы сделаем вид, что готовы обручиться, это будет лучшим прикрытием. Когда кто-нибудь застанет нас беседующими, шепчущимися друг с другом, каждый вспомнит, что у нас роман. Тогда матроны не пойдут против правил приличий и не откажутся в этом случае приглашать нас на каждое светское мероприятие.
Анастасия слышала, что он говорил, понимала, что он говорил, но его голос звучал как будто вполовину тише. В ушах звенела тишина, зато все перекрывал стук сердца. И никакой слабости в животе от волнения. И никакого страха!
И тут страх вернулся.
– Помолвка? – прошептала она, прикрывая глаза свободной рукой. – Это невозможно.
Лукас сразу отпустил ее руку. Она наблюдала за ним и увидела, как он внезапно стиснул зубы. Так, будто ее отказ рассердил его.
– У вас есть лучшее предложение, Ана? – Мгновенно остыв, он скрестил руки на широченной груди, натянув плотную ткань сюртука на грудных мышцах. На секунду Анастасия замерла, словно загипнотизированная, потом заставила себя отвести взгляд. – Пожалуйста, предложите альтернативу, которая устроит вас больше, чем изображать помолвку со мной всего несколько недель.
– Несколько недель! – воскликнула она. Господи Боже, она не была уверена, что выдержит это притворство несколько дней, какие уж там недели!
Лукас поджал губы.
– Не сокрушайте меня своим воодушевлением, – сказал он, бессильно опуская руки.
– Вы не понимаете, о чем просите.
Ее мысли обратились к Гилберту, как это было и несколько дней назад. Ни к чему было целоваться с этим человеком. Но если заглянуть глубже… если они будут просто изображать? Гилберт – единственная большая любовь в ее жизни. Единственный мужчина, которого она страстно желала, и получала такую же страсть в ответ. Переступить через это означало отречься от страстного чувства, которое бывает только раз в жизни. Разве не так?
– Я прошу вас выполнить вашу работу, – холодно заявил Лукас. – Вы ведете себя так, как будто я тащу вас на виселицу, а не на несколько вечеринок.
– Поступить так равносильно предательству, – прошептала она.
Он сделал шаг в ее сторону.
– Предать кого? – произнес он совершенно безразлично, и она рискнула предположить, что он знает, о ком пойдет речь.
Подняв к нему лицо, Анастасия заставила себя посмотреть ему прямо в глаза.
– Моего мужа.
Губы свела судорога, когда он стиснул зубы. В том, как развернулись его плечи, как выпрямилась спина, было нечто от воинственного собственника, который защищает право на свою территорию.
– Вы не можете предать покойника.
Ее покоробила его грубость. Снова на глазах появились слезы, и Анастасия сморгнула их. Она не позволит ему их увидеть.
– Я уже предала.
Его брови поползли вверх.
– Тем самым поцелуем?
Она медленно склонила голову. Повисла долгая молчаливая пауза. Не в силах посмотреть на Лукаса, Анастасия уставилась в пол.
Наконец он заговорил:
– Помолвка ведь не будет настоящей, Ана. Как только наша миссия завершится, вы вернетесь в свое прежнее состояние. Вы снова сможете стать той же вдовой, одетой в траур, чтобы лелеять свое горе, чтобы скрыться от мира, если уж это вам так нравится.
В ответ на насмешливый тон она взглянула на него и встретилась со жгучим взглядом. Каждая частичка ее души настаивала, чтобы она огрызалась, спорила, сопротивлялась. Но сил не было. Лукас быстро сумел бы уязвить ее до глубины души, хотя он всего лишь констатировал то, что она и сама прекрасно знала. Анастасия действительно боялась начать жизнь заново.
Все так же молча она стала поворачиваться к нему спиной, чтобы не встречаться с этим все понимающим взглядом, решив воздвигнуть преграду между собой и жгучим гневом и столь же жгучим желанием, в котором запуталось и ее вероломное сердце. Но Лукас и не думал сдаваться. Схватив за руку и с силой развернув к себе, он заключил ее в объятия. Внезапно жар обрушился на нее со всех сторон.
– Предательство – это когда ты что-то чувствуешь, – прошептал он.
А потом нагнулся к ней и губами прижался к ее губам.
Первый раз, когда он поцеловал ее, – это был сюрприз. Не особенно нежный, но и не яростный. В этот раз его губы объявили ей войну, подавляя сопротивление.
Она пропустила момент, когда его язык проник ей в рот.
Анастасия открылась ему навстречу, наслаждаясь его теплотой. Что с ней произошло? Страсть и желание остались там, с Гилбертом. Ей так нравились его поцелуи, его прикосновения, время, которое они проводили вместе и в супружеской постели, и вне нее. Но сейчас не было ничего похожего. Этот огонь, проникавший через все поры, эта боль, это неотступное желание рождали потребность сорвать одежду с Лукаса, бесстыдно предстать пред ним обнаженной.
Его руки гладили ее по спине, возбуждая до предела, пока колени не затряслись. О Господи, если он прямо сейчас опрокинет ее на этот диванчик, если закинет вверх юбку… Она не станет сопротивляться. И несмотря на такое понимание ситуации, которое само по себе поразило ее до глубины души, Анастасия не отодвинулась. Она не смогла.
А вот он смог. Прервав поцелуй, Лукас отодвинулся. В его глазах скрывалась настоящая опасность, и она осознала, что в этот момент с трудом избежала воплощения собственных фантазий. К несчастью, с той ночи, когда они поцеловались в первый раз, она прекрасно понимала, что за всем этим стоит гораздо большее. Что ее прикосновения зажигают его так же, как он воспламеняет ее.
– Скажи, Ана, – проговорил он хрипло. – Ты чувствуешь что-нибудь?
Она проглотила комок в горле. Что она чувствует? Она чувствует все! Она не испытывала ничего подобного, пока он не дотронулся до нее. Как будто она спала мертвым сном и он разбудил ее поцелуем.
– Нет, – прошептала она. Дрожь в ее голосе была такой отчетливой, что только глупец не почувствовал бы ложь.
Лукас усмехнулся, и она поняла, что была права. Такой мужчина, как он, наверняка заставлял трепетать сотни женщин. Так что он, конечно, все знал.
– Вот и отлично. Учитывая, сколько боли это мне приносит, хочу сказать вам, миледи, что единственное чувство, которое вы во мне пробуждаете, – это желание. – Лукас оглядел ее с ног до головы, и ей показалось, что она стоит нагая под его напряженным взглядом. – В этом я разбираюсь. Итак, если вы ничего не чувствуете ко мне, а я в силах сохранять контроль над своими чувствами, какими бы они ни были, тогда речь не может идти о предательстве вашего незабвенного мужа.
Анастасия поморщилась. Она слишком хорошо знала этого человека. Теперь у него испортилось мнение касательно нее. Прямо сейчас он вдруг поверил, что она – всего лишь жеманная ханжа.
А разве она не такая?
Анастасия запретила себе смотреть ему в глаза.
– Но наш план…
Он покачал головой.
– Он изменился, Ана. План изменился. И если мы хотим продолжить расследование, вам тоже нужно измениться.
Анастасия прикрыла глаза. Тут не поспоришь. Она не желала упускать возможность задержать того, кто устроил нападение на Эмили, кем бы он ни был. У нее не существовало альтернативы предложению Лукаса. Даже если бы таковая была, сейчас, во взвинченном состоянии, она не смогла бы найти разумные аргументы в свою пользу.
– Что ж, прекрасно, – прошептала она едва слышно. Довольно долго Лукас смотрел на нее, потом развернулся, чтобы уйти.
– Я уверен, объявление появится в нескольких газетах, и новость достигнет нужных ушей. В свое время я перешлю вам кое-какие обрывки шифров, перехваченных агентами. Возможно, они помогут ухватиться за кончик нити. Доброго вечера.
Анастасия подняла глаза только для того, чтобы увидеть, как за ним закрывается дверь. Задрожав, она рухнула в первое попавшееся кресло и обхватила себя руками.
И только потом поняла, что сдерживала дыхание все это время.
Слишком долго, чтобы это почувствовать.

– У меня нет времени принимать приглашения. – Анастасия направилась к своему письменному столу и аккуратно расправила на нем еще одну страницу с зашифрованными символами и знаками. Образны, присланные Лукасом, были чертовски трудными.
Опершись на край стола, Мередит рассматривала се.
– Да, пожалуй. Вижу, ты очень занята.
Анастасия подняла голову. В первый раз она поняла, как выглядит со стороны – выныривая из шифровок, затем погружаясь в свои заметки и обратно, потом выуживая данные из своих давно забытых методик. Как старое дамское зеркальце, которое завалялось среди ключей, монеток и прочей мелочи.
– Я на самом деле занята! – кивнула она. Речи не могло быть о том, чтобы рассказать Мередит, что она во второй раз за несколько дней скрывается от Лукаса. Что он прислал ей три записки после их «помолвки» и она оставила их без ответа. Так что лучше во всем обвинять работу.
– Не могла бы ты вновь это объяснить?
Анастасия вздохнула. Мередит выглядела такой спокойной, такой собранной. Это у нее вечно растрепанные волосы. И вид как у совы, с этими очками на носу. Не то что Мередит, прическа которой – образец продуманной утонченности. Вот она никогда, наверное, не ощущала себя такой потерянной и сбитой с толку.
Анастасия заколебалась. Нет, это не так. Мередит вышла замуж за человека, который был объектом ее расследования. Она влюбилась в Тристана, одновременно пытаясь выяснить, не является ли он предателем. Это, конечно, намного труднее, чем носиться со своим неразделенным и ненужным чувством к партнеру-агенту.
За исключением, правда, того, что у Анастасии нет надежды на счастливое окончание дела, как было у Мередит. Хотя очень бы хотелось.
– Даже не знаю, что тут непонятно, – резко ответила она, больше разозлившись на себя, чем на подругу. – Люди узнали о нашем… нашем поцелуе в кабинете у Сансбери. Лукасу показалось, что единственным возможным прикрытием осталась помолвка.
Мередит покачала головой:
– Эту часть я усвоила. В конце концов, этот Лукас Тайлер знает свое дело. Упоминания о вашей помолвке повсюду. – Она вытащила стопку газет, которые прихватила с собой. – «Тайме», «Сити геральд», листок Блайтона утверждают, что узнали о вашей тайной любви почти неделю назад.
Анастасия поморщилась. Она предпочитала не читать газет. И была не в силах сказать подруге правду. Мередит отложила газеты в сторону.
– В последние несколько дней я выспрашивала о вашей помолвке по меньшей мере раз пять на разных чаепитиях и завтраках. Даже Тристан пытался вызнать что-нибудь в Уайтхолле. Выяснилось, что несколько джентльменов уже заключили довольно-таки предосудительные пари на предмет предполагаемой свадьбы.
– Пари? – растерянно повторила Анастасия. Мередит проигнорировала ее.
– Чего я не понимаю, так это почему ты прячешься два дня спустя после объявления о помолвке? И почему ты теперь не появляешься на людях с Лукасом Тайлером?
Анастасия заколебалась. Как объяснить свои страхи Мередит, которая никогда ничего не боялась?
– Я же сказала, – произнесла она ласково, – я занята.
Мередит затрясла головой, отталкиваясь от стола, чтобы схватить Анастасию за руки.
– Это же золотые горы! Стопка приглашений и визитных карточек ждет тебя наверху. Это еще одно подтверждение. Светское общество в возбуждении. Все будут восторгаться твоей работой в Обществе помощи вдовам и сиротам. Увидишь, сколько взносов мы получим!
– Неужели? – Анастасия, потрясенная, заморгала. Неужели такая мелочь может вызвать столько кругов на воде?
– Точно, – улыбнулась Мередит. – Как я слышала, твое личико величают «удивительно милым», а также «классически прекрасным», с чем я согласна от всего сердца.
Щеки Анастасии порозовели, когда она натолкнулась на взгляд подруги.
– Не напрашивалась быть центром внимания.
Выражение лица Мередит смягчилось. Анастасия знала, что та действительно поняла ее.
– Но этим нужно пользоваться! Кстати, мы с Эмили не можем понять, почему ты этого не делаешь. Если бы она не была прикована к постели…
Выдернув руки, Анастасия отодвинулась.
– Она бы спустилась вниз, чтобы устроить мне выволочку, как и ты. Как ты думаешь, почему я здесь, где она не может до меня добраться?
Когда она снова взглянула на Мередит, то увидела, как та разглядывает ее округлившимися глазами и широко открыв рот.
– Никогда не слышала, чтобы ты так говорила. Что с тобой? Это нечто большее, чем просто скромность от твоей обретенной популярности. – Она пристально смотрела ил Анастасию, а потом ее лицо озарилось пониманием. – Это из-за Тайлера?
Анастасия промедлила долю секунды, но этого было достаточно, чтобы Мередит изумленно прикрыла рот рукой.
– Так вот в чем дело! Как же я раньше не заметила?
Анастасия опустила голову от стыда. Скрывать правду не имело смысла.
– Мне нравится, как он целует меня. – Она услышала резкий вздох Мередит. – Знаю, все это лишь часть работы, но я давно не испытывала ничего подобного. Может, я никогда и не чувствовала так остро.
Мередит согласилась:
– Да, он, конечно, очень хорош. Я еще не встречала такого. Понятно, что ты должна чувствовать, когда он прикасается к тебе. В этом нет ничего предосудительного.
– Нет, есть, для меня есть, – возразила Анастасия.
Мередит поморщилась:
– Это из-за Гилберта?
Анастасия не ответила.
– Прошло уже пять лет, дорогая.
Анастасия покачала головой. Лукас тоже так говорит. Если бы только время могло изменить ее сердце и прошлое, помогло забыть все…
– Ты знаешь, как долго я любила Гилберта?
Мередит молчала, но Анастасия видела, как удивлена ее подруга. Ее тайны никогда не становились предметом обсуждения.
– С двенадцати лет, – тихо призналась она. Анастасия попыталась мысленно вернуться в прошлое, но с огорчением поняла, что может вызвать в памяти лишь зыбкий образ мужа, каким он был в то время. – Наши усадьбы находились рядом, так что мы выросли бок о бок. Я любила его на расстоянии, – продолжала она шепотом, – но он не обращал на меня внимания. На меня никто не обращал внимания, кроме моих родителей. И вот в один прекрасный день Гилберт заметил меня.
Мередит горько улыбнулась, но не прервала ее. Анастасия потрогала вещицы на столе, а потом продолжила:
– Никто вообще не интересовался мной. Первые месяцы, когда я стала выезжать, я все время в одиночестве стояла у стены. И когда он начал ухаживать, для меня каждая сказка, которую я когда-то слышала, стала явью. Никогда не надеялась, что найду себе пару, и вот каким-то образом все получилось. Я понимала, что это большая редкость. Особенно для меня. Такое может случиться только раз в жизни. – Анастасия шмыгнула носом, потому что слезы душили ее, и посмотрела Мередит в глаза. – Вот почему для меня неправильно хотеть Лукаса. Вот почему эта помолвка, пусть и фиктивная, становится чем-то вроде предательства.
Мередит затрясла головой.
– Но почему? Все равно не понимаю.
Ана раздраженно вздохнула:
– Да потому что, если я чувствую что-то к другому мужчине, это означает, что я забываю единственную и неповторимую любовь к Гилберту. – Анастасия стиснул кулаки. – Словно я утверждаю, что эта любовь не была чем-то исключительным. Словно я верю, что мою клятву на венчании можно изменить.
Мередит прикрыла рот, и на ее глазах тоже появились слезы.
– О, Ана! Нет, нет!
Анастасия покачала головой:
– Пожалуйста, не спорь. Ты не понимаешь! Ты не любила своего первого мужа. Поэтому, когда вы с Тристаном полюбили друг друга, вы свободно приняли любовь всем сердцем. Теперь скажи мне, если вдруг Тристана не станет, можешь ли ты представить, что жизнь будет продолжаться точно так же, словно его существование ничего не означало для тебя?
– Я… – Подруга не решалась ответить.
– Тогда, пожалуйста, не суди мои чувства. – Анастасия вытерла слезы и подняла голову. – И хватит об этом. Давай вернемся к тому, ради чего ты здесь. Ты нашла что-нибудь еще о Генри Бауэрли?
Мередит молчала, и Анастасия видела, что она борется с желанием не оставлять начатый разговор, но в конце концов, вздохнув, покорилась.
– Маркиз Клиффилд – очень непростой объект, – призналась она. – Он использует свое положение в военном министерстве, особенно после нападения на него год назад.
– Что ты обнаружила?
– В ночь, когда Клиффилд был ранен, Лукас был там. Правда, он не должен был там находиться.
– Разве? – спросила Анастасия и почувствовала, как боль прошлого отпускает ее, давая возможность заняться более спокойными частностями ее расследования. Впрочем, она никогда не думала, что в следствии можно найти успокоение.
Мередит утвердительно кивнула.
– Несмотря на то что Тайлер и Клиффилд часто вели следствия как партнеры, для случая, которым тогда занимался Клиффилд, он попросил в напарники другого человека. Человека без титула по имени Джордж Уорфилд. Но Уорфилд в ночь, когда случилось покушение, сказался больным, и заменить его вызвался Тайлер. В самую последнюю минуту. Очевидно, лорд Клиффилд сам не знал о замене, пока не увидел Тайлера. Когда раздался выстрел, Клиффилд оттолкнул Тайлера в сторону и получил пулю вместо него.
Анастасия прижала руку к губам. Нет ничего удивительного в том, что Лукас испытывает вину за ранение своего друга. Защищая его, Клиффилд оказался до конца дней прикованным к инвалидному креслу.
– Боже правый!
Мередит покачала головой.
– Если посмотришь на карту, которую принес Чарли, увидишь, что вскоре после этого и Джордж Уорфилд подвергся нападению. Его смерть – вторая по счету.
Анастасия откинулась на спинку стула. С большой вероятностью это может означать только одно – мишенью в ту ночь был Уорфилд. В темноте покушавшийся, вероятно, спутал Лукаса с другим человеком. Темное, болезненное чувство зашевелилось внутри при мысли о том, что Лукас мог погибнуть.
– Я продолжаю работать, чтобы получить побольше информации, – закончила Мередит. – Но…
Ей не удалось договорить. Наверху лестницы возникла какая-то суматоха, а потом дверь на площадке распахнулась. Обе женщины разом повернулись в сторону незваного гостя. Анастасия задохнулась.
Это был Лукас, вид которого не предвещал ничего хорошего.

Глава 10

Лукас знал, кем была эта дама рядом с Аной. Леди Кармайкл, или Мередит Арчер, – еще одна женщина-агент. Почти год как она вышла замуж, но по-прежнему активно сотрудничала с их группой. Вскинув тонкие брови, она, заметно расслабившись и выходя из готовой к сражению позы, смотрела, как он спускается по лестнице.
В отличие от Аны. Та по-прежнему оставалась напряженной и выглядела так, словно готовилась дать ему хорошего пинка, а потом умчаться прочь, только ее и видели. Хорошенькое начало их «помолвки».
Лукас бросил недовольный взгляд на леди Кармайкл:
– Прошу прощения за вторжение, но это касается только нас двоих. Хотелось бы на минуту остаться с Аной наедине.
Между бровями залегла складка. Когда это, черт побери, он начал мысленно употреблять «мы», вместо того чтобы думать о себе и кандалах, которые он вынужден терпеть? Наверное, в тот самый момент, когда он распробовал вкус ее губ.
От его напора глаза у леди Кармайкл удивленно округлились. Затем губы изогнулись в легкой понимающей улыбке.
– Замечательно. – Она обратилась к подруге: – Прежде чем уйти, я попрощаюсь с Эмили. Появлюсь снова, как только у меня будет какая-нибудь дополнительная информация для тебя.
Анастасия коротким кивком попрощалась с подругой, а потом снова с яростью уставилась на Лукаса. Глаза сверкали огнем. Такой же огонь горел в них, когда он целовал ее. Немедленно тело предало его, демонстрируя, насколько оно уже возбуждено и как готово, несмотря на злость хозяина.
Дверь наверху захлопнулась, и Анастасия тут же встала рядом, удивив его, как близко она оказалась, уперев указательный палец ему в грудь.
– У вас нет права врываться в мой дом и грубить моей подруге и напарнице!
Лукас прищурился.
– Грубить? Ха-ха! Вы хотите рассказать мне о грубости? Грубость – это когда не отвечают на записки и приглашения и превращают в полное ничто прекрасное начало дела.
Она была уязвлена его выпадом. Они стояли так близко, и он смотрел на ее чудные волосы, наспех собранные в пучок, а мелкие завитки локонов спускались к щекам и на шею. На левой щеке виднелось пятно, а на большом и указательном пальцах чернила.
Ключом забило возбуждение. И желание, что совсем уже не удивляло его. Лукас теперь не отрицал, что он хочет Анастасию. Один лишь вид ее отзывался у него томлением в груди. Но он был потрясен другим своим чувством – нежностью.
Видя ее вот такой, в ее комнатке, с бумагами и записями, разбросанными тут и там, он ощутил потребность приласкать ее, которой, как ему показалось, прежде никогда не испытывал.
Невозможно было остановиться и не дотронуться до нее. Она, широко открыв глаза, смотрела, как его рука тянется к ней. И не отстранилась, когда он стал стирать с ее щеки грязное пятно.
– Я беспокоился о вас, моя маленькая дурочка, – тихонько засмеялся он. И это было правдой. Когда Анастасия не ответила на его записки, Лукас встревожился.
– Напрасно, у меня все прекрасно.
Откашлявшись, Лукас перешел к делу.
– Поднимитесь наверх и переоденьтесь, – приказал он. – Переоденьтесь во что-нибудь яркое, Ана, и поедем со мной. Сегодня вечером будет встреча в Гайд-парке, за которой нужно понаблюдать. Мы устроили ее в надежде, что сумеем выйти на нападавших.
Анастасия опустила голову.
– Почему нужно одеться в яркое? – Она оглядела свое платье. – Я могла бы…
– Если бы вы на самом деле влюбились в меня, – начал он, слегка сократив расстояние между ними, – то никогда больше не носили бы траур. Если вы наденете черное, возникнут разговоры, что наша помолвка – фикция. Пожалуйста, не возражайте. Просто оденьтесь в какое-нибудь цветастое платье.
Недовольно скривившись, Анастасия пробормотала что-то весьма далекое от лексикона леди и зашагала вверх по лестнице выполнять приказание. Оставшись один, Лукас покачал головой. Эта женщина была сущим наказанием. Но в ней была безусловная притягательность. И что-то еще, помимо очевидной телесной красоты. Она была… открытой. Гордой. Честной. За ее ранимостью скрывалась сила духа, и это нравилось ему.
Ей не откажешь в уме. Он огляделся в большой, просторной комнате, которая благодаря ее усилиям из подвала превратилась в рабочую студию. На стенах висели пришпиленные обрывки шифров. Многие – достаточно сложные, чтобы понять их без помощника, хотя он всегда считал себя умелым шифровальщиком. Стояли стеклянные сосуды, наполненные таинственными, загадочными жидкостями. И всевозможные предметы, которые легко могли трансформироваться в профессиональное оснащение для агента.
Поднявшись по лестнице, Лукас вернулся в дом, затем через коридор прошел в гостиную, где всегда дожидался ее во время предыдущих визитов, и, вздохнув, устроился возле камина.
– Надеялась увидеться с вами перед уходом.
Лукас вскинул голову. Он был так увлечен мыслями об Ане, что не заметил леди Кармайкл, стоявшую возле окна и разглядывавшую сад. Скрестив руки на груди, она в упор оценивающе смотрела на него темно-синими глазами.
Развалившись в кресле, Лукас послал ей свою самую обезоруживающую улыбку.
– Приветствую еще раз, леди Кармайкл.
Стало понятно, что на нее не произвел впечатления его шарм, когда она фыркнула в ответ:
– Уже немного вежливее, не так ли?
Он кивнул, признаваясь.
– Я, разумеется, приношу свои извинения. Но мне нужно было поговорить с Анастасией по делу огромной важности.
– Да-да, – кивнула леди Кармайкл, подходя ближе. – Теперь о вашей помолвке. Хочу поздравить вас, но могу поспорить, что вы понимаете: я знаю правду об этой уловке.
Лукас с этим согласился.
– Сомневаюсь, что вы, дамы, можете хранить множество секретов друг от друга.
Легкая озабоченность промелькнула на ее лице.
– Не много.
Он вскинул брови. Казалось, ее страшила мысль о том, что Анастасия не была искренней с ней до конца. Эта мысль заинтриговала его. Что заставило ее скрывать что-то за завесой вдовьего горя и правил приличий? Что заставило ее отвергнуть ту свою часть, которая желала его? Желала его больше размеренного существования вдовы, которая играет в агентов, а сама хочет другой жизни. Ей это прекрасно удалось. А теперь она еще и боится.
Боится его. По крайней мере думает, что боится, когда трепещет в его руках.
– Я хочу, чтобы вы знали – если вдруг причините Анастасии вред, мы с Эмили найдем способ уничтожить вас. – Мередит Арчер одарила его приятнейшей улыбкой. – В любом случае я вырву у вас сердце до того, как увижу, что вы делаете ей больно.
Лукас откинулся назад, услышав такое неожиданное заявление от очаровательной, достойной женщины, стоящей перед ним. Но потрясение быстро прошло. Если ее подруги сочли нужным прибегнуть к угрозам, значит, наверняка Анастасия скрывает некое чувство к нему. Он задрожал в предвкушении триумфа.
Как глупо он хотел следовать своим желаниям. Он попытался отвергнуть их из-за того, что она цеплялась за идею остаться верной покойному мужу.
В глубине души ему хотелось поиграть на самой потребности в близости, которая возникла между ними. Ему хотелось услышать ее учащенный пульс. Откинуть прочь ее инстинктивное сопротивление, а потом сделать так, чтобы ее лицо загорелось желанием, которое он чувствовал в ее поцелуе.
Лукас осознал, что улыбается. Теперь они помолвлены. Возможно, пришло время сделать игру реальной. Она никогда не отдаст ему своего сердца. Здесь нет и доли риска. И никакого риска, что эта история продлится дольше, чем закончится дело. Она вдова, поэтому должна вынести удар. Что касается его, то он хотел ее с того первого момента, когда она набросилась на него. Ее глаза метали молнии, когда она кричала, что он виновен в покушении на Эмили.
Ему хотелось заставить так же сверкать ее глаза, когда она сдастся на его милость.
Леди Кармайкл внимательно наблюдала за ним.
– Я понимаю, – склонив голову, признал он, – что вы хотите защитить Ану. Но я уверен, что вы недооцениваете ее способности защитить себя и принимать решения самостоятельно.
Леди Кармайкл расхохоталась:
– Поверьте мне, мистер Тайлер, я в любом случае правильно оцениваю возможности Анастасии. В отличие от вас.
Прежде чем Лукас успел возразить, дверь позади него отворилась. Леди Кармайкл посмотрела ему за спину в проход, и ее глаза округлились. Затем, прикрывшись ладошкой, она тихо хихикнула. Он вскочил, повернулся и увидел Ану.
Лукас стоял словно громом пораженный. На Ане было платье отвратительного зеленого цвета, давно вышедшее из моды, по крайней мере сезонов шесть назад. Очевидно, последний раз она надевала его еще до смерти мужа, а сейчас достала из глубины гардероба и спешно отгладила. Оно было цветастым. Кружевной воротник шел вокруг шеи и полностью скрывал ее прелестный наклон. Лиф был поднят чересчур высоко. И в довершение всего Анастасия после смерти мужа заметно похудела, так что весь этот наряд висел на ней мешком.
Одним словом, выглядела она чудовищно. Даже для него, которому редко приходилось обращать внимание на то, как одета женщина, пока не наступало время определить лучший способ, как ее раздеть. В данном случае лучшего способа освободить женщину от нелепого, дурно сидящего платья просто не существовало.
Если все время своего замужества она одевалась таким вот образом, нет ничего удивительного в том, что женщина глушила в себе свои желания. Если бы шесть лет назад она была его, он предпочел бы, чтобы она носила вызывающе смелые платья. Такие, которые заставляли бы искриться ее глаза и мерцать золотом копну каштановых волос.
Анастасия посмотрела на Мередит:
– Ох, замолчи! Это единственное яркое платье, которое у меня есть. – Она посмотрела в его сторону. – Оно должно подойти.
– Я не проронила ни слова, – рассмеялась Мередит.
Пробормотав что-то под нос, Анастасия, прищурившись, повернулась к нему:
– Вам тоже хорошо бы оставить свое мнение при себе.
Лукас поднял руки, сдаваясь:
– Молчу как рыба. – Он спрятал улыбку и предложил ей руку: – Ну что, пойдем?
Анастасия кивнула подруге на прощание, и он повел ее на улицу, к ожидавшему их экипажу. Впереди был вечер в парке.
На ходу Анастасия раздумывала, существует ли способ держаться за мужчину и не прикасаться к нему? Не вдыхать запах его мыла для бритья? Не чувствовать, как ее обволакивает его тепло?
Если и существует, ей о таком не известно. Даже если она просто задевала за руку Лукаса, в кончики пальцев ударял электрический разряд. Будь они ближе друг к другу, он бы поцеловал ее.
Анастасия скривила губы. Надо же, какие непристойные мысли ее посещают! Сейчас они выполняют важную часть своих обязанностей. Охраняют агента во время встречи в заполненном людьми парке.
Вечерний променад был в самом разгаре. Гайд-парк был полон дам и кавалеров – верхом, в экипажах, прогуливающихся пешком. Все радовались возможности показать себя и посмотреть на других.
Вытянув шею, Анастасия смотрела поверх толпы. У кромки пруда на скамье она увидела мужчину, за которым они следили. По виду богатый торговец, он не был ей знаком.
Поджидая другого агента, мужчина кормил уток, которые крутились у него под ногами. Его вид не привлекал внимания. Никто не мог представить, для чего на самом деле он находится здесь, в парке.
– Мистер Тайлер, леди Уиттиг!
Анастасию отвлекла полная женщина в шляпке, украшенной перьями, прямиком через газон направлявшаяся к ним.
– Улыбайся, – приказал Лукас сквозь стиснутые зубы и улыбнулся сам.
– О, леди Хикман, – поприветствовала ее Анастасия, выдавив улыбку.
– Я услышала о вашей помолвке. – Громогласная дама протянула руку. – Примите мои поздравления!
Лукас и Ана, каждый в свою очередь, обменялись рукопожатием с дамой. Сердце Анастасии защемило. Господи, неужели все знают об этом?
– Я так рада за вас, – продолжала дама. – Прежде всего потому, что моя дочь год назад тоже потеряла мужа. И я надеюсь, что она вновь найдет свое счастье, как и вы, миледи. Что ж, я должна вернуться к друзьям. Хочется пожелать вам радости!
Откланявшись, женщина смешалась с толпой. Но как только она исчезла, еще одна гулявшая пара принесла свои поздравления. Люди махали им руками, останавливались поприветствовать их.
От постоянной улыбки щеки Анастасии начали болеть, а в голове родилась ужасающая мысль. Если все светское общество так хорошо осведомлено, что всего за несколько дней она успела влюбиться в Лукаса Тайлера и согласиться выйти за него, то наверняка семья ее покойного мужа тоже знает об этом. Несмотря на то что несколько месяцев она не была у них с визитами, ее близость с ними, особенно со свекровью, сохранялась. И она старалась не думать, сколько боли принесет им такое известие.
– Если ты будешь продолжать держаться за милю от меня, – скривившись, пробурчал Лукас, выводя ее к кромке пруда, откуда был хорошо виден их объект, – никто не поверит в нашу помолвку. Любой, кто сейчас внимательно следит за нами, распознает обман.
Уголком глаза Анастасия посмотрела на него. Он выглядел таким же раздраженным, какой и она себя чувствовала. Словно ему нравилось дразнить ее, зная, что она сопротивляется этой помолвке, но при этом все равно заставляя ее вести себя так, словно помолвка была настоящей. Он заставлял ее идти вплотную к себе и ощущать желание, с которым она пыталась бороться.
Анастасия мысленно вернулась к тому, о чем говорила Эмили. Ее чувства, даже влечение к нему Лукас может использовать против нее, если поймет, что это поможет ему достичь того, что ему нужно. Не этим ли он сейчас занимается?
– Туда идет еще один человек, – тихо сказал Лукас, наклоняясь к ее уху.
Анастасия с радостью оторвалась от своих мыслей и взглянула на приближающегося мужчину, которого не могла опознать. По виду – эсквайр, который редко наезжает в Лондон. Денди до мозга костей. Ее потрясло, что такой человек может принадлежать к Королевской секретной службе.
– Да ведь это сэр Джордж Торнтон! – задохнулась она.
– И отличный агент, – подтвердил Лукас.
– Но он… он полный кретин. – Она смотрела, как сэр Джордж опустился на ту же скамью рядом с другим агентом. Они не говорили, не выдавали, что знакомы друг с другом. Спустя минуту сэр Джордж вытер лоб, второй мужчина продолжал кормить уток. Затем поднялся и двинулся прочь. Анастасия удивилась, когда перехватила короткий взгляд второго агента, который смахнул, со скамьи маленький пакет и сунул его в свой карман. Только очень внимательный человек мог подметить его ухищрения.
– Конечно, сэр Джордж – круглый дурак, – улыбаясь, произнес Лукас, в то время как первый агент тоже поднялся на ноги и не торопясь двинулся к выходу. – Но ведь и ты – скромная вдова. А мы с тобой – двое безнадежно влюбленных.
Внутренне вскипев, Анастасия воззрилась на него.
– Иногда трудно распознать истинную суть вещей. – Лукас потянул ее за собой.
Она проглотила готовое вырваться возражение.
– Теперь, значит, все? Мы закончили?
– Да. Если кто-то хотел устроить нападение, он бы сделал это до того, как сэр Джордж оставил послание. Теперь уже поздно, наш человек затерялся среди людей. – Он скривился. – Черт, я и в самом деле надеялся сегодня поймать одного из этих ублюдков. Стоит схватить кого-нибудь одного – и потянется ниточка к остальным.
Анастасия рассматривала толпу, эти любопытные взгляды, эти улыбающиеся и смеющиеся лица. Когда они шли по аллее, мысли внезапно вернулись к его словам, сказанным минуту назад.
– Мы с вами совсем не безнадежно влюбленные.
Лукас вздохнул.
– Я же сказал, вещи не всегда то, чем они кажутся.
– А зачем нам нужно казаться влюбленными? Почему мы не можем дать всем понять, что это брак по расчету?
Это решило бы много проблем. Никаких стычек больше. Никаких поцелуев украдкой. Никаких рук на талии во время прогулок.
Пальцы Лукаса сжали ей запястье, и он ускорил шаг, увлекая ее с главной аллеи в укромное местечко. И вот здесь он схватил ее за плечи и повернул к себе.
– Никто никогда не поверит в наш брак по расчету, Анастасия, – сказал он, а его пальцы жгли даже сквозь ткань платья.
– Но почему? – Она пыталась вырваться из его рук, он крепко держал ее. Таким же цепким был и его взгляд, темный, как штормовое небо.
– У меня нет титула, так что мне нет надобности немедленно заводить наследника. Я не нуждаюсь в деньгах, поэтому не вижу смысла жениться, чтобы добыть их. – Он прищурился. – Но даже если бы я захотел, твой «незабвенный» супруг пожадничал, ничего тебе не оставив.
Анастасия затрясло.
– Какого черта ты роешься в моих финансах?
Лукас пожал плечами:
– Разве не поэтому ты живешь у Эмили?
Сердце заныло, но возразить было нечего. Гилберт иногда не был аккуратен с деньгами. И умер молодым. Ему в голову не приходило достойно обеспечить ее на случай своей смерти. Никогда не осуждая, она и не оправдывала его за это.
Не получив ответа, Лукас торжествующе рассмеялся:
– Есть и еще одна причина.
Скрестив руки на груди, она уставилась на него:
– И что это такое?
Его большая рука взяла ее за подбородок и приподняла лицо.
– Любой, кто знаком со мной, знает, что я не женюсь, пока не почувствую к женщине страсть, пока не почувствую желание.
Губы ее приоткрылись ему навстречу, когда он стал наклоняться к ней. И любой, даже слабый протест, вздумай она заявить его, утонул бы в его поцелуе. Лукас усмехнулся, когда она без стеснения позволила его языку проникнуть в нее.
И он воспользовался этим, пробуя поцелуй на вкус, дразня и одновременно направляя ее к небольшой рощице, подальше от любопытных взглядов гуляющих. Спина задела за дерево, но Анастасия не обратила на это внимания. Все, что она могла чувствовать, сконцентрировалось в нем. Его руки обнимают ее. Его мускулистая грудь давит на нее. Его губы и язык выделывают такие вещи, о которых она давно забыла. О которых она и не знала и которых желала жадно, как оазиса в пустыне.
Поцелуй погружал их глубже и глубже, пока они не достигли… Пока они не достигли чего-то первобытного и порочного. Казалось, воздух вокруг них наэлектризовался. Анастасия забыла, что они в парке, среди людей. Она напрочь забыла о своем несогласии, своих страхах, своих воспоминаниях. Все, что волновало ее сейчас, – это чтобы Лукас продолжал целовать ее.
Ей хотелось большего. Спина выгнулась, бедра стали тереться о его бедра. Неожиданно она почувствовала, как задевает за что-то твердое, упирающееся в нее. И тут же потрясенно осознала, что это. Он тоже хотел ее. По-настоящему хотел ее. Сию минуту.
Если бы его тело молчало, говорили бы только руки. Пальцы осторожно, сантиметр за сантиметром, поднимались вверх по бокам, скользя и не торопясь, вычерчивая какие-то соблазнительные узоры, пока не достигли груди. Странные движения прекратились, как только ладонь легла на грудь, и большой палец поверх ткани начал обводить окружье соска.
Анастасия задохнулась, прервав поцелуй, когда залп горячего желания пронизал ее от вершины соска до бедер и сгустился между ног. Господи Боже, как ему это удается? Погружать в огонь, будить ее так долго дремавшие чувства. Его нужно остановить!
Но она не могла. Вместо этого она закрыла глаза и задышала часто и прерывисто.
Внезапно сверлящее наслаждение от его большого пальца прекратилось, движение его бедер остановилось. Все замерло. Она открыла глаза и увидела его лицо в нескольких сантиметрах от себя. В колеблющейся тени деревьев он смотрел на нее неистово и напряженно.
Тряхнув головой, Лукас отдвинулся.
– Видишь, Ана, мы не можем пожениться по расчету. Если мы поженимся, у нас будет страсть. Желание. Твой поцелуй рассказал мне об этом. То, как ты отзываешься на мои прикосновения, подтверждает то же самое.
Он отошел, расцепив объятия и поправляя рукой волосы. Анастасия продолжала опираться спиной о дерево, дрожащие ноги отказывались подчиняться. Она видела, как расстояние между ними увеличивается.
Ей не хотелось останавливать его, это было бы неправильно. Это шло наперекор всему, что она говорила себе. Но было так, как было. Была правда, нравится она или нет.
– Отвезите меня домой, – прошептала она. Вскинув подбородок, Анастасия понадеялась, что Лукас не заметит, как она потрясена. – Вы доказали свою правоту, а теперь отвезите меня домой.
Лукас долго смотрел на нее. И в этом взгляде читалась смущающая ясность.
Затем он сделал формальный поклон.
– Все, что леди пожелает.

