{forumStyle}
Случайный роман
Самые посещаемые
Новые романы
Валерия Чернованова. Пепел погасшей звезды
Название: Пепел погасшей звезды Автор: Валерия Чернованова Аннотация:Некоторые противополо ...
Кира Измайлова. Принцесса с револьвером
Название: Принцесса с револьвером Автор: Кира Измайлова Аннотация:Четыреста лет назад план ...
Алла Татарикова-Карпенко. Ярцагумбу
Название: Ярцагумбу Автор: Алла Татарикова-Карпенко Аннотация:Одно неосторожное движение, ...
Дарья Кова. Разведенная жена, или жизнь после (полная версия)
Название: Разведенная жена, или жизнь после (полная версия) Автор: Дарья Кова Аннотация:У ...
Ника Вереск. Вечность на кончиках пальцев. Жизнь первая. Вырывая страницы
Название: Вечность на кончиках пальцев. Жизнь первая. Вырывая страницы Автор: Ника Вереск ...

Самые обсуждаемые
Элизабет Торнтон. Брачная ловушка
Название: Брачная ловушка / The Marriage Trap Автор: Элизабет Торнтон / Elizabeth Thornton Аннотация: Герой битвы при Ватерлоо и знаменитый дуэлян ...
Ирина Мазаева. Тетрис с холостяками
Название: Тетрис с холостяками Автор: Ирина Мазаева Аннотация: Женщина бежит, мужчина ее догоняет – вот старый проверенный способ благополучно дом ...
Элизабет Адлер. Богатые наследуют. Книга 2
Название: Богатые наследуют. Книга 2 / The Rich Shall Inherit Автор: Элизабет Адлер / Elizabeth Adler Аннотация: В этой книге читатель найдет окон ...
Мэхелия Айзекс. Хижина в раю
Название: Хижина в раю Автор: Мэхелия Айзекс Аннотация: Четыре долгих года Родриго Маркес ждал, чтобы отомстить молодой очаровательной англичанке, ...
Тереза Вейр. Лики зла
Название: Лики зла Автор: Тереза Вейр / Theresa Weir Аннотация: Когда Ларк случайно нашла в пруду труп убитой женщины, она еще не догадывалась, чт ...

Самые скачиваемые
{top_downloads}
Счетчики сайта


Партнеры сайта


Любовные романы и книги о любви
 
Исторические любовные романы
Остросюжетные любовные романы  
 
Современные любовные романы
Фантастические любовные романы  
 
Эротика
Короткие любовные романы  
Аудиокниги о любви
ФОРУМ о любви NEW!
Авторы
А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | X | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я
Список всех авторов на сайте

Дженна Питерсен. Прекрасная защитница     Исторические любовные романы
Дженна Питерсен. Прекрасная защитница


Название: Прекрасная защитница / Seduction is Forever

Автор: Дженна Питерсен / Jenna Petersen

Аннотация: Прелестная Эмили Редгрейв - блестящая светская львица Лондона. Но вряд ли кто-нибудь из многочисленных воздыхателей в ее гостиной догадывается, что под маской утонченной аристократки скрывается агент британских секретных служб.
На этот раз Эмили предстоит охранять лорда Гранта Эшбери, за которым охотятся наполеоновские шпионы, и она принимает весьма разумное решение выдать его за своего поклонника.
Однако очень скоро игра превращается в реальность. Лорд Эшбери испытывает к своей прекрасной "защитнице" вполне земную страсть - безудержную, неодолимую. И Эмили все реже думает о том, что страсть эта может стоить жизни и ей, и мужчине, которого она полюбила...

Скачать бесплатно

Вы не можете скачивать файлы с нашего сервера



Читать книгу "Прекрасная защитница" онлайн:


Дженна Питерсен

Прекрасная защитница





Пролог

Лондон, 1808 год
Чарлз Айли снова принялся что-то записывать на клочке бумаги, с трудом удерживая его на колене. Карета покачивалась, буквы выходили корявыми, но Чарлз не сомневался, что потом сумеет разобрать нацарапанное.
– Мы побеседовали и с Мередит Синклер, и с Анастасией Уиттиг, миледи, – сказал он, наклонившись, чтобы лучше видеть собеседницу, сидевшую в тени напротив него. Собеседница смотрела в окно, поэтому он различал только очертания ее тонкого профиля.
– Прекрасно, Чарлз, – спокойно сказала она. – Еще немного – и мы приступим к обучению этих молодых леди.
Чарлз удивленно откинулся назад. У него сложилось впечатление, что все наконец-то улажено.
– Вам нужен кто-то еще?
– Я думаю, что еще одна молодая леди придаст нашему кружку завершенный вид. – Даже при тусклом гнете Чарлз заметил что-то вроде улыбки на губах ее сиятельства. – Да, еще одна леди – и наша группа будет укомплектована.
Он заерзал, нащупывая в кармане список кандидатур, который он и женщина, сидевшая напротив, составили после нескольких месяцев тщательных поисков. Хорошо, что Чарлз захватил его с Собой, хотя и был уверен, что этот список больше собеседнице не понадобится.
– Простите мое любопытство, но почему вы считаете, что их должно быть именно три, ваше сиятельство? – спросил он.
Дама рассмеялась:
– Вы когда-нибудь видели, чтобы две женщины думали одинаково?
Он подавил желание улыбнуться:
– Ну…
– Не отвечайте, Чарлз, это только поставит вас в затруднительное положение, – сказала она, и, судя по голосу, настроение у нее было превосходное. – Если в группе будет трое, то всегда найдется решающий голос на тот случай, если двое не согласятся друг с другом.
Он кивнул. Как всегда, ее сиятельство показала себя тонким психологом.
– Понятно. Значит, вы желаете добавить к уже имеющимся голосам голос спокойствия. Или разума.
Она покачала головой:
– Нет. Я думаю, что и Мередит, и Анастасия обе на свой манер являются голосами разума. Мне хочется добавить голос огня. Независимой искры.
Его глаза сразу устремились на первое имя в их списке. Одно из немногих оставшихся, которое не было вычеркнуто по той или иной причине. То было имя, которое тревожило его с самого начала, когда они еще только приступили к осуществлению своего плана.
– Я вижу, куда вы смотрите, и вы правы в своем невысказанном предположении. – Ее сиятельство сложила руки. – Я хочу, чтобы вы обратились к леди Эллингтон.
Чарлз опустил голову, соображая, как лучше сформулировать свои опасения.
– Миледи, я не хочу спорить, но Эмили Редгрейв не отличается спокойствием и разумностью. Существует ли какая-то причина, по которой вы хотите присоединить ее к группе тайных агентов?
И снова его сообщница улыбнулась. На этот раз улыбка ее говорила о каком-то тайном знании и уверенности, устоять перед которыми он не мог.
– Разумеется, Чарлз. Я хочу, чтобы вы обратились к Эмили, потому что она мне нравится.
Крайне удивленный, Чарлз внимательно посмотрел на собеседницу, окутанную тенью. Но спорить не стал. Он уже давно научился не спорить с ней. Она всегда права, и тут уж ничего не поделаешь. Ее чутье безупречно. Именно поэтому он согласился помочь ей в осуществлении этого немыслимого плана: создать засекреченную женскую группу – тайных агентов.
Карета замедлила ход, и Чарлз собрал свои бумаги:
– Хорошо. Я поговорю с ней в ближайшее время.
Его собеседница кивнула, а он распахнул дверцу и вышел из кареты.
– Прекрасно, Чарлз.
Экипаж покатился дальше, а ее сиятельство со вздохом откинулась на спинку роскошного кожаного сиденья.
– Я хочу, чтобы это была Эмили Редгрейв, – прошептала она. – Потому что она очень похожа на меня.

Глава 1

Лондон, 1814 год
Морозный ночной воздух просто обжигал, но Эмили Редгрейв вряд ли ощущала это, когда, толкнув дверь, тихо ступила на обледеневший пол террасы. Стояла зима – одна из самых холодных зим, которые только можно было припомнить, но сегодня Эмили была равнодушна к холоду. Она убегала из тюрьмы. Эмили не один месяц планировала этот побег, не одну неделю трудилась. Ее старания вот-вот принесут плоды. Еще немного – и она на свободе.
Сердце гулко стучало, когда Эмили натянула на плечи толстый плащ и проверила, покрывает ли тяжелый капюшон ее светлые волосы. Они могли выдать ее в темноте. Но переодеться как следует и изменить внешность не было времени. Если выбираться отсюда, это нужно сделать сейчас – или никогда.
Эмили осторожно ступила на скользкий парапет и, стараясь сохранить равновесие, посмотрела вниз, на сад. Высота была, приличной, и Эмили надеялась, что веревка, которую она сделала из припрятанных простыней, выдержит ее вес.
Она присела, чтобы прикрепить конец веревки к каменной перекладине на стене террасы. Потом перекинула веревку через край, обхватила ногами узел, который образовался там, где она связала первую и вторую простыню, и с облегчением вздохнула. Все в порядке: она висит, веревка не обрывается. Это хороший знак. Теперь остается только спуститься вниз на пятнадцать футов – и она окажется на пути к благословенной свободе.
Дюйм за дюймом Эмили спускалась вниз, обхватывая руками и ногами узлы на своей самодельной лестнице. Время от времени она устремляла взгляд вниз, дыхание окружало ее лицо облачком пара, а земля все приближалась и приближалась.
Подул ветер, веревка закачалась. Беглянка из последних сил вцепилась в нее. Все еще было довольно высоко: если Эмили упадет, она сильно ушибется. Недавно оправившись от ранения, она меньше всего хотела снова оказаться в постели. Она непременно сойдет с ума, если такое случится.
Наконец режущий ветер стих, и Эмили продолжила спуск. Сапоги ее коснулись земли, и понадобилась вся сила воли, чтобы не издать торжествующий крик. Дерзкий побег совершен. Первый побег за многие месяцы. Она плотнее закуталась в плащ и повернулась к садовым воротам, выходящим на оживленную в дневное время улицу.
И оказалась лицом к лицу с мужчиной. Чарлз Айли поднял фонарь, который держал в затянутой в перчатку руке, и бросил на Эмили взгляд, смысл которого нельзя было не понять даже в ночном полумраке.
– Эмили, – протяжно и укоризненно проговорил он.
Она топнула ногой, сознавая, что ведет себя по-детски. Потом откинула с головы капюшон, открыла лицо и сердито посмотрела на Чарлза.
– Добрый вечер, Чарли.
– Войдите в дом. – Он указал на французскую дверь, ведущую из сада в гостиную. Это было приказание, а не просьба, и поскольку Чарлз был ее начальником, Эмили оставалось только подчиниться.
Вздохнув, она вошла в светлую теплую комнату. Она ведь была в двух шагах от свободы! Чарли закрыл за собой дверь и запер ее на засов, а Эмили бросилась в ближайшее кресло и с вызовом скрестила руки на груди.
– Эмили, Эмили… – начал Чарли, качая головой и наливая два бокала шерри. Подав бокал Эмили, он уселся напротив и замолчал.
Поджав губы, она пыталась справиться с охватившими ее чувствами. Черт бы его побрал. Всякий раз, когда она нарушала условия договора или проявляла слишком много усердия, он заставлял ее чувствовать себя виноватой. И теперь это ему тоже прекрасно удалось. Эмили стиснула зубы. Нет, она не станет просить прощения.
– Как вы узнали? – Эмили отставила в сторону бокал, даже не пригубив вина.
Чарли не успел ответить, потому что дверь в гостиную отворилась. Эмили подняла глаза и увидела двух своих лучших подруг – Мередит Арчер и Анастасию Тайлер.
Мередит сложила руки и тоже пронзила Эмили взглядом, который должен был вызвать у нее чувство вины. Эмили смущенно отвела взгляд.
– Это мы сказали ему, – призналась Мередит, и в ее голосе не прозвучало ни малейшего намека на угрызения совести.
Эмили сжала руки, лежавшие на коленях, и впилась ногтями в ладони.
– И как же вы раскрыли мой план?
Анастасия рассмеялась; они с Мередит уселись на соседнем диванчике.
– Так мы тебе все и расскажем!
Мередит кивнула:
– Вот именно. Чем больше подробностей мы сообщим, тем удачней ты воспользуешься ими в следующий раз, когда решишь улизнуть из дома в ночь.
Эмили прищурилась. Все это выглядело хорошо отрепетированным. По-видимому, все трое знали о задуманном побеге уже давно и приготовились раскрыть карты, когда она приступит к выполнению своего плана. Это привело Эмили в бешенство. Шесть месяцев назад ее никто не сумел бы поймать.
Шесть месяцев назад все было по-другому.
Она отмахнулась от этих мыслей и от охватившего ее ощущения беспокойства. Нельзя, чтобы Чарлз и подруги почувствовали ее страх, иначе будет еще хуже, чем сейчас.
– Ладно, посмотрим, не разберусь ли я в этом сама. Меня выдали простыни, да?
Ана рассмеялась, и Эмили поняла, что попала в точку. Не одну неделю она играла в кошки-мышки с горничными. Очевидно, кто-то завел разговор о недостающих простынях, и этот разговор дошел до ее подруг-шпионок.
Ана до своего недавнего замужества несколько лет жила вместе с Эмили. Можно не сомневаться, что горничные рассказали Анастасии о странном поведении подруги.
И вместо того, чтобы самой поговорить с Эмили, как она сделала бы раньше, Ана пошла к Мередит и Чарли.
Чтобы уберечь ее.
Но Эмили меньше всего этого хотела. Материнская забота и беспокойство друзей подавляли ее. А от их неверия ее собственные страхи звучали в голове еще громче.
Чарли вынул трубку и зажал ее в зубах.
– Неужели важно, как именно мы раскрыли ваш план побега?
Эмили пожала плечами. Наверное, не важно, если не считать, что она чувствует себя донельзя униженной. Важно другое – к чему приведет создавшееся положение. Она схватила со столика бокал шерри.
– И каково будет мое наказание? – спросила она, откидываясь на спинку стула и вертя бокал в руках. – Виселица? Дыба? Меня отправят на каторгу в Австралию?
Чарли улыбнулся в ответ на эти сухие вопросы, но Эмили не дала ему прервать себя:
– Или вы приговорите меня к самой худшей участи? Будете держать под замком в моем доме, чтобы я не могла выполнять свои профессиональные обязанности? Вы и дальше будете делать так, чтобы мне не давали никаких заданий?
Услышав эти слова, Чарли перестал улыбаться, Мередит вздрогнула, а Анастасия тихо вздохнула. У Эмили от напряжения даже заболели мышцы плеч. Этот спор был ей противен так же, как и всем им.
– Никто не собирается мучить тебя, дорогая, – сказала Ана, вставая и принимаясь ходить по комнате.
Эмили смотрела на ее беспокойные передвижения. От подруги с каждым шагом исходили волны тревоги и страха. Ана всегда покровительствовала Эмили, но после того как Эмили ранили, а Ана вышла замуж, все изменилось в худшую сторону. Ана жила с мужем, Лукасом Тайлерам, который тоже был тайным агентом. Теперь он, а не Эмили, был ее партнером. Тайным агентом был и муж Мередит Тристан. У обеих лучших подруг началась новая жизнь.
А Эмили как будто все бросили.
От этой мысли стало больно, и Эмили поднялась:
– Вы не хотите меня мучить, а все равно мучаете. Ведь я тайный агент! Я родилась на свет, чтобы стать тайным агентом, хотя и не осознавала этого до тех пор, пока вы, Чарли, не заговорили со мной много лет тому назад.
Он посмотрел на Эмили, и губы его изогнулись в легкой улыбке, но по выражению лица Эмили поняла, что он просто не хочет ей противоречить.
– Сколько времени я должна сидеть дома, как заключенная, и не участвовать в работе?
Ей нестерпимо хотелось швырнуть бокал об стену, чтобы привлечь их внимание. Но друзья, вероятно, восприняли бы такую выходку как новое подтверждение ее неуравновешенности.
– Вы не так давно были ранены, – мягко сказал Чарли. – Я очень не хочу, чтобы вы вернулись на поле боя, не оправившись полностью.
Эмили с досадой отошла. Более шести месяцев назад ее ранили при выполнении одного задания. Да, рана была болезненной – и порой до сих пор еще побаливала, хотя Эмили не желала в этом признаваться. Впрочем, ее друзья и так знали об этом.
Но существовали и более значительные причины для того, чтобы отстранить ее от работы. Как-то ночью она подслушала разговор Чарли с Аной. Он сказал подруге, что Эмили пострадала не только телесно. Она психологически уже не та, какой была до ранения.
Вспомнив об этом, Эмили вздрогнула. Да, это правда. Иногда по ночам она просыпается с криком. Иногда вспоминает о страшном мгновении, когда ощутила толчок, и пуля ворвалась в ее тело. И именно поэтому так страстно хочется вернуться к работе. Хочется доказать себе, равно как и остальным, что она по-прежнему может выполнять свои обязанности.
Это все, что у нее осталось. И она не может это потерять.
Эмили повернулась к Чарли спиной, смахивая ресницами слезы – внезапно навернувшиеся на глаза слезы отчаяния.
– Чарли, – прошептала она, сжимая и разжимая руки, чтобы справиться с нахлынувшими чувствами. – Прошу вас. Мередит нравится быть тайным агентом. Ана стала тайным агентом, когда ее к этому вынудили обстоятельства. Но я шпионка по натуре. Это моя душа, без этого я сойду с ума. Я должна снова работать. Я вас умоляю.
Чарли долго и тяжело смотрел на нее, а потом его взгляд устремился на подруг. По лицу Аны текли слезы, Мередит сохраняла спокойствие; она сидела с опущенной головой, но лицо у нее было тревожное. Он вздохнул:
– Вы твердо решили приступить к работе?
Эмили кивнула, слишком потрясенная, чтобы показать свое нетерпение. Впервые за долгое время Чарли не отказал ей напрямик.
Он медленно кивнул в знак согласия:
– У меня есть дело, которое я собирался передать Мередит, но Военное министерство недавно попросило Тристана заняться кое-чем на севере, и через пару недель Мередит уедет вместе с ним. Дело, которое я задумал, может занять больше двух недель.
От радости Эмили чуть не упала на колени:
– Да, я займусь этим! Я займусь чем угодно! Что это за дело?
Чарли указал на стул, с которого она встала, и Эмили присела на краешек, подавшись вперед. Ожидание стиснуло грудь. Был еще и сильный страх, но Эмили не обращала на него внимания. Она могла скрыть этот страх. Должна была скрыть.
– Вы знакомы с лордом Уэстфилдом? – спросил он.
– С Грантом Эшбери? – Она кивнула, вспоминая. Эмили мельком встречалась с ним пару раз, но никогда не разговаривала дольше того времени, которое требуют приличия.
– Мы перехватили весьма угрожающие сведения, касающиеся его. – Чарли нахмурился. – Нам нужно, что бы за ним наблюдал агент и, возможно, даже вмешался, если на Уэстфилда нападут.
Эмили широко раскрыла глаза.
– Гранту Эшбери нужна защита? – с недоумением повторила она.
Нет, мысль о том, что этому человеку могут угрожать, не вызвала у нее сомнения. Уэстфилд – человек могущественный и широко известный. Конечно, у него есть враги. Но вот мысль о том, что ему требуется охрана, казалась странной.
Во-первых, Уэстфилд необычайно рослый. Будучи гораздо выше шести футов, он всегда возвышается над толпой. И сильный. Всякий, у кого есть глаза, способен разглядеть, что это не изнеженный денди в одежде с ватными плечами и грудью.
– Согласен, это звучит смешно, учитывая его физические и умственные данные, – сказал Чарлз. – Но это правда. Дело в том, что Уэстфилд не знает об угрозе. Он не готов к нападению. Поэтому, несмотря на силу и ум, он, возможно, не сумеет избежать опасности и при этом подвергнет опасности окружающих.
Эмили наклонила голову набок:
– Почему бы просто не сообщить ему об опасности? И пусть он сам себя защитит?
– Когда мне поручили это дело, я постаралась побольше разузнать об этом человеке, – проговорила Мередит. – Уэстфилд любит чувство опасности. К риску он относится как к азартной игре. Мы боимся, что если передадим ему эти сведения, он воспримет их как вызов.
Эмили кивнула. Она очень хорошо понимала чувства Уэстфилда. Она сама любит опасность… точнее, любила – до того как на нее напали. Она каждый день навлекала на себя опасность, берясь за наиболее сложные и рискованные дела, которые поручали их группе.
Только Эмили научили внимательно относиться к мелочам, а Уэстфилда – нет. В мгновение ока его может погубить то, что он считает не стоящим внимания.
– Кто ему угрожает и почему?
Теперь плечами пожала Ана:
– Это другая загвоздка. Мы просто не знаем. Именно это тебе и предстоит определить.
Чарли открыто встретил взгляд Эмили.
– Что ты решила, Эмили? Хочешь заняться этим делом?
Она колебалась. Расследования такого рода, не имеющие отношения к защите короля и страны, обычно не привлекали ее. Ей не хотелось играть роль нянюшки явно избалованного повесы, которому нравится подвергать себя опасности ради развлечения. Но если она откажется, то у нее скорее всего в ближайшие месяцы больше не будет возможности снова вступить в борьбу. Если она сделает это – то есть защитит Уэстфилда и откроет источник угрозы, то докажет Чарли и леди М., что снова готова к настоящей работе.
По крайней мере это может занять ее беспокойный ум.
Эмили кивнула:
– Конечно, я возьмусь за это дело.
Чарли встал и улыбнулся:
– Прекрасно. Завтра матушка Уэстфилда дает бал. Я устрою так, что вас пригласят. Пока что я оставлю вас с Мередит и Аной, которые сообщат вам все касательно этого дела и помогут подготовиться. Если у вас будут вопросы, свяжитесь со мной немедленно.
Чарли кивнул дамам и направился к двери, но прежде чем он ушел, Эмили окликнула его:
– Чарли!
Он обернулся, и глаза их встретились. В его взгляде были доброта, тревога за нее, отеческая заботливость, и Эмили, увидев все это, растерялась, сердце заныло. Ее собственная семья никогда не испытывала таких чувств по отношению к ней. Вот почему для Эмили так важно Общество. Вот почему она не могла оказаться вне Общества. Эмили подошла к Чарли и обняла его.
– Спасибо, – прошептала она.
Потом отодвинулась, а он улыбнулся, удивленный и явно растроганный этим жестом. Чарлз быстро взял себя в руки.
– Всего хорошего, леди, – сказал он более отрывисто, чем обычно.
Чарлз закрыл за собой дверь, а Эмили посмотрела на подруг. Впервые за несколько месяцев она была готова приступить к новому делу.
И никогда еще не испытывала в одно и то же время столько возбуждения и страха.

– На что ты жалуешься? Это ведь задание!
Грант Эшбери сердито посмотрел на своего младшего брата Бенджамина. На допросах этот взгляд превращал взрослых мужчин в хныкающую бесформенную массу, но на его брата он, кажется, не произвел ни малейшего впечатления.
– Я должен стать нянькой при какой-то… какой-то… вдове, светской даме, будь она неладна. – Грант подошел к камину, поставил ногу на очаг из темного камня и посмотрел на огонь. – Не можешь же ты ожидать, что я на самом деле почувствую вдохновение, сопровождая ее по бальным залам, посещая дурацкие чаепития и слушая, как она болтает о погоде со своими пустоголовыми подругами.
Бен подавил смешок, но Грант краешком глаза все же заметил его улыбку:
– Прости, Грант, но леди Эллингтон не похожа на тех, кто умеет болтать только о погоде.
Грант дернул плечом. Это правда. Эмили Редгрейв не появлялась в обществе с прошлого лета, с тех пор, как заболела, но Грант при всем желании не мог вспомнить о ней как о светской пустышке, какой ее описал. В тех немногих случаях, когда они сталкивались в свете, он неизменно поражался не только ее необычной красоте, но и блеску ума и чувственности в ее глазах.
Но все равно это не означало, что он будет присматривать за ней, словно гувернантка. Он тайный агент. И сейчас, когда идет война во Франции, а также по всей Америке, есть дела и поважнее.
Но его не сочли подходящим для этих дел.
– Этим поручением меня наказывают, – сказал он сквозь стиснутые зубы. – И ты не можешь этого не понимать.
Бен вздохнул, но Грант видел по его лицу, что брат с ним согласен. И еще он мог бы сказать, что Бен не огорчен так, как огорчен он, Грант. Бен почему-то радуется.
– Насколько я понимаю, это не тот случай, который мог бы тебя вдохновить. – Бен побарабанил пальцами по изогнутой ручке темно-зеленого стула, как делал всегда, когда ему хотелось сказать Гранту что-то нелицеприятное. – Но возможно, для тебя это самое лучшее.
– Теперь ты говоришь, как офицеры из Военного министерства, – резко проговорил Грант. Он подошел к бару вишневого дерева и щедро плеснул в бокал виски. – Мерзавцы.
– Эти мерзавцы, пожалуй, говорят дело.
Грант одним глотком осушил бокал, избегая смотреть в обеспокоенные глаза брата. Бен вскочил со стула.
– Послушай, Грант, насколько я понял, ты хочешь снова включиться в работу, но после того…
Грант оборвал его сердитым взглядом.
– Замолчи.
Бен раздраженно поджал губы:
– После того случая ты стал другим. Почему бы тебе не воспользоваться возможностью, которую тебе предлагают? Ты мог бы вернуться к работе постепенно, осторожно и при этом показать себя руководству. Если ты успешно выполнишь это поручение, то перед тобой откроется совершенно новая сфера деятельности.
Грант молча смотрел в пустой бокал. Брат прав. Даже офицеры из Военного министерства – и те правы. Последнее время он стал другим. Он стал одержимым. Он больше не думал об опасности. Он просто хотел работать. Не чувствовать, не думать… только работать. Но, черт побери, он не может согласиться на это задание.
– Так почему же леди Эллингтон нуждается в твоей защите? – спросил Бен.
Грант пожал плечами:
– Вероятно, были какие-то угрозы в ее адрес. Ее покойный муж был человеком довольно значительным, но с опасными аппетитами. Если помнишь, его убили на дуэли из-за замужней женщины.
Бен кивнул:
– Да. История вышла наружу и в свое время наделала много шума.
– Возможно, кто-то, кто был зол на ее покойного мужа, сделал своей мишенью и леди Эллингтон. Хотя я не понимаю, почему они ждали столько лет. Но это-то я и должен выяснить. И еще: я не могу сообщать леди Эллингтон о грозящей ей опасности.
Брат взглянул на него.
– Почему же?
– Она была больна. И то, как она воспримет эту новость, вызывает сомнения и озабоченность.
Он пожал плечами. Необходимость хранить расследование в тайне от леди Эллингтон его вполне устраивала. Он сможет держаться на расстоянии от нее. И его не будут атаковать глупыми вопросами и страхами насчет скелетов в шкафу, которые только отвлекают его от настоящей опасности.
– Ты уж постарайся, – посоветовал брат. – Ты же не знаешь, куда это может привести.
Грант кивнул:
– Да. Конечно, ты прав. Я уже договорился с матушкой, она пригласит леди Эллингтон на завтрашний бал.
Бен кивнул; вынув карманные часы, он сверился с ними и сказал:
– Кстати, о матушке. Я должен ехать к ней. Уверен, что у нее для меня накопились какие-то неотложные поручения.
Грант рассмеялся, впервые с тех пор, как получил это задание. В чем, в чем, а в умении развеселить он всегда мог рассчитывать на брата.
– Ах, матушка. Генерал, да и только.
Брат улыбнулся, помахал ему рукой и оставил одного. Грант подошел к окну и устремил взгляд в холодную ночь. Защищать Эмили Редгрейв – это не совсем то задание, ради которого стоит жить, но если удастся проявить себя, он его выполнит.
Он сделает что угодно, если это поможет ему справиться со своими демонами.

Глава 2

Грант с трудом подавлял зевоту. Его скука никому не бросалась в глаза, потому что за долгие годы работы тайным агентом он привык держать в узде свои жесты, слова и чувства. Господи, как он ненавидит балы. Мать он любит, но вот ее вечера – хуже ничего не придумаешь.
Вздохнув, он окинул взглядом зал, полный гостей. Мраморный пол начищен до блеска. Французские двери, расположенные в северной стене и выходившие на широкую террасу, приотворены, чтобы в душное помещение проникало хоть немного свежего воздуха. И все вокруг – вся эта толпа превосходно причесанных, головокружительно раздушенных и оскорбительно богатых леди и джентльменов – смеялись и болтали.
К леди Уэстфилд всегда съезжалось множество гостей. Она пользовалась известностью в светских кругах, ее любили, она была могущественна, но никогда не прибегала к своему могуществу, чтобы кого-то погубить. Все ее приемы длились подолгу, они были очень популярны, но на них всегда присутствовало больше женщин, чем мужчин. И это не было случайностью. Вот уже много лет как мать хотела женить Гранта и его младшего брата Бена; поэтому приглашала на свои приемы подходящих молодых леди в явной надежде, что кто-нибудь из них привлечет внимание сыновей. Пока что ее надежды не осуществились.
Что касается Бена, Грант считал, что брат избегает женитьбы, желая подразнить мать. Он страшно любил помучить ее – в шутку, разумеется, – любил еще с детских лет.
Что же до самого Гранта, то дело обстояло иначе. Матери ни к чему было знать, какой опасности ежедневно подвергает себя старший сын, И что не женился он потому, что обязан выполнять свой долг перед королем. По крайней мере он сам считал это веской причиной для отказа от женитьбы.
Грант скользил взглядом с одного красивого скучного лица на другое. У него еще хватит времени, чтобы подобрать какую-нибудь красавицу, остепениться и произвести на свет наследников. Когда-нибудь, в следующее десятилетие… возможно, когда кончится его работа в Военном министерстве, когда он займется обучением других тайных агентов или будет следить за назначениями – вот тогда он и обзаведется женой.
Но не раньше. Пока он работает, он представляет собой угрозу для всех близких, для всех, кто ему дорог. Этот урок Грант, будучи шпионом, усвоил и весьма болезненно. Больше он не повторит такой ошибки.
– Грант?
Он отбросил внезапно охватившее его негодование и обернулся. Сзади стояла мать, внимательно вглядываясь в старшего сына. Ее чудесные волосы, тронутые сединой, были уложены в сложную прическу. Синее платье переливалось серебром, почти повторявшим оттенок ее седины. Леди Уэстфилд все еще оставалась одной из самых привлекательных женщин в обществе, а ум и чувство юмора только усиливали ее красоту.
Грант, как и все его братья и сестры, обожал мать. Но сейчас на лице у нее было то выражение, которого он боялся больше всего, даже больше опасностей, с которыми ему приходилось сталкиваться во время выполнения заданий.
Это было выражение материнской заботы.
– Прошу прощения, – проговорил он, улыбаясь через силу, и мать это прекрасно заметила. – Я, должно быть, витал в облаках.
– Да, витали. – Она взяла его под руку. – По-моему, я трижды окликнула вас. Сегодня вы кажетесь просто отсутствующим. Может, хотите поговорить со мной о чем-нибудь? Что вас тревожит?
Он покачал головой:
– Ничего, Я – олицетворение здоровья и благополучия.
Она повела глазами:
– Грант…
– Матушка, уверяю вас, со мной все хорошо.
Судя по выражению лица, эти слова ее не убедили, но не успела она начать читать ему нотацию, как взгляд ее оторвался от лица сына и устремился к дверям, а глаза посветлели. Грант понял, кого она увидела, еще до того, как повернулся посмотреть. Приехала Эмили Редгрейв.
– Ах взгляните, это леди Эллингтон! – вырвалось у матери, Что ж, интуиция его не подвела.
Грант повернулся в ту сторону, куда указывала леди Уэстфилд. Там, в дверях, ведущих в бальный зал, стояла Эмили. У Гранта невольно захватило дух.
Впервые он познакомился с Эмили шесть лет назад, его представили ей на каком-то чопорном званом обеде, который тянулся несколько часов. Их усадили друг против друга, и хотя разговаривать через стол было неудобно, Грант был очарован. А кто бы не был очарован ее блестящим умом и спокойной чувственностью?
Конечно, никаких последствий эта встреча не имела. Тогда леди Эллингтон была замужем, а Грант только начал работать в Военном министерстве. В тот вечер он почувствовал к ней влечение, но отогнал его. За эти годы влечение иногда возвращалось, трепетало на задворках сознания, когда он видел ее на приемах и балах.
Но Грант не поощрял этого влечения, как не поощрял вообще влечения ни к какой «подходящей» женщине, потому что жизнь его проходила среди опасностей. Даже тогда, шесть лет назад, Грант понимал, чем чреват тот образ жизни, который он избрал. Жаль, что он должен держать на расстоянии любую женщину. Если бы…
Нет, об этом думать нельзя. Ему нужно думать о полученном задании, а значит, он больше не может притворяться, будто бы Эмили нет рядом. И Грант бросил на нее долгий внимательный взгляд.
Влечение к ней ожило, как если бы Грант никогда и не пытался его заглушить.
Очень может быть, что Эмили – самая красивая женщина из всех, кого он видел.
Свет играл на ее белокурых волосах, походивших на волны пряденого золота. Ярко-синие глаза замечали все и всех, как будто она вышла на охоту. С тех пор как Грант видел ее в последний раз, Эмили немного похудела, что вполне объяснялось долгой болезнью. Раньше она была довольно крепкого телосложения, а теперь казалась изящной… почти хрупкой.
У него возникло очень странное, совершенно непреодолимое желание защитить ее. Конечно, скорее всего это объяснялось его заданием. Ведь Грант знал, что ей грозит опасность. Конечно, ему хочется защитить ее. Для этого его и призвали.
Но вот другое желание, которое вызвала в нем Эмили, было совершенно лишним.
Это было вожделение. Сильное и властное. Животное и до крайности примитивное. Ему захотелось перейти зал, увести Эмили в темный угол и прижимать к себе, пока тела их не сольются в одно целое. Ему захотелось наполнить свои легкие запахом ее волос. Вдыхать запах ее кожи, пока не опьянеет от аромата.
Все эти мысли мгновенно пронеслись в голове. Реакция была странная и захватывающая, колени задрожали, как у какого-то молокососа. К счастью, мать снова заговорила, прервав эти мысли:
– Вы настойчиво просили, чтобы я ее пригласила, не так ли?
Грант отогнал внезапное желание, которое вызвала в нем Эмили, а потом посмотрел в глаза матери:
– Мама, не нужно меня сватать. Я просил пригласить леди Эллингтон не для того, чтобы вы бросили меня в ее объятия или ее – в мои.
Впрочем, мысль эта не казалась ему неприятной, хотя подобные отношения непременно были бы короткими. Мать скривила губы в улыбке.
– Я ни в коем случае не собиралась этого делать, Грант! – После чего она легонько подтолкнула его в спину по направлению к Эмили. – Но раз уж вы ее пригласили, следует поздороваться с ней. Иначе Эндрю Хорн подойдет к ней первым.
Грант взглянул налево и увидел Эндрю Хорна, всем известного повесу, который рассматривал Эмили с явным интересом. Грант сжал кулаки. Если Хорн перехватит ее Грант целый вечер не сможет с ней поговорить. А поговорить с ней просто необходимо, чтобы разобраться в том, что происходит. Чтобы узнать Эмили, чтобы выяснить больше о том, что за человек следит за ней.
– Прошу прощения, матушка, – сказал он, коротко взглянув на мать. – Еще увидимся.
Он услышал, как мать что-то пробормотала в ответ, но быстро смешался с толпой, занятый теперь только одним делом. Занятый только Эмили. Он продвигался к ней, обходя гостей и лакеев с подносами, а она подняла глаза и остановила на нем взгляд, словно ощутила его приближение. На мгновение выражение ее лица изменилось. Она вспыхнула от какого-то чувства, которое Грант не смог определить, хотя чувство это и показалось ему знакомым. Но когда он оказался рядом с Эмили, это выражение сразу же исчезло, сменившись вежливой, хотя и вполне дружелюбной улыбкой.
– Добрый вечер, леди Эллингтон, – сказал он, коротко поклонившись. – Весьма рад, что вы смогли посетить нас сегодня. Моя матушка занята, поэтому послала меня приветствовать вас.
Эмили улыбнулась шире, но Грант все еще не избавился от какого-то странного и сильного ощущения. Ему показалось, что при его приближении она насторожилась. Подобралась не так, как это делает кокетка, а как-то иначе. Как-то глубже.
Почему – он не понимал. Никаких отношений между ними не было, и он никак не мог предположить, что она хочет что-то утаить от него.
– Благодарю вас, лорд Уэстфилд, вы очень любезны. Я хотела поздороваться с вашей матушкой и поблагодарить ее за приглашение.
Слова ее прозвучали искренне, а вот в манере держаться чувствовалась какая-то фальшь. Грант наклонил голову набок. Жаль, раньше он, вместо того чтобы уделять Эмили должное внимание, делал вид, что ее не существует. Иначе он знал бы, всегда ли она держится так отчужденно, или это только при встрече с ним.
– Вы впервые появляетесь в свете после болезни? – спросил Грант.
Глаза Эмили расширились, на лице ее снова промелькнуло какое-то непонятное выражение и тут же исчезло.
– Да, – тихо ответила она, и голос ее прозвучал слегка надломленно. – То есть…
Она не договорила, словно бы что-то, появившееся позади Гранта, обратило на себя ее внимание. Глаза ее сузились. Он обернулся и увидел направлявшихся к ним Эндрю Хорна и одного из его закадычных дружков.
– Будь они неладны, – тихо проговорила Эмили. – Пусть мой поступок покажется вам бесцеремонным и диким, – но мне все равно. Прошу вас, пойдемте танцевать. Прямо сейчас.
Грант отпрянул, недоуменно глядя на нее. Женщины редко ведут себя так решительно.
– Я… прошу прощения?
Она твердо посмотрела на него:
– Пожалуйста, потанцуйте со мной.
Грант пожал плечами. Он думал, что приблизиться к Эмили будет нелегко. Но вот она сама чуть ли не бросается к нему в объятия.
Эта мысль показалась Гранту приятной, и не только потому, что Эмили облегчала ему выполнение задания.
Грант взял ее за руку, и Эмили не удержалась и посмотрела на их соединившиеся руки. Кожа у него была немного темнее, чем у нее, а горячая ладонь казалась очень крупной. И снова разум восстал против мысли о том, что этот человек – именно этот – нуждается в ее защите.
За спиной заиграл оркестр, и Грант закружил ее в вальсе. Для такого крупного человека его движения были на удивление изящны и быстры. Ему даже удалось увернуться, когда на пути у них оказался некий подвыпивший граф.
– И давно Хорн надоедает вам? – спросил Грант, слегка сжимая ее талию.
При этом знакомом прикосновении Эмили захотелось втянуть в себя воздух. Что за чувство вызывал в ней этот человек? Такого чувства она не испытывала уже очень давно, но вот оно внезапно вернулось, едва он к ней прикоснулся.
Да ведь это желание.
Она затаила дыхание. Откуда оно взялось? Она не понимала, но чувствовала, что оно проснулось, что руки и ноги отяжелели. Стоп, подобным ощущениям не место в расследовании.
Она прищурилась, пытаясь сосредоточиться. Ах да, смешной Эндрю Хорн, из-за которого они теперь танцуют.
– Хорн? – пропищала она, изображая дурочку.
– Я не мог не заметить, что его приближение заставило вас просить меня протанцевать с вами.
Грант усмехнулся, от этого вокруг его темно-карих глаз образовались морщинки, и Эмили вдруг невольно улыбнулась. И покраснела, чего с ней никогда не бывало.
– Вы наблюдательны, – согласилась она. – Мистер Хорн заинтересовался мной после того, как я была приглашена на чай к его сестре, я тогда только оправилась после болезни. Бог весть почему заинтересовался. Но вы знакомы с ним и ему подобными. Это повеса. Если на него достаточно долго не обращать внимания, он найдет себе другую цель.
Грант выгнул темную бровь:
– Вы хотели бы, чтобы я помог ему побыстрее понять это?
Эмили чуть не сбилась с ритма. Неужели Грант Эшбери предлагает ради нее вмешаться в это дело? Значит, они поменяются ролями. Разве не предполагалось, что она будет в роли защитницы, вне зависимости от того, знает он об этом или нет?
– Благодарю вас, милорд, но вмешательство постороннего может только раззадорить его. – Она улыбнулась. – Однако если вам будет угодно включиться в разговор, который мне придется вести с этим человеком, я даю вам на это полное право.
Он улыбнулся, но улыбка получилась натянутой и невеселой. Он действительно с полной серьезностью отнесся к интересу, который Эмили вызывала у Хорна, а она в точности знала, что от этого денди не может исходить никакой угрозы. И вправду – когда Эмили оглядела зал, то увидела, что Хорн уже занялся другой дамой, той, что встретила его ухаживания более благосклонно.
– Как пожелаете, сударыня, – тихо проговорил Грант.
Эмили снова устремила взгляд на него и увидела, что он смотрит в ее лицо, не упуская ни одной перемены. Он смотрел на нее, даже когда танец подошел к концу.
Странно было чувствовать на себе этот пристальный взгляд. За многие годы Эмили приучила себя внимательно относиться к тем, кто ее окружает. Наблюдать за ними ежеминутно, подмечать каждую мелочь, которая могла бы выдать их самые мрачные тайны. Изучая человеческое поведение, она узнавала вещи, не имеющие отношения к ее заданиям. Например, она с удивлением осознала то, что люди редко по-настоящему смотрят друг на друга. Еще реже они встречаются глазами со своими собеседниками.
Грант Эшбери делал и то и другое. Он не сводил с нее своих темных потрясающих глаз. Глаз, которые проникали в самую глубину, искали того, что она обычно никому не позволяла находить.
Чувствуя, как жаркая волна заливает ее лицо, Эмили отвела глаза. Именно в этот момент стихла музыка, и Эмили сразу высвободилась из рук Гранта и присела в неглубоком реверансе.
– Благодарю вас, милорд, за танец и за помощь, – сказала она, кляня себя за то, что голос слегка задрожал. И за то, что ее внезапно охватила робость, и она не смогла взглянуть в лицо этому человеку.
Он взял ее под руку, и Эмили позволила ему проводить себя, изо всех сил стараясь не обращать внимания на то, что по руке, лежавшей на его локте, побежали мурашки.
– Я с радостью оказал вам помощь, миледи, – усмехаясь, ответил он. – Если вам опять понадобится спастись от кого-то, обратитесь ко мне без колебаний.
Услышав эти слова, она вздернула подбородок и посмотрела Гранту в глаза. Он все еще улыбался, но во взгляде его было что-то серьезное.
– Благодарю вас, – пробормотала она, делая над собой усилие. – Я… я запомню ваше великодушное предложение. А теперь вы меня извините – я вижу кое-кого из своих друзей в дальнем конце зала.
Грант удивился, но кивнул в знак согласия:
– Всего хорошего, миледи.
Она повернулась и упорхнула. При каждом шаге сердце у нее колотилось, дыхание перехватывало. Эмили пробиралась сквозь толпу, ничего не видя. Что с ней такое? Красивый мужчина посмотрел ей в глаза – и она забыла обо всем, чему ее учили, и о своем назначении? Возможно, Чарли прав. Возможно, она и в самом деле изменилась. Слишком изменилась, чтобы работать дальше.
– Эмили!
Повернувшись, она оказалась лицом к лицу с Мередит и ее мужем, маркизом Кармайклом, Тристаном Арчером. Мередит схватила ее за руки:
– Ты так бледна, тебе нехорошо?
Пальцы Мередит согрели ее внезапно похолодевшие руки, и Эмили несколько раз втянула в себя воздух:
– Нет-нет, все в порядке.
– Вам больно? – спросил Тристан тихо, чтобы никто не мог услышать.
Она покачала головой, поняв, что они приписали странное выражение ее лица ранению.
– Нет, никакой боли я не чувствую.
Судя по выражению лица, Мередит успокоилась.
– Не могли бы вы, Тристан…
Он кивнул прежде, чем она договорила свою просьбу, как будто умел читать ее мысли.
– Конечно, я принесу вина.
И, легко коснувшись плеча жены, исчез в толпе.
Эмили отвернулась, чтобы избежать внимательного взгляда Мередит, и призвала на помощь все свои силы, успокаивая расходившиеся нервы.
– Давай выйдем на свежий воздух? – предложила Мередит.
Эмили кивнула, хотя почти не расслышала слов подруги. Все мысли в голове спутались в клубок. Мысли о том, что она не годится для работы. Мысли о Гранте Эшбери, о его проницательном взгляде, о секретном поручении охранять его и о его предложении охранять ее, которое он сделал во время танца.
Ничего не видя перед собой, Эмили вслед за Мередит вышла на террасу.
Холодный ночной воздух своим полным несоответствием с ее мятущимися чувствами подействовал на Эмили, как удар. Зрение ее начало проясняться, ум успокоился. Она стала дышать ровнее.
– Я видела, что ты танцевала с лордом Уэстфилдом, – тихо сказала Мередит. – Что случилось, Эмили, почему у тебя такой… такой растерянный вид?
Растерянный. Лучше и не скажешь.
– Не знаю.
Эмили пожала плечами. Обычно она никогда не призналась бы в своей слабости даже одной из самых лучших своих подруг. Не важно, насколько близки они с Мередит и Аной, доверие, как дикий зверь, все еще не давалось ей. По привычке она иногда скрывала чувства и намерения. Но сегодня было совсем по-другому. Она испытывала потребность в откровенном разговоре. Мередит ответит ей откровенностью.
Эмили покачала головой:
– Поначалу все было очень просто. Он подошел ко мне, чего я никак не ожидала. Вовлек меня в разговор, как будто знал, что я буду здесь, и искал меня. Я увидела, что этот смешной Эндрю Хорн направляется ко мне, и попросила лорда Уэстфилда протанцевать со мной, чтобы Хорн не помешал нам.
Мередит кивнула:
– А потом?
Эмили оглянулась и увидела, что Тристан вслед за ними проскользнул на террасу. Ей не хотелось продолжать этот разговор в его присутствии, но, посмотрев на Мередит, она поняла, что скрытность ни к чему не приведет. Подруга все равно все рассказывает своему мужу. Она вполне может продолжать.
– Я как будто стала той, какой была раньше – шпионкой, которая без всяких усилий умеет выудить нужные сведения у подозреваемого или у осведомителя. Но потом он посмотрел на меня, Мерри, – прошептала она, обхватив пальцами холодный камень, выступающий из стены террасы. – Посмотрел по-настоящему. И сказал, что если мне понадобится помощь, я могу без колебаний обратиться к нему.
– Это он пошутил, – сказала Мередит, слегка улыбнувшись, а Тристан снова прикоснулся к плечу жены, после чего предложил Эмили бокал красного вина.
– Пейте медленно, – велел он. – И дышите.
Эмили сжала губы. Шесть месяцев назад никакой агент не осмелился бы учить ее, как вести себя. Даже агент, женатый на ее лучшей подруге.
Конечно, после первого глотка Эмили поняла, что шесть месяцев назад она не растерялась бы от пристального взгляда того, кого поклялась охранять. Она не встревожилась бы и не испугалась при мысли о том, что ей еще придется с ним разговаривать.
– Странно, что он так сказал, – продолжала она, сделав еще несколько глотков. – И мне хотелось…
Она замолчала. Нет, в этом она не станет признаваться. Даже Мередит или Анастасии. Не может она сказать им, что было мгновение, когда ей хотелось сказать «да». Попросить у Гранта защиты, которую он предлагает. И это испугало Эмили сильнее, чем все остальное.
– Ты уверена, что достаточно хорошо себя чувствуешь, чтобы взяться за это дело? – спросила ее Мередит после затянувшегося неловкого молчания. – Может быть, еще слишком рано…
– Нет! – Эмили поставила бокал и покачала головой. – Я хорошо себя чувствую. Я могу это сделать. Просто прошло довольно много времени, вот и все. Наверное, сегодня я что-то сделала неправильно, но я это исправлю. Я могу снова вызвать у Уэстфилда интерес к себе, чтобы держаться рядом с ним.
Тристан издал короткий смешок, и это заставило Мередит и Эмили посмотреть на него.
– Снова вызвать у него интерес? Да он никуда не делся, этот интерес.
Эмили склонила голову набок:
– Что вы хотите этим сказать? Я буквально убежала от него, да еще с криком.
– Эмили, ни один мужчина не станет предлагать защиту женщине, которая его не интересует, – сказал Тристан, искоса бросив взгляд на Мередит, и взгляд этот сказал очень и очень многое об их общем прошлом. – Не имеет значения, что он говорит или делает, но если он вмешался во что-то ради вас, так это потому, что вы его чем-то заинтересовали. Поспешно уйдя от него, вы словно помахали куском свежего мяса перед собачьим носом. И я уверен, что он пойдет за этим куском, а не откажется от него.
Мередит улыбнулась:
– Очень точное наблюдение, дорогой. Хотя я не уверена, что Эмили понравится твое сравнение с куском мяса и с собакой, у которой слюнки текут.
Эмили невольно улыбнулась на это взаимное подшучивание:
– Меня еще и не так обзывали.
Тристан не обратил внимания на шутки.
– Суть в том, что вы можете использовать это «предложение» себе на пользу, если захотите.
Эмили кивнула; силы, которые оставили ее, мало-помалу возвращались. Страх и неуверенность прошли. Она снова была агентом короля, и об этом нельзя забывать. Нельзя забывать, кем она была до того, как ее ранили.
– Да, понимаю, – сказала она, обдумывая слова Тристана. – Если я смогу убедить лорда Уэстфилда, что не испытываю интереса к поклонникам, которые неожиданно появились после моей «болезни», если я заставлю его поверить, что мне нужна его помощь, чтобы отогнать их, он решит, что стал моим защитником. Но на самом деле я буду держаться рядом, чтобы следить за ним, защищать его. Я буду все знать о нем и смогу выяснить правду о том, кто и почему угрожает его жизни.
Мередит кивнула:
– Совершенно верно.
– Все это очень поможет мне. Спасибо, Тристан, ваш совет очень хорош.
– У меня есть еще один недурной совет, если это кому-то интересно. Давайте только вернемся в дом, иначе мы замерзнем насмерть, и тогда все это не будет иметь никакого значения.
Эмили пошла вместе с друзьями в дом. Ее с ног до головы охватило тепло бального зала, но она все еще дрожала. Если она использует интерес к себе, то тем самым получит прекрасную возможность и чтобы провести расследование, и чтобы защитить своего подопечного.
Но, учитывая свою недавнюю неожиданную реакцию на него, она должна быть уверена, что при этом не обнаружится нечто совершенно не имеющее отношения к делу.