Глава 11

Лукас видел, как Анастасия скрылась у себя в доме, громко хлопнув дверью. Она даже не позволила ему выйти из экипажа и проводить ее. Он не осуждал ее за это после всего, что произошло в парке.
Он не рассчитывал, что поцелуй зайдет настолько далеко. Ладно, пожалуй, рассчитывал, но не в таком многолюдном месте. И уж совершенно точно не ожидал, что потеряет контроль над собой. Ему всего-то хотелось оценить границы допустимого для Анастасии.
Вместо этого Лукас притиснул ее к дереву и чуть не взял на виду у всего общества.
И что теперь ему думать о том, что будет вообще и с женитьбой в частности? Он потер лицо рукой. В частности, с настоящей женитьбой? С чего бы ему вдруг захотелось этого? Его связи с женщинами всегда касались только удовольствия. Связи короткие, дающие удовлетворение и тут же выброшенные из памяти.
Да, его чертовски возмущала чуть ли не религиозная преданность Аны этому своему святому Гилберту. Человеку, который даже не побеспокоился обеспечить жену на случай своей внезапной смерти. А вот Ана совсем рехнулась и думает, что Луна и Солнце крутятся вокруг его могилы! Хотя злиться по поводу ее продолжающейся приверженности покойному телу – это одно, а вот пытаться доказать, что он может стать достойной заменой, тиская ее посреди парка в пять часов пополудни, – совсем другое.
– Идиот, – пробурчал Лукас, имея в виду самого себя, когда карета остановилась возле его подъезда. Толкнув дверцу, он вышел из экипажа. Ему нужна готовая на все женщина. Или ледяная ванна. Или все, что угодно, что поможет выкинуть Анастасию из головы и сосредоточиться на расследовании, чем он и должен заниматься.
Дверь открыл дворецкий.
– Добрый вечер, сэр.
– Ты уверен? – проворчал Лукас, сбрасывая плащ и передавая его в руки слуге.
– Сэр, к вам…
– Не сейчас, – отмахнулся Лукас и по коридору двинулся в сторону кабинета.
– Но, мистер Тайлер… – Слуга следовал по пятам, настаивая.
Лукас резко остановился и повернулся к нему, едва сдерживая ярость.
– Ну, что еще?
– Здесь ваша мать, сэр. Ждет вас. И, по-моему, она весьма недовольна тем…
Он не успел закончить. Из глубины коридора донесся голос матери Лукаса:
– Лукас Иен Сент-Джон Тайлер.
Лукас поежился, повернувшись в сторону гостиной. Там в дверях стояла его мать. Хотя росту в ней было немногим более метра пятидесяти, она вселяла в него страх посильнее, чем любой предатель. Особенно если называла его полным именем.
Лукас заулыбался. Она не ответила тем же. В ее глазах читалось выражение «ты должен многое объяснить мне», которое было хорошо известно ему после стольких лет и стольких проделок.
– Матушка, я думал, вы вместе с тетей Грейс еще недели две будете принимать воды в Бате.
Он сделал шаг вперед, чтобы запечатлеть поцелуй на ее щеке, не входя в гостиную. Потом, закрыв за собой дверь, устремил на нее взгляд. Она так и стояла, что было плохим знаком.
– Только этим и собиралась заниматься, пока не услышала кое-какие новости. О помолвке! – Ее темно-серые глаза, такие же как у него, прищурились. – Как долго ты собираешься держать свою семью в неведении?
Лукас сглотнул. Предусмотреть любую случайность – вот золотое правило агентов. Будь готов ко всему. Только вот… он не был готов. К этому. К этому ясному огоньку в ее глазах, в которых не было досады, а светилась надежда. Радость.
– Матушка, – вздохнул он.
– О, пожалуйста, не беспокойся! Ты безнадежен, но я люблю тебя за это. – Она раскрыла объятия и прижала его к себе. – Не хочу лгать и говорить, что я недовольна. Пусть я и была шокирована этой новостью поначалу. Но я ничего, кроме хорошего, не слышала о леди Уиттиг. И удалось совсем немного вспомнить о ней до ее первого замужества.
Лукас часто заморгал, мир вокруг закружился каруселью. Все складывалось плохо, очень и очень плохо. Он не мог объяснить, зачем потребовалась эта уловка, не объявив правду о том, что он тайный агент. Он мог только представить реакцию матери на эту новость. Она всегда защищала его… да ее хватит удар, узнай она, что угроза получить пулю для него обычное дело!
– А теперь, уж коли мы все здесь, надо будет встретиться с ней и…
Лукас никогда не представлял, что с ним может произойти такое – сердце упало куда-то далеко вниз живота.
– Все? – беспомощно повторил Лукас.
Мать кивнула:
– Разумеется! Твои братья и сестры с женами и мужьями просто сгорают от нетерпения познакомиться с женщиной, которой удалось привлечь твое внимание дольше чем на десять минут. Думаю, Питер и Мартин уже давно заключили пари насчет того, когда ты женишься. Так что одного из них ты сделаешь по-настоящему счастливым.
Она рассмеялась, и Лукасу тоже ничего не оставалось, как присоединиться к ней. Он был уверен, что два его старших брата заключили пари. Если повезет, они подключат и зятьев. А две старшие сестры, можно было не сомневаться уже вяжут пинетки для его будущих детей.
– Когда мы сможем устроить семейный ужин? – спросила мать.
Лукас открыл было рот, чтобы заявить протест, но так и закрыл его, не произнеся ни слова. Спорить с ней было напрасным делом. У нее на все был свой ответ. Он тут же подумал о вдовьих одеждах Анастасии и о ее обычном платье. Такой привести ее в материнский дом невозможно. Ну если только чтобы вызвать подозрения.
– Лукас? – вдруг склонив голову, спросила мать. – С тобой все в порядке? Дорогой, у тебя выпученные глаза, ни кровинки в лице – точь-в-точь рыба на суше.
– Три дня, – выдавил он, надеясь, что ему удастся управиться с необходимыми делами за этот срок. – Через три дня она встретится с семьей.
Мать кивнула, удовлетворенная, по крайней мере на данный момент.
– Отлично. Я должна вернуться в Хантингтон-Серкл. Слуги в волнении из-за моего раннего возвращения, а нам сейчас надо подготовиться к приему.
Чмокнув сына в щеку, она направилась к дверям. Встретив его взгляд, она произнесла:
– Мне так хочется видеть тебя счастливым, дорогой. Надеюсь, женитьба – именно то, что тебе необходимо.
Лукас улыбнулся. Выполняя задания, он всегда без труда сохранял самообладание. Но со своей матерью, со своей семьей его выдержки было недостаточно.
– До скорой встречи.
Она помахала ручкой и исчезла. Как только Лукас удостоверился, что она унеслась в своей карете строить свои дьявольские планы, он распахнул дверь гостиной.
– Уоллес! Найди мне модистку! Самую лучшую лондонскую модистку! И чтоб была здесь немедленно!

Анастасия выложила карту на смятое покрывало и усмехнулась, увидев, как у Эмили вытянулось лицо. Мередит рассмеялась:
– Мы отправляли ее «в поле» на пару недель, а она вернулась победителем!
Кладя свою карту сверху, Эмили кивнула:
– Мы всегда говорили, что она скрывает свои таланты, – щеки Анастасии залились краской.
– Перестаньте издеваться.
– Кто издевается? – спросила Мередит, заходя своей картой. – Это чистейшая правда.
– Все, что я выполняла по этому делу, одобрили вы, – возразила Анастасия со вздохом. – Самостоятельно я только попала в историю с фиктивной помолвкой. Совершенно не понимаю, как все это объяснить семье Гилберта. Так что приходится скрываться от них. Я таскаюсь за Лукасом как привязанная, но он, сознательно или нет, не подпускает меня к главным сведениям по расследованию. У меня, например, есть вопросы по поводу маркиза Клиффилда, но нет возможности задать их. Вообще я бы не назвала это выдающимся началом.
Она перехватила напряженный взгляд Эмили.
– Следствие, помимо того, что дает ощущение риска, часто требует терпения. Жди, не уставая, момента, когда откроется возможность. И ты найдешь ответ. Но ради Бога, не опускай руки. Я считаю, что твоя идея найти виновника покушений, установив связи между ними, очень перспективна.
Анастасия улыбнулась, она не относилась к своей идее настолько серьезно.
– Возможно, сегодня у меня появится эта драгоценная возможность. Лукас прислал записку, настаивая, что ему необходимо встретиться… – она посмотрела на часы рядом с Эмили, – через четверть часа.
Сказав это, она почувствовала слабость внутри. После вчерашнего умопомрачительного поцелуя в парке от Лукаса не было известий. Его зашифрованная записка нашла ее в последний момент. И вдруг стало очевидным, что каждый раз, когда они остаются наедине, все заканчивается страстными объятиями. В какой-то момент она не сумеет его остановить и окажется в его постели.
Вообще это ощущение нельзя было назвать обреченностью. Скорее, это было чувство страха или вины.
– Ты собираешься играть? – спросила Мередит. Анастасия увидела, что подруги внимательно изучают ее.
Обе женщины обменялись понимающими взглядами, а потом продолжили игру. Анастасия сделала свой ход.
– Ха! – Эмили сбросила свою последнюю карту. – Я выиграла!
Мередит пожала плечами:
– Наверное, мы позволили выиграть, тебе ведь надо поправляться.
Озорно глянув на нее, Эмили вновь обратилась к Анастасии:
– Итак, о каких еще поцелуях ты нам расскажешь?
Анастасия замерла.
– Вы что-нибудь слышали?
Мередит выпрямилась.
– Ха! Должен быть поцелуй, как же без него. Расскажи нам про это.
Анастасия вскочила с постели и направилась к двери.
– Никаких поцелуев! – закричала она. – Вы не так поняли. Никаких поцелуев.
Эмили рассмеялась:
– Поздно, мы в конце концов выведаем у тебя все, ты же знаешь.
Анастасия остановилась перед дверью и оглянулась на подруг. Она и в самом деле понимала, насколько правильны эти слова.
– Все может быть, – подразнила она подруг, хотя мысль об этом ей понравилась. – Но не сегодня.
Она закрыла за собой дверь и направилась вниз, где Лукас уже должен был ждать ее. Войдя в гостиную, в которой им, наверное, было суждено встречаться каждый раз, она с удивлением услышала его приветствие.
Сердце забилось подозрительно часто.
– Лукас, не знала, что вы уже приехали.
Он улыбнулся, и сердце ее забилось неистово. Ей просто необходимо найти противоядие от этого взгляда. Против этих ямочек. Эмили права, он точно считает их своим оружием.
– Мы только что вошли.
– Мы? – повторила она и только потом заметила женщину средних лет, стоявшую рядом с камином. – Пожалуйста, простите, не заметила вас.
Женщина улыбнулась им обоим.
– Все в порядке, миледи.
– Леди Уиттиг, позвольте представить вам мисс Кэтрин Маллани.
Анастасия опустила голову в замешательстве. Имя было знакомо, но откуда? Минутку-минутку. Кэтрин Маллани была модисткой. И не просто модисткой, а самой известной портнихой в Лондоне. Мередит и Эмили упоминали ее в разговорах.
Она послала Лукасу взгляд: «Что происходит?»
– Мисс Маллани, сейчас Бенсон отведет вас в…
– Дорогая, где с тебя можно снять мерку? – Он ответил на ее немой вопрос взглядом, в котором читалось недвусмысленное «Продолжай играть!».
Она прикусила язык и сделала, как было велено.
– Я думаю, Мередит и Эмили захотят поприсутствовать. Мисс Маллани, скажите Бенсону, чтобы он проводил вас в спальню леди Аллингтон. Если привезли с собой ткани, уверена, он поможет вам донести их.
Женщина чинно присела в реверансе и вышла, оставив Ану и Лукаса наедине.
Как только дверь за ней закрылась, Анастасия ощетинилась:
– Повторю мой вопрос: что происходит? Почему знаменитая в Лондоне портниха появилась у меня в доме?
– Вы, вероятно, помните, как я говорил, что нужно приспосабливаться к изменениям в ходе расследования? – спросил Лукас, занимая свое обычное место у огня.
– Да. – Она скрестила руки на груди.
– Боюсь, нам снова придется приспосабливаться. Видите ли, моя мать с другими членами семьи на праздники уехала в Бат. Я надеялся, мы сможем закончить расследование до того, как до них донесется весть о нашей «помолвке». Но получилось по-другому. Сейчас они в городе и хотят, – тут он замялся, – встретиться с вами.
– Что? – Анастасия отпрянула. – Когда?
Он поерзал на месте.
– Послезавтра. Разумеется, вы не можете пойти на встречу в трауре или в том, что было сшито непонятно сколько сезонов назад, – продолжал он.
– Я вообще не пойду на встречу! – воспротивилась Анастасия. – Вчера вы убеждали меня, что если кто-нибудь увидит нас рядом, то сразу же поймет, что наша помолвка – фарс. А вот теперь ваша семья будет пристально наблюдать за нами!
Лукас подошел к ней и взял ее руки в свои. Привычный поток желания затопил ее тело, как только он дотронулся до нее. Но в этот раз к желанию примешивалось еще что-то, какое-то новое чувство сродни покою.
– Ана, вы сможете это сделать, – сказал он ласково. – Вне зависимости от того, что я сказал, вчера я видел, как вы полностью отдались игре. Я верю в вас, в ваши способности.
Она не знала, что сказать. Желание и покой исчезли, а их место заняли восторг и гордость. Ну что ты будешь делать! Возможно, Лукас сказал так в расчете на то, что ей хочется это услышать. А может, Эмили все-таки права, предупреждая, что он будет использовать ее чувства претив нее же.
Не важно, она все равно рада, что Лукас воспринимает ее как квалифицированного партнера. Никто раньше, даже муж, не относился к ней так снисходительно. Ей захотелось оправдать его доверие.
– Хорошо, я согласна, – кротко сказала она. – Если вы считаете, что я справлюсь, тогда я так и сделаю.
Его лицо смягчилось, он проникновенно улыбнулся ей.
– Я знаю. – Лукас отвел локон с ее глаз. – А сейчас идите наверх, снимите мерку. Завтра я пришлю подробности об ужине с семьей.
Лукас отдвинулся и направился к двери. Там он задержался, в последний раз посмотрел на нее и исчез.

– В этом ты будешь выглядеть просто роскошно, – выдохнула Мередит, когда модистка приложила к Анастасии кусок от темно-красного рулона.
– Это слишком вызывающе, – запротестовала она, глядясь в зеркало и ощущая под пальцами шелковистую ткань.
– Ты должна быть смелой, – высказалась Эмили, приподнимаясь на своих подушках. – Этот мне нравится.
Анастасия пожала плечами, а потом кивнула модистке. Мисс Маллани отложила материю на все увеличивавшуюся стопку образцов, на которые Анастасия согласилась. Она предполагала, что модистка потом выберет один или в крайнем случае два цвета для платья, в котором она будет встречаться с семьей Лукаса.
Улыбаясь, Анастасия смотрела, как та собирает свои вещи. Снимать мерки и примерять и в самом деле оказалось увлекательным занятием. Подруги от удовольствия хихикали, как школьницы. К тому же Анастасия успела забыть, что это такое – выбирать ткань, которая не была черного или темно-серого цвета. В конце концов, чем плохо иметь одно яркое платье? Тем более что это ради дела.
– Еще раз спасибо, что вы немедленно откликнулись и пришли обмерить меня, – Анастасия звонком вызвала лакея, чтобы тот помог мисс Маллани спустить вещи вниз.
Портниха улыбнулась:
– Послезавтра я принесу вам новое платье для ужина с семьей мистера Тайлера. А на следующей неделе привезу весь ваш новый гардероб целиком.
Анастасия застыла, рука ее замерла на кнопке звонка.
– Новый гардероб? Это какая-то ошибка. Мне нужно только одно платье.
Мисс Маллани быстрым взглядом окинула ее с головы до ног, отчего Анастасия покраснела до корней волос. Ясно, женщина отметила суровость ее траурного платья. Лукас был прав, заявив, что ее одежда привлекает внимание и вызывает сомнение в их ухаживаниях.
– Уверяю вас, миледи, мистер Тайлер очень ясно выразился. Мне уплачено, чтобы я обеспечила вас новыми платьями на целый сезон, и так быстро, как сумею.
– Это же… Это же будет стоить целое состояние! – Анастасия покачала головой.
Мисс Маллани засмеялась:
– Для мужчины, который любит, как мистер Тайлер, это, наверное, не большая потеря.
Анастасия стояла и не могла вдохнуть. Лукас любит ее? Внезапно во рту стало сухо и закружилась голова. Не может этого быть. Не может этого быть.
– Мистер Тайлер в самом деле очень добр.
– Очень добр, – согласилась модистка. – Завтра после обеда я пришлю рассыльного, чтобы договориться о последней примерке.
– Доброго дня, мисс Маллани. – Затаив дыхание, Анастасия ждала, когда женщина, обойдя ее, в сопровождении вереницы слуг выйдет в холл.
Как только дверь за ней закрылась, Мередит вскочила на ноги.
– Я все видела, – заявила она, покосившись на Эмили. – Я видела твое лицо, когда она говорила, что Лукас влюблен в тебя. Начинаешь смешивать чувства с делом?
Анастасия взглянула на своих подруг и поняла, что на этот раз ей не отвертеться. Они не собираются дразнить ее, они были озабочены всерьез.
В том числе и тем, о чем ей даже не хотелось думать.
– Конечно, нет, – солгала она. – Это было бы глупо, правда? Я уже объясняла вам, почему я все еще предана Гилберту. Вы знаете, что я никогда не смогу позволить себе почувствовать что-то похожее к другому мужчине.
Эмили медленно, через силу присела на кровати, в глазах ее отразилась боль и тревога.
– Ана, ты очень молода.
– Гилберт тоже был молод! – отрезала Анастасия, которой уже надоели доводы с упоминанием ее возраста. – Чересчур молод, чтобы умереть. Мне теперь забыть, что он существовал? Что я любила его?
Ее подруга вздрогнула, Ана не поняла – от физической боли из-за раны или от ее грубости.
– Я не согласна, что чувство к другому равноценно тому, что ты забываешь своего мужа. Но почему Тайлер? Это может быть так опасно.
Не ответив, Анастасия отвернулась.
– Он может манипулировать тобой, – продолжала Эмили.
Анастасия вздрогнула, вспомнив их недавний диалог. Ему потребовалось всего лишь сказать ей, что он в нее верит. Этого оказалось достаточно, чтобы улестить ее эго, заставить выполнять его желания. Но пока она по собственной воле находилась под очарованием его мягкого умения убеждать.
– Если он демонстрирует свою нежность, то это совсем не потому…
Анастасия повернулась к своим подругам.
– Такой мужчина, как он, никогда не сможет полюбить такую женщину, как я, не так ли?
Эмили покачала головой:
– Нет, речь не об этом.
– Я ведь мышка-норушка, а он большой, сильный и опытный. Ему наверняка должны нравиться такие женщины, как вы. И если взглянуть с этой стороны, я могу оказаться с разбитым сердцем. – Она покачала головой. – Вы думаете, я не помню, что была девушкой, подпиравшей стенку, пока Гилберт не понял, что сможет позаботиться обо мне? Я знаю, я – зануда в очках, помешанная на своих разработках. Я знаю, что мои пальцы постоянно вымазаны чернилами, и иногда я забываю, что сказать, когда оказываюсь среди людей. Как вы думаете, насколько я глупа?
Анастасия растерянно заморгала. Гилберт всегда прощал ее за такие слова. Уверял, что она нравится ему вопреки всему.
Но Лукас… Лукас, казалось, никогда не обращал внимания на ее недостатки.
Эмили смотрела на нее открыв рот.
– Эмили совсем не это имела в виду, Ана. Если ты нравишься Лукасу, не сомневаюсь, это по-настоящему. Но даже вот эта твоя реакция свидетельствует, что ты излишне увлеклась. Это очень опасно. Это смертельно опасно для тебя. Это может плохо закончиться, если ты будешь о Лукасе думать больше, чем о деле, – заметила Мередит.
Анастасия сжала кулаки.
– Как вы с Тристаном.
– Нет, тут все по-другому! – запротестовала Мередит.
– Да, по-другому, – согласилась Анастасия. – Я не влюбилась в Лукаса, как ты в своего мужа. И больше не могу выслушивать ваши дикие обвинения.
Она развернулась и вышла из комнаты. Когда дверь захлопнулась за ней, Эмили и Мередит тревожно посмотрели друг на друга.

Глава 12

Лукас то стоял и переминался с ноги на ногу, то опирался на перила, всем своим видом демонстрируя безразличие. Хотя спокойствия-то и не было. Тревога сжимала желудок, заставляя напрягаться мышцы. И все из-за одной женщины. Приводящей в ярость, интригующей, занимавшей сны.
Из-за Анастасии Уиттиг. Карета, которую он отправил за ней, чтобы доставить ее к дому своей матери, должна была вернуться с минуты на минуту.
Почему он так нервничает? Никогда он не переживал так сильно. Разумеется, нужно очень постараться, чтобы выдержать членов его семьи, особенно когда они собирались вместе в активную, громогласную толпу. Но он не сомневался, что Анастасия выдержит их допрос с пристрастием. Она же понимает, для чего нужно ее присутствие здесь.
Нет, причина его беспокойства все-таки в том, что он снова увидит ее. В Анастасии было нечто, что отзывалось в нем, будоража кровь. И ни к чему было отрицать этот факт. Точно так же можно было бы отрицать то, что солнце всходит и заходит каждый день. С этим нужно что-то делать! И чем скорее, тем лучше.
– Раздался стук, и он выпрямился, когда дворецкий матери открыл дверь. У Лукаса перехватило дыхание, когда он с трудом узнал женщину, появившуюся в холле.
Разве это Ана? Его Ана с торчащими во все стороны волосами, перепачканными щеками и очками на носу? В этой даме, стоявшей перед ним, не было и намека на ту, за исключением нервной улыбки, которую она послала ему, передавая накидку на руки слуге. Это была богиня, а не мышка-норушка.
При окончательном расчете он выдаст мисс Маллани хорошие премиальные, потому что платье, которое она создала, поражало своим великолепием. Оно было богатого темно-розового цвета, и каштановые волосы и карие глаза Аны становились выразительнее и глубже. Отличный крой подчеркивал прелесть ее фигуры, обычно скрытой траурной одеждой. Низкий вырез открывал верх высокой груди, а затем ткань каскадом опадала вниз, образуя легкие, текучие линии.
Лукас приблизился к ней, чтобы дотронуться. Даже не дотронугься, а поцеловать, стиснуть так, чтобы она застонала от желания, вскрикнула от наслаждения. Единственное, что удержало его от этого безумства, – присутствие в доме матери и всей семьи.
Лукас взял ее руку и поднес к губам. Наградой стала легкая ответная дрожь и прямой взгляд карих глаз.
– Вы прекрасны, Ана, – прошептал он.
Она улыбнулась, и он снова задохнулся. Оттого что понял, как необычна ее улыбка. О, лишь время от времени она позволяла верхней губе слегка приподняться, что совершенно не походило на то, что он видел сейчас. На это теплое, открытое, вызывающее восторг выражение лица, которое удвоило его стремление целовать ее, пока оба – он и она – не придут в себя.
Анастасия развела руками, привлекая его внимание к своему наряду.
– Это уже слишком, Лукас. Вполне хватило бы и одного платья, но мне сказали, что вы заказали целый гардероб!
Он сдержался, чтобы не застонать. Господи Боже, целый гардероб! Видеть ее каждый раз было как снимать обертку с долгожданного подарка. Изучая, как светится ее лицо, как лучатся глаза. Да, он просто обязан заплатить портнихе сверх обещанного.
А Анастасия продолжала говорить:
– И я настаиваю, чтобы вы…
Он поднял руку.
– То, как вы одеты, важно для дела. Новый гардероб – это часть нашего расследования.
Улыбка, которая так очаровала его, увяла, сменившись легкой тенью боли и смущения. Анастасия опустила голову.
– О да, конечно! Я совсем не намекала, что вы купили все это для собственного удовольствия.
Лукас взял ее за подбородок и приподнял лицо.
– На самом деле мне доставило необычайное удовольствие ваше преображение. Даже большее, чем я предполагал.
Анастасия широко открыла глаза, и улыбка вернулась вместе с легким румянцем, которой так шел к ее розовому платью. Лукас предложил ей руку. Когда она положила свою ему на сгиб локтя, он произнес:
– Пойдемте, моя семья ждет нас в гостиной.
В ответ он почувствовал, как она слегка напряглась, вздрогнув при этом. Прикрыв ее руку своей, он почувствовал, как ее тепло стало перетекать в него через кончики пальцев.
– У вас все прекрасно получится, Ана. Они не съедят вас.
Она согласно кивнула:
– Ничего другого и не остается. Я должна сделать все на отлично. Ради Эмили. – Она посмотрела на него. – И ради вас.
Лукас не стал ждать, пока шок от ее слов уляжется в душе. Открыл дверь гостиной и ввел ее внутрь.
Стоило им войти, как разговор тут же стих. Вся семья, включая Генри Бауэрли, которого мать Лукаса тоже пригласила, повернулась в их сторону. Затаив дыхание, Лукас ждал всплеска эмоций.
– Леди Анастасия Уиттиг. – Слегка сжав ее руку, чтобы успокоить, он повел ее туда, где в ожидании на диванчике сидела его мать, ласково глядя на подходившую Ану. – Позволь мне представить тебе мою мать леди Даннингтон.
Легко и величественно мать поднялась с места и протянула вперед обе руки. Отпустив локоть Лукаса, Анастасия приняла их.
– Моя дорогая, моя дорогая, – шептала леди Даннингтон, привлекая Анастасию к себе в коротком и пылком объятии. – Добро пожаловать в нашу семью.
Лукас поморщился. Уже две ночи подряд его занимали сложности, создаваемые ему его семьей. Конечно, они тут же примут Анастасию в свой круг. Хорошо зная их, он понимал, как они будут счастливы, что он наконец выбрал невесту. Но потом, в конце расследования, фиктивную помолвку нужно будет расторгнуть. Семья болезненно отнесется к этому. Его не поймут.
Даже ради ее величества королевы, ради Англии Лукас не мог пойти на такую жертву.
Одобрительно улыбнувшись ему, мать тут же увела Анастасию, чтобы представить ее остальным членам клана. Лукас наблюдал, как Анастасия обменивается рукопожатиями с его старшими братьями – Питером, унаследовавшим титул графа после смерти их отца, и Мартином, с их женами, с Элизабет и Шарлоттой – его старшими сестрами, а потом с их мужьями. Затем, поколебавшись, она остановилась перед Генри.
Широко открыв глаза от удивления, его друг окинул взглядом Анастасию с головы до ног. Оно и понятно. Кто бы не удивился новому облику Аны после того, как видел ее во вдовьем платье? Генри коротко взглянул на него, прежде чем улыбнуться леди Даннингтон:
– О, миледи, я уже имел удовольствие встречаться с леди Уиттиг.
Мать кокетливо глянула на него:
– Разумеется, лорд Клиффилд. Лукас мог познакомить невесту со своими друзьями, прежде чем собрать семью для знакомства с ней. – Она похлопала его по руке. – Но вы для нас как член семьи, поэтому я прощаю такое нарушение приличий.
– В первый и последний раз, – вставил старший брат Питер, со смехом обнявший за талию Элеонору – свою жену.
Лукас видел, как Ана смеется вместе со всеми и как быстро ей удалось завоевать доверие его семьи. Расположившись между его сестрами, она хохотала над жуткими шутками его братьев и обменивалась понимающими улыбками с его матерью. У него исчезли всякие сомнения в том, что она сможет сыграть его избранницу.
Временами, наблюдая за ней, Лукас забывал, что это всего лишь спектакль. Очень легко было представить, что она осталась здесь навсегда. Стала частью его жизни, его дома, его семьи.
Лукас одернул себя. Появился лакей и объявил, что ужин подан. Семья начала выстраиваться по порядку. Первой в столовую двинулась мать в сопровождении Генри, а братья и сестры следовали за ними. Лукас направился к Ане, которая ждала его в другом конце комнаты. Без слов он предложил ей руку, и она улыбнулась в ответ той настоящей улыбкой, которой одарила его немногим раньше. И на этот раз точно так же пленила его.

Прижав руку к животу, Анастасия пыталась перевести дух. Она уже устала смеяться. Весь вечер родственники Лукаса веселили друг друга всевозможными шутками и историями.
– Клянусь вам, – проговорила леди Даннингтон, давясь смехом, – он отнял десять лет моей жизни, исчезая вот так.
– Он всегда где-то скитался, – кивнув, подтвердил Питер. – И доставлял нам кучу хлопот. В конце концов мы уже прекращали искать его, и тут он возвращался домой.
Анастасия встретилась взглядом с Лукасом и удивилась тому, каким отсутствующим он выглядел. Поставив локоть на край стола и подперев щеку, он смотрел на нее, тихонько улыбаясь.
От его вида расхотелось смеяться. Ведь это был спектакль. Все казалось настоящим, но она постоянно напоминала себе, что это не так.
– Я так много нового узнала о тебе, Лукас, – мягко и доброжелательно заметила Анастасия.
На щеках интригана появились знаменитые ямочки.
– Вы поняли, почему я хотел держать ее подальше от вас?
Все дружно расхохотались.
– Когда ты сбегал, – спросила Анастасия, – где ты скрывался?
Его лицо отразило взрыв эмоций, напряженных и страстных. Она выпрямилась от удивления, ведь обычно он был таким сдержанным. Правда, тут же все исчезло. Но она-то заметила. И это помогло ей понять, что у него тоже есть секреты. Почему ей так захотелось до них добраться?
– Не могу обрадовать тебя и рассказать об этом, – пожал он плечами. – Даже ничего и не помню.
Анастасия нахмурилась. Он лгал. Он все помнил. Наверняка время, которое он в детстве проводил в одиночестве, было важно для него. Да, это абсолютно неприемлемо и глупо, но ей захотелось узнать больше.
– Я вспомнил! – воскликнул Генри, улыбаясь. – Он не единожды появлялся у нас, в поместье моих родителей, чтобы спланировать какие-нибудь козни против своих сестричек.
Последовал взрыв шутливого негодования, а затем посыпались новые истории о постоянных проделках Лукаса против кого-то из них. Ничего не осталось от тех глубоких эмоций, которые ей удалось подсмотреть, как только Лукас начал возражать на шутливые обвинения, которые выдвигались против него.
Анастасия смотрела, как они общались. По тому, как развлекалась и веселилась эта семья, как они шутили между собой, было ясно, что они очень привязаны друг к другу. Братья покровительственно относились к Лукасу. Сестры обожали его. Даже Генри, которому она не могла доверять полностью, казалось, любил Лукаса и его семью. Свет, вспыхивавший в его глазах, говорил, что Лукас платит ему ответным чувством. Так что он не походил на требовательного упрямца, способного безнаказанно разрушить ее мир.
То, как Лукас раскованно общался со своей семьей, вызывало у нее… зависть. Необычно и странно, но так оно и было. Ее родители умерли, когда она вошла в подростковый возраст. Сестры и братья были намного старше ее. Даже теперь они редко виделись, у каждого была своя жизнь. Анастасия почти не вспоминала о них. Когда муж умер, никто из них не выразил ей более глубокого сочувствия, чем то, какое она смогла получить от большинства своих знакомых.
Находясь здесь, среди нежно любящих людей, Анастасия почувствовала, как ей на самом деле не хватает собственной семьи.
И еще. На миг, ослепляющий и ужасный миг, она вдруг пожелала, чтобы ее фиктивная помолвка с Лукасом стала настоящей. Тогда она смогла бы принадлежать к этой семье. Тогда часть любви, которую они выказывают друг другу, выплеснулась бы и на нее.
И со стороны Лукаса тоже.
Она вздрогнула от этой мысли, предательски прокравшейся в ее мозг.
– Почему бы нам не вернуться в гостиную? – поднимаясь из-за стола, произнесла леди Даннингтон. – Мне бы хотелось услышать побольше о леди Уиттиг, после того как мы угостили ее историями о нашей семье.
Анастасия очнулась, радуясь, что можно изменить опасное направление мыслей. Она взглянула на Лукаса и обнаружила, что тот не смотрит на нее. Что заключалось в этом человеке? Что заставляло ее страстно желать того, чего у нее никогда не будет, чего она никогда не сможет добиться? Что заставляло ее забывать себя?
Их расследование должно быть доведено до конца. И не только потому, что опасность для агентов возрастала. Не только потому, что нужно отомстить тем, кто покушался на Эмили и превратил Генри в калеку. Сейчас под угрозой ее здравый смысл. Чем скорее они найдут преступника, тем быстрее она вернется назад к своим разработкам и исследованиям и забудет Лукаса.
– Миледи.
Анастасия чуть не подпрыгнула, обнаружив рядом с собой Генри в инвалидном кресле. С непонятным выражением лица он смотрел на нее снизу вверх.
– Простите, увлеклась своими мыслями.
Его улыбка была неприятна.
– Полагаю, леди Даннингтон на минутку отведет Лукаса в сторону, прежде чем они вернутся в гостиную. У нее есть к нему разговор о семейных делах. Может, вы доставите мне удовольствие сопровождать вас?
Оторвавшись от разговора с матерью, Лукас поднял глаза.
– Ты не против, если Генри проводит тебя? Мы сию минуту присоединимся к вам.
– Разумеется. – Анастасия заставила себя подумать о деле. Как и предсказывала Эмили, вот он – шанс задать вопросы Генри. И можно непринужденно и открыто воспользоваться этим случаем. – Спасибо, это очень любезно. – Она кивнула Лукасу и его матери, а затем направилась в гостиную, Генри самостоятельно катил рядом свое кресло.
– Лукас рассказал мне, как вы сопровождали его в Парк, чтобы проследить за встречей сэра Джорджа с другим агентом.
Анастасия быстро огляделась. Родственники Лукаса находились слишком близко. Как мог Генри начинать такой щекотливый разговор? Родня наверняка не знала о том, чем на самом деле занимается Лукас.
Анастасия искоса взглянула на Генри и увидела, как он внимательно разглядывает ее. Может, это был своего рода экзамен?
– Лорл Клиффилд, вряд ли уместно обсуждать эту тему в таком месте.
Генри прищурился, а костяшки напряженных пальцев у него побелели. Он продолжал катить кресло.
– Миледи, наверное, я и сам отлично представляю, когда могу говорить открыто, когда – нет. – Затем выражение его глаз смягчилось. – Но мне нравится ваша осмотрительность, она помогает всегда быть настороже. Ведь вы никогда не знаете, какая ошибка в соблюдении правил обернется провалом.
Анастасия смотрела на него и молчала. Раздражение, вызванное ее предупреждением, прошло. А в чем причина такой злости? Только ли в осознании невозможности самому участвовать в расследовании «в поле»?
Или есть еще какая-то причина?
– Абсолютно справедливо, – сказала она наконец, видя, что ему хочется услышать ее ответ. – Тем более что сейчас опасные времена для… – Она снова заколебалась, посмотрев на семью Лукаса. Те, войдя в гостиную, тут же с головой погрузились в оживленный разговор. – Опасные времена для людей в моем положении, да и в любом положении, если они защищают Корону. По крайней мере пока мы не расследуем этот случай.
Генри остановил свое кресло и улыбнулся:
– Уверен, вы сделаете все, что в ваших силах, миледи.
Его покровительственный тон задел Ану. Она, конечно, знала, что на это не стоит обращать внимания. Многие агенты оценивали их Общество и их возможности чуть больше, чем ничто. Даже Лукас сомневается.
– Я приготовлю выпить, – заявил Питер. – Леди Уиттиг, Генри, что для вас?
– Херес, – ответила она, улыбнувшись.
– Мне то же самое, – наклонил голову Генри.
Как только они перестали привлекать внимание, Генри посмотрел на нее.
– У вас все отлично получится, пока Лукас будет руководить вами. Он талантливый агент.
– Очень талантливый, – подтвердила Анастасия. Она согласилась с этим без всякого принуждения.
– Его выдумка с этой «помолвкой» просто гениальна, – продолжал Генри, понизив голос так, чтобы никто не слышал. – А чувство, которое он выказывал сегодня, казалось совершенно реальным. Он демонстрировал чудеса одаренности, когда для дела требовались актерские способности.
Анастасия сдержалась, чтобы не отвернуться о Генри. Его слова подействовали на нее так, словно она получила пощечину. С другой стороны, в них не было ничего нового. То же самое, и не один раз, говорила ей Эмили. Что Лукас одаренный агент, что Лукас может играть чувствами для достижения своих целей. Да она и сама твердила себе всю ночь, что их помолвка не может быть реальностью.
Выровняв дыхание, Анастасия выдавила из себя улыбку.
– Наверное, каждому из нас приходится исполнять роль, когда это потребуется. – Она замолчала, дождавшись пока лорд Даннингтон передаст им напитки и вернется на свое место, а как только они остались одни, продолжила: – Вы – отличный пример.
Генри настороженно уставился на нее:
– Что вы имеете в виду?
– Вас ведь могли отправить в отставку из-за ранения, но напротив, по-моему, вы в вашей организации такой же активный член, как и любой другой. Вы очень много знаете об этом деле. – Анастасия надеялась, что производит впечатление заинтересованной, но не подозрительной.
Он нахмурился, на секунду опустив взгляд вниз, на ноги.
– Оно, конечно, очень личное для меня.
– Да, могу себе представить. Ведь на вас напали, а вы так же связаны с теми, кто пострадал или был убит, как и любой другой.
На этот раз Генри молчал гораздо дольше, изо всех сил вцепившись в подлокотники кресла.
– Должен сказать, что я связан намного больше, чем другие, – резко выговорил он. – Я отправил агентов на задание, во время которого они были ранены или убиты.
Анастасия через силу заставила себя не показывать удивления столь обескураживающей вспышкой откровенности.
– Представить себе не могла.
Генри побледнел, и глаза его стали странно пустыми, когда он посмотрел на нее. Ухватившись рукой за рычаг кресла, он произнес:
– Знаете ли, у меня много служебных обязанностей.
Наклонившись, Анастасия пыталась избежать его взгляда.
– Так вы были ответственным, отправляя всех агентов на последнее задание? – надавила она.
В ответ он прищурился.
– Леди Уиттиг, вы были нравы. Здесь неподходящее место для подобных дискуссий.
Анастасия застыла на месте, когда он внезапно отъехал от нее. Генри так категорично отрицал, что между покушениями нет никакой связи! И камня на камне не оставил от ее теории. Но он ошибся. Люди, на которых напали, имели связующее звено. Это Генри.
– О, как ты глубоко задумалась.
Вздрогнув, Анастасия оглянулась и обнаружила, что Лукас здесь, в комнате, рядом с ней, практически у нее в объятиях, а она даже не заметила. Хороший же она шпион! Анастасия посмотрела на Генри. Сейчас он был в противоположном конце комнаты, но наблюдал за ними с непроницаемым лицом.
– Да, я просто… – Анастасия замолчала. Что сказать? Что она уверена, что его друг небрежно обращался с информацией, которой он не имел права ни с кем делиться? Что интуиция доведет ее до сумасшествия?
– Ана? – прошептал Лукас.
– Я просто думала, какое это наслаждение – познакомиться с твоей семьей, – натянуто улыбнулась Анастасия, обращаясь ко всем присутствующим.
– Полностью согласна, дорогая, – кивнула леди Даннингтон.
Лукас тоже улыбнулся.
– Может, расскажете что-нибудь о себе, леди Уиттиг? – попросила Элизабет – старшая сестра Лукаса, которая переплела свои пальцы с пальцами мужа.
Анастасия наблюдала за близостью этих двоих. Отбросив переживания, она старалась не смотреть на Лукаса.
– Я выросла недалеко от Дорсета в деревушке с названием Райзенвич.
Леди Даннингтон заулыбалась:
– Вот как. Это очаровательное место. А ваши родители – лорд и леди Хорчестер, не так ли?
Анастасия удержалась от ответной улыбки.
– Да, – тихо произнесла она. – Когда они умерли от лихорадки, мне как раз должно было исполниться двенадцать.
Пока семья выражала соболезнования, Анастасия поймала себя на том, что снова смотрит на Генри. Он откатил свое кресло в сторону и просто наблюдал за семьей Тайлеров. Прежде всего за Лукасом. А в этот момент, повернувшись, смотрел на нее.
Мысленно Анастасия вернулась к его высказыванию о пострадавших агентах и признанию, что именно он назначал их всех. Он не собирался сообщать ей об этом. Тогда почему Генри хотел скрыть данное обстоятельство? Если только…
Что, если нападения координировались кем-то из военного министерства? Кем-то, кто знал агентов лично, а также имел представление о делах, которыми они занимались. Поэтому именно он отправлял их на задания.
Агастасия оторвала от него свой взгляд, когда Лукас мягко положил руку ей на талию. Когда она с удивлением обернулась к нему, он улыбнулся, успокаивая. В его взгляде были одобрение и поддержка.
Что он будет делать, если она расскажет ему о своих подозрениях? Согласится с ее теорией и поможет разобраться или отринет прочь эти гипотезы… и ее заодно?
Тряхнув головой, Анастасия привела мысли в порядок. Не важно, как он к этому отнесется. Он ее напарник в расследовании. Необходимо поговорить с ним в спокойной обстановке. И чем скорее, тем лучше.
Часы на каминной полке пробили, и Анастасия удивилась, что приближается полночь. Как незаметно пролетело несколько часов! Все потому, что общение с семьей Лукаса было таким радостным. Вне зависимости от того, фиктивная ее помолвка или нет. Глупо все это или нет.
– Уже так поздно? – удивилась Шарлотта, поднимаясь с места. – Боже мой, нам пора возвращаться домой, любовь моя. Дети завтра ни свет ни заря отправляются на пикник.
Все пришли в движение, и Анастасия перевела дух. Она с честью выдержала экзамен.
– Да, уже поздно, – согласилась Анастасия, мягко пожимая руку Лукаса. – Я прекрасно провела время. Спасибо, миледи, что вытерпели меня.
Подошла леди Даннингтон, тепло улыбаясь. Во второй раз она заключила Анастасию в объятия и прижимала ее к себе так долго, что у той на глаза навернулись слезы. Такое изъявление любви Анастасия не забудет никогда.
– Какой прекрасный вечер, моя дорогая. Увидимся через несколько дней. Надеюсь, ты позволишь мне прислать приглашение.
Анастасия тут же согласилась:
– Конечно, буду ждать с нетерпением. – Она попрощалась с остальной семьей и приняла предложенную Лукасом руку.
– Я только провожу Анастасию до экипажа и сразу же вернусь.
Они вышли из гостиной, и дверь за ними закрылась, оставив их наедине.
– Мне необходимо поговорить с вами с глазу на глаз, – зашептала Анастасия. – Сегодня же.
В его глазах промелькнуло нечто темное, опасное, чувственное. И ее тело тут же бездумно отозвалось помимо ее воли. Дыхание перехватывало, когда он так смотрел на нее.
– Хорошо. Скажите кучеру, чтобы он доставил вас ко мне домой. Встретимся там через полчаса.
Анастасия отодвинулась, закусив губу. Ей совсем не улыбалась перспектива оказаться в компрометирующей ситуации еще раз.
Казалось, он понял ее беспокойство.
– Мой кучер умеет держать язык за зубами, уверяю вас.
Она кивнула, соглашаясь, да и другого выхода не было. Мысли, одолевавшие ее, не могли ждать до утра, а поделиться с ним своей гипотезой здесь, в коридоре, в доме его матери, в нескольких метрах от Генри, она не могла. К тому же непонятно было, как Лукас отнесется ко всему этому.
– Отлично, тогда скоро увидимся.
Очутившись в карете, Анастасия почувствовала, как колотится сердце и как страх пожирает ее изнутри.
Еще немного – и она окажется наедине с Лукасом. Никто не прервет их, никто не остановит. Ничто не будет разделять их, кроме ее вечной нерешительности.