Глава 3

Прошло три дня после того, как Грант встретился с Эмили Редгрейв на балу у своей матери, но это ни на шаг не приблизило его к выяснению, кто может угрожать Эмили и почему. Впрочем, это не означало, что он не обнаруживал все больше и больше интересных фактов касательно самой леди.
Грант сидел в гостиной леди Лейнфорд, откинувшись на спинку неудобного кресла, и пытался отвлечься от пения старшей дочери хозяйки, больше всего походившее на дрожащее фырканье. Его взгляд переместился на Эмили. Она сидела наискосок от него, во втором ряду, сосредоточенно глядя на певицу. Лицо Эмили не выражало никаких мыслей по поводу этой какофонии. Но Грант уже понял, что выражение лица Эмили редко выдает ее чувства. Так бывало на приемах, где она предавалась вполне дружелюбной болтовне, в то время как ее глаза не выражали ни участия, ни дружелюбия. Так бывало во время чаепитий, где он тайком наблюдал за тем, как она в роли хозяйки дома руководит приятным обществом, состоящим из двух ее лучших подруг и группы избранных дам.
Всего два раза он видел на ее лице отражение сильных чувств. Первый раз, когда он разговаривал с ней на балу. Второй – когда она поздней ночью стояла у окна своей спальни, устремив взгляд на свой сад; она кутала хрупкие плечи в тонкий халат, вероятно, совершенно не защищающий от холодного ночного воздуха.
Чувства, испытанные ею на балу, были противоречивыми. Там было потрясение. Негодование, причину которого он не мог определить. Страх, причины которого Грант не понял. Но то, что он увидел на ее лице во второй раз, преследовало его вот уже два дня.
Печаль и пустота одиночества.
Это зрелище тронуло его до необычайности. Он не хотел, чтобы его тянуло к ней, не хотел знать, что делается в ее душе, но не следить за ней не мог. В конце концов он получил задание. Если получится разобраться в ее чувствах, то это вполне может вывести его на человека, от которого исходит угроза.
– Грант?
Он вздрогнул, услышав голос брата прямо у себя над ухом. Грант даже не предполагал, что Бен здесь. И это его встревожило.
– Что? – шепотом отозвался он.
– Да хлопай же, болван ты этакий, – улыбаясь, напомнил брат.
Грант заморгал и понял, что все вокруг вежливо аплодируют. Дочь леди Лейнфорд закончила выступление и нервно оглядывала присутствующих.
Брат подтолкнул Гранта локтем.
– А знаешь, мне, наверное, следует познакомиться с леди Эллингтон. Интересно посмотреть на женщину, которая сумела довести моего неизменно сосредоточенного брата до полной рассеянности.
Грант сжал зубы. Бенджамин иногда бывает совершенно невыносим.
– Ты уже знаком с леди Эллингтон.
– Да, конечно, мельком. Но вряд мы были официально представлены друг другу. – Брат бросил взгляд в ее сторону и тихонько присвистнул. – Боже мой, я и забыл, как она хороша. Странно, что ты не упомянул об этом.
После такого замечания Гранту ничего не оставалось, как только взглянуть на Эмили. Она откинула с лица непокорный белокурый локон, и в Гранте снова вспыхнуло то необъяснимое желание, которое мучило его с первой встречи. Он опять отогнал его.
– Эмили Редгрейв – это задание и ничего больше. – Грант бросил на Бена предостерегающий взгляд.
Брат не обратил на это внимания:
– Жаль. Я думаю, ты не стал бы возражать, если бы здесь было кое-что еще.
Грант возмутился:
– Между нами ничего нет.
Положим, это не совсем так. Между ними было… что-то было в тот вечер, на балу у матери.
Бен встал, потому что встали все; общество разбивалось на беседующие группы. Он схватил Гранта за локоть и повлек его за собой гораздо решительнее, чем тот стал бы двигаться по собственной воле.
– Пошли. Я хочу с ней познакомиться.
Грант резко повернулся к брату и вырвал руку.
– Что? Ни в коем случае!
– Почему же? – Бен пожал плечами, – Ты ведь должен сблизиться с ней, верно? Если я буду с тобой, она ничего не заподозрит.
Грант закрыл глаза. Иногда ему хотелось, чтобы брат не знал, что он тайный агент. Грант и не собирался с ним откровенничать, истинное положение дел открылось случайно. Бен наткнулся на него как-то ночью, когда пуля оцарапала Гранту плечо. Пока Бен занимался раной брата, все кусочки мозаики сложились у него в голове в одно целое, и с тех пор у Гранта появился постоянный источник беспокойства. Младший брат вечно во что-то вмешивался, что-то предлагал. И что еще хуже – иногда его дурацкие предположения попадали в самую точку.
– Я действительно не хочу, чтобы ты… – начал Грант.
Но брат слегка подтолкнул его в сторону Эмили, и Грант уже не мог остановиться, не привлекая к себе внимания всего общества. Сжав зубы, он покорился и направился к Эмили.
То, что он увидел, вызвало у него не меньше раздражения, чем присутствие брата на вечере. Эмили уже встала и теперь разговаривала с человеком, который во время концерта сидел рядом с ней. То был мистер Тобиас Клер, третий сын виконта Клера. В меру хорош собой, в меру богат… и холост.
Глаза Гранта сузились.
– Добрый вечер, леди Эллингтон, – сказал он, а потом мельком взглянул на ее собеседника. – Клер.
Эмили посмотрела Гранту в глаза, и на мгновение на лице ее появилось выражение радости. Как будто она ждала его появления и теперь поздравила себя с тем, что не ошиблась.
– Ах, лорд Уэстфилд. Очень приятно снова видеть вас, – произнесла она с легкой довольной улыбкой.
– Уэстфилд, Эшбери, рад вас видеть. – Клер коротко поклонился Гранту и его брату. – Но, боюсь, я должен вас покинуть. Леди Эллингтон… – Клер склонился к ее руке и запечатлел на перчатке быстрый поцелуй. – Было весьма приятно наслаждаться концертом в вашем обществе, миледи. Надеюсь вскоре увидеть вас, раз уж вы снова стали появляться в свете.
Эмили улыбнулась, а Грант прищурился. Улыбка Эмили была такой сияющей, что могла бы осветить всю комнату:
– Я уверена, мы еще встретимся, мистер Клер. Всего доброго.
Когда Клер ушел, она повернулась к Гранту. Теперь ее улыбка несколько померкла. В его обществе она держалась сдержанней. Грант понял это и напрягся.
– Итак, милорд, создается впечатление, что мы с вами слишком часто стали оказываться на пути друг у друга? – Она всматривалась в его лицо, ища в нем… Что? Грант отвел глаза.
– Да, миледи, мне тоже так кажется. – Стоявший позади него Бен кашлянул. Кашлянул громко. Грант бросил на брата сердитый взгляд. – Простите мою бесцеремонность. Вы знакомы с моим братом?
Она покачала головой, и снова ее улыбка исполнилась дружелюбия. С Бенджамином она держалась не так сдержанно. Гранту страшно захотелось оттолкнуть брата или закрыть его собой, лишь бы увидеть, что этот открытый взгляд Эмили предназначен ему. Разумеется, это нужно исключительно ради дела.
– Леди Эмили Эллингтон, позвольте представить вам мистера Бенджамина Эшбери – сказал Грант, изо всех сил стараясь, чтобы в голосе его не прозвучало раздражение.
– Весьма рад. – И Бен на мгновение взял ее руку. – Сожалею, что мне не представилась возможность познакомиться с вами официально на днях на балу у матушки.
Эмили кивнула:
– Да, это был очень хороший вечер. Ваша матушка умеет устраивать приемы.
– Я непременно передам ей ваши слова, – рассмеялся Бен. – Хотя вряд ли ваша похвала будет для нее новостью. Мама ужасно любит балы. В отличие от моего брата.
И он весело подтолкнул Гранта, а тот сердито нахмурился.
– Вы не любите балы, милорд? – осведомилась у него Эмили.
Взгляд ее светло-синих глаз был таким потрясающим, таким пронзительным, что Грант с трудом нашелся что ответить:
– Я… признаюсь, миледи, я никогда особенно не любил балы.
– А что вы любите, милорд? – спросила она. Несколько локонов подпрыгивали вокруг ее лица, и ему страшно захотелось откинуть их назад.
Вместо этого он сжал кулаки и пожал плечами. Бенджамин ясное дело, не испытывал недостатка в словах.
– О, у моего брата есть много любимых занятий, – усмехнулся он, начиная загибать пальцы. – Например, он обожает музыкальные вечера… и чем фальшивее голос, тем лучше. В деревне он никогда не пропустит возможности поиграть в вист с нашей бабушкой. И не вздумайте поощрять его тайную страсть к фамильным портретам, которые в огромном количестве висят в холлах у наших знакомых. Если бы мой брат располагал неограниченным временем, он, наверное, тратил бы его на беседы со светскими матронами, описывающими бакенбарды, которые с таким достоинством носили их предки.
Грант выбрал самый мрачный взгляд из своего репертуара и бросил его на брата, но отметил, что сам с интересом ждет, как на эти подшучивания отреагирует Эмили. Она лукаво улыбнулась Гранту, и улыбка эта подействовала на него так, словно тела их соприкоснулись.
– Вот как? Ах как это увлекательно, милорд! Мне бы никогда и в голову не пришло, что у вас могут быть такие интересы. – Она поднесла к губам палец в перчатке. Губы у нее были полные, податливые, мягкие. – А вы знаете, что леди Лейнфорд обладает самой замечательной коллекцией портретов во всей империи, и находится эта коллекция прямо здесь, в большом зале?
– Неужели? – вздохнул Грант.
– Именно. И если хотите, я устрою вам такую же экскурсию, какую мне пришлось выдержать… – она быстро поднесла руку к губам, в шутливом ужасе оборвав себя, – прошу прощения, которую я имела удовольствие выслушать уже несколько раз подряд.
Грант едва удержался, чтобы не вытаращить глаза от изумления. Он разозлился на брата за его вмешательство, за вкрадчивость и за то, что Эмили постоянно заставляет его оказываться в дураках, но веселая тактика Бена сработала. Эмили просит его – и вполне естественным образом – составить ей компанию. Они будут одни, а после такой беззаботной болтовни она, возможно, будет держаться с ним более непринужденно.
– Миледи, это мое самое заветное желание, – поклонился Грант.
– А вы, мистер Эшбери, вы не хотите присоединиться к нам?
Бен скривился, выражая отвращение:
– Ни в коем случае! Портретная галерея! Вот скука! Я с удовольствием оставляю это вам, искателям приключений.
Эмили рассмеялась и указала на дверь гостиной.
Эмили и Грант прохаживались по длинному большому залу. Эмили шла, сплетя руки за спиной. Гул голосов остался за множеством поворотов и закоулков коридоров. Теперь Эмили и Грант были совершенно одни, и хотя, конечно, вместе рассматривать портреты не считалось неприличным, но почему-то эта прогулка казалась не очень-то невинным занятием.
Если честно, занятие это казалось просто двусмысленным.
Грант откашлялся и вытянул шею, чтобы рассмотреть какой-то портрет давно умершего предка Лейнфордов.
– Надеюсь, мы с братом не помешали вашей беседе с мистером Клером, леди Эллингтон.
Она мельком взглянула на него, но лицо Гранта казалось непроницаемым.
– Конечно, нет. Просто мы с мистером Клером случайно оказались рядом. Ничего личного в нашем разговоре не было.
Грант слегка успокоился – ровно настолько, что она смогла заметить, как приятно ему это слышать. Сердце у нее неожиданно подпрыгнуло. Кажется, Тристан прав, и она не ошиблась, почувствовав со стороны Гранта интерес к себе. И интерес этот был слишком приятен.
– Хм… – Он поднес руку к подбородку и устремил глаза на какой-то портрет, словно живопись была самой интересной вещью в мире, хотя Эмили сомневалась, что ему вообще есть до картин какое-либо дело. – Понимаете, я не знал, нужно ли вас снова спасать. Если помните, мы договорились об этом в прошлый раз. Как могу я быть вашим защитником, миледи, если не знаю, когда вам требуется рыцарь, который галантно бросится вам на помощь и убьет дракона?
Эмили покраснела и опустила голову. Его шутливые слова не могли не вызвать у нее улыбку. Но в самом Гранте был что-то такое, отчего она чувствовала… свет, лучшего слова для определения она не могла придумать. Нечасто в ее жизни происходило такое. И никогда – рядом с мужчиной.
Эмили отогнала эти незваные чувства. На этот раз она, оставшись наедине с Грантом Эшбери, должна собрать сведения, необходимые для расследования, а не заниматься чем-то посторонним. И лучшего момента для того, чтобы выбросить из головы неподобающие мысли и заняться делом, нет.
– Скажите, лорд Уэстфилд, ваш брат шутил, когда перечислял ваши любимые занятия?
Грант усмехнулся, продолжая смотреть на картину, висевшую перед ним. Почему-то у Эмили появилось ощущение, что от него не может укрыться ни одно ее движение.
– Конечно. Понимаете, одно из любимых развлечений моего брата – немилосердно мучить меня. И если бы другие люди измеряли свой успех такой же мерой, как это делает он, не было бы во всей империи человека более богатого и счастливого. – Он пожал плечами. – Вы, конечно, это знаете, ведь у вас есть братья и сестры?
Эмили насторожилась; разговор принимал неожиданный оборот, и сердце у нее усиленно забилось.
– Д-да, – пробормотала она. – У меня есть братья, и сестры.
Братья и сестры, которые унаследовали от отца свои чувства к ней, и отец, который выражал отвращение к Эмили только дома, но никогда – на людях. У нее не было с братьями и сестрами таких легких отношений, как у Гранта с Беном. Она непроизвольно сжала руки в кулаки.
Грант повернулся к ней. Уже без улыбки:
– Вам дурно, миледи? Вы так побледнели.
Эмили встряхнулась. Господи, неужели она действительно позволила, чтобы чувства, охватившие ее при упоминании о семье, отразились на лице? Это никуда не годится! Она торопливо стерла с лица все, что могло бы ее выдать, и улыбнулась Гранту своей самой ослепительной улыбкой:
– Ничего страшного.
Он взял ее за руку прежде, чем она поняла, что он намерен сделать. И в точности так же, как недавно на балу, это вызвало в ее теле ответную бурю. Казалось, от обычного прикосновения его пальцев завибрировал каждый нерв, и Эмили задрожала, не в силах справиться с собой, когда он взял ее под руку.
– Прошу прощения. – Голос его прозвучал неожиданно грубо. – Я и забыл, что вы совсем недавно оправились после болезни. Вы, вероятно, устали. Не хотите ли присесть?
И он указал на банкетку, стоявшую у одного из окон, выходивших на заснеженный сад. Эмили кивнула.
Она села, и Грант устроился рядом с ней. Он был человек крупный, и места для нее на банкетке оставалось очень мало, так что сидели они совсем близко. Наверное, чересчур близко, до неприличия, и, судя по искоркам в его глазах, он прекрасно это сознавал – так же, как и она.
Единственное, что оставалось, – это высвободить свою руку в надежде, что, разрушив это соприкосновение, Эмили разрушит и странное очарование, уже покорившее ее.
Но это мало помогло. Даже его запах казался дразнящим. Такой он был теплый, мужской и чистый. В нем было что-то пряное, предполагавшее нечто… порочное.
Она откашлялась и заморгала, чтобы сосредоточиться.
– Если ваш брат ошибался относительно ваших интересов, милорд, то каковы же они в действительности, – спросила она, с раздражением отметив, что голос слегка дрожит.
Грант наклонился к ней еще ближе:
– Почему это вас интересует, миледи?
Она пожала плечами, ругая себя за то, что перестаралась.
– Да в общем-то, просто так. Я просто полюбопытствовала. Вы как-то не испытываете особой любви к светской жизни. У вас всегда такой вид, будто вы… скучаете на всех приемах, ведь я видела вас в течение нескольких лет. Вот я и полюбопытствовала, что могло вызвать у вас интерес.
Он слегка отодвинулся, и Эмили оставалось только надеяться, что она не зашла слишком далеко. Конечно, то, что она сейчас сказала, было чересчур смело.
– Полагаю, я не очень похож на других. Я очень люблю заключать пари. Я занимаюсь фехтованием в своем клубе.
Он откинулся назад, обхватив руками спинку банкетки. Внезапно Эмили поняла, что его пальцы почти прикасаются к ней, хотя Грант, конечно, не делал никаких непристойных движений. Но ее не покидало предчувствие – вот сейчас он проведет рукой по ее бедру. Предчувствие это словно висело между ними в воздухе. В воздухе, который вдруг стал просто горячим.
– А вы, миледи? Каким страстям подвержены вы?
Эмили сглотнула. Губы у нее пересохли. В горле запершило. Ей кажется, что Грант придвинулся ближе, или он вдруг стал еще крупнее?
– Я… я…
Эмили запиналась. А ведь она славилась тем, что при любых обстоятельствах сохраняла самообладание. Как-то раз она при помощи болтовни спаслась от банды воров, которые вернулись в свое убежище раньше, чем ожидалось. Но теперь, рядом с джентльменом, который не представлял для нее никакой угрозы, Эмили было не по себе. И при этом, как ни странно, ей очень захотелось рассказать Гранту о себе все, что он хотел услышать.
При мысли об этом она резко отодвинулась, бок ее соскользнул с банкетки, и Эмили потеряла равновесие.
Грант тут же протянул руку и схватил ее за плечо с силой мощного зверя, не дав упасть.
– Эмили, – прошептал он, потянув ее обратно на банкетку, ближе к себе.
Настолько ближе, что дыхание их смешалось. Похолодев, Эмили подняла глаза и увидела, что он смотрит на нее. И ждет.
Но чего?
Она порывисто выдернула руку и встала. Потом отошла, не сводя с него взгляда.
– Прошу прощения. Вероятно, вы правы, я стала быстро утомляться после болезни. Мне нужно вернуться в гостиную и попрощаться с леди Лейнфорд. Но я благодарю вас за… – Она помедлила. За что ей быть ему благодарной?
– Нет, это я благодарю вас. – Грант встал, медленно демонстрируя свое сильное, мускулистое и гибкое тело. – Благодарю вас за экскурсию по портретной галерее. Вы позволите проводить вас в гостиную?
Она покачала головой:
– Спасибо, не нужно. Я найду дорогу. Всего доброго, лорд Уэстфилд.
– Всего доброго, Эмили.
Он во второй раз назвал ее по имени. Она закрыла глаза. Имя прозвучало как ласка.
Не взглянув на него, она поспешила прочь, стараясь выровнять дыхание.
Следует найти иной способ разузнать о деятельности Гранта. Потому что это слишком – проводить время наедине с этим человеком.
Это слишком. Да, слишком.

Глава 4

– Мне нужно побольше сведений о том, где бывал в последнее время лорд Уэстфилд. Мне нужно побольше сведений об этом человеке вообще.
Эмили ходила взад-вперед перед жарким огнем в камине нового лондонского дома Анастасии. Ана пригласила ее к себе на чай, поскольку Мередит на днях уезжала из Лондона, чтобы помочь Тристану в его первом задании. Разговор коснулся дела. Так бывало всегда. Так бывало раньше. Теперь в их беседах так же часто присутствовали насмешливые рассказы о мужьях и о любви, как и откровенные разговоры об уликах, показаниях и свидетелях. И от всего этого Эмили холодела.
Ана и Мередит подняли головы от своих чашек. Потом быстро переглянулись, и заметив это, Эмили вздрогнула. Этот молчаливый обмен взглядами вытолкнул Эмили еще дальше из их мира.
– Ты ведь разговаривала с ним, да? – спросила Ана. – Неужели ты ничего не добыла из этих разговоров?
Эмили повернулась к подругам спиной и сделала вид, что смотрит в огонь. Но огня она почти не видела. Видела только туманные очертания лица Гранта, которое надвигалось на нее, когда они сидели на банкетке в зале у леди Лейнфорд. И вместо жара, исходящего от огня, Эмили чувствовала жгучее прикосновение его руки, подхватившей ее. То был огонь, которым ее истосковавшееся тело ответило на его огонь.
Но не может же она признаться в этом своим подругам. Она и сама-то плохо понимает, что происходит. Эмили потрясло, что человек, которого она почти не знает, вызвал у нее желание. Но теперь это желание жужжало вокруг нее, точно рассерженная назойливая пчела. Именно так преследовали ее страхи и воспоминания. Не было ли это странное желание всего-навсего очередной данью, которую чувства отдавали той ночи, когда ее ранили?
– Нет, – прошептала она. – Я не узнала ничего ценного из наших коротких разговоров. Я надеялась, что вы нашли больше. – И она повернулась к подругам.
– Боюсь, что нам удалось узнать почти так же мало, как и тебе, – сказала Мередит. – Кажется, лорд Уэстфилд – книга за семью печатями. Придется тебе еще поискать его на всяких сборищах. Я уверена, что рано или поздно он даст тебе какой-то ключ к своим мыслям и делам.
Эмили постаралась проглотить комок, который внезапно застрял у нее в горле. Подруги лгут. Она видела это по их глазам, хотя они всячески старались не встречаться с ней взглядами. Она слышала это в их голосах.
Две лучшие подруги, от которых Эмили много лет зависела, в результате этого дорого завоеванного доверия поставили ее жизнь под удар, а теперь лгали ей. Лгали нагло и откровенно.
Что же делать? Закричать или заплакать?
Но она только скрестила на груди руки и сердито посмотрела на них:
– Неужели? Как интересно! Вы не смогли ничего узнать о Гранте. А я вот как раз сегодня утром получила записку от Дженкинса, в которой мне подробно сообщали о каждом его телодвижении за последние месяцы.
Ана поперхнулась чаем, а Мередит побледнела. Эмили думала, что это ее порадует – она ведь сумела поквитаться с ними за игру в молчанку, но порадоваться не удалось. Потому что было слишком ясно, что скрывается за их молчанием. Они больше не верят в ее способности.
– Ты разговаривала с Дженкинсом? – спросила Мередит.
Эмили коротко кивнула. Дженкинс – это один из их людей. Человек улицы в полном смысле этого слова. Вор-карманник, обожающий собирать сведения ничуть не меньше, чем красть мелкие вещи. Он охотно продавал эти сведения тайным агентам, которые могли хорошо ему заплатить.
Эмили сжала кулаки, стараясь сохранить спокойствие:
– Конечно, я с ним говорила. Мне с самого начала было понятно, что ты, Ана и Чарли не станете мне помогать. Вы ясно дали понять, что считаете меня ни на что не пригодной.
Ана встала:
– Это несправедливо, Эмили!
– Вот как? – Эмили еще крепче, до боли сжала руки. – Я очень люблю вас, всех вас, но если вы думаете, будто я не знаю, что вы стараетесь меня уберечь, вы просто глупцы! Вы до такой степени не хотите подвергать меня опасности, что, кажется, даже готовы подвергнуть опасности лорда Уэстфилда. Если только одна из вас не ведет это дело у меня за спиной, для подстраховки!
– Это ложь, – возразила Мередит, положив руку на плечо Ане.
Эмили разочарованно отвернулась. У ее подруг существует способ общаться без слов. Общаться по поводу нее, как будто она – ребенок, за которым нужно присматривать. Ни на что не годный инвалид.
Плохо, что она сама чувствует себя ни на что не годной. После двух встреч с Грантом появилась только неуверенность в себе. Эмили была так уверена, что возвращение к работе прогонит все ее страхи и тревоги, но этого не произошло. Вместо этого к старым страхам и треногам присоединились новые, не менее мучительные.
– Мы ничего не хотим скрывать от тебя, – продолжала Мередит. Голос ее звучал спокойно и ровно. Эмили слышала, как подруга разговаривает таким голосом с несловоохотливыми свидетелями, чтобы успокоить их. – А если ты узнала что-нибудь из другого источника, так это просто замечательно.
Ана закусила губу и снова уселась рядом с Мередит.
– Вот именно. И что тебе сообщил Дженкинс?
Эмили шагнула к столу, но на свое место не села. Она обдумывала вопрос Аны. Неужели уже дошло до этого? Подруги не считают ее достаточно компетентной, чтобы делиться с ней информацией, а она настолько не доверяет им, что не хочет открыть добытые сведения?
– Притоны, – в конце концов со вздохом произнесла Эмили. Она не станет ничего утаивать. Она притворится все еще сильным и способным агентом, вопреки всем их опасениям. – Его сиятельство за последнее время часто бывал в притонах. Особенно в «Синем пони» недалеко от Ньюгейта.
Мередит так широко раскрыла глаза от удивления, что Эмили поняла – подруга ничего об этом не знает. Хорошо, что она не скрывает этого.
– В «Синем пони»? – повторила она.
– А что такое «Синий пони»? – спросила Ана. Хотя Ана и проработала в агентуре уже шесть месяцев, многого она еще не знала.
Эмили пожала плечами:
– Это одно из самых низкопробных игорных заведений в городе. И уж конечно, совсем не подходящее место для графа. То есть для такого, у которого нет серьезных финансовых затруднений.
Она нахмурилась. Грант говорил, что он любит время от времени заключать пари, но у Эмили не создалось впечатления, что он такой заядлый игрок. «Синий пони» – это то место, куда джентльмен ходит, только если у него уже нет возможности показаться в более приличных клубах. То место, где можно потерять состояние, а случается, что и жизнь.
Конечно, часто бывает, что человек попадает в опасное положение из-за пагубной привычки к карточной игре. Возможно, здесь-то и кроется причина неведомых угроз Гранту. Так что нравится ей это или нет, придется расследовать.
– Ты какая-то озабоченная, – тихо сказала Ана. – Отчужденная.
Эмили покачала головой. Ну вот, она опять не сумела скрыть свои чувства.
– Я просто думаю об этом деле.
Мередит недоверчиво выгнула бровь:
– И только?
– Конечно, – резко ответила Эмили.
– И что ты собираешься делать? – спросила Мередит. На лице ее по-прежнему сохранялось недоверчивое выражение, словно ее не удовлетворило объяснение, что Эмили занимает исключительно дело.
А.Эмили отвернулась от пристального взгляда подруги и сказала:
– Я должна поехать туда. Я хочу расспросить кое-кого из постоянных клиентов и выяснить, не было ли у Гранта неприятностей. Может быть, мне даже повезет, и я окажусь там в тот же вечер, что и он, тогда я смогу понаблюдать за его поведением. Мне нужно понять, есть ли что-то общее между его времяпрепровождением в «Синем пони» и угрозами в его адрес.
– Это опасно, Эмили! – Ана покачала головой. – Ты не можешь, не должна туда ехать!
Эмили вздрогнула. Ана высказала вслух ее мысли. Когда-то Эмили пришла бы в восторг при мысли о том, что ей предстоит отправиться в опасный клуб, чтобы расспросить клиентов, не открыв им почти ничего. От возможности, что ее поймают на лжи и ей будет угрожать опасность, сердце подпрыгнуло бы весело и взволнованно.
Но теперь при мысли о сомнительном заведении, полном подозрительной публики, о возможных опасных столкновениях в груди стало тесно, дыхание сбилось. Но нужно преодолеть эти чувства.
– Мне показалось, что расследовать это дело поручили мне, – тихо сказала Эмили.
От каждого аргумента, который приводили подруги, сердце у нее падало. С каждым озабоченным взглядом и каждой ложью, которую они произносили, чтобы «защитить» ее, Эмили становилось все яснее и яснее, что она не может положиться на них в этом деле. Она и не подозревала, что привыкла пользоваться их поддержкой, пока не утратила возможность работать.
– Но ведь мы доверяем тебе, – мягко сказала Мередит, и рука ее протянулась через стол и легла на руку Эмили. – Просто мы все еще тревожимся. Ты уверена, что тебе необходимо ехать в это заведение?
Эмили не стала колебаться и открывать свои тайные мысли. Она спокойно выдержала взгляд Мередит:
– Ты ведь знаешь, что я должна это сделать. Но конечно, я поеду туда, переодевшись.
Она отняла руку. Эмили понимала, что подруга хочет успокоить ее. Защитить на свой лад. И это вовсе не устраивало Эмили.
– Будь… будь осторожна, Эмили, – сказала Анастасия. – Прошу тебя, будь осторожна.
Эмили кивнула и направилась к дверям.
– Согласны вы со мной или нет, но я это сделаю. И когда все завершится, вы перестанете сомневаться в моих возможностях.
И она выскользнула из комнаты. Ей оставалось только надеяться, что по дороге она как-нибудь вернет самообладание.

Грант мысленно досчитал до десяти, но красная дымка ярости, которая всю ночь застила ему глаза, ничуть не поблекла. Холодный воздух обжигал его, Грант сидел на корточках, наблюдая, как Эмили ходит по комнате, занимаясь какими-то таинственными приготовлениями.
Он следил за ней с тех пор, как она ускользнула с бала в доме лорда Гринвилла. Оба они были на этом балу, но она никак не реагировала на присутствие Гранта. Весь вечер она избегала его взгляда.
Точнее было бы сказать, что она избегала встречи с Грантом. С того дня, когда они почти… да, он знал, что они поцеловались бы, если бы он дал себе волю там, в доме леди Лейнфорд. С того дня она его избегала.
Но все это время она подвергалась более гнусным и опасным преследованиям, чем украденные поцелуи в большом зале. У него была неоспоримая информация, что она получила сообщение от Хораса Дженкинса, скрывающегося преступника, который время от времени продавал тайным агентам разные сведения, Но Дженкинс был еще и обманщиком, шантажистом и карманником, обладавшим легендарным прошлым.
Интересно, почему это высокопорядочная и высокопоставленная леди получает информацию от такого человека? При мысли о возможных последствиях Гранту стало не по себе. Страшно даже подумать об опасности, которой она так слепо себя подвергает.
Эти сведения должны иметь какое-то отношение к угрозам в ее адрес. Других объяснений, почему она имеет дело с этим преступником, нет. Но как ни хотелось Гранту проскользнуть в ее комнату, схватить Эмили за локти и трясти до тех пор, пока она не поймет, в какое опасное положение ставит себя… он не мог этого сделать. Пока не мог. Пока не поймет до конца мотивы ее поступков и природу ее тайн.
А это означало, что ему оставалось только следить за Эмили и ждать, каким будет ее следующий шаг. Холодный ветер задул сильнее, пробираясь под шерстяной серый плащ, и Грант вздрогнул.
Чем же она занимается? Она вышла из комнаты, и он потерял ее из виду, но застыл, когда к дверям особняка подкатила карета – простая карета… не обычная карета леди Эллингтон с ее гербом на дверцах. Он поднес к глазам бинокль и внимательно всмотрелся в кучера. Кучер был тепло укутан по причине сильного холода, красный шарф защищал его лицо.
Передняя дверь отворилась, и Эмили спустилась по ступеням. Ее было почти не видно под тяжелой шляпой, шарфом и зимней накидкой, но Грант знал, что это она. Как она двигалась, как она повернула голову, чтобы оглядеться… это Эмили, сомнений нет. И еще она несла большой чемодан, но лакей, приняв чемодан, не поставил его на крышу кареты, как обычно поступают с багажом, а поместил на сиденье рядом с ней.
Потом лакей захлопнул дверцу, карета тронулась, и Грант, сидевший в укрытии, выпрямился.
Куда это отправилась Эмили среди ночи, в такой холод?
Гранд подбежал к своей карете, но не сел в нее, а вспрыгнул на сиденье рядом с кучером.
– Поезжайте следом за ними! – приказал он. – И побыстрее!
Кучер кивнул, и карета рванула с места. Грант схватился за край сиденья, чтобы не упасть. Глазами он следил за каретой Эмили.
Он не получал сообщений, что она собирается уехать из Лондона. И не предположил, что она куда-то торопится, когда следил за ней из сада. Эмили не укладывала вещи, как поступают люди, куда-то уезжающие. Но даже если она действительно уезжает, почему ее багаж поставили в карету рядом с ней?
Во всем, что касается Эмили Редгрейв, нет никакой логики. Никакой.
Он вытянул шею и наклонился вперед. Его карета свернула за угол и выехала на широкую улицу, забитую экипажами гуляк, возвращающихся домой с пирушек и свиданий.
– Проклятие! – рявкнул Грант. – Где они, черт побери?
Кучер покачал головой. Он медленно пробирался через людные улицы. В темноте, слабо освещенной уличными фонарями, все экипажи походили друг на друга. Не видя герба на дверцах, невозможно было сказать, находится ли карета Эмили прямо перед ними или ее вообще уже след простыл.
Теперь они оказались в довольно опасной части города. В таком месте, куда леди не ездят. Если бы Грант не знал о ее связях с людьми сомнительного прошлого, он никогда не предположил бы, что Эмили может приехать сюда. Теперь же его терзали сомнения.
– Должно быть, они вон там, сэр, впереди. – И кучер указал на запряженные экипажи, столпившиеся перед домом дальше по улице.
Грант прочел вывеску, свешивающуюся с крыши. И потрясенно откинулся назад.
– «Синий пони»? – проговорил он еле слышно. – Нет, не может…
Но прежде чем он успел договорить, карета, стоявшая первой в очереди, отъехала и развернулась широким полукругом. Она проехала мимо Гранта, и он чуть не упал со своего сиденья.
Каретой правил человек с ярким красным шарфом, обмотанным вокруг лица. Кучер Эмили. И судя по всему, карета, которой он правил, была теперь пуста.

Глава 5

Эмили вошла в душное помещение клуба и сморщила нос от отвращения. Тяжелый воздух был наполнен ядовитой смесью пота, страха и отчаянья.
Зачем Грант зачастил в последнее время в это заведение? Это она и собиралась выяснить. Но когда Эмили окинула взглядом грубую толпу, лоб ее покрылся тонкой пленкой пота при мысли о том, что придется расспрашивать этих людей.
Эмили тут же отбросила свои тревоги прочь. Это ее долг, и она много раз выполняла его прежде, без всяких страхов и колебаний. Это важный шаг в любом расследовании, так что следует забыть о своих эмоциях и подумать о безопасности Гранта. Насколько ей было известно, он вполне может оказаться сегодня здесь.
Она вздохнула и заставила себя смешаться с толпой. Эмили не пугало, что Грант или кто-то еще узнает ее. Сидя в карете, она переоделась, как делала уже десятки раз. Сегодня на ней было поношенное платье, выцветшее от частых стирок, латанное-перелатанное. Оно ничуть не походило на великолепное бальное платье, которое красовалось на Эмили совсем недавно.
Она зачесала назад белокурые волосы, стянув узлом все непокорные пряди, а потом натянула рыжий парик из вьющихся волос. Его яркий цвет был так дерзок, что люди в большинстве своем смотрели на него, а не на ее лицо.
А те, у кого возникало желание посмотреть на лицо, скорее всего тут же переводили бы взгляд на ее бюст. Она подложила под лиф ваты и подняла грудь как можно выше. Платье было с низким вырезом, при этом открывались такие заманчивые картины, что Эмили была уверена – никто не станет рассматривать ее лицо. Она ничем не отличалась от остальных размалеванных женщин, которые ловили в таких заведениях мужчин. А мужчины либо искали женщин, которые обеспечат им удачу, либо торопились найти возможность утопить неудачу в женской плоти. Конечно, Эмили не приняла бы никаких подобных предложений, но костюм падшей женщины отлично послужит ее целям.
Она растворится в пьяной толпе, поищет Гранта и осторожно расспросит постоянных посетителей о том, что он делает в «Синем пони».
А если что пойдет не так, то свой долг выполнит нож, который она прикрепила к бедру.
С содроганием она оглядела бледных мужчин с широко раскрытыми глазами, довольные, ухмыляющиеся лица тех, кто был в выигрыше, отчаянный ужас в глазах проигравших… она не могла вообразить себе среди них Гранта.
И не хотела.
Встав на цыпочки, она скользила взглядом по помещению. Потом вздрогнула, услышав резкий крик, и посмотрела в угол, из которого он донесся. Двое мужчин громко спорили, толкая друг друга, в то время как их компаньоны старались удержать их.
Сердце Эмили вдруг усиленно забилось, и стараясь успокоиться, она продолжала оглядывать окружающих. Она обнаружила в зале леди, еще более ярко размалеванную, чем она сама. Леди эта обеспечивала удачу бледному человеку, который дрожал так сильно, что карты в его руках ходили ходуном; одновременно эта размалеванная особа незаметно таскала деньги из его кармана.
Эмили повернулась налево, спиной к главному входу, и споткнулась, стараясь увернуться от мужчин, которые как бы случайно сталкивались с ней и также незаметно, как вышеописанная леди удачи, пытались вытащить мелочь из ее карманов.
Обойдя их, она похолодела, и на мгновение все ее страхи исчезли. Вот он! Грант Эшбери стоял в дверях, точно солнце среди темной, полной опасности, ночи. Он был на голову выше, чем большинство окружающих мужчин, его серый плащ натягивался, когда Грант отводил назад свои широкие плечи. Темные глаза оглядывали зал с военной точностью, он осматривал лица окружающих, впитывая каждую деталь. В его лице было что-то непонятное. Что-то мрачное и опасное.
Сердце у Эмили упало. Теперь она поняла, что в глубине души надеялась – полученные сведения окажутся неверны. Она не хотела, чтобы Грант проводил время в этой дыре, в прибежище утрат и гибели.
Эмили покачала головой. Нет. Она не позволит своим глупым чувствам управлять расследованием. Грант сейчас здесь. И нужно не огорчаться из-за того, что он здесь, а радоваться. В конце концов у нее есть прекрасная возможность наблюдать за его поведением и охранять своего подопечного.
Эмили заметила, что всем своим телом он выражает напряженную сосредоточенность. Он искал кого-то. Но кого? Партнера-картежника? Преступника?
Или женщину, хотя от этой мысли все внутри у нее болезненно сжалось.
И тут его темный взгляд упал на Эмили. Она с трудом сглотнула, стараясь напустить на себя кокетливый вид. Такой, который помог бы ей скрыть, кто она на самом деле. Такой, который помог бы ей играть роль дамы с вызывающей внешностью, дамы, ищущей очередную добычу.
Его глаза задержались на ней на мгновение дольше, чем на остальных. Но как раз в тот миг, когда неистово бьющееся сердце готово было выпрыгнуть из ее груди, он отвел взгляд, ничем не показав, что узнал ее, и посмотрел на кого-то другого. Эмили перевела дух – а она и не заметила, что затаила дыхание – и все ее мышцы расслабились. Он не узнал ее.
Это было хорошо, но все-таки она была немного… огорчена.
– Смешно, – пробормотала она, вытаскивая свой шлейф из-под ноги какого-то пьяницы.
С какой стати Гранту узнавать ее? Никакой особой связи между ними нет, если не считать нескольких недавних встреч. А внешность свою она умеет изменять мастерски. Эту часть своих профессиональных способностей она не подвергала сомнению. Никто не мог узнать ее, даже Ана и Мередит, когда она не хотела быть узнанной. Почему же она решила, что Грант, который ничего собой не представляет, просто избалованный граф, мельком заинтересовавшийся ею, успешнее обнаружит правду, чем два агента его величества с хорошей выучкой?
Она подняла глаза от своего испачканного платья, полагая, что сейчас увидит, как Грант продвигается среди толпы в поисках стола, за который можно будет сесть и приняться за игру. Но Грант исчез.
Потрясенная Эмили бросилась вперед, прочесывая взглядом все углы. Как он мог исчезнуть с такой быстротой? Только что стоял в дверях, и вот… исчез! Эмили охватила паника: она расталкивала людей, стараясь выбраться туда, где толпа пореже, туда, откуда ей будет легче оглядеть помещение.
Что же она за тайный агент, если так быстро потеряла из виду свою цель? Особенно такую цель, как Грант Эшбери, который настолько выделяется из толпы? Ей хотелось накричать на себя. Ну что она за дура? Почему не следила за ним внимательнее?
Эмили вытянула шею, оглядывая зал, и когда уже была готова отказаться от поисков, наконец-то заметила Гранта. Он шел из зала в коридор, ведущий в многочисленные задние комнаты «Синего пони». Сердце у нее екнуло. Все знали, что самые черные сделки заключаются в этих комнатах. Там люди подвергаются нападениям. Там они теряют состояние. Теряют жизнь.
Страх, сковавший Эмили, когда она вошла в игорный дом, прошел, и она принялась проталкиваться вперед. Она вклинилась между очередной ночной бабочкой и ее партнером на эту ночь, не обратив внимания на раздавшиеся ей вслед цветистые выражения. Она почти не замечала отвратительных похотливых взглядов мужчин, искателей ночных удовольствий. Ее внимание было сосредоточено на Гранте, на том, чтобы оградить его от любого зла, с которым он мог по неосторожности столкнуться.
Наконец она добралась до коридора, в который вышел Грант. Выбравшись из толпы, Эмили ринулась в темный проход.
И тут же с трудом подавила разочарованный возглас. Грант исчез во второй раз. Коридоры, слабо освещенные редкими мерцающими фонарями, висящими на стенах, изгибались и поворачивали. Но пока она выбиралась из толчеи в главном зале, Грант пропал. Он мог войти в любую дверь. Мог подняться по лестнице и пройти в заднюю часть дома. Мог свернуть за угол, где его поджидают тысячи всяких опасностей и даже смерть.
Эмили стало не по себе. Она терпит одну неудачу за другой.
Нет. Нет! Она не сдастся. Она должна найти Гранта, а это означает, что придется осмотреть все комнаты. Она шагнула в темноту, внимательно следя, не подстерегает ли ее какая-нибудь опасность за углом или в дверном проеме, а потом наклонилась и прижалась ухом к первой двери, надеясь услышать покоряющий голос Гранта. Даже если бы она услышала, что он шепчется с какой-то шлюхой, это означало бы, что с ним все в порядке. Что тот, кто угрожает Гранту, не нашел его сегодня вечером и не отнял у него жизнь прежде, чем она, Эмили, успела обнаружить природу этих угроз.
Но за этой дверью Гранта не было. Не было его и за следующей, и за следующей. Эмили шла по коридору, стараясь услышать какой-нибудь звук, свидетельствующий о его присутствии, какой-нибудь намек на борьбу. Каждый раз, когда Эмили останавливалась, тревоги относительно собственной безопасности почти исчезали, отодвигаясь на задний план. Она почти ощущала себя прежней, поскольку панический страх, который был ее постоянным спутником в течение последних шести месяцев, временно прошел.
Она дошла до конца коридора и оказалась перед выбором. Можно было свернуть вправо и пойти по еще одному коридору со множеством дверей. Или влево, там короткий путь вел к одной-единственной двери.
– Начнем с простого варианта, – прошептала она, подкрадываясь к единственной двери слева. Подойдя ближе, она поняла, что тьму в коридоре пронзил луч света изнутри, и что в комнате раздаются приглушенные голоса. Понять, о чем там говорят, было трудно.
Эмили подошла ближе, стараясь не шуметь. Потом присела и заглянула в узенькую щелку, поскольку дверь была закрыта не до конца.
В комнате находилось три человека. Один сидел спиной к двери. Второй суетился вокруг него, делая какие-то странные движения. Щелка была маленькая, и Эмили не могла рассмотреть всю сцену полностью. Похоже было, что суетящийся кормит сидевшего, хотя такое предположение казалось совершенно нелепым.
Еще один человек стоял у камина. Его Эмили узнала сразу же. То был Каллен Лири, ирландский боксер-профессионал, уже давно продававший свои кулаки тому, кто больше платил. Про него говорили, что жестокость и убийства доставляют ему удовольствие. Его вполне можно было назвать самым опасным преступником на лондонских улицах.
При виде Каллена Лири Эмили похолодела, и страх мгновенно вернулся. Раньше она знала этого человека только по грубым рисованным наброскам в газетах. Но в жизни он оказался еще более устрашающим.
Он был высок, ничуть не ниже Гранта, но крупнее. Тогда как Грант был гибок и мускулист, Лири представлял собой просто жирную тушу с перекатывающимися мускулами. А шрам, который перечеркивал его лицо, начинаясь под правым глазом, проходил, изгибаясь, через переносицу и заканчивался у левого угла рта, очень ясно говорил о том, что насилие – родная стихия этого человека. Никто в точности не знал, как именно он получил этот шрам, но всякая новая теория оказывалась ужасней предыдущей.
Эмили страшно захотелось убежать. Забыть о том, чему ее учили, не слушать свои инстинкты, говорившие, что здесь происходит что-то очень важное, и просто бежать отсюда. Но она сжала руки в кулаки и преодолела страх. Здесь явно что-то происходит, и ее долг – понять, что именно.
Сделав над собой усилие, она придвинулась ближе к щели. Что здесь делает Лири? Его преступления серьезны, связи – отвратительны, его разыскивают власти, так что он редко показывается на людях. И вот он здесь, в «Синем пони», стоит, прислонившись к обшарпанному камину с таким видом, будто он – король преступного мира.
Эмили затаила дыхание, отбросила эмоции в сторону и дрожащей рукой чуть-чуть приоткрыла дверь пошире. Ей нужно увидеть, кто с ним, чтобы понять, что собирается делать Лири, потому что все ее инстинкты говорили ей, что она наткнулась на что-то гораздо более важное, чем угрозы в адрес Гранта. Это настоящее дело, в отличие от того, которое придумали ее друзья, чтобы занять ее, считая не способной ни на что серьезное.
Бросив последний настороженный взгляд на Лири, она занялась вторым человеком, тем, что стоял. Оказалось, он вовсе не кормил сидящего. Он накладывал на его лицо грим. Эмили напряженно прищурилась. В движениях человека было что-то очень знакомое, но она все еще не понимала, что происходит.
Наконец, сидевший встал и медленно повернулся. И тут Эмили отпрянула, прикрыв рот рукой, чтобы не вскрикнуть. Лицо этого человека в точности походило на лицо принца-регента. Если бы он не был так худощав, она решила бы, что это и есть принц.
Тот, кто гримировал ложного принца, надел на него какую-то громоздкую одежду и начал шнуровать ее на спине. В этой одежде самозванец казался более тяжелым и мягкотелым и еще больше напомнил принца Гeopгa. Одетый таким образом, он был точной его копией. И внезапно в голове у Эмили мелькнула догадка.
Эти люди строят заговор против регента, и она невольно раскрыла этот заговор.
– Эй!
Лири оторвался от камина и швырнул бокал, который держал в руке, прямо в дверь, за которой стояла Эмили. Эмили едва успела уклониться, стекло попало в стену позади нее, и хрустальные брызги посыпались, как ливень.
Она не удержалась, вскрикнула. И похолодела. Она забыла, чему ее учили, мгновенно вернувшись к тому моменту, когда раздался ружейный выстрел, сразивший ее полгода тому назад.
Тут в ушах раздался хриплый голос Лири:
– Там какая-то шлюха! Она все видела! Поймать ее!
Эмили захотелось свернуться в клубок. Но пришлось бежать. С трудом выпрямившись – она ведь сидела на корточках, – Эмили бросилась прочь по коридору.

Грант глотнул дешевого виски и выругался. Виски было плохое, но выругался он потому, что был крайне раздосадован.
Он знал, что карета, отъехавшая от «Синего пони», принадлежала Эмили. Он был в этом уверен! Но обыскал все заведение от погреба до верхнего этажа и не нашел никаких следов ее присутствия. Грант даже зашел так далеко, что расспросил кое-кого из своих наиболее надежных осведомителей, находившихся в зале, но никто не видел женщины, подходившей под ее описание.
Так куда же она делась? Не отправилась ли она в другую сторону, выйдя из кареты, когда Грант и его кучер потеряли ее на улицах? Неужели она вообще не входила в «Синий пони», а вошла в какое-то другое обшарпанное здание поблизости?
Узнать это не представлялось возможным. Единственное, что ему оставалось делать, это сидеть с дурацким видом в главном зале притона и пить дрянное виски. Грант встал и швырнул на стойку несколько монет, а потом повернулся к двери. Оставаться здесь дольше смысла не было. Эмили в этом заведении нет. Нужно ехать к ее дому, чтобы узнать, не вернулась ли она. Позже он разберется, куда она подевалась.
Но только он сделал два шага к двери, как какая-то женщина выбежала из заднего коридора и бросилась через редеющую толпу, являя чудеса проворства и ловкости. Грант инстинктивно сделал шаг к ней и заметил, что она оглядывается через плечо. Он проследил за направлением ее взгляда и увидел, как вслед за ней появились из коридора двое мужчин. Мужчины двигались очень быстро, выкрикивая ругательства и размахивая руками.
Драки и даже стрельба были обычным делом в «Синем пони». Большая часть постоянных клиентов вообще не подняли головы от своего джина, а женщина бежала по главному залу, словно за ней гнались демоны из преисподней.
И когда Грант вгляделся в человека, возглавляющего преследование, он понял, что по крайней мере одного из этих людей можно без преувеличения назвать демоном. Это был Каллен Лири.
При виде рослого и тучного головореза, прокладывающего себе дорогу через просторный зал, точно некое чудовище из кошмарного сна, Грант похолодел.
В последний раз Грант видел его почти год тому назад, в ту темную, страшную ночь, и с тех пор старался забыть эту ночь со всеми ее подробностями. Лицо Лири преследовало его в снах наравне с прочими картинами, от которых все внутри переворачивалось.
А теперь вот он гонится за женщиной с явным намерением убить ее – намерение это прочерчено на его лице так же ясно, как его шрам. Грант не стал раздумывать. Последующие свои шаги он не планировал. Он просто заступил женщине дорогу, так что она ударилась в его грудь. Ее взгляд упал на него, синий, как море… и странно знакомый, хотя Грант был уверен, что никогда раньше не встречал эту женщину с огненными волосами. Она опустила голову, уклоняясь от его взгляда.
– Ах, сэр! Прошу вас, вы должны мне помочь! Вы поможете мне спастись от этих головорезов, сэр?
Теперь Грант понял, что никогда не был с ней знаком. Он не мог бы не запомнить это вульгарное произношение и хриплые нотки в голосе. Голос этот словно свернулся у него в груди давящим кольцом.
– Прошу вас, уведите меня отсюда!
При обычных условиях Грант решил бы, что ее просьба – это хитрая уловка, имеющая целью разлучить его с бумажником. Он видел, как этим приемом пользуются уличные женщины. Сначала они притворяются, что им грозит опасность, а потом используют своих спасителей. Но поскольку за женщиной гнался Лири, в глазах которого было смертоубийственное выражение, Грант готов был поверить, что ей действительно грозит опасность.
– Я помогу вам, мисс, – сказал он и толкнул ее себе за спину.
Она с удивительной силой схватила его за локоть и потащила.
– Пойдемте! Мы спасемся, если побежим!
Грант улыбнулся, схватил ближайший стул и поставил его перед собой. Разумеется, бежать он не собирался. Во всяком случае, не сегодня. Он встретился глазами с глазами Лири и увидел, как холодная угрожающая усмешка искривила его губы со шрамом.
– Хочешь сразиться с женщиной, трус? – рявкнул Грант. – А не хочешь встретиться с тем, кто не слабее тебя?

Глава 6

Онемев от ужаса, Эмили смотрела, как Грант поднял над головой тяжелый стул и опустил его на плечи Каллена Лири. Дерево треснуло, ударившись о крупное тело громилы, но в ответ, тот только крякнул. На лице Лири не отразилось никакой боли.
Но Гранта это не отпугнуло. Он откинулся назад и нанес Лири мощный короткий удар в челюсть. К удивлению Эмили, этот удар действительно отбросил Лири назад и вызвал приветственные возгласы у толпы, которая оторвалась от карт и наблюдала, как прославленный боксер дерется с человеком, который казался джентльменом с ног до головы.
О чем только думает Грант? Лири – животное, чудовище; он убил двух человек на ринге и кто знает, скольких еще. Грант не мог не знать об этом, ведь он был завсегдатаем притонов вроде «Синего пони», пусть ему и неизвестно, что Лири замешан еще и в политических интригах. Или Грант действительно ищет смерти?
Похоже на то. Грант нанес второй удар. На этот раз Лири занял боксерскую стойку, низко присел, раскачиваясь и подпрыгивая. Он уклонился от удара Гранта и сам нанес удар. Грант нагнулся умело, как тренированный борец, но все же костяшки Лири задели его по ребрам, и Грант отлетел назад, к Эмили.
Это ее шанс. Она должна увести Гранта отсюда прежде, чем его убьют. Прежде, чем Лири вспомнит, что его настоящая цель – она, Эмили. Если он ее схватит, вся маскировка слетит прочь, и больше в этом мире ей не о чем будет беспокоиться.
– Прошу вас, сэр, пожалуйста! Не то будет поздно! – Она помогла Гранту встать и потащила его к дверям.
Грант немного помешкал. Казалось, ему хочется докончить драку, как бы ни были неравны силы. Но потом Грант схватил ее за руку и побежал, обернувшись только чтобы бросить взгляд назад. Толпа тут же повела себя омерзительно – пьяные мужчины и женщины улюлюкали и бросали бутылки в убегающих людей.
Холодный воздух ударил Эмили по лицу, сжал и без того уже измученные легкие. Дышать становилось все труднее. В боку заныло от раны, полученной полгода назад. Это жестко напомнило ей о том, как она испугана. Она вздрогнула, вспомнив, какой страх охватил ее там, в коридоре.
– Пошли, – сказал Грант, не выпуская ее руки и увлекая Эмили по разбитому тротуару.
Она крепко прижалась к нему, ощутив на мгновение спокойствие от его присутствия и слегка потирая через одежду свой шрам.
Спокойствие? Нет. Здесь она была защитником. Отбросив мысли о покое, она посмотрела на Гранта. Кажется, что случившееся не произвело на него особого впечатления. Он направлялся в проулок, где его ждала карета.
Раз уж он ее спас, нужно воспользоваться прекрасным поводом и узнать, что ему грозит. Значит, нужно и дальше играть свою роль. А размалеванная ночная бабочка должна быть потрясена тем, что предстало перед ней.
– Бог ты мой! – сказала она, присвистнув. – Вы что, украли эту колымагу?
Грант сжал губы, отворил дверцу и удивил свою спутницу, втолкнув ее в карету. Зачем он взял ее с собой?
– Нет, – ответил он. – Я ее не украл.
– Значит, эти гербы на боку – ваши? – спросила она, а он закрыл дверцу и постучал кучеру, чтобы тот трогал.
Их окутала темнота, и Эмили облегченно вздохнула. Теперь он ее не узнает. К счастью, у нее есть несколько секунд, она успеет обдумать, что делать дальше.
– Да, мои.
– А что делает здесь, в Ньюгейте, богач вроде вас, да еще с титулом? Вы что, не знаете, что «Синий пони» – опасное место?
Она подалась вперед, надеясь получить ответ. Иногда мужчины откровенничают с дамочками вроде тех, какую она изображает. Если она сможет заглянуть в дела Гранта хотя бы чуть-чуть, это будет почти равноценно тому, что она увидела бы, как он теряет власть над собой в игорном доме.
Почти.
– Вы задаете много вопросов, – пробормотал он, и Эмили услышала, как он что-то ищет в своем плаще.
Вдруг чиркнул кремень, и Грант зажег сигару. На мгновение пламя ярко вспыхнуло, и Эмили увидела на его лице загнанное выражение. Это зрелище как бы обвилось вокруг ее сердца и сжало его так, что вся грудь заболела. Как ей хотелось бы понять, что означает это выражение страдания! Чтобы согнать с его лица эту маску. Она прекрасно понимала, что его страдание не имеет никакого отношения к ее делу.
– У меня тоже есть к вам вопрос, мисс, – продолжал он, попыхивая сигарой.
Она насторожилась:
– Не люблю вопросов.
– Я тоже. Как вас зовут?
Страх охватил Эмили, но она отогнала его. Ей случалось попадать и в худшие положения. Спокойствие – лучшая защита.
– Таким, как я, лучше обходиться без имени. А вас как зовут, милорд?
– Можете называть меня Грантом, – спокойно ответил он. – Куда вас отвезти?
Она замешкалась. Значит, он взял ее с собой не для того, чтобы купить на ночь. Просто он все еще продолжал спасать ее. Эмили нахмурилась. Вряд ли уместно будет попросить его отвезти домой, на Сент-Джеймс-стрит. И вряд будет благоразумно попросить высадить ее в той части Лондона, где они находятся сейчас. Она ведь одета как женщина легкого поведения, а значит, никак не может позвать своего кучера.
Но есть у нее одно укромное местечко. Дом, который купили она и ее, подруги, чтобы было где скрыться при случае. Об этом скромном жилище представителя среднего класса никто не знает, кроме них. Официально этот дом не имеет к ней никакого отношения, так что если Грант и станет наводить справки, никакой связи между ней и этим домом он не установит.
Она быстро сказала, куда ехать. Он велел кучеру остановиться и передал ему слова Эмили.
Когда карета снова тронулась, Эмили ощутила на себе взгляд Гранта, хотя едва различала своего спутника в темноте.
– Почему эти люди гнались за вами? – тихо спросил он.
Сердце ее подпрыгнуло от страха и волнения. Теперь, когда физически ей больше ничто не грозило, она могла по-настоящему обдумать все, что видела. А видела она, как под бдительным надзором Каллена Лири делают фальшивого принца. Господи, к чему это может привести! Последствия не укладывались в голове. Вот это действительно дело, именно такое, о каком она просила в последнее время.
И именно она, Эмили, займется этим делом. Как бы ни пугали ее перспективы, после сегодняшней попытки Лири расправиться с ней, желание открыть правду о происходящем стало гораздо сильнее.
– Мисс? – Голос Гранта прозвучал резко.
Она отогнала эти мысли. Он не мог ничего знать о том, что она видела. Пока она здесь, ее долг по-прежнему охранять его.
Она пожала плечами:
– Если вы часто проводите время в «Пони», то должны знать, что там бывает.
– Вы поступили глупо, если украли что-то у Лири, – сказал он, стряхивая пепел с сигары. – Он ведь явно гнался за вами.
– Ничего я у него не украла, – возразила она и тут же пожалела о сказанном. Если бы она просто согласилась – да, я что-то взяла у этого мерзавца, – Грант, наверное, принял бы это объяснение. Но ей не хотелось, чтобы он думал о ней как о воровке, пусть даже эти мысли относились к той женщине, которую она изображала, а не лично к ней.
– Вы ведете опасный образ жизни, мисс. – Карета замедляла ход. – Вам следовало бы подумать о другом занятии, иначе вы плохо кончите.
Она нахмурилась. Не ему говорить об осторожности и осмотрительности.
– А я думаю, сэр, что опасно налетать со стулом на такого, как Лири. Особенно если у вас есть возможность убежать, не вступая в драку.
– Возможно, – согласился он и открыл дверцу. Эмили хотела выйти, но он оказался проворней. Он спрыгнул не землю и повернулся, чтобы помочь ей.
Она насторожилась, опустила голову так, что рыжие волосы парика упали ей на лицо и закрыли его. Они оказались совсем рядом, и она испугалась, что Грант узнает ее.
– Спасибо, что отвезли меня домой, – сказала она, высвобождая руку. От его прикосновения опасная ситуация стала еще опаснее.
Он посмотрел на дом и удивился. Эмили едва удержалась, чтобы не выругаться. Каждому ясно, что в таком квартале могут жить только представители среднего класса, а это совершенно не подходило для той роли, которую она играла. Ну что же, может, ее героиня предпочла поселиться в таком вот квартале.
– Всего вам хорошего, милорд, – договорила она и торопливо пошла к дому.
Она открыла дверь и вошла, слыша за собой шаги Гранен. Не успела Эмили захлопнуть дверь, как он уже стоял в дверях и оглядывал простую, но аккуратную обстановку.
– Вы живете одна? – спросил он.
В груди стало тесно, но Эмили зажгла одну из маленьких ламп, висевших на стене рядом с дверью. Оставалось только надеяться, что Грант не воспользуется этой лампой, чтобы разглядеть истину.
– А то как же. – Возможно, вульгарная речь отпугнет его прежде, чем придется зажечь много ламп и позволить ему как следует рассмотреть себя. – Леди может хорошо зарабатывать, лежа в кровати. Понятно, да? И может с умом вкладывать деньги. А теперь прощения просим.
– Огонь не разведен, – продолжал он, входя вслед за ней в гостиную. – Вы не собирались сегодня ночевать дома?
Эмили подбоченилась и склонила голову набок:
– Нет, сэр, честно говоря, не собиралась. По большей части я нахожу себе на ночь любовника.
– Хм… – Он подошел ближе, и ее окутал его запах. И его тепло, казавшееся еще более притягательным после холодной ночи, посреди почти такой же холодной гостиной. – Что-то в вас не так… Что-то… Кто вы такая?
Она попятилась к лестнице. На двери ее спальни есть замок. Если Грант не уйдет, она сможет там запереться.
– Я вам уже сказала – для женщины в моем положении лучше не иметь имени. – Она поставила ногу на первую ступеньку, а потом убрала ее. – Я вас в дом не приглашала.
– Да, но вы очень торопились ко мне, верно? – не отставал он, и даже при тусклом свете единственной лампы Эмили увидела, как его темные глаза окинули ее с ног до головы. Окинули с подозрением. И с… интересом. Сердце у нее екнуло.
Неужели она ошиблась, сидя в карете? Неужели он решил потребовать плату за свою помощь? Неужели она вызвала в нем желание?
И почему она чувствует при этом ревность? Ревность к самой себе… это ведь бессмысленно. В каком бы смятении она ни была, когда обратилась за помощью, ей не хотелось вызвать у Гранта желание – ни в роли Эмили, ни в роли женщины в парике… Эти чувства, которые возникают у нее, когда она остается с ним наедине, только мешают расследованию.
– Вы подбежали прямо ко мне, и хотя мы никогда не встречались до того, попросили помочь спастись от Лири и его товарищей, – продолжал Грант. – Женщина вашей профессии должна знать, что это опасно. А вы позволили мне не только вывести вас из «Синего пони», но даже сели в мою карету и велели отвезти вас сюда. В дом, в котором не может жить женщина легкого поведения. То, что я вижу, не соответствует тому, что вы мне рассказываете. В общем, мне хотелось бы знать, что происходит на самом деле?
С каждым его резким словом она поднималась по лестнице все выше и выше, а он шел за ней при тусклом свете, внимательно вглядываясь в ее лицо. Эмили потрясло, с какой быстротой он делает выводы. Его расспросы были быстрыми, точными, холодными, хотя в них и слышалось что-то вроде обвинения.
Много раз за эти годы она сама проводила подобные допросы. Чтобы научиться этому, потребовались долгие месяцы тренировки.
– Да ничего не происходит, сэр, просто вы пугаете меня. Уйдите, пожалуйста! – Она попятилась по коридору, потом схватилась за ручку двери, ведущей в спальню, повернула эту ручку, вбежала в комнату и хотела захлопнуть дверь, но Грант оказался проворнее. Он ухватился за дверь и протиснулся в спальню прежде, чем Эмили успела что-либо сделать, потом захлопнул дверь, запер и положил ключ в карман, откуда его нельзя было достать… пока нельзя.
Сердце у Эмили упало. Теперь спастись от него можно только через окно. Эмили не имела ничего против такого маневра, но вряд ли она успеет высунуть хотя бы одну ногу – он, конечно же, схватит беглянку и втянет обратно в комнату.
Грант молча подошел к камину и зажег свечи. Потом бросил в очаг несколько поленьев и развел огонь, чтобы в комнате стало теплее. И светлее, что куда хуже.
– Вы действительно испуганы, я слышу это по вашему голосу, но боитесь вы не меня, – спокойно произнес он. Грант старался получше разжечь огонь и не поворачивался к ней лицом.
Эмили задохнулась. Неужели он действительно понял, как все обстоит на самом деле? Ощутил, что она все еще в ужасе от случившегося в игорном доме? И почему это так? Ведь она действительно его не боится. Когда она оставалась наедине с Грантом, все тревоги утихали, несмотря на то, что он был гораздо сильнее нее.
Да, конечно, ее многому научили, но она понимала, что в маленькой комнате за запертой дверью она не сумеет справиться с Грантом, если он решит воспользоваться своим физическим превосходством.
И все же никакого волнения она не испытывала, глядя на него. Хотя обычно, попав в ловушку, Эмили чувствовала, как в ней пробуждаются все глубоко запрятанные страхи, с Грантом этого не происходило.
– Вы… понятия не имею, что вам нужно, – прошипела она, стараясь сохранить вульгарную манеру речи. – Ясное дело, я вас боюсь.
Он отвел глаза от огня и посмотрел на нее, недоверчиво выгнув бровь.
– Если бы вы меня боялись, я уверен, что вы бы уже напали на меня. Когда мы сидели в карете, я видел под вашим платьем очертания ножа, который вы прикрепили к ноге. Если вы так испугались, почему же не вытащили его?
Эмили широко раскрыла глаза, а рука ее невольно легла на бедро, чтобы прикрыть нож. Неужели он заметил ее оружие? Господи, ведь в карете было совершенно темно! Единственный раз там стало немного светлее, когда он разжег сигару. Нужно быть очень наблюдательным, чтобы заметить очертания лезвия при мгновенной вспышке.
– Вам здорово повезло, что я его не вытащила, – удалось ей ответить. – А если вы не отдадите мне ключ и не уйдете, я вытащу нож сию же минуту.
Грант медленно выпрямился. В комнате стало светлее, и Эмили заметила в его глазах насмешливый вызов. Заметила перед тем, как отвернуться, чтобы он не узнал ее. Проклятие! Как могла эта ситуация выйти из-под ее контроля?
– Валяйте, – с вызовом бросил он, вытянув руку. – Смелее. Нападайте.
Она попятилась. Конечно, она вовсе не собиралась нападать на него. Она охраняла Гранта, хотя в данный момент мысль о том, чтобы отправить его ко всем чертям, казалась не такой уж плохой. Но он загнал ее в угол, и придется сделать что-то, чтобы отвлечь его от внимательного рассматривания, потребовать ключ и убежать.
– Пожалуйста, уходите, – попросила она, обходя его и намереваясь задуть зажженные им свечи.
Грант схватил ее за плечи и повернул к себе:
– Почему вы боитесь света?
Эмили покачала головой. Выбора у нее не было. Оставалось только одно.
Она обхватила Гранта за шею и, притянув к себе, поцеловала.
Грант рванулся, почувствовав неожиданное прикосновение губ этой таинственной женщины.
Но еще неожиданнее была реакция его тела на этот поцелуй. По всему телу прокатилась волна сильнейшего желания, разбередив его нервы так, как давно уже не бывало. Ее поцелуй был живителен и казался… как-то знакомым. Так же, как знакомой казалась она сама.
Он попятился, чтобы еще раз взглянуть на нее, но она крепко прижалась к его шее и, раскрыв губы, провела языком по очертаниям его рта. Грант тоже раскрыл губы, и поцелуй стал глубже.
У нее был вкус… клубники. Это совсем не подходило женщине, которая зарабатывает свой хлеб на улице и проводит время в самых низкопробных игорных заведениях. Нет, он ни минуты не верил, что имеет дело с женщиной легкого поведения, ее язык сплетался с его языком; то был танец, полный соблазна и обещания.
Хотя она и терлась о него всем телом, как это делала бы женщина легкого поведения, было в этом что-то искреннее. Она не просто задрала юбки, предлагая быстрое соитие, чтобы поскорее избавиться от его присутствия. Ее поцелуи говорили о настоящей страсти, о предвкушаемой ночи наслаждений, которые нельзя купить за деньги.
Сколько времени прошло с тех пор, как прикосновение женщины могло заставить его забыть обо всем том, что неотвязно крутилось в голове? А вот ее прикосновения это сделали. Отогнали прочь боль, воспоминания и оставили одно желание.
Несмотря на мучительную потребность узнать, какими мотивами она руководствуется, ему были приятны это влечение к ней, это наслаждение, эта страсть.
Она еще крепче прижалась к нему, и все мысли и вопросы окончательно вылетели из головы. Ее пышные груди расплющились о его грудь, он обнял ее. Он долго постился. Слишком долго. А соблазн, исходивший от этой безымянной женщины, чье лицо он так и не рассмотрел как следует, был слишком велик.
И Грант сдался. Его руки скользнули по ее спине. Она тихонько вздохнула, и вздох этот растаял в стоне, а он, не прерывая поцелуй, подтолкнул ее к кровати, стоявшей у стены напротив камина. Когда ее бедра коснулись края кровати, она отпрянула.
Грант с трудом различал ее лицо, поскольку в комнате было почти темно. Были видны только очертания и тени, когда вспыхивал огонь. Но он почувствовал, что губы ее крепко сжались, словно теперь она раздумывала, что делать. Кажется, она собирается бежать? Но почему? Она же этого хотела? Почему же теперь колеблется?
При мысли о том, что она может отказать, Гранта охватило сильнейшее отчаяние. Ему нужна была эта ночь.
Чтобы все забыть. Он крепче сжал ее талию и резко привлек к себе. Прижался губами, положил на кровать. Эмили выгнулась, когда Грант всей своей тяжестью опустился на нее. Не нужно бы этого делать… Но как это хорошо! Этот поцелуй… она поцеловала его только для того, чтобы прекратить расспросы. Но потом поцелуй превратился в нечто большее. Во что-то мощное и властное.
И она хочет этого.
Никогда еще она не испытывала такого желания. Отношения с покойным мужем чаще вызывали у нее стыд и возмущение, чем наслаждение. Она стала скорее бояться этого человека, чем желать его. Так что теперь все происходило словно впервые.
В голове все у нее помутилось, как от опиума, который Эмили давали во время болезни и который она старалась не принимать. Но сейчас она не могла отказаться от тех чувств, которые вызывали в ней прикосновения Гранта. Она не могла сжать зубы и запретить себе влечение. Тело ее отзывалось на поцелуи самостоятельно, не обращая внимания на слабеющие возражения разума.
Язык Гранта ворвался в ее рот. Нужно было отвернуться, но она не отвернулась. Она чувствовала, как тело наливается тяжестью от вожделения.
Теперь, когда они лежали на кровати, Грант уже не ограничивался поцелуями. Он положил руку ей на живот, и Эмили вспыхнула от этого интимного прикосновения. Она выгнулась, чтобы снять с себя платье. Обнажить себя перед ним, призвать его не останавливаться. Ей хотелось забыть о своем долге. Забыть, что она в чужом обличье.
Забыть, что он принимает ее за незнакомку.
Эта мысль мгновенно пронзила ее затуманенный мозг, и Эмили похолодела от сознания этой мучительной реальности. Но тут рука Гранта скользнула вверх, он обхватил ладонью ее грудь, и все возражения исчезли без следа. Внезапно он просунул руку за скандально низкий вырез ее платья и высвободил одну грудь.
Холодный воздух комнаты, коснувшийся ее кожи, показался Эмили восхитительным. Но она насторожилась – ведь теперь он увидит, к каким уловкам она прибегла, чтобы сделать свою грудь пышнее. Не заставит ли это Гранта задуматься над тем, что еще фальшивого есть в ее внешности?
Но если он и подумал об этом, то ничего не сказал. Его губы обхватили ее сосок, и Эмили тихонько застонала. Жар, охвативший грудь, пробежал по всему телу. То было давно забытое и вместе с тем – новое ощущение. Ноги у нее дрожали, Эмили сжимала бедра, чтобы облегчить все усиливающуюся боль в сердцевине.
Вдруг она поняла, что руки ее двигаются. Они нащупали пальто Гранта, стянули его с плеч и принялись за надетую под ним куртку. Грант помог ей, расстегнул на себе рубашку и стянул ее через голову.
Его тело, которое производило сильное впечатление, когда он был одет, обнаженным выглядело еще великолепней. Оно, казалось, состояло из одних мускулов. Такие мускулы можно заработать только постоянной упорной тренировкой. Словно загипнотизированная, Эмили положила одну руку ему на грудь, другую – на живот.
– Господи, – простонал он, когда она провела пальцами по его плоти. Плоть была твердой и горячей. Ей хотелось все новых ласк. Ей хотелось всего. И это было нехорошо, очень нехорошо.
А может, не все так плохо?
Грант не знает, кто она. Если быть осторожной, он никогда этого и не узнает. Она проведет эту порочную, греховную ночь, и это никак не повредит делу. Вероятно, даже поможет. Все то напряжение, весь тот жар, который вспыхивал между ними на балах и в светских гостиных, остынут, если Эмили даст своему телу то, чего оно так необъяснимо жаждет. Желания, которые мешают ее работе, будут удовлетворены.
Тоненький голос где-то на задворках сознания шепнул, что все эти рассуждения просто глупы, но Эмили не стала его слушать. Эта ночь будет принадлежать ей. И она никогда об этом не пожалеет.
Отбросив колебания, она снова обняла Гранта, притянула его и позволила себе отдаться наслаждению, а не бороться с ним.
И Грант, словно почувствовав, что она отдается ему, впился губами, вкушая поцелуй, как голодающий. Он приподнял Эмили, стянул с нее платье, и оно упало на пол рядом с кроватью.
Как и у большинства женщин ее профессии, под платьем у нее ничего больше не было. Она была податливая и жаркая. Она обвила ногой его ногу, и он нашарил последнее, что она еще не сняла с себя, – ножны с ножом, которые он заметил еще в карете. Быстрое движение рукой – и оружие с лязгом упало на пол. Грант принялся гладить ее бедро на том месте, где висли ножны, она своими стонами побуждала его продолжать; ее ногти впились ему в спину.
Поцелуй его стал еще более пылким. Никогда еще поцелуи не производили такого впечатления на Гранта. Они были безумны, они опьяняли. Он прижал ее к себе, и тут в голове у него мелькнуло – Эмили Редгрейв!
Грант отпрянул, оторвался от нее. Почему он именно сейчас подумал об Эмили? Нет. Он не станет воображать себе ее, лаская эту женщину. Он провел губами по ее шее, потом ниже; пальцы его гладили грудь, живот. Добравшись до бока, замерли.
Она открыла глаза. Шрам!
В тусклом свете, отбрасываемом камином, она увидела, что Грант смотрит на нее, пытаясь поймать ответный взгляд. Но конечно, он ничего не заметил в ее глазах. Она затаила дыхание. Что он подумал, увидев ребристый шрам, который проходит почти через весь ее правый бок – доказательство ранения, полученного шесть месяцев тому назад?
– Вы пережили много страданий, – тихо сказал он, опустил голову и легко провел по шраму губами.
На глаза Эмили навернулись слезы. Эти слова растрогали ее. Грант понятия не имеет, кто она такая, и уж тем более не имеет понятия о страданиях, пережитых ею. О страданиях физических, вызванных раной, и о страданиях иного рода, не оставляющих шрамов на теле. И никогда он о них не узнает.
– Пусть эта ночь будет состоять только из наслаждений, – пробормотал он, и отведя руку от шрама, просунул ее между ног. Эмили задохнулась, но наслаждение было так велико, что она не могла пошевелиться. И конечно, не могла ни о чем думать.
Он теребил большим пальцем узелок, скрытый в складках ее сокровенного места, а пальцы его скользнули внутрь ее жарких недр. Господи, как хорошо! И Эмили испустила сдавленный вопль. Как хорошо! Но ей хотелось еще большего. Она готова была умолять его, но не стала. Она только приподняла бедра, изгибаясь в такт с движениями его пальцев, пока не достигла высшей точки наслаждения.
Когда он отодвинулся, все в, ней ныло и дрожало, и Эмили недовольно вздохнула. В ответ она услышала, как он усмехнулся. Открыв глаза, Эмили увидела, что он снял с себя панталоны; она напрягала зрение, чтобы рассмотреть его, но мешал тусклый свет. Эмили видела только тени и намеки на движение.
Но вот он подошел к ней во второй раз, и теперь их уже ничто не разделяло. И ничто не могло прийти на помощь здравому смыслу.
Но Эмили уже было все равно. Ей хотелось, чтобы Грант вошел в нее; она не помнила, чтобы когда-то ей хотелось этого с такой силой. Ей хотелось принадлежать ему, хотя бы на одну эту греховную ночь, пусть даже он никогда не узнает, кто она такая.
Она призывала его с уверенностью, от которой его и без того возбужденная плоть воспламенилась еще больше. Он нанес ей первый удар и удивился – ножны у нее были узкими, словно она давно уже была одна, а для женщины ее профессии это казалось странным. Эмили напряглась, лежа, под ним, и, зашипев, впилась ногтями ему в спину.
– Я делаю вам больно? – спросил он, сбитый с толку сопротивлением ее тела. Но она отрицательно покачала головой.
Ему показалось, что он попал в рай. Он мог бы кончить очень быстро, но ему хотелось, чтобы незнакомка тоже испытала наслаждение, кто бы она ни была. Пусть она извивается. Пусть кричит от страсти. Нащупав ее шрам, он понял, что она испытала много страданий, и теперь ему хотелось, чтобы она перенесла наслаждение.
– Я хочу видеть вас, – простонал он, нанося, к их обоюдному удовольствию, все новые и новые удары.
Мерцающий свет, падающий от камина, позволял ему видеть только время от времени ее полные губы и черты лица.
Она напряглась, а потом начала двигаться так, что оказалась сидящей на нем верхом. Теперь камин был у нее за спиной, и Грант вообще не мог разглядеть ее лица. Он видел только очертания буйных волос, рассыпавшихся, по плечам. Только абрис ее стройного тела.
Наконец ее охватила дрожь. Она содрогнулась, задыхаясь. Приближалось освобождение. И она вскрикнула:
– Грант!
Когда Грант услышал свое имя, сорвавшееся с ее уст, он утратил остатки самообладания. Но все же ему удалось выйти из нее вовремя.
Задыхаясь, она рухнула ему на грудь, покрывая его плечи жаркими поцелуями. А его охватило тяжелое ощущение покоя, которого он не знал уже много месяцев; наряду с ним возникла усталость, чувствовать которую Грант не позволял себе так долго, что уже и не помнил, когда в последний раз крепко спал ночью. И когда пелена сна окутала его, он снова вспомнил, что эта таинственная незнакомка назвала его по имени.
И при этом в ее произношении не было ничего вульгарного.