Глава 13

Лукас откашлялся, а потом открыл дверь в гостиную, где его ждала Анастасия. Но стоило ему ее увидеть, как он понял, что нужно было прочистить не горло, а мозги. Все его эротические фантазии, все смелые мечты о ней, с того момента как они встретились, будто насмехаясь, закружились в хороводе.
Ана стояла у камина, рассеянно глядя на огонь. Казалось, она не заметила, как он вошел и прикрыл дверь. Все так же рассеянно она нашла рукой выбившийся локон каштановых волос и пропустила его между пальцами. Словно загипнотизированный, Лукас стоял и смотрел, как она раз за разом наматывает локон на тонкий палец. Потом полные губы приоткрылись, и у нее вырвался тихий вздох.
Мысленно Лукас вернулся к событиям прошедшего вечера. Как его влекло к ней. Как он был очарован ее улыбкой. Как се смех приводил его в восторг. А как естественно она смотрелась в кругу его семьи! Как будто она всегда была здесь, среди громогласной, веселой, подтрунивающей друг над другом родни.
И вот теперь она у него в доме. И точно так же легко представить, что она здесь находилась всегда, как и в его жизни тоже. И ему захотелось большего.
Встречаться с ней в полночь наедине было ошибкой. Очень большой ошибкой. Нужно сосредоточиться на их расследовании и на какой-то тайне, которую она обещала ему открыть. Но Лукас не мог. Вместо этого он прикинул, что никто не сможет помешать ему сделать то, о чем он так давно мечтает: Пересечь комнату, заключить в объятия и целовать ее.
Это было неизбежно.
Несколько широких шагов – и он хватает ее за плечи и разворачивает к себе. От неожиданности Ана тихо вскрикнула, но не отстранилась. И не умчалась прочь.
– Я целый вечер ждал, когда смогу это сделать, – признался Лукас, а потом прижался к ее губам.
Надеясь сохранить самообладание, Лукас рассчитывал, что это будет неторопливый, нежный поцелуй, но Ана определила по-своему. Ее губы требовательно раскрылись. Лукас, конечно, был сильным человеком, но устоять против такого натиска не мог.
Он раздвинул языком ее губы и проник внутрь, ощущая пьянящую смесь хереса с ее собственной сладостью. Мелькнула сумасшедшая мысль – а в другом местечке она такая же на вкус? Он не удержался и застонал от запретной мысли, подхлестнувшей поток крови, нагнетая возбуждение.
Лукас провел руками вниз, вдоль линии ее спины. Почувствовал ответный трепет Аны, когда прижал ее к себе, чтобы она поняла, как его возбуждают прикосновения к ней. Осторожно потерся о нее. Ана, задохнувшись, откинулась, в глазах – блеск желания и темнота страсти, постоянно подавляемые в знак преданности покойному мужу. Человеку, которого он ненавидел больше, чем кого-либо в мире.
– Лукас, – умоляюще прошептала она.
Но он не собирался быть великодушным. Он хотел ее. Он не отстранился именно потому, что она до сих пор боялась того, что бы мог подумать ее покойный муж. Лукас не собирался быть лояльным по отношению к нему. Как, впрочем, и она – так он рассчитывал. И если он вновь возьмется за нее, то увидит, что она готова сдаться. Взять ее, любить ее до изнеможения – вот его цель. Она отнюдь не стыдливая девственница.
Никаких преград взять то, что ему хотелось, не существовало. Ничто не остановит его, только если она не скажет «нет».
А она не скажет. Потому что, несмотря на страх, несмотря на Гилберта Уиттига, которого Ана водружает как щит, она желает его с таким же пылом, какой он чувствует в своем собственном теле. Она может не признавать этого или, возможно, до конца не осознавать данный факт, но желание присутствует в том, как она проводит своим языком по губам, в том, как выгибает спину, когда его руки лежат у нее на талии и он притягивает ее к себе.
– Ана, просто скажи «нет», если не хочешь. – Лукас коснулся ее губ своими, а она потянулась к нему.
Но не сказала «нет». Она молчала, когда он жадно приник к ней. Молчала, когда притянул ее к себе, давая почувствовать, до чего возбужден. Вцепившись в его сюртук, прерывисто дыша, она застонала так тихо, что Лукас не услышал бы, если бы не был полностью сосредоточен на ней, а все остальное в этот миг просто не существовало.
Руки Лукаса двигались, гладили ее – Ана даже представить не могла, что такое может быть. Слабый голос внутри ее говорил, что его нужно остановить, что ей следует бежать. Однако он говорил очень тихо. И каждый раз, когда Лукас ласкал ее своим языком, он становился еще тише. А когда руки Лукаса двинулись вверх и нашли десять розовых пуговиц, на которые было застегнуто платье сзади, голос замолчал окончательно.
Платье в секунду сползло вперед, а потом вообще упало на пол. Момент, когда все можно было вернуть, мелькнул и прошел. Ана знала, что последует за этим, и, честно говоря, радовалась. С самой первой минуты, когда она увидела Лукаса, ее так сильно тянуло к нему, что это и пугало, и ужасало ее. Почему ей нельзя получить для себя хотя бы одну ночь?
Лукас отступил, и ей стало холодно. Он рассматривал ее. Анастасия покраснела и подняла руки к едва прикрытой груди. И на что она только рассчитывает? Такой мужчина, как он, не может хотеть ее. И сейчас, когда она стоит в одном исподнем, он придет в себя и отошлет ее прочь.
Вместо этого Лукас убрал ее руки от груди и, лишив ее последней защиты, оставил стоять прикрытой лишь тончайшей материей, из которой была сшита нижняя сорочка.
– Боже, она даже соорудила тебе новую сорочку!
Ана оглядела себя. Она совсем забыла, что мисс Маллани вместе с платьем принесла и новую сорочку. Тончайшую, розовую, которая как нельзя лучше подходила к платью. Смутившись, она поняла, что Лукас разглядывает ее с удовольствием, а совсем не пренебрежительно, как она вообразила.
Он желает ее. Об этом сказали его глаза. И даже если глаза лгут, его набухшее естество, упиравшееся ей в живот, когда он прижимал ее к себе, не могло лгать. А сейчас, когда он отодвинулся, она отчетливо видела это свидетельство его желания.
Ана тоже хотела его, помоги ей Господи! Вот почему она не двинулась с места, когда Лукас ногой отбросил в сторону ее смятое платье и стиснул ее в объятиях. Вот почему она не стала сопротивляться, когда он подвел ее к диванчику и уложил на него. Вот почему она вздохнула от предвкушения, когда его массивное тело тяжело опустилось рядом.
Его губы исследовали, домогались, соблазняли ее. И она тотчас потянулась за поцелуями, стремясь к наслаждению, которое он мог дать. Все ее существо сконцентрировалось на прикосновениях его языка, на его чистом дыхании, на руке, которая внезапно оказалась у нее на бедре. Эти прикосновения жгли, продвигаясь вверх. Достигли лифа сорочки, и пальцы легли ей на грудь.
Дрожь охватила Анастасию. Рука была так горяча, так огромна, что грудь целиком уместилась под ней. Сквозь шелк она чувствовала каждый палец отдельно в его жесткой хватке. Закрыв глаза, она тихонько застонала, закинула голову.
Рука двинулась, и ощущение блаженства разлилось по ее телу. От руки, гладившей грудь, шла волна тепла. Большой палец ласкал напряженный сосок, и вслед его движению жар запульсировал где-то у нее между ног. Выгнувшись и стиснув бедра, она попыталась выпустить его на волю, но это только увеличило ее желание.
Истязая, Лукас всматривался в ее лицо, изучая малейший ответ и движение. Он не делал ничего случайного. Каждое прикосновение было нацелено на то, чтобы утвердить свою власть над ней.
Ей не было до этого никакого дела.
А когда его темноволосая голова нагнулась и он схватил губами ее напрягшийся сосок, она перестала о чем-либо беспокоиться. В первый раз за многие годы она почувствовала себя ожившей. Это прикосновение отозвалось в каждом нерве, но тяжесть и наслаждение слились в одном месте – между бедер. Анастасия жаждала освобождения, оно требовалось ей как опиум.
– Пожалуйста, – задохнулась она, потянув его за жилет. – Пожалуйста.
Лукас поднял голову и посмотрел ей в лицо с дерзкой и самоуверенной улыбкой, которая всегда заставляла кипеть ее кровь от бессилия и желания в равной мере. Сейчас это только подлило масла в огонь, бушевавший у нее внутри. Она смотрела на него, сдергивая сюртук с его плеч в молчаливом приказе, молясь, чтобы он не заставил озвучить это ее желание. И не была уверена, что у нее это получится, когда ее трясло, когда желание с ревом билось в теле, затуманивая разум.
Но его не потребовалось просить. Он сам отделался от жилета, тут же развязал галстук и скинул рубашку. Как только он отбросил их, Анастасия зачарованно воззрилась на него.
Ее муж был избалованным аристократом. Ни единого дня за свою жизнь он не провел, трудясь физически. Не увлекался он и спортом. И его тело, конечно, было мужским, но нежным, блеклым, что ли.
Лукас, несмотря на воспитание, имел тело кулачного бойца. Разумеется, он пользовался своим телом «в поле» как оружием, постоянно нагружая его. Это было видно по мышцам, узлами перекатывавшимся под кожей. По широким плечам, которые надвинулись на нее, когда он просунул под нее руки и усадил на диване среди подушек.
– Поласкай меня, – прошептал он. Голос зазвучал томно и хрипло в тишине комнаты. – Покажи, что тебе требуется.
Анастасия посмотрела ему прямо в глаза, и Лукас увидел в этом взгляде и страх, и воодушевленный приказ себе самой следовать дальше. Желание никогда раньше не находило отклика в ее теле. Вероятно, ее муж принадлежал к тому типу мужчин, которых женщины называют «деликатными» любовниками. Как подозревал Лукас, такие мужчины просят своих жен закрыть глаза, думать о пользе, приносимой на алтарь отечества, и быстренько выполнять свой супружеский долг.
Если это был тот самый случай, можно лишь посочувствовать ей. Анастасия была такой отзывчивой, легчайшее прикосновение в нужном месте заставляло ее содрогаться от наслаждения. А когда она позволяла ему более интимные вещи, ее взгляд говорил, что она приближается к пароксизму освобождения.
Потянувшись к нему, она чуть дрогнувшей рукой дотронулась до его груди. Он с трудом втянул в себя воздух. Ему казалось, что ее прикосновение будет словно разряд молнии. На самом деле оно оказалось легким и возбуждающим. Горячим, нежным, неуверенным и искусным от природы. Ее пальцы прошлись по мышцам груди, спустились на живот, а затем замерли перед его поясом.
В темных глазах – мягких и влажных, поднявшихся к его лицу, застыл немой вопрос.
– Поласкай меня, – вновь попросил он, подбадривая, едва слыша собственный голос из-за шума крови в ушах. – Тут нет ничего «неправильного». Делай что пожелаешь, что подскажет твое тело.
Прерывисто вздохнув, она собиралась с силами, чтобы выполнить его приказ. Ответив на его взгляд с вызовом, в котором сквозило женское превосходство, она позволила своим пальцам спуститься вниз. Ее рука легла на его пульсирующее от возбуждения естество.
Лукас попытался не изменить своей выдержке, но это было выше его сил. Он чуть не выругался от досады, вцепившись в подушки дивана. Она немедленно убрала руку.
– О, извини!
Он замотал головой:
– Не останавливайся. – Дыхание перехватило. – Этого мало. Давай еще, смелее.
Ее глаза округлились, но за удивлением забрезжило понимание. Она знала, что он имел в виду. И она прекрасно поняла, что сейчас произойдет.
Лукас придвинулся и зажал в пальцах край короткой сорочки. Сантиметр за сантиметром он стал поднимать ее, оставляя себе время полюбоваться изысканными линиями бедер, нежными округлостями таза, чистой плоскостью живота, и, наконец, высвободив груди, перекинул сорочку через ее голову.
Анастасия замерла. Он видел, как она борется с естественным стремлением прикрыть наготу, но осталась сидеть неподвижно. Только выпрямилась, наблюдая, как он смотрит на нее. Под его взглядом соски совсем затвердели, живот слегка подрагивал.
Лукас даже представить не мог, до чего она хороша. Ее тело было нежным и округлым, но на изящных линиях мускулов на руках и ногах виднелись следы тренировок. От этих мыслей бросило в дрожь.
Наклонившись, он ухватил кончик розового соска во второй раз. Но теперь между его языком и ее плотью уже не было преграды из ткани. С ее губ сорвался тихий крик, когда она, согнувшись над ним и погрузив пальцы в его волосы, дала ему грудь.
Его рука нашла ее колено и остановилась на нем. Потом пальцы шаг за шагом начали перемещаться вверх, пока он не почувствовал, как влажный жар ее лона приветствует его. Осторожно и не торопясь он раздвинул ей ноги и провел рукой вдоль выпуклых складок.
Вздрогнув, словно от удара, Ана задохнулась от неожиданности и удовольствия. Пальцы ее впились ему в плечи, и она не оттолкнула его. Полностью разведя ей ноги, он вдавил палец в тесно сжатую плоть. Она приветствовала его судорогой.
– О Господи… – застонал он. – Ана, ты даришь мне блаженство.
Он должен войти в нее. Ему требовалось это больше, чем воздух, вода или еда. И немедленно.
Отодвинувшись, чтобы скинуть одежду, Лукас снова занял свое место на диванчике. Сдвинул ее вниз на подушках, и она оказалась распростертой на спине с разведенными в стороны ногами. Между ними он и устроился.
– Посмотри на меня, – прошептал он. Анастасия открыла глаза, и он увидел ее взгляд, полный неистовой страсти. Она готовилась забрать все без остатка из разверзшихся перед ней темно-серых глубин штормового моря.
– Ана, я больше не могу ждать.
Он еще предлагал ей спасительный канат. Она могла сказать «нет». Она говорит «нет», и он отступит. В досаде и злости наверняка, но насильно он брать ее не станет. Он не тот человек.
Но, отказавшись от спасительного каната, Анастасия прижалась к нему, заключая в свои объятия. Она ощутила, с какой мощью он прокладывает свой путь внутрь ее, и инстинктивно подалась навстречу. То ли зарычав, то ли застонав от удовольствия, Лукас сделал резкое движение вперед.
Он вломился в нее, уверенно заставив тело, которым так долго пренебрегали, открыться и принять его. И она сделала это. Ее тело пело – пело от наслаждения, пело от полноты чувства. Впервые Анастасия поняла, какая пустота заключалась в ней все эти долгие годы. А теперь… теперь она была полна жизни.
Лукас, не останавливаясь и не давая ей опомниться, продолжал свое движение. Он входил и входил в нее, заставляя приподниматься над диваном и удерживая ее в таком положении. Голова была пуста, все мысли улетучились, осталось только удовольствие, сконцентрированное на его близости. Анастасия поймала себя на том, что, выгибая спину, поднимает бедра навстречу каждый раз, когда он врывается в нее. Каждый нерв, каждое ощущение сместились в острую точку, туда, где смыкались их тела. Задыхаясь, дыша все чаще и чаще, она ринулась к пику наслаждения. Она уже бывала там, но еще никогда не попадала туда так, как сейчас.
И внезапно Лукас дотронулся до этой точки. Большой палец протиснулся вниз и прижал ее, исторгнув из нее крик наслаждения, заставив ее трепетать и метаться под его телом. Казалось, он ожидал этого момента, ее освобождения. Его спина напряглась, он низко и хрипло прорычал от удовольствия и жарко выплеснулся в нее. Задыхаясь, Лукас рухнул на нее всем телом.
Высвободив руки, Анастасия обняла его, крепко прижала к себе, поглаживая его широкую спину. Она чувствовала… Чувствовала, что она права. Права в том, что занималась с ним любовью, в том, что сейчас лежит, притиснутая его телом. Умиротворенность растеклась по телу. Такая, какой она еще не испытывала прежде.
Эта мысль заставила ее замереть. Нет, это неправда! Она испытывала такое же спокойствие с мужем. Он удовлетворял ее. Она любила его от всего сердца. Как она могла сравнить то, что сейчас произошло у них с Лукасом, с ее жизнью с Гилбертом, которая промелькнула так быстро?
Все переживания, все страхи, отброшенные в сторону, тотчас, как только Лукас прикоснулся к ней, навалились на нее в один жуткий момент. Она всегда полагала, что если хоть какая-то часть ее будет принадлежать другому мужчине, она тем самым предаст память о Гилберте. Но то, что произошло, было намного хуже. Она просто выкинула его из своей памяти.
Она предала себя, и ей это понравилось. Ее тело уже снова жаждало повторения.
– Лукас, – проговорила Анастасия, упершись ему в грудь руками, пытаясь не обращать внимания на то, как приятно дотрагиваться до него. – Не надо, Лукас, перестань.
Он приподнял голову и встретился с ее глазами, темными от пережитого желания. Постепенно желание сменилось грустью. Вздохнув, он откатился в сторону, позволив ей подняться. Схватив свою сорочку, она старательно отгородилась ею от него.
Его не беспокоила собственная нагота. Словно испытывая ее стыдливость, он перевернулся на спину, заложив руки за голову, и уставился на нее.
– От того, что произошло, ты не убежишь, Ана, – тихо произнес он.
Анастасия попыталась укрыться от его взгляда, натягивая рубашку. Сейчас, когда ее жадное тело было прикрыто ей в какой-то мере удалось восстановить самообладание. Но не настолько, чтобы не понимать, что слой тончайшего шелка – плохой барьер перед собственным желанием.
О чем и свидетельствовала минувшая ночь.
– Ты не сделала ничего плохого, – продолжал настаивать Лукас.
Анастасия покачала головой.
– Все, что я сделала, плохо, – бормотала она, разыскивая свои вещи. Прелестное новое платье комом валялось рядом. – О, я все сделала плохо, все сделала неправильно!
Лукас сел. Грусть в его глазах сменилась гневом.
– Не говори так. Никогда не говори так, Ана!
– Это было ошибкой, – прошептала она, сглатывая слезы.
Но тем не менее она не чувствовала, что совершила ошибку. Даже сейчас, глядя на Лукаса, ощущая жар его страсти и его гнева, когда он поднялся перед ней полностью обнаженный, все, что они чувствовали вдвоем, было чем угодно, но только не ошибкой.
– Я говорил тебе, что ты можешь сказать «нет», – напомнил он ей, расправляя плечи.
Анастасия посмотрела на него.
– Я помню и не виню тебя, – проговорила она, потерев лицо. – Я обвиняю себя. Мне нужно было принять твое предложение и бежать.
Она не сумела отказаться от него, но это никогда не должно было случиться, потому никогда и не повторится вновь.

Глава 14

Боль накатила так сильно и грубо, что Лукас даже удивился. Он и не подозревал, что может что-нибудь принимать столь близко к сердцу. Особенно то, что касается женщины. Но с этой женщиной все было по-другому.
Минувшая ночь много значила для него. Он и не собирался отрицать этого. То, как он касался Анастасии, то, как брал ее, – все отличалось от того, что было раньше в его жизни. Несмотря на ее сопротивление сейчас, когда все закончилось, и на уверения, что все было ошибкой, он не сомневался, что эта ночь и для нее значит необычайно много. Потому-то она и приготовилась бежать. Лукас смотрел, как она боролась с платьем, пытаясь натянуть его, и боль ушла, сменившись грустью. Почему – не было понятно. Совсем не потому, что он ожидал большего. Совсем не потому, что он желал большего.
Но злость никуда не ушла. Он стал одеваться.
– Неужели мысли о покойнике так согревают тебя? – осведомился он, застегивая пояс.
В этот момент Анастасии удалось натянуть платье до бедер. Побледнев, с лицом прозрачным как фарфор, она медленно повернулась к нему. Он видел, как ей больно, но, разозлившись, не собирался извиняться за свои слова. К тому ему было любопытно, что она ответит.
– Как ты смеешь? – Ее шепот звонко прозвучал в тишине комнаты.
– Мне в самом деле интересно узнать. Он был так чертовски хорош, что даже его бренные останки предпочтительнее живого мужчины из плоти и крови? Или тебе страшно хотеть? – Он подскочил к ней, намеренно толкнув. – Страшно желать?
Анастасия выпрямилась, когда, дотянувшись до нее, он грубо схватил ее за плечи.
– Или страшно изменить себя? Ты пользуешься им как щитом каждый раз, когда отмеренные тобой границы оказываются под угрозой?
– Ты ничего не знаешь, – проговорила Атастасия раздельно, подчеркивая каждое слово.
– Совершенно точно, дорогуша, боюсь, ты права. Несмотря на стены, которые ты воздвигаешь между нами. – Рванув к себе, он прижал ее к груди. Платье выпало у нее из рук, пока она пыталась освободиться от его объятий. Но Лукас крепко удерживал ее и наслаждался ощущением близости этого тела, независимо от складывавшихся обстоятельств. – Я же чувствую, как ты начинаешь дрожать, стоит мне дотронуться до тебя. Я знаю, что могу довести тебя до экстаза одним движением пальца. Я видел, как ты подставлялась под меня.
– Отпусти, – шепотом потребовала Анастасия, продолжая высвобождаться из его рук.
Но Лукас не мог позволить ей уйти так просто. Он достиг того предела, когда логика не работает, когда разум отключается. Такого с ним еще не бывало. Он был вне себя. Джентльмен, который жил в нем и который в рядовой ситуации отпустил бы ее, сожалея, умер после ее резкого отказа. И сейчас ему хотелось зажать, задавить, силой заставить подчиниться, только чтобы своими глазами увидеть то, чего она боится.
И не важно, какой ценой.
– Ему когда-нибудь удавалось сделать с тобой то же самое? – требовательно спросил он, молясь в душе, чтобы она ответила отрицательно.
Анастасия вздрогнула в его руках, с яростью в широко открытых глазах. Наряду с неистовством и смущением он увидел в них и желание. А в самой их глубине и ответ на свой вопрос. И теперь он был уверен, что еще ни один мужчина не возносил ее на пик наслаждения. Что он единственный, кто заставил ее отдаться полностью, забыв обо всем.
Понимание этого родило ощущение грандиозного триумфа и разрядило напряженность.
– Ана, он умер, – тихо произнес Лукас. – Выйди из могилы, в которую ты легла рядом с ним. У тебя своя жизнь.
Она покачала головой, а в голосе зазвучало отчаяние, как будто она сама, больше чем Лукас, пыталась убедить себя в этом.
– Нет. Нет, я любила его. По сравнению с любовью наслаждение – ничто. И я не могу позволить, чтобы желание заставило меня забыть об этом.
Толкнув его в грудь, она вывернулась, освобождаясь. Лукас мог бы перехватить ее, но не стал. Слишком больно стало удерживать ее.
Наслаждение – ничто по сравнению с любовью к мертвому, и она заставляла себя цепляться за эту любовь. Пусть даже это означало, что она бежит от жизни, бежит от него.
Почему от этого так больно?
Они стояли и смотрели друг на друга, потом он повернулся к ней спиной, чтобы она не видела, что сделали с ним ее слова.
– Тогда тебе не о чем беспокоиться. – Невидящими глазами он смотрел в догорающий камин. – Ты никогда не позволишь себе забыть то, что ты – вдова. Его вдова. И никто не сможет забыть.
Стоя за его спиной, Анастасия затаила дыхание, но он не двинулся. Он был не в силах посмотреть на нее и получить отказ. Отказ в страсти. Отказ в том, что вскипало между ними.
Повисла тишина. Наконец она прокашлялась.
– Вообще-то я пришла потому, что у меня появилась одна мысль.
Лукас не торопясь развернулся. Она уже натянула платье и сейчас пыталась застегнуть пуговицы. Губы припухли от его поцелуев, грудь еще неровно дышала после объятий, но лицо уже было безучастным. Холодная маска, как у любого испытанного агента из тех, что когда-либо работали вместе с ним.
– Неужели? – От его голоса веяло холодом.
На секунду она запнулась от этого тона, но потом утвердительно кивнула.
– Мне все больше кажется, что кто-то из военного министерства участвовал в покушениях на наших агентов.
Лукас замер. Его гнев и недовольство улетучились, как только он услышал такое сногсшибательное заявление. Как бы оно болезненно ни отозвалось, он не мог с ходу отвергнуть его.
– Почему ты так решила? – спросил он изменившимся голосом.
– Исходя из информации, которую удалось собрать, большинство нападений было осуществлено против тщательно законспирированных агентов. Получить о них данные очень трудно, если не располагать внутренней информацией. Это могут быть, например, места их встреч. Понятно, что вы в вашей организации тщательно готовитесь к встрече с агентами, но на некоторых из этих людей напали, когда они были в гостях и даже у себя дома. В местах, которые никто не будет использовать для засады, рассчитывая захватить агента без охраны.
Лукас кивнул. Ненавистно было соглашаться, но она явно ухватила суть проблемы.
– Всегда оставалось впечатление, что нападавшие на шаг опережают наших агентов, – пробормотал он. – Они часто нападали, когда наши люди были вот-вот готовы закончить свои дела. У кого-то внутри может быть доступ к такой информации.
– Продавать ее врагам может быть очень выгодно человеку, у которого денежные затруднения. Либо он занимается этим просто от жадности, – сказала она, покачав головой.
Ощущение неловкости у нее исчезло, как только предмет разговора ушел от темы страсти, которая так увлекла их, в более безопасную сторону – к расследованию, в котором не было места личным отношениям. Горечь заполнила Лукаса, он справился с ней. Наступило время заниматься делом. С удовольствиями покончено.
– Звучит правдоподобно. Я попытаюсь что-нибудь раскопать.
Анастасия встретила его взгляд. Ее глаза блестели от пережитых чувств, и его снова потянуло к ней, хотя он знал, что она сожалеет о том, что произошло между ними. И предпочитает считать, что это ничего не значит.
– Есть идея, кого ты сможешь проверить.
Лукас озадаченно смотрел на нее.
– Как интересно! Ты не знаешь военное министерство так, как я. Кого же ты можешь подозревать?
Она снова заколебалась, и он ощутил себя на краю пропасти. Почему она так волнуется, мнется и избегает смотреть ему в лицо?
Наконец она прошептала:
– Мне кажется, это мог быть лорд Клиффилд.
– Генри?
Анастасия вздрогнула от гнева и недоверия в громовом голосе Лукаса. Ей казалось, что начиная с минувшей ночи все, что можно ожидать от него, будет только любовью, пусть с гневом или с чем-нибудь еще. Она задрожала, когда, прищурившись, словно не вполне понял ее, он пронзительно посмотрел ей в глаза.
Она лишь кивнула.
Он расхохотался, громко и оскорбительно.
– Генри Бауэрли, маркиз Клиффилд? Мой лучший друг? Который чуть не погиб при первом покушении? – Лукас не отрывал от нее взгляда. – И это тот, кого ты подозреваешь, кто стоит за всеми покушениями?
Сжавшись под этим презрительным взглядом, Анастасия не собиралась отступать. Хоть ей и не нравилось, что он смотрит на нее как на слабоумную, она ожидала подобной реакции и даже понимала ее причину. В конце концов, Лукас видел, как его лучший друг истекает кровью у него на руках. Молился, чтобы тот выжил.
Так же было и с ней, когда напали на Эмили. Ведь если взглянуть на ситуацию с другой стороны… Если бы вдруг Лукас пришел и стал обвинять Эмили и Мередит, она точно так же не поверила бы ему.
Сделав несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться, Анастасия осталась стоять. Это все, что она могла сделать. Ночью Лукас искушал ее с таким жаром, заражал яростью и вожделением, а сейчас отверг холодно и презрительно. Все о время в одних не до конца застегнутых штанах он стоял почти вплотную к ней. Руки спокойно лежали на стройных мускулистых бедрах. Только это и привлекало ее внимание – как играют мышцы у него на животе каждый раз, когда он делает резкий вдох.
И напоминало, с яркими деталями, о том, почему он стоит без рубашки, без башмаков, а волосы в жутком беспорядке. Это после того, как она запустила в них свои пальцы на пике вожделения.
Анастасия отогнала прочь картины того, как он приживется к ее губам, как входит в нее. Сейчас непозволительно отвлекаться.
– Я, конечно, понимаю, что для тебя это шок, – пробормотала она, пытаясь смотреть куда угодно, но только не на его полуобнаженное тело. – Ты можешь не захотеть поверить…
– Не верю! – оборвав ее, отчеканил Лукас.
– Лукас… – начала она.
– Нет. – Он затряс головой, когда она попыталась продолжить. – Нет, Ана. Я знаю Генри с восьми лет.
– Мне об этом известно. – Анастасия сделала шаг в его сторону и потянулась к нему, не думая о последствиях. Когда ее пальцы коснулись его обнаженной руки, вверх по спине помчались мурашки. Тепло его кожи подстегнуло воспоминания, ожившие в голове, такие ненужные, но такие упоительные.
Лукас наклонился и вызывающе посмотрел ей в глаза. Взгляд требовал продолжать это прикосновение и в то же время требовал отойти прочь.
Так она и поступила, отдернув руку, словно обжегшись.
– Мне это известно, – повторила она, пытаясь взять себя в руки. – То, что ты знаешь Генри большую часть своей жизни, как раз и может быть причиной твоей слепоты к правде.
– Я не слепой, Анастасия. Ты «в поле» сколько, почти две недели? И думаешь, что получила ответ на вопрос, которого моя организация добивалась в течение года или и того больше? – Он снова расхохотался, но в смехе не было и намека на веселье.
Она выпрямилась. Лукас издевался над ней и ее способностями.
– Я не работала «в поле» столько, сколько ты, но я участвовала на равных во многих расследованиях. И у меня есть интуиция, Лукас. Можешь не признавать этого, но я способный человек.
Впервые Анастасия поверила своим словам. Впервые с того момента, как к ней обратился Чарли, она почувствовала уверенность в своих силах. Когда это произошло? И каким образом?
Лукас недоверчиво фыркнул. Слезы навернулись ей на глаза, когда он откровенно скептически посмотрел на нее. До этого момента Анастасия и не представляла, насколько важным для нее стало его мнение. Она начала зависеть от его оценки. Хотя и понимала, что его поведение в данный момент было следствием того, как она обошлась с ним после занятий любовью и обвинения в адрес Генри.
Одна ее половина уговаривала убежать и спрятаться, другая, сильная половина удерживала на месте.
– Он скрывает от тебя факты, касающиеся расследования.
– Достаточно, уже достаточно, – замахал он рукой. Несмотря на дрожь неуверенности, Анастасия продолжала настаивать:
– Он располагает информацией, источник которой тебе не известен.
– Нет!
Не обращая внимания на его гнев и неприятие, Анастасия решила высказать все до конца.
– Он был единственным, кто готовил агентов, Лукас! Все, кого он отправлял на задание, нашли свою смерть. Он знал о каждом их перемещении. Он держал в руках все нити их расследований. Он сам сказал мне сегодня об этом, и когда проговорился, я увидела панику в его глазах.
Лукас скрестил руки на груди. Перед ней стоял неумолимый и равнодушный человек.
– Существует другое объяснение.
Анастасия смотрела на него и поражалась боли, которую вызывала установленная им дистанция, словно и не было сегодняшней ночи. Он и слушать не желал о ее подозрениях.
– Я вижу, ты злишься. И не хочешь поверить, что это так и есть. Наверное, будет лучше, если я уйду, а ты поразмыслишь над тем, что я сказала.
Он презрительно скривился:
– Да, пожалуй, так будет лучше всего.
Кивнув на прощание, Анастасия повернулась к двери, но прежде, чем уйти, попросила:
– Пожалуйста, обдумай все, Лукас. Даже если ты отказываешься поверить в мои теории, в них все равно что-то есть. Не будешь ими заниматься – я займусь сама.
Не дожидаясь ответа, Анастасия вышла из комнаты, захлопнув за собой дверь. В коридоре она прислонилась к преграде, теперь разделявшей их, но дело было не в двери. И без нее они оказались бы по разные стороны баррикад. Сегодняшняя ночь изменила хрупкую связь, возникшую между ними. Не только их спор, но также то, что они занялись любовью, а потом еще эта отповедь за Гилберта. Ничто теперь не будет как прежде.
Чем все обернется для нее? И почему это так ее пугает?
Анастасию терзали сомнения. Никогда еще ей не приходилось встречать такого отчаявшегося человека. И невозможно отрицать, что сегодня он подарил ей самую роскошную ночь в ее жизни.

Приподняв чайник, Мередит предложила налить чай сначала Анастасии, потом Тристану. Плеснув чуточку и в свою чашку, Мередит вернула чайник на маленький круглый столик. Опустившись на свое место между мужем и Анастасией, она улыбнулась подруге.
Анастасии хотелось бы ответить ей такой же веселой и беззаботной улыбкой. Увы, ей это не удалось. Как ни приятно и спокойно было сидеть в доме у друзей, ее мозг постоянно сверлили и жгли воспоминания, голова раскалывалась от мучительных раздумий.
По тому, с какой озабоченностью Мередит посматривала на Анастасию, стало понятно, что она заметила состояние подруги, хотя об этом еще не было сказано ни слова.
– Я счастлив, что ты наконец нашла время и выбралась к нам. – Обращаясь к Анастасии, Тристан ласково положил свою руку на руку Мередит. – После нашего приезда мне очень хотелось встретиться, но вот дела мешали все время.
Анастасия кивнула, соглашаясь. Тристан проходил подготовку для агентов военного министерства сразу после женитьбы на Мередит. С откровенной гордостью подруга посматривала на своего мужа, и Тристан слегка пожал ее руку, посылая молчаливый сигнал.
Отвернувшись, Анастасия уткнулась в свою чашку. Она не завидовала счастью подруги. Мередит сполна заслужила эту радость.
Анастасии оставалось только желать, чтобы ее жизнь протекала так же безмятежно, чтобы ее чувства были ясными и определенными. Такими, какими они были всего-то несколько недель назад. Она была вдовой, носила траур и знала, кто она такая.
Благодаря прошлой ночи, благодаря обвинениям Лукаса теперь она не понимала ничего.
– Тристан станет отличным агентом, – улыбнулась Мередит. – У него прекрасно развита интуиция.
Рассмеявшись, Тристан поднялся на ноги.
– Моя потрясающая интуиция подсказывает мне, что Анастасия хочет поговорить с тобой наедине. – Анастасия отрыла было рот, чтобы запротестовать, но Тристан покачал головой. – Нет-нет, я совсем не против. Ты добралась до середины расследования, и тебе нужна помощь моей жены. Будет день, когда и мне потребуется такая же помощь.
Улыбнувшись, он наклонился, чтобы чмокнуть Мередит в щечку, и потрепал Анастасию по плечу, прежде чем удалиться и прикрыть за собой дверь.
Испытывая неловкость, Анастасия сидела, выпрямившись, под пристальным взглядом голубых глаз Мередит.
– Я не собиралась выгонять его из собственной гостиной.
– Он все прекрасно понимает. Скоро мы с ним будем работать вместе. – Мередит с радостью предвкушала грядущее, Анастасия же поморщилась. Возбуждение от ведения дела должно еще больше сплотить их, а не разъединить, как ее с Лукасом.
Нет, ей совсем не улыбалось быть к нему ближе. Во всяком случае, в этом она постоянно убеждала себя. Она покачала головой:
– Не могу поверить, что ты больше не будешь членом нашего Общества. Что мы с Эмили будем делать без тебя?
Мередит с удивлением откинулась на спинку кресла.
– Я навсегда останусь в Обществе, не важно, сколько расследований мы проведем с Тристаном вместе. – Она прищурилась. – А вот ты пытаешься уйти от разговора, который даже и не начался. Довольно глупостей о моем будущем, Ана. Вижу, у тебя какие-то неприятности. В чем дело? Что-нибудь случилось?
Размышляя, Анастасия теребила кружевной край скатерти. Много чего произошло, но как объяснить это Мередит? Как открыть своей уравновешенной, спокойной подруге, что ее поглотила страсть?
Нет уж! Лучше она сосредоточится на расследовании. По крайней мере здесь Мередит ей точно поможет.
– Помнишь, я попросила тебя проверить прошлое Генри Бауэрли?
Мередит кивнула в ответ.
– Я начинаю верить, что в военном министерстве есть люди, которые имеют отношение к покушению на агентов. – Анастасия вздохнула. – Учитывая кое-какие детали, о которых говорил сам Генри, я думаю, он может быть одним из них.
Мередит встала и отошла к камину.
– Ты рассказала об этом Лукасу?
Вспомнив, какое у него было лицо прошлой ночью, Анастасия вздрогнула. Сколько гнева и горечи было в нем. Как он отказался слушать, как грубо заткнул ей рот.
– Да. Он даже не стал обсуждать мое предложение. Разозлился и отвернулся, чуть ли не с отвращением. – Ее голос дрогнул. Она посмотрела на Мередит и увидела, что та пристально изучает ее. К черту! Разумеется, она не упустит ни единой мелочи.
– Это, конечно, печально, – заявила Мередит, вместо того чтобы обратить внимание на ее излишнюю эмоциональность. – Но мне кажется, я понимаю, почему Лукас не желает поверить, что его друг способен на предательство. Ты поговорила с Чарли?
Анастасия утвердительно кивнула.
– Я виделась с ним прямо перед приездом сюда. И попросила раздобыть информацию о состоянии финансов Клиффилда. Если у него долги, это может быть мотивом его заинересованности в передаче информации врагу.
Мередит согласилась.
– Итак, имея такую основательную информацию, единственное, что тебя беспокоит, – это Лукас. Что он думает по этому поводу?
– Нет! – Анастасия вскочила на ноги. – Я не беспокоюсь о Лукасе. Он докучает, да. Огорчает, но меня он не беспокоит.
Брови Мередит поползли вверх.
– Пожалуйста, не надо. Я уже давно знаю тебя, Ана. Я вижу тебя насквозь.
Анастасия вздрогнула.
– Что происходит, Ана? Почему ты бледнеешь и тебя начинает трясти, как только ты услышишь имя Лукаса Тайлера? Вы что, опять целовались? – спросила Мередит.
От стыда кровь бросилась в лицо. Мередит остановилась и понизила голос:
– Это было больше чем поцелуи?
Анастасия попыталась сделать вдох и не могла. Нужно было успокоиться, но слова Мередит только разбередили воспоминания, которые преследовали ее всю ночь и весь день. Раз за разом они становились отчетливее, раз за разом становились все откровеннее и откровеннее. Они словно насмехались над ней, заставляя вспоминать ее наслаждение, ее падение.
– Эй, Ана? – окликнула Мередит, беря ее за руку.
Анастасия зажмурилась.
– Все выскользнуло из рук… у нас прошлой ночью. Мередит затаила дыхание и сжала руку Анастасии.
– Ты о чем?
Глаза стали наполняться слезами. Анастасия пыталась бороться с ними, но они покатились по щекам.
– Мы… Я…
– Он заставил тебя? – резко спросила Мередит.
Глаза Анастасии широко открылись.
– Нет! Нет, он предоставил мне возможность отказать ему. А я не отказала, Мередит. Я ни разу не сказала «нет». И мне ни разу не захотелось остановить его.
Мередит с облегчением обняла ее. Потом, положив руку ей на плечо, подвела и усадила на диван возле камина. Пока Анстасия вытирала слезы, подруга, успокаивая, гладила ее по спине.
– Ты не совершила ничего предосудительного, – заверила ее Мередит.
Анастасия принужденно засмеялась:
– Ничего себе! Занялась любовью с деловым партнером, которому я даже не нравлюсь. Пустила под откос расследование. И главное, сделала то, что, клянусь, в жизни никогда не делала, – забыла о своем муже.
Мередит вздохнула.
– Мы с Эмили уже говорили тебе, что не любили своих первых мужей. Поэтому я уверена, что мы не сможем полностью понять твою привязанность к Гилберту. Но я точно знаю, что, когда он умер, ты не улеглась с ним в одну могилу.
Анастасия удивилась. Именно так об этом говорил и Лукас.
– Прошло много времени. Нет ничего плохого в том, чтобы позволить себе испытать удовольствие. – Мередит помолчала. – Это же было удовольствием, правда?
Анастасия смутилась.
– Так оно, разумеется, и было. Представить большее наслаждение выше моих сил.
Мередит заулыбалась.
– Не смотри на меня так! – запротестовала Анастасия, закрывая лицо руками. – Разве ты не понимаешь, что это означает? Не только то, что я предала мужа, отдав тело другому мужчине. Нет, я предала его, отдав другому свое предпочтение! Так не должно быть. Я ведь любила Гилберта. Любила всем сердцем и душой. Выполнять супружеский долг было так приятно, потому что чувства привязывали нас друг к другу.
– Никто не спорит, это крепкие чувства, – понимающе кивнула Мередит. – Они останутся с тобой навсегда, но это не означает, что ты не можешь или не станешь увлекаться кем-нибудь еще. Что твое тело не будет откликаться на призыв другого, что ты не влюбишься еще раз.
– Я не влюбилась в Лукаса Тайлера! – Анастасия вскочила с дивана.
– Мне и в голову не пришло такое сказать. – Мередит внимательно смотрела на нее.
– Нет, не влюбилась. – Анастасия стиснула кулаки. – Я не люблю его, но почему тогда мое тело продолжает страдать, Мередит? И почему мне так хочется, чтобы он прикасался ко мне, хотя я понимаю, что это ошибка – поддаваться таким чувствам?
Подруга покачала головой.
– То, что происходит между мужчиной и женщиной, вызывая такое жгучее желание, всегда остается загадкой. Желание просто… есть, и все.
– Да, ты права, – вздохнула Анастасия.
Мередит пожала плечами:
– И что теперь? Сдашь дело?
– Нет! – затрясла головой Анастасия. – Ни в коем случае! Я продвинулась слишком далеко, чтобы отдать его. Я обещала Эмили узнать правду.
– Тогда тебе придется каким-то образом научиться не обращать внимания на свое чувство к Лукасу, – снова улыбнулась Мередит. – Или отдаться чувству, потому что ты вынуждена работать с ним бок о бок.
Анастасия застонала:
– О, мы же сегодня вечером должны быть на балу у генерала Матисона! Это будет наше первое появление вместе после объявления «помолвки». Все, мне пора идти собираться.
Взяв подругу под руку, Мередит вышла с ней в холл и, целуя в щеку, прошептала:
– Лукас Тайлер – красивый мужчина, а ты вдова, а не жена. Быть с ним, хотеть его – в этом нет ничего зазорного.
Вздрогнув, Анастасия коротко обнялась с подругой на прощание и выскочила на улицу. Уже в карете до нее доел смысл слов Мередит. И хотя она сомневалась в их правильности, все равно дрожь возбуждения охватила ее при мысли, что она сможет продолжить свое любовное приключение с Лукасом, пока будет длиться их расследование. Что она сможет повторить ту ночь наслаждения без чувства вины или взаимных обид. Нет, неправда! Такого не может быть. Ее отношение к Лукасу слишком сильное, лишком опасное.
Ее сердце все еще принадлежит другому человеку, но она прекрасно понимала, что Лукас воспользуется шансом и заберет его, как только она позволит это сделать.
Поэтому ей придется обращаться с ним спокойно, по-деловому и независимо. Пожалуй, это теперь единственно возможный способ общения.

Глава 15

Перед Лукасом лежал доклад, который он читал уже в третий раз и все равно не мог понять его суть. К черту! Почему не получается выкинуть из головы прошлую ночь? Нужно работать, нужно выспаться, нужно все забыть, но мозг бунтовал и взамен подсовывал образы Аны.
Ана в платье, спущенном до талии. Ана с откинутой назад головой, задыхающаяся от его ласк. Ана на пике наслаждения, вонзившая пальцы ему в спину, стонущая и бьющаяся, стискивающая его тело в момент освобождения.
Лукас пошевелился, когда кровь помчалась по жилам, нагнетая совсем не нужное сейчас возбуждение. К черту, к черту, к черту!
Все это была похоть, к величайшему сожалению. Тут у него был большой опыт, и прошлая ночь не исключение. Хотя он ощущал случившееся по-другому, но все равно эта ночь тоже не исключение. По-другому просто не может быть. Он не мог позволить себе, чтобы было как-то иначе.
– Что это с тобой?
Лукас повернулся на голос Генри, о присутствии которого он совсем забыл.
– А что со мной? – отмахнулся он. – Со мной ничего. Почему ты думаешь, что со мной что-то не так?
Брови Генри поднялись, и он отложил в сторону бумаги, Над которыми они работали.
– Ты как-то не так ведешь себя сегодня. Такого еще не было.
Пытаясь не встретиться со взглядом друга, Лукас низко наклонил голову. Как он сможет все объяснить? Невозможно просто объявить, что он занимался любовью с партнершей по расследованию, с которой поначалу не хотел работать, что это была самая потрясающая ночь в его коллекции и, о Господи, что партнерша к тому же считает Генри мерзким предателем.
А как, интересно, у него прошел вечер?
– Что-нибудь случилось, когда ты уехал от матери? – спросил Генри и озабоченно сдвинул брови.
– Это было милое сборище, правда? – спросил Лукас, а сам начал чертить каракули на листе бумаги, чтобы оттянуть время.
– Да, разумеется – заговорил Генри, взвешивая слова. – Общаться с твоей семьей – всегда удовольствие. А увидеться с леди Уиттиг – очень познавательно.
Познавательно? Это точно. Теперь Лукас знал о ней гораздо больше, чем раньше. Например, как выглядит ее настоящая улыбка. Какова ее кожа на вкус. А как крепко и жарко она стиснула его, затрепетав в момент пика наслаждения.
Да ладно, провались оно все!
– Она… Как человек, она более сложный экземпляр, чем я себе представлял, – признался Лукас. И в этом была большая доля истины.
Брови Генри поднялись еще выше.
– В самом деле? Расскажи. Потому что, хоть вчера она и была мила с твоей семьей и легко вошла в роль невесты, мне все-таки не кажется, что от нее будет много пользы «в поле». Она очень замкнутый человек.
Лукас напрягся. В нем проснулось странное желание защитить Ану от обвинений, которые он сам когда-то выдвигал против нее.
– У нее, кстати, есть интересные соображения об этом деле, – брякнул Лукас и тут же пожалел о своих словах. Ему совсем не улыбалось беспокоить Генри ее идиотскими обвинениями.
– Как интригующе. – Опираясь на руки, Генри поудобнее устроился в кресле. – Так что же представляют собой соображения леди Уиттиг? Ну-ка расскажи. Ее по-прежнему обуревает идея, что покушения связаны не только тем, что все жертвы были агентами?
Лукас замер. Еще неделю назад Генри полностью отметал такие предположения. Червь сомнения начал свое дело. Почему Генри так настойчиво пытается увести его от этой идеи?
Он затряс головой. Нет, это всего лишь дурацкая теория, мешающая думать. И рождает сомнения в собственном друге, который, он знал это наверняка, не имел к этому никакого отношения. Ведь Генри сам чуть не погиб. Он вряд ли смог бы так мастерски организовать продажу секретных данных об агентах военного министерства.
– Не уверен, что ее идея так уж нелепа, как ты полагаешь. – Он старался, чтобы голос и жесты не выдали его. Трудная задача, если человек знает тебя всю жизнь.
У Генри широко открылись глаза:
– Ты, должно быть, шутишь. Неужели ты действительно думаешь, что покушения как-то связаны между собой? Каким образом? Через кого?
– Я не уверен, – пожал плечами Лукас, – но вот Ана прошлой ночью высказала интересную мысль, что покушениями руководили из самого военного министерства.
Генри выпрямился, вцепившись в подлокотники кресла. В лице ни кровинки, губы вытянулись в ниточку от возмущения, ужаса и гнева. Лукас отвернулся, чтобы не видеть его лица. Он все прекрасно понимал. Он понимал также, что из-за пули, которая так фатально изменила его жизнь, Генри будет воспринимать его слова более болезненно.
– Анастасия Уиттиг не знает нас, Лукас. Она ничего не понимает. – Его голос был обманчиво спокоен. – Как она может выдвигать такие грязные обвинения, не имея представления о людях, которые столько делают для защиты своей Страны?
– Я знаю, что ты чувствуешь, – кивнул Лукас.
– Да неужели? – Генри вскинул голову.
– Ну, когда я думаю обо всех этих людях, работающих и умирающих за короля и отечество, мне ненавистна сама мысль, что кто-то из них может быть предателем. Это самое низкое, на что может пойти человек – ради выгоды или по какой-то другой причине, – чтобы предать своих товарищей. Но если отвлечься от гнева и неверия, можно увидеть зерно правды в том, что она говорит.
– Зерно правды? – взорвался Генри, стиснув кулаки так, что костяшки побелели. – Я тебя не понимаю, Лукас! Как ты можешь верить этой женщине?
– Эта женщина, – проговорил Лукас негромко, пытаясь сохранять самообладание, невзирая на вызывающую манеру Генри. – Эта женщина отнюдь не дура.
Генри уставился на него.
– Ты головой думаешь, Лукас? Или чем-нибудь другим?
– Что? – Лукас от удивления открыл рот.
– Не собираюсь осуждать тебя за то, что ты хочешь ее поиметь. От нее исходит некая аура, которая несомненно привлекает, но я не знал, что ты можешь позволить желанию ослепить себя. Надеюсь, этого еще не произошло!
Лукас сжал зубы и досчитал до десяти. Он не будет реагировать на эти выпады. Он не поддастся на естественное желание защитить себя.
– Ты ведь отлично знаешь меня, Генри, не так ли?
Неопределенно пожав плечами, Генри сдал свое кресло назад и потом направил ее в сторону двери.
– Не знаю, чему и верить, после того, что я здесь услышал. Знаю лишь, что тебе нужно подготовиться и встретить леди Уиттиг, а потом отправиться на бал к генералу Матисону. Так что мне лучше оставить тебя. – Оглянувшись, прежде чем открыть дверь, он посмотрел на Лукаса. – Мне искренне хочется, чтобы ты определился, кому ты предан, мой друг. Видеть не могу, как ты забываешь дружбу в угоду юбке.
Не дожидаясь возражений Лукаса, Генри укатил, оставив его одного. Лукас со стоном откинулся на спинку кресла. То, с каким гневом Генри говорил с ним, взволновало его. Взволновало обвинение в том, что желание движет им. Это было совсем не так. Правда, учитывая, что он начиная с прошлой ночи неотвязно думал о том, как он входит в тело Аны, такой выпад следовало признать справедливым.
Но еще больше угнетало то, что он так и не сказал Генри всю правду. Он скрыл предположение Аны, что именно Генри и есть тот человек, который стоит за покушениями.
И чем больше он уговаривал себя, что сохранил тайну только для того, чтобы уберечь друга от лишних страданий из-за высказанных подозрений, тем больше понимал, что дело совсем в другом.
Ана с успехом посеяла зерна сомнения. И чем дальше, тем сомнений становилось больше. Сомнений в своем лучшем друге. Сомнений в себе самом.
И было совершенно непонятно, что с этим делать.

Пытаясь успокоиться, Анастасия несколько раз глубоко вдохнула. Ей нужно было собраться и сосредоточиться, прежде чем она распахнет дверь в гостиную. По другую сторону двери ее ждал Лукас. Ей не хотелось, чтобы он увидел, в каком разбитом состоянии она пребывала весь этот день. Главное – никакой информации, которую он сможет использовать против нее.
Глубоко вдохнув в последний раз, Анастасия вошла в гостиную. Лукас сидел в кресле лицом к двери и, когда она появилась, поднялся медленно и напряженно.
Все ее добрые намерения сохранить бесстрастность на лице же улетучились. Не оставалось ничего другого, кроме как, затаив дыхание, встать рядом. Последний раз, когда она виделась с ним, он был почти раздет.
Воспоминание обожгло, породив новое желание. И оно ныло таким острым и всепоглощающим, словно та ночь все еще продолжалась. Может, оно было еще острее, потому что теперь она знала, что произойдет, если отдаться на его милость. Как отдаваться и получать взамен наслаждение в его объятиях.
И она ощутила отчаяние и боль. Ничего похожего Анастасия не видела на его лице – угрюмом и холодном. Это означало, что он взял верх над ней.
Снова.
– Добрый вечер, – произнесла она.
Коротко кивнув, Лукас вернулся в кресло. Она вздохнула. Итак, он по-прежнему злится на нее.
– У нас еще есть немного времени, прежде чем мы отправимся к генералу. Может, выпьете немного?
– Господи, конечно, – пробормотал он.
Анастасия еще раз вздохнула. Вечер будет тянуться бесконечно, если он намерен так себя вести. Нет, так, наверное, даже к лучшему. Если он больше не станет добиваться ее, будет демонстрировать холодную вежливость, тогда легче сосредоточиться на их расследовании. В конце концов, ей совсем не улыбается попасть впросак из-за своего желания или своих чувств и ненужных эмоций, которые он вызывает в ней.
Ей нужно лишь узнать, кто стоит за покушением на Эмили. Лукас ей вообще ни к чему.
Анастасия плеснула немного хереса в два бокала и протянула один ему. Его пальцы соприкоснулись с ее пальцами, когда он брал бокал у нее из рук. На мгновение Анастасия почувствовала слабость в коленях.
Да, она хочет его. Но хотеть и желать – две абсолютно разные вещи. Нужно всего-то лишь контролировать желание. Загнать его поглубже внутрь и забыть о нем.
Правда, именно сейчас, когда она встретилась с ним взглядом, это невозможно. Но она сделает это. Она справится.
– Вам удалось поразмышлять о прошлой ночи? – Анастасия спросила и тут же пожалела о своем вопросе. Хорошо же она контролирует свое желание!
Лукас удивленно посмотрел на нее и коротко улыбнулся уголком рта. У него на щеке обозначилась ямочка.
– Не сомневайтесь, размышлял всю ночь.
Анастасия нахмурилась. Он дразнит ее, а ее тело предательски завибрировало в ответ.
– Я имела в виду – обдумали ли вы мою идею? – Анастасия рассчитывала, что лед будет звенеть в ее словах, а вместо этого голос сорвался. Проклятие!
Лукас сделал большой глоток из бокала.
– Да, я подумал об этом. И мое мнение не изменилось. Я согласен, что существует возможность того, что кто-то из военного министерства причастен к покушениям. Но не верю, что это может быть Генри. Слишком многое говорит об обратном.
Анастасия вздохнула.
– Потому что он сам был ранен?
Лукас напряженно кивнул.
– Это могло быть очень удачной маскировкой, не так ли? – настаивала она, прекрасно сознавая, что вступает на опасную тропу. То, как Лукас посмотрел на нее, лишь подтвердило ее опасения. – Ранение естественным образом отводило от него все подозрения.
Лукас гневно вскочил на ноги, с грохотом опустив бокал на стол.
– Вы намекаете, что он был ранен не по-настоящему? – И не стал дожидаться ее ответа. – Так знайте, я был там. Я ощущал, как текла его кровь, слышал, как он стонал от боли. Он был ранен в ту ночь, Анастасия.
– Я не отрицаю этот факт. Я всего лишь напоминаю, что ранение не может автоматически вывести его из-под подозрения.
Лукас замер, скривившись, пытаясь найти достойный ответ. И не мог. Суть сказанного ею дошла до него. Несмотря на сопротивление, на отрицание ее доводов, он все-таки был отличным агентом. Прошлой ночью она наблюдала, как он анализировал представленные доказательства, прокручивая их в голове. И как это было мучительно для него. Ее злость на Лукаса и его ожесточенное отрицание растаяла.
Анастасия потянулась к нему, но, как и раньше, он отпрянул в сторону.
– Нам пора, Ана, – отрывисто произнес он и направился к двери.
Анастасия тихо вздохнула, последовав за ним. Сердце болело, хотя она и запретила себе чувствовать что-либо. Не важно, как далеко Лукас отодвинул ее от себя. Отрицать этот факт больше не имело смысла.

Карета повернула за угол. Анастасию качнуло, и внимание Лукаса от окна переместилось на нее. Совсем не потому, что ему была безразлична эта поездка с ней.
К Ане можно было относиться как угодно, только не с безразличием. Он вдыхал эту чувственную смесь запахов гардении и жасмина, доносившуюся с сиденья напротив. Света в карете было мало, но достаточно, чтобы видеть черты ее лица.
Достаточно, чтобы быть полностью покоренным каждым изменением выражения на нем, каждой задержкой ее дыхания. Сдерживаемое напряжение, сквозившее во всем ее теле пятнадцать минут, прошедшие после их отъезда из ее дома, давало ему пищу для чувственных фантазий насчет того, как и каким образом он сможет рассеять ее тревогу.
Но сейчас так много стояло между ними. Их спор только подтвердил это. Например, такая вот мелочь, как ее подозрения, что его лучший друг – низкий изменник.
И еще. Несмотря на злость и горечь, ему все равно хотелось сорвать с нее платье и взять прямо здесь, на сиденье, в карете. Увы, он не сделал этого. Прежде всего потому, что у него в ушах до сих пор звучало ее заявление, что их прошлая ночь была «ошибкой».
Эту ошибку ему хотелось повторять и повторять раз за разом. И послать к дьяволу все ее отговорки.
Анастасия взглянула в его сторону, и Лукас сообразил, что не отрываясь смотрит на нее. Их взгляды встретились, и между ними повисла долгая, болезненная тишина. Непонятно было, что творилось у нее в голове. Ее искусство скрывать чувства заметно усовершенствовалось. Это должно было бы понравиться ему – ведь ее открытость грозила им гибелью.
Однако ему хотелось читать ее мысли, особенно когда она смотрела на него вот с таким напряженным вниманием.
Прежде чем он успел задать вопрос… Нет, хуже. Прежде чем он успел осуществить свои разнузданные фантазии, карета резко остановилась. Анастасия не отрывала от него пристального взгляда, и он тоже не мог отвести своих глаз.
Более того, протянув руку, Лукас щелкнул задвижкой на дверце, наглухо заперев ее. Поэтому, когда лакей подошел и попытался открыть карету, дверца не поддалась. Он тут же оставил ее в покое, смирно стоя рядом.
От удивления Анастасия широко открыла глаза и замерла, не дыша.
– Лукас…
Закрыв глаза, он удержался от проклятий, услышав, как она выдохнула его имя, словно молитву. Никогда прежде ни одна женщина не вызывала у него такого мощного желания. Звука ее голоса было достаточно, чтобы его мужская плоть пришла в полную готовность.
Лукас с трудом взял себя в руки.
– Надеюсь, вам удастся поработать сегодня вечером. – Голос его был хриплым от желания.
Анастасия прищурилась, а потом глаза ее яростно полыхнули. Они засветились жизнью, которую она так тщательно прятала за стекляшками очков или за вдовьей хламидой. Наслаждение – вот что он чувствовал, глядя на нее, словно проснувшуюся от долгого сна. Правда, это был гнев, направленный в его сторону.
– Я не единственная, у кого есть проблемы, – напомнила Анастасия. – Если вам кажется, что мы не сможем работать вместе из-за… – Она замялась, а он понял, что она думает об их ночи. Щеки заалели, но она продолжила: – Из-за наших разногласий. Тогда вы единственный, кому нужно пересмотреть свои возможности. – Отбросив его руку с дверцы, она нажала на ручку. – Потому что я знаю, в чем заключаются мои обязанности.
Анастасия оперлась на руку ожидавшего ее лакея и покинула карету.

Глава 16

Если он не хочет смотреть на нее, то и она не повернется его сторону. Скрестив руки на груди, Анастасия демонстративно избегала смотреть в другой конец бального зала, где Лукас беседовал с каким-то незнакомым ей джентльменом. Конечно, это было ребячеством, чем не стоило гордиться. Но, похоже, сейчас именно эмоции диктовали ей манеру поведения.
Заворчав от досады, она снова сосредоточилась на том, что происходило в зале. А там было столпотворение. В свое время генерал Матисон – заслуженный, удостоенный высоких наград вояка – под одобрительные крики вернулся в рану и женился на родовитой леди. Он стал влиятельной фигурой в светском обществе, а это означало, что каждый более или менее важный человек хотел видеть его своим союзником.
Не составил исключения и лорд Сансбери, который в данный момент кружился в танце с молодой леди. Анастасия закатила глаза. Пусть ей не нравился Сансбери, прежде всего за то, что выболтал секрет об их первом поцелуе с Лукасом, она по-прежнему сомневалась в его причастности к делу. Глядя на его расслабленную улыбку, она с трудом верила, что у него хватит ума для такой работы. Хотя, с другой стороны, тут можно ошибиться. В конце концов, она подумала об агенте, за которым они наблюдали в парке. Тот точно так же на первый взгляд не блистал умом.
Но Лукас настаивал. К этому добавилась информация, которой их снабжал Генри. Так что интерес к Сансбери усилился, что только добавило подозрений Анастасии в отношении Генри. Получалось, что у него имелась дешифрованная информация, прямо указывающая на этого болтливого хлыща. Но ознакомиться с зашифрованным оригиналом ей почему-то не позволили.
Повернув голову, она встретилась взглядом с матерью Лукаса. Леди Даннингтон махнула рукой, и Анастасия поприветствовала ее, помахав в ответ. Оставалось надеяться, что ей не придется беседовать с леди во второй раз. Сразу по прибытии сюда они уже поговорили в течение получаса с лишним, и это было мучительно. Не потому что ей не нравилось общество ее светлости. Наоборот, Анастасия уже испытывала к ней теплое родственное чувство. Она знала, какое разочарование ожидает мать Лукаса, когда расследование завершится и с «помолвкой» будет покончено… Для его семьи это будет ощутимым ударом.
Даже мысль об этом была ей ненавистна.
Внезапно улыбка на лице леди Даннингтон стала шире, и Анастасия инстинктивно посмотрела направо. Широко шагая, к ней приближался Лукас. Для всех остальных он, разумеется, являл собой образ человека, для которого в данный момент не существовало ничего другого, кроме женщины, которую он любит. В нем все словно пело о предмете его привязанности. Сердце Анастасии забилось напряженно, несмотря на то что это было всего лишь частью фарса, который он готовил всю прошедшую ночь.
Приближалось время их танца. Он притянул ее к себе и улыбнулся, глядя ей в глаза. Потом они должны были разделиться и не видеться в течение трех или четырех танцев. Он уже достаточно времени провел с ней, чтобы мир уверился в их «любви». Большего и не требовалось.
Стало так горько, что Анастасии пришлось побороть в себе желание развернуться и при всех отказать ему.
– Готова? – спросил он улыбаясь, но глаза оставались спокойными.
Вздохнув, она приняла предложенную руку.
Лукас занял свое место в строю танцоров напротив нее. Хорошо хоть, это был контрданс, а не вальс, когда не надо было прижиматься к нему.
– Миледи, – замурлыкал он, когда они сошлись и скрестили руки. – Неужели вы жаждете романтичных отношений со мной?
Анастасия закусила губу, и тут они разошлись. Она прилежно исполняла фигуры танца, но разумом была далеко от собственных движений. Совершенно невозможный человек!
Когда они снова приблизились друг к другу, Лукас усмехнулся. При взгляде на него ей пришлось сделать усилие, чтобы на лице появилось приличествующее ласковое выражение.
– Разумеется, нет.
Усмешка превратилась в ухмылку.
– Тогда чего вы на самом деле желаете?
Они разошлись во второй раз, и Анастасия вздохнула. Ему доставляет удовольствие изводить ее, это ясно. Самое ужасное, что тот же самый вопрос она задавала сама себе, после той ночи, когда они занимались любовью. Как она могла позволить всему этому зайти так далеко?
И почему, как только их пальцы встретились в третий раз, когда они двигались вдоль строя, ее тело вновь откликнулось болью на это прикосновение?
Уклоняясь от его прямого взгляда, Анастасия смотрела в толпу у него за спиной. Лорда Сансбери она обнаружила стоящим в группе джентльменов. Но его, казалось, совсем не занимал шумный бал. Вместо этого он постоянно поглядывал на старинные часы возле дверей на террасу.
Анастасия сдвинула брови: что-то странное было в его поведении. Он как будто сильно нервничал. Таким она его еще не видела.
– Посмотри на Сансбери, когда будешь делать следующий поворот, – зашептала она. – Он у средних дверей на террасу в южной стороне зала.
Испытующий, издевательский огонек в глазах Лукаса тут же погас, а лицо окаменело. Насмешника будто и не бывало. Его место занял агент.
Перемена произошла так легко и молниеносно, что Анастасия никогда бы ничего не заметила, если бы не ее богатый опыт наблюдений за Лукасом.
Заканчивая отработанный поворот, он посмотрел в сторону дверей. Вслед за ним, занимая свое место в шеренге танцующих, Анастасия посмотрела туда же. Сансбери двигался в направлении террасы. Прежде чем выйти, он быстро оглянулся. Ее сердце рвануло вскачь.
Лукас встретился с ней взглядом. Губы его сжались в суровую линию.
– Мы за ним, как только закончится танец.
Она кивнула, подсчитывая такты. Оркестр играл популярную мелодию, и до конца оставалась еще пара движений. Время, которое уйдет на эти движения, может быть самым важным. Они не должны опоздать на террасу.
Набрав воздуха в легкие, она начала свое па. Позволив туфле слететь с ноги, Анастасия, вскрикнув, упала. Женщины, нарушив шеренгу, кинулись к ней, а в это время Лукас опустился перед ней на колено.
– Дорогая моя, что с вами? – спросила одна из них, пока Лукас брал ее под локоть. Анастасия увидела, как в его глазах мелькнула улыбка.
– Ничего страшного. – Она поморщилась, словно от сильной боли. – Подвернула ногу. Так глупо!
С изумительно выверенным сочувствием Лукас склонился над ней.
– Позволь помочь тебе, любимая.
Опершись на руку Лукаса, Анастасия прижалась к нему, с ужасом ожидая, как сквозь ткань сюртука почувствует тепло его тела.
– Если немного походить, это поможет, – сказала она. – Давай прогуляемся по саду.
– Разумеется, – одобрительно кивнул он в ответ, и толпа стала расходиться.
– Прошу прощения, – заявила Анастасия, в то время как танцоры вновь начали становиться в шеренги, а оркестр продолжил играть с того места, на котором замолчал. Толпа волновалась, когда они шли через нее, но улыбка Анастасии и уверения, что все в порядке, казалось, всех успокоили. Ей даже нечаянно удалось услышать, как группка дам шепталась о том, какой Лукас заботливый.
Вот и отлично!
Толчком он открыл двери на террасу, и они вышли на воздух, где было прохладнее. Анастасия огляделась, но Сансбери здесь не было.
– В сад, – сказал Лукас, но идти быстро они не могли. Пока они находились недалеко от дома, Анастасии пришлось старательно хромать. Но как только лестница была преодолена и они спустились на садовые дорожки, она тут же «выздоровела».
– Быстро ты сообразила, – говорил Лукас, когда они торопливо шагали по тропинке, освещенной причудливыми фонариками в восточном стиле, что было явным влиянием Дальнего Востока, где проходил службу генерал. – Ты сэкономила нам немного времени.
Анастасия пожала плечами, хотя комплимент согрел ей душу.
– Мы же спешили за ним.
– Посмотри. – Голос Лукаса упал до свистящего шепота. Он осторожно пригнул ей голову и показал вперед. Быстрыми шагами Сансбери удалялся от тропинки, направляясь к стоявшему вдалеке небольшому павильону.
Пригибаясь и прячась за кустами, они следовали за ним. Добравшись наконец до маленького сооружения, Лукас пригнулся чуть ли не до земли и начал прибираться через кусты, поглядывая налево и направо, пока не наткнулся на прогалину примерно в полуметре от забора. Затаив дыхание, Анастасия мечтала стать невидимкой в своем цветастом платье и двигалась по его следу, пока не оказалась сбоку от него.
Припав к земле, она аккуратно расправила платье, надеясь не выпачкаться. Им ведь еще предстояло вернуться в бальный зал.
Шум бала едва доносился сюда. Зато совсем близко стояло несколько декоративных фонарей, которые слабо освещали пространство вокруг себя. Анастасия посмотрела поверх кустов и увидела, как Сансбери направился к павильону, время от времени похлопывая себя по карману.
Лукас отодвинулся назад, и его дыхание коснулось ее щеки, дав понять, что он рядом. Сидя, пригнувшись, за кустами, прижатая к его бедру, которое терлось об нее каждый раз, когда он пытался пошевелиться, Анастасия вдыхала чистый запах его мыла.
– Он ждет кого-то.
Она кивнула, хотя вряд ли он мог это увидеть. Ее беспокоила их близость – это было все, что ее сейчас заботило. Господи, какой он теплый! Лукас задел ее рукой, и она почувствовала узлы мышц под тканью сюртука. Мысли уводили ее к опасному пределу. Внезапное движение, которое она уловила краешком глаза, привело ее в чувство.
– Там, – прошептала она, прижавшись к уху Лукаса.
Кто бы это ни был, человек появился не с бала. Он выскользнул из густой тени с другой стороны от дома и направился к павильону.
– Черт, я ничего не слышу, – выдохнул Лукас, вытягивая шею, как будто это могло улучшить слух.
Анастасия кивнула в ответ. Она тоже слышала лишь какое-то бормотание и ни одного отчетливого слова. Непонятно было, кто говорит, однако разговор шел на повышенных тонах.
Если бы только ей удалось определить того, кто стоял сейчас рядом с Сансбери. Но в павильоне не было ни огонька, а свет от иллюминации на садовых дорожках почти не доходил сюда. Фонарики светили вокруг себя не больше чем на метр. Так что единственное, что она могла видеть, была тень от массивных мужских плеч.
– Я пододвинусь ближе, – шепнула Анастасия, приготовившись ползти к павильону.
– Нет! – Лукас схватил ее за руку, дернул к себе, прижав к груди так, что невозможно было вдохнуть. – Они смотрят в нашу сторону, – пробормотал он, распластав ее на земле и почти накрыв своим телом.
Анастасия задрожала. Не от страха, не от прохлады, в чем позже, как она прекрасно понимала, будет убеждать сама себя. Она дрожала от близости Лукаса. От его груди веяло теплом, руки обнимали ее, а он, приподняв голову, изготовился на тот случай, если заговорщики наткнутся на них. В неярком свете она видела, как вздулись мышцы на его шее.
– Лукас… – Пошевелившись, Анастасия попыталась избавиться от тяжести, желая только, чтобы ее тело не откликалось на него так откровенно.
– Ш-ш! Черт, они расходятся. Лежи тихо, Сансбери идет сюда.
Она закусила губу и ждала. Через какое-то время шаги стихли. Сансбери побрел назад в дом.
– Дай мне встать, – велела она, теперь уже значительно громче, так как объект их наблюдения удалился.
Лукас глянул вниз на нее так, словно не вполне понимал, что с ними происходит: оба лежат в траве, она – на спине, а он наполовину на ней сверху.
Он тотчас отпустил ее, сел сам и помог сесть ей.
– Приношу свои извинения, миледи. Мне пришлось больше беспокоиться, чтобы не быть обнаруженными, чем о вашей деликатной чувствительности, – скривился он.
Закусив губу, она пропустила его насмешку мимо ушей.
– Пойдем за ним?
Лукас покачал головой:
– Нет, Сансбери обещал несколько танцев дебютанткам. Нет нужды торопиться, чтобы посмотреть, как он их обхаживает. – Они встретились взглядами. – Итак, это может помочь тебе прочистить мозги?
– Что ты имеешь в виду?
– Совершенно ясно, Сансбери сегодня занимался какими-то делишками. – Он махнул в сторону павильона, откуда уже испарился и второй мужчина.
– Занимался, судя по всему, – сдвинула брови Ана. – Но что это меняет?
– Ты не считаешь, что это подтверждает предположение Генри об участии Сансбери в заговоре? – Лукас смотрел на нее не отрываясь. – Ты не думаешь, что это снимает подозрение с моего друга?
Анастасия отрицательно покачала головой:
– Нет! И я уверена, что ты тоже прекрасно это понимаешь. Почему ты такой тупоголовый? Ты все еще злишься на меня за прошлую ночь?
В ответ он фыркнул.
– Ты единственная, кто злится за прошлую ночь. Ты боишься того, что произошло между нами. Боишься расстаться с прошлым. И используешь бедного покойника, чтобы отгородиться от жизни, чтобы держать себя в узде.
– Давай не будем начинать все заново, ладно? Больше не обираюсь выслушивать эту чушь! – возмутилась Анастасия.
Она попыталась встать, но его рука словно тисками сжала ее плечо. Несмотря на сопротивление, она все равно очнулась там же, на его груди. Его руки обвили ее, и она оказалась в плену.
– Мне не хочется заниматься любовью, Лукас, – прошептала она, не в силах встретиться с ним взглядом.
Он хохотнул.
– Это ты себе говоришь? Тогда почему ты не сказала «нет»? – Хватка ослабла, а руки двинулись вниз, поглаживая ее спину. – Прошлой ночью я несколько раз предлагал тебе улизнуть, почему ты не воспользовалась предоставленной возможностью?
Руки продолжали опускаться по спине, пока не легли на ягодицы, затем он подхватил ее и прижал к себе. Анастасия подавила стон. Господи, он уже готов, твердый как сталь и упирается ей в живот.
– Почему ты сейчас не говоришь мне «нет»?
Лукас приподнялся и впился в ее губы поцелуем.
В какой то момент Анастасия попыталась проконтролировать свою реакцию, но желание тела было более мощным. И начисто смело сопротивление разума.
– Ана, скажи «нет», – прошептал он за секунду до того, как втиснул свой язык ей между губ, и принялся ласкать ее язык своим.
Желание подстегнуло бег крови, стиснутые кулаки разжались, и руки легли на его широкую грудь, когда она в ответ стала ласкать его язык. Как он хорош на вкус! Какое прекрасное ощущение!
Господи помоги, как она хочет его! Сейчас. Здесь. Немедленно.
Ее ноги раздвинулись, и она так и опустилась на него. Его руки затеребили платье, и ткань опала и улеглась вокруг ее талии. А потом она могла лишь чувствовать, как его рот потянулся к ней и губы завладели ее соском.
В прохладном неподвижном воздухе эхом отдался ее низкий яростный стон. Язык выписывал круги, атакуя плоть, а затем Лукас отстранился.
– Так это было «да» или «нет»?
Она уставилась на него.
Негодяй!
Он взялся за сорочку и потянул ее вниз, пока кромка выреза не врезалась ей поперек грудей. Она вздрогнула от остроты ощущения.
– Мне не хочется завтра из-за этого оказаться в неловкой ситуации, – продолжал он настаивать, замерев неподвижно. – Так что, если желаешь продолжения, нужно, чтобы ты сейчас же сказала об этом.
Анастасия жалобно застонала. Разум сражался с телом. Шелк заскользил по спине вверх и вниз, когда она инстинктивно оседлала Лукаса. Это движение только подхлестнуло эль от внутреннего огня, занявшегося между бедер.
– Да провались ты! – зашипела она. – Ты знаешь, не этого хочется.
– Ты хочешь меня?
Он смотрел на нее, и его глаза сияли даже в полутьме. С трудом дыша, она чувствовала ритм своего пульса, слышала, как кровь мчится по жилам.
– Я хочу тебя.
Сорочка спустилась донизу, и Лукас губами перехватил ее губы. Внезапно он приподнялся и сел, и ей пришлось раздвинуть его колени. Смятое платье оказалось между ними как последний барьер, отделявший ее от окончательной капитуляции.
Но этого барьера было явно недостаточно, чтобы защититься от него, его мужественности, его возбуждения, тяжкого и мощного. Анастасия не могла не чувствовать его близость, но теперь уже не животом. Он упирался в то самое место между ног, требовательно и настойчиво, обещая утолить боль.
Пришлось балансировать на нем. И краем сознания воспринимать, как Лукас гладит ее, как покусывает ее губы.
Грубо и требовательно Лукас впился ей в губы, завладев ее языком, притиснув груди к колючему сукну своего сюртука. С ужасом Анастасия поняла, что Лукас так же, как и она, теряет контроль над собой. Он так же погружается в омут безумия.
И только ей под силу удержать его на грани.
Подхватив под ягодицы одной рукой и приподняв ее, другой он рывками задирал юбку вверх. Ткань не поддавалась, казалось, целую вечность, вздымаясь вокруг ее талии, путаясь у них в ногах, пока он все ближе и ближе подбирался к сердцевине ее желания.
Почувствовав дуновение воздуха по ногам, Анастасия затрепетала – он достиг цели. Не отрываясь от ее губ, Лукас хрипло застонал, большим пальцем лаская ее между бедер.
Прикосновение к набухшим складкам между ног, движение пальца по кругу искрой высекло пламя наслаждения, охватив ее изнутри. Она отстранилась от его губ и запрокинула голову, с наслаждением отдаваясь ускоряющемуся ритму.
Тогда Лукас начал целовать ее шею, а ласка стала быстрее, грубее и требовательнее, направленная к единственной цели – довести до верха блаженства. Раскачивая бедрами, Анастасия изо всех сил помогала ему, а потом, тесно прижавшись, обхватила его ногами.
Словно сквозь завесу воспринимала она окружающее и задохнулась, когда он пальцами довершил начатое. Ее пронзительный крик Лукас перехватил своими губами, а внутри ее, затапливая и переполняя, поднялась волна желания и наслаждения.
Каждая ее складочка, задрожав, сжалась, и Анастасия замерла. Лукас пошевелился, теребя застежки на поясе. Внезапно он ткнулся напряженной головкой в середину ее влажных разверстых бедер. Сделал движение вперед, но она опередила его. Приподнялась над ним, устраиваясь поудобнее.
Лукас вошел в нее полностью, до упора, и спазмы наступившего освобождения, содрогавшие ее изнутри, усилились вдвойне.
Закрыв глаза, Лукас наслаждался ее телом, обволакивавшим его, как теплый влажный шелк. Сейчас Ана стала абсолютно естественной. Обнаженными руками она обнимала его за плечи, поводя бедрами, двигала ими вверх и вниз. С каждым движением вниз она билась о него все сильнее и сильнее, как будто что-то неукротимое пробудилось у нее внутри.
Он любовался ею. Даже при слабом свете в ее напряженном лице он видел следы настоящего наслаждения. Сейчас она не переживала о прошлом. Ее не волновали последствия, Ана жила в этот миг. И она хотела его.
Лукас двигался ей навстречу, с каждым ее движением поднимая бедра выше и выше. Вцепившись что было сил в го плечи, она хрипло вскрикивала. Пальцы царапали его сюртук, бедра ходили ходуном, и она достигла пика во второй раз.
Обхватив за шею, он притянул ее к себе, к своим губам и она обрела то, что так страстно желала. Ее спина напряглась, тело задрожало, и она с такой силой стиснула его внутри себя, что от удовольствия Лукас чуть не потерял сознание. Не отрываясь от ее губ, он застонал, выплескивая в нее свое семя.
Когда дыхание стало восстанавливаться и приходить в норму, он обнял ее и притянул к себе. Она все еще тяжело дышала, но, к его удивлению, не отодвинулась. Вместо этого Анастасия, тесно прижавшись, улеглась щекой ему на плечо.
Это было так же хорошо, как оставаться внутри ее. Вот так лежать, удерживая ее, поглаживая пальцами ее спину, чувствуя, как ее сердце бьется в груди, – во всем этом было что-то настоящее.
В таком положении он мог бы остаться навсегда, если бы не услышал женские голоса. И они приближались по тропинке, как раз в их направлении.