Глава 7

Эмили убедилась, что Грант крепко спит, и долго лежала у него на груди. Было очень приятно ощущать под собой его потное обнаженное тело. Слышать его медленное, ровное дыхание и успокаиваться.
Конечно, это распущенность, но ей не хотелось двигаться. Она никак не могла от него оторваться. Не хотелось расстаться с ним, а потом делать вид, что этой неожиданной безумной ночи вообще не было. Завтра, послезавтра или послепослезавтра она встретится с ним в бальном зале или в гостиной и будет притворяться, что они никогда не целовались. Что он не желал ее в самом примитивном смысле этого слова. Что он не подарил ей сильнейшего освобождения.
Придется скрывать, что ей хочется повторить эту ночь, но уже не играя никакой чужой роли. Чтобы горели свечи, чтобы она видела не только смутные очертания его тела. Она хотела видеть его лицо, когда будет дарить ему наслаждение.
Но этому желанию не суждено исполниться. Это невозможно.
Вздохнув, Эмили осторожно выскользнула из его объятий. Грант что-то пробормотал, протянул руку, чтобы удержать ее. Эмили сунула ему в руки подушку, чтобы он не проснулся. Это, кажется, успокоило его, он перевернулся набок, прижимая подушку к груди.
Ах, как ей хотелось остаться в этой постели!
С трудом удерживаясь от ругательств, она подошла к камину, на котором стояли свечи, которые она задула. Прежде чем зажечь одну из них, она бросила взгляд на Гранта. Ей нужен был свет, чтобы одеться и найти ключ, спрятанный в его одежде… а может, и что-то еще, что помогло бы ей понять, кто может покушаться на его жизнь. Эмили довольно долго пренебрегала своими обязанностями. Теперь нужно сосредоточиться.
Она надела платье и туфельки, потом присела на корточки. Поставив свечу ближе к одежде Гранта, лежавшей кучей на полу, Эмили принялась осматривать его вещи. В карманах она нашла немного блестящих монет, смятый листок бумаги с напоминанием о встрече с братом, но ничего интересного там не оказалось.
Эмили сунула руку во внутренний карман его куртки и нашарила там ключ, но в то же мгновение пальцы ее коснулись чего-то гладкого, круглого, металлического. Она вытащила из кармана и ключ, и этот предмет. Сунув ключ в кармашек своего платья, Эмили поднесла металлический диск к свечке. Это были карманные часы. Она перевернула их, чтобы прочесть, что там выгравировано.
Потом щелкнула замочком и открыла крышку. Внутри вилась надпись: «Гранду Уэстфилду за достойную службу».
Эмили прищурилась. Почему ей кажется такой знакомой эта надпись? Почему сами часы кажутся знакомыми? Она где-то видела точно такие?
Эмили приблизилась к огню и провела пальцами по гравировке. Стоп, что это такое? На металлической поверхности была маленькая защелка. Эмили нажала не нее пальцем, и крышка отъехала в сторону, открыв потайное отделение.
Эмили чуть не уронила часы, так сильно забилось у нее сердце. Она поняла, где видела такие. Как-то пару лет назад Анастасии поручили спроектировать дюжину таких часов для лучших служащих Военного министерства. Такие часы получили только те агенты, которые удостоились высокой награды за свою службу. Часы были изготовлены так, что служили и наградой, и устройством, помогающим в работе. В потайном отделении было место для маленького ключика, для секретного сообщения, для всего, что тайному агенту не хотелось бы обнаруживать в случае обыска.
Неужели Грант украл эти часы? Нет, эти часы, судя по надписи, подарены ему. Она посмотрела на Гранта. Он лежал, повернувшись к ней широкой голой спиной. На правом плече виднелся небольшой шрам. Роскошная мускулатура была результатом тренировок. Он двигался с кошачьей быстротой. Оказавшись перед выбором – бежать или вступить в драку, он набросился на человека, известного своей жестокостью и силой. А потом, в карете и в доме, Эмили поразили расспросы Гранта и его умение делать обобщения.
Она поднялась. Ноги подкашивались, руки дрожали. Итак, все куски сложились в одно целое. Грант Эшбери – тайный агент. Агент Военного министерства, прошедший такое же обучение, как и она сама.
Как же она не поняла этого раньше? Вот почему он ходит в «Синий пони»! Такие заведения – превосходное место для того, чтобы наткнуться на какой-либо заговор, как случилось в прошлый вечер с ней.
Вот почему, когда Каллен Лири надвигался на них, лицо Гранта приняло такое выражение, как будто он знает этого человека не только как известного боксера. Так почему же ей поручили следить за тайным агентом? За человеком, который с легкостью мог защитить себя сам, если бы ему действительно угрожали? За человеком, который знает, что, занимаясь тем, чем он занимается, он постоянно рискует быть раненым или убитым. Если бы за ним действительно следили, это не укрылось бы от него.
А это означает, что все рассказанное о нем – ложь. Неудивительно, что Ана и Мередит держат Эмили в неведении и так сдержанно делятся информацией.
Эмили стало не по себе. Она задула свечу и попятилась.
Грант заговорил с ней на приеме у Уэстфилдов. И предложил ей свою защиту. Тогда ей показалось, что это ирония, но теперь его слова казались почти зловещими. Если Эмили поручили охранять его… возможно ли, что Гранту поручили охранять ее? Знал ли Грант, что она – тайный агент, которому больше никто не доверяет?
Неужели он все это время потешался над ней?
Господи… очень может быть, что он с самого начала знал, кто она такая. Она думала, что ее скрывает костюм, а он, наверное, знал, что ласкает именно ее, Эмили Редгрейв.
Эмили решительно покачала головой. Она должна узнать правду. А узнать ее наверняка можно только в одном месте.
Дрожащей рукой Эмили отперла дверь и выскользнула в коридор. Запирая ее за собой, Эмили посмотрела на эту преграду, разделившую ее и Гранта. Потрясение проходило, сменившись чувством унижения и возмущения. Возмущением в адрес подруг, обманувших ее. Возмущением в адрес Гранта, который, вероятно, знал правду.
Возмущением в свой адрес из-за того, что она оказалась такой слепой.
Эмили повернула ключ. Пусть он проснется и увидит, что ее нет, а дверь заперта. Пусть хорошенько подумает, как выбраться из комнаты. Поделом ему, если он знал правду о ней с самого начала.
Тихонько бранясь, Эмили сунула в карман ключ и часы Гранта и побежала по коридору.
Сегодня же ночью это все разрешится.

– Я сказала, что хочу видеть миссис Тайлер. И немедленно!
Эмили оттолкнула дворецкого и протиснулась в дверь. Тот поправил сбитый набок парик, наспех надетую ливрею и сердито посмотрел на нее. И нельзя было упрекать его за раздражение. Мало того, что Эмили разбудила его среди ночи, она все еще была одета в свой костюм. Поношенное платье измялось. Эмили одевалась в полумраке, без помощи зеркала, и пуговицы были застегнуты кое-как. Прежде чем нанять извозчика, Эмили, выйдя из дома, сняла парик, но волосы были спутаны, и причесала она их при помощи пальцев. Ей даже не хотелось думать, как выглядит ее, покрытое густым гримом, лицо после всего того, что произошло с ней этой ночью.
Ясное дело, вид у нее ужасный. И к тому же расхристанный.
– Леди Эллингтон, сейчас полночь. Мистер и миссис Тайлер давно легли, и вряд ли я могу…
– Что здесь происходит, Майлз?
Эмили обернулась, услышав мужской голос, прервавший их разговор. По лестнице спускался Лукас Тайлер, завязывая пояс на халате. Было видно голую грудь и подозрительно красные губы.
– Леди Эллингтон желает видеть миссис Тайлер, сэр. – И дворецкий издал страдальческий вздох.
– Можете ложиться, Майлз, – сказал Лукас, спустившись в холл и встретившись с сердитым взглядом Эмили. Он окинул ее взглядом с ног до головы, а потом выгнул брови в молчаливом вопросе. – Я сам во всем разберусь.
– Я хочу видеть Ану. – Эмили захлопнула за собой входную дверь и сложила руки на груди. – Сию же минуту.
Лукас склонил голову набок, и его красивое лицо выразило искреннюю озабоченность.
– Что случилось, Эмили? Это…
Не успел он договорить, как сверху послышался голос Аны:
– Что такое, Лукас?
Горячая кровь бросилась Эмили в лицо, когда она услышала страстные нотки в голосе подруги. Никогда еще не слышала она такого голоса у сдержанной Аны. Взглянув еще раз на растрепанного Лукаса, Эмили окончательно поняла, чему она помешала.
Предательское воображение тут же нарисовало горячие руки Гранта, гладящие тело. Его губы, скользящие по грудям. Как он заполнил пустоту в ее теле и причинил такую сладкую боль, о какой она давно уже забыла.
Но Эмили тут же вспомнила о карманных часах, лежавших у нее в кармане, и отогнала воспоминания.
– Я знаю правду, Ана! – крикнула она подруге, стоявшей на верхней площадке лестницы. – Я знаю, что вы все лгали мне.
Ана мгновение колебалась, потом бросилась вниз. На ней была смятая ночная сорочка, волосы спутались совсем как у Лукаса, шея горела, губы распухли… широко раскрытые глаза были полны мучительного выражения.
Эмили улыбнулась, хотя на душе было горько, и ей совсем не хотелось видеть юмористическую сторону этой ситуации. После замужества Ана постепенно превращалась в превосходного агента, но все же кое-что ей не давалось. Она не умела прятать свои чувства, когда дело касалось друзей. Именно поэтому Эмили и пришла к ней, а не к Мередит и Тристану. Мерри умеет сохранять каменное выражение на лице, умеет правдоподобно отрицать очевидное, и расшифровать все это очень трудно.
– Эмили, – начала Ана, бросив взгляд на мужа. Тот сложил руки на груди, и внезапно вся тревога и приветливость, которые он неизменно высказывал Эмили, исчезли. Дружеский тон, которым он разговаривал с ней последние полгода, сменился покровительственным.
– Это вполне может подождать до утра, Эмили, – сказал он голосом, не терпящим возражения. – И мне бы не хотелось, чтобы вы разговаривали с моей женой и таком тоне.
Ана подбежала к мужу и положила руку ему на плечо. Глаза их встретились. Одним этим взглядом они ответили на все вопросы. В этом доме дарили любовь и любовью одаривали.
У Эмили все внутри сжалось. Она никогда не испытывала такого и, судя по всему, никогда не испытает, потому что мучительное прошлое следует за ней по пятам, куда бы она ни пошла. Она никогда не узнает такого понимания и заботы, тепла любви и полного доверия, которые связывают ее самых близких подруг и их молодых мужей. До недавнего времени Эмили этому не завидовала. Но теперь это обожгло ее, точно удар хлыста.
– Милый, все в порядке. – И Ана запечатлела быстрый, но чувственный поцелуй на поросшей щетиной щеке мужа. – Эмили очень расстроена, и я с удовольствием поговорю с ней о том, что я, по ее мнению, натворила.
Лукас качнул головой:
– Ана…
Она пожала плечами:
– Я понимаю. Иди спать. Я вернусь, как только мы поговорим здесь.
Он бросил на Эмили еще один мрачный взгляд, и спина у нее оцепенела. Отчасти ее разозлил недовольный взгляд, который бросил на нее Лукас. Ведь это ее предали и обманули. Отчасти она позавидовала Ане. У ее подруги теперь есть человек, который будет бороться до последнего, чтобы оградить ее от любых неприятностей, даже от самых маленьких.
У Эмили такого защитника нет.
Хотя она не могла не вспомнить, как в этот вечер Грант поднял над головой стул, чтобы остановить Каллена Лири, гнавшегося за ней.
– Пойдем в гостиную. В вестибюле сквозняк.
И Ана двинулась в гостиную, Эмили за ней. В гостиной Эмили подошла к окну и посмотрела на улицу, а ее подруга бросила в почти догоревший огонь полено и зажгла лампы.
– Прошу прощения за вторжение. Время действительно неподходящее, – сказала Эмили, резко поворачиваясь и замечая, что Ана отчаянно покраснела. – Но мне было трудно придерживаться приличий, узнав, что меня опутали ложью и унизили. И сделали это ты, Мередит и Чарли. Это меня злит еще больше. И от этого мне еще больнее.
Ана села и устремила на подругу спокойный взгляд. Очевидно, в последнее время она училась посылать такие взгляды.
– Я действительно не понимаю тебя, Эмили. Что мы такого сделали?
Эмили выхватила из кармана часы Гранта, прошла по комнате и бросила их на колени Аны. Карие глаза подруги сверкнули, а потом широко раскрылись при виде часов, конструкцию которых она сама спроектировала пару лет назад. Ана вздрогнула, словно часы могли обжечь ее.
Эмили прекрасно понимала, что чувствует Анастасия.
– Это часы, Эмили.
Эмили покачала головой и рассмеялась так, как леди смеяться не пристало.
– О да. Это часы. Часы, которые ты спроектировала. Часы, которыми награждают только самых достойных – тайных агентов его величества. Полагаю, что у твоего мужа тоже есть такие.
– А это часы моего мужа? – как ни в чем не бывало спросила Ана. Она уже взяла себя в руки, и теперь лицо у нее было кроткое, а голос – ласковый.
– Нет. – Эмили хотелось закричать, но ей удалось справиться с собой. Почти удалось. – Я нашла их сегодня ночью в кармане Гранта Эшбери.
Ана схватила часы и встала.
– Ты залезла в карман Гранта Эшбери?
Эмили похолодела. Она не подумала, что придется отвечать, как она нашла часы. Эмили, разумеется, не собиралась объяснять Ане, каким образом она обнаружила их в груде одежды Гранта после того, как они предавались любовным ласкам.
– Ты хочешь переменить тему разговора. Как я их нашла – не имеет значения. – Она сложила руки. – Эти часы доказывают то, что ты и без того знаешь. Грант – тайный агент.
Ана через силу сглотнула.
– Эмили…
Просительные нотки в ее голосе дали Эмили ответ, который она искала. Казалось, из-под ног уходит последняя опора. И Эмили растерялась. Она не может больше доверять даже самым близким друзьям. И все, что она знала о Гранте, тоже оказалось совсем не соответствующим действительности.
– Как вы могли это сделать? – прошептала она, с отвращением отметив, что голос ее слегка надломился. И что слезы обожгли глаза. – Как вы могли лгать мне, зная, насколько для меня важно обрести веру в себя?
Ана протянула Эмили проклятые часы. Эмили отпрянула, когда подруга попыталась прикоснуться к ней.
– Ах, Эмили. Тебе так хотелось вернуться к работе, – тихо сказала Анна. – Мы не были уверены, что ты к этому готова. Ты стала другой после того, как на тебя напали, хотя и не хотела в этом признаваться. Мы боялись, что ты со своей неземной энергией поставишь себя и опасное положение. И наделаешь ошибок в слепых попытках доказать, что снова можешь работать.
Эмили закрыла глаза. Как ни хотелось ей возразить, но друзья были не так уж далеки от истины. Сегодняшняя ночь доказала это со всей очевидностью. Панический страх, охвативший Эмили, когда Лири чуть было не поймал ее, мог стоить секрета, который она открыла, или даже жизни.
– Полагаю, что Грант тоже знает правду. И что всю эту неделю он смеялся над моей непригодностью к работе. – Прошептала Эмили.
Почему для нее так важно, что думает о ней Грант? Но важно.
– Нет! – Ана шагнула вперед, и на этот раз Эмили позволила подруге коснуться ее руки. – Клянусь, Грант ничего не знает о том, кто ты такая. Что-то… что-то случилось с ним год назад. Мы с Мерри не знаем, что именно, а Чарли не говорит. Но Грант почти в таком же положении, что и ты. Он повел себя опрометчиво. Попал в опасное положение. Его начальники решили, что если он будет какое-то время следить за тобой, то это даст ему возможность успокоиться и оправиться.
У Эмили точно гора с плеч свалилась. Значит, Грант не знает. В этом непродуманном плане он был такой же пешкой, как и она. Он не принимал участия в ее унижении.
И ласки его были непритворны.
А ведь Эмили не открыла ему, кто она такая на самом деле, даже узнав, что он – тайный агент, насмешливо упрекнул ее тоненький голосок. Но Эмили отмахнулась от этого голоска.
– Я прошу прощения, – продолжала Анастасия, сжимая плечо Эмили. – Мы сделали это не со зла, не из дурных побуждений и не ради забавы. Мы действительно хотели защитить тебя.
Эмили высвободилась.
– Не нужно мне, чтобы меня защищали! Шесть месяцев назад вы не посмели бы это сделать. Шесть месяцев назад я защищала вас от вас самих.
Ана сложила на груди руки, и возмущенная вспышка блеснула в ее обычно спокойных глазах:
– Да. Но это было шесть месяцев тому назад. Тебя еще не ранили. Я еще не начала активно работать. Я сомневалась в себе, но сейчас дело не в этом, а в том, что тебе следует в себе сомневаться, дорогая моя. Тебе следует понять свое несовершенство, иначе тебя ждут ужасные несчастья. – Голос ее смягчился, в глазах блеснули слезы. – Эмили, я не хочу, чтобы твое имя прибавилось к безымянному списку погибших агентов Военного министерства.
Эмили не знала, что и думать. Теперь, когда она излила свою ярость и возмущение, она достаточно успокоилась, чтобы действительно услышать мольбы Анастасии. И Эмили поняла их, хотя ей казалось нестерпимым, что друзья могут быть правы. Придется доказать, что они не правы.
И теперь, когда Эмили узнала о двойнике принца, она, возможно, и сумеет это сделать. Много лет она зависела от поддержки своих сотрудников. Зависела от них в поисках, в содействии. Когда она не могла сама добыть какие-то подробности, она обращалась к Чарли.
На этот раз все это невозможно. Если Эмили расскажет, что она видела, они тут же отодвинут ее от этого дела, перечислив все свои тревоги по поводу ее состояния. Возможно, она никогда уже не сумеет справиться со своими страхами и вернуть доверие друзей. Или веру в саму себя. Если она хочет этого, то должна сделать все сама… если только не найдет себе подходящего помощника. Такого, которому тоже требуется что-то доказать самому себе.
– Что ты собираешься делать, Эмили? – испытующе спросила Анастасия. – Раз уж ты узнала о нашем обмане.
Эмили с трудом сглотнула. Она могла сделать только одно.
– Ну прежде всего я собираюсь прощупать лорда Уэстфилда. – Она скрестила руки на груди и коварно улыбнулась. – Если он хочет следить за мной, ему придется заработать право на это.
Анастасия покачала головой:
– Эмили…
Но та отмахнулась от возражений подруги.
– Прости, что прерываю тебя, Ана. Теперь, когда я узнала правду, я пойду своим путем. – И она вышла из гостиной и направилась в холл.
– Нет, Эм, наш разговор не окончен! – воскликнула Анастасия.
Эмили не обратила внимания на призывы подруги и вышла на улицу, где ее ждал наемный экипаж. Тот самый, который она, щедро заплатив извозчику, наняла, чтобы тот отвез ее в «Синий пони» и дожидался в укромном месте неподалеку.
– Иди и целуйся со своим мужем! – крикнула она, обернувшись, а потом села в экипаж. Захлопнув за собой дверь, Эмили пробормотала: – Мои планы тебя не касаются.
Да, Гранту Эшбери придется доказать, какой он агент. И если он пройдет через уготованное ему испытание, тогда и только тогда она скажет ему правду и предложит шанс восстановить себя в глазах начальства, оказав ей помощь в расследовании дела с двойником принца.
Потому что это дело может оказаться самым важным из всех, которые она расследовала. Но Эмили сомневалась, что сумеет сделать это в одиночку.
Когда карета свернула за угол, насмешливый внутренний голосок напомнил, что после этой ночи она тоже не очень-то склонна выпустить Гранта из рук. Хотя долго держать его при себе ей не суждено.

Глава 8

– А потом она ушла? И заперла тебя в спальне? – От смеха голос у Бена стал хриплым, и Грант спиной почувствовал веселый взгляд брата.
Грант стиснул зубы, потому что не видел ничего смешного в этой ситуации. О таких вещах он обычно никому не рассказывал, даже брату, но после того, как он проснулся в спальне, в которой провел, быть может, самую впечатляющую любовную ночь за тридцать один год, он просто должен был кому-то рассказать об этом. А Бену Грант доверял больше, чем кому бы то ни было.
– Вот именно, – проворчал он, сжимая и разжимая кулаки, глядя в пляшущее пламя.
– Извини. – Бен даже не пытался скрыть насмешливость, звучащую в его голосе. – Но я думаю, что в жизни не слыхал ничего забавней. Как же ты мог, мой старший брат, такой сильный, так превосходно умеющий владеть собой, один из лучших тайных агентов в королевстве, настолько увлечься ночной бабочкой, которая даже не сказала тебе, как ее зовут? И как ты мог после этого уснуть так крепко, что не услышал, как она ушла?
Грант медленно повернулся. Вероятно, его чувства отразились на лице, потому что Бен внезапно перестал смеяться. Бен встал – до этого он лежал, растянувшись, на диванчике, – и воззрился на брата:
– Господи, на тебя это и в самом деле произвело впечатление, да, Грант?
Грант хмуро посмотрел на брата, недовольный тем, что чуть было не признался ему со всей откровенностью. Недовольный тем, что испытывает потребность исповедаться брату, что нуждается в его совете. Раньше ему никогда этого не требовалось, хотя Бен всегда был более чем готов давать советы, которых у него не просят.
Но теперь… все изменилось. Грант начал понимать, что прошел уже год, как все изменилось. Вчерашняя ночь хлестнула его этим фактом по лицу.
– Ты спрашиваешь, почему я уснул. – Он откашлялся. – Нет, эта женщина не давала мне снотворного. Она не привела меня в бессознательное состояние. Мне даже отчасти хотелось, чтобы она это сделала. Я предпочитаю любые, даже неприятные ответы, лишь бы они были честными.
Бен наклонился вперед.
– Ив чем же состоит эта честность?
– Никогда в жизни я не чувствовал того, что чувствовал в постели с этой женщиной. И впервые после того, как… – Он осекся.
– После того как умерла Давина, – тихонько договорил за него брат.
Грант поморщился:
– Да. Впервые после того как умерла Давина, мне было… легко. Спокойно. И я уснул. Наверное, так хорошо я не спал много лет. И все только из-за того, что ко мне прикоснулась эта потаскушка. – Он помотал головой. – Неудивительно, что Военное министерство карает меня, Бен. Я стал посмешищем.
– Нет! – Вся веселость слетела с Бена. – Не смей так говорить! Ты лучший тайный агент в этой стране. Если ты изменился после смерти человека, который был тебе дорог, в этом нет ничего неожиданного. Никто тебя в этом не упрекает.
– Я сам себя упрекаю. Я не смог бы пройти через это еще раз. Любовь не стоит тех страданий, которые испытываешь, утратив ее… – И Грант снова потряс головой, отгоняя воспоминания. – Эта потаскушка украла у меня часы.
Бен застыл.
– Те, которыми тебя наградило Военное министерство?
– Конечно, она решила, что это просто безделушка, которую можно продать.
Подумав так, он скривился. Почему-то ему не хотелось думать об этой таинственной женщине как о мелкой воровке. И не хотелось верить, что их свидание оставило ее настолько равнодушной, что она очистила его карманы. Но конечно, и то и другое вполне вероятно. Она – уличная женщина и вела себя соответственно, ища своей выгоды.
– И что ты будешь делать? – тихо спросил Бен. Грант смутился, потому что жаркий румянец залил его лицо.
– Я уже начал расследовать, кто она такая.
Брат удивленно поднял брови:
– Она и в самом деле произвела на тебя впечатление.
– Я же сказал – наше свидание оказалось неожиданно… волнующим, – резко проговорил Грант – гораздо резче, чем ему того хотелось. Он глубоко втянул в себя воздух, чтобы успокоить смятенные чувства. – Но я хочу вернуть свои часы.
– А что насчет леди Эллингтон? – не отставал брат, снова садясь на свое место.
– А что насчет нее? – спросил Грант, отворачиваясь от пристального взгляда Бена.
Он многое мог бы рассказать брату о таких вещах, которые не доверил бы никому другому. Но Грант не собирался рассказывать ему, что ночью, которую он провел с таинственной воровкой, он снова и снова представлял себе Эмили. Что он представлял себе ее даже тогда, когда вспоминал, как губы той, другой женщины, прикасались к его губам. Как ее тело корчилось под ним, когда они отдались мгновенно вспыхнувшему мощному желанию.
– Ты будешь разыскивать эту незнакомку и по-прежнему будешь охранять леди Эллингтон?
Грант подошел к окну и устремил взгляд на освещенный холодным солнцем сад.
– Конечно. Охранять ее – мой долг, и я дал клятву выполнить его. Я знаю, что Эмили поехала в ту ночь в игорный притон. Я знаю, что ее карета отъехала от «Синего пони». Я просто не смог найти ее. И поскольку мне известно из сообщений осведомителей, что эта леди прекрасно выглядела, отдавая визиты сегодня утром, я знаю, что с ней ничего не случилось прошлой ночью, какие бы приключения ни ждали ее в «Синем пони». – Грант не сказал, что это очень обрадовало его после всех неудач. – Я удвою свои попытки раскрыть ее тайны, свободное время буду проводить, выясняя, кто та женщина, которая украла мои часы.
– Если леди Эллингтон могла так легко проскользнуть сквозь твои пальцы, будучи в притоне, где она должна была сильно выделяться, – начал Бен таким серьезным тоном, что Грант посмотрел на него, – как же ты собираешься разобраться в ее тайнах? Судя по всему, ее сиятельство умеет прятать концы.
Грант напрягся. Этого он тоже боялся. Он уже понял, что Эмили умеет хранить в секрете свои тайны и чувства. Никто не может проникнуть глубже того, что открыто поверхностному взгляду, если она сама того не захочет.
Что нужно сделать, чтобы тебя пригласили в ее тайники?
– Я не стану принимать ее отказы и увертки. Я просто нажму сильнее, – тихо сказал Грант, пытаясь отогнать все приятные картины, которые вызвало в его воображении это заявление.
Брат озабоченно скривился:
– Грант, ты меня беспокоишь. В этой мысли есть что-то нехорошее, я печенкой это чувствую. У тебя опять в глазах это выражение.
Грант посмотрел брату в глаза.
– Какое еще выражение?
– То, которое было у тебя после смерти Давины.
Грант снова напрягся. В памяти мелькнули безжизненные глаза Давины. Вернее, это были не совсем ее глаза. Они были синие, как у Эмили Редгрейв. Грант постарался отогнать неуместное видение.
– Это разные вещи, – проворчал он.
Бен встал.
– Грант…
Но Грант прошагал мимо брата и вышел из комнаты.
– Это совершенно разные вещи, черт побери. Но если Грант прав, почему его не оставляет впечатление, что все это с ним уже было?