Глава 17

Лукас выругался про себя. Господи, ну разве можно быть таким идиотом, забыть обо всем, только чтобы получить удовольствие посреди сада?
– Ана, сюда идут, – прошептал он.
Она вскинула голову, и ее затрясло.
– Нет, о нет!
Скатившись с него, Анастасия одергивала платье и вглядывалась туда, откуда доносились шаги и голоса. Их вот-вот должны были обнаружить. Застегнув штаны, Лукас протянул к ней руку. Она отодвинулась, и у него екнуло сердце. Судя по всему, каждый, как только он сближался с ней, она тут же находила причину отдалиться от него.
– Я помогу тебе застегнуть пуговицы, – объяснил он, натягивая платье ей на плечи.
Она проглотила комок в горле, губы тряслись. Без возражений Анастасия повернулась к нему спиной. Он неуклюже боролся с этими маленькими кружочками из перламутра, затягивая их так быстро, как только мог, хотя можно было бы сказать, что не очень-то он и торопился. Голоса зазвучали прямо над ними. О, черт! Один из них принадлежал его матери. Анастасия дрожала словно в лихорадке, и Лукас с трудом справлялся с пуговицами. Он чувствовал себя виноватым. Это из-за него она оказалась в такой ситуации, после то как он заставил ее признаться, что она хочет его. Заставил ее сказать, что она желает большего. Это он должен был прекратить препирательства и позволить ей уйти.
Но ей ведь было хорошо! Заставить ее отбросить всякую осторожность стало самым захватывающим экспериментом в жизни.
Единственное, что невозможно было отрицать, так это то, о две дамы, следуя вдоль всех изгибов садовой дорожки, остановились точно над ними.
Его мать и еще одна женщина, которая стояла в шеренге танцующих и высказывала сильное беспокойство, когда Анастасия подвернула ногу. Леди Уэстфилд, припомнил он.
– Вот это да! – Мать повернулась к ним, а леди Уэстфилд выпучила глаза.
Анастасия вскочила на ноги, к ней присоединился и Лукас. Она сложила руки на груди, как будто могла прикрыть себя от того, что тут произошло, от того, что уже увидели две женщины.
– Я была… Мы были… – задохнулась она. – Это…
Она замерла, посмотрев вниз на подол перепачканного зеленью травы платья.
– О!
Лукас взял ее за руку. На этот раз она не отодвинулась, наоборот, стиснула его пальцы, как будто он был ее единственной опорой. Незаметно Лукас сделал так, чтобы она укрылась за его спиной.
Округлив глаза и широко открыв рот, мать уставилась на него. Потом перевела взгляд на леди Уэстфилд. Обе были бледны.
– Дамы… – начал Лукас, не будучи готовым дать какое-либо объяснение. Он изо всех сил старался придумать хоть что-нибудь, но непристойный вид Анастасии говорил сам за себя.
– У них свадьба в конце этой недели, – вдруг выпалила мать.
Леди Уэстфилд скрестила руки на груди, и тень улыбки скользнула по ее губам.
– Хотелось бы надеяться. Э… Пардон.
Еще раз окинув взглядом Лукаса и Анастасию, дама отправилась прочь. Как только она исчезла из виду, мать, прищурившись, накинулась на него:
– Лукас!
Ему стало не по себе от ее голоса, от выражения глаз. В какое положение он сам себя загнал! Существовало только одно, единственно правильное решение.
– Специальное разрешение, Лукас. – Мать направилась в сторону дома. В этот раз она воспользовалась своим самым серьезным «материнским» тоном, ведя их за собой. Анастасия уже не смотрела неотрывно себе под ноги, и с каждым словом ее щеки краснели все гуще. – Завтра же ты добудешь специальное разрешение. И женишься до конца недели.
Глаза Анастасии полыхнули огнем. У Лукаса перехватило дыхание. Никогда не подразумевалось, что их помолвка закончится настоящей свадьбой. А вот теперь правда выплывала наружу.
Положение, в котором они очутились по собственной воле, отнюдь не было таким, чтобы он мог его проигнорировать. Им придется сочетаться настоящим браком. Исходя из реальных обстоятельств, не имеющих отношения к расследованию.
– Только не в дом, матушка, – вполголоса попросил Лукас, когда та стала подниматься по лестнице террасы.
– Что? – Она оглянулась.
Лукас указал на платье Анастасии. В ярком свете, лившемся из окон, зелень от травы на подоле стала еще заметнее, и становилось ясно, чем они занимались в саду.
– Ну ладно, – кивнула мать.
На этот раз руководил он, проведя их вокруг дома к главному входу, а затем через ворота на подъездную аллею. За минуту он нашел свой экипаж.
– Жди здесь, – приказала мать, покосившись на него. – Я сейчас вернусь.
Подсаживая Ану в карету, Лукас вздохнул:
– И почему я всегда веду себя как девятилетний мальчишка?
В ответ Анастасия даже не улыбнулась и только смотрела на него. Лицо было таким бледным, что это даже немного обеспокоило его.
– Не может быть, – покачала головой Анастасия.
Она не имеет в виду, что мы поженимся.
Лукас закрыл глаза, чтобы не видеть ее. Она страдает от мысли, что эта лживая помолвка станет неотвратимо и окончательно реальной. Он и сам не знал, что думать об этом. Разум не успевал за ходом событий.
Если леди Уэстфилд начнет болтать, репутация Анастасии погибнет окончательно. Но даже если мать поведет себя правильно, а леди Уэстфилд будет держать язык за зубами, все равно риск был очень велик.
– Одно дело, если у вдовы есть тайная, не выходящая за рамки приличий интрижка, – мирно начал Лукас. – И совсем другое, если ее обнаруживают в саду полуголой.
Он увидел, как понимание зажглось в ее глазах. Сейчас, когда шок отступил, оба осознали, что свадьбы не избежать.
– Лукас, я не могу выйти за тебя, – прошептала Анастасия, делая последнюю, обреченную на провал, попытку сопротивляться.
Он смотрел на нее, всю в следах от его пальцев, его губ, его тела. И тут же вспомнилось, как она вскрикивала, отдаваясь ему, как, вцепившись, держалась за его плечи, достигая пика наслаждения.
Но еще более заманчивым казалось то, что в результате этого случая она будет в его постели каждую ночь до конца жизни. Чем плоха перспектива?
Вот теперь дело за ней, потому что она по-прежнему считает, что любит своего покойника. С которым ему даже отказано в попытке посостязаться.
– У нас нет выбора, – пожал он плечами. – Никакого.

Анастасия поборола в себе детское желание свернуться калачиком на сиденье и разрыдаться. Истерикой ничего не исправишь. Легче от этого не станет, во всяком случае надолго.
Так что же произошло? Это была ее ошибка. Лукас оставлял выбор за ней. Он предлагал остановиться и в ту ночь, и сегодня в саду. А она пошла на поводу у своего тела и довела себя до бесчестья.
Теперь вся ответственность за последствия ложится на нее. Если она откажется, не только ее репутация будет разрушена, пострадает и Общество помощи вдовам и сиротам. Никто гроша не внесет в его фонд из-за такой женщины.
Не говоря уже о том, что будет скомпрометирована настоящая работа, которую они ведут с Мередит и Эмили. Приглашений не будет. Расследование, которое ведется сейчас, остановится…
Вот какова цена страсти! Украдкой взглянув на Лукаса, она увидела, что он наблюдает за ней. На его лице невозможно было прочесть, как он относится к такой перемене событий. Он был бесстрастен и спокоен. Как бы ей хотелось увидеть, что творится у него в душе. Ненавидит ли он ее за то, что случилось? Жалеет ли о произошедшем? Беспокоит ли его это вообще?
А что будет завтра? Послезавтра? А год спустя? Станет ли Лукас обвинять ее потом? Может, она наскучит ему? Эта мысль волновала ее больше всего.
Дверца распахнулась, и в карету поднялась леди Даннингтон. Анастасия отвернулась, не в силах посмотреть ей в глаза после того, что случилось. Господи, что она должна сейчас думать о ней!
Экипаж тронулся.
– Анастасия.
Она подняла голову, удивленная, что леди Даннингтон назвала ее полным именем и так тепло.
– Да, миледи?
– Лавиния, – поправила она ее, ласково улыбаясь. – Надеюсь, мы пересекли все мыслимые барьеры, которые не позволяли тебе называть меня Лавинией.
Анастасия недоверчиво покачала головой:
– Я никогда и не надеялась…
Останавливая ее, Лавиния подняла руку.
– Конечно, нет. – Она понимающе посмотрела на сына. – Это все страсть, наверное. Иногда так бывает – нет никаких намерений, зато полным-полно последствий. Ну да ладно! Скоропалительная свадьба – это, конечно, не то, что я бы предпочла, но вся семья уже согласна на скорый брак. – Лавиния накрыла руку Анастасии своей. – Я рассчитываю на благоразумие леди Уэстфилд. С этой стороны скандала не будет. Ваше венчание вообще остановит любые сплетни. Мне кажется, своими отношениями вы покорили общество. И даже если вдруг возникнут какие-то пересуды, люди будут великодушны.
Анастасия молчала. Было страшно и одновременно волнующе представить, что несколько дней спустя ей придется обменяться клятвой любви до гроба со вторым мужем.
За слезами и чувством вины, которое разъедало ее, она не могла не обратить внимания на еще одно возникшее чувство. Темной и полной удовольствия страсти, которую как ни старайся затолкнуть поглубже, все равно ничего не получится. Она глянула на Лукаса. Он по-прежнему наблюдал за ней. Точно так же, как когда она билась в наслаждении. Точно так же, как когда они разговаривали о чем-то, работая вместе.
Что он сказал ей тогда в парке? Что он женится только по страсти? И она не сомневалась, что женитьба на ней, вынужденная или нет, именно такой и будет.
Карета остановилась, и, выглянув в окно, Анастасия увидела, что они у дома Эмили. Лукас пошевелился, когда лакей отворил дверцу. Лавиния сжала ее руку.
– Поговорим более подробно завтра вечером. Приходи к нам на ужин.
Лакей помог Анастасии спуститься, и Лукас последовал за ней. Подхватив ее под локоть, он проводил ее до двери.
– Мне жаль, что все так обернулось, Ана, – прошептал он, на секунду задержав ее руку.
Она покачала головой:
– Ты предлагал мне уйти… и не один раз. Предлагал казать «нет». – Глаза ее налились слезами. – Твоей вины меньше, чем моей. Поговорим об этом завтра.
Лукас кивнул на прощание, когда дверь открылась. Анастасия проскользнула в дом и из-за занавеса у двери посмотрела на него украдкой. Лукас постоял, глядя на закрытую дверь потом направился к карете, качая головой.
Опустив занавес, Анастасия лбом прислонилась к стенке тут же, у двери. Слезы, которые она сдерживала изо всех сил теперь полились по щекам безудержным потоком.
Что же она натворила?

Неустанно, не присаживаясь, Анастасия ходила между окном и камином в комнате Эмили. Туда и обратно, туда и обратно, ломая руки. Она видела, с каким участием смотрят на нее Эмили и Мередит. Но чем они могли ей помочь? Больше ничем.
– Может, присядешь и выпьешь чаю? – Мередит указала на место рядом с собой. – Пожалуйста. Ты почти не спала всю ночь. Знаю, что отказалась от завтрака.
– Откуда ты знаешь? – нахмурилась Анастасия. Эмили улыбнулась в ответ, но как-то отстраненно и немного печально.
– Мы ведь не единственные шпионы в этом доме, ты же знаешь.
Анастасия изобразила улыбку. Домашние слуги должны быть самыми настоящими шпионами. Она опустилась на место рядом с Мередит, но отказалась от налитого чая.
– Ответь на такой вопрос, – сказала Мередит, переглянувшись с Эмили. – Он может тебе не понравиться. Что ты будешь теперь делать?
Сидя прямо, словно проглотив палку, Анастасия смотрела перед собой.
– Что ты имеешь в виду?
Можно было не спрашивать, она и так знала, о чем говорит подруга. Этот вопрос она всю минувшую ночь снова и снова задавала себе самой.
Встретившись с ее взглядом, Эмили задала свой вопрос:
– Ты рассчитываешь по-настоящему выйти замуж или будешь и дальше держать Тайлера на расстоянии?
Неужели Эмили настолько слепа? Анастасия подвинулась вперед и поставила локти на стол, потом уронила голову на руки, не в силах сдержать эмоции, клокотавшие внутри. Страх, отчаяние, боль от расставания с прошлым, но также и желание. Предвкушение будущего. Так много всего накопилось в ее сердце, так много новых ощущений, что она не знала, как поступить, как чувствовать, как рассказать.
– Ничего не знаю, – прошептала она.
– Леди Уиттиг, к вам пришли и ожидают в гостиной, – послышался из дверей голос Бенсона, который опередил подруг с их советами.
Закрыв глаза руками, Анастасия желала с такой же легкостью укрыться от окружающего мира, как она укрылась от света.
– Дайте подумать… это мистер Тайлер?
– Нет, мадам. Это вдовствующая леди Уиттиг.
Моментально исчезло желание загородиться от мира, которое сменилось чувством острым и светлым до боли. В ушах зазвенело, сердце заколотилось, Анастасия поднялась из-за стола.
– Э… Передайте ей, что я сейчас буду. И убедитесь, чтобы она ни в чем не нуждалась, пока ожидает.
Поклонившись, Бенсон удалился. Анастасия, прикрыв рот рукой, повернулась к подругам. Они так же побледнели, как и она.
– Понятия не имела, что моя бывшая свекровь в городе, – прошептала она.
Мередит вскочила на ноги.
– Хочешь, я пойду с тобой?
Анастасия задумалась на мгновение. Очень легко спрятаться за спину подруги, но она так не поступит.
– Нет. Мы с Франческой поговорим наедине. – Анастасия вздрогнула, направляясь к дверям. – Наверняка она узнала об этой помолвке. И если ей хочется сообщить мне, в каком она гневе и как ей больно, тогда я, конечно, дам ей такую возможность.
На ее памяти такого долгого пути вниз по лестнице у нее никогда не было. Воспоминания о Гилберте, о его семье сопровождали каждый ее шаг. Для нее Франческа стала второй матерью. Анастасия страшилась того момента, когда она лишится ее ободряющего прикосновения и ласковой улыбки.
Но этого нельзя избежать. Она сама во всем виновата. Капитулировала перед желанием своего тела и даже позволила себе увлечься. Теперь придется заплатить за последствия.
Открывая дверь в гостиную, Анастасия нацепила на лицо улыбку, которая никак не отражала того, что творилось у нее внутри. Как только дверь открылась, Франческа поднялась. Они стояли и просто смотрели друг на друга, смотрели долго.
От матери Гилберт унаследовал ярко-голубые глаза. Они всегда поражали Анастасию. И вот сейчас будто снова ее муж смотрел на нее, и в его взгляде стоял вопрос, он был полон беспокойства и… может быть, осуждения. Она прикрыла глаза, и наваждение исчезло.
Ее свекровь была стройной, очень милой, хорошо выглядевшей для своего возраста женщиной. Она так и не примирилась с потерей сына. И не примирится никогда.
– Франческа, – Анастасия заставила себя подойти к ней с распростертыми руками, – прошу прощения, что так долго не навещала вас.
К ее удивлению, лицо свекрови смягчилось, и она заключила ее в объятия.
– Моя дорогая, поздравляю тебя.
Анастасии показалось, что она ослышалась. Поздравляю?
– Я так виновата, – прошептала Анастасия, крепко обнимая свекровь. – Я должна была написать, но все произошло так быстро. А я… – Анастасия заколебалась. Эта женщина достойна правды. По крайней мере насколько это было допустимо. – А я так боялась, потому что не знала, как вы к этому отнесетесь.
Франческа отодвинулась. Она была смущена и озабочена такими словами.
– Боялась? Ты хочешь сказать, что думала, я буду злиться на тебя за то, что ты снова влюбилась?
Анастасия попятилась. Это была легенда, которую они с Лукасом сами сотворили. Легенду о большой любви, тайно возникшей, которая становится очевидной для всего общества. Было странно услышать о ней из чужих уст. Анастасия была поражена. Эти слова задели ее настолько, что захотелось похоронить их в глубине души. Она не любила Лукаса. Желала, да. И в ущерб себе.
– Мне жаль, мне так жаль, – шептала она.
– О, Анастасия. – Взяв за руку, Франческа подвела ее к диванчику, на который они вместе опустились. – Моя девочка, я не могу сердиться на тебя. Ты любила моего сына, я знаю. И он любил тебя. Но все так быстро кончилось.
Она помолчала, и Анастасия увидела, как в глазах Франчески заблестели слезы. – Слишком быстро. Но Гилберт ни за что бы не захотел, чтобы ты носила траур до конца жизни.
– Я ведь обещала, – тихо сказала Анастасия.
– Какие бы обещания ты ни дала, ты их сдержала. – Франческа покачала головой. – Пожалуйста, не говори, что ты медлила из-за страха предать Гилберта.
Анастасия отвела глаза. Именно это она и делала. На несколько лет она уединилась, сохраняя образ жизни, каким он был, когда умер Гилберт. Только Лукасу силой удалось вытащить ее из кокона, который она сама для себя создала. Только Лукас сумел разбудить личность, которая в ней жила и о которой она забыла. Личность, которой Анастасия никогда не позволяла быть свободной.
Франческа взяла ее за подбородок.
– Милая, ты еще так молода. Пусть Гилберт займет маленький кусочек твоего сердца, но ты должна снова любить и жить. Не нужно удерживать прошлое из страха, что он не одобрил бы тебя. Он любил тебя. Он пожелал бы тебе счастья. Он пожелал бы тебе счастливый дом, семью, а не участь скорбной вдовы навеки.
Слова отзвучали, отрезая прошлое вместе с горем, которым Ана как саваном укрылась от всего с того самого дня, как умер Гилберт. Пожелал бы он ей этого – чувств к новому мужчине? Жизни с Лукасом? А детей, а будущего?
Пожелала бы она ему того же, если бы жизнь обернулась по-другому?
– Когда назначена свадьба? – спросила Франческа.
Анастасия очнулась. Теперь этого не избежать.
– Через несколько дней по специальному разрешению.
Пораженная, Франческа смотрела на нее какое-то время, потом в уголках губ появилась понимающая улыбка.
– В прошлом я знала леди Даннингтон. Ты будешь счастлива в ее семье. – Она встала. – Я только что приехала в город, так что у меня много дел, но мне так хотелось увидеться с тобой.
Анастасия вскочила.
– Я… еще увижу вас?
Франческа кивнула:
– Разумеется. Для меня ты всегда будешь дочерью. Надеюсь, мы будем часто видеться и с твоим новым мужем. Ну, я должна идти. Поговорим теперь после свадьбы.
В оцепенении Анастасия проводила ее до дверей. Там Франческа повернулась и снова обняла ее. Это объятие было крепким, как будто она в последний раз попрощалась с Гилбертом. И Анастасия подумала, что так, наверное, и было. Теперь, когда они встретятся вновь, она уже будет женой другого.
– Будь счастлива, Анастасия. – Франческа поцеловала ее в щеку и вышла.
Закрыв дверь, Анастасия развернулась и прислонилась к ней спиной. В голове царил хаос. Она по-разному представляла свою встречу с матерью Гилберта, но совсем не так. Это ее разрешение начать новую жизнь, этот приказ снова любить. А это ощущение, что Гилберт сам благословил ее союз и разрешил уйти!
Она прикрыла рот. Уйти. Разве это возможно? Отказаться от жизни, которая давила на нее столько долгих лет, и, может быть, найти новую?
Для этого у нее есть только один путь. И ей нужен Лукас в помощники. Остается лишь надеяться, что он сможет ей помочь и что она сможет найти способ примирить чувства из прошлого с неизбежным будущим.

Глава 18

Ступив на развесистую ветку огромного бука, Лукас посмотрел вниз. Вся штука заключалась в том, чтобы добраться до окна и не свалиться. Кусты роз внизу, куда он в этом случае угодит, не внушали доверия. Он легко представил, как потом целую неделю будет выдергивать из задницы шипы.
Окно было приоткрыто, поэтому Лукас оттолкнулся и прыгнул на карниз. Он удачно приземлился, схватившись за раму для равновесия, потом открыл ее пошире и ввалился внутрь.
Стоя у камина, Анастасия наблюдала за его торжественным появлением. Она выглядела отнюдь не роскошно, хотя и очень мило. После вдовьего траура, который давным-давно надоел, ему казалось, он никогда не устанет смотреть на нее, одетую в разноцветные платья. Как, например, сегодня. Это темно-зеленое платье делало ее карие глаза еще глубже и заманчивее.
– Вы опоздали.
Прикрыв раму и задвинув шпингалет, Лукас повернулся к ней и скрестил руки на груди.
– И вам тоже добрый вечер. Да, спасибо, я добрался прекрасно. Нет-нет, я совсем не поранился. Да, я предпочел бы выпить, если у вас найдется что-нибудь.
В ответ на его сарказм Анастасия поджала губы и направилась к столу, на котором в ожидании стоял графин с виски. Сомнительно, чтобы она употребляла это питье, значит, оно приготовлено специально, чтобы ублажить его. Получив из ее рук толстенный стакан, он сделал глоток, а потом улыбнулся. Отлично.
Хотя и подозрительно!
– Итак, миледи, вы поманили пальчиком, и я тут как тут. Хотя так и не понял, зачем вам потребовалось, чтобы я рисковал своей шеей, забираясь в окно. – Он сделал еще глоток, отставил стакан и огляделся. Так вот какая она – келья Аны. Гостиная, где они сидели, очаровательна и очень женская во всей своей элегантности. Он заметил груду небрежно исписанных бумаг, пустой стакан для реактивов.
Некоторые вещи могли принадлежать только ей. Лукас не сдержал улыбки.
– Меньше всего мне хотелось бы еще раз дать пищу для разговоров, – вздохнула Анастасия. – Но было крайне необходимо поговорить с вами именно сегодня, поэтому я подумала, что будет лучше, если вы проберетесь сюда тайно.
Лукас кивал, не прислушиваясь к тому, что она говорит, а следя за тем, как двигаются ее губы. Он не виделся с ней с позапрошлой ночи, когда их застукали в такой деликатной и забавной ситуации.
У них не было времени обсудить неожиданно возникшее и абсолютно реальное бракосочетание, которое сейчас готовилось. Лукас вздохнул. Сегодня ему пришлось добывать специальное разрешение на брак. Всем остальным занималась его мать.
Анастасия просто стояла и смотрела на него. Что, если она не заинтересована в свадьбе? И вообще в браке с ним?
Ее отчуждение полоснуло его, как ножом по сердцу, коротко и остро. Через силу он оттолкнул это чувство прочь, загнал глубоко внутрь. Даже думать об этом ни к чему.
– Так зачем я потребовался вам среди ночи?
Как бы ему хотелось заставить заткнуться ту настырную часть самого себя, которая притязала на Анастасию как на собственные владения. Не только на ее тело, но и на то, что она держит сокровенным в своем сердце и своей душе. На то, что привязывало ее к покойному мужу как к спасательному канату на тонущем корабле.
Она предпочтет любить покойника, но не отдаться ему.
– В нескольких часах езды отсюда находится поместье, где похоронен мой муж. – Она отвела глаза, теребя край рукава. – Мне очень хочется завтра съездить туда. Вы меня отвезете?
– Вы… Вы хотите чтобы я отвез вас туда? – изумленно повторил Лукас. Вот уж чего он совсем не ожидал от нее!
Она спокойно кивнула в ответ.
– Почему?
– Я… Вам нужно, чтобы я ответила честно?
Он не был так в этом уверен, но согласился:
– Как всегда.
Анастасия с трудом проглотила комок в горле.
– Ездить туда для меня всегда было тяжело, а сейчас еще труднее. Но если вы будете со мной, у меня… – Анастасия внезапно густо покраснела. – У меня прибавится смелости. Мне нужна ваша поддержка, хотя я понимаю, как странно звучит эта просьба.
Лукас уставился на нее, не зная, радоваться ли тому, что он нужен ей рядом, или ужасаться, потому что она просит тать ее дуэньей. Но когда она смотрит на него так открыто и доверчиво… Разве можно отказать ей?
Он улыбнулся через силу:
– Если это действительно необходимо, я вас отвезу туда. На лице ее отразилось облегчение. И она шагнула к нему.
Пальцы слегка дрожали, когда Анастасия, протянув руку, коснулась его. Прикосновение было нежным и ласковым, но длилось это всего несколько секунд. Она почти сразу же отдернула руку.
– Спасибо.
– Может, вам нужно что-нибудь еще?
Чтобы поймать ее взгляд, Лукас наклонился, стараясь вычислить, что у нее на уме. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем она приоткрыла рот, приготовившись ответить. Он уже в предвкушении потянулся к ней, но она тряхнула головой и сказала:
– Нет, это все.
Он стиснул зубы. Ну конечно!
– Отлично. Завтра утром, как рассветет, я приеду за вами.
Он снова распахнул окно и вылез на карниз в холодную ночь. Посмотрев на дерево и представив, как будет спускаться вниз, а потом – как отправится в неблизкий путь, в конце которого его ждет холодная одинокая постель, Лукас вздохнул. Он мельком глянул на Анастасию. Она наблюдала, как он уходит. Ни по глазам, ни по лицу ничего невозможно было прочесть.
Она становилась первоклассным агентом. Оставалось только пожелать, чтобы свои таланты она не обратила против него.
– До завтра, – буркнул он, затем повторил свой прыжок и начал спускаться вниз по дереву.

С грохотом захлопнув за собой дверь, Лукас двинулся к себе в кабинет, не обратив внимания на ошеломленных слуг, которые высыпали в холл при его появлении. Запустив пальцы в волосы, он нащупал запутавшуюся в них веточку. Он отшвырнул в сторону и ее, и воспоминания о том, почему она там очутилась.
Он ворвался в кабинет и оглушительно хлопнул дверью. Буря внутри стала утихать, и он прислонился лбом к двери, понимая, что ночь он проведет без сна.
– Лукас?
Он замер, услышав за спиной голос Генри. До недавнего времени только с Генри он чувствовал себя свободно. Только с Генри мог говорить откровенно. Лучший друг знал, что он – агент, и имел представление о его заданиях, поэтому с ним можно было поделиться всем тем, что нельзя было рассказать другим.
Но теперь из-за обвинений, которые высказала Ана, его присутствие в доме приносило больше волнения, чем удовольствия. Лукас поймал себя на том, что стал анализировать каждое слово Генри, следить за его реакциями, добиваясь правды.
Медленно выпрямившись, он повернулся к другу. В глазах Генри читалось настоящее беспокойство. Дружба чистейшей воды. Все же Лукас по-прежнему восхищался им.
– Добрый вечер, – выдавил он сквозь зубы. – Ты давно здесь?
Генри пожал плечами и отложил в сторону книгу, которую держал на коленях.
– Около часа. Я примчался тут же, как только услышал нечто тревожное.
– О расследовании? – Лукас поднял голову.
– Нет, – прищурился Генри. – О тебе. И об этой женщине.
Лукас, вздохнув, уселся за рабочий стол.
– Этой женщине. Ты об Анастасии?
– Конечно, о ней. – Генри двинул кресло вперед. – Пожалуйста, пожалуйста, скажи, что все разговоры, которые я услышал сегодня, неправда. Пожалуйста, скажи, что ты не собираешься по-настоящему жениться на ней.
Лукас зажмурился. Он терял способность соображать. Генри злится из-за того, что Анастасия считает людей из военного министерства ответственными за нападения на агентов? Или он так беспокоится о нем, потому что не согласен с его женитьбой, воображая, что она устраивается против воли Лукаса?
Или есть какая-то другая причина? Может, Генри встревожен и пытается спрятать правду о своих делишках, как не устает повторять Ана?
Захотелось что-нибудь швырнуть, сломать, разбить – все, что угодно, лишь бы прекратить этот сумбур в голове. Все, что угодно, но только не вспоминать, как Ана тянется за поцелуем. Как сорочка падает с ее плеча.
Как говорит, что хочет поехать на могилу Гилберта.
Лукас изо всех сил пятерней грохнул по столу.
– Что ты мне предлагаешь? Я джентльмен, не так ли?
Генри заметно удивился его тону.
– Я с этим не спорю, но…
– Никаких «но»! Она – настоящая леди. Иметь любовную интрижку с вдовой – это одно, но совсем другая история – быть застигнутой в саду в полуголом виде.
Причем это был прекрасный вид, подумал Лукас и сразу же отбросил воспоминание прочь.
Генри изумленно посмотрел на него:
– Так вот что произошло?
– Да, к сожалению, – кивнул Лукас. – Нас застукали моя мать и леди Уэстфилд вчера на балу у генерала.
– В саду? – задумчиво повторил Генри.
– Да. – Лукас поднял голову. Друг был бледен, но выражение его лица быстро изменилось.
– Мне нравится, что ты поступаешь, как требуют приличия, но это все равно ошибка. Ты не хочешь жениться на этой женщине. Помолвка была нужна единственно для удобства следствия. Если ты так поступишь, то будешь жить с ощущением совершенной ошибки до конца своих дней. – Генри поднял руки в молчаливой просьбе.
– Это не ошибка. – Слова Генри подлили масла в огонь, и гнев, который душил Лукаса весь вечер, начал набирать обороты. Появилось ощущение того, что он должен… защитить Анастасию. – Просто так должно было случиться.
– Но ты прикуешь себя к женщине, которая тебе самому не нравится. Она никакая, она не интересна. И будет настраивать тебя против друзей.
Лукас стоял и слушал, раздувая ноздри. Он обратил внимание, что взвешивает каждое слово, сказанное Генри. И ненавидел себя за это.
– На самом деле она мне кажется очень интересной, – раздраженно проговорил он. – И неожиданно смелой. Что касается того, что она настраивает меня против друзей, то это несправедливо. Анастасия пытается докопаться до истины, и я тоже. Просто у нее больше желания рассмотреть полный набор существующих возможностей. Мне может не всегда нравиться то, что она говорит, но ничего не поделаешь – я отношусь к этому серьезно.
До этого момента, наклонившись вперед, чуть не вываливаясь из кресла, Генри внимательно слушал, и как только услышал последние слова, откинулся назад.
– Нет, не могу поверить. Эта сирена завлекает тебя в опасные воды. И если ей…
Не дослушав, Лукас, вне себя от ярости, кинулся к своему ближайшему другу. Любого другого он, дернув за шиворот, уже расплющил бы об стенку. Вместо этого он зажал кулаки за спиной и попытался взять себя в руки.
– Через три дня, Генри, я женюсь на Анастасии. Она станет частью моей жизни и жизни моей семьи. Это не обсуждается. Нам нет смысла спорить о том, что неизбежно.
Генри поджал губы.
– Наверное, ты прав. Действительно нет смысла продолжать обсуждать все это. – Он направил кресло в сторону двери и там остановился. – Мне будет ненавистно наблюдать, как ты, Лукас, сам причинишь себе вред и боль, соединившись с этой женщиной. Ты ведь знаешь, мне никогда не хотелось бы видеть тебя несчастным.
Потом он укатил. Лукас снова уселся за стол и невидящими глазами уставился на груду бумаг перед собой.
О чем тут упоминал Генри? О том, что женитьба на Ане нанесет ему личный ущерб? О том, что, если он будет следовать ее теориям, его положение в военном министерстве ухудшится?
Может, это угроза?

Глава 19

Анастасия подняла взгляд от колен. Карета, в которой они путешествовали, легко катила по широкой дороге. Напротив нее сидел Лукас и с видимым усердием занимался какими-то бумагами. Если бы он перевернул хотя бы один лист в течение последнего получаса, тогда Анастасия поверила бы, что он действительно занят. Вот только он ничего не переворачивал. И испытывал такое же неудобство, как и она. А может, гораздо большее, учитывая эти странные обстоятельства.
– Лукас?
Он удивленно посмотрел на нее. За час они не произнесли ни слова, пока кучер не предупредил их, что они уже почти приехали.
– Да?
Она прокашлялась. Что она хотела сказать? Даже и не сообразить. Ей всего лишь хотелось нарушить тишину, повисшую между ними. Ей хотелось просто поболтать, как у них иногда это получалось. Подразнить друг друга.
Хотелось, чтобы все снова было как обычно.
– Где ты был, когда тебе пришлось уехать из дому? – Лукас нахмурился, и она поспешила объяснить: – На ужине с твоей семьей мне сказали, что тебе потребовалось исчезнуть. Ты потом стал уверять, что не помнишь, куда тебе было нужно, но я не верю. По твоему лицу можно было определить, что это было очень важно для тебя.
Откинувшись назад, Лукас захлопнул папку, положил ее рядом с собой на сиденье, но ответил не сразу.
– Представить не мог, как ты внимательна к выражениям моего лица, Анастасия.
Анастасии захотелось укрыться от его пронзительного взгляда, но она пересилила себя и не сдвинулась с места. Ей хотелось знать как можно больше о нем, о мужчине, который же так скоро станет ее мужем. Несколько больше, чем просто, что он прекрасный агент или что он заставляет ее трепетать от желания. Впрочем, она долго пыталась этому сопротивляться. Она хотела узнать о нем больше как о человеке.
– Ты ведь не будешь отрицать, что полностью уверен в своей неотразимости, – криво усмехнулась она. – Но моешь ничего не рассказывать мне о своем прошлом, если оно слишком личное.
Лукас тихо засмеялся.
– О, я думаю, мы ушли от того, что между нами что-то может быть слишком личным, там, в генеральском саду, когда соединили наши судьбы. С удовольствием расскажу о моем прошлом, но только в обмен.
Анастасия напряглась. В обмен? Она представила себе, что именно Лукас может потребовать. Чего-нибудь чувственного. Того, что она не сможет пообещать исходя из целей сегодняшней поездки.
– Я не смогу… Лукас, мы не должны…
Улыбка на его лице увяла.
– Я имел в виду только сведения. Вопрос за вопрос. В конце концов, я знаю о тебе совсем немного, как и ты обо мне.
– О чем ты говоришь? – задохнулась Анастасия. – Ты знаешь всю историю моей жизни.
Он покачал головой.
– Существует много чего, помимо обычного факта, что ты уже была замужем. Пока ты не вышла за Уиттига, у тебя была другая жизнь. И другая жизнь началась после его смерти. Именно это мне и хочется узнать. Разве это не справедливо?
Она немного подумала и кивнула.
– Отлично. Ты начала нашу игру, спросив, куда я ездил. – Лукас помолчал, глядя на проплывающие за окном окрестности. – Ты знаешь, я младший сын во влиятельном семействе. Жизнь моего старшего брата была предопределена. Он должен был стать графом. За ним следовал Мартин. Каждый имел свои обязанности. А я не наследовал титул. У меня не было обязанностей, не было определенного занятия. Я остро воспринимал это как отсутствие моего собственного места в семье – поэтому и убегал. В поисках… – Он задумался. – Не знаю, в поисках чего. Но я нашел то, что искал, когда Генри рассказал мне, что он вступил в ряды агентов ее величества.
Анастасия вздрогнула.
– Генри помог тебе поступить в военное министерство?
Лукас задумчиво кивнул. И по тому, как он нахмурился, Анастасия поняла, насколько он взволнован. Он думал об их расследовании, о ее обвинениях против Генри.
– Я уже говорил тебе, что мы были самыми близкими друзьями так долго, что я даже не помню, когда это все началось.
Снова в карете повисла тишина. Теперь на ней лежит ответственность за сомнения Лукаса в близком человеке. Помоги ей, Господи, если интуиция ее подведет. Помоги им обоим, Господи, если она окажется права.
Лукас стряхнул с себя беспокойные мысли и улыбнулся ей:
– Теперь моя очередь задать вопрос.
В ожидании Анастасия распрямила плечи. Конечно, он спросит про Гилберта, о чем же еще?
– У тебя ведь есть старшие братья и сестры, и ты никогда не говорила о них. Рассказывала, как горевала после смерти родителей и мужа, но никогда об остальных членах семьи. – Лукас подвинулся ближе. – Почему?
Анастасия пожала плечами, удивленная его выбором.
– Мои братья и сестры были намного старше меня. Лет на пятнадцать, а может, и больше. Я была нечаянным прибавлением в семье. И, как мне кажется, нежелательным для некоторых из них. Мы никогда не были близки. Их, наверное, возмущало, что родители во мне души не чаяли. Смерть матери и отца оборвала все связи с остальной семьей. Раз в год я получала известия от них, может, реже. Для меня они скорее не очень хорошие знакомые, а не семья. Вот почему Эмили и Мередит так важны для меня.
Лукас прищурился, и она видела, как он переваривает то, что услышал. Неожиданно он потянулся к ней и накрыл ее руку своей.
– Несладко тебе пришлось.
Вздрогнув, Анастасия посмотрела ему прямо в глаза.
– Да, думаю, несладко.
– Когда мы встретились в первый раз, помнишь, я сказал, что ты уязвима, – продолжил он.
Она вспомнила тот вечер, после которого как будто прошли годы.
– Да.
Дотронувшись до ее щеки, он погладил ее.
– Так вот, я был не прав, Анастасия. Ты самая сильная женщина из тех, кого я знал.
От неожиданности она растерялась. Анастасия глянула на Лукаса и была потрясена, с какой… с какой нежностью он смотрел на нее, с каким пониманием. И, главное, с каким уважением! Никто и никогда не говорил и не смотрел вот так. Так, как он.
– Лукас, – выдохнула она. Чтобы продолжить, не осталось времени. Карета замедлила ход и остановилась.
Он убрал руку, а она едва не вцепилась в него, лишь бы не отпустить от себя.
– Приехали, – произнес он тихо.
Анастасия повернулась посмотреть в окно. В самом деле, перед ней возвышались огромные каменные стены поместья Уиттигов, очень вовремя напомнившие о себе.
– Я не была здесь с того времени… – начала она и умолкла.
– Почему? – Лукас нахмурился.
Испуганно вздрогнув, Анастасия вдруг сообразила, что заговорила слишком громко. И что у нее нет ответа на этот вопрос.
Видя ее затруднение, Лукас пожал плечами и отвел темно-серые глаза.
– Извини. Будем считать, что я спросил вне очереди, договорились?
Анастасия снова кивнула. Не ответить на вопрос было так же трудно, как и ответить.
– Дом прилегает к старинной фамильной усадьбе, – пояснила она, пережидая, когда минует боль, которая всегда цепляла сердце, стоило ей вспомнить о прошлом. Но боль не проходила. Напоминала о себе тупым покалыванием. – Гилберт очень любил его. Ему нравилось жить рядом с Лондоном и в то же время на природе. Он и похоронен тут, потому что любил это место.
Лукас молча понимающе кивнул.
– Вот почему мне так трудно бывать здесь. На самом деле после его смерти я приезжала сюда несколько раз.
Она умолкла, когда лакей открыл дверцу. Казалось, что ее слова были сказаны сами по себе, в то время как разум погрузился в проносившиеся перед ней картины и воспоминания об этом доме, о человеке, с которым она жила здесь. Но, как и боль, они лишились прежней остроты. Теперь они уже не вызовут слез на глазах, не вызовут прилива чувств, как раньше.
Анастасия поняла, что незаметно для себя разглядывает Лукаса. Разглядывает с обостренным чувством. Что это за чувство, она не могла с точностью определить, но оно было невероятно мощным.
Лукас вышел из кареты и повернулся помочь ей. Стоя рядом с ним, Анастасия смотрела на дом. Тут открылась парадная дверь, и на пороге засуетилась экономка, мисс Грей.
– Леди Уиттиг, мы не знали, что вы собираетесь приехать. – Экономка от волнения стискивала руки. – Мы бы подготовились.
– Я не собираюсь оставаться, мисс Грей, – прервала женщину Анастасия. – Мне просто нужно кое-что сделать. Позвольте, я представлю мистера Тайлера, моего… Он мой…
– Я жених леди Уиттиг. – Лицо Лукаса стало напряженным.
Анастасия вздрогнула, когда экономка окинула взглядом Лукаса, а потом снова посмотрела на нее. Было непонятно, осуждает или нет ее эта женщина, которая с такой любовью прислуживала ей и ее мужу.
– Для меня удовольствие познакомиться с вами, мистер Тайлер, – произнесла она. – Может, зайдете в дом и выпьете чаю?
Взяв Лукаса под руку, Анастасия проследовала за экономкой в дом. Было очевидно, что родня Гилберта редко бывает в этом месте, которое так любил покойным муж, да и она тоже. Войдя в полный солнца холл, Анастасия увидела, что часть мебели укрыта чехлами, а большинство дверей, всегда гостеприимно распахнутых в те времена, когда она была здесь хозяйкой, сейчас заперты.
– Прошу прощения за состояние, в котором тут все находится, мадам. – Мисс Грей торопливо шла впереди. – Мы не ожидаем никого еще несколько недель.
– Еще несколько недель? – переспросила Анастасия.
– Да, тогда приедет новый лорд Уиттиг. – Остановившись, она открыла двери в гостиную, удивленно посмотрев на Анастасию. – Вы не знали?
Анастасия покачала головой. Разумеется, она знала, что младший брат Гилберта унаследовал титул, что он год назад женился, а недавно у них родился сын. Но не могла представить, что новый лорд Уиттиг разместится здесь со своей семьей. Она закрыла глаза. Этот дом должен снова наполниться смехом, детскими криками. Он не должен оставаться домом скорби и воспоминаний.
Она стояла и ждала, когда придет боль. Но вместо нее она вдруг почувствовала… радость.
– Пойду приготовлю чай. – Проходя мимо Анастасии, мисс Грей коротко пожала ее руку.
Усевшись, Лукас посмотрел на нее. Как всегда, сдержанный. И такой кроткий. Такой серьезный, что она даже не знала, что подумать.
– На вид очень любезна. – Он кивнул в сторону уходящей женщины.
– Всегда была такой, – вздохнула Анастасия.
Все, больше откладывать нельзя. Нужно делать то, ради чего она сюда приехала. Если сидеть и ждать чая, легче не станет. И в самом деле, чем дольше она ждала, тем беспокойнее ей становилось.
– Передай ей, пожалуйста, что я буду пить чай, когда вернусь, – попросила она. – Я хочу… мне необходимо сначала кое-что сделать.
Лукас медленно поднялся. Глаза его были полны понимания и легкой грусти.
– Конечно. Мне пойти с тобой?
Анастасия остановилась, подняв на него взгляд. Для того она и привезла его сюда, чтобы опираться на его руку, чтобы он поддержал ее, если потребуется. Но она почувствовала прилив сил. Возможно, потому, что он назвал ее сильной. И она поняла, что должна в одиночку, лицом к лицу встретить последнего демона в последний момент в этом доме.
– Нет. Я думаю, что должна сделать это сама.
Его взгляд тут же стал уклончивым и безразличным.
– Как пожелаешь.
Повернувшись к нему спиной, Анастасия набрала воздуха в грудь и вышла из комнаты. Она проделала весь путь сюда, чтобы убедиться наконец, что этот дом и эта семья уходят от нее.
Теперь осталось только сделать одну вещь, которая позволит ей оставить прошлое позади.

Не будет ли неприличным попросить виски вместо чая? Не будет ли неприличным напиться до скотского состояния и задать пару хамских вопросов о святом Гилберте?
Лукас тяжело вздохнул. Он полагал, что такое можно устроить, но ничего от этого не изменится. Он останется в доме другого мужчины, будет ходить вслед за служанкой другого мужчины, будет ожидать женщину, которая, должно быть, всегда будет считать себя женой другого мужчины.
Даже если будет принадлежать Лукасу.
Стиснув кулаки, он шел за мисс Грей, которая, свернув за угол, вывела его в длинный широкий коридор, который соединял восточную и западную часть дома.
– Это фамильная галерея, – пояснила она. – Здесь собраны все портреты.
– Хм… – Лукас всматривался в лица, а в голове билась мысль: где Анастасия? Наверху, лежит на старом супружеском ложе? Истерически рыдает, проходя по залам фамильного обиталища? Или она на могиле Гилберта Уиттига?
– А вот здесь последние лорд и леди Уиттиг, – продолжила экономка, останавливаясь перед портретом, висевшим на уровне глаз.
Все мысли разом вылетели у Лукаса из головы, когда он посмотрел на картину. Это была Ана, молоденькая Ана. Мягкий взгляд наивных и невинных глаз. И еще никакого чувства утраты во взгляде и никакой чувственности вообще.
Она сидела в кресле в очаровательном голубом платье, которое лежало роскошными складками. На плече мужская рука. Лукас поднял глаза и оказался лицом к лицу с человеком, к которому в течение последних недель он взрастил настоящую ненависть в своей душе.
Раньше ему не доводилось видеть портрет Гилберта. Ана почти не рассказывала о нем, за исключением того, что любит и будет любить его всегда. Трудно было представить, что человек с таким лицом мог быть его врагом. Он был так же юн, как и Ана. С ярко-голубыми глазами и румяными щеками, со светом надежды во взгляде.
– Как умер лорд Уиттиг? – спросил Лукас.
Экономка остановилась, и когда она обернулась к нему, лицо у нее было белым. Лукас невозмутимо смотрел ей в глаза. Вопрос был неуместным, но ему нужно было знать. Какая-то часть его настаивала.
– Это был несчастный случай на охоте. – Экономка смотрела в сторону. – Он мучился почти неделю, а вместе с ним – ее светлость, которая сражалась, чтобы удержать его в этом мире.
Лукас закрыл глаза. Ничего удивительного, что Анастасия так тряслась над Эмили, почему все время волновалась о ее состоянии. Как и муж, самая близкая подруга Аны была ранена. Она уже до этого видела, как жизнь вытекает из тела, и изо всех сил старалась не отпустить эту жизнь от себя. И не сумела.
– Он был очень молодым, – сказал он и наклонил голову еще чуть ниже.
– О да, очень молодым. – Экономка смахнула слезу. – Слишком молодым.
Тишина повисла в галерее, и Лукас в конце концов повернул прочь, не в силах больше видеть этот портрет. Не в силах видеть счастливого лица Аны. Он-то знал, что всего несколько лет спустя ее жизнь разлетится вдребезги.
Экономка поспешила за ним.
– Заметно, что леди Уиттиг счастлива сейчас, мистер Тайлер, – проговорила она, глядя прямо перед собой. – Именно этого мы все ей и желаем.
– Счастлива? – Лукас громко расхохотался. – Вы думаете, она сегодня выглядит счастливой?
Экономка помолчала, а потом повернулась к нему.
– Сэр, после его смерти она приезжала сюда три раза. И каждый раз больная от горя. Сегодня я увидела, как она радуется. – Щеки экономки залились краской. – Что-то я разговорилась. Пойдемте, я вам еще налью чаю.
Лукас замахал рукой:
– Нет-нет, спасибо. – Он с трудом мог говорить от внезапно разболевшейся шеи. – Если вы не против, я лучше пройдусь по поместью.
Экономка закивала:
– Конечно. Не стесняйтесь, скажите любому слуге, если вам что-нибудь потребуется.
Лукас кивнул и направился к выходу. Холодный воздух ударил в лицо, и он понял, как душно было ему внутри, окруженному жизнью другого мужчины.
Но мисс Грей сказала, что Анастасия счастлива. Он, правда, этого не заметил. Как всегда, она окружена стенами, которые сама же и возвела. В первый день, когда они повстречались, он подумал, что все переживания написаны у нее на лице. Но потом постепенно начал понимать, насколько она сложнее, чем кажется, насколько скрытна. Как бы ему хотелось узнать, что кипит там внизу, за гладкой поверхностью.
Ему хотелось знать все. И чтобы экономка была права. Ему хотелось увидеть радость и надежду, такую же, какую он видел на портрете. И он хотел стать именно тем мужчиной, который вернет ей эту радость. За те несколько недель, пока они работали вместе, его отношение к ней заметно изменилось. То, что сначала было всего лишь влечением к красоте, превратилось во что-то более глубокое. Более серьезное.
А она по-прежнему любит кого-то еще. Того, с кем невозможно помериться силами и кого невозможно ненавидеть. Особенно сейчас, когда он увидел тот портрет.
– К черту!
Широким шагом Лукас пересек лужайку, двигаясь в сторону невысоких холмов, видневшихся в нескольких сотнях метров от дома. Ему требовалось двигаться, бежать от боли, зарождавшейся внутри. Почему все так происходит? Ведь в этом нет никакого смысла.
Он одолел первый холм и огляделся. То, что он увидел, заставило его застыть на месте. Сквозь небольшую рощицу из шести-семи деревьев он видел низкий заборчик, окружавший крохотный участок с могилой. Как он и думал, Ана была там. Она не отводила глаз от плиты, которая, должно быть, отмечала могилу Гилберта Уиттига.
Непроизвольно Лукас двинулся в ту сторону, даже не желая ничего слышать. Не желая ничего видеть.
– Я не забуду никогда, – говорила Ана, опустившись к могиле и проводя кончиками пальцев по камню.
Лукас зажмурился. Боль, которая преследовала его с позапрошлой ночи, которую он ощущал весь день, накинулась на него. И в этот раз ее приступ был яростным. Он ненавидел эти слова, как никогда в жизни. Здесь, фактически накануне свадьбы, Ана была… Что она делает? Получается, что она клянется в верности мертвецу. От этой мысли его затошнило.
Анастасия обернулась и вскочила, увидев его в нескольких метрах от себя.
– Лукас! – воскликнула она. – Ты давно здесь?
Он смутился, застигнутый врасплох, но главное – из-за своих переживаний, выданных так открыто и откровенно.
– Нет, недавно. Может, проводить тебя назад в дом?
Она бросила последний взгляд на могильный камень, а потом просунула свою руку под его локоть. Лукас тоже обернулся назад. Существует ли что-нибудь, что может пересилить такую любовь?
Он не был уверен, но знал, что попытается это сделать.

Анастасия посмотрела на свои дрожащие руки, а потом снова на отражение в зеркале. Господи, какая она бледная! Потом свет упал на узкую полоску золота на пальце.
Она снова замужем, снова жена.
Словно прочитав ее мысли, в зеркале появилось отражение Лукаса, стоящего позади нее. Из зеркала он смотрел ей в глаза. Она замерла, когда он дотронулся до нее. Его теплые руки легли ей на плечи, и он развернул ее к себе.
Тепло его тела обволакивало, его мужской аромат лишал сил. Потом он наклонился и прижался к ней губами. Прикосновение было ласковым, бережным, но полным жара. Этому жару Анастасия больше не могла сопротивляться. И, по правде говоря, больше не хотела сопротивляться.
Она попрощалась с Гилбертом. Она согласилась на новое будущее, о котором никогда не думала. Она хочет стать женой Лукаса, и не только формально, нося его имя.
Если он этого захочет. Кроме страсти, вспыхнувшей в его взгляде, она ни в чем не была уверена, не понимала, чего он добивается. Он очень скрытен. Интересно, так будет всегда? И эта стена между ними? И знание того, что этот брак – вынужденный выбор одного из них? Будет ли желание, ну, может, еще и уважение, к тому, что объединит их, и ничего более глубокого? А разве это важно? Разве ей в самом деле хочется чего-то более серьезного?
– Ты готова предстать перед ними? – Лукас предложил ей руку.
Анастасия рассмеялась. Они – это гости и семья, которые собрались внизу отметить их союз.
– Не сомневаюсь. У меня прекрасная актерская школа, приобретенная в ходе этого расследования. – Анастасия оперлась на предложенную руку.
– Да уж, – неуверенно улыбнулся Лукас, ведя ее вниз по лестнице в холл. Она повернулась в ответ на эту неожиданную смену в настроении и увидела его вдруг вытянувшееся лицо. Но не успела узнать причину, он уже ввел ее в гостиную. Немедленно их окружили друзья, целовали родственники. С теплым чувством Анастасия смотрела на широкие улыбки всех, кто принадлежал к ее новой семье.
Теперь она тоже принадлежала к ней. В отличие от своей собственной семьи. Обведя глазами комнату, она не удивилась, не найдя в ней своих старших братьев и сестер. Сезон почти уже закончился, и они все разъехались по своим загородным домам. Слишком занятые своими собственными делами, чтобы присутствовать на ее свадьбе.
Она вздохнула. Какая бы причина ни привела ее сюда, ее место здесь.
– Поздравляю! – Рядом вдруг оказалась Мередит, и Анастасия очутилась в объятиях, от которых хрустнули ребра. Не колеблясь она вернула объятия с лихвой.
Отстранившись, Анастасия увидела слезы на глазах подруги.
– Не забывайте, мистер Тайлер, что эта женщина – моя близкая подруга. – Мередит трясла руку Лукаса. Анастасия была уверена, что видела, как он недовольно поморщился и отдернул руку.
– Не думаю, что смогу забыть, миледи. – Он незаметно встряхнул руку и протянул ее Тристану, приветствуя его.
Обменявшись с ним рукопожатием, Тристан с торжественной улыбкой на устах поцеловал Анастасию в щечку.
– Давай подойдем к Эмили, – предложил Лукас. – По лицу видно, что она сейчас сойдет с ума, прикованная к этому креслу.
Пока они направлялись в ее сторону, Анастасия через всю комнату смотрела на Эмили, восседавшую в самом удобном кресле, которое смогли найти в доме. Несмотря на бледность и временами подергивающееся от боли лицо, она выглядела вполне сносно. По крайней мере этим Анастасия могла быть довольна.
– Я уже начала бояться леди Гринвич. Она собралась потчевать меня разными домашними средствами от моего «недомогания».
– Значит, легенда сработала? – спросила Анастасия.
– Да, каждый поверил, что меня подкосила лихорадка и теперь я потихоньку прихожу в себя. – Эмили кокетливо взмахнула ресницами. – Как я вам в роли выздоравливающей скромницы?
Лукас подавился смехом.
– Я не смог бы изящнее изобразить вашу позу в ожидании. Это было бы невозможно.
Эмили одарила его улыбкой, но Анастасия заметила, как она смерила его взглядом с ног до головы. Так же оценивающе ее ярко-голубые глаза посмотрели и на Ану.
– Генри! – воскликнул Лукас, замахав рукой другу, который въезжал в комнату.
Эмили и Мередит одновременно посмотрели на Анастасию, а потом повернулись взглянуть на приближающегося мужчину. Слуга, который вез кресло, ловко маневрировал среди гостей их небольшой вечеринки. Анастасия не могла не заметить, как другие гости смотрели на него, но Генри не замечал либо делал вид, что не замечает этих взглядов. Он смотрел только на Лукаса.
Анастасия повернулась к новоиспеченному мужу. В его глазах светилось беспокойство, хотя он дружески улыбался, в том, как он пожал руку другу, когда тот приблизился, была холодность и некоторая доля официальности.
Надежда затеплилась в ее груди. Неужели он начал верить ей?
Она наблюдала, как Лукас представляет своего друга и как ее друзья общаются с тем, кого она подозревала в дьявольском коварстве.
Непревзойденные профессионалы – вот кем они были. Ни ее подруги, ни Тристан ни единым намеком не выдали своих мыслей или подозрений в адрес Генри.
– Леди Аллингтон, – кинул он короткий взгляд на Эмили, – рад видеть, что вы идете на поправку.
Эмили приподняла брови.
– Благодарю, лорд Клиффилд. Приятно это слышать.
Его взгляд переместился от Эмили и вонзился в Анастасию. На секунду ей показалось, что он прищурился, но потом выражение глаз смягчилось.
– Поздравляю, Анастасия.
Сбоку от нее застыл Лукас и натянуто улыбался.
– Благодарю. Рада, что вы выбрались к нам.
Он кивнул.
– Мне очень нужно побеседовать с Лукасом по делу, увы. Можем мы ненадолго уединиться?
Поколебавшись, Лукас все же согласился:
– Да, разумеется. – Он глянул на Анастасию, извинившись без слов.
Тристан улыбнулся:
– Вполне очевидно, вам нужно выпить. Я сейчас вернусь.
Глядя, как он растворяет в толпе, Мередит заулыбалась, а вместе с ней и Эмили.
– У него отличный нюх, этого не отнять.
Анастасия тоже улыбнулась, но через силу. Она была слишком занята, обдумывая, почему Лукас так посмотрел на Генри, когда тот появился. Ее беспокойство усилилось, стоило ей вспомнить панику в глазах Генри, когда она спросила, какой пост он занимает в военном министерстве. Если ее подозрения насчет Клиффилда обоснованны, тогда Лукас находится в смертельной опасности. Не самое лучшее – быть низким другом предателя.
– Что вы думаете по поводу Генри? – Анастасия понизила голос до шепота.
– Что-то не ладится между ними. – Мередит встала на точки, чтобы видеть, как мужчины уходят. – Холодность, официальность. Это всегда так?
– Нет, – покачала головой Анастасия.
– Я разговаривала с Чарли, прежде чем отправиться сюда. – Мередит скрестила руки на груди.
Анастасия грустно улыбнулась. Как бы ей хотелось, чтобы он тоже пришел на бракосочетание, но как объяснить его присутствие? Он не принадлежал к сливкам общества. И должен был оставаться в стороне, чтобы не раскрыть их отношения.
– Он сказал, что у него груда бумаг о Генри и его деятельности, которую он хочет просмотреть вместе с тобой, – продолжила Мередит.
– Отлично, завтра я наведаюсь к нему в контору, и мы посмотрим, что он обнаружил, – сдерживая волнение, замела Анастасия.
– Возьмешь Лукаса с собой? – спросила Мередит, а Эмили вытянула шею, чтобы услышать ответ.
– Нет, – вздохнула Анастасия, вспомнив, как он отреагировал на ее обвинения в последний раз. – Пока у меня не будет весомых доказательств, я не стану с ним снова это обсуждать. Даже не знаю, что лучше: молиться Господу, чтобы я была права или чтобы ошиблась. Лукас будет мучиться в любом случае.
Чуть откинувшись на спинку кресла, Эмили обменялась с Мередит многозначительным взглядом, а Анастасия выругалась про себя.
– Тебя беспокоят переживания Лукаса?
Анастасия устало вздохнула:
– Конечно, беспокоят, ведь он мой муж.
– Муж по необходимости, – хмыкнула Эмили.
– Эмили! – остановила ее Мередит.
Но Анастасия покачала головой:
– Ты права, Эмили. Ни я, ни он не рассчитывали, что все закончится свадьбой, но это не отменяет наш брак. Это ничего не меняет для меня, поэтому я никогда по своей воле не причиню вред Лукасу, пусть мне обещают все секреты всех врагов Англии. И если Генри тот, за кого мы его принимаем, это разобьет сердце Лукаса. Если нет… – Она поморщилась, словно от боли.
– Если нет? – переспросила Мередит, более осторожно, чем Эмили.
– Тогда я безвозвратно разрушу их дружбу. Я увидела сомнение в глазах Лукаса, когда Генри приближался к нам. Он никогда не простит себе этого, если наши обвинения останутся недоказанными.
– Сомнение? – повторила Эмили. – Вот уж чего не заметила.
– Я тоже, – покачала головой Мередит.
Анастасия помолчала, пока не утихли возражения ее подруг. Для них переживания Лукаса были незаметны, как и для всех остальных. Но ведь Анастасия заметила.
Это означало, что она знала Лукаса лучше, чем другие. Она могла увидеть любые незначительные изменения в выражении его лица и понимала, что у него на сердце. Как любая хорошая жена.
Мередит дотронулась до ее руки.
– Я очень беспокоюсь о тебе из-за этого замужества. Беспокоюсь о твоих страхах и чувстве вины, о которых мы говорили тогда.
Анастасия прикусила губу.
– Не знаю, что принесет мне будущее, но я ездила на могилу к Гилберту и… – Она запнулась. – И попрощалась с ним. Жить в прошлом невозможно. Сейчас, наверное, подошло время открыть двери будущему. А оно – не знаю, к лучшему или худшему – связано с Лукасом.
Какое-то мгновение выражение на лицах подруг было невозможно понять. Потом они заметно расслабились, как будто очень долго ждали именно такого признания. Поразмыслив, Анастасия поняла, что так оно, наверное, и было.
Не один раз Лукас говорил ей о том же самом. Она жила, используя память о Гилберте как щит, используя горе как оправдание, чтобы замкнуться в себе. Как оправдание своих страхов. Чтобы оставаться от людей и мира на расстоянии вытянутой руки.
Теперь Анастасия не видела необходимости удерживать тяжесть этого фасада. В первый раз за долгое время она смотрела вперед, в будущую жизнь. Вперед, чтобы увидеть, что принесет ей брак с Лукасом.

Глава 20

Лукас открыл дверь в спальню и жестом пригласил Анастасию войти. В первый момент она не могла двинуться с места. Ей уже доводилось бывать в его доме. Нет, в их доме, но она никогда не поднималась наверх. Никогда не была в его личных комнатах.
Анастасия пересилила себя и вошла внутрь. Комната совсем не походила на ту, что она подробно представляла себе в запретных фантазиях. Загадочную, полную тайн, греховности и всего того, что для нее олицетворял Лукас.
Вместо этого перед ней предстала комната, залитая светом от свечей и камина. Уютная. Душевная. Как раз такая, какую придумала бы себе сама, если бы закрыла глаза и помечтала. А потом она увидел кровать.
Огромную и мягкую, манящую улечься, спать в ней… Место, где можно заниматься любовью с утра до вечера, всю ночь.
Анастасия отвернулась, краска залила щеки, когда Лукас закрыл за ними дверь. Она не смотрела на него, что давалось ей с трудом. Она напомнила себе, что именно в его доме они первый раз занимались любовью. Яростно и страстно.
Теперь все будет по-другому. Теперь она – жена Лукаса. Больше не будет чувства вины перед Гилбертом, когда он словно стоял рядом и проклинал каждый раз, стоило ей откликнуться на прикосновение Лукаса.
Анастасия посмотрела на мужа. О чем он думает? Что он хочет получить от этого вынужденного союза?
– Там еще одна гостиная, – отрывисто произнес он, указывая на дверь рядом с кроватью. – А за ней – другая спальня, твой будуар.
Анастасия кивнула, но не тронулась с места.
– Ты хочешь, чтобы я спала там?
У нее перехватило дыхание, когда он посмотрел на нее. В его взгляде было все. И никакой двусмысленности. Сегодня она не будет спать в другой спальне, во всяком случае, если сама не попросит об этом.
– Нет. Я хочу, чтобы ты спала здесь. Со мной, – признался он. – Но могу представить, что тебе этого не захочется. Я не собираюсь тебя принуждать.
Рассмеявшись, Анастасия подошла к нему и приложила палец к его губам.
– Загляни мне в глаза, Лукас. Чего я, по-твоему, желаю?
Он изменился в лице, изменилась его осанка. Взгляд затуманился, плечи расслабленно опустились. Кончиком языка он медленно провел по ее пальцу. Моментально ее колени ослабли.
Он отнял ее руку от своих губ и прикоснулся поцелуем, теперь уже к запястью, затем не отрываясь губы поднялись по руке до сгиба локтя. Рукав мешал, и тогда Лукас положил ее руку себе на плечо и, обняв за талию, прижал к себе.
Анастасия глубоко вздохнула, когда грудью прикоснулась к нему. Желание начало жечь изнутри, и он должен был выпустить его на волю. Сейчас никто не мог помешать им. Впереди была целая ночь и роскошная кровать, готовая помочь исполнить любое желание.
И еще ей хотелось познать, исследовать его. В прошлый и в позапрошлый раз она позволила себе проигнорировать себя. Но сегодня она хочет видеть тело Лукаса, не торопясь дотрагиваться до него, понять, как доставить ему удовольствие.
Пальцы дрожали, когда она, вцепившись в его расстегнутый фрак, не торопясь стянула плотную ткань с его плеч. Фрак упал на пол тяжелым комом, а на нее обрушилась волна тепла, которую сдерживала ткань. Жар его тела закручивался вокруг нее, обволакивая со всех сторон.
Раскрытые ладони она положила на его широченную грудь и наслаждалась, слыша низкие тягучие стоны Лукаса, когда ее руки, лаская, двинулись вниз.
– Ана…
– Дай только потрогать тебя, Лукас. Сначала я очень боялась, вдруг сделаю что-то не так.
И снова его лицо смягчилось, а объятия стали сильнее.
– Теперь ты не боишься?
Она покачала головой:
– Нет. Первый раз за долгое время совсем не боюсь.
Лукас проглотил комок в горле, и она увидела, как подпрыгнуло адамово яблоко, а потом объятия раскрылись. Руки опустились, и она поняла, что он позволяет ей делать все, о чем она просила. Раскрывает себя для нее, предоставляет свободу действий.
От этой мысли закружилась голова, но не хватало смелости действовать. Что она знала о том, как доставить удовольствие мужчине? Знала лишь, как Лукас заставляет ее стонать и, прикасаясь к ней, вызывает дрожь.
Губы сложились в улыбку. Вот, что ей нужно. Она будет пользоваться своим телом как компасом.
Вздохнув поглубже, Анастасия начала с его сорочки. Лукас помог, избавился от нее, и сорочка упала на пол, присоединившись к фраку. Сердце бешено колотилось, когда она, отступив на шаг, окинула его взглядом. Один раз она уже видела его вот так, обнаженным, и запомнила, что он прекрасен, что он само совершенство. Сейчас она уверилась в этом. И главное – теперь он принадлежал ей.
Анастасия кончиками пальцев провела по его коже. Он выдохнул со свистом, но не двинулся. Не схватил ее в объятия, хотя сжал руки. Лукас явно боролся со своими инстинктами, предоставив ей власть над ним и удовольствием, которого ей так страстно хотелось. Сердце воспарило, когда она, потянувшись к нему губами, прижала их к его ключице.
Лукас постарался отвлечься от того, как она прикасалась губами к его коже. Только для того, чтобы сохранить над собой контроль. Только для того. И, конечно, это не удавалось. Ее прикосновения опьяняли, срывая барьеры в сознании, обостряя реакцию на все, включая ее саму. Потому что сейчас она стала всем для него.
Анастасия тоже сосредоточилась на нем. Ее губы нежно прикасались к груди, здесь и там, здесь и там, и шаг за шагом опускались все ниже. Лукас, закрыв глаза, изо всех сил боролся с собой, чтобы не застонать.
Еще одно проигранное сражение.
У него были женщины намного опытнее Аны. Но никто из них не мог дать ему то, что он чувствовал сейчас, когда она языком, словно дротиком, наносила удары в его обнаженное тело. Никто из них не мог довести его тело до такого возбуждения, сделать его таким мощным. Наверное, потому, что никто, соблазняя его, не обращался к его сердцу.
С Аной все не так. Без усилий она поставила его на колени. И если вдруг вздумает уйти, он так и останется поверженным.
Но она не ушла. Наоборот, мягкие губы прижались к его плоскому соску и стали осторожно его ласкать. Наслаждение обрушилось на него, и все добрые намерения пошли прахом. Он вскрикнул, погружая пальцы в ее волосы. Шпильки разлетелись в стороны, и локоны, освободившись, накрыли руки до запястьев.
Не прерывая своего занятия, Анастасия посмотрела на Лукаса. Он не сомневался в ее робости, какой она была в первый раз, когда они прикоснулись друг к другу. Она отодвинется. Извинится. Вместо этого она подмигнула.
У Лукаса приоткрылся рот, зато его мужское естество, которое уже и так вздулось от возбуждения, форменным образом зазвенело от такого нахальства. Вот он, тихий омут, – за очечками скрывалась искусительница. Лукас чувствовал это всегда и вот теперь убедился воочию. А она тем временем сместилась на другую сторону его груди и стала повторять ту же самую, чреватую взрывом эмоций ласку с противоположным соском.
– Маленькая распутница, – хрипло выдавил Лукас, зажав в руках ее голову и приближая к своему лицу. Анастасия с вызовом вскинула брови, сразив его наповал. Наклонившись, он прижался к ее губам.
В ответ она обхватила его руками за шею, поднялась на цыпочки, чтобы встретить жар его поцелуя с такой же страстью и жаждой. Выпустив из рук ее волосы, тяжелой волной упавшие ей на спину, он провел пальцами вдоль спины вниз. Она вздрогнула, но не оторвалась он его губ. До тех пор, пока он, подхватив ее под ягодицы, не приподнял ее с пола и не прижал к себе.
– Лукас, – забормотала она, прижимаясь еще теснее и обхватив его ногами.
Он нес ее к кровати. К их кровати, на которой всю оставшуюся жизнь он будет изучать каждый сантиметр тела этой женщины, чтобы она смогла испытать все удовольствия, которые он только в силах придумать.
Эта мысль его лишь подстегнула.
Лукас уложил ее и немедленно занялся платьем. Не глядя, расстегивал пуговицы и освобождал крючки. Он смотрел ей в лицо, чувствуя, как она гладит его по бокам.
Наконец, когда последняя деталь одежды была снята, Анастасия удовлетворенно вздохнула. Что-то несомненно эротичное было в том, что огонь камина согревал ее обнаженную кожу, что жар, исходящий от Лукаса, был сильнее этого огня, что ее голые груди находились в соблазнительной близости с широкой грудью Лукаса.
Он подвинул ее и улегся рядом. Последовала пауза, когда он не дотрагивался до нее, а только лежал, опершись на локоть, и смотрел. И в том, как он это делал, была такая нежность, такая теплота, что у нее на глазах навернулись слезы, накапливаясь в уголках.
– Мне хочется доставить тебе удовольствие, – прошептала она. Это был первый раз, когда она говорила такие вещи, не стесняясь.
Лукас улыбнулся в ответ:
– Ты доставляешь мне немыслимое удовольствие. Большее, чем любая другая женщина, которую я знал. Удивляюсь, откуда ты знаешь, как это делается.
Вот тут жар, который Анастасия сдерживала, окрасил щеки.
– Я вспоминаю, какое наслаждение ты даешь мне, и делаю то же самое.
Теплоту и нежность в его глазах сменило требовательное и настойчивое желание. На этот призыв ее тело отозвалось затвердевшими сосками и жаром, разлившимся между бедер.
– Как аукнется, так и откликнется, да? – Его широкая ладонь легла на ее живот.
Слишком занятая своими ощущениями, Анастасия не нашла что ответить.
– Тогда позволь, я продолжу твое образование.
Бросив на нее обжигающий взгляд, Лукас перекатился, оказавшись на ней. И в какой-то момент она почувствовала его возбуждение, вздувшуюся ткань штанов, но он тут же соскользнул вниз, потом еще ниже и еще. Он повторял все то, что она делала чуть раньше, лаская ее кожу губами, с вызывающей боль медлительностью двигаясь к соскам. Когда его горячее дыхание коснулось их, она выгнулась, вскрикнув от удовольствия.
Он хмыхнул, продолжая сосать, мять, теребить чувствительную плоть, пока ей не почудилось, что она вот-вот взорвется от наслаждения, которое пронзило каждый ее нерв и тяжело и влажно уместилось между ног.
Но Лукас еще не закончил. Он продолжал свое путешествие вниз по ее телу, пробуя на вкус, легонько покусывая, доводя до лихорадочного состояния, так, что ее голова металась на подушках.
Потом его язык добрался до бедер, и он руками раздвинул ей ноги. Анастасия широко открыла глаза, сообразив, что он сейчас будет делать. Не верила себе, но так и случилось. Ртом он уткнулся туда, где соединялись ее бедра.
Анастасия почувствовала его жаркое дыхание и, не удержавшись, закричала от неожиданного наслаждения. Лукас, успокаивая, осторожно положил одну руку ей на живот, а пальцами второй раздвинул складки ее лона. Затем его рот вернулся на то же место, а язык, двигаясь вдоль складок вверх, наконец нашел, лаская, главную точку наслаждения.
Анастасия затрепетала, ухватившись за подушку, пытаясь продлить мощный всплеск чувств, который так искусно вызвал ее новый муж. Раздвинутые бедра одновременно вскинулись вверх вместе с рукой, которой он пытался удержать ее. Но его рот не останавливался. Он ласкал, он сосал, он входил в нее языком. А она с каждым его движением все ближе и ближе подбиралась к границе беспамятства, к гибельному краю. Содрогаясь, теряла контроль над своим телом от его колдовских прикосновений.
Когда в последний раз он ввинтил в нее язык, она перестала сдерживаться. Каждая частица ее существа взорвалась многокрасочным калейдоскопом наслаждения. Ашстасия дрожала, когда волна за волной омывали ее, смывая в никуда.
Очнувшись, Анастасия поняла, что он встает. Широко открыв глаза, пытаясь сфокусировать их после пережитого потрясения, она смогла лишь прошептать:
– Лукас?
Улыбнувшись, он, торопясь, скинул штаны, а вслед за ними и башмаки.
– Я еще не закончил, – успокоил ее Лукас, вновь ложась рядом.
Он перевернул ее на бок, и теперь они лежали лицом к лицу. Перед ее голодными глазами во всей красе предстал его налитой жезл, который давил ей на живот, слегка вздрагивая, стоило только ей вздохнуть.
– Хочешь меня ублажить? – спросил он шепотом.
– Да! – Застонав, она трясущимися руками схватилась за его обнаженные бедра. – Да!
– Ты представить не можешь, какое это удовольствие – видеть твое наслаждение, – бормотал он, подхватывая ее за талию. Перевернувшись на спину, он водрузил ее на себя.
– Лукас?
– Садись на корточки, – приказал он.
Против обыкновения Анастасия не стала раздумывать о причине такого повелительного тона. Тем более что в его голосе прозвучала слегка заметная дрожь, а в глазах стояла невысказанная мольба. Значит, это ему нужно. Значит, он так хочет. И не уверенная до конца, правильно ли поступает, она с готовностью откликнулась.
Хватая воздух ртом, она широко разверстыми, влажными бедрами водила туда-сюда вдоль всей длины его копья. Грубо выругавшись, Лукас закатил глаза, а жилы на его шее вздулись.
– Точно, вот так, вот так. А теперь внутрь и…
Не дожидаясь, пока он договорит, она приподнялась и одним скользящим движением приняла его. Одновременно они застонали, почувствовав, как ее тело раздалось навстречу ему, захватывая его целиком.
Задыхаясь от полноты ощущения, Анастасия продолжала свое движение. Какое восхитительное чувство, оттого что сама владеешь силой и ритмом своего наслаждения! Вдобавок по тому, как стонал Лукас, можно было определить быстроту, с какой он приближается к максимуму наслаждения. Улыбнувшись уголками губ, она перешла на медленные раскачивающиеся движения. Но когда Лукас, впившись пальцами в ее ягодицы, пригнул Анастасию к себе и поймал ртом сосок, она перестала руководить ситуацией, что так ей понравилось. На смену пришло дикое желание освободиться самой и помочь освободиться ему. Бедра задвигались сами по себе со слепой, все убыстряющейся скоростью, и наконец, откинув голову, она закричала, услышав, как вскрикнул Лукас, выплескиваясь глубоко внутри ее стиснутого изо всех сил тела.
С последним стоном она упала на его потную грудь. Так они и лежали, долго не размыкая объятий.
Когда дыхание успокоилось, Анастасия провела по бедру Лукаса рукой. Ей нравилось чувствовать его кожу, округлость мышц, лоснящихся потом от вожделения.
– Лукас? – промурлыкала она.
– Да? – ответил он полусонно и пресыщенно, что наполнило ее ощущением головокружительной силы.
– Когда ты вытворял все эти штуки ртом… – Она подняла голову и увидела, что он смотрит с интересом.
– И что?
– Мне казалось, что это и тебя удовлетворяет.
Уголки его губ поползли вверх, а на щеках появились ямочки, поэтому она знала наперед, что он скажет.
– О да! – Он то ли засмеялся, то ли застонал. – Весьма возможно.
Тут же замолчав, Анастасия осторожно двинулась вниз вдоль его тела.
– Научи меня.

Приподняв голову, Лукас услышал, как во второй раз в дверь легонько постучали. Он оглянулся. Анастасия спала, разметав по подушке спутанные волосы. Простыни, спустившись вниз до талии, открывали мягкие линии ее грудей.
Подавив стон в ответ на новое желание, он опустил ноги с кровати. Накрыл жену простыней, соблюдая правила приличия. Но когда он случайно коснулся ее сосков, а они сразу же затвердели, ему захотелось наплевать на стук в дверь, устроиться рядом и разбудить ее самым интересным способом.
Вместо этого он собрал остатки воли в кулак. Накинув на себя халат, пересек комнату и дернул дверь на себя.
– Ну, что тут?
О том, какое у него свирепое лицо, Лукас понял по тому, как мгновенно побледнел молодой лакей.
– Я… Мне очень жаль, мистер Тайлер, но вам только что пришло срочное письмо. – В дрожащей руке у него был конверт.
Лукас вышел в коридор, чуть не громыхнув дверью за собой. Лакей отступил, чтобы Лукас без помех мог прочесть послание.
На конверте была печать его начальника из военного министерства. Он сломал ее и вынул листок плотной дорогой бумаги с несколькими словами.
«У себя в доме скончался Сансбери. Жду немедленно».
Лукас выругался, чем вогнал в краску лакея так же стремительно, как он побледнел до этого. Приоткрыл дверь и посмотрел внутрь на жену. Анастасия перекатилась на живот и лежала, положив руку на его место. Она не проснулась.
– Курьер все еще ждет? – спросил Лукас, скомкав записку, чтобы сжечь ее потом.
Лакей кивнул.
– У него приказ доставить ваш ответ, сэр.
– Скажи ему, что я сейчас выезжаю. Пришли моего камердинера в спальню ее светлости. – Он вернулся в комнату и снова посмотрел на жену.
Нужно было разбудить ее. Это серьезный провал в их расследовании, и она не захотела бы оставаться в стороне. Лукас в этом не сомневался.
Но потом он подумал обо всех ее теориях. Обо всех вопросах, которые у него самого возникли к Генри. Нет, если его лучший друг глубоко замешан в предательстве, он хотел самолично убедиться в этом.
А если надо очистить имя Генри, он тоже хотел сделать это самостоятельно. Поэтому пусть Ана спит, а с ее гневом он разберется позже.
Забрав кое-какие вещи, Лукас проскользнул через дверь у кровати в соседнюю гостиную, а за ней в примыкающую спальню, чтобы собраться в дорогу.