В пятый раз за те десять минут, которые прошли со времени ее приезда на званый вечер к леди Ингремшир, Эмили посмотрела на дверь. Имя Гранта стояло в списке гостей, Эмили это знала, но его все еще не было.
Она почувствовала, что его здесь нет, едва вошла в гостиную, ей не стало труднее дышать, как бывало в его присутствии. Ее сердце не затрепетало, давая знать, что он здесь.
И быстрый осмотр гостиной подтвердил, что тело ее не обмануло. Так что теперь она чувствовала только пустое беспокойство.
Сегодня впервые с тех пор, как она выбралась из его жарких объятий, ей представится возможность увидеть Гранта. Первая возможность проверить свои чувства после того, как она обнаружила, что он – тайный агент. Эмили опасалась – и опасалась больше, чем всегда, – что не сумеет держать себя в руках. Что никакие тренировки и практика не помогут ей удержаться и не высказать ему все одним голодным взглядом. Он увидит ее непреодолимое желание снова прикоснуться к нему, ее возмущение личинами, под которыми они оба действуют, ужас перед тем, что она потерпела фиаско в качестве тайного агента и никогда уже не сможет вернуться к работе…
Она не хотела, чтобы он узнал хоть малую толику всего этого. Кое-что Эмили собиралась открыть ему в конце концов… но страх она хотела сохранить в тайне навсегда. Никто никогда не узнает о ее фиаско.
Спокойно. Она втянула в себя воздух и медленно выдохнула.
Нужно сохранять спокойствие. Сделав еще несколько вздохов, она снова окинула глазами комнату. Но на этот раз обнаружила кое-что – точнее, кое-кого, представляющего интерес. То были Мередит и Тристан. Эмили вздрогнула. Конечно, они должны были прийти сюда сегодня. Они уезжали на задание на север завтра во второй половине дня, и Эмили весь день уклонялась от просьб своих друзей повидаться с ними. Она не хотела больше такой стычки, которая произошла между нею и Аной.
С Мередит все было бы хуже. Она гораздо проницательнее. Откровеннее. Любой разговор между ними теперь неизбежно кончился бы ссорой, а сейчас Эмили была к этому не готова. И без того она пребывала в смятении и не могла рисковать – вдруг Мередит поймет, что на самом деле произошло.
Мередит приподнялась на цыпочки и старательно пошарила по комнате своим темными глазами. Эмили вздрогнула. Подруга ищет ее.
Эмили спряталась за большой группой мужчин и выглянула только чтобы узнать, заметила ли ее Мередит, но та все еще методично осматривала собравшихся.
– Будь ты неладна, – пробормотала Эмили и отвернулась, ища места, откуда ее не будет видно.
Она рванулась прочь и врезалась во что-то теплое и крепкое. Сильные руки ухватили ее за плечи и не дали упасть. Она уставилась на мужскую грудь, оказавшуюся совсем рядом. Сердце, сильно билось, все внутри трепетало. Ей не нужно было поднимать глаза, чтобы узнать, кто ее держит.
Но Эмили подняла глаза.
Выше, выше, минуя широкую грудь, мускулистые плечи, сильный подбородок, полные губы, которые, как она знала по собственному опыту, имели вкус бренди и греховного соблазна. Потом Эмили встретилась с Грантом глазами. Глаза эти были такими глубокими, что казались не карими, а почти черными.
Ночью ей не удалось увидеть его глаза. Были ли они такими же темными, когда он ласкал ее? Расширились ли они, когда он испытывал наслаждение? Сузились ли, когда настало удовлетворение?
Как ей хотелось это знать!
Она раскрыла внезапно пересохшие губы и попыталась заговорить, но ей удалось только тихонько пискнуть. А она-то надеялась произнести вежливое приветствие.
Эмили еще нетвердо стояла на ногах, но Грант уже отвел свои руки, словно прикосновение к ней обожгло его. В этих темных глазах, таких непроницаемых, вспыхнул огонь и что-то еще. Почти что сожаление.
Неужели он все-таки знает правду? Неужели Анастасия солгала, сказав, что Грант не знает об их обмане?
Нет. Эмили склонила голову набок и вгляделась внимательней. Нет, в его глазах она прочла не узнавание. Что-то иное придавало ему такой отчужденный вид. Такой отстраненный.
Эмили хотелось, чтобы он вернулся. Хотелось, чтобы он был рядом с ней, как тогда, ночью. Это желание было таким всепоглощающим, что уничтожило ее твердое намерение утвердить себя, намерение заняться новым преступлением, на которое она наткнулась в «Синем пони». Ей нужен Грант. Больше того, ей нужно снова почувствовать то, что она чувствовала в его объятиях прошлой, ночью.
Покой. Силу. Эмили ожила – наверное, впервые с тех пор, как на нее было совершено нападение. И если быть совсем честной, наверное, вообще впервые в жизни.
Ей нужно все это, хотя бы ненадолго. И в этот миг Эмили поняла, что все это у нее будет… и Грант будет принадлежать ей.
Выражение сверкающих глаз Эмили Редгрейв могло бы расплавить лед, покрывший лондонские улицы. Гранту показалось, что никогда еще женщина не смотрела на него так откровенно, и тело его отозвалось на этот взгляд. Ему прямо-таки пришлось вспомнить все отвратительное, что он видел в жизни, чтобы никто не заметил его состояния.
Грант немного попятился. Как может он с такой силой реагировать на Эмили после того, как провел ночь с другой женщиной? Как может он желать ее с такой же страстью? Или он просто слишком долго отказывал себе в таких вещах, и теперь, когда его тело снова познало наслаждение, оно требовало наслаждения снова и снова?
– Прошу прощения, милорд, – проговорила она, и страсть в ее глазах погасла. Может, все это ему почудилось? Просто отразило его желание?
– Что? – переспросил он, задыхаясь и стараясь сохранить хотя бы видимость приличий.
Эмили улыбнулась:
– Я ненароком наткнулась на вас, Уэстфилд.
Он кивнул. Ах да, вот как она оказалась в его объятиях.
– Ничего страшного. Хотя сейчас не сезон, но здесь довольно многолюдно. В такой толпе ничего не стоит столкнуться.
Хотя он расслышал, как она выбранилась перед тем, как столкнуться с ним. Но Грант еще не был готов размышлять над этим… пока не был готов. Он встряхнулся, сосредоточился. Ему поручено дело. Он должен охранять ее.
Эмили кивнула:
– Признаюсь, я рада вас видеть.
Грант тоже ощутил радость, и это застало его врасплох:
– Благодарю вас. Я тоже рад вас видеть. Когда вы вчера вечером рано ушли с бала у Гринвиллов, я огорчился, что мне не представилась возможность поговорить с вами. А вообще-то я не имел удовольствия побеседовать с вами с того самого вечера в большом зале у леди Лейнфорд.
Она выгнула брови:
– Я и не знала, что вам известны все мои перемещения, сэр.
Грант склонил голову набок. В ее глазах был… вызов. Вызов этот подействовал на Гранта весьма возбуждающе, хотя он и не знал, что послужило ему причиной. Казалось, что оба они заняты какой-то веселой гонкой, и Эмили охотно соглашалась с тем, чтобы он выиграл и получил приз.
– Такая красивая леди, как вы, может не сомневаться, что за ней… – Он осекся. Он собирался сказать «наблюдают».
– Вот как?
Она улыбнулась, но бросила взгляд через плечо, словно опасалась, что за ней в данный момент наблюдают, и наблюдает человек, с которым ей не хотелось бы разговаривать.
– Не хотите ли потанцевать, миледи? – спросил он. – Если только вы не отдали первый вальс кому-то еще?
Она покачала головой:
– Нет, я с удовольствием отдам его вам.
Он подставил ей руку, и Эмили, после мгновенного колебания, положила изящные пальчики ему на плечо. Жар ее прикосновения проник сквозь фрак и батистовую рубашку и согрел кожу так, словно их не разделяло несколько слоев одежды. Эмили задохнулась, словно тоже почувствовала это, но когда Грант искоса посмотрел на нее, на лице ее было привычное выражение безразличия.
Они присоединились к танцующим, и Грант вздохнул. Почему этот танец – именно вальс, в котором приходится двигаться так близко друг к другу? Воспоминание о прошлой ночи жужжало у него в голове, как назойливый жук. Ощущение податливого естества, прижимающегося к нему. Зовущий жар женского тела. Только теперь воспоминания смешивались с реальной женщиной, стоящей рядом с ним. Ему представилось, что под ним выгибается не безымянная особа легкого поведения, а Эмили.
– Милорд? – Эмили посмотрела на него, прищурившись.
Грант отогнал от себя захватывающие чувственные картины.
– Да?
– Музыка.
Он встрепенулся. Да, музыка уже заиграла. Он сделал первый шаг и повлек Эмили по залу, мысленно ругах себя на все лады.
– Куда же вы ездили? – процедил он сквозь зубы, чтобы не отвлекаться. Судя по всему, он совершенно утратил власть над своевольными мыслями.
Она подняла на него глаза:
– Когда?
Ее резкий тон удивил его:
– Прошлой ночью, Эмили.
Ее немного покоробило, когда он назвал ее по имени, но Грант не обратил на это внимания. Ему нравилось произносить ее имя, и пусть приличия летят ко всем чертям.
– Вы ускользнули вчера с бала и даже не простились со мной.
Она широко раскрыла глаза:
– Я и не знала, что для вас так важно поговорить со мной, Грант.
Она произнесла его имя, слегка подчеркнув это, и Грант даже немного сбился с ритма, но сразу же поправился.
Его имя прозвучало так знакомо. Прозвучало точно так же, как в устах той женщины, с которой он провел ночь. Но ведь это невозможно. Та особа – потаскуха. У нее пламенеющие рыжие волосы, яркий грим, поношенная одежда и отвратительная манера разговора. Она привезла его в дом, который не может принадлежать Эмили и находится в такой части города, о существовании которой Эмили, вероятно, даже не подозревает.
Эти две женщины не могли быть одним и тем же лицом, но все-таки сумасшедшая мысль не давала Гранту покоя.
– Милорд?
Он очнулся.
– Вы должны знать, что беседы с вами доставляют мне истинное удовольствие, – галантно проговорил он.
Теперь глаза широко раскрылись у нее, удивление мелькнуло на ее лице – удивление и мимолетная радость, которая при всей своей мимолетности подействовала на него самым поразительным образом. Грант подумал, что никогда еще не видел такой радости на ее лице.
– Б-благодарю вас. Мне тоже беседы с вами доставляют большое удовольствие, – необычно мягким и робким голосом проговорила Эмили.
– Но вы так и не ответили на мой вопрос, – напомнил он. – Куда это вы отправились, так рано уйдя вчера с бала?
Она устремила на него взгляд – твердый и непроницаемый. Каждый взгляд, каждое сделанное ею движение говорило ему, что здесь что-то не так, а желание все возрастало. И хотя вокруг шумел многолюдный бальный зал, Гранту казалось, что здесь никого нет, кроме них. И это было опасно.
– Какой дерзкий и неджентльменский вопрос, Уэстфилд, – упрекнула Эмили, но голос ее звучал так ласково, что Грант не поверил, будто она действительно рассержена его расспросами.
Проверка. Она его проверяет. Ну что же, он тоже может ее проверить.
– В вас, миледи, есть что-то необычное, и это необычное часто заставляет меня забывать, что я джентльмен.
Яркий румянец выступил на ее лице. И снова перед глазами Гранта мелькнула прошлая ночь, и лицо Эмили наложилось на лицо женщины, которая подарила ему столько наслаждений. Этот румянец вполне мог появиться на ее лице, когда она обрела освобождение.
– Вам не следует забывать об этом, милорд, – тихо сказала Эмили. Музыка смолкла. – Особенно во время танцев.
Потом Эмили высвободилась из его объятий, послала Гранту головокружительную улыбку и добавила:
– А теперь прошу простить. Я обещала следующий танец мистеру Хингли. Всего хорошего.
Она оставила его среди бального зала, и он с сильно бьющимся сердцем и кружащейся головой смотрел, как она уходит. Он совсем не чувствовал себя тайным агентом, выполняющим задание. Он ощущал себя рыбой, которую Эмили поймала на удочку. И ничего не имел против того, чтобы болтаться у нее на крючке.
Грант пошел следом за ней. В каждом ее движении была легкая грация, выла спокойная сила, которой редко обладают женщины. Эмили Редгрейв прекрасно знала, кто она такая и что она такое. Она не высказывала ни малейшего страха и не проявляла никакого желания, чтобы остальные смотрели на нее как-то иначе.
Она просто была, и от этого Гранту хотелось преследовать ее, как отчаявшаяся гончая преследует маленькую хитрую лисичку.
Эмили подошла к дверям, ведущим на террасу, и замедлила шаг. Потом огляделась. На миг Гранту показалось, что она ищет того, кому обещала следующий танец, но тут Эмили оглянулась. Их глаза встретились, и она улыбнулась. Улыбнулась шаловливой улыбкой.
Потом дерзко подмигнула ему и выскользнула из зала.

Глава 9

Эмили присела на корточки позади кустов, росших за садовой беседкой в дальнем углу просторного сада леди Ингремшир. Свет от фонарей, стоявших вдоль аллеи, сюда почти не доходил, так что Эмили была уверена, что полностью сольется с темнотой.
Она расправила платье и стала ждать. Скоро придет Грант. По крайней мере она надеялась, что он придет. В бальном зале она помахала перед ним красной тряпкой. Хороший агент непременно пойдет на такой зов. И Эмили хотелось увидеть, какова будет его реакция, когда он поймет, что она исчезла, и как он станет искать ее.
Она не знала, чего именно ожидать от Гранта. Едва ей начинало казаться, что она понимает его, как он делал что-то неожиданное, застающее ее врасплох. Что-то ставящее все с ног на голову и вынуждающее ее пересмотреть свои представления о нем.
Например, сегодня вечером. Когда они танцевали, он так крепко обнимал ее, а пальцы касались ее бедра с едва заметным намеком на обладание. А потом он сказал, что ему нравится проводить с ней время. Эти слова казались искренними, а не просто сказанными, чтобы продвинуться в расследовании.
Ее собственная реакция была совершенно искренней. Наслаждение охватило Эмили, как теплая, долгожданная волна, хотя она прекрасно сознавала, что у них не может быть ничего серьезного, только короткая связь. Эмили нужно побороть свое прошлое, и потом она видела на примере своих подруг, чего требуют отношения с близким человеком – доверия, открытости. Все это никогда не давалось ей легко. Но Грант и не сказал, что хочет от нее подобных отношений, так что в сущности это и не имеет значения. Зато он прошептал, что она заставляет его забыть о том, что он джентльмен. Эмили вздрогнула, но это никак не было связано с холодным вечером. Его слова содержали в себе соблазн. Они были как ласка. А всего лишь прошлой ночью Грант погружался в женщину – другую женщину, как ему казалось.
Так что же реально? Страсть, возникшая у него к той, кого он считал женщиной легкого поведения? Или желание соблазнить Эмили, которое он высказывал ей среди бальных зал, в садах и в большом зале? Можно ли ревновать к самой себе? Эмили покачала головой и вдруг увидела, что Грант идет по садовой дорожке. Для глупых размышлений времени не было. Эмили наткнулась на реальное дело, увидев преступника, одетого как принц-регент. И теперь нужно решить, может ли Грант Эшбери быть ее настоящим партнером, с которым можно расследовать это дело.
Он был воплощением небрежной элегантности, когда пробирался по заснеженному саду. Грант окинул взглядом одну дорожку, потом другую с таким видом, словно наслаждается свежим воздухом после душного бального зала. Эмили позавидовала ему он-то был одет в пальто, а у нее не хватило времени взять с собой накидку, и теперь, после теплого зала, ей было холодно.
Когда Грант повернулся в ее сторону, свет фонаря упал ему на лицо, и Эмили увидела сосредоточенный блеск его темных глаз. Да, Грант явно ищет ее. Но при всем при том остается спокойным и держится свободно. Никто не смог бы предположить его истинную цель. Это Эмили понравилось. Агенты слишком часто расслабляются, когда считают, что их никто не видит.
Он направился к беседке, и Эмили насторожилась и аккуратно отодвинулась подальше в тень.
Грант резко повернулся в ту сторону, где она пряталась, и Эмили чуть не выбранилась. Он не мог увидеть ее незаметного движения в темноте и уж конечно не мог ничего услышать! Она умела сидеть, замерев, как камень, и гордилась этим умением.
Но он продолжал смотреть в ее сторону и медленно, но упорно двигался к ней. Он держался настороженно, словно готовился нанести удар, сосредоточив все свое внимание на том месте, где она пряталась. Он был так сосредоточен, что Эмили никуда не могла ускользнуть. Ей оставалось только ждать и надеяться, что он решит – и этой тени ему нечего искать.
Но конечно, он так не решил. Избежать неизбежного было невозможно. Она же хотела увидеть его реакцию на неожиданное. И сейчас ее желание исполнится.
Глубоко втянув в себя воздух, Эмили выпрямилась и вышла на освещенное место.
Гранту стоило большого труда не отпрянуть назад в удивлении, когда Эмили вышла из тени с таким видом, словно светские дамы каждый день прячутся на морозе за садовыми беседками. Плечи ее были расправлены, голова высоко поднята, и Эмили смотрела на него с таким выражением, которое назвать можно было только презрением.
– Лорд Уэстфилд, – коротко кивнула она ему – воистину как царственная особа.
– Леди Эллингтон, – протяжно проговорил он, окинув ее взглядом с ног до головы. Ее голые руки покрылись мурашками, а соски четко проступали под шелком платья. При виде их Грант чуть не застонал.
– Зачем это вы бродите по саду? – осведомилась она, притворяясь раздраженной его присутствием.
– Я мог бы задать вам такой же вопрос, миледи. Зачем вам понадобилось выходить на мороз, не взяв с собой теплой накидки? Тем более вы сообщили, что обещали кому-то следующий танец. И теперь этот джентльмен, конечно же, ищет вас. Если только по какой-то непонятной причине не прячется, как и вы, за беседкой.
От этой мысли все у него внутри перевернулось. Эмили широко распахнула глаза:
– Вы хотите сказать…
Он шагнул вперед, и она напряглась всем телом, приняв позу, несколько напоминающую позу борца. Это движение удивило его. Многие ли женщины знают, как сохранять равновесие? Как сжать кулак, готовясь нанести удар? А Эмили сделала и то и другое.
Что же это за особа, черт побери? И что она скрывает?
Движением плеч он снял с себя пальто и накинул ей на плечи.
– Вы простудитесь, если и дальше будете стоять в одном только платье, тем более после недавней болезни.
Кулаки ее разжались, и Эмили устремила на него свой взгляд. Глаза ее в тусклом свете фонарей сверкали.
– Вы… – Она плотнее закуталась в пальто. – Благодарю вас.
– Позвольте проводить вас в дом. – И с этими словами Грант протянул ей руку. Она подобрала подол его пальто, словно это был шлейф платья, и приняла предложенную руку.
Некоторое время они шли молча. Эмили смотрела прямо перед собой, стискивая рукой подол пальто, чтобы оно не волочилось по земле.
Наконец Грант проговорил:
– Вы не хотите рассказать мне, почему прятались в тени, сидя на морозе без накидки, и следили за мной?
Взгляд Эмили скользнул по нему, задержался на лице, и Грант ощутил, насколько этот взгляд проницателен. И насколько он оценивающий. Грант решил, что она сейчас скажет что-то, и выжидательно придвинулся поближе. Но Эмили только пожала плечами.
– Нет, не хочу.
Он едва удержался от смеха. Не хочет. Вот и все тут. Не хочет. И никаких тебе объяснений или лепета насчет того, почему она сидела в такой смешной позе. Она просто отказалась отвечать. Никогда еще Грант не видал таких женщин. Никогда еще ему не бросали такого вызова, никогда не загоняли в такой тупик. Никогда еще женщина не вызывала у него такого смущения.
Но оказалось, что это, пожалуй, даже приятно, хотя такое сопротивление должно с полным основанием вызвать у него тревогу.
– Понятно. – Грант остановился у подножия лестницы, ведущей на веранду. Не дожидаясь его просьб, Эмили выскользнула из пальто и молча протянула его Гранту. – А как же насчет вашей лжи о том, что вы должны с кем-то танцевать? Не хотите ли объяснить?
Эмили склонила голову набок и посмотрела на него. Господи, как же она хороша. Но не красота захватила Гранта. Он знал множество не менее красивых женщин. Захватил свет в ее глазах. Ум, озорство и чувственность – вот что одновременно увидел он в ее взгляде.
– Нет, Грант, – тихо сказала Эмили. – Не сегодня.
Он отодвинулся, снова удивившись ее ответу:
– Нет? Значит ли это, что вы все объясните мне в другой раз? Признаюсь, любопытство одолевает меня.
Она улыбнулась, и это подействовало на него, как удар ниже пояса. Как может такое маленькое существо производить на него такое сильное впечатление?
– Завтра. – Она протянула руку, словно намереваясь коснуться его плеча, потом убрала ее. Это ужасно огорчило Гранта. – Приходите ко мне завтра к чаю. Обещаю все объяснить.
После чего Эмили повернулась и быстро поднялась по лестнице. При каждом шаге ее стройные бедра покачивались под платьем. Еще долго после того, как она благополучно скрылась в доме, Грант стоял у подножья лестницы и думал.
Но когда он надел пальто, снова возникло какое-то смутное воспоминание. Ее нежный свежий запах реял вокруг. Она прошла в его пальто минуты три, не более, но этот запах преследовал Гранта.
Он глубоко втянул в себя этот аромат. Соблазнительный, волнующий… и такой знакомый. Где он совсем недавно вдыхал этот запах?
Холодный ветер шевельнул ветки деревьев и выдул из головы Гранта этот вопрос, пробрав до костей. Вздохнув, Грант пошел в дом.
Завтра Эмили обещала ему все объяснить. И есть надежда, что завтра он узнает правду и сможет действительно охранять свою подопечную.

– К вам пришли, миледи.
Эмили оторвалась от своих записей и посмотрела на дедушкины часы, стоявшие у дверей. Грант пришел рано, и она не могла не обратить внимания на дрожь, охватившую ее при мысли о том, что ему так же не терпится встретиться с ней, как и ей с ним.
Оставалось только надеяться, что он прореагирует на ее признание как должно. Без сомнения, он придет в ярость, узнав, что начальники его обманули, и будет потрясен, узнав, что Эмили – тайный агент. Но когда эта первая реакция пройдет, примет ли он Эмили, захочет ли работать вместе с ней, чтобы выяснить правду о человеке, переодетом принцем, которого она видела в ту страшную ночь в клубе?
– Вы проводили милорда в розовую гостиную, как я просила? – спросила она, убирая работу в ящик секретера и поворачивая ключ. Потом она, возможно, приведет Гранта сюда и покажет ему свои записки, но пока что лучше хранить их под замком.
– Это не милорд, миледи. – Бенсон вздохнул. – Это леди Кармайкл и миссис Тайлер.
Рука, поворачивающая ключ, замерла, и Эмили быстро подняла глаза.
– Кажется, я сказала вам, что меня нет дома для обеих этих дам.
Дворецкий кивнул:
– Сказали, мадам, но они были очень настойчивы. Прошу прощения, но вы знаете, что леди Кармайкл может быть… несколько коварной.
Эмили едва удержалась от смеха, услышав это определение. Оставалось только вообразить, к каким трюкам прибегла Мередит, чтобы пробраться в дом мимо дворецкого. Но появление подруг Эмили не обрадовало, она не собиралась их прощать, по крайней мере пока. Какими бы они ни были очаровательными и замечательными.
И разумеется, не собиралась делиться с ними подробностями того дела, которое она еще не раскрыла. Не собиралась до тех пор, пока они с Грантом не разберутся во всем. Только тогда Эмили будет уверена, что Чарли не отберет у нее расследование, руководствуясь каким-то там желанием «защитить» ее.
Она стиснула зубы.
– А где они теперь?
– В розовой гостиной, миледи. Я сделал все, что мог, чтобы не дать им ворваться в ваш кабинет. Но у меня создалось четкое ощущение, что если вы не примете их в ближайшее время, они именно так и поступят.
Бенсон бросил на Эмили страдальческий взгляд, и она улыбнулась в ответ. Бедняге действительно пришлось нелегко, работая вместе с группой новоявленных тайных агентов женского пола. Но несмотря на его раздражительный характер и явное неодобрительное отношение к занятиям хозяйки, Эмили верила, что Бенсон и дальше останется верен ей.
Если бы можно было с такой же легкостью доверять всем окружающим!
– Прошу прощения за их поведение, Бенсон. Я понимаю, что вам было очень неприятно сражаться с этими дамами.
Она заперла наконец ящик и положила ключ в карман своей мантильи. Потом пригладила юбки, собираясь с духом для предстоящей встречи с Аной и Матильдой.
– Чаю не нужно, – сказала она, когда вместе с дворецким шла через холл. – Они надолго не останутся. И не появляйтесь, если только в этом не будет крайней необходимости.
Бенсон кивнул и удалился, когда она подошла к дверям розовой гостиной. Глубоко втянув в себя воздух, Эмили повернула дверную ручку и вошла.
Мередит стояла у камина, одетая в простое дорожное платье. Увидев подругу, Эмили удивленно выгнула бровь. Как странно. Ведь Мередит и Тристан едут на север вести его первое расследование. Подруга, должно быть, просто вне себя, если пришла к Эмили за пару часов до отъезда.
Ана присела на диванчик, с волнением глядя на дверь. Когда Эмили вошла, она вскочила.
– Можно было бы обойтись и без сцен, – сказала Эмили, закрывая за собой дверь. – Такие вещи огорчают Бенсона. Теперь мне минимум неделю придется выслушивать, как он расстроился.
Мередит скрестила руки, и в ее темно-синих глазах сверкнуло разочарование.
– Если бы ты не дулась и не избегала нас, нам не пришлось бы врываться к тебе в дом.
– Я никогда в жизни не дулась! – резко ответила Эмили, сжимая кулачки.
Ана встала между ними и подняла руку.
– Леди, спор о пустяках ничего не уладит и ни к чему не приведет, только огорчит всех. Прошу тебя, Мередит.
Мередит пожала плечами, и Эмили немного успокоилась. Но возмущение ее не прошло, и теперь, когда она оказалась лицом к лицу сразу с обеими своими лучшими подругами, к возмущению присоединилось глубокое и всеподавляющее разочарование и ощущение, что ее предали.
– Зачем вы это сделали? – спросила она. – Зачем ты солгала мне, Мередит? Сделала из меня полную дуру, заставив гоняться за человеком, который сам является тайным агентом и прекрасно может о себе позаботиться? Или вы так мало верите в меня и мои способности – и это после всего, через что мы вместе прошли?
У Мередит хватило такта на мгновение напустить на себя виноватый вид, но потом она сразу же выступила вперед и перешла в наступление:
– Ты и Ана – мои лучшие подруги. Я всегда желала вам только добра. Я всегда с высочайшим уважением относилась к тебе и твоим способностям. Но именно из-за того, через что мы прошли вместе, я согласилась на этот обман. Дорогая, ты не станешь отрицать, что ты изменилась…
Эмили оборвала ее взмахом руки. Чувства переполняли ее через край, но она усилием воли заставила их усмириться.
– Нет. Я не желаю слушать о том, как ранение изменило меня. О том, что вы больше мне не доверяете.
Мередит покачала головой:
– Мы тебе доверяем…
Эмили опять прервала ее:
– Как можете вы с Аной заявлять, что я так сильно изменилась, если не признаете, что вы точно так же изменились за последние полгода? И может быть, еще больше, чем я?
Ана с любопытством поинтересовалась:
– Что ты имеешь ввиду?
Сначала Эмили указала на Мередит:
– Всего восемнадцать месяцев назад ты сказала, что никогда не сможешь полюбить. Ты расследовала множество преступлений, совершенных мужчинами, заставляла этих мужчин ухаживать за собой, но говорила мне, да еще с таким отвращением, что дальше просто некуда, что никогда не сможешь полюбить человека, виновного в преступлении. Ты влюбилась и вышла замуж за того, кого некогда подозревала в измене. А теперь ты работаешь бок о бок с ним, пока он обучается профессии тайного агента. Скажи, разве это не говорит о том, что ты изменилась?
Мередит с шумом втянула в себя воздух.
– Конечно, изменилась, но это совсем другое дело.
– А ты? – Эмили повернулась к Анастасии, и та вздрогнула. – Шесть месяцев назад ты все еще носила траур по человеку, который умер несколько лет назад. И не только для того, чтобы защитить себя, спрятать. Ты действительно оплакивала его. Шесть месяцев назад ты заявила, что никогда больше не будешь работать. Предполагалось, что именно я буду работать с Лукасом Тайлером. А теперь ты не только замужем за этим человеком, но судя по той сцене, которую я прервала позавчера, твое замужество счастливо и приносит тебе полное удовлетворение. Я также знаю из надежных источников, что вы часто заключаете пари о том, кто первым раскроет дело, что в вас стреляли три недели назад, когда подходило к концу расследование о бриллиантах Фрейтона. Вряд ли стоит говорить, Ана, что ты тоже изменилась.
Ана побледнела, но не стала ничего отрицать.
А Эмили продолжала:
– Да, я согласна, что изменилась после того, как меня ранили и я чуть было не умерла. – Она на мгновение задумалась, вспомнив, какой страх охватил ее в «Синем пони». – Но вы обе тоже изменились. И при этом вам разрешают – нет, вас даже поощряют заниматься делом. Вы отказались от дел, над которыми работали вдвоем, чтобы работать вместе с мужьями. Так почему же вы не даете мне возможности и дальше выполнять свои обязанности? Вам разрешено жить своей жизнью, совершенно отдельно от меня. Вы оставили меня одну, и при этом отказываете мне в праве заниматься тем единственным что у меня еще осталось, – работать для своей страны.
Едва эти последние пылкие слова сорвались с ее уст Эмили тут же захотелось вернуть их. Она никогда еще не высказывала таких чувств вслух, и судя по широко раскрытым глазам ее подруг и их изумленным лицам, они никогда не подозревали, какие глубокие чувства таятся в ее сердце.
– Мы никогда не оставляли тебя одну, – прошептала Ана. – Мы никогда не бросали тебя, никогда не меняли тебя на нашу новую жизнь.
Эмили отвернулась. Слезы обожгли глаза, и она отчаянно заморгала, чтобы не расплакаться. Она никак не думала, что разговор обернется таким образом.
– Я буду и дальше расследовать дела, – проговорила она сквозь стиснутые зубы, стараясь, чтобы подбородок не дрожал. – Будете вы моими партнерами или нет.
– Это что касается наших замужеств. – Мередит подошла к ней. – Что же до наших попыток защитить тебя, Эмили, то я никак не думала, что ты чувствуешь себя покинутой. Или что ты…
Она осеклась, и Эмили сжала руку в кулак.
– Ты ведь собиралась сказать, что я завидую, – прошептала она, а потом повернулась и встретилась глазами с Мередит. – Но дело в том, что я не завидую.
– Если бы ты даже и завидовала, – мягко сказала Ана, осторожно обходя тему, – это было бы естественно. Ты заслуживаешь любви и счастья, как и мы с Мередит.
Эмили зажмурилась. Если бы все было так просто.
– Я не завидую любви, которую вы нашли. Я не завидую, что вы вышли замуж, а я по-прежнему одна. Мне нравится быть одной. Мне бы не хотелось, чтобы какой-то мужчина был у меня в подчинении!
Открыв глаза, Эмили поняла, что она кричит. И лжет. Лжет насчет зависти. Лжет о том, что ей хорошо в пустом доме и пустой жизни, которую она ведет за пределами своей службы на благо отечества. И лжет насчет того, что ей не нужен никакой мужчина. Существует мужчина, который ей нужен, и тоска по нему разрушительна в своей силе.
Грант.
Но Эмили не может заполучить его. У нее не может быть ни с одним мужчиной того, что нашли ее подруги и коллеги, даже если она встретит человека, который действительно полюбит ее.
– Миледи.
Она круто повернулась и увидела, что в дверях стоит Бенсон, смущенно переминаясь с ноги на ногу. Кровь бросилась ей в лицо, и Эмили резко спросила:
– Что такое?
– К вам лорд Уэстфилд, миледи.
Она похолодела. Грант здесь, у нее в холле. А она кричала так, что он, конечно же, слышал ее оскорбительные для него заявления. Эмили отвернулась от слуги, от подруг и подошла к окну, чтобы успокоиться. Хотя вряд ли это было возможно.
Она поднесла ладони к щекам и почувствовала, как они горят. Пальцы дрожали, дыхание было прерывистым. Призвав на помощь всю свою выучку, Эмили постаралась замедлить бешеное сердцебиение.
Почувствовав, что снова может дышать, она сказала:
– Пусть милорд войдет.
Заложив за спину дрожащие руки, она устремила взгляд на дверь, не обращая внимания на Анастасию и Мередит. В комнату вошел Грант.
Всякий раз при виде Гранта Эмили потрясала его сила. И еще ее потрясало, что несмотря на эту силу и крупное телосложение, он сохранял изящество движений. Грант представлял собой прекрасное равновесие силы и самообладания.
В отличие от Эмили. В данный момент она пришла в ярость. И судя по озабоченному взгляду, брошенному на нее Грантом, он это понял. А из этого следовало, что он все-таки слышал ее крики. Румянец стал ярче, и Эмили страшно захотелось забиться в угол и никогда больше не смотреть Гранту в глаза.
Он перевел взгляд на Мередит и Ану, стоявших рядом, все еще бледных, все еще потрясенных услышанным. Взглянув на подруг, Эмили вздрогнула.
Она удивилась, когда по лицу Гранта скользнула тень. На нем выразилось… возмущение. Порицание. Желание защитить. Все это очень напоминало то, что она видела на лице Лукаса в ту ночь, когда ворвалась в их с Аной дом. Тогда Эмили охватила зависть к подруге. А теперь Грант, кажется, выразил все те же чувства одним резким взглядом.
– Леди Эллингтон, прошу прощения, что помешал, – тихо проговорил он, снова переводя взгляд на нее и держась спокойно и учтиво. – В вашей записке вы пригласили меня на два часа, не так ли?
Эмили судорожно втянула в себя воздух и шагнула вперед, твердо решив, что не позволит чувству унижения повлиять на свое поведение и сбить с установленного курса, на который она стала.
– Да, вы правы. Мои подруги как раз уходят. – И она бросила на женщин многозначительный взгляд.
Ана вздохнула:
– Да. Мы уже собирались уходить.
Подойдя к Эмили, она взяла ее за руки. Глаза их встретились, и Эмили передернулась, увидев в глазах подруги жалость. Меньше всего Эмили хотелось, чтобы подруги жалели ее. Потом Ана поцеловала ее в щеку.
– Ты же знаешь, я люблю тебя, как сестру.
– Я знаю, – прошептала Эмили в ответ, стараясь взять себя в руки. – Я это знаю.
Мередит подошла к ним и положила ладонь на щеку Эмили.
– Я не собиралась до такой степени тебя расстраивать, направляясь сюда. Я… я прошу прощения за все, Эм, и надеюсь, что к тому времени, когда мы с Тристаном вернемся, ты меня простишь.
Эмили кивнула, Слезы снова обожгли ее глаза.
– Конечно, я прощу. Ты знаешь, что прощу. Я никогда не могла долго сердиться на тебя, даже если ты того и заслуживала.
Мередит улыбнулась, но в улыбке ее была едва заметная грусть. Потом дамы простились с Грантом и вышли из гостиной. Тогда Грант плотно притворил за ними дверь.
Эмили понимала, что следует выразить протест. Согласно ее планам, это Эмили должна была закрыть дверь, удивив Гранта своей смелостью. Но сейчас она чувствовала что угодно, кроме смелости. Она чувствовала… разбитость. Ей хотелось утешения, хотя меньше всего Эмили могла бы просить утешения у того, кто стоял сейчас перед ней. Она не может зависеть от него или от кого-либо еще. Поскольку сейчас хочет, чтобы он понял, как деятельно и плодотворно они могут сотрудничать. Она не может вести себя как слезливая жеманница, если хочет, чтобы Грант согласился на ее предложение.
– Эмили, – тихо сказал он и шагнул к ней.
Она вздрогнула от его ласкового голоса. Этот голос пригвоздил ее к месту, и она могла только беспомощно смотреть, как он медленными шагами идет по комнате.
Как будто она – испуганный кролик, и он боится, что этот кролик может убежать от него.
Так оно и было на самом деле. Ей действительно хотелось пуститься наутек. И спрятаться, чтобы Грант не увидел, насколько она уязвима.
Но Эмили осталась на месте, он протянул к ней руку. Перчаток на его руках не было, и теплые пальцы коснулись ее щеки. Эмили отрывисто вздохнула.
– Вы огорчены.
Голос у него звучал ровно. Это было замечание, не вопрос. Но оно прозвучало невероятно ласково. Утешительно. А разве он должен утешать ее? Это же совершенно ни к чему.
Она покачала головой, и его пальцы скользнули по ее щеке. Удовольствие, которое она ощутила при этом прикосновении, было почти невыносимым.
– Мы просто… просто разошлись во мнениях, – солгала она. – Не произошло ничего такого, о чем вам стоило бы беспокоиться.
– И тем не менее я беспокоюсь.
– Благодарю вас, Грант, – прошептала она. Голос у нее дрожал, как дрожали руки и колени.
Их взгляды встретились. Эмили стало не по себе. Слишком многое в этом человеке вызывало у нее страх. Невозможно быть таким сильным и при этом таким нежным. Он мог привести ее в отчаянье и тут же притянуть к себе. С ним она теряла душевное равновесие. Теряла веру в себя.
И казалась себе более живой, чем за долгие, долгие месяцы.
Эмили отвернулась и подошла к камину. Положив на полку дрожащую руку, она попыталась хотя немного вернуть себе самообладание и достоинство. Ей нужно и то и другое, прежде чем она откроет правду и тем самым раз и навсегда изменит отношения между ними.
Она услышала, как за спиной пошевелился Грант. Он сделал к ней шаг, и Эмили напряглась, ожидая его прикосновения. Сейчас оно последует, она не сомневалась.
– Должен сказать вам, Эмили, я не знаю, что о вас думать.
Его голос звучал совсем близко, и она ощутила дыхание Гранта у себя на затылке. Его пальцы обхватили ее плечо, и она не устояла и в ответ на его осторожный призыв повернулась к Гранту лицом.
А он продолжал, и лицо у него было совершенно непроницаемое:
– Судя по всему, вы – настоящая леди, но под внешним лоском есть в вас что-то потаенное, что вы не показываете миру.
Она постаралась не выразить на лице удивления. Неужели он действительно рассмотрел все это за то короткое время, пока они следили друг за другом?
А он продолжал:
– Это что-то сильнейшим образом интригует меня и при этом вызывает тревогу, потому что никогда не знаешь, что вы сделаете. Как далеко вы способны зайти, Эмили? Как близко к черте вы способны подойти… или вы просто перепрыгнете через нее и пустите по ветру всякую предусмотрительность, даже если это принесет вам горе? Ответов я не знаю, и это меня увлекает и ужасает.
Эмили сглотнула. С каждым словом он придвигался к ней все ближе, все ближе были его сладкие сочные губы, и она не могла сопротивляться, даже если бы и хотела.
Но она не хотела сопротивляться. Она хотела его поцелуя. Ей нужно было знать, желанна она или нет… она, Эмили; желанна ли настолько, насколько была желанна незнакомка, которую она изображала два дня назад. Прежде чем открыть Гранту правду, она должна это узнать.
Его губы коснулись ее легко, как перышко, и она почувствовала страсть, которую он скрывал до сих пор. Он держал себя в руках, но желание скрыть невозможно, и оно было таким же сильным, как и в ту ночь. Радость охватила ее, Эмили сплела пальцы у него на затылке и отдалась своему желанию.