Глава 21

Лукас сталкивался со смертью и раньше, но чтобы вынести вид того, что было перед ним сейчас, нужно было иметь крепкий желудок. Они переглянулись с инспектором, который расследовал преступление, и оба поморщились.
– Покойный знал нападавшего.
Инспектор что-то строчил в записной книжке.
– Почему вы так решили, сэр?
Лукас снова посмотрел на тело Сансбери, лежавшее бесформенной грудой. Кровоподтеки на коже, сломанные кости пробили мышцы рук, торчали из прорехи в штанине. Лицо превратилось в маску ужаса и страха, хотя в глазах, вернее в одном не заплывшем глазу, не было ни эмоций, ни признаков жизни.
Лукас покачал головой:
– Не было никакого смысла наносить такие увечья. Несколько подобных ударов по голове – и человек не сопротивляется. Но нападавший продолжал бить. Он старался причинить боль. – Лукас указал на свидетельства на теле. – Покарать.
Инспектор записывал, будто боялся пропустить хоть одно слово, и Лукас понял, что тот вставит его комментарий в свой отчет. Ну-ну!
Все равно этим делом будут заниматься агенты ее величества, а не инспекция. Их дело – разгонять пьяных на улицах, а не расследовать этот ужас.
Перехватив его взгляд, инспектор изобразил смущение и вышел из комнаты. Лукас присел на корточки рядом со скрюченным телом Сансбери и наклонился, выискивая улики, перед тем как перевернуть труп.
– Мистер Тайлер здесь, сэр.
Услышав свое имя, Лукас обернулся. В дверях гостиной рядом с инспектором стоял Чарлз Айли. Его лицо напряглось, стоило ему увидеть кровавое месиво вокруг.
– Благодарю.
Айли сделал несколько шагов внутрь, стараясь не задеть мебель и не наступить в лужу крови.
– Доброе утро, Тайлер, – поздоровался он. – Ужасно неприятно, так ведь?
Лукас поднялся и кивнул:
– В самом деле ужасно.
Так же ужасно, как ужасно ощутить свою вину. Появление Айли напомнило ему, как он тайком улизнул из спальни час назад, оставив Анастасию в счастливом неведении о кардинальных переменах в их совместном деле. Совершенно справедливо она придет в ярость, узнав об этом, и наверняка будет страдать. Теперь она столкнется с его вероломством, и он наверняка потеряет ее доверие.
– Где Ана? – оглядевшись, спросил Айли.
Лукас вздрогнул. Теперь не время уклоняться от этой темы.
– Она…
Но не успел продолжить фразу, потому что в комнату вошел инспектор с полной пожилой женщиной. Когда она огляделась по сторонам, ноги у нее подкосились. Лукас ринулся подхватить ее, чтобы она не грохнулась на пол, и метнул на юнца взгляд, полный негодования.
– Господи, да вы не знаете правил приличий! Разве можно пускать сюда женщину?
– Простите, сэр, – смешался инспектор. – Это экономка, мисс Фарнсуорт. Она обнаружила тело.
Айли и Лукас переглянулись. Лукас понимающе кивнул и, сопровождаемый двумя мужчинами, повел ее в соседнюю комнату. Там он помог ей устроиться в кресле, пока Айли наливал в бокал херес из буфета Сансбери. Хозяин при жизни наверняка не баловал ее такой любезностью, но сейчас его мнение мало что значило.
– Мисс Фарнсуорт, – приступил Чарли, подавая ей бокал. – Могли бы вы нам рассказать, что вы помните?
Экономка не спеша глотнула вина, ее руки тряслись.
– Вчера после обеда его светлость приказал всем слугам уйти из дома.
Брови Лукаса взлетели вверх.
– Как, всем?
Она кивнула несколько раз:
– Да, всем и на целую ночь.
– Такое уже было когда-нибудь? – спросил Лукас.
На морщинистых щеках женщины появился румянец.
– Да, сэр. Лорд Сансбери часто устраивал… вечеринки. Ему не хотелось, чтобы слуги путались под ногами, когда у него здесь были… компании с участием женщин. Он с ними занимался…
Чарли останавливая ее, поднял руку:
– Понятно, мадам. Не нужно подробностей, если вам это неприятно.
Экономка облегченно кивнула:
– Благодарю, сэр. Я расскажу только то, что относится к прошлой ночи. Сегодня, когда я утром вернулась от моей сестры, в доме было тихо. Меня это не встревожило. Я подумала, что его светлость еще в постели. Он не любит… Он не любил, когда его беспокоили после таких ночей, поэтому я отправилась в гостиную зажечь камин и… – Она замолчала, а ее лицо стало землисто-серым. – И я нашла его.
Лукас кивнул, подбадривая ее.
– Из дома что-нибудь пропало?
– Как мне кажется, ничего, сэр. – Она с трудом вздохнула несколько раз. – Сейчас другие слуги занимаются этим. Если они что-нибудь обнаружат, я вам сообщу.
– Благодарю вас. – Чарли улыбнулся. – Можете идти.
Как только женщина, пошатываясь, вышла из комнаты, лицо инспектора просветлело.
– Так мы ищем проститутку?
Лукас поднялся на ноги и потер лицо руками.
– Нет. Сомневаюсь, что какая-нибудь женщина смогла бы устроить такое с сильным мужчиной, каким был Сансбери. Кроме того, никакая шлюха не устояла бы перед дорогими вещами. В комнате их полно, а к ним даже не притронулись. Не думаю, что сегодня ночью Сансбери ожидал женщину. Но он точно ждал кого-то.
Соглашаясь с ним, Чарли кивнул.
– Вы осматривали тело?
Лукас покачал головой:
– Не успел. Собирался приступить, когда вы приехали.
Айли покосился на инспектора:
– Продолжайте опрашивать слуг.
Молодой человек явно предпочел бы участвовать в предстоящей грязной работе, но, ни слова не говоря, повернулся и вышел, как было приказано. Лукас в сопровождении Айли вернулся в залитую кровью гостиную.
– Я обследую тело, а вы вон тот письменный стол у западной стены, – предложил Лукас.
Он встретился глазами с Чарли и понял, что тот не забыл про отсутствие Анастасии, просто отложил этот вопрос на потом. На его круглом лице читались недоверие и досада, что один из его агентов отстранен от участия в расследовании.
Но когда Лукас огляделся, он порадовался, что ее здесь не было. Не нужно ей видеть эту бойню. По правде говоря, ему тоже не хотелось лицезреть ее очаровательное личико посреди этой мерзости. Не хотелось, чтобы она пачкалась в этой крови и грязи.
– Ну ладно, – наконец произнес Чарли. – Я осмотрю стол.
Пока он направлялся к столу, Лукас снова присел на корточки. Погибший лежал на боку с выставленными перед собой руками так, словно безуспешно пытался защититься от нападения, лишившее его жизни. Одна рука сжата в кулак, вторая разбита. Лукас дотронулся до застывших пальцев. Они были сломаны и вывернуты назад.
Он покачал головой. В окровавленной руке Сансбери прятался маленький клочок бумаги. Уголок листа, и никаких надписей на нем. Но сама бумага была плотной, дорогой.
– Он зажимал в кулаке лист бумаги. Ему выломали пальцы, чтобы отобрать ее, – громко произнес он.
Чарли вернулся назад.
– Дайте посмотрю.
Он осторожно взял клочок в руки. По его лицу Лукасу в первый момент показалось, что Чарли понял, что это такое. Но это впечатление тут же пропало. Чарли поджал губы. Даже если он что-то знает, то все равно не поделится, наверняка наказывая за Ану, которая осталась вне игры.
Может, он и прав.
– Вы что-то обнаружили? – Лукас посмотрел на него с вызовом.
Лицо Чарли осталось безучастным.
– Ничего нового, я думаю. За исключением того, что Сансбери все-таки не тот человек, который стоял за всеми этими покушениями.
Он вернулся к столу и своим поискам, а Лукас задумался. Да, теперь многое становится понятным. Невозможно поверить, что жуткая смерть Сансбери не связана каким-то образом со смертями других агентов. И если его убили за то, что он знал, то это означает, что кто-то знает еще больше. Кому-то потребовалось оградить собственные секреты.
Единственное утешение – Генри не мог иметь отношения к гибели Сансбери. Сидя в инвалидном кресле, невозможно никого убить так жестоко.
Лукас выпрямился. Трудно поверить, что он был способен подумать такое о своем друге. Еще месяц назад ему бы и в голову не пришло подозревать Генри. А теперь ему остается только молиться, чтобы он оказался прав, выводя друга из-под подозрения.

– Сансбери убит? – глухо повторила Анастасия, сидя в кресле напротив Чарли. – Когда? Где? Каким образом?
Чарли наморщил лоб.
– Проклятый Лукас Тайлер! Так я и знал, что он не скажет тебе ни слова.
– О чем ты? – прошептала Анастасия, хотя уже отлично поняла, что имел в виду ее куратор. Грудь сдавило. Когда она проснулась в одиночестве, с запиской от Лукаса, она была слишком переполнена воспоминаниями о ночных удовольствиях, чтобы поинтересоваться, куда он исчез. Какая же все-таки она дура!
Лежала и млела, вспоминала его прикосновения, а он в это время отстранил ее от дела. Ее лицо горело от стыда.
– Лукас был там сегодня утром с представителями инспекции. Он уклонился от всех моих вопросов о том, где ты. – Чарли потер глаза. – Он ничего тебе не сказал?
– Сегодня утром я его не видела. Он не возвращался, когда уехал из дома Сансбери. – Она сложила руки на груди. – Введи меня в курс дела.
Чарли кивнул.
– Сегодня утром Сансбери нашли мертвым.
– Как это произошло? – Она наклонилась вперед. Гнев клокотал внутри, но она пока забыла о нем – нужно было заниматься работой.
– Его забили до смерти этой ночью. – Чарли поморщился. – Жуткое дело.
Анастасия кивнула в ответ и неожиданно обрадовалась, что не поехала с Лукасом. Она сталкивалась со смертью, но это было совсем не то, что доставляет удовольствие.
– Расскажи подробно.
Она слушала, как Чарли, сцепив пальцы, перечислял все чудовищные подробности убийства. Но факт оставался фактом – Сансбери был подозреваемым вне зависимости от того, кто отнял у него жизнь.
– Итак, он наверняка знал, кто его убийца.
Она подумала о той темной фигуре, которую видела вместе с Сансбери на балу у генерала. Ни она, ни Лукас в темноте не смогли различить лицо. И хотя она слышала обрывки злых фраз, она была не в силах определить, кому принадлежал этот голос.
– Как ты полагаешь, это связано с покушениями на агентов?
Чарли пожал плечами:
– Может быть, но полной уверенности нет. Ты же знаешь, несколько недель вокруг Сансбери просто висело целое облако подозрений. Из дома ничего не пропало, кроме листа бумаги, которую покойный держал во время нападения. Тайлер нашел в его руке обрывок этого листа.
Анастасия вздрогнула.
– Он у тебя с собой?
– Увы… – Чарли хохотнул. – Лукас настоял, что это является уликой, но я обнаружил кое-что еще. И не сказал ему, так же как он ничего не рассказал тебе.
– Неужели? – Анастасия вскинула голову.
– Точно. Пока твой новый муж обыскивал тело, я нашел кое-что в ящике стола Сансбери. Это было вложено в книгу. – Чарли вытащил листок бумаги, исписанный россыпью цифр. – Бумага того же сорта, что и клочок из руки убитого.
Анастасия схватила его.
– Цифры могут быть шифром.
Чарли одобрительно кивнул:
– Я думаю, Сансбери пригласил убийцу, чтобы шантажировать его тем, что было написано на листке, который он держал в руке. Не важно, что это было.
Анастасия улыбнулась:
– Ты полагаешь, что он мог переписать это дважды, один раз в зашифрованном виде, чтобы, если потребуется позже, воспользоваться им как средством давления? У тебя есть книга, в которую он был вложен?
Чарли кивнул и открыл толстенную папку, откуда выудил тяжелый том.
– Я тоже взял это в качестве улики. Почему бы нет?
Анастасия взглянула на обложку. Это был внушительный том о разведении животных. Ее подозрения укрепились.
– Может, Сансбери хотел, чтобы на нее наткнулись. – Она подержала книгу на весу. – Это, конечно, не та литература, которую человек из высшего общества будет держать на столе в своем роскошном городском доме. Думаю, это шифровальная книга.
– Шифровальная книга?
– Цифры указывают на номер страницы в книге, затем на номер строки и номер буквы. – Анастасия прижала том к груди. – Наверное, это единственное место, где он мог спрятать листок. Чарли, дай, я тебя поцелую!
Он улыбнулся в ответ, а его румяные щеки стали еще румянее.
– Да нет, не надо. – Улыбка увяла. – А теперь хочешь познакомиться с уликами против Генри Бауэрли, которые я обнаружил?
Радость от того, что она держит в руках весомые улики, исчезла, как только Чарли напомнил ей то, с чего все началось.
– Да, – тихо произнесла Анастасия, укладывая в ридикюль книгу и листок с шифром. – Что ты обнаружил?
Чарли указал на высоченную стопу бумаги на столе у нее за спиной. Вдвоем они приблизились к ней.
– Уверяю тебя, не так легко оказалось все раздобыть. Не очень-то военное министерство жалует нашу организацию.
– Могу представить. – Анастасия осмотрела кипу бумаг.
– А после того как Клиффилд получил у них доступ к внутренней информации, что совершенно необычно, пробиться стало еще труднее. Пришлось просить об одолжении кое-каких знакомых. Надеюсь, они не будут болтать.
Анастасия нетерпеливо кивнула. Она была уверена, что Лукас до сих пор не сказал Генри, что она подозревает того в соучастии. Можно было только представить реакцию Клиффилда на ее обвинение в измене.
В особенности если она окажется права. Человек, который способен убивать и калечить агентов, с которыми делает одно дело, которых, как он заявляет, любит и уважает, что такой человек сделает с ней? Что он сделает с Лукасом?
И как ему все удается организовывать из своего инвалидного кресла?
– Я просмотрел большую часть из них, – признался Чарли, пролистав несколько страниц. – И сделал весьма тревожные выводы.
– Какие именно? – спросила Анастасия.
Чарли взял в руки тонкую стопку листов и показал ей. Она пробежала по строчкам глазами и поняла, что это внутренние отчеты кураторов Генри. Каждый был датирован числом, предшествующим нападению на Генри год назад.
– Оказывается, деятельность маркиза Клиффилда до его ранения разбиралась по крайней мере дважды, – начал Чарли. – Один раз, когда на него наложили выговор за ненадлежащее обращение с уликами, которые были «утрачены» в ходе следствия. И еще один раз, когда была присвоена крупная сумма денег в ходе другого следствия. Но все обвинения с него сняли.
Анастасия нашла подборку документов, о которых он говорил, и быстро просмотрела ее.
– Здесь в конце примечание о том, что состоится еще одно внутреннее расследование.
Чарли взглянул через ее плечо.
– Я же говорил, что только пробежался по ним глазами. Но… – Он замолчал и стал рыться в бумагах на столе. – Здесь точно есть бумаги, о которых говорится в примечании.
Анастасия взяла следующую подборку и перелистала ее. Она очень удивилась, перечитав записи.
– После того как с Генри сняли обвинения, за кражу был арестован другой агент. – Сердце так колотилось, что она временами не слышала своего голоса. – Но он не успел предстать перед трибуналом. Его убили накануне. Забили до смерти в тюремной камере.
Чарли отступил назад, и их взгляды встретились.
– Дурной признак.
– Увы. – Анастасия опустила бумаги. – Чарли, скажи, какого черта такой человек, как он, выбирает другую сторону и становится предателем? У него есть положение, у него есть деньги…
– Да, деньги у него были. – Чарли полистал страницы, пока не нашел ту, которую искал. – Отчеты показывают, что последние два года у него много финансовых проблем. Несколько неудачно сделанных инвестиций. В конце концов, деньги – всегда весомый мотив.
Анастасия кивнула, соглашаясь, но все равно картинка не складывалась до конца.
– Все-таки странно. Стольким пожертвовать, так сильно рисковать из-за сущей мелочи.
– Вполне возможно. – Чарли поморщился, и Анастасия вдруг заметила боль в его взгляде и морщинки вокруг глаз, которых она раньше не замечала. – Иногда люди делают гораздо худшие вещи и за меньшие деньги.
– Разреши взять эти бумаги с собой, – попросила она, собирая папки. – Может, разыщу что-нибудь еще, если внимательно поработаю с ними.
Он, соглашаясь, кивнул:
– Ну конечно.
Затем подал ей большую заплечную сумку, в которую она стала укладывать бумаги. Голова кружилась от предоставленных ей возможностей. Проведя ее до дверей, он улыбнулся на прощание:
– Я надеюсь, ты придумаешь, как устроить выволочку Лукасу Тайлеру, чтобы он не отстранял тебя от расследования.
Анастасия прищурилась.
– О, Чарли, не сомневайся! Мой новый муженек получит от меня полностью, что ему причитается. – Выходя в холл, она махнула ему на прощание. – Доброго вечера. Тут же сообщу, как только расшифрую записку или если найду что-нибудь, что поможет нам разобраться с этим сумасшествием.
Анастасия вышла на улицу, где ее ждал экипаж. Она не пела сделать и нескольких шагов по двору, как на противоположной стороне улицы показался Лукас. По тому, каким огнем горели его глаза и как были стиснуты зубы, она поняла, что он недоволен ею. Как и она им.
– Где ты была? – отрывисто спросил он, открывая калитку и направляясь к ней.
У нее приоткрылся рот. Он имеет наглость спрашивать ее, где она была, а сам скрывался где-то несколько часов!
– То же самое могу спросить и я. – Анастасия скрестила руки на груди. Здоровенная сумка с документами, соскользнув с плеча, так ударила ее по ноге, что она согнулась от боли.
Лукас снял сумку с ее руки и, открыв дверцу, закинул ее в карету. Но когда он кивнул ей, чтобы она последовала туда же, Анастасия отрицательно покачала головой.
– Я знаю, где ты был, Лукас. Я знаю о Сансбери.
Он дернулся и огляделся по сторонам. Но вокруг не было никого, кто бы проявил интерес к их спору.
– Говори тише.
Она тоже сощурила глаза.
– Говорить тише? У тебя еще хватает наглости указывать мне, что делать, а сам скрываешь от меня убийство подозреваемого!
Лукас взял ее за руку, но она выдернула ее.
– Я собирался рассказать тебе вечером. – Его резкий шепот действовал ей на нервы. – Мне нужно было увидеть все самому.
– Почему? – повысила она голос. – Почему ты скрыл от меня ключевой элемент?
– Потому что мне… – начал он. Выражение его лица, его голос – все говорило о том, как он переживает.
Он не успел закончить, как позади них раздался выстрел. Пуля, прилетевшая откуда-то сверху, выбила щепки из забора прямо перед Анастасией.
Не раздумывая ни секунды, Лукас рванулся вперед, упал на Ану, прикрывая ее собой, и они покатились в кусты. Когда они оказались в укрытии, он посмотрел туда, куда угодила пуля. Всего в нескольких сантиметрах от того места, где стояла Ана. Этот факт заставил его сердце биться в два раза чаще.
Анастасия зашевелилась под ним.
– Пусти, я встану, – прошептала она.
– Нет, не сейчас. Это тебе не происшествие на охоте.
Она выдержала его взгляд.
– Я этого и не утверждаю. Мне нечем дышать.
Лукас подвинулся, и она присела рядом, глядя вместе с ним наверх. Вдруг она дернула его за рукав.
– Вон, смотри!
Высоко над ними, на крыше городского дома Чарли, стоял человек. Черный шарф, обмотанный вокруг лица, колыхался на ветру. Человек повернулся и бросился по крыше прочь.
В ту же секунду Лукас вскочил на ноги и помчался, огибая дом по периметру. Сразу же в узком проходе он наткнулся на лестницу, приставленную к стене, наверное, тем, кто обирался пристрелить Ану. Он уже был на полпути вверх, а один раз преодолевая две перекладины, как почувствовал, что лестница под ним затряслась. Не останавливаясь, он крикнул вниз:
– Куда? Оставайся там! Я сам!
Лестница не перестала дрожать, даже затряслась сильнее. Конечно, Анастасия не послушалась его.
– Перестань удерживать меня, Лукас. Я с тобой! – прокричала она.
Стиснув зубы, он продолжал карабкаться наверх и, добравшись до крыши, легко перекинул на нее тело. Было бы у него больше времени, он бы с удовольствием остановился и поспорил с ней, но стрелявший был уже на другом краю крыши. Подпрыгнув, он приземлился уже на другом здании и, ни на секунду не задержавшись, помчался по крышам дальше.
Лукас выругался, оглянулся, чтобы убедиться, что Анастасия ползет позади. К его удивлению, она уже стояла у него а спиной.
– Чего ты ждешь? – Она изготовилась бежать. – Вперед!
Стиснув зубы, Лукас последовал за ней. Он был проворнее ее, поэтому быстро обошел ее. Он видел, как человек, которого они преследовали, перескочил на следующую крышу, черт, они его упустили!
Край крыши быстро приближался. Лукас был уверен, что легко преодолеет его, но с Аной на буксире… Выругавшись еще раз, он остановился на краю.
Лукас был потрясен, когда увидел, что Ана и не думала останавливаться. Лицо ее сморщилось, и она, промычав что-то нечленораздельное, прыгнула.
У него остановилось сердце, пока он смотрел, как она летит по воздуху, преодолевая пустоту между домами. Замерев, Лукас увидел ее начавшееся падение вниз, ожидая удара о булыжник внизу. Вместо этого она оказалась на соседней крыше, упав на колени, чтобы смягчить приземление.
На секунду Анастасия оставалась в таком положении, спиной к нему, и он забеспокоился. Не поранилась ли она? Но тут же она повернулась к нему, и на лице была широкая, радостная улыбка, какой он еще не видел раньше.
– У меня получилось! – крикнула она, а голос звучал потрясенно. Потом она вновь заговорила по-деловому: – А ты сможешь?
Лукас разбежался и прыгнул точно на самом краю крыши. Но в тот момент, когда он начал свой прыжок, он понял, что не сумеет преодолеть расстояния. Судя по ужасу, написанному на лице Анастасии, она тоже это поняла.

Глава 22

Сила, с которой он ударился о край крыши, выбила из его легких весь воздух. Скребясь о крышу в поисках опоры, он сползал вниз, где на земле его ждал узкий проход. Если не получится уцепиться за что-нибудь, тогда он свалится с высоты в два этажа. Наверное, переломает ноги, а то и еще что-нибудь посерьезнее. Анастасия была в ужасе, но просто стоять и наблюдать, как он борется за жизнь, она не могла. Вместо этого она сделала резкий выпад и ухватила его за руку. Сердце лихорадочно колотилось где-то в горле.
– Подтягивайся. – Она едва могла выдавить из себя слово, сидя и упираясь ногами в желоб. Лукас был намного Тяжелее ее, так что руки ее еле удерживали его на весу. – Давай, давай, Лукас, не вздумай упасть. Я тебе не дам!
Он смотрел на нее снизу, удивлялся ее словам, но не возражал. По крайней мере сейчас. Потом она ощутила, как его мускулы напряглись, с трудом он закинул ногу за край крыши и выполз наверх. Продолжая по инерции тянуть его, Анастасия упала на спину. Лукас приземлился на нее сверху, наполовину прикрыв своим телом.
Анастасия лежала и прокручивала в голове то, что произошло. До нее постепенно доходило, что это она перепрыгнула на другой дом, что это она преодолела расстояние между крышами.
А Лукас, который снова и снова доказывал, какой он выдающийся агент, не смог.
Ана захихикала. Приподняв голову, Лукас посмотрел на нее.
– У тебя истерика? – спросил он, поднимаясь на ноги и отряхивая перепачканные штаны.
Анастасия ничего не могла поделать с собой, смех душил ее. Под его мрачным взглядом она прикрыла рот рукой. Он явно не считал, что их положение заслуживает такого безудержного веселья.
Протянув руку, Лукас помог ей встать. Глянув через плечо, он разразился длиннющей тирадой ругательств. Каждое последующее было хлеще предыдущего. А уж самое последнее просто вогнало Анастасию в краску.
– Ушел, – сплюнул Лукас. Потом отвернулся и ударом ноги послал вниз несколько камешков, каким-то образом оказавшихся на крыше.
Напряжение отпустило.
– Если он осмелел, мы схватим его. – Анастасия коснулась Лукаса. – Он ведь почти был у нас в руках.
Крутанувшись к ней, Лукас, схватив за руку, прижал ее к груди. В глазах бушевала буря, и слов не было. Наконец он отпустил ее и осмотрелся, соображая, как им спуститься с крыши.
– Лукас? – Она наблюдала за ним.
В ответ он глянул на нее:
– Не отставай.
Лукас направился к водосточной трубе, тянувшейся вниз по стене дома, на котором они стояли. Она смотрела, как он присел и ухватился за трубу, а потом жестом приказал ей устраиваться у него за спиной. Ана собралась было запротестовать, но передумала, стоило ему послать ей короткий и выразительный взгляд.
Мелкими шажками она приблизилась, ухватилась за его широченные плечи и прилипла к спине, пока он осторожно, сантиметр за сантиметром спускался вниз. Она ощущала напряжение каждого его мускула, пока их ноги не оказались на твердой земле.
– Лукас? – повторила она, пытаясь перехватить его взгляд.
– Не сейчас, – проворчал он, схватил ее за руку и потащил по проходу. Когда они выскочили на улицу и двинулись к карете, она увидела Чарли, стоящего на тротуаре перед своим домом.
Он разглядывал дырку в заборе и их неряшливый вид.
– Что здесь произошло, черт побери? – спросил он, направляясь к ним.
Лукас развернулся к нему, задержавшись взглядом на пулевом отверстии. И при этом у него было такое свирепое лицо, какого Анастасия еще никогда не видела. Он казался воином, ее защитником.
– В нее стреляли, Айли. Неужели не понятно?
Глаза у Чарлза округлились, и пока он пытался что-то казать, Лукас распахнул дверцу кареты и подтолкнул Анастасию в спину. Подчинившись, она оказалась внутри, Лукас уселся напротив, со всего размаха хлопнув дверцей и стукнув в стенку кучеру.
Карета рванула с места, и Анастасия наконец посмотрела на мужа. Это был абсолютно другой человек, а не тот, к кому она привыкла. Ни улыбки. Даже ни намека на улыбку. А в глазах столько откровенной и настойчивой ярости, что оставалось только молча наблюдать за ним.
Ее пульс словно взбесился, и не только от погони. Не от охватившей ее гордости за то, что она перелетела между домами, а Лукас нет.
Возбуждение угнездилось в самом низу живота. Боль, которая была ей знакома, имела одну причину – взгляд Лукаса. Она хотела его. Несмотря на досаду, злость и огорчение, переполнявшие его.
– Лукас, – начала она, борясь с желанием и пытаясь сохранить дистанцию.
Останавливая ее, он поднял руку.
– Он чуть не убил тебя, Ана. Если бы пуля ударила чуть левее.
Анастасия вздрогнула.
– Я, конечно, понимаю, но…
– Никаких «но». – Лукас пересел на ее сторону, и неожиданно она оказалась у него в руках. Пальцами он касался ее плеч, гладил по спине. – Ты знаешь, какое это было чувство, Ана? Знаешь, что пронеслось в голове, когда пуля ударила рядом с тобой?
Его лицо было совсем рядом, глаза – всего в нескольких сантиметрах. И в них она увидела все. Его страх. Его желание. Его злость… Злость на себя, за то, что он испытывает эти чувства. Все это принадлежало ей, ей одной. И ее сердце растаяло.
– Лукас, – прошептала Анастасия, проводя рукой по его щеке. – Я не ранена, я вообще не пострадала.
– Слава Богу, это правда. – Он обвил ее руками, заключая в объятия и прижимая к себе. – Но мне нужно убедиться.
Анастасия чувствовала, как трясутся его руки, когда он взял ее за подбородок и привлек к себе, целуя в губы. Все его тело дрожало, но поцелуй был повелительным, как и всегда. Закинув руки ему на плечи, она изо всей силы прижала его к себе, только чтобы он понял, что с ней ничего не случилось. Чтобы он понял, как тронули ее его страхи. Для нее стало очевидным, что он беспокоится о ней.
Задохнувшись, Лукас прервал поцелуй и заглянул ей в лицо. Анастасия улыбалась, очень мягко. Совсем не так, как на крыше, – победоносно, с пониманием того, насколько она сильна. Это была совсем другая улыбка – уютная и располагающая к себе.
Только для него. То, как она приникла к нему, целуя его в губы, а потом снова отстраняясь, тоже было только для него. Это было утешение и наслаждение.
Лукас был тронут до глубины души, и вдруг его озарило – он ее любит.
Так оно и есть. Истина открылась ему через страх. Нет, не через страх – через ужас. Глядя, как пуля проделала дыру в заборе, представив, что стало бы с его женой, он испытал настоящий ужас. Ему хотелось бы всегда держать ее в своих руках. Защитить на веки вечные.
Но сейчас, отбросив все мысли и сомнения в том, любит ли он ее, он просто капитулировал перед спокойствием, которое она предлагала. Умиротворенность растеклась по его телу, когда она запустила пальцы ему в волосы. А вслед, когда она уселась верхом на его колени, желание погнало кровь по жилам, нагнетая возбуждение.
Потянув ее на себя, Лукас начал сам целовать ее грубо и бесцеремонно. Только желая почувствовать ее, ощутить ее вкус. Владеть ею. Эта мысль, когда он позволял ей проникнуть в сознание, представлялась ему все более правильной.
Он приветствовал это чувство. Пусть оно заполнит все пустоты в его душе. Пустоты, о существовании которых он и не подозревал.
Тем временем Анастасия, прерывисто дыша, просунула руки между ним и собой и стала массировать. Лукас застонал от того, что так легко ей удается доводить его до звероподобного состояния, когда он забывает обо всем, кроме своего желания вломиться в нее, в ее жаркое и жаждущее лоно.
Он схватился за ее одежду, а она расстегивала ему пуговицы, торопясь добраться до него. И вот он предстал пред ней во всей своей красе. Сжав эту возбужденную твердь, она провела рукой снизу, от основания, вверх, до головки, один раз, потом второй.
Запрокинув голову, Лукас отдался слепому наслаждению, обрушившемуся на него. Поднимая бедра и заставляя ее двигать рукой, он жадно втягивал воздух. Она улыбнулась, на этот раз коварно, потому что полностью осознала, какой властью над ним обладает.
– Я жива и невредима, Лукас, – шептала она. Ее теплое дыхание касалось его уха. На шее она оставила свой поцелуй. – И я – твоя.
Это обещание он прервал поцелуем, горячим и жестким, от которого шла кругом голова. Его пальцы снова занялись ее платьем. Он задрал его, откинув наконец барьеры между своим обнаженным телом и ее ждущей плотью. Она приподнялась, устраиваясь чуть повыше, а потом со сводящей с ума медлительностью начала опускать бедра, захватывая его в свой влажный жар.
Лукас не мог так долго ждать. Дернув бедрами вверх, он ворвался в нее одним рывком. Анастасия закричала от удовольствия, стискивая его движущееся навстречу тело, забилась, заливая его влагой желания. Она вцепилась ему в плечи, помогая себе в этой скачке.
Подхватив ее под бедра, Лукас сдерживал, направляя и сглаживая ее движения. Он смотрел вверх и видел сомкнутые веки. В трепете каждого мускула, в каждом вздохе, слетавшем с ее приоткрытых губ, отражалось удовольствие.
– Сейчас, – выдохнул он сквозь стиснутые зубы. – Сейчас, Ана. Отдайся целиком.
У нее распахнулись глаза, открывая теплоту и глубину карего взгляда. Взгляда, полного эмоций, полного чувств, полного надежд. В котором не было безусловной покорности.
– Да, – простонала она, выпрямляя спину, а потом вновь сгибаясь и припадая к нему, раз за разом принимая его. Ее тело стискивало его, удерживало в себе, содрогаясь от наслаждения. Остатки самообладания унес подступающий пик разрядки. Кровь вскипела, тело завибрировало. Стискивая ее изо всех сил, выкрикнув ее имя, Лукас выплеснул все полностью в глубину ее лона.
Анастасия осторожно восстанавливала дыхание. Так они просидели какое-то время, приходя в себя. Затем она легко поцеловала его в макушку и встала. Как только их тела разъединились, Лукас недовольно застонал. Он чувствовал такую пустоту, когда ее не было с ним.
Осталось лишь мимолетное напоминание о том, как понравилось ему, когда она кричала у него над ухом. Ничего, в сущности, не изменилось между ними, кроме того, что он постиг наконец свое сердце. Наблюдая, как Анастасия пересаживается на противоположную сторону и приводит себя в порядок, он понимал, что это истинная правда.
Сегодняшние события еще раз доказали, что они по-прежнему сражаются, отстаивая свои позиции в расследовании. И она по-прежнему подозревает Генри.
Помимо этого, Лукас вспоминал ее стоящей у могилы бывшего мужа. Даже сейчас, после такой эмоциональной близости, она не готова полностью отдать ему свое сердце. Правда, после свадьбы она стала более открыта с ним в телесном плане. Это – да. Что укрепляло в нем веру в то, что однажды она даст ему нечто большее.
А уж потом она станет его женой во всех отношениях. Он завоюет ее любовь.
Экипаж замедлил ход, и Лукас быстро застегнулся и разгладил помятую одежду. Их взгляды встретились, и Анастасия улыбнулась. Но в ее глазах сохранялась настороженность.
– Нам нужно о многом поговорить, – заставил он себя переключиться на деловой тон. – Наверное, у нас есть что сказать друг другу о сегодняшних событиях.
– Да, ты прав. – Анастасия склонила голову.
Через минуту карета остановилась, лакей распахнул дверцу.
Лукас вздохнул:
– Пойдем в дом, выпьем чаю и все обсудим.

Что-то все-таки изменилось. Анастасия посмотрела в противоположный конец комнаты, где у камина с чашкой чаю в руках сидел Лукас. Что-то новое появилось между ними.
В их брачную ночь она полностью отдала ему свое тело. Но сегодня, во время этого нетерпеливого, яростного совокупления в карете, она почувствовала, как он отдался ей. Причем не только физически, а гораздо глубже.
И это пугало ее.
– Мы, конечно, можем поедать глазами друг друга целый вечер, – произнес Лукас, сделав глоток из чашки. – Я и не против. Но мы могли бы обсудить тему, которая носится в воздухе, – наше расследование. И разницу в наших подходах к нему.
Анастасия отставила все эмоции в сторону. У нее еще будет время проанализировать их. По крайней мере она надеялась, что такое время найдется. Она, как никто другой, прекрасно сознавала, насколько жизнь хрупка. Особенно сейчас, когда так много опасностей подстерегают ее и Лукаса за каждым углом.
Вздрогнув от таких мыслей, она попыталась снова вернуть свою ярость. Досаду и боль, которые она почувствовала, когда узнала, что он не взял ее с собой к Сансбери.
Очень легко Анастасия вернулась в то состояние.
– Почему утром ты не разбудил меня перед своим отъездом? – потребовала она ответа, скрестив руки на груди. – Ты думал, что я не соображу, что Сансбери мертв, или должен был уехать туда без меня?
Выражение его лица поменялось. Было чувство вины, и промелькнула тень воспоминаний.
– Я должен был поехать один, Ана.
– Но почему? Полагаешь, я бы не справилась со страхом? Думаешь, меня не хватило бы? – Анастасия затаила дыхание, ожидая ответа.
Лукас отставил чашку.
– Твоя стойкость здесь ни при чем. Дело во мне. Я должен был поехать туда один, чтобы увидеть… – Он замолчал, рот мучительно скривился.
– Что увидеть? – прошептала Анастасия, пересекая комнату и подходя к нему.
Лукас поднялся и отошел подальше.
– Мне нужно было убедиться, есть ли там свидетельства, доказывающие участие Генри.
– И они там были?
Он отрицательно покачал головой:
– Нет, но я сомневаюсь в нем. Разыскивая там улики, я понял, что потерял доверие к нему.
Анастасия поморщилась. Господи, что он будет чувствовать, когда услышит то, что обнаружила она? Она отказывалась рассказать ему раньше, чтобы не разрушить эту веру в Генри. Получается, что она уже опоздала.
– Лукас, мы с тобой партнеры. Нравится тебе или нет, но смерть Сансбери – это мое дело, как и твое. Ты должен был взять меня с собой.
На какое-то мгновение он задержал на ней взгляд. Непонятно было, что он означал.
– Ты, конечно, права. Извини, Ана. Не прав был я.
Анастасия даже пошатнулась. Он признался, что был не прав? Может, ночью мир перевернулся, а она даже не узнала об этом?
Потом Лукас вскинул брови.
– Может, скажешь, что ты не ездила сегодня одна к Чарли?
– Я езжу к нему постоянно, а он ко мне, – заспорила Анастасия.
– И вы, конечно, разговаривали о погоде, моя дорогая? Или об этом самом случае?
Анастасия опустила голову, переваривая вопрос. Он скорее утверждал, чем спрашивал. Напоминал, что возмущается тем же самым, что и она. Ездить одной к Чарли, работать с бумагами, которые все еще лежали в сумке здесь, за дверью, и не предлагать Лукасу поехать с ней было ничуть не лучше, чем его утаивание происшествия.
Он также заслуживал того, чтобы знать правду. Невзирая на то, насколько болезненна она будет для него.
– Мы действительно говорили об этом деле, – призналась она и покраснела. – Я была не права, поехав туда без тебя. И с моей стороны было неправильно заниматься делом Генри у тебя за спиной.
Лукас застыл, лицо его превратилось в маску. Непроницаемую маску. Нет, не так. На лице была видна боль. Виден гнев. И недоверие. Но вот оно стало сменяться страхом. Страхом от того, что она оказалась права.
– Именно ты обнаружила новые доказательства? – спросил Лукас.
Анастасия, помедлив, кивнула:
– Да, я. И сейчас я хочу поделиться ими с тобой, если ты выслушаешь меня. – Она вытянула руку и, коснувшись его, с удивлением увидела, что он не отдернул свою. – Лукас, подошло время отставить наши разногласия и по-настоящему работать вместе.
Лукас согласно кивнул.
– Покажи, что ты нашла, Ана. Не важно, что именно. Я хочу знать.