Глава 10

Взрывное желание чуть не сбило Гранта с ног, и он обнял ее. Но когда первое потрясение прошло, появилось кое-что еще.
То же ощущение чего-то знакомого, которое появилось у него, когда он почувствовал запах Эмили на своем пальто прошлой ночью. Но теперь он определил, почему ему знаком этот запах. Этот поцелуй… это был тот же поцелуй, что и у женщины из «Синего пони».
Он удивленно откинул голову назад и внимательно посмотрел Эмили в глаза. Их затуманило желание, такое сильное, что понадобилось все самообладание, чтобы не растаять в них и не забыть о мыслях, назойливо жужжащих в голове.
Да, нужно сосредоточиться. Поцелуй… поцелуй был таким же. А глаза… разве у той, другой женщины не было таких же глаз? Трудно сказать. Ведь лицо ее окружали спутанные рыжие волосы. И еще она постоянно отводила глаза в сторону, поэтому он так и не смог заглянуть в них. И темнотой она пользовалась, как защитным покровом.
Но поцелуй… в нем сомнений не было. Ведь не было?
Возможно, нужно испытать его еще раз. Он обхватил руками подбородок Эмили и поднял ее лицо, а потом приник губами к ее губам. Губы ее раскрылись, и Грант принял то, что она предлагала, и попытался понять ее вкус. Господи, какая она сладкая. Как… как клубника.
Эмили самозабвенно целовала его, а Гранта эта мысль пронзила, точно пуля. Клубника. Тоже клубника!
Грант знал, что нужно отодвинуться, но никак не мог этого сделать. Языки их сплелись, Эмили притянула Гранта к себе, прижалась к нему, как будто он был ее единственной надеждой. Он чувствовал ее отчаяние, ее вожделение, и это возбуждало его еще больше.
Поцелуй стал еще глубже. Ее пальцы запутались у него в волосах. Но в голове у него, в той ее части, которая не утратила способность соображать, вертелись одни и те же слова: «Это та же женщина! Это та же женщина!»
Гранту хотелось, чтобы этот внутренний голос замолчал. Гранту хотелось только чувствовать, как Эмили прижимается к нему, как бедра ее касаются его бедер, разжигая страсть.
Но он не мог заставить замолчать этот голос. Слишком голос был настойчив. Как можно проверить, разные ли люди Эмили и та незнакомка? Потому что Грант должен быть совершенно уверен, прежде чем предъявит этот иск или потеряет Эмили навсегда. А на это он не может пойти. Эмили такая горячая под его руками, и от каждого его прикосновения она стонет и задыхается. Шрам. Вот что.
Когда пальцы скользнули по спине Эмили, гладя ее и прижимая к себе еще сильнее, Грант вспомнил о большом шраме, который обнаружил на боку той женщины. Если у Эмили есть такая же отметина, это поможет отмести всякие сомнения.
А если нет… ну что же, он будет ласкать ее. Теперь это было ясно. Если у нее нет шрама, он так и сделает, а о последствиях будет думать потом. Теперь же желание было важнее всего на свете. Желание и потребность обладать Эмили в самом примитивном смысле слова. Обладать так, что оба они запомнят это навсегда.
Грант оторвался от ее отчаянного поцелуя и посмотрел Эмили в глаза. Тихий жалобный стон, такой тихий, что Грант услышал бы его, не будь он так сосредоточен на своих мыслях, сорвался с ее губ.
– Я хочу… – начал Грант, но прежде чем он договорил, она схватила его за руку и положила ее себе на грудь. Грант закрыл глаза. Она знала, чего он хочет, что пылает у него внутри, как огонь, который вот-вот выйдет из-под контроля. И она дала ему разрешение на это. Она просила его коснуться. И от этого дара он не собирался отказываться.
Он увлек ее от камина к бархатному дивану, стоящему посредине комнаты, и положил Эмили на этот диван. Лег на нее, наслаждаясь ощущением ее тела, выгнувшегося ему навстречу.
И снова поцеловал, а потом его губы скользнули ниже, к изящному изгибу ее шеи. Реакция Эмили была неистовой и, как ему хотелось думать, искренней. Эмили терлась о него бедрами, вызывая все более сильное желание, она задыхалась и шептала:
– Да. Да!
Он нашарил пальцами жемчужные пуговицы на ее платье, начал расстегивать их одну за другой, и удары сердца становились, все сильнее. Господи, как он хочет прикоснуться к ней. Узнать ее вкус. Наполнить ее.
Назвать ее своей.
Он немного отодвинулся и стянул с ее плеча атласное платье. Платье спустилось до талии. Сорочка была из тонкого светлого шелка. Она обтягивала все изгибы тела, обрисовала затвердевшие соски. Он не удержался и опять обхватил ладонями груди.
– Грант, – прошептала Эмили. Он поднял глаза. Черт побери, снова она напомнила ему о подозрениях. Этот голос, этот жалобный, умоляющий голос был совсем как голос той женщины, когда она обрела освобождение. Плоть его начала пульсировать при воспоминании о ее зовущем теле. А при мысли о том, что Эмили действительно та незнакомка, стало еще хуже. Эмили способна удивлять его больше, чем кто-либо из известных ему женщин.
Он нашел лямки сорочки и спустил их с ее плеч, с грудей, пока тонкий шелк не соединился с атласом платья и Эмили не оказалась нагой от плеч до пояса. И Грант снова обхватил ладонями ее груди.
Она тихонько застонала, а он начал теребить ее соски, так что Эмили прикрыла рукой губы, чтобы заглушить стоны, становившиеся все громче.
Его руки скользнули вниз по ее гладкому животу, он зарылся пальцами в смятое платье, намереваясь убрать эту последнюю преграду между ними. И тут Грант нащупал шрам.
Мир замер. В ушах зазвенело. В глазах потемнело.
Грант не знал, радоваться ли, что он нашел ту женщину, которая не давала ему покоя, радоваться ли, что теперь можно объяснить, почему он чувствует такую связь с ней, а вспоминая о той ночи, каждый раз думает об Эмили, возмущаться или смущаться. В ту ночь, когда они ласкали друг друга, он был самим собой. А это значит, что Эмили, ложась с ним в постель, хорошо знала, кто он такой.
Но почему она не открыла себя? Почему позволила зайти так далеко, отдала ему свое тело так сладко, а потом ушла, крадучись, в ночь, унося с собой его часы?
Его часы.
Он поднял глаза и встретил ее взгляд. Впервые с тех пор, как они встретились на балу у его матери, Эмили не удалось скрыть свои чувства. На ее лице было написано желание и страх, и сознание своей вины. Ее лицо подтвердило его худшие подозрения даже больше, чем открытие ее шрама.
– Грант, – беззвучно произнесла она.
– Эмили! – рявкнул он, хватая ее за плечи и вжимая в диванные подушки. Он ощутил, как Эмили замерла под тяжестью его тела, посмотрел в ее глаза, такие яркие и синие, что в них было почти больно смотреть. – Где мои часы?
Эмили сопротивлялась, но это привело только к тому, что ее нежные соски еще сильнее стали тереться о грубую ткань его фрака, и пыл ее разгорелся еще ярче. Ее затуманенный ум хотел оставаться в этой чувственной дымке, но мечта эта уже была неосуществима.
Секрет был раскрыт… или хотя бы частично раскрыт. И раскрыт он был самым худшим способом, какой только можно себе представить. Единственным способом, который Эмили не учла.
Ведь она, конечно, не думала, что все кончится вот так – она будет лежать на спине под тяжелым и жарким телом Гранта и буквально умолять, чтобы он взял ее.
– Грант, – сказала она, заставив себя посмотреть ему в глаза. Она должна была это сделать, хотя его темные глаза выражали гнев и боль от того, что его обманули, и Эмили захотелось отпрянуть от него. – Я вам все объясню.
Он вжимал ее в подушки все сильнее, не давая пошевелиться. Она попыталась высвободиться, но тщетно. Он был очень сильный. Эмили охватил страх. Ей не нравилось, что она оказалась в ловушке.
– Прошу вас, – тихо сказала она.
Он прищурился:
– Как же вы можете что-то объяснить? Как, черт побери, вы можете объяснить все свои поступки?
Она сглотнула.
– Вы можете не верить, и вряд ли я имею право вас за это упрекнуть, но я сегодня собиралась все вам рассказать. Рассказать о том открытии, которое вы уже, конечно, сделали – что я – та женщина, которую вы спасли в «Синем пони» несколько дней тому назад. Я аплодирую вам за мастерство. Вы показали мне, что вы действительно хороший тайный агент.
Грант замер, его лицо ничего не выражало, поскольку он всячески старался скрыть то, что чувствует. А чувствует он – она в этом не сомневалась – одновременно удивление и ужас. Тайный агент, утративший свою анонимность, становится полностью уязвимым.
– Тайный агент? – повторил Грант, его грубый голос был полон надменного удивления.
– Часы вас выдали, – мягко сказала она. – Такими часами награждают всех лучших сотрудников Военного министерства. Тогда-то я и поняла, кто вы, и потому взяла их. Чтобы утвердиться в своих подозрениях. – Она снова попыталась высвободиться. – Пустите меня, Грант. Вы теперь знаете правду, а мне бежать некуда.
Грант бросил на нее оценивающий взгляд. В нем уже не было того страстного пыла, который обычно сопровождал его взгляды. Она на миг закрыла глаза, жалея об утрате этого пыла. Желая его. Она все еще чувствовала необоримое влечение к Гранту, охватившее ее до того, как он нашел ее шрам и, сложив воедино кусочки мозаики, понял, кто она такая. В действительности ее тело, карая этим мучительно пульсирующим вожделением, наказывало ее гораздо суровее, чем Грант мог себе представить.
– Я отпущу вас, – произнес он спокойно. – Но если вы сделаете хотя бы одно движение по направлению к двери, я свалю вас на пол прежде, чем вы успеете позвать на помощь, понятно?
Она кивнула, и он встал и отошел в сторону. Потом подошел к двери и запер ее, не поворачиваясь к Эмили спиной. Эмили с трудом заняла сидячее положение, натянула на плечи лямки своей сорочки, потом лиф платья, стараясь не поддаваться разочарованию.
Она в полной мере заслужила негодование, которое вызывает сейчас у Гранта. И именно такого настороженного отношения могла она ожидать от хорошего агента, обнаружившего, что его опутал сетью лжи тот, кого он, казалось, хорошо знает. Эмили это понимала, но от этого легче не становилось.
– А вдруг окажется, что повалить меня на пол труднее, чем вы думаете? – спросила она, застегивая пуговицы.
Он недоверчиво скрестил руки.
– Как это может быть?
Вот тут-то и настал подходящий момент, чтобы открыть Гранту свою тайну, но Эмили никак не могла произнести фразу, которую отрепетировала заранее. Потому что открыть тайну означает довериться, а доверия ей как раз и не хватало. Но если Эмили хочет от Гранта помощи, выбора у нее нет.
– Потому что я тоже тайный агент, Грант. Как вы думаете, откуда я узнала о том, что означает наличие у вас таких часов? Как вы думаете, почему я смогла обмануть вас в ту ночь своим переодеванием? Как вы думаете, почему такой человек, как Каллен Лири, гнался за мной? – Эмили вздрогнула. Теперь она была полностью в его власти. – Если вы отбросите свое возмущение и обдумаете все, что знаете обо мне, все, что вы обнаружили, то поймете, что я говорю правду.
Грант ничего не ответил, и Эмили не поняла, поверил он ей или нет. Она неловкими движениями пыталась хоть как-то привести в порядок спутанные локоны. Но занимаясь этим, не сводила глаз с Гранта, и на ее лице отражалось все, что она чувствует. Обычно Эмили не позволяла себе такого, но с Грантом это было необходимо. Нужно показать ему, что она не лжет.
– Я знаю, что вам поручили охранять меня, Грант.
Он шагнул к ней. Сердце у Эмили забилось, охваченное надеждой, но она постаралась не обращать на это внимания… надеждой и желанием, призналась она самой себе. Только бы он ей поверил!
– Допустим, вы правы, – сказал он наконец, оправляя на себе смятую одежду. – В вашем выводе касательно того, что я тайный агент. И допустим, что вы тоже тайный агент, как вы утверждаете. Тогда скажите, с какой стати мне могли поручить следить за вами? Или вы работаете против правительства, Эмили? Вы продаете наши секреты врагу?
Она мгновенно вскочила на ноги. Руки у нее дрожали, кровь отхлынула от лица. Обвинить ее в предательстве!
– Как вы смеете? Разумеется, я не предаю отечество. Я стала тайным агентом потому, что люблю свою страну. – Она с трудом взяла себя в руки и продолжала уже твердым голосом: – Вам поручили охранять меня по той же причине, по которой мне поручили охранять вас. Чтобы держать подальше от всяких настоящих дел, потому что нас обоих заклеймили как не способных продолжать работу.
Услышав это, Грант передернулся.
Эмили подошла к нему, но рук не протянула, хотя ей страшно хотелось прикоснуться к нему, разгладить, оставленные страданиями морщинки у рта, поцеловать его и просить не испытывать к ней ненависти… и снова вызвать в нем то желание, которое появлялось в его глазах, когда он смотрел на нее.
– Я не знаю, почему было принято такое решение относительно вас, – продолжала она. – Потому что все ваши действия, кроме нападения на Лири в ту ночь в притоне, нападения, в котором не было никакой надобности, говорит о вас как об очень хорошем агенте. Агенте, который заслужил эти часы.
Он поднял глаза:
– Это поэтому вы прятались в тени на вчерашнем балу?
Она немного успокоилась. Кажется, он начинает ей верить.
– Да. Я думала, что смогу понаблюдать за вами, посмотреть, как вы будете меня искать. Мне нужно было узнать, какой вы агент, прежде чем открыть себя. Но я никак не думала, что вы меня заметите. Ведь я была так осторожна, когда пряталась. Вы меня обнаружили, и это послужило причиной того, что я пригласила вас сегодня. Я собиралась все вам рассказать, но мы…
Она осеклась, потому что взгляд Гранта вдруг остановился на ее губах. Жаркое желание пронзило ее, и Эмили сжала кулаки, чтобы не броситься к нему, послав ко всем чертям приличия и вообще все на свете.
Он откашлялся, и этот резкий звук прорезал комнату, точно треск ружейного выстрела.
– Вы сказали, что нам поручили следить друг за другом, потому что сочли непригодными к работе. Почему вас сочли непригодной к работе?
Теперь пришла ее очередь передернуться. Эмили знала, что он спросит об этом, но сказать правду не могла. Если она хочет, чтобы он стал ее помощником, нельзя открывать ему, что смятение, которое ее порой охватывает, делает не пригодной к работе.
– Я считаю, что вполне могу работать, – сказала она, выставив подбородок и призвав на помощь остатки своей потрепанной гордости. – Но шесть месяцев назад, когда в обществе заговорили о моей серьезной болезни, никакой болезни не было, меня ранили при исполнении обязанностей.
Грант побледнел.
– Тогда-то у меня и появился тот шрам, который вы обнаружили, – продолжала Эмили, рука ее непроизвольно легла на то место, куда попала пуля. Боль еще нет-нет да и ощущалась в боку. – Я чуть не умерла. А мой начальник и подруги снова и снова твердили мне, что я с тех пор изменилась. Они считают, что я больше не могу заниматься настоящими делами. Вот почему мне поручили охранять человека, которому явно не нужна никакая охрана.
Грант молчал с таким каменным лицом, что Эмили захотелось закричать от отчаянья. Он задал ей несколько вопросов, но она так и не поняла, был ли он в ярости, расстроились ли его планы и вообще поверил ли он ей.
– Считалось, что мы будем несколько недель ходить друг за другом по Лондону, – продолжала она. – Что это будет веселая гонка, которая ничем не кончится.
Она сделала к нему еще шаг и остановилась совсем близко. Эмили чувствовала жар его тела, и ей хотелось только одного – положить голову Гранту на грудь.
– Мы оба обмануты. Пожалуйста… прошу вас, скажите, что вы мне верите, – попросила она.
Он и глазом не моргнул:
– Могу ли я получить назад свои часы?
Услышав его холодный тон, она закрыла глаза. Во второй раз за этот день Эмили едва удержалась от не свойственного ей желания заплакать, подошла к секретеру и отперла маленький ящичек, куда положила часы Гранта в ожидании их встречи. Взяв в руку холодный металлический круг, она подошла к Гранту, не сводя глаз с его лица.
Он протянул руку, показывая, что Эмили должна положить в нее часы. Но вместо того, чтобы так и сделать, она обеими руками обхватила его протянутую руку:
– Грант, есть еще кое-что, в чем я должна вам признаться.
Он усмехнулся, но руки не отнял.
– Признаться, почему вы, скрыв, что вы и та женщина – одно лицо, отдались мне и ушли, заперев меня в спальне вашего укромного домика?
Ей хотелось отвернуться от этих резких обвинений, но она не отвернулась. Она была уверена, что это проверка и нарочитые оскорбления, цель которых – срезать ее.
– В ту ночь, когда я поехала в «Синий пони», я искала вас. Осведомитель сказал мне, что за последние несколько месяцев вас видели там не один раз.
Взгляд Гранта стал резче:
– Это Хорас Дженкинс.
Она отпрянула. Значит, он знает о ее осведомителе. Ничего себе.
– Да. Но если бы я появилась в этом притоне как Эмили Редгрейв, люди из общества, которые бывают там, узнали бы меня. Я была бы как котенок, который забрел в волчье логово. Поэтому я изменила внешность. Вы свидетель. Я выполняла данное мне поручение, еще не поняв, что нас обоих обманули.
Она крепче сжала его руку. Наверное, это ее последняя возможность признаться. Судя по выражению его глаз, ему хотелось оттолкнуть ее и уйти. Уйти, вероятно, навсегда.
– Но в ту ночь я кое-что увидела. – Дыхание ее прерывалось. – Нечто такое, что действительно может являться предметом расследования. Пока я искала вас, я увидела, как какого-то человека одевают и гримируют под принца-регента.
Грант вздрогнул.
– Да, – торопливо продолжала она. – И с ним был Каллен Лири. Знаете, Грант, если бы я не видела, как гримируют этого человека, я не поняла бы, что это на самом деле не принц. Сходство было почти полным. Но Лири заметил меня, вот почему он погнался, за мной. Я наткнулась на вас, но не потому, что так было задумано. Я увидела в этом возможность увести вас оттуда, где с вами могло случиться непоправимое. Только по этой причине я просила вас о помощи.
Грант долго молча смотрел на нее.
– А ваши ласки тоже были частью плана увести меня оттуда, где мне грозила опасность? – спросил он наконец так тихо, что Эмили не расслышала бы, не стой она так близко.
Она покачала головой:
– Нет. Вы шли за мной, давили на меня, расспрашивали, хотя в то время я не понимала, почему вы так сведущи в умении вести допрос. Я попыталась убежать в спальню, надеясь, что успею запереть дверь и вылезти в окно, но вы оказались очень проворным. Вы подошли к истине совсем близко, поэтому я… – она вспыхнула при этом воспоминании, – я поцеловала вас, чтобы отвлечь. Я никак не думала, что дело зайдет так далеко, но потом вы прикоснулись ко мне, и я не смогла сказать «нет». Я… я не захотела сказать «нет».
В глазах Гранта мелькнуло желание, которое он не сумел скрыть, и это вызвало в ее теле ответное желание.
Он медленно обхватил рукой ее щеку. Судорожно вздохнув, Эмили припала к его руке.
– Грант, – прошептала она, стараясь сохранить сосредоточенность. – Я должна знать. Вы мне верите? А если верите, неужели вы так рассердились, что не хотите мне помочь? Потому что я уверена – это дело, связанное с принцем, очень важно. И я хочу… нет, мне нужна ваша помощь, чтобы расследовать его.
– Эмили…
Она покачала головой, чтобы не дать ему высказать то, что, по ее мнению, было бы отказом.
– Это даст нам возможность доказать руководству, что мы можем работать. Положить конец слухам о том, что мы не пригодны к делу. Вы мне поможете?

Глава 11

В голове у Гранта все завертелось. На него со всех сторон обрушилось столько неожиданной информации, что он почти уже не воспринимал ее, и уж тем более не мог дать осознанный ответ на вопрос Эмили.
Эмили. Господи, Эмили оказалось той самой женщиной, с которой он провел тогда ночь. Женщиной, которая изменила его жизнь за несколько часов. Да еще и тайным агентом.
Эта мысль начала проникать в сознание, оттесняя все остальные. Эмили – тайный агент. В недавнем прошлом на нее было совершено нападение. Она чуть не умерла, о серьезности ранения можно судить по ее шраму. А совсем недавно… черт побери, совсем недавно на нее чуть не напал Каллен Лири. Грант прекрасно понимал, что ждать от Каллена милосердия не стоит даже женщине.
Если бы Лири поймал ее, то получил бы извращенное удовольствие, вдоволь поиздевавшись над ней прежде, чем лишить жизни.
Грант сжимал и разжимал кулаки, думая об этом. И вспоминая. Воспоминания явились украдкой – воспоминания об изрешеченном пулями теле Давины. О ее пустых безжизненных глазах. Он тогда поклялся никогда больше не допускать, чтобы женщина, которая ему дорога, оказалась в подобной опасности. И что он будет держать всех женщин на расстоянии вытянутой руки, чтобы не втягивать их в свою опасную жизнь. Но Эмили сама ведет такой образ жизни – полный риска, и может погибнуть в любой момент. От этой мысли все внутри переворачивалось.
– Грант! – Хотя голос Эмили донесся до него сквозь дымку воспоминаний, Грант отчетливо услышал в нем нескрываемую тревогу.
Он шагнул вперед прежде, чем она успела отступить. И это доказывало его правоту – кем бы ни была Эмили, убежать от него она не может.
– Как вы можете подвергать себя такому риску? – спросил он, тяжело дыша. – Как? Особенно после ранения. И еще осмеливаетесь просить, чтобы я работал вместе с вами против такого опасного человека, как Лири? Чтобы я смотрел, как вы подвергаете себя опасности? Я же не смогу вас защитить!
Глаза ее сузились, Эмили пошевелилась. Движение было таким внезапным, таким плавным, что застало Гранта врасплох. Она вскинула руки и ударила его по рукам с такой силой, что боль отозвалась в плечах. Хватка его разжалась, и Эмили выкрутила ему руки, рванула вверх и тут же подставила Гранту подножку.
Грант оказался на полу, а Эмили сидела на нем верхом.
– Мне не нужна ваша защита, – задыхаясь сказала она. – Мне нужна ваша помощь в расследовании. Эти разные вещи.
Грант шевельнул бедром и ударил в нее изо всех сил. Она скатилась на спину, тихо крякнув, и он накрыл ее своим телом. Она изгибалась, но он не уступал, удивляясь, какая она сильная. Месяцы, если не целый год никому не удавалось сбить его с ног. Ее способности не могли не произвести на него впечатления.
Ее тело двигалось под ним, мягкое и теплое. После их недавней схватки она так и не привела себя в порядок. А Грант остался неудовлетворенным. И теперь плоть его возбудилась с удивительной быстротой.
Он крепче прижал Эмили к полу, и она широко раскрыла глаза.
– В нашем деле все может измениться в мгновение ока, – прерывающимся голосом прошептал он.
Она кивнула.
– Я это знаю, – сказала она, задыхаясь, но не потому, что старалась побороть его. – Поверьте, это я знаю лучше, чем что-либо другое.
– Тогда вы должны понять, почему я не могу с вами работать. – Он опустил голову и ощутил ее горячее дыхание. Ему хотелось раствориться в ней, хотя она принадлежала к тому разряду женщин, избегать которых он поклялся. – Просто сообщите мне все сведения, которые у вас есть, и я с удовольствием займусь этим делом.
Думая, что он поцелует ее, Эмили повернула голову, но при этих словах глаза ее озарились гневом:
– Выбирайте одно из двух. Либо вы работаете вместе со мной, либо я сама веду расследование.
Грант скатился с нее.
– Черта с два!
Эмили даже не поморщилась от этих грубых слов, она смотрела на него затуманенным взглядом. Потом оперлась о локоть.
– А что если я донесу об этом? – резко спросил Грант, злясь на Эмили за то, что она навлекает на себя опасность, и на себя за то, что тело его реагирует так бурно.
Эмили пожала плечами:
– Тогда мы оба провалим дело. Нас опять заставят заниматься рутинной конторской работой. Или, что еще хуже, вообще отстранят от дел.
Он закрыл лицо руками. Она права, черт бы ее побрал. Если он доложит начальству, у него это дело отберут. Если он хочет и дальше заниматься работой, если хочет доказать свою профессиональную пригодность, нужно прийти к начальству, обладая множеством фактов, тогда потребуется очень много времени, чтобы ввести в расследование другого агента.
– Вы знаете, что я права, – голосом сирены сказала Эмили. А он был всего лишь отчаявшимся моряком, которого влекло к ней, несмотря на четкое понимание – и совместная работа до добра не доведет.
Грант открыл глаза и посмотрел на Эмили. Вид у нее был восхитительный, хотя она и лежала на полу гостиной, опираясь о локоть, со спутанными волосами, в сбившемся набок платье.
Что он будет делать, если она снова начнет угрожать ему? От этой мысли грудь у него сжалась, но выбора не было. Если он не захочет сотрудничать с ней, она начнет расследование в одиночку. Если он будет рядом, то хотя бы может охранять ее.
– Да, вы правы. – Он снова выбранился. – Хорошо. Будем работать вместе. Это единственный способ, которым каждый из нас может доказать, что он чего-то стоит. И это единственный способ, которым я могу обеспечить вашу безопасность.
Эти слова удивили Эмили, лицо ее смягчилось:
– Я ценю ваше желание защитить меня, но уверяю вас, я вполне могу это сделать сама. Кажется, я только что это доказала.
– Может быть, – сказал он, качая головой. – Но я все равно буду вас защищать.
Она прикусила губу, чем и привлекла его внимание к своему рту. Как же хотелось ему снова прижаться к этим губам. Но теперь, когда они стали сотрудниками, она, конечно, не позволит ему этого. Даже самый зеленый новичок знает, что сочетание наслаждения с расследованием – смесь взрывоопасная.
Только вот смотрит она на него с таким видом, словно не может устоять перед ним точно так же, как и он перед ней. И сколько в этом взгляде опасности и чувственности!
– Вы… вы ведь знаете, что ночь, которую мы провели с вами… что она кое-что значит для меня? – спросила она, став на колени и придвигаясь к нему.
Он сел, глядя на ее соблазнительные движения, обдумывая вопрос, вспоминая, как она отзывалась в ту ночь на его прикосновения.
– Да. Думаю, да.
– А для вас… для вас она что-нибудь значила? – прошептала она.
Господи, неужели ей это непонятно? Неужели она этого не почувствовала?
Он протянул к ней руку, хотя и не следовало этого делать. И понял, что ответит ей честно, хотя и должен вести себя иначе:
– Для меня она очень много значила.
От радости глаза у нее стали еще ярче и красивее, чем всегда. Смотреть в них было почти больно, но отвернуться он не мог.
– Тогда мне нужно от вас еще кое-что. – Красивый румянец окрасил ее лицо. – Кое-что еще, кроме сотрудничества, о котором я вас прошу, и защиты, которую вы предлагаете.
– Что же? – спросил он и услышал, что голос его прозвучал хрипло. И причиной тому – непреодолимое влечение к Эмили.
А она провела пальцами по его скуле, очертив линию подбородка и коснувшись губ. Потребовалась вся его воля, чтобы не забрать этот пальчик в рот и не притянуть Эмили к себе.
– Мне нужны вы. – Она твердо посмотрела ему в глаза. – Нас тянет друг к другу. Меня никогда еще ни к кому так не тянуло. Возможно, вас тянет ко мне не так сильно, как меня к вам, но я знаю, что вы меня хотите. Даже сейчас.
Он кивнул, слишком потрясенный, чтобы говорить.
– И я хочу этого. Обычно я не поощряю в себе такие примитивные чувства, но с той ночи, когда я чуть не умерла, я не… – Она замолчала, и Грант наклонился к ней.
– Что? – спросил он так тихо, что слова его почти не были слышны.
Она с трудом сглотнула.
– Я не чувствую себя живой. А в ту ночь, которую я провела с вами, я словно ожила. Та ночь заставила меня забыть обо всем, и я… мне это нужно. Так как вы на это смотрите?.. – Она замолчала, и Грант чуть не закричал от отчаянья. – Хотите вы завести со мной роман, пока мы работаем вместе?
Эмили затаила дыхание. Да, ее слова были смелыми, смелее некуда, но внутри она чувствовала что угодно, только не смелость. Она призналась, что ее влечет к Гранту, и это сделало ее уязвимой. А она не привыкла ощущать себя уязвимой.
Выражение, появившееся на лице Гранта, не помогло ей. Он просто уставился на нее, раскрыв рот, с таким видом, как будто она предложила ему голым пробежать по главной улице Лондона или что-то в этом роде. Не может же быть, чтобы ее предложение вызвало у него такое отвращение? Ведь когда они боролись, она ощутила неопровержимые доказательства его желания. Он ведь чуть было не овладел ею на диване – перед тем, как она рассказала ему правду. Физическое притяжение между ними не могло исчезнуть в такое короткое время.
– Эмили, вы действительно имеете в виду то, о чем просите? – сдавленно спросил он тихо и неотчетливо.
Она кивнула, откинув плечи назад, потому что старалась напустить на себя вид холодного самообладания. Нельзя же показать ему, что вожделение ужасает ее и что ожидание его ответа пугает ничуть не меньше.
– Я не из тех женщин, которые шутят подобными вещами, – сказала она, крепко зажав в кулачках складки платья. – И говорю совершенно серьезно. Я обдумала последствия и возможные ловушки, и хочу рискнуть. А вы хотите?
– Но ваша репутация…
Она пожала плечами:
– Я вдова. Если мы будем все держать в тайне, я не понимаю, почему моя репутация подвергнется большему риску, чем у многих других женщин, занимающих такое же положение в обществе и ищущих удовольствий вне брачных отношений.
– А что, если будет ребенок? – спросил он.
Она вздрогнула. Теперь он подошел к сути дела. Подошел к больному месту, которое ее покойный муж раскопал и в которое въедался при всякой возможности.
– Есть способы избежать беременности, – прошептала она. Ах, она хорошо знала эти способы. – Конечно, придется быть осторожными. У меня нет никакого желания закончить карьеру тайного агента или подвергнуть своего ребенка всем тяготам жизни, на которые обречены незаконнорожденные.
– У меня никогда не будет незаконнорожденных детей, – проговорил Грант так тихо, что она едва расслышала его слова.
Эмили резко вскинула голову. Вид у него был смертельно серьезным. Он не хочет бастарда. Все внутри у нее перевернулось и сжалось.
Конечно, не хочет. Она по горькому опыту знала, что мужчины определенного класса и воспитания не хотят иметь незаконнорожденных детей, чтобы те не напоминали им о прошлых грешках. Для них, как в женах, так и в детях, очень важны родственные связи и родословные. На долю побочных детей мало что остается, в лучшем случае – деньги. Она сталкивалась с этим всю жизнь, и это не было для нее сюрпризом.
– Вы хотите меня? – спросила она, не сводя с него глаз, хотя ей было очень страшно. – Ваши колебания вызывают у меня удивление…
Он обхватил ее пальцы горячей рукой:
– Эмили, вы знаете, что вы мне желанны. Я думаю, что пыл, который охватил нас с вами, как он ни неожидан, все-таки очевиден. Я только боюсь, что связь наша может усложнить наше сотрудничество. А когда расследование закончится, что будет означать какая-то связь?
Эмили никак не думала, что он станет задавать такие вопросы. Она предлагает ему роман и не требует никаких уз… Все, выходящее за пределы плотской связи, для нее недоступно. Она может надеяться только на то, что Грант и дальше будет помогать ей чувствовать себя живой, уменьшит ее страхи перед окружающей опасностью. А когда все кончится, Эмили отпустит его. Он найдет себе подходящую жену, а она вернется к своим обязанностям.
Эмили откашлялась.
– Я думаю, что не стоит примешивать чувства высшего порядка к чисто плотской связи.
Она подумала о бурных чувствах, которые омрачали ее отношения с мужем. Страх, отвращение, негодование, томление… все эти чувства привязали ее к супругу и не давали уйти от него. Они давали мужу огромную власть над ней, и она поклялась, что никогда и никому больше не даст обрести над ней такую власть.
Грант кивнул:
– Думаю, вы правы.
– Ну и зачем нам примешивать сюда наши чувства?
Сердце у нее кольнуло, она уже питает кое-какие чувства к Гранту. И поскольку Эмили считала, что он терпеть ее не может, на глаза навернулись слезы.
Она отмахнулась от этих мыслей. Он нагнул голову.
– А вы способны на такое?
Она поджала губы:
– А вы? Не думайте, что я не могу владеть своими чувствами просто потому, что я женщина. Умение держать себя в руках входило в программу моего обучения, как и в вашу. Если я решу не впускать в сердце ничего, кроме вожделения, ничто не сможет туда войти. В этом я совершенно уверена. Вы можете сказать о себе то же самое?
Что-то мелькнуло в его глазах. Это что-то взывало к ней, заставляя усомниться в собственных словах.
– Да, я могу отделить любовь от вожделения. – Веки у него отяжелели, взгляд упал на ее губы, потом ниже. Тело Эмили отреагировало на это соответствующим образом, и жаркое желание пробежало по нему. – Я хочу вас, Эмили. Я хочу вас с такой силой, что мне больно прикасаться к вам, несмотря на все предостережения разума.
Она положила руки ему на плечи, встала на колени и приблизила губы к его губам.
– Значит ли это, что вы согласны на мое предложение?
Он коснулся ее губами, сначала легко, потом сильнее.
Казалось, он пробует их на вкус, растягивая поцелуй как можно дольше, чтобы проверить, насколько Эмили владеет собой. И насколько он сам владеет собой.
– Да, Эмили. Да поможет мне Бог. Да, – пробормотал он, прерывая поцелуй.
– Сейчас, – прошептала она, снова притянув его к себе.
– Сейчас? – Он заглянул ей в глаза.
Она кивнула:
– Сейчас.
Он обхватил ее подбородок, поднял лицо и застонал:
– Да, сейчас. Но не здесь. Не в гостиной, куда может в любой момент войти кто-то из слуг. Не на полу и не на вдавленном диване. И на этот раз я хочу вас видеть. Я хочу видеть вас всю, Эмили.
Она задрожала. Какое опасное предложение – показать Гранту все. Конечно, он говорит о ее теле, и это ее не пугает. Пугает то, что скрыто под поверхностью. Те вещи, обнаруживать которые он, кажется, прекрасно умеет. Вещи, которые, несомненно, отвратят его.
Но ей так хотелось прикасаться к нему, что она не могла отказать себе в этом желании.
– Наверху, – прошептала она, стискивая его руку.
– А слуги? – спросил он, но уже пошел вслед за ней к двери, подождал, пока Эмили ее отопрет, а потом позволил увести себя наверх.
Она улыбнулась:
– Тайный агент должен доверять своим сотрудникам. Я своим доверяю совершенно.
Больше он не задавал вопросов. Его молчание удивило ее, равно как и его согласие. Она ожидала разговоров и требований на каждом шагу. Но войдя в ее спальню, он остановился и молча выждал, пока она запрет дверь.
Но едва Эмили вынула из замка ключ, его поведение резко изменилось. Он прижал ее к двери, ключ со звоном упал на пол, Эмили обхватила руками его плечи, он впился в нее губами. Его губы творили что-то волшебное, невероятное, язык вовлекал ее язык в чувственный танец, пробуя ее, искушая. А его руки, эти крупные, сильные руки! Казалось, они везде на ее теле; вот они скользнули вниз, к бедрам, притянули Эмили к себе, и она задрожала в предвкушении. Он поднял ее легко, словно она ничего не весила; Эмили развела ноги, а он шагнул между ними, прижимаясь к ней, прижимая ее к двери и целуя.
Эмили вцепилась в его фрак, расстегнула на нем пуговицы, но не могла двигаться, как ей хотелось, потому что была прижата к двери. Ей удалось наполовину стянуть с него фрак, и Грант уже начал отводить в сторону мешающие ему юбки, как вдруг остановился.
Он посмотрел на нее темными глазами, остекленевшими от страсти. Эмили не сомневалась, что у нее глаза точно такие же.
– Нет. – И Грант поставил ее на ноги. – Так нельзя. Не в этот раз.
Смятение охватило ее, требовательное вожделение пробегало по ее телу, как волны.
– Грант!
Он схватил ее за руку.
– На этот раз мы не будем торопиться.
И повел ее к кровати, и она пошла покорно, и остановилась, когда остановился он.
– У нас впереди много времени.
Услышав эти слова, Эмили подумала, что упадет от желания на колени. Она почувствовала, что готова позволить Гранту почти все.
Особенно когда его пальцы добрались до жемчужных пуговиц, которые он уже расстегивал сегодня. На этот раз они расстегнулись так же легко, и он просунул руку под платье и стал ласкать ее плечи, не отводя взгляда от ее глаз. Когда он спустил с ее плеч платье, Эмили все еще смотрела в его глаза. И отвела взгляд только когда платье упало к ее ногам, а он резко втянул в себя воздух.
– Я должен сделать еще одно признание, – прошептал Грант, наклоняя голову и жарко целуя Эмили.
– Опять признания? – Она припала к его рукам, а он взял в зубы лямку сорочки и стянул ее с плеч Эмили.
Он кивнул, вытащил шпильки из ее волос, и белокурые локоны упали ей на плечи, на спину, обвились вокруг его рук и скрыли ее груди. Он отвел эти локоны в стороны.
– Только одно признание.
– Какое же?
– В нашу первую ночь любви, – прошептал он, стягивая вторую лямку и отбрасывая сорочку туда, где уже лежало платье, – еще не зная, что та женщина – это вы, я думал о вас. Когда я ласкал ту женщину, я представлял себе вас, понимая, что этого не следует делать.
Эмили закрыла глаза и тихо застонала. Большего удовольствия он не мог ей доставить. Его признание, казалось, коснулось души.
– И еще одно, последнее признание, – прошептала она. – Я ревновала. Ревновала к этой женщине, хотя сама была ею. Мне хотелось, чтобы вы знали, кого ласкаете. Я чуть было не нарушила свой долг и не сказала вам об этом.
Он выпрямился во весь рост и заставил ее откинуть голову назад, чтобы посмотреть на него. В его глазах была нежность. И мягкость, чего Эмили совсем не ожидала.
– Я рад, что та женщина – это вы, – пробормотал он и положил ее на кровать.
Эмили посмотрела на него из-под полузакрытых век. Он никогда еще не видел таких красивых женщин и никогда еще ни одна из них не вызывала у него такого сильного вожделения. Он протянул руку и провел тыльной стороной по изящному изгибу ее шеи, по ложбинке между грудями, и ниже, по плоскому животу. Заметив шрам, Грант поморщился, представив себе, как ей было больно. А она лежала перед ним на кровати и смотрела на него со страстью. Она не высказывала ни страха, ни беспокойства, она была смела и соблазнительна. В ней было все, что ему нужно.
Эта мысль как будто вспыхнула у него в голове. Да, все, что ему нужно, а также все, избегать чего он поклялся. Но Грант отмахнулся от этой мысли и прижался губами к ее животу. Она выгнулась от его прикосновения, вцепилась в простыни, как и в тот раз, когда он ласкал ее впервые. Только на этот раз в комнате было светло от заходящего солнца. Не было никаких переодеваний, и темнота их не разделяла. Он мог вволю любоваться ею. Мог наслаждаться тем, как кривятся от наслаждения ее губы, как вспыхивает бледная кожа. Эмили медленно села.
– Я тоже не рассмотрела вас как следует в ту ночь, – с шаловливой улыбкой прошептала она.
Грант освободился от одежды в самое короткое время. Теперь он стоял перед Эмили обнаженный и смотрел, как ее взгляд скользит по нему. Это пылкое, беззастенчивое рассматривание вызывало у него наслаждение.
– Господи, – промурлыкала она, жестом подзывая его к кровати, – какой вы красивый.
Он не мог сдержать улыбки, ложась рядом с ней:
– Обычно мужчин не называют красивыми.
– Обычно они и не бывают красивыми. Но вы – другое дело.
И чтобы подчеркнуть свои слова, она повторила все то, что только что проделал он, – провела тыльной стороной руки по его плечам, груди, животу, а потом с нежностью и силой обхватила рукой его копье.
Грант закрыл глаза и застонал. Наслаждение казалось почти невыносимым. Нечего и говорить о том, что он почувствовал, когда она принялась целовать его и теребить языком. Он испугался, что освободится прежде, чем доставит удовольствие ей. Грант опустил Эмили на спину и завладел ее губами. Потом раздвинул ей ноги, и она выгнулась ему навстречу, ясно давая понять, чего хочет. И он выполнил ее желание, войдя в нее одним плавным движением. Она хрипло вскрикнула. А он старался всеми силами держать себя в руках, чтобы продлить наслаждение. И потом, он ведь знал, что на этот раз с ним была действительно Эмили, а не просто плод его воображения.
Она смотрела на него, слегка раскрыв губы, а потом облизнула их, когда его удары стали чаще. Это было мучительно, но ему хотелось подарить ей освобождение прежде, чем он обретет его сам. С той первой их ночи он был одержим желанием видеть это. Видеть, как она достигнет высшей точки.
Удар более сильный заставил Эмили задохнуться, она выгнулась, тело у нее пылало. И наконец он довел ее до освобождения.
Она крепче сжала бедрами его талию, ноги ее дрожали, тело пульсировало. Но он потерял самоконтроль, увидев ее лицо. Оно выражало всю полноту наслаждения, и от этого ее и без того красивое лицо стало просто неотразимым.
Он вскрикнул, ощутив движение семени. Потом упал на постель рядом с ней, обхватил Эмили руками и не отпускал, пока оба они не обрели способность дышать нормально.

Глава 12

Грант лежал на боку, прикрывшись простыней. Эмили, глядя на него, лежала на спине, а он водил кончиком пальца по ее телу.
Наслаждение, которое они испытали, было сокрушительно сильным. Но с тех пор как они медленно ослабили крепкие объятия и Грант укрыл обоих смятыми простынями, Эмили не произнесла ни слова. Она только удовлетворенно смотрела на него.
А он думал о том, что пережитое наслаждение просто невероятно, что он с трудом удержал себя в руках, и о том, что раз они договорились избегать беременности, в следующий раз ему придется быть более сдержанным. Грант вздрогнул, подумав о том, что будет в следующий раз. И в следующий. Эмили принадлежит ему в самом греховном смысле этого слова. И будет принадлежать, по крайней мере пока не кончится их сотрудничество.
Но теперь нужно сосредоточиться. Хотя бы на некоторое время.
– Нам нужно обсудить то дело, которое вы обнаружили.
Она улыбнулась:
– Вы воистину знаете, что и когда сказать, милорд.
Он не удержался и фыркнул, удивляясь, как это хорошо – обрести способность смеяться. Почти год он не позволял себе расслабиться. Теперь это казалось естественным.
– Держу пари, вам хочется именно этого – говорить о деле, – пошутил он.
Она дернула плечом.
– Признаюсь, я люблю свою работу.
Он уже не улыбался. Она любит свою работу, хотя может оказаться из-за нее в опасном положении.
Должно быть, Эмили почувствовала перемену в его настроении, потому что голос у нее стал деловым и рассудительным.
– И вы правы. Мы должны действовать быстро; необходимо выяснить, что задумали самозванец и его помощники. Мы должны выяснить, насколько сильна опасность, которой подвергается принц.
– Если Каллен Лири вовлечен в этот заговор, я бы сказал, что опасность эта велика. – Мысли Гранта вернулись к той ночи, когда Лири гнался за Эмили, и при воспоминании о том, что ей грозило, все внутри перевернулось. – Мне не нравится, что вы вовлечены в эту историю, тем более, что Лири уже преследовал вас.
– Мне бы не хотелось заново начинать этот разговор, – возразила она.
– А я считаю, что нам необходимо обсудить это еще раз.
– Я обнаружила это дело, и не позволю, чтобы меня отстранили от расследования из-за каких-то неверно понятых соображений о моей безопасности. Мне хватает этих соображений со стороны подруг, и с вашей стороны они мне не нужны.
Грант сжал губы. Эмили упряма до смешного. Невозможно убедить ее отказаться. Оставалось только надеяться, что он сумеет ее защитить, когда понадобится.
– Хорошо, – недовольно проговорил он. – Но нужно решить, с чего мы начнем. Вы узнали кого-нибудь – из тех, кто гнался за вами тогда в «Синем пони»?
Она покачала головой:
– Только Лири. Человек, изображающий принца, был загримирован, и нельзя было разобрать, знаком он мне или нет. А второго я никогда раньше не видела. Он не из тех, кого я знаю по прошлым делам или кто числится в списке разыскиваемых.
Грант думал, поглаживая подбородок.
– С Наполеоном покончено. Держу пари, его схватят еще до весны, если весна вообще придет после этой жуткой зимы. Этот заговор мог бы иметь отношение к нему, но его агенты работали бы поаккуратней и не стали бы создавать двойника принца в самом сердце низкопробного притона, да еще в комнате со сломанной дверью.
Эмили кивнула:
– Согласна. Профессионалы были бы осторожнее. Это может быть личная месть. За эти годы принц нажил множество врагов. А может быть и изменой – планом убийства… или просто планом, цель которого – унизить принца. В любом случае мы должны узнать наверняка. Я попробую разузнать о нынешней местонахождении принца, о его передвижениях, – о планах или встречах, которые намечены у него на ближайшее время. Если, эти люди собираются напасть на него, то, получив эти сведения, мы получим и схему передвижений наших преступников.
Грант вздохнул и спустил ноги на пол. День уже переходил в вечер, длинные тени протянулись через всю комнату.
– Хорошо. Пока вы собираете сведения о принце, я воспользуюсь своими источниками в Военном министерстве, чтобы выяснить насчет Лири. Он имел отношение к делу, которое я вел год назад. – Грант замолчал, ожидая, когда явится боль, которая всегда сопровождала воспоминания о той ночи. Как ни странно, впервые эта боль притупилась. – У нас хранится множество папок с документами на него, и я могу произвести поиски, не вызывая подозрений.
Эмили сидела, натянув на себя простыню, и смотрела, как Грант надевает смятую рубашку и панталоны. Едва заметная улыбка, искривившая уголок ее рта, чуть не заставила Гранта сбросить одежду и снова лечь рядом с Эмили.
Ее чувственный взгляд ясно говорил о том, что она испытывает. Со стоном он наклонился и запустил пальцы в ее шелковистые локоны. Губы их встретились, и на миг Грант забыл о деле, о прошлом, обо всем, кроме желания.
– А знаете, – прошептала она, когда поцелуй кончился, – я не смогу начать поиски до завтрашнего утра. – И ее пальцы потянулись к его рубашке.
Он усмехнулся:
– Я тоже не смогу до завтрашнего утра заняться папками.
– Замечательно, – сказала Эмили и притянула его к себе. – Значит, у нас есть целая ночь.

– Ты мне доверяешь?
Ана резко остановилась в дверях своей гостиной и уставилась на Эмили. Потом поджала губы, закрыла за собой дверь и сказала:
– Доброе утро.
После чего подошла к Эмили и слегка обняла ее.
– Я не думала, что так скоро увижу тебя после вчерашнего неприятного разговора.
Темный румянец залил щеки Эмили. Вчерашний разговор. Господи, что она тогда наговорила! И какими приятными делами занялась после того, как подруги ушли.
– Эмили!
Отогнав воспоминания, Эмили села:
– Прежде чем мы продолжим разговор, ты должна понять, что я совершенно не завидую твоему счастью или счастью Мередит.
Лицо Аны посветлело:
– Конечно, не завидуешь. Я никогда так и не думала.
У Эмили точно гора с плеч свалилась. Ведь две подруги составляли ее семью. Когда в их отношениях возникли возмущение и непонимание, это было похоже на петлю вокруг шеи.
– А я знаю, что ты поступала так, чтобы защитить меня. Но я должна получить ответ на свой вопрос. Ты мне доверяешь?
Ана внимательно вглядывалась в нее, и Эмили поняла, что подруга пытается понять, что выражает ее лицо, пытается предположить, что означают это внезапное появление и расспросы и только после этого Ана даст такой ответ, который может привести к нежелательным последствиям. Наконец Ана вздохнула и сказала:
– Ты знаешь, что я тебе доверяю. Так было всегда. Доверие не имеет никакого отношения к нашему обману.
Из собственного опыта Эмили знала, что доверие имеет отношение ко всему, но спорить ей не хотелось.
– Я хочу просить тебя об одном одолжении, и тебе это, возможно, не понравится.
Ана встала и подошла к окну.
– Эмили…
– Выслушай меня, – умоляюще попросила Эмили. После недолгого колебания Ана медленно кивнула.
– Мне нужно, чтобы ты добыла всю информацию, какую сможешь, о том, чем занимался принц-регент за последние недели, а также что-нибудь о его предстоящих планах и перемещениях. Планах как общественных, так и личных.
От удивления Ана раскрыла рот. На некоторое время между подругами воцарилось молчание.
– Господи, Эмили, – тихо выговорила наконец Ана. – Во что же ты ввязалась?
Эмили скрестила на груди руки. Кажется, все будет гораздо труднее, чем она ожидала. Ее уже грызло чувство вины.
– Я… я пока еще не могу рассказать тебе. – Ана приготовилась было возразить, но Эмили торопливо продолжила: – Скажу только, что после того как вы с Мередит ушли, я сообщила Гранту правду о наших «поручениях». И что он и я наткнулись на новое дело. Но пока что я больше ничего не могу сказать.
Шагнув вперед, Ана в молчаливой просьбе протянула руки:
– Но нельзя же рассказать то, что ты мне рассказала, потребовать, от меня того, что ты потребовала, и думать при этом, что за ответ на мой вопрос я соглашусь обойтись без подробностей. Мне нужно знать больше, прежде чем я займусь деятельностью будущего короля!
Эмили встала.
– Ты сказала, что доверяешь мне. Так что поступай соответственно. Поступай так, как если бы меня не ранили и я осталась тем же человеком, которого ты знала шесть месяцев тому назад. Если бы я тогда обратилась к тебе с такой просьбой, ты ее выполнила бы?
Лицо у Аны сморщилось, и Эмили едва удержалась от крепкого выражения. Она мучила подругу, и это было невыносимо. Но выбора у нее не было. Она не могла втянуть в это дело Чарли и леди М. Пока что не могла.
– Ты просишь невозможного. – Ана смахнула неожиданно набежавшие на глаза слезы. – Как я могу забыть, что тебя ранили? Иногда я просыпаюсь вся в поту, потому что мне снится та ночь, когда я нашла тебя, истекающую кровью. Иногда мне снится, что врач не может остановить кровь. Что ты умерла. А иногда я смотрю на тебя и вижу в твоих глазах пустоту, и это пугает меня.
Эмили отступила, удивленная искренностью подруги. Ей и в голову не приходило, что Ана все еще не оправилась от потрясения после нападения на подругу. Не оправилась точно так же, как и она сама, Эмили. Вот почему она должна расследовать это дело. Это единственный способ одолеть своих демонов.
– Если тебе видится пустота в моих глазах, так это оттого, что я жажду снова приступить к работе. – Эмили обняла подругу и крепко прижала к себе. – Я пуста, потому что не занята делом. Обещаю, что, больше ни о чем не стану тебя просить. Только добудь те сведения, которые мне нужны.
Ана долго смотрела на нее, и Эмили стало неловко.
– Ты работаешь вместе с ним?
Эмили медлила с ответом. Под «ним» явно подразумевался Грант. Что пользы лгать? Особенно если учесть, что правда могла бы снять тяжесть с совести Аны и открыла бы дверь туда, куда хотела проникнуть Эмили.
– Да. Я думаю, что мы с ним оба заслужили шанс доказать свою пригодность к работе.
– А ты ему доверяешь?
Ах как много было в этом вопросе.
– Я… я чувствую, что он может выполнять свои обязанности. Он мастер своего дела.
И снова Ана проницательно посмотрела на нее:
– А что еще ты чувствуешь к нему?
Эмили попятилась, споткнулась о стул, с которого недавно встала.
– Что я чувствую к нему? Конечно, ничего. Почему ты задаешь такие глупые вопросы?
Ана пожала плечами:
– Когда вы вчера смотрели друг на друга, в ваших взглядах было что-то необычное. Я подумала, что у тебя, возможно, появились к нему какие-то более глубокие чувства.
На Эмили нахлынули воспоминания, и она закрыла глаза. Она вспомнила руки Гранта, прикасавшиеся к ее телу. Его губы на своих губах. Вспомнила, как они сливались в одно целое. И их клятву не позволить чувствам помешать расследованию. Да, все это было…
– Нет. Между нами ничего нет.
Судя по виду Анастасии, это ее совсем не убедило, но подруга, вздохнув, сказала:
– Хорошо. Я разузнаю насчет принца. Ты не хочешь заниматься этим лично, чтобы не возбудить подозрений у Чарли?
– Да. Спасибо, Ана.
Подруга недовольно поджала губы:
– Мне потребуется несколько дней, чтобы собрать нужные тебе сведения. Это дело деликатное, и сделать его непросто.
– Вот и хорошо. Я надеюсь, что за это время найду еще и другие ключи к делу. – И Эмили направилась к двери, охваченная новым ощущением – волнением из-за того, что она приступила к делу и ожила.
И еще она предвкушала, что скоро встретится с Грантом.
– Прошу тебя, будь осторожна, – сказала Ана, провожая ее до дверей. – Прошу тебя.
Эмили с улыбкой глянула на подругу:
– Конечно, я буду осторожна. Я всегда осторожна.
Но когда Эмили шла к дожидавшейся ее карете, улыбка исчезла. Ала заметила, что между ней и Грантом что-то есть. И это никуда не годится – Эмили не сумела скрыть свои чувства.
И никуда не годится, что она вообще испытывает какие-либо, чувства к Гранту. Потому что такой человек, как Грант, никогда не ответит на них.

Грант сидел в гостиной Эмили, постукивал пальцами по подлокотнику кресла и ждал ее возвращения. Его взгляд скользил по комнате и наконец остановился на диванчике, где вчера они сорвали одежду друг с друга. Конечно, это навело Гранта на мысли о ее спальне и о наслаждении, которое они там испытали.
Неуместное возбуждение охватило Гранта, и он несколько раз втянул в себя воздух, чтобы успокоиться. Нужно как-то остыть от этого чувственного наваждения, в которое его погрузила Эмили. Он вообще никогда не увлекался, особенно теми женщинами, с которыми вступал в связь, только Давина увлекла его на более долгий срок. Но нужно признаться, что даже она не завладела Грантом с такой силой. Она не вызывала у него такого мощного, непреодолимого желания, которое теперь преследовало его постоянно.
Вообще-то Эмили уже не должна до такой степени воспламенять его кровь. Мысль о ней не должна заставлять его пульс биться так неистово. Так почему же она все еще стоит в его голове на первом месте? Весь день. Всю ночь.
Дверь отворилась, и вошла Эмили. Ее ярко-синие глаза вспыхнули, встретившись с его глазами, и он неловко поднялся с кресла.
Вот почему она все еще стоит в его мыслях на первом месте. Вот почему последние двадцать четыре часа его терзают воспоминания о ней. Потому что когда она смотрит на него, все остальное теряет значение.
Она направилась к нему, но он встретил ее на полдороге, хотя и не помнил в точности, в какой именно момент приказал своим ногам задвигаться. Он обнял Эмили и прижался к ней губами. Ее пальцы запутались в его волосах, и она легонько вздохнула. Он вливал в себя поцелуй, а целовались они с таким жаром, будто боялись оторваться друг от друга. Будто боялись, что этот поцелуй – последний.
Конечно, это было смешно. Они обещали, что связь их будет длиться все то время, пока они ведут расследование. Поиски только что начались. И Грант был уверен, что потом Эмили уже не будет его волновать.
Так должно быть. Они дали клятву. Конечно же, он не может быть связанным с тайным агентом, которая ни за что не пожелает расстаться со своей работой. Не сможет он жить, зная, что Эмили подвергает себя опасностям, а он не в силах ее уберечь. Остановить. Не в силах защищать ее постоянно.
Он медленно отодвинулся, внимательно глядя на нее. Они долго смотрели друг на друга… Ее глаза остекленели от вожделения, широко раскрылись от удивления, и он знал, что все это так же явно выражается и на его лице.
– Д-добрый вечер, – наконец пробормотала она. Горячий румянец залил ее лицо и напомнил Гранту, как она выглядит, когда достигает высшей точки наслаждения. Он едва удержался, чтобы не застонать.
– Здравствуйте, Эмили, – тихо сказал он.
Эмили помотала головой, словно старалась освободиться от впечатления, которое он произвел на нее, и указала на стул, на котором он сидел до ее появления. Он улыбнулся, глядя, как она расправила юбки, сел, попытался взять себя в руки, попытался сделать вид, что этот жадный поцелуй не произвел на обоих ошеломляющее впечатление. О ее состоянии говорило только прерывистое дыхание.
Но слабости есть у любого тайного агента, и слегка порозовевшая шея Эмили выдавала ее волнение, хотя взгляд был спокоен, и голос звучал ровно:
– Я рада, что вы пришли. Мне не терпелось поговорить с вами после той записки, что я получила от вас утром.
Вошла горничная с чаем, и Эмили замолчала. Горничная поставила поднос на низенький столик между ними, Эмили махнула ей рукой. Служанка присела и вышла, закрыв за собой дверь. А Эмили принялась разливать чай.
Грант любовался изящным изгибом ее шеи, манерой наклонять голову, тем, как она наливает в его чашку янтарный напиток. Эмили выполняла свои обязанности как истинная леди, с великолепным спокойствием. Все было, как полагается, и если бы сейчас в гостиную кто-нибудь вошел, то увидел бы перед собой только светскую даму, вдову, выполняющую обычные обязанности хозяйки дома.
Только Грант знал правду. Знал, что под этой спокойной, сдержанной внешностью скрывается женщина, способная сбить его с ног несколькими движениями. И при этом страстная и пылкая.
При этой мысли его неожиданно охватила гордость. Она доверила ему свои тайны. Он готов был держать пари на своего лучшего жеребца, что такие вещи даются ей нелегко.
– Грант, вы меня слушаете?
Он покачал головой и поставил на стол чашку. Он не мог оторвать от нее взгляд.
– Нет.
При этих словах в глазах ее мелькнуло раздражение, и Эмили сжала губы.
– Я спросила, что вам удалось узнать насчет намерений Лири. Ваша сегодняшняя записка говорит о том, что у вас есть новости.
Грант встал, подошел к окну и устремил взгляд на улицу. Если он будет смотреть на Эмили, придется постоянно контролировать себя. А так он хотя бы сможет сосредоточиться, глядя, на кружащийся над садом снег.
– Да, я получил доступ ко всем записям, имеющим отношение к деятельности Лири после последнего дела; над которым я работал.
Грант слышал, как она встала у него за спиной, и тихий шелест ее платья отдался у него в ушах. Она пошла к нему, и Грант представил себе, как колышутся ее бедра.
– А что это за дело? – спросила она.
Напряжение его усилилось, но уже не было приятным. Ее вопрос, заданный так тихо и так мягко, пронзил Гранта, словно она ударила его ножом в грудь. На мгновение Грант перестал дышать и едва мог видеть заснеженные картины сада за окном. Показалось, что его уносит прочь, в прошлое, к той ночи…
– Нет, – пробормотал он, с трудом возвращая себя в настоящее.
– Нет? – повторила Эмили и стала у его локтя, глядя на него смущенно и озабоченно. – Грант, вы побледнели. Что случилось?
– Ничего.
Грант прошел мимо нее, пересек комнату, желая, чтобы стихло сердцебиение. Желая, чтобы Эмили не увидела в его глазах правды. Он не хотел смотреть на нее, пока не убедится, что она не разглядит этой правды.
– Это было обычное расследование, – сдавленно и размеренно проговорил он. – Речь шла о продаже оружия врагу. Лири был посредником. Это очень изворотливый человек. Мы не могли найти достаточных доказательств его связей с людьми, которых в конце концов арестовали, его пришлось отпустить.
Эмили понимающе кивнула:
– Да, я знаю, как это может обескуражить. Возможно, теперь вы сможете отомстить этому человеку. Если мы докажем, что он вовлечен в какие-то преступные действия.
– Отомстить, – повторил Грант.
Слово это прозвучало плоско и пусто. Он стремился к отмщению, но сомневался, что оно снова сделает его цельным или счастливым человеком. Оно не вернет жизнь той, которая погибла в темную и опасную ночь год тому назад. Оно не изменит ничего из того, что произошло.
Эмили продолжала настаивать, совершенно не сознавая, что поворачивает нож в его сердце:
– Так чем же он занимался с тех пор? Может ли его заговор против принца иметь отношение к прошлогоднему делу?
Грант отогнал мрак, неизменно сопровождающий его мысли о той ночи, и заставил себя сосредоточиться. И дышать.
– Сомневаюсь. Большая часть преступников по этому делу была схвачена или убита в то время. И вы знаете Лири, знаете, что его может купить любой, кто даст большую цену. Ему неведомы понятия о верности, он идет туда, где больше дадут. Он скорее всего даже не помнит человека, которому служил год назад.
При мысли об этом горький вкус во рту приобрел еще больше горечи.
– Возможно, и так. Но сотрудники Военного министерства неусыпно следят за ним, – сказала она.
Он повернулся к Эмили, надеясь, что наконец-то может посмотреть на нее, не слишком выдавая свои чувства, и заставил себя улыбнуться:
– Да. – Эти сотрудники, докладывают, что он очень, много времени проводит в «Синем пони». – Вы знаете, что владелец этого заведения содержит еще и меблированные комнаты на той же улице? «Синий пони» – вероятно, самое удобное место для встреч, если кто-то из этих людей живет там.
Эмили кивнула, вернулась к креслам, где они сидели в начале разговора, и задумалась. В глазах ее, когда она посмотрела на Гранта, светился недюжинный ум.
– Интересная теория. И что, Лири снимает там комнату?
– Было замечено, что он довольно регулярно входит и выходит из этого дома. Но он может просто ходить туда на назначенные встречи.
– Или навещать свою подружку, – договорила за него Эмили.
Грант этого не сказал. Он предпочел, чтобы Эмили сама заговорила о том, чего он избегал касаться, руководствуясь остатками Джентльменского кодекса. Грант не мог не улыбнуться на ее откровенность, и боль в груди наконец прошла.
– Очень может быть. Я велел надежному источнику проследить за этим. Завтра у нас будет ответ. – Он направился к Эмили, влекомый к исходившему от нее жару, точно человек, слишком долго пробывший на холоде. – А что у вас, Эмили? Вы сегодня тоже занимались поисками. Что вы узнали?
При его приближении она слегка вздрогнула, и он испытал огромную гордость, видя, что действует на Эмили так же, как она на него. Что она следит за каждым его движением, ожидая прикосновений.
Обойдя ее кресло, он встал сзади, глядя на обнаженную кожу ниже волос и выше кружевного ворота ее красивого платья.
– Ана наводит справки насчет планов принца и мест его пребывания, – выдохнула Эмили.
Он провел пальцами по полоске открытой кожи, и Эмили напряглась.
– Знает ли Ана что-нибудь еще?
Она подумала, прежде чем ответить:
– Н-нет. Мне удалось уговорить ее заняться сбором сведений, не сообщая подробностей того дела, которым мы занимаемся.
Грант не сводил глаз со своей смуглой руки, которой водил по ее светлой коже.
– А она не пойдет к вашему начальству?
Эмили тихонько застонала, а потом ответила, задыхаясь:
– Не думаю. Она хочет, чтобы я снова начала доверять ей, и понимает, что этого не произойдет, если она выдаст меня Чарли. Она будет вести поиски по крайней мере какое-то время, пытаясь определить при этом, чем мы с вами заняты.
– Это хорошо.
Грант наклонился и прижался губами к ее затылку. Она обхватила руками его голову и притянула к себе. Грант растворился в желании.
– М-может быть, я еще раз попробую переодеться, – пробормотала она. – Попробую появиться в клубе в качестве еще одной женщины легкого поведения. Если я сумею подобраться к Лири поближе, он, может быть, даже поговорит со мной, похвалится своими деяниями.
Грант резко вскинул голову. Перед глазами у него мелькнула картина – Лири, преследующий Эмили, с лицом, не скрывающим его убийственных намерений. Грант даже подумать не мог, что произошло бы дальше, если бы он не сумел ее защитить.
– Нет, – резко сказал он, отходя от нее. – Это совершенно исключено.

Глава 13

Эмили повернулась и посмотрела на Гранта. Она никак не ожидала такой реакции на свое предложение. Но увидев его лицо, Эмили вскочила.
На лице его были нескрываемая боль, беззащитность, даже панический страх, которых Эмили никогда не видела у Гранта и никак не ожидала увидеть. Но она понимала его, потому что сама чувствовала то же самое.
И тут она поняла, почему Военное министерство обращается с ним так осторожно.
Но ведь она уже видела, как Грант напал на Каллена Лири. Значит, тревога, омрачившая его глаза, не имеет ничего общего с трусостью. Его ужас вызван другими причинами. Более глубокими и мрачными.
Эмили боялась думать о том, что это за причины. Они были слишком личными и могли бы завести ее слишком далеко, а это ей ни к чему. Но не могла она и просто так оставить его в этом состоянии. Ему нужно помочь.
– Грант, – начала она, шагнув к нему.
– Нет! – Его глаза цвета темного шоколада стали почти черными. – Это я вам запрещаю, Эмили.
Ее сострадание сразу же сменилось возмущением, и вместо того, чтобы подойти к нему, она резко остановилась.
– Запрещаете, – повторила она. Голос ее звучал обманчиво спокойно, она обдумывала обуявшие ее чувства. – Прошу прощения, но я считала, что мы – сотрудники, Грант, а не опекун и его подопечная. Вы не имеете никакого права что-либо запрещать мне.
От отчаяния на его лице залегли глубокие морщины.
– Значит, вы снова хотите, чтобы вас ранили? На этот раз смертельно? Наверное, ваши подруги правы. Вас больше нельзя допускать до работы.
Эти слова подействовали на Эмили, точно пощечина. Горло у нее мучительно сжалось, слезы обожгли глаза, но она смахнула их движением ресниц. Она не позволит Гранту увидеть, как сильно ранят ее подобные суждения. Особенно исходящие от него.
– Я бы сказала, лорд Уэстфилд, – тихо заговорила она, кладя руку на спинку кресла и впиваясь ногтями и парчовую обивку, – что вас точно так же нельзя допускать до работы, коль скоро вы отказываетесь даже от самого небольшого риска, необходимого для расследования.
От этих слов лицо Гранта помрачнело, но. Эмили не почувствовала никакой радости от того, что причинила ему такую же боль, что и он – ей. Эмили чувствовала только пустоту, которая словно увеличилась, когда она заглянула ему в глаза.
– Я этого не допущу, – пробормотал он, прерывал этот кипящий обмен взглядами. – Я не могу еще раз эти допустить.
Грант прошел мимо, и Эмили поняла, что он идет к двери.
– Что вы делаете, Грант? – испуганно спросила она. – Куда вы?
Он замер, положив руку на дверную ручку и стоя спиной к Эмили. Голова у него была опущена.
– Наверное, вы правы, Эмили. Наверное, я больше не гожусь для работы. Наверное, все остальные тоже правы. – Он посмотрел на нее через плечо, и сердце у Эмили защемило при виде этого сильного человека, вынужденного признать свое поражение. – Но я не могу видеть, как вы подвергаете себя риску. Просто не могу.
– Грант, – начала она, но он не стал ее слушать и ушел. Прошел по коридору. Мимо разинувшего рот Бенсона. Вышел на улицу, не обращая внимания на зов Эмили. Как будто ее просто не существовало.
Дверь за ним закрылась, и Эмили нетвердым шагом вернулась в гостиную. Рухнув на первый попавший стул, она поняла, что ее бьет дрожь.
Что же ей теперь делать? Она же не может без Гранта.
Без Гранта. Сердце неистово забилось при мысли об этом. Они проработали вместе всего один день, а она уже не может без него? Раньше она расследовала дела самостоятельно. И дела эти были не менее опасные, не менее важные. И никто никогда не был ей нужен. А вот Грант нужен. Как это могло произойти?
Непонятно. Но так оно и есть. И теперь нужно найти способ вернуть его. А для этого необходимо выяснить, что с ним произошло год назад. Надо определить, откуда взялся этот мрак у него в глазах, углубиться в тайники его души.
Придется Эмили узнать не только его тело. Не только его профессиональные способности. Придется узнать его самого, хотя копаться в глубинах его души – опасная перспектива. Узнать его лучше – значит, открыть себя для боли, для сердечных мучений. Для чего-то более глубокого, чем просто плотское желание.
Эмили встала и пошла в коридор. Ноги у нее подкашивались.
– Миледи? – Перед ней стоял Бенсон. Глаза его были полны тревоги, которую он обычно скрывал под маской неодобрения. – Чем могу быть полезен?
Эмили улыбнулась, но улыбка получилась бледной и ничуть не уменьшила его тревоги.
– Велите, пожалуйста, подать карету. Мне нужно съездить к Анастасии.

Грант сжимал в руке бокал. Ему хотелось бы как следует напиться. Уйдя от Эмили, он пил весь вечер, проснулся с раскалывающейся головой, а теперь снова хотел утопить в вине свою боль.
Только Бен не давал ему это сделать. Его братец сидел в кресле напротив, серьезно уставившись на Гранта, что было ему вовсе не свойственно.
– Ты довольно долго ходил вокруг да около, Грант. Так что же все-таки случилось?
Грант невесело рассмеялся и взболтал напиток в бокале.
– Я никогда никуда не хожу в такую рань.
Бен сжал губы:
– В такую рань ты никогда и не пьешь. Посмотри на себя. Ты не брился и судя по одежде, спал, не раздеваясь. Держу пари, за последние сутки ты пьешь не первый раз. Так что же случилось? Я уже давно не видел тебя таким.
С трудом подавив непреодолимое желание швырнуть бокал о стенку над камином, Грант поставил вино на столик и провел рукой по глазам. Как объяснить своему брату, своему лучшему другу, что ты настоящий трус?
– Грант! – Голос Бена был таким резким, что вполне мог проникнуть через мучительный туман, окутавший сознание Гранта. – Поговори со мной.
– Наверное, они правы, там, в Военном министерстве, – ответил Грант, глядя в потолок. – Наверное, мне нужно оставить работу. Для таких, как я, лучше работать за письменным столом. Для таких, у кого не хватает духа подвергаться опасности.
Брат насмешливо фыркнул, и Грант перевел глаза на него:
– Опасность всегда была для тебя стимулом. Никогда, ни на минуту я не поверю, что у тебя не хватает духу испытать возбуждение от погони или перестрелки.
– Тогда почему же я ушел вчера от Эмили? Почему я сказал ей, что не стану принимать участие в предложенном ею плане – плане, который действительно может сработать – только потому, что он может оказаться опасным?
Бен наклонился вперед, оперся локтями о колени и посмотрел на брата так пристально, что тот смущенно заерзал. Мало кто знал Гранта так хорошо, как Бен. Бен при желании мог разглядеть его насквозь. А это не всегда приятно.
– Опасным для тебя или опасным для нее? – тихо и ровно спросил Бен.
Грант провел рукой по растрепанным волосам. Он прекрасно понимал, на что намекает Бен. Та ночь. Давина. Кошмар, который, раз начавшись, казалось, никогда не кончится.
– Для нее, – признался Грант, – Как представлю себе, что Эмили может грозить опасность, я… коченею. Я. почти теряю способность думать. Я не могу пошевелиться. Что, если это случится в боевых условиях? Что, если я ей понадоблюсь?
Бен резко встал:
– Ты придешь ей на помощь. То, что случилось в ту ночь год назад, не твоя вина. Ты должен дать этому уйти. Дать уйти Давине.
– Она умерла, – проговорил Грант сквозь стиснутые зубы. – И то была моя вина, моя работа привела к этому. Как могу я забыть об этом? Это ведь Двина, а не какая-то бродячая собака.
– Твое теперешнее состояние связано не только с Давиной, – сказал Бен после долгих колебаний. Он пристальнее вгляделся в брата. – Не связано ли оно с тем, что леди Эллингтон оказалась тайным агентом? С тем, что ее ранили? И теперь все это напоминает тебе о той ночи?
Грант передернулся. Он рассказал брату о новой роли Эмили, о том, что она стала его сотрудницей. Но в том, что они любовники, он не признался. Гранту все еще казалось, что это слишком личное, что он не может поделиться этим ни с кем, даже с братом.
– После смерти Давины я дал клятву никогда не позволять, чтобы из-за моей работы подвергалась опасности какая-либо женщина. Но Эмили сама подвергает себя опасности. Ты бы видел, как загораются у нее глаза, когда она говорит о своей работе.
Бен покачал толовой:
– Но ты и раньше сотрудничал с другими тайными агентами. У тебя были с ними сложности, и эти сложности не имели никакого отношения к их безопасности. Разве Эмили как сотрудник чем-то хуже их?
– Нет. Она очень способная и очень умная.
– Тогда почему ты чувствуешь себя таким ответственным за нее? – не унимался Бен. – Может быть, вас связывает что-то более глубокое, чем работа?
Грант отвернулся и заходил по комнате. Эмили значила для него больше, чем работа. Эмили его любовница, и желание, которое она у него вызывает, невероятно сильно. Никогда еще он не испытывал такого желания касаться женщины, быть рядом с ней.
– Уж не влюбился ли ты в нее, а? – спросил Бен, удивленный его молчанием.
– Нет! – Грант резко обернулся. – Конечно, нет. Будущее с Эмили – это совершенно невозможно.
– Почему же?
Грант задумался. Было много причин держать ее на расстоянии. Эмили не хочет совместного с ним будущего. Именно она сказала, что они не должны смешивать работу с чувствами. И если она не нарушит это правило, никаких глубоких отношений между ними никогда не получится.
– Есть агенты, которые занимаются своим делом, а потом в один прекрасный день мирно удаляются на покой. Другие помешаны на работе. Они жадны до нее. Эмили – тайный агент до мозга костей. – Он говорил все это больше для самого себя, чем для Бена. – Она никогда не откажется от этой жизни. Даже если бы я хотел от нее большего, чем дружба – а я этого не хочу, – я бы никогда не смог так жить. Знать, что каждый день она подвергается опасности… Я бы спятил. Я уже прошел через это с Давиной.
– Но Эмили совсем на нее не похожа, – возразил Бен.
Грант хотел было ответить, но тут дверь скрипнула, и появился дворецкий.
– Прошу прощения, милорд, но к вам посетительница.
Грант не знал, радоваться ему или огорчаться, что их разговор прервали. Хотел он или не хотел получить от брата совет в этом деликатном деле?
Наконец Грант спросил у слуги:
– Кто это, Петтигру?
– Леди Эллингтон, милорд!
Грант невольно шагнул вперед. После своего ухода от нее он никак не думал, что она станет искать с ним встреч.
– Проводите леди Эллингтон сюда, – еле слышно сказал он. – Я хочу ее видеть.