Глава 23

Лукас изучал данные, которые Анастасия собрала против его лучшего друга. Против человека, которого он относил к своим близким, как братьев Питера и Мартина, как мужей сестер. Улик было много. И это сокрушало.
До последнего момента Лукас не подозревал, что таковые имеются. Конечно, слухов о внутренних расследованиях в отношении агентов ходило много. Они с Генри даже как-то рассуждали на эту тему, удивляясь, кому может прийти в голову расхищать средства и подделывать улики. А оказалось, что как раз его друг и занимался этим. Генри лгал ему и о том, где бывал, с кем встречался.
Отложив в сторону последний доклад, Лукас прикрыл глаза. Первым порывом было все начисто отвергнуть. Отстранить от себя и сделать вид, что он ничего не знает о темной стороне жизни друга. Но он не мог так поступить. Это значило идти на поводу у эмоций.
Правду невозможно было игнорировать. Вдруг Генри не участвовал в покушениях на агентов? В конце концом, он и сам подвергся нападению. Это был тот самый недостающий кусочек головоломки. Но его друг скрывал от Лукаса свои секреты. Он лгал ему.
И это не сулило ничего хорошего.
Лукас ненавидел сомнения, ненавидел неожиданные вопросы. Но сейчас был вынужден заглянуть в ситуацию глубже. Потому что он не мог отставить в сторону эти данные, не мог проигнорировать охотничье чутье Аны.
Поднявшись на ноги, Лукас оглядел комнату. Они расположились в спальне Аны, той, которая через пустовавшую гостиную соединялась с его собственной. День назад она начала переоборудовать ее в новую лабораторию. Новый кабинет для расшифровки материалов и поиска улик.
Значит, здесь будет ее новый дом. Эта мысль согревала, пробивая, несмотря ни на что, свой путь в безнадежности.
– Мне так жаль, Лукас. – Анастасия тоже поднялась из кресла, в котором тихонько сидела, наблюдая, как он читает документы, которые она собрала. – Клянусь, я бы отдала все, чтобы не причинять тебе боль. Но невозможно закрыть глаза на то, что всплыло.
Он кивнул в ответ, дотронувшись до ее щеки. Ему сразу стало легче.
– Я тоже так считаю, Ана.
Ее лицо смягчилось. Она была готова к тому, что он снова начнет спорить, отвергать ее доводы. Но он не стал.
– Мне нужно в военное министерство. – Лукас удивился, каким скрипучим голосом он вдруг заговорил. – Я поговорю с одним нашим куратором об этих обвинениях в отношении Генри. И мне нужно получить доступ к некоторым документам из его конторы.
Анастасия тут же ухватилась за свое оружие:
– Я еду с тобой.
– Нет! – Это прозвучало громче, чем ему хотелось. Она вздрогнула, оглянувшись, с лицом, искаженным болью от недоверия.
– Лукас, мы договорились работать вместе. Мы обещали друг другу…
Схватив ее за руки, Лукас крепко их стиснул, и снова отпустил.
– Я помню, но если ты поедешь со мной, мы потеряем много времени на объяснения. Никто не будет говорить в твоем присутствии, если узнает, кто ты и что ты. А если Генри там… – Лукас вздохнул. – Если Генри там, а все, что ты говоришь про него, правда, тогда это лишь еще больше насторожит его. Нужно, чтобы ты оставалась дома. Расшифруй то письмо, которое откопал Айли. Пожалуйста, Ана.
Она заглянула ему в лицо, и он понял, что она согласна. Она понимала его боль и желание доказать, что все эти обвинения ошибочны. А может быть, их не удастся опровергнуть.
Погладив его по щеке, Анастасия провела пальцами по морщинкам возле рта. Потом, поднявшись на цыпочки, осторожно поцеловала. Лукас вновь ощутил прилив сил, которые словно высосали из него, когда он прочел о прошлом Генри, полном тайн.
– Ладно, договорились, – согласилась она и отошла в сторону. – Я буду молиться, Лукас, чтобы я оказалась не права. Не хочу видеть, как тебе придется страдать еще сильнее.
– Я знаю. – Он кивнул, думая о чем-то своем. Затем повернулся и направился к двери, чувствуя у себя на спине ее взгляд. Спускаясь по лестнице и усаживаясь в поджидавший его экипаж, Лукас тоже молился, чтобы каждое обвинение, каждый слух, имевший отношение к Генри, не нашли своего подтверждения. Иначе получится, что он был лучшим другом незнакомцу, который использовал его все эти годы.
Незнакомцу, который способен на грязное мошенничество. И на жестокое убийство.

Подавив вздох, Анастасия отвела глаза от еще одной иллюстрации, показывающей сложности скрещивания животных. Надо отдать должное Сансбери, он выбрал книгу весьма интересного свойства, чтобы прятать свою корреспонденцию. Любой, кому бы в голову пришло взяться за нее, стал бы разглядывать картинки, а не искать листок с цифрами.
Она уже начала осваиваться с шифром. Могла по виду определить, где начинается предложение, где заканчивается. Какие цифры служат номером страницы в книге, какие – номером строки, какие – номером буквы. Теперь, уяснив систему, соотнести цифры с буквами и перенести текст на новый листок было делом техники.
Ее пальцы порхали над страницей, выписывая буквы одну за другой, застывая в конце предложения, а потом перескакивали на следующую страницу книги по разведению животных. Наконец последняя буква была расшифрована. Теперь перед ней стояла цель свести несколько сотен букв в отдельные предложения.
Не торопясь Анастасия продолжала доводку, и вскоре перед ней лежал полный и окончательный текст послания. Переведя дыхание, она стала читать его от начала до конца.
Как только улеглось возбуждение от правильно выложенного заключительного кусочка этой головоломки, сердце ухнуло вниз.
Она была права с самого начала. Генри действительно участвовал в заговоре против агентов военного министерства. Более того, он руководил им. А Сансбери собирался шантажировать его по этому поводу. В письме, которое он явно собирался использовать как товар в сделке, было столько свидетельств и подробностей, что Генри весь остаток своей жизни провел бы в Ньюгейтской тюрьме, если бы не попал на виселицу за участие в заговоре.
Руки тряслись, когда Анастасия, вскочив из-за стола, повернулась спиной к проклятому письму. Ее затошнило, слезы полились ручьем. Никогда ей еще не было так плохо от того, что ее теории подтвердились. Она думала только о Лукасе.
– Мадам?
Анастасия вздрогнула от неожиданности, услышав голос служанки, стоявшей в дверях. Через силу улыбнувшись, она повернулась к девушке. Ей так не хватало слуг из дома Эмили, которые были приучены никогда не мешать ей во время работы.
– Что случилось, Гарриет?
– Только что получили вот это, миссис Тайлер. От мистера Тайлера.
Анастасия заспешила через комнату забрать послание Лукаса. Отпустив служанку, она сломала печать на конверте и быстро прочла содержимое. Он обнаружил в военном министерстве кое-что еще, что необходимо обсудить с ней, поэтому дает ей адрес, где они встретятся.
Покачав головой, она положила записку на стол рядом с проклятыми уликами против Генри. Господи Боже, как глубоко въелась в них эта конспирация, если Лукас не может просто написать о своих подозрениях. Нет, ему нужно встретиться с ней где-то у черта на куличках.
Но выбора не было. Анастасия схватила шаль и заторопилась вниз по лестнице. И надеялась, что сумеет успокоить Лукаса, когда он узнает правду о человеке, которого он любил, как своих братьев.

Лукас с трудом узнал дворецкого, когда тот открыл ему. В голове все смешалось, сердце разрывалось. Ему была нужна Ана. Нужна, чтобы видеть и чувствовать ее рядом.
Ему требовалось сказать ей, что она была права, и извиниться за то, что не верил ей и ссорился из-за Генри. Он был в долгу перед ней за это.
– Моя супруга все еще работает наверху?
Он представил, как Ана углубилась в шифровку, как очки едва держатся на кончике ее носа. Ему срочно нужно было увидеть это письмо. Господи, еще и эти улики! Вещи, о которых он не подозревал. Ложь, которую Генри выдавал за правду. Это было слишком.
Лукас виделся с адвокатом Генри, и после некоторого принуждения, небольшого откупа и несильного давления тот открыл ему, что его друг тонул в долгах и использовал сотню сомнительных схем, чтобы добыть деньги. Но что еще хуже, примерно год назад у него начали появляться деньги на счете. Первая крупная сумма была переведена ему несколько дней спустя после первого покушения на агента. Еще одна – после покушения на него самого, в котором он чуть не погиб. Каждый раз, когда агенты гибли или были ранены, банковский счет Генри возрастал.
К горлу подступала тошнота.
Дворецкий вскинул голову.
– Нет, милорд, разве она не с вами?
– Разумеется, нет. – Лукас глянул на слугу. – Почему она должна быть со мной?
– Мы поняли, что она отправилась на встречу с вами, как вы ее и просили в вашей записке, сэр.
Кровь застучала в висках, и Лукасу пришлось призвать на помощь остатки самообладания, чтобы не схватить дворецкого за лацканы и не тряхнуть как следует.
– В каком записке?
– В той, что вы прислали примерно час назад.
Дворецкий смотрел на него как на сумасшедшего, и Лукас начал чувствовать себя соответственно. От безудержного страха, растекавшегося по животу, и в самом деле можно было сойти с ума.
Он взлетел по лестнице вверх, молясь про себя, чтобы Aнастасия где-нибудь оставила эту записку. Или хотя бы намек, куда она отправилась.
Потому что он ей ничего не отсылал.
Лукас вбежал в комнату. Повсюду стопки бумаг. Схватившись за волосы, он выругался. Черт, здесь же никогда не найти записку, даже если она существует. Он кинулся к столу и начал лихорадочно перебирать кипы бумаг, скинув в конце концов всю груду на пол от безнадежности. Следующая стопка была такой же – странные заметки и формулы, обрывки шифров, то, что было выше его разумения. Все в стиле Аны, даже почерк.
И тут на ее секретере он увидел книгу и зашифрованное письмо. Подскочив к секретеру, Лукас обнаружил злополучную записку, написанную на его бумаге. В конверте, запечатанном его печаткой.
Но это все было не его. Он уже ничего не видел вокруг, а ужас холодом сжимал сердце. Письмо выскользнуло из дрожащих пальцев и улеглось на страницу с каким-то текстом. Взяв сто, он только тогда понял, что это расшифровка письма из дома Сансбери. Пока его не было, Ана решила эту задачу.
Он прочел все, от строчки до строчки.
О Господи! Это все-таки Генри.

В доме никто не жил давным-давно, это было абсолютно ясно. Пройдя внутрь через черный ход, как проинструктировал ее Лукас, Анастасия вздрогнула. Этот район был, наверное, наихудшим в Лондоне. Поэтому, понимая, что карета привлечет много ненужного внимания, она отпустила ее. Зато сейчас ей не хватало уверенности, которую обеспечивало присутствие экипажа и кучера. Единственным ее желанием было побыстрее оказаться рядом с Лукасом, под его защитой.
А пока она сунула руку в ридикюль и вытащила флакон из-под духов, который носила с собой уже несколько недель. Ей пришлось как следует потрудиться, чтобы составить правильную смесь чистого керосина с экстрактом перца. Правда, до сих пор не удавалось опробовать ее в деле – ослепить кого-нибудь. То есть вывести из строя, не убивая.
В рабочей обстановке ей не хотелось проводить испытание, но она все равно нажала на распылитель несколько раз, чтобы загрузить его. А потом осторожно вернула его на место.
– Лукас? – произнесла она в темноту пыльного холла. На первый взгляд когда-то здесь была лавка. Пожар почти уничтожил ее, обрушив крышу в восточном конце. А вот в помещении на противоположной стороне кто-то жил. Вглядевшись, Анастасия обнаружила дверь, из-за которой пробивался тусклый свет.
Толкнув дверь, она вошла в комнату.
– Лукас?
В тени, рядом с едва горевшим очагом, стоял мужчина. Он приподнял в руке горящую головешку, чтобы добавить света, а потом повернулся к ней лицом. Но это был не Лукас, поджидавший ее.
– Генри! – воскликнула она, споткнувшись. – Генри, ты встал на ноги!
Улыбаясь, он поднял в руке пистолет, целясь ей прямо в сердце.

Глава 24

– Генри, – повторила Анастасия, слишком потрясенная, чтобы полностью осознать происходящее. Единственное, что она понимала, – к ней приближался Генри Бауэрли, наставив на нее пистолет.
И он шел. Шел сам, без всякой помощи.
– Благодарю вас, Анастасия, что согласились увидеться со мной. – Он встал рядом.
Стряхнув оцепенение, она развернулась и бросилась к двери, но Генри оказался проворнее. Он схватил ее за руку, грубо дернул, втаскивая назад, а потом, захлопнув дверь, толкнул через комнату. Анастасия рухнула на пол, ридикюль отлетел в сторону. От удара в легких не осталось воздуха.
Перекатившись на спину, она попыталась сохранить хладнокровие и вспомнить все, чему училась, старательно осваивая приемы борьбы в доме Эмили.
Сражаться с мужчиной, который килограммов на сорок или даже больше тяжелее, не говоря о том, что он собирался ее убить, – это, конечно, было совсем другое дело.
– Генри, – Анастасия поднялась и уселась на полу, подвинувшись к ридикюлю, – что ты здесь делаешь?
Он подошел, широко и уверенно ступая. Пистолет даже не колыхнулся в его руке. По его взгляду было понятно, что он заманил ее сюда с одной-единственной целью. Он собирался убить ее. Судя по улыбке на лице, его радовала такая перспектива.
– Не ломай дурочку. – Подойдя, он встал между ней и ридикюлем. Анастасия повернулась в его сторону, готовая в любой момент воспользоваться руками и ногами как оружием, если потребуется. – Один раз я уже поддался на твою игру в невинность и кротость. Больше не собираюсь.
Анастасия покачала головой:
– Игру в невинность?
Он утвердительно кивнул.
– Когда Лукас получил приказ сотрудничать с какой-то женщиной-агентом, я не мог предположить, что она будет представлять опасность. Но леди Аллингтон оказалась слишком умна, к несчастью. Я прикинул, если сумею избавиться от нее, то разом покончу со всем этим идиотизмом. Но тут они подключили тебя. Кто же знал, что ты опаснее, чем кто-либо другой?
Анастасию передернуло.
– Ты. Это ты устроил покушение на Эмили?
Генри улыбнулся:
– Нет, я стрелял сам. Ушлая мерзавка сумела скрыться в темноте, даже после того, как я всадил в нее пулю. – Он пожал плечами. – Но дело было сделано.
Ярость вскипела в ней с такой силой, что Анастасия сама была поражена.
– Как ты мог?! Как ты осмелился сотворить такое?! Люди, на которых ты нападал, были твоими товарищами.
Некоторые были друзьями! А Лукас… – Она замолчала, мысленно перебирая доводы. – Господи, он же любил тебя как члена своей семьи.
В ответ лицо Генри исказилось. Дуло пистолета задрожало, и она отпрянула, испугавшись, что он нажмет на курок.
– Я знаю. Почему, ты думаешь, я так усердно скрывал от него правду?
Хотелось заорать от бессилия, но Анастасия слушала молча. Спокойствие – вот ее единственное оружие. До тех пор пока ей не удастся отвлечь его, чтобы накинуться с кулаками или схватить ридикюль и использовать специальные «духи», другого выхода не было. Раздражать тоже нельзя. Оставалось только поддерживать его желание поговорить как можно дольше.
– Что ты имеешь в виду?
Он весьма противно улыбнулся:
– Как, ты думаешь, я получил ранение той ночью?
Анастасия полагала, что знает все о нападении на Генри. Лукас так переживал, испытывал такую вину перед своим другом в инвалидном кресле за то, что не смог уберечь его. Она вспомнила о его состоянии, о его уязвимости.
Но тут на память ей пришла другая подробность.
– Лукас не должен был быть там, – прошептала она.
Генри кивнул:
– Там должен был быть другой человек. Другой агент. Никогда не любил этого ублюдка. Так что для меня было удовольствием, используя свои связи, уничтожить его. Но в последний момент вместо него появился Лукас. Я не мог остановить покушение, пришлось оттолкнуть Лукаса.
Отвращение тошнотой подступило к горлу. От вкуса желчи во рту стало трудно дышать.
– А он пусть думает, что вместо него ранен ты, и мучается. Я подозревала это после предварительного расследования.
Генри улыбнулся:
– О да! Я знаю, вы интересовались моим прошлым, миледи.
– Но почему нужно было изображать из себя беспомощного инвалида? – Ее уже трясло от предательской душонки человека, которого она видела перед собой.
– Поскольку я был ранен, военное министерство перестало обращать на меня внимание. Они считали меня калекой, значит, я не представляю угрозы, И дали много власти, больше, чем всегда, когда я волшебным образом, с триумфом вернулся в контору.
Анастасия прикрыла рот рукой.
– И поставили тебя руководить операциями и агентами.
Генри расплылся в довольной улыбке. Его лицо было бы даже симпатичным и дружелюбным, если не знать этого человека.
– Надеюсь, ты понимаешь. – Генри сделал шаг в се сторону, направив пистолет ей в голову. – В нашей проблеме нет ничего личного. На самом деле ты мне нравишься, Анастасия. Но ты вмешалась в мои дела. А если Лукас поверит в твои обвинения, будешь мешать моей дружбе и способности защищать его.
Анастасия покачала головой, удивившись, что еще способна двигаться.
– Убив меня, ничему не поможешь. Лукас уже все знает. Он знает об уликах, которые я собрала, может, знакомится с ними сейчас, когда мы разговариваем.
Генри прикрыл глаза, но всего лишь на секунду. Слишком мало, чтобы оттолкнуть его или рискнуть напасть. Он сразу же глянул на нее, и его лицо исказилось.
– Ах ты, сука! – зарычал он. – Знаешь, что ты натворила?
– Пожалуйста, – на глаза у нее навернулись слезы, – не усугубляй ситуацию для себя, причиняя мне вред.
– Если Лукас на самом деле узнает о моих делах, тогда все мои усилия защитить его, уберечь его от смерти пойдут прахом! – Генри ударил ее так неожиданно, что она не сумела подготовиться и ответить тем же. От удара голова откинулась назад, из глаз посыпались искры, и Анастасия рухнула на грязный пол. В голове все перепуталось, и мелькнула мысль, что сопротивление не стоит той боли, которая последует. Что все закончится очень быстро, если дать преступнику сделать то, что он хочет.
Но другая сторона ее характера… Та, о существовании которой Анастасия даже не подозревала до того самого дня на крыше… Та, которую Анастасия никогда бы не обрела, если бы Лукас, пробуждая, не прикоснулся к ней, если бы он не поверил в нее. Так вот, эта часть ее «я» заорала, приказав ей подняться. Воспользоваться тем, чему она научилась. Бороться, чтобы вернуться в дом к мужчине, которого она… любит.
Осознание этого факта потрясло Анастасию. Она села, прикрыв лицо руками, ожидая следующего удара. Но прежде чем Генри смог двинуться с места, прежде чем она смогла спланировать свои дальнейшие действия, от двери раздался знакомый голос.
И вспыхнула надежда, сердце зашлось от любви, всеобъемлющей и взаимной.
– Только тронь мою жену, и я снесу твою мерзкую башку!
Увидев эту картину перед собой, Лукас отпрянул. Анастасия сидит, сжавшись от удара. И кто угрожает его молодой жене?
Генри. Генри, который преспокойненько стоит на своих собственных ногах. Генри, которого никогда жизни Лукас уже не назовет своим другом. Генри, которого он больше знать не хочет.
Незнакомец, которого Лукас готов разорвать голыми руками, чтобы не угрожал Ане. Чтобы не предавал то, что Лукас любил, чем гордился, холил и лелеял.
Первое его инстинктивное движение не имело отношения ни к выучке, ни к расследованию. Ему хотелось подскочить к Ане и отвести от нее опасность. Удостовериться, что она не пострадала.
Но как профессионал Лукас понимал, что это только ускорит смерть их обоих. В особенности когда пистолет Генри упирается ей в голову. Даже если он сдвинется на сантиметр, посмотреть на Лукаса.
– Просто держись в стороне, Лукас, – произнес Генри своим обычным спокойным тоном, которым разговаривал с ним все эти годы, когда они были друзьями. Словно Лукас пришел к нему со своими заботами, а Генри находится тут, чтобы утешить и забрать его домой.
Господи, как плохо ему стало! И стало еще хуже, когда он увидел страх в глазах Аны и синяк, расплывавшийся на щеке, когда сполох огня из камина осветил ее лицо. Она посмотрела на Лукаса, и он вдруг оценил силу и стойкость, о которой не подозревал в тот момент, когда впервые встретился с ней. Тогда он отверг ее как истеричку, которая только будет путаться под ногами.
И она подсказала ему, что делать.
– Не подходи, – продолжал Генри. – Позволь, я сам займусь этой проблемой. А потом мы сможем разумно поговорить и решить, как поступить дальше.
Двинувшись вперед, Лукас сделал всего один шаг. Небольшой, едва заметный, но потребовавший напряжения всех сил души и тела.
– Предлагаешь мне уйти, пока ты с ней разберешься? – Его хриплый голос отозвался эхом в пустоте комнаты. В пустоте, которая висела вокруг его бывшего друга.
– Я понимаю, это тяжело. – Генри старался, чтобы его голос прозвучал участливо. – Вы все-таки женаты, и тебе не захочется видеть, как она страдает. Но ты должен понять, что она – единственное препятствие на моем пути. Это может быть наш путь, Лукас. Снова вместе, как в детстве, когда мы опустошали окрестности.
Лукас заморгал, не веря тому, что услышал.
– Ты хочешь сказать, что это одно и то же – несколько мальчишеских выходок и государственная измена?
– Ты ничего не понял. – Рука Генри слегка вздрогнула.
– Тогда объясни. – Прикрывая пистолет, направленный на друга, Лукас продвинулся еще на несколько сантиметров вперед. Он поймал взгляд Аны и понял, что она глазами указывает ему на свой ридикюль, валявшийся на полу. Он двинулся в его направлении. – Объясни, почему ты это сделал?
– Если бы ты послушался ее, – Генри махнул пистолетом в сторону Аны, и она резко втянула воздух носом, – тогда нужно было бы, наверное, поинтересоваться моими финансами.
Лукас кивнул:
– Я знаю о твоих долгах и твоей жадности, Генри. Может, все это из-за жадности?
– Ничего ты не понимаешь. – В глазах друга зажглась злоба. – Ты, Лукас, всегда купался и будешь купаться в золоте. Ты всегда был самый сильный, самый лучший, самый храбрый. Даже когда я привлек тебя в агенты, ты очень быстро обогнал меня и по способностям, и по возможностям. А мне хотелось большего. Много большего. Захотелось выиграть, но я проиграл. Такое могло случиться только один раз. А всего-то нужно было сдать Уорфилда. Я бы ссыпал в карман хорошенький куш и избавился от человека, которого всегда ненавидел.
– Но вместо него на сцене появился я. – Лукас сглотнул подступившую тошноту.
– Да, – вскинулся Генри. – Прикрывая тебя, я получил пулю. В военном министерстве были готовы меня отправить в отставку, но те, по другую сторону, воспользовались возможностью. Они предложили мне денег. И я получил власть, Лукас. Начавши единожды, я уже не мог остановиться.
Анастасия не отрываясь смотрела в глаза Лукасу. Он видел, как растет ее беспокойство. И причина была в жалости. В уголках глаз накапливались слезы. Слезы о нем. О друге, которого он потерял давным-давно и о чём не подозревал, пока она не открыла ему правду.
Он не мог отвести взгляда от нее.
– Я не хочу убивать тебя, Лукас.
Слова Генри переключили внимание Лукаса.
– Ты собираешься убить меня?
Как-то очень неопределенно Генри кивнул.
– Все это время я старался уберечь тебя. Скармливал тебе дезинформацию, поручал дела, которые держали бы тебя подальше от моей деятельности. Когда Анастасию назначили тебе в помощники, мне показалось, что это будет прекрасный вариант. Я подстегивал твое желание, зная, что она будет сопротивляться. Так что эта ситуация, когда ты желаешь ее, а она нет, должна была захватить тебя. А я в это время сумел бы устроить прикрытие для себя. Но она все спутала, Лукас. Она подставила тебя. Я не могу позволить ей уйти.
Когда он снова приставил пистолет к ее голове, Анастасия зажмурилась на мгновение. Не осознавая, что делает, Лукас собрался прыгнуть вперед. «Нет, вспомни занятия по подготовке!» Сейчас он приблизился к ее ридикюлю. Внутри было что-то, что может помочь ей. Ана явно на это рассчитывала. Если он отвлечет внимание Генри, она сумеет схватить ридикюль и воспользоваться тем, что там спрятано.
Генри наклонился вперед. На лице появилось умоляющее выражение.
– Но если ты останешься со мной, нас никто не остановит. Деньги, женщины, Лукас. Власть. Ты будешь купаться во всем этом.
Покачав головой из стороны в сторону, Лукас подцепил ридикюль носком башмака.
– Я никогда не присоединюсь к тебе, Генри, – прошептал он. – И я никогда не позволю тебе причинить вред женщине, которую люблю.
Лицо Генри исказилось.
– Ты любишь ее? – Вместо Аны он наставил пистолет на Лукаса. – Ты говоришь, что любишь ее?
Не обращая внимания на наведенное на него оружие, Лукас не отрываясь смотрел на жену. Он улыбался.
– Я люблю Ану так, как никого и никогда в моей жизни. Я за нее умру. Я за нее убью кого угодно. – Лукас перевел взгляд на самого лучшего друга, который когда-либо у него был. На самого страшного врага, которым тот стал. – Даже тебя, Генри.
Затем он кинул ридикюль в сторону Анастасии и выстрелил.
Все в мире вдруг замедлило свое движение. Анастасия смотрела, как медленно-медленно, чуть ли не ползком ридикюль по дуге перемещается в ее направлении. Воздух всколыхнул грохот пистолета Лукаса, и в этот момент она перехватила ридикюль, рывком открыла его и выхватила флакон.
Генри откинуло назад, а она вскочила на ноги и увидела, что он ранен в правое плечо, но каким-то чудом удержал пистолет в руке.
– Это за нее? – заревел он, снова вскидывая оружие. Лукас перезарядил свой пистолет.
Анастасия посмотрела на него. Почему он не прячется, ведь знает, что Генри вооружен? И поняла.
Это из-за нее. Он хочет защитить ее.
Она развернулась к Генри, который в этот момент поднимал раненую руку, направляя пистолет на Лукаса. Зажав флакон в руке и молясь, чтобы смесь, которую она сотворила, подействовала, Анастасия нацелилась на него.
– Только попробуй! – завизжала она и пустила струю адской смеси прямо в глаза Генри. Вдобавок поддала ему пинком изо всех сил.
Взвыв от неожиданности и боли, он руками прикрыл лицо. Анастасия отскочила назад, потому что часть смеси досталась ей, наполнив легкие едким запахом и вызвав слезы на глазах.
Рухнув на колени, Генри ругался на чем свет стоит и тер глаза. Надрывно кашляя, Анастасия отступила.
Но он не желал успокаиваться. Вслепую он наставил пистолет в ту сторону, откуда Анастасия набросилась на него.
– Сука! Ах ты, сука! – снова и снова вопил он, размахивая пистолетом.
Анастасия не могла двинуться, поскольку ее способность видеть серьезно пострадала от последствий собственного изобретения.
Раздался второй выстрел, и Анастасия приготовилась ощутить удар. Но ничего не почувствовала. Вместо этого Генри бухнулся головой вперед, его ставшее бесполезным оружие с грохотом отлетело в сторону, и он вздохнул в последний раз.

Глава 25

– Ты уверена, что у твоей смеси нет продолжительного эффекта? – спросил Чарли, пока доктор Уэкслер осматривал глаза Аны.
Она пожала плечами:
– Не уверена, но глаза уже не щиплет так сильно, после того как мы их промыли. Легкие тоже в порядке. В горле першит, но уже не жжет. Я думаю, смесь сделала свое дело. Ослепила и обезвредила без тяжелого увечья.
Она глянула в сторону Лукаса. Прислонившись к стене, он стоял в коридоре этого заброшенного дома. После того как, взяв ее в охапку и оттащив от окровавленного тела, которое когда-то было его лучшим другом, он почти все время молчал.
Прибыл Чарли, за ним люди из военного министерства. Лукас ответил на их вопросы, но отказался оставить ее, а потом отказался взглянуть на тело Генри, даже когда его уносили, накрыв простыней.
– Ана, это потрясающе. – Чарли разглядывал маленький флакончик. – Еще одно изобретение, которое пригодится для нашей работы.
Она улыбнулась, чувствуя себя безумно уставшей. Почему-то вдруг похвала Чарли и даже завершение расследования для нее перестали много значить. А вот Лукас имел значение. Поэтому ей нужно было немедленно поговорить с ним, дотронуться до него. И чтобы не было этих людей. И не было их уважительных взглядов, их расспросов.
Доктор собрал свои принадлежности.
– Я заеду к вам завтра, Анастасия, – сказал он. – Несколько дней за вами нужно будет понаблюдать, чтобы удостовериться, что серьезного вреда нет.
С трудом улавливая, о чем он говорит, она безразлично кивнула. Анастасия смотрела только на Лукаса и встречала его ответный, совершенно непроницаемый, взгляд. Такой, каким он смотрел на нее, когда они встретились в первый раз.
О чем он тогда говорил ей? О том, что она должна научиться нарушать правила.
– Мне нужно немного подышать воздухом. Лукас может вывести меня на минутку?
Чарли не возражал.
– Разумеется, но нам еще нужно поговорить с вами обоими.
– Только на минутку.
Лукас выпрямился и предложил ей руку. Опершись на нее, Анастасия вновь почувствовала тепло, исходящее от его тела, силу мышц у нее под рукой.
– Я верну ее через минуту, – пообещал он.
Они вышли в сгущавшиеся сумерки. Как только дверь позади них закрылась, Анастасия схватила его за руку и потянула к их карете, стоявшей среди других.
– Что ты делаешь? – спросил Лукас, следуя за ней по пятам. А она уже открывала дверцу. Подтолкнув его внутрь, Анастасия шепнула несколько слов кучеру и запрыгнула на сиденье рядом.
Кучер хлестнул лошадей.
– Что происходит, Ана? – Лукас уставился на нее. – Им нужно еще получить от нас документы. Это куча бумаг…
– Правила существуют, чтобы их нарушать, – перебила его Анастасия. – Мне нужно кое о чем у тебя спросить, Лукас. Я хочу знать.
Ожидая вопрос, Лукас смотрел исподлобья.
– Давай, начинай.
– Ты заявил Генри, что любишь меня, – прошептала она. Голос сел, но совсем не от того, что в горле по-прежнему першило. – Ты сказал то, что имел в виду, Лукас? Ты на самом деле любишь меня? Или это была всего лишь уловка, чтобы сбить его с толку?
Когда Лукас поднял на нее глаза, она, не дожидаясь слов, уже знала, каким будет ответ. И замерла в благоговейном трепете.
– Я отвечаю за каждое слово, Ана. Я люблю тебя с того самого момента… Наверное, с того самого момента, когда увидел тебя в первый раз. – Он схватил ее руки и прижал их к груди. – Понимаю, сейчас тебе не хочется любви. Но знаю, со временем ты тоже полюбишь меня. Я чувствую это каждой частицей моего существа, ощущаю это в твоих поцелуях. Не буду просить полюбить меня сейчас. Лишь надеюсь, что когда-нибудь в твоем сердце найдется место и для меня, пусть даже очень немного. Пусть даже оно будет меньше, чем ты дала Гилберту.
Анастасия без слов смотрела на него, на мужчину, который распахнул перед ней свое сердце. Предложил ей все, не рассчитывая получить что-либо взамен.
Он любит ее.
И ее любовь к нему, которая несколько часов назад стала сюрпризом для нее самой, заполнила, затопила ее.
– Я любила Гилберта, – негромко произнесла Анастасия и ничего не почувствовала при этом. – Он был мальчиком, которого полюбила девочка. И вся жизнь с ним была воплощением девичьего сна.
– Я знаю. – Лукас с трудом проглотил комок в горле.
– Подожди. – Анастасия подняла руку, останавливая его. – Но я уже давно не ребенок, Лукас. Мои сны, мои желания, мои фантазии совсем не такие, как были тогда. Ты помог мне это понять. Помог понять, кто я на самом деле.
Ты – мужчина, которого я люблю. Всем сердцем. Всей душой. Все, что есть во мне, хочет быть твоим. И я действительно принадлежу тебе, Лукас.
Широко открытыми глазами он смотрел на нее, и она поняла, что ее слова поразили его.
Лукас не знал, что сказать. Да слова и не были нужны. Он схватил ее, прижимаясь к ее губам, целуя с дикой страстью и искренней радостью, отчего сердце ее запело. Обняв мужа, Анастасия стиснула его с такой силой, что почувствовала, как его сердце бьется рядом с ее, в унисон.
Отстранившись, Лукас усмехнулся:
– И куда ты меня везешь?
Не выпуская из объятий, она снова прижала его к себе.
– Мы втроем с Эмили и Мередит купили маленький домик в Саутуорке. О нем никто не знает, кроме нас. На сегодняшнюю ночь он наш. Никто не найдет нас, чтобы составлять отчеты или допрашивать.
– Просто райское местечко какое-то, – рассмеялся Лукас.
Анастасия улыбнулась в ответ:
– Где будешь ты, там и будет рай.



Ключевые теги: Дженна Питерсен


 
{back-link}
{next-link}
Другие романы

Ирина Степановская. Из Петербурга в Москву
Название: Из Петербурга в Москву Автор: Ирина Степановская Аннотация:«Поезд тронулся так плавно, что только по начавшим удаляться старинным фонарям можно было заметить медленное движение. Редкие провожающие потянулись в обратную сторону. Вскоре вокзал остался позади, проводницы подняли подножки, закрыли двери и пошли по своим делам. Пассажиры разошлись по купе, за окнами быстро стемнело, поезд выбрался из города и резво покатился по бескрайней равнине, а где-то далеко на севере, за Петербургом, разливалась молоком белая ночь. Елена Зверева, известная артистка, повесила на плечики светлое пальто, отделанное прелестным легким мехом, небрежно бросила на столик женский журнал, на первой странице обложки которого красовалась она сама в вечернем платье, и приготовила билет для проверки…»
Валентина Странник. Любовь будет жить в веках. Книга 2. Богиня войны
Название: Любовь будет жить в веках. Книга 2. Богиня войны Автор: Валентина Странник Аннотация:Это вторая книга из трилогии. Всё началось с того, что по вине двух не в меру любопытных князей женщина из нашего времени оказывается в далёком прошлом. Благодаря уму и отваге она завоевала любовь князя и его брата. Вот только счастья ей это не принесло. Даже вернувшись домой, она не сможет забыть всего, что произошло. Брат князя прошёл через века, чтобы вернуть её и своих наследников в замок.
Барбара Картленд. Безжалостный распутник
Название: Безжалостный распутник Автор: Барбара Картленд Аннотация:Лондонский денди, картежник и повеса граф Роттингем слыл в высшем обществе безжалостным распутником. Он без устали сорил деньгами и разбивал женские сердца. Но вот они встретились: богатый красавец и юная Сиринга, оставшаяся без гроша в кармане после уплаты отцовских долгов. Сможет ли наивная искренность юной девушки растопить сердце искушенного циника?
Симона Вилар. Леди-послушница
Название: Леди-послушница Автор: Симона Вилар Аннотация:Во времена гражданских войн XII в. высокородные невесты являлись ценным трофеем, и c их чувствами никто не считался. Самая красивая и знатная девица в Англии Милдрэд Гронвудская рискует на себе ощутить все ужасы своеволия принцев крови! Лишь замужняя женщина может избежать интриг и опасностей, но гордая красавица видит защитника в безвестном бродяге, который завоевал ее сердце, не смея претендовать на ее руку.
Сьюзен Нэпьер. Любовница жениха
Название: Любовница жениха / Mistress of the Groom Автор: Сьюзен Нэпьер Аннотация: Джейн решила во что бы то ни стало расстроить свадьбу своей лучшей подруги - ведь с таким упрямцем, как Райан Блэр, та наверняка будет несчастна. Но кто бы мог подумать, что Джейн сама попадет в сети самоуверенного красавца Райана!
Елена Лобанова. Из жизни читательницы
Название: Из жизни читательницы Автор: Елена Лобанова Аннотация:Марина устала от одиночества и безнадежности ни к чему не ведущих отношений с женатым мужчиной.
Мелани Рокс. Авантюристка
Название: Авантюристка Автор: Мелани Рокс Аннотация:Маргарет Кейн всегда вела вполне размеренный образ жизни, однако в один отнюдь не прекрасный момент поняла: что-то нужно срочно менять. Нет-нет, Маргарет не пустилась во все тяжкие, но на одну авантюру все же решилась – дала отставку зануде-жениху и рванула со школьными друзьями в Майами. Разумеется, она и не догадывалась, что ее приключения только-только начинаются…
Мария Митрофанова. Мышка-норушка
Название: Мышка-норушка Автор: Мария Митрофанова
Лана Ежова. Огонь в твоей крови
Название: Огонь в твоей крови Автор: Лана Ежова Аннотация:Почти полгода понадобилось Лиле Макаровой, чтобы перестать ждать нападения древнего демона, выпущенного ею на свободу. Впереди посвящение стихии Огня и свадьба с любимым оборотнем. Только не похожа ли спокойная жизнь на затишье перед бурей? И, возможно, ее предвестник – Лилино решение провести опасный некромантский ритуал? Как бы ни пришлось Лиле сложно, ее будущей золовке Ане Данилевской тяжелей вдвойне. Порывистая девушка, разобравшись с шантажистом, вызывает гнев принца вампиров. Решая проблемы спортсменов-полуночников, сможет ли Аня помочь сама себе? Или спасение придет от ее загадочного клиента – экс-гонщика и миллиардера Брандта? И не опасно ли принимать помощь от обаятельного плейбоя?
Элизабет Эссекс. Почти скандал
Название: Почти скандал Автор: Элизабет Эссекс Аннотация:Кто мог бы предположить, что под видом юного гардемарина Кента, отважного, исполнительного и решительного, на корабль проникла его сестра Салли? Никто, кроме лейтенанта Дэвида Коллиара, с первой минуты разгадавшего ее тайну. Он прямо это дает понять Салли и все же, сжалившись над обожающей море девушкой, медлит изгнать ее с фрегата. Однако напряжение нарастает с каждым днем – Дэвид все больше влюбляется в Салли, и ежеминутно может разразиться скандал, который покроет ее несмываемым позором и разрушит его карьеру…

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

 



Навигация по сайту
Вход на сайт
Привет, {$member_id['name']}! HTML; } else { $login_panel = <<
Логин 
Пароль 
 
HTML; } ?>
Поиск по сайту

Информация
Здравствуйте, уважаемые посетители онлайн библиотеки любовного романа Love-Library.Ru!

Со страниц нашей библиотеки Вы можете абсолютно бесплатно скачать произведения зарубежных и отечественных авторов жанра "Любовный роман".

Все книги, представленные на нашем сайте, были найдены в свободном доступе в Интернет, и предоставлены исключительно для ознакомительных целей. Авторские права на книги принадлежат авторам книг!

Помните, что качественные бумажные и электронные книги Вы можете приобрести в книжных магазинах и специализированных электронных библиотеках.

Приятного Вам чтения!
Ищу книгу!
Несмотря на то, что наша библиотека каждый день пополняется новыми романами, может случится так, что нужного именно Вам издания у нас нет.

В этом случае Вы можете оставить заявку, и, если данную книгу возможно найти в Интернете, то мы ее обязательно добавим.

Для того, чтобы оставить заявку Вам необходимо просто написать комментарий к этой новости.
Облако тегов
Айрис Джоансен, Алина Знаменская, Андреа Кейн, Барбара Картленд, Бертрис Смолл, Виктория Шарп, Джо Беверли, Джоанна Линдсей, Джоу Энн Росс, Джудит Макнот, Джулия Гарвуд, Жаклин Рединг, Жюльетта Бенцони, Ирина Мазаева, Карен Робардс, Касси Эдвардс, Кэндис Герн, Кэтрин Коултер, Ли Гринвуд, Лиз Карлайл, Линда Фрэнсис Ли, Мэри Бэлоу, Мэхелия Айзекс, Наталья Перфилова, Нэн Райан, Патриция Гэфни, Патриция Поттер, Патриция Райс, Салли Боумен, Сара Вуд, Симона Вилар, Сьюзен Нэпьер, Тамара Лей, Черил Энн Портер, Шарлотта Лэм, Элизабет Адлер, Элизабет Лоуэлл, Элизабет Торнтон, Эми Фетцер, Юджиния Райли

Показать все теги

Партнеры сайта


Главная страница | Регистрация | Статистика | Обратная связь | RSS Copyright © 2010-2014 Love-Library.Ru - Онлайн библиотека любовного романа