Войдя в гостиную Гранта, Эмили остановилась. Но не потому, что удивилась, увидев рядом с Грантом его брата. Бенджамин Эшбери бросил на нее сдержанный, оценивающий взгляд и кивнул в знак приветствия.
Остановилась она при виде Гранта. Таким Эмили его еще не видела. Он всегда был человеком собранным. Холеным. Каждый волосок на месте, на одежде ни морщинки.
А сегодня Грант сам на себя не похож. На подбородке темная щетина, спутанные волосы падают на лоб, и это придает ему вид ничуть не менее опасного человека, чем Каллен Лири.
Но все же увиденное ее не испугало. Причины, вызвавшие эти перемены, – вот что испугало. Даже сейчас, когда нужно было сказать ему очень многое, Эмили жаждала прикоснуться к нему и целовать его до тех пор, пока он не забудет о том, что его терзает и не дает покоя.
В некотором смысле присутствие брата было удачей, потому что мешало ей сделать это. Она не должна так поступать, пока не поговорит с Грантом о том, что удалось узнать о его прошлом.
При одной мысли об этом Эмили кинуло в дрожь.
– Эмили, – сдавленно проговорил наконец Грант. Он попытался разгладить ладонями безнадежно измятую рубашку и неловким жестом указал на кресло. – Не хотите ли выпить чего-нибудь? – спросил он, пытаясь придать происходящему обычный вид, хотя ничего обычного в ее визите не было.
– Нет. Грант, мне бы хотелось поговорить с вами. – Она, молча извиняясь, посмотрела на Бенджамина Эшбери. – Наедине.
Бен кивнул:
– Я ухожу.
Но сначала он подошел к брату и хлопнул его по плечу. Грант посмотрел на него, и братья обменялись понимающими взглядами.
– Не делай ничего такого, о чем потом будешь жалеть, – тихо сказал Бен.
Грант ответил на это пожатием плеч и отвел глаза. А Бен повернулся к Эмили, и что-то похожее на обычную игривую улыбку смягчило черты его лица.
– Леди Эллингтон. – Он взял ее руку и легко поцеловал. – Всегда рад вас видеть. – И прошептал, проходя мимо: – Наверное, сейчас ему нужны вы, а не я.
У Эмили не было времени ответить ему или хотя бы выразить свое крайнее удивление, потому что Бен тут же вышел.
– Он знает? – шепотом спросила она, стискивая внезапно вспотевшие руки.
Грант коротко кивнул:
– Он знает о моей работе уже несколько лет. Он знает, что мне поручили следить за вами. И хотя не посвящен в подробности, он знает, что вы и я работаем вместе над каким-то делом. Вы не должны волноваться из-за осведомленности моего брата.
Эмили обдумала его слова и кивнула. Своим родным она не доверила бы даже такое простое дело, как вернуть книгу в библиотеку, но семья Гранта была совсем другой.
Впрочем, Эмили пришла сюда не для того, чтобы обсуждать эту тему. В голове у нее было нечто куда более насущное.
– Прошу прощения, что оставил вас вчера так внезапно, – смущенно сказал Грант.
Интересно, подумала она, как часто ему приходится просить прощения. Она как-то сомневалась, что это случается часто.
Эмили шагнула к нему, хотя и понимала, что это рискованно. Одно дело – лечь с ним в постель, но смешать свои чувства с его чувствами – совсем другое. Это было бы ошибкой, к совершению которой Эмили была опасно близка теперь, когда почти разобралась, что он за человек.
– Вы… – нерешительно начала она. – Признаюсь, что ваше твердое неприятие моего предложения, саше негодование, когда я не согласилась с вашим решением, ваш уход – а вы ушли, даже не взглянув в мою сторону, все это испугало меня.
Он поднял глаза, и Эмили увидела, что ее слова удивили его.
– Вы испугались?
Если она хочет, чтобы он открылся ей, то должна сделать то же самое. Нужно открыть ему кое-что… немногое.
– Я была в ужасе, – сказала она, хотя требовались огромные усилия, чтобы признаться в своих чувствах. – Потому что вы нужны мне, Грант. То есть мне нужна ваша помощь. Я не осознавала этого, пока вы не ушли, и мне показалось, что вы больше не вернетесь.
Он поднял руку, словно хотел потянуться к ней, но вместо этого сжал ладонь в кулак и снова опустил. И отвел от Эмили глаза:
– Зачем вам нужен трус?
Эмили встрепенулась.
– Я никогда не считала вас трусом, – возразила она и сделала то, чего не сделал он, – обхватила пальцами его стиснутый кулак и крепко сжала. Он посмотрел сначала на ее руку, а потом на нее саму. – Я… – через силу проговорила она, – я знаю о той ночи, случившейся год назад. Я знаю, что там была женщина. Я знаю, что она умерла. И что поэтому вы сопротивлялись мне. И что поэтому Военное министерство, не решается давать вам новые поручения. И что поэтому они поручили вам следить за мной, выдумав, что мне грозит какая-то опасность.
Она почувствовала, что он еще крепче стиснул кулак под ее пальцами. Эмили прижалась к Гранту, чтобы он не вздумал уйти, и приложила его руку к своему гулко бьющемуся сердцу.
– Прошу вас, Грант. Я не смогла выяснить почти никаких подробностей. Я хочу узнать правду от вас самого. Вы расскажете мне, что произошло?
Комната поплыла перед глазами Гранта, стены наклонились. Казалось, что только прикосновение Эмили не дает ему упасть теперь, когда его со всех сторон обступило прошлое, которое, как Грант отчаянно старался убедить себя, не оказывает на него никакого влияния.
И бежать от этого прошлого было некуда.
– Грант, – окликнула его Эмили, и он нашел твердую точку – ее глаза цвета голубого льда. Только здесь он был в безопасности. – Вы можете мне довериться.
Он кивнул. Да, он может ей довериться. Чем больше времени он проводил с Эмили, тем яснее понимал это. У Гранта никогда ни с кем не получалось плодотворного сотрудничества, но с Эмили… с Эмили было иначе.
Он должен рассказать, ей правду, потому что недоговоренность стояла между ними и на все накладывала свой отпечаток. Возможно, когда Эмили поймет, она бросит это расследование и оставит все на него.
Грант заговорил, откашлявшись:
– Ее звали Давина Рассел. Ту женщину. Она была дочерью джентльмена, не принадлежавшего к знати. Я познакомился с ней через ее отца, который мне много раз помогал. Он занимался морскими перевозками. Постепенно мы с ней сдружились, а потом наша дружба перешла в нечто иное.
На лицо Эмили набежала едва заметная тень. Но она не прерывала Гранта. Это его порадовало – он не был уверен, что сможет продолжать, если его прервут.
– Я долго скрывал от нее, чем я занимаюсь, но как-то вечером она услышала мой разговор с ее отцом. Я был глуп, слишком самоуверен. Мне следовало быть внимательнее, но я был слишком занят своим расследованием.
– Это дело насчет поставок оружия? – тихо спросила Эмили.
– Да. То, в котором был замешан Каллен Лири. Никогда не забуду ее лица после того разговора.
– Она испугалась?
Он высвободил свою руку и резко рассмеялся:
– Хотелось бы мне, чтобы это было так. Нет, она просто из кожи лезла вон и говорила так быстро, что я не сразу понял, что она все знает.
– Вы, наверное, огорчились.
Он кивнул:
– Вам известно не хуже, чем мне, что тайного агента и тех, кого он любит, защищает только его тайна. Но Давина не желала меня слушать. Она все твердила о романтике и о приключениях. А потом сказала, что хочет пойти вместе со мной в тот вечер.
– Женщина, ничему не обученная? – изумилась Эмили.
Он отвернулся.
– Она говорила, что наденет одежду своего брата и будет прятаться и наблюдать. Конечно, я отказался. Я оттолкнул ее. Следовало бы обо всем рассказать ее отцу, но я был слишком занят своим делом. Я решил, что мое слово для нее закон.
Он зашагал по комнате, чувствуя на себе взгляд Эмили. Грант походил на тигра в клетке, выставленного напоказ. Клеткой было его прошлое. Клеткой были его ошибки. Его недомыслие и самодовольство.
– Все пошло не так, как я ожидал, началась драка. Прозвучали выстрелы. На помощь мне пришли другие агенты, и несколько преступников, которых я преследовал, были убиты. Некоторые были схвачены, остальные бежали. – Он давился словами, потому что знал, что скажет дальше, и боялся этого. – Когда мы пересчитывали трупы, я нашел ее. Она пошла за мной – я этого не знал – и попала под перекрестный огонь.
Он крепко зажмурился, но перед глазами стояли только безжизненные глаза Давины, уставившиеся на него. Он помнил, как опустился на колени, буквально взвыв от отчаяния, ужаса и ярости. Он помнил, как нес ее, как зачем-то звал врача.
Он помнил сочувствующие взгляды своих товарищей – агентов.
Боль была настолько сильна, что организм отбрасывал ее, строил защитные сооружения, не впуская ее в душу, и разве только в мгновения слабости боль набрасывалась на него с удвоенной силой.
Так было и теперь.
– Подышите, Грант.
Тихий шепот Эмили вернул его в настоящее. Он резко повернулся к ней, посмотрел и больше не отводил от нее глаз, чтобы снова не оказаться в том темном месте.
– Это был такой ужас, – сказал он.
Эмили шагнула к нему.
– А вы… – Она осеклась.
– Что?
– Нет, ничего.
Он удивился, увидев, что на ее щеках появились алые пятна. Эмили редко краснела так явно, и уж точно он никогда не видел, чтобы она краснела от смущения.
– Простите. Это меня не касается.
– Это касается вас, Эмили. Я не хочу, чтобы у вас остались какие-то вопросы.
– Вы любили ее? – с усилием спросила она.
Грант ожидал любого вопроса, но не такого. Он задумался.
– Она была мне очень дорога. Меня привлекали ее живость и горячность – те самые качества, которые погубили ее. – Он вздохнул. – Я, вероятно, женился бы на ней. А она меня любила. Впоследствии я понял, сколько власти надо мной дает это чувство моим врагам. Тогда мне стало ясно, что ни в коем случае нельзя смешивать любовь с тем, чем я занимаюсь. Что мне нельзя любить, пока я остаюсь тайным агентом. Это просто слишком опасно. Цена слишком высока.
Эмили отвернулась, прервав это напряженное соприкосновение взглядов. Она посмотрела на камин, кивнула, но вид у нее был отстраненный. Она закрылась от Гранта, и он больше не мог читать ее чувства. Что она думает о нем? О его признаниях?
– Вот почему меня так ужаснула мысль о том, что вы снова пойдете в «Синий пони» и встретитесь с Калленом Лири, – сказал он, протягивая к ней руку.
Он обхватил ее подбородок, поднял лицо, так что Эмили уже не могла избегать его взгляда. Даже теперь она не осталась безучастна к его прикосновению. Как и он – к ее.
– Если с вами что-нибудь случится… – Он замолчал. Он не мог закончить ни эту мысль, ни начатую фразу.
– Грант, – прошептала она, потянувшись к нему губами.
Он колебался. Он знал, к чему приведет поцелуй. К еще одной ночи в объятиях женщины, стремящейся именно к той опасности, которую он только что описал. Но объятия Эмили были таким соблазном, устоять перед которым Грант был не в состоянии.
И он поцеловал ее, втягивая в себя ее клубничный запах. Тревожное чувство вины, мучительные воспоминания – все растаяло, все забылось, сменившись непреодолимым желанием.
Руки Эмили обвили его шею. Она прижималась к нему, целуя все с большим пылом, с большим отчаянием. Грант чувствовал, что перестает владеть собой. Он подталкивал ее к двери, пока она не оказалась прижатой к ней спиной. И вот уже Эмили с лихорадочной торопливостью расстегивает на нем измятую рубашку, а он так же лихорадочно расстегивает на ней платье, и оно падает на пол к ее ногам. Его рубашка тоже отлетела в сторону.
Он прижался губами к ее соску, она впилась ногтями ему в спину, издавая тихие стоны, пронзавшие Гранта и окончательно лишавшие самообладания. Не отрывая губ от ее соска и продолжая теребить его языком, Грант обхватил ее сзади и приподнял.
Эмили обвила его ногами, жар ее тела проникал сквозь его одежду, доводя до безумия. Как-то ему удалось высвободить из одежды свою воспаленную плоть – и вот он уже проник в ее влажную тесноту. Проник до самой рукояти. И на мгновение весь мир замер. Эмили посмотрела ему в глаза. Но он не шевелился. Было слышно только потрескивание огня, в камине и их прерывистое дыхание.
– Грант. – Услышав ее низкий голос, он снова посмотрел на нее. Лицо у нее было напряженное, ждущее. – Вы нужны мне.
Тогда Грант широко раскрыл глаза и одним движением прижал ее к двери. Она вскрикнула. Он снова и снова наносил удары, и в ней нарастало наслаждение, с каждым ударом становящееся все сильнее. Страсть пронзила все ее тело. Страсть вышла из-под контроля. И вот наконец Эмили выгнулась, достигнув высшей точки, утолив страсть. Глаза ее затуманились, и она обмякла.
Потом Эмили погладила его по влажным волосам, а он с жарким поцелуем прижался к ее шее.
– Боже мой, – простонал он и медленно опустился вместе с ней на пол. – Я не могу вами насытиться.
И снова прижался к ней губами, а Эмили снова отдалась его поцелуям.
В соответствии с условиями их сделки, в соответствии с его клятвами не смешивать любовь с риском эта страсть могла оказаться единственным, что их связывает. И хотя эти ограничения, по ее мнению, были необходимы, Эмили все же ощущала некоторое беспокойство, в чем никогда не призналась бы. Не призналась бы никому.

Глава 14

Закатное солнце уже давно село, и наступил вечер. Теперь комнату освещал только догорающий огонь в камине, посылая вспыхивающий свет на кровать, где в объятиях Гранта лежала Эмили.
Ей казалось, что тело у нее тяжелое и расслабленное. И такой покой наполнял ее, какого она не испытывала уже давно. Ей не хотелось шевелиться, не хотелось разговаривать, не хотелось даже думать. Но увы, от этого никуда нельзя было деться. Покой, который она обрела в доме Гранта, в его гостиной внизу, а потом и здесь, в его постели… все это мимолетно.
– Что случилось?
Эмили вздрогнула. Он сидел, облокотившись о подушки, и смотрел на нее. Как он догадался, что ее что-то тревожит? Почему он уже так улавливает ее настроения и ощущения? Это испугало Эмили. До сих пор еще никто не подходил к ней так близко.
Она сплела пальцы с его пальцами. Его рука была намного больше, чем у нее, и темнее, потому что он много времени проводил на открытом воздухе без перчаток.
Но при этом их руки прекрасно гармонировали друг с другом.
– Эмили!
Отогнав беспокойные мысли, Эмили приготовилась к разговору, который неизбежно прогонит это ощущение покоя.
– Теперь я понимаю, почему вы так стараетесь не пустить меня на передовую линию при расследовании нашего дела, – начала она, тщательно выбирая каждое слово.
При этом она внимательно смотрела на Гранта. И заметила, как он слегка поморщился, но тут же взял себя в руки. Сердце у нее упало – в общении с ней он применял приемы, которым его обучали.
– И что же? – Голос его звучал обманчиво спокойно.
– Я очень ценю то, что вы так откровенно рассказали мне о том событии в вашем прошлом, хотя говорить о нем вам было больно и трудно. – Она обвела пальцем его подбородок и обрадовалась, когда лицо у него стало мягче. – Грант, я знаю, что прошлое может ранить очень глубоко.
О как хорошо она это знала!
– Но это не меняет того обстоятельства, что мы с вами расследуем заговор против принца-регента, и заговор, возможно, смертельно опасный. Мы не можем позволить нашим страхам, нашему прошлому помешать выполнить долг. Если мы позволим, то подтвердим, что не в состоянии заниматься своей работой, что и подозревают наши начальники.
Грант испустил вздох отчаяния и боли. Он откинул голову на подушку и устремил взгляд на полог. Время шло, и Эмили уже решила, что Грант уснул. Но тут он тихонько выругался.
– Я понимаю, что вы правы, но пропади она пропадом, ваша правота! Я что, должен просто стоять и смотреть, как вы рискуете собой? Чтобы вас опять ранили? Чтобы вы умерли? Я дал клятву, что никогда не позволю женщине подвергать себя такой опасности.
Она откинула одеяло и встала. Натянула на себя первую попавшуюся под руку одежду – это оказался тяжелый халат Гранта – и закуталась в нее. Она шла, а подол халата волочился за ней по полу.
– Почему вы думаете, что может произойти что-то подобное?
– Я знаю, на что способны люди вроде Каллена Лири… – проговорил Грант, садясь и следя за ее беспокойными движениями.
Она резко повернулась к нему, вскинув одну руку, а другой придерживая полы халата.
– Вы думаете, я этого не знаю? Господи, Грант, я ведь не вчера занялась агентурной деятельностью. Это не хобби вроде вышивания и верховой езды. Это моя работа, и меня обучили ей не хуже, чем вас. Я сталкивалась с гнусными предателями. Я видела смерть. Я испытала физические страдания. Думаю, что я лучше, чем кто бы то ни было, осознаю, какие опасности таит в себе наша работа.
Эмили бессознательным жестом положила руку себе на бок, и Грант вздрогнул, вспомнив о ее ране. Теперь Эмили знала, почему он вздрогнул. И еще она понимала, что он никогда не поверит, будто бы она в состоянии, сама себя защитить. Именно по этой причине у них не может быть будущего за пределами этой пылкой связи.
Эмили опустила руки и попробовала смягчить тон:
– Иногда обычная жизнь таит в себе опасности не менее коварные, чем те, с которыми сталкиваешься, ведя расследование. Неверный шаг на забитой экипажами улице, неправильный поворот в темном переулке, брак с неподходящим человеком… все это может точно так же причинить страдания, привести к смерти. И очень часто именно так и происходит. И я не стану прятаться от той жизни, которую сама выбрала. Вы раскаиваетесь, потому что у вас на глазах погибла другая женщина, но я не позволю вам из-за этого ограждать меня от этой жизни.
Грант долго смотрел на нее, и в полумраке его лицо казалось непроницаемым. Эмили ждала ответа со стесненным сердцем. Что, если он откажется? Что, если даже после всего, что произошло между ними, он не сможет отбросить свои колебания и позволить ей участвовать в расследовании, как полноценному агенту?
– Я не Давина, Грант, – прошептала она в качестве последней мольбы.
Он встрепенулся при этих словах и посмотрел на нее. Посмотрел очень серьезно.
– Да, – тихо отозвался он. – Это так.
Эти тихие слова пронзили Эмили. Да, ей хотелось, чтобы он это сказал, но когда она услышала, как спокойно он это произнес, слова его кольнули в самую душу. Гранту, который поклялся, что не полюбит, пока служит тайным агентом, а стало быть, никогда не полюбит тайного агента, особенно с таким прошлым, как у нее, все еще дорога Давина Рассел.
Что же до Эмили, ему нужно ее тело, но просить ее сердца он не станет.
Смешно! Как может она ревновать к этому? Нет. Она установила правила относительно этой связи, и теперь нужно перестать валять дурака и страдать из-за этих правил. Ей не нужна любовь Гранта.
– Что случилось, когда вы были замужем?
От этого вопроса Эмили даже попятилась:
– Простите?
– Я рассказал вам о Давине. – Грант не сводил с нее глаз. – Теперь расскажите и вы о Сете Редгрейве.
Эмили с трудом сглотнула. Рассказать ему о самой глубокой боли? Нет, это невозможно.
– П-почему именно теперь?
Услышав ее резкий, даже пронзительный голос, увидев испуганное лицо, Грант склонил голову набок. Она мысленно выбранила себя за несдержанность.
– Вы сказали, что неудачное замужество может представлять собой такую же угрозу для женщины, что и работа тайного агента, – пояснил он, глядя на нее, но не делая попытки встать с постели и подойти к ней. И это Эмили порадовало. – Эти ваши слова прозвучали как-то очень лично. Вот я и подумал – что могло произойти в вашей замужней жизни, чтобы вы проводили такие сравнения.
Эмили закрыла глаза, и Грант с легкостью исчез из ее поля зрения, как бы ей хотелось, чтобы с той же легкостью исчезли пробужденные им воспоминания. Потом, взяв себя в руки, Эмили открыла глаза и попробовала уклониться от его вопроса как от несущественного.
– Вы пытаетесь уйти от нашей темы. – Она обрадовалась, что ее голос прозвучал крайне холодно. Что она владела им. – Я вам этого не позволю. Мы говорим о профессиональных способностях. И о том, можем ли работать вместе. Что вы можете сказать на эту тему?
Грант недовольно сжал губы, и она поняла, что он думает, как заставить ее рассказать о прошлом. Но к счастью, он отказался от этой мысли. И все же какой-то интерес оставался у него в глазах, и Эмили не сомневалась, что Грант еще вернется к разговору о ее покойном муже, о том, как она жила до того, как начала работать на леди М. Но в следующий раз она подготовится к этому разговору.
Грант вздохнул:
– Сегодня утром я получил сообщение о том, что Каллен Лири действительно снимает комнату в меблированных комнатах рядом с «Синим пони».
Эмили обрадовалась еще больше, поняв, что тем самым он сообщил ей, что собирается продолжить совместную работу, несмотря на все свои опасения.
– Тогда нам, вероятно, следует начать поиски улик и объяснений именно там, – сказала она. – Это лучше, чем искать прямой способ подойти к Лири. Если можно избежать опасного контакта с ним к при этом найти все нужные нам улики, тем лучше.
Она уступила, и, поняв это, Грант явно успокоился:
– Если Лири не нарушит своего обычного графика, то большую часть завтрашнего вечера он проведет вне дома. Нужно будет воспользоваться этим временем и кое-что выяснить.
Эмили подошла к кровати, протянула руку. Грант схватил ее и поднес к губам. Они заключили перемирие, пусть даже оно и окажется недолговечным.
– Не нужно беспокоиться обо мне, Грант, – мягко сказала Эмили. – Надеюсь, завтра вы это поймете.
Он ничего не ответил, молча привлек ее к себе и, наклонив голову, прижался губами к ее губам.

В коридоре, освещенном только свечкой, которую держала в руке Эмили, Грант трудился над непрочным замком на двери, ведущей в комнату Лири. Эмили смотрела на его сосредоточенное лицо. Грант был совершенно поглощен своим занятием. Сейчас самым важным в его жизни было расследование.
Когда Грант освобождался от воспоминаний о Давине Рассел, когда сосредоточивался на деле, а не на мыслях о безопасности Эмили, он становился действительно талантливым агентом.
Давина Рассел. Эмили нахмурилась. Почему имя этой женщины вызывает в ней такую глупую ревность? Эмили пыталась не обращать внимание на эту ревность, найти для нее оправдание, отмахнуться от нее, но ревность только выросла с тех пор, как Эмили в предрассветных сумерках выскользнула из дома Гранта. Она забылась неспокойным сном, думая о Давине. А когда проснулась, снова принялась думать о ней.
Эмили даже не пыталась углубиться в противоречивые чувства, которые пробудил в ней Грант своим вопросом о замужестве. Воспоминания о Сете Редгрейве всегда разрывали ее на части. Да, она почти жалела, что не рассказала Гранту правду о своем отвратительном браке, раскрыв перед ним душу, как сделал это он, рассказав о Давине. Но как он отреагировал бы на ее мерзкое прошлое? На все ее мучительные тайны, которых не знает и, быть может, не узнает никогда.
Повел бы он себя так, что это доказало бы обоснованность всех ее страхов? Или удивил бы ее, как удивляет почти всегда? Теперь Эмили никогда этого не узнает.
– Чуть левее, прошу вас, – прошептал Грант.
Она встрепенулась, вспомнила о своих обязанностях и отогнала воспоминания, которые лучше всего забыть, и ревность, на которую лучше всего не обращать внимания.
– Ага! – Грант искоса взглянул на нее. Во взгляде его была гордость. – Готово.
В замке что-то щелкнуло, Грант сунул в карман отмычку и, распахнув дверь, провел Эмили в комнату, а потом снова запер дверь.
Эмили подняла свечу выше, чтобы осветить комнатушку. Это была берлога в самом точном смысле слова. В одном углу стояла узкая неудобная кровать, рядом – маленький прикроватный столик. В другом углу стоял стул перед маленьким письменным столом, который явно использовался и как обеденный, судя по стопке пустых тарелок, отодвинутых к краю.
Комната была бы совершенно обычной… если бы не бумаги. Тысячи бумаг, разбросанных повсюду, сложенных стопкой у кровати, сваленных в груду у грязных столовых приборов на столе, даже валяющихся под стулом; Грант чертыхнулся: – В этом хаосе мы никогда не найдем то, что нам нужно.
Эмили шагнула к письменному столу и поставила на него свечу – осторожно, чтобы не поджечь ненароком все эти вороха бумаг.
– Вздор. Если Лири над чем-то сейчас работает, то вполне вероятно, что он просматривает это здесь. Возможно, когда ест. – Она указала на пустые тарелки. – Думаю, что следует начать поиски со стола.
– Наверное, вы правы. Давайте начнем.
Он протянул руку к стопке бумаг, Эмили взялась за другую. Каждую бумагу они быстро пробегали глазами. Содержание бумаг разочаровало Эмили. Счета кредиторов были смешаны с письмами из Ирландии от сестры Лири. А рядом с ними – непристойные рассказики, отпечатанные расплывшимися чернилами на дешевой бумаге. Ничто не привлекло ее внимания. В этих бумагах не было ничего необычного.
Грант и Эмили стояли бок о бок, чтобы использовать свет единственной свечи, и Эмили ощущала тепло, исходившее от Гранта. От этого ей было как-то… спокойнее. Безопаснее. Как будто преследующий ее страх притупился.
Она нахмурилась. Это никуда не годится.
– Вот, – низким взволнованным голосом проговорил Грант, прервав ход ее мыслей. Он держал в руке письмо на толстой бумаге. – Это, должно быть, что-то важное.
Эмили пригнулась к свече, чтобы получше рассмотреть текст. Увиденное показалось ей всего-навсего беспорядочно разбросанными буквами. Ни одного слова понять было нельзя.
– Как вы думаете, это шифр? – спокойно спросил Грант.
Эмили внимательнее вгляделась в текст, но не смогла обнаружить в нем никакой последовательности.
– Трудно сказать. Самые большие способности к расшифровке у Аны. Но можно сказать, что почерк очень аккуратный, не похожий на все остальные записки, написанные Лири. – Она указала на недоконченное письмо Лири к родным. Прочесть это письмо было почти невозможно, потому что почерк был коряв, а содержание изложено очень путано.
– Вы правы, – согласился Грант. – Это рука образованного человека. – Он немного подумал и добавил, указав на карман в накидке Эмили: – Возьмите это с собой.
Эмили замерла в нерешительности:
– А вдруг Лири заметит пропажу?
Грант скептически оглядел комнату:
– Я вообще не понимаю, как он может что-нибудь обнаружить в таком беспорядке. Но даже если так, он ведь не узнает, кто это взял. А это пока что единственный ключ, который мы нашли. Возьмите.
Эмили сложила листок и сунула в карман. Потом подняла свечу и хотела было взяться за следующую пачку, как вдруг дверь задрожала. Эмили похолодела, устремив взгляд на Гранта.
– Задуйте свечу, – прошептал он, становясь перед ней. – И двигайтесь к окну.
Эмили не стала спорить. Хотя грудь у нее сжималась и дышать стало трудно, свечку удалось задуть. На дрожащих ногах Эмили прошла по комнате и открыла окно. В комнату ворвался ледяной ветер, но Эмили почти не заметила этого. Дверь сотрясалась все сильнее, и внезапно из коридора донесся хриплый голос:
– Проклятый ключ!
Каллен Лири. Эмили вцепилась в пальто Гранта.
– П-прошу вас, – проговорила она запинаясь. – Нам нужно уходить.
Грант покачал головой. Лицо у него было такое злое и отчужденное, что Эмили испугалась. Исчез хладнокровный и собранный тайный агент, на его месте стоял неистовый, разъяренный воин, которого она видела ночью в «Синем пони».
– Он мне нужен.
– Нет, – пробормотала она, потянув его к окну. – Мы не можем с ним драться. Не здесь. И не так. Пожалуйста, Грант, прошу вас, пойдемте со мной.
Он колебался. Потом позволил ей увлечь себя к окну. Комната Лири находилась не очень высоко, и широкий навес шестью футами ниже вполне можно было использовать как промежуточную площадку перед прыжком на тротуар, Эмили уже спустила ногу за подоконник, как вдруг дверь распахнулась, и комнату наполнил слабый желтый свет из холла.
В комнату ввалился Лири. Судя по его шатающейся походке, он пил весь вечер. Он хотел было закрыть дверь, но тут его взгляд упал на Эмили и Гранта.
– Какого черта? – заорал Лири.
Все медленно задвигалось. Грант занял бойцовскую стойку, а Лири устремился к нему, точно бык. Эмили едва не закричала, когда Лири выбросил вперед кулак. Грант успел перехватить его руку, и оба нагнулись назад, ударившись об стол, на котором агенты только что нашли странную бумагу.
– Уходите! – рявкнул ей Грант, когда они с Лири сцепились. Лири ударил Гранта коленом в живот, и на этот раз Эмили не смогла сдержать, крик.
Когда Лири появился в комнате, ползучий страх затуманил ее сознание, но теперь, при виде задыхающегося Гранта, в голове прояснилось. Эмили бросилась обратно в комнату, ощутив прилив сил и ища глазами что-то такое, чем можно было бы отвлечь внимание Лири и тем помочь Гранту. Но прежде чем она оказалась в комнате, оба мужчины бросились к ней.
Она почувствовала, как они ударили ее с такой силой, что она задохнулась и, жадно ловя ртом ночной воздух, начала падать.

Глава 15

Грант бросился к окну и, забыв о Лири, в ужасе смотрел, как Эмили медленно падает вниз. Он схватил ее за руку, но рука выскользнула из его пальцев.
– Нет! – Он вцепился в подоконник и увидел, что Эмили упала на широкий выступ, скатилась с него и опустилась на тротуар. Там она замерла без движения.
Грант ошеломленно смотрел на нее, а потом почувствовал, как разрывается сердце. Ему стало тошно. Неужели она… неужели она умерла? Неужели он потерял ее?
Лири фыркнул, и Грант повернулся к пьяному Голиафу. Он сделал это вовремя и успел увидеть, как кулак Лири приближается к нему, но на этот раз в его толстых грязных пальцах был зажат нож. Грант метнулся в сторону, но лезвие все же скользнуло по его плечу, разрезало пальто, фрак и задело кожу.
Не обращая внимания на боль, Грант ударил Лири в челюсть. Пьяный Лири качнулся назад и не успел закрыться, когда Грант нанес ему второй удар в челюсть.
Лири вытаращил глаза, попятился и наклонился, точно падающая башня. Потом споткнулся о столик, стоявший у кровати. По комнате рассыпались бумаги. Потом Лири упал и замер без движения.
Грант пошел на него, ослепнув от ярости и желания довершить начатое. Сокрушить. Изувечить. Даже убить. Но какой-то голос на задворках сознания, голос разума, который молчал весь этот год, велел ему идти к Эмили. И на этот раз голос оказался могущественнее, чем вышедший из-под контроля гнев. Грант подбежал к открытой двери и помчался мимо любопытных глаз обитателей этих убогих меблированных комнатах.
Казалось, прошла вечность, прежде чем он выбрался на улицу, хотя на самом деле это заняло всего-несколько секунд. То, что он увидел, выбежав на крыльцо, заставило его похолодеть.
Эмили бесформенной грудой лежала на брусчатке. Он подбежал к ней и упал на колени. Он ощупал ее тело, чтобы узнать, не сломала ли она что-нибудь. Не обнаружив никаких явных переломов, Грант сгреб Эмили в охапку и привлек к себе. Мертвые глаза Давины неотступно стояли перед ним.
– Эмили, пожалуйста… – пробормотал он в нежный, сладкий запах ее спутанных белокурых волос. – Прошу вас.
– Грант, – простонала она, схватившись за лацкан его фрака, – Леди М. Мы должны рассказать леди М…
Голос ее упал, она продолжала бормотать что-то несвязное, но Гранту было все равно. Главное, что Эмили жива. Он побежал к карете, ждавшей за углом в темном переулке. Нужно отвезти Эмили в безопасное место.
И тут он вспомнил ее слова. Леди М. Это хорошая мысль. Он объяснил кучеру дорогу и сел в карету, держа Эмили в объятиях и моля Бога, чтобы они успели приехать, пока еще не поздно. И чтобы с Эмили не случилось ничего непоправимого.
– Грант, – пробормотала она, и ему показалось, что на этот раз голос ее звучит отчетливее. – Грант!
Он убрал волосы с ее лица и почувствовал, что пальцы у него в крови. Он улыбнулся, надеясь, что в темноте кареты Эмили не заметит выражения ужаса на его лице.
– Все хорошо, дорогая, – успокоил он ее. – Я здесь. С вами все в порядке. С вами будет все в порядке.
– Куда… мы… едем? – спросила она, и было ясно, с каким трудом давалось ей каждое слово. – Лири…
– Ш-ш… Мы едем туда, где будем в безопасности, – Он заглянул в ярко-синие глаза, которые от боли и от сильного удара головой стали еще ярче. – Мы едем к моей матери.
Эмили старалась поднять голову, но дурнота и головокружение мешали ей. Оставалось только лежать на руках Гранта и надеяться, что ее не вырвет прямо на него. О своем падении она не помнила. Помнила только, что она с ужасом смотрела, как дерутся Грант и Лири. И вот она уже в карете Гранта, и мир перед ее глазами вертится.
– Вы сказали, что мы едем к вашей матери? – спросила она, сосредоточив взгляд на лице Гранта в надежде, что от этого голова у нее перестанет кружиться.
Он кивнул, и его мрачное лицо показалось ей похожим на расплывчатое пятно.
– Да, это самое близкое отсюда безопасное место. Мы будем там через две минуты.
Эмили прижалась к его рукам, чтобы обрести точку опоры.
– А Лири… что сталось с Лири? Вы не ранены? Он… ударил вас.
Ах как трудно складывать слова.
– Эмили, прошу вас, успокойтесь. В отличие от вас я невредим.
Грант коснулся ее виска, и Эмили вздрогнула, потому что сверкающая боль пробежала по ее телу, как вспышка.
– Но…
Он покачал головой и крепко сжал губы:
– Мы поговорим обо всем после того, как вас осмотрит врач.
Карета резко остановилась, и Эмили застонала. Какую боль причиняют раны в голове! У нее давно уже не было таких ран, и Эмили успела забыть, насколько они болезненны.
Грант вынес ее из экипажа с такой легкостью, будто она вообще ничего не весит. Грант направился к огромному дому леди Уэстфилд, и Эмили со вздохом положила голову ему на плечо. На спор с ним у нее уже не было сил. Грант о ней позаботится. На него можно положиться.
– А нас никто не увидит? – спросила она, пытаясь оглядеться.
– Мы подъехали к черному ходу, – объяснил Грант. – А теперь прошу вас, не нужно никаких вопросов. Отдыхайте.
Она замолчала – в основном потому, что было очень трудно подбирать слова, но глаза у нее оставались открытыми. Когда Грант прошел через задние ворота и направился к дому, Эмили краешком глаза заметила какое-то движение. Из-за угла выкатилась карета.
Неужели это?.. В голове все завертелось. Нет, это просто воображение. Карета страшно походила на старый экипаж Чарли. Вот уже несколько месяцев Эмили, Анастасия и Мередит безжалостно шутили над ним насчет вечно дребезжащей сломанной дверцы. Чарли говорил, что слишком занят, что ему некогда ее чинить. И теперь Эмили была уверена, что видела косо висящую дверцу, слышала знакомое дребезжание.
Да нет. Просто ее потрясенный мозг шутит с ней шутки. Она ищет Чарли, потому что ей больно, потому что ей нужно утешение от человека, на которого она вот уже несколько лет смотрела как на отца. Она, конечно, ошиблась, потому что Чарли нечего делать среди ночи у дома леди Уэстфилд. Он, вероятно, даже не знаком с этой леди.
Грант постучал в дверь, и, к удивлению Эмили, она почти сразу же открылась. Не менее был удивлен и Грант, потому что глазам его предстала сама леди Уэстфилд.
– Вы что-то забыли? – Но тут леди Уэстфилд осеклась и ахнула. – Господи, Грант! Кто это… неужели это леди Эллингтон?
– Она разбилась, – сказал Грант, и леди Уэстфилд отступила в сторону, пропуская их в теплую кухню. – Ей нужен врач.
Эмили попыталась приподнять голову и улыбнуться леди Уэстфилд, чтобы та успокоилась. Но это привело только к тому, что боль в голове стала еще сильнее. Мир снова потемнел, и Эмили положила голову на грудь Гранта и погрузилась во мрак.

– Перестаньте ходить взад-вперед, дорогой. У меня от этого кружится голова.
Грант остановился и повернулся к матери. Она сидела на диванчике и пила чай с таким спокойным видом, словно он каждый день приносил к ней в дом окровавленных женщин в бессознательном состоянии.
– Простите, матушка, – ответил он, заложил руки за спину и усилием воли заставил себя остановиться. – Я понимаю, что вас все это сильно расстроило. Если бы у меня был выбор, я никогда не устроил бы такой переполох в вашем доме.
Леди Уэстфилд снова отпила чаю, поставила чашку на столик и легонько усмехнулась:
– А какой реакции вы от меня ожидали, Грант? Вы думали, что я упаду в обморок прямо на полу в гостиной? Мы, женщины из семьи Уэстфилдов, все равно, носим мы это имя по праву рождения или по мужу, сделаны из более прочного материала. Пора бы уж вам это понять.
Впервые после того, как он принес в этот дом Эмили, Грант едва заметно улыбнулся. Благодаря матери эта странная ситуация казалась почти что обыкновенной. Почти что.
– Не могу сказать, что у меня нет к вам вопросов, – продолжала леди Уэстфилд. – Но вероятно, сейчас вы не в настроении на них отвечать. Вы очень беспокоитесь о леди Эллингтон.
Грант быстро взглянул на мать. Она вызывающе выгнула бровь, и он сложил руки на груди.
– Леди Эллингтон сильно ушиблась. Конечно, меня беспокоит ее состояние. – Но беспокоило его не только это. Он вытянул шею в направлении коридора и лестницы, ведущей наверх. – Что он там копается, этот врач?
– Вы мне сказали, что доктор Уэкслер – один из лучших врачей в Англии. Пусть он делает то, что считает нужным. Не так уж долго он пробыл наверху с леди Эллингтон.
Грант бросился в кресло, стоявшее напротив диванчика. Если бы только мать знала правду! Доктор Адам Уэкслер был особым врачом, лечащим врачом всех тайных агентов его величества. И судя по реакции этого молодого доктора, он уже видел Эмили раньше. Вероятно, когда ее ранили.
Грант поморщился, вспомнив, с какой нежностью врач взял руку Эмили. И как Эмили выдохнула его имя, прежде чем Уэкслер велел Гранту выйти и захлопнул дверь комнаты, в которую поместили Эмили. Вся кровь у Гранта закипела при этом. Да еще при мысли о том, что Эмили страдает, а он бессилен ей помочь!
– Скажите, почему вы с Эмили оказалась в такой поздний час вместе? – спросила его мать, и ее въедливый голос проник сквозь тревожные мысли сына.
Грант вздрогнул. Черт побери, он ведь так и не придумал, что отвечать на ее вопросы. Слишком был занят другим. И теперь мать выжидающе смотрела на него. Он медлил, он мог думать только о бледном лице Эмили. О боли на ее лице. О том, как она неподвижно лежала на брусчатке тротуара.
Грант передернулся.
Мать встала с диванчика и шагнула к нему:
– Грант, между вами и леди Эллингтон что-то есть?
Он отвернулся. Теперь перед его мысленном взором предстала иная картина – его тело, лежащее на Эмили, которая тихо вздыхает от наслаждения. Он вспомнил о том, как она смеется, какой быстрый у нее ум, какая она чувственная от природы.
Что, если ему никогда больше не суждено ощутить все это снова?
– Если вас действительно связывает с ней что-то глубокое, вы знаете, я отнесусь к этому одобрительно, – сказала леди Уэстфилд, и Грант вздрогнул, обнаружив, что она стоит рядом с ним. Он был настолько поглощен своими мыслями, что не заметил, как она подошла. – Леди Эллингтон мне нравится. И судя по озабоченности, которую я читаю на вашем лице, судя по боли в ваших глазах, вам она тоже небезразлична.
Мать долго смотрела на Гранта, но он не опустил глаз. Она вынуждала его проанализировать свои чувства со всевозможной тщательностью, словно, он давал свидетельские показания. Его реакция, когда он увидел, как Эмили падает, когда осознал, что она жива… все это выходило за рамки того, что чувствует просто знакомый человек или даже друг. Неужели это побочный продукт того мощного вожделения, которое их связывает?
Грант уже собрался отвечать, когда в комнату вошел доктор Уэкслер, вытирая полотенцем руки.
Забыв обо всем, Грант шагнул ему навстречу:
– Как она?
Доктор прищурился, и укоризненное выражение в его глазах заставило Гранта еще сильнее почувствовать свою вину. Но Грант ощетинился и с трудом подавил яростное желание схватить доктора и хорошенько встряхнуть его.
– Сейчас Эмили спокойно спит, – сказал Уэкслер, бросив быстрый взгляд на леди Уэстфилд. Ради нее он старался говорить мягче. Если бы он остался с Грантом наедине… в таком случае Грант не сомневался, что Уэкслер забыл бы о данной им клятве Гиппократа и разорвал бы Гранта в клочки. – Она очень сильно ушиблась головой, все тело у нее в синяках, но в остальном она невредима.
У Гранта просто гора с плеч свалилась. Невредима. Слава Богу.
– Я хочу ее видеть. – Это была не просьба. Грант уже направился к лестнице, когда Уэкслер с удивительной силой схватил его за руку.
– Ей нужен отдых! – рявкнул он, когда Грант попробовал вырвать у него руку. – Ей нужно побыть одной. А вам нужно показаться мне. Я вижу, что фрак на вас разорван.
Леди Уэстфилд огорченно вздохнула. Гранту не хотелось, чтобы мать подумала, что он ранен. Это ведь просто царапина.
– Прежде всего я должен увидеть Эмили, – резко сказал он. Потом улыбнулся матери успокаивающей улыбкой. – Уверяю вас, со мной все в порядке. Как только я навещу Эмили, я позволю доброму доктору осмотреть себя.
Леди Уэстфилд колебалась, и Грант понял, что с ее губ вот-вот сорвутся протестующие слова. Но она ничего не сказала. Она только шагнула вперед и, взяв Адама за руку, подвела его к диванчику:
– Пойдемте, доктор. Я уверена, что мой сын недолго будет мешать покою леди Эллингтон. Прошу вас, выпейте чаю, пока мы ждем его возвращения.
Уэкслер сжал губы, но спорить не стал. Взбегая вверх по лестнице, Грант слышал, как мать беседует с доктором, но его не интересовало, что составляет предмет их беседы. Он думал только об Эмили. Увидеть ее. Коснуться ее. Убедиться, что она невредима.
Сейчас весь мир для него сошелся на этом.
Дверь скрипнула, и Эмили открыла глаза, решив, что это снова доктор. Увидев, что в дверях стоит Грант, почти полностью закрывая своим телом дверной проем, Эмили попробовала сесть, но у нее сразу же закружилась голова.
– Проклятие, – простонала Эмили, снова опускаясь на подушки.
Грант бросился к ней. Никогда еще она не видела такого ужаса на его лице, такого чувства вины. Очевидно, он думал, что ответственность за случившееся лежит на нем.
– Не позвать ли доктора? – спросил он, схватив ее за руку.
Эмили вздрогнула от его прикосновения, но ей удалось покачать головой:
– Нет. Если Адам вернется, он опять начнет меня тыкать, ощупывать и расспрашивать. Мне и без того стоило больших трудов убедить его оставить меня в покое.
По лицу Гранта скользнула еле заметная довольная улыбка, а Эмили вздохнула. Адам – блестящий хирург, но он никогда не умел скрывать свои чувства, особенно когда дело касалось Эмили. Вероятно, Грант заметил эти чувства и порадовался, что она к ним равнодушна.
Почему ревность человека, которого она считает хорошим другом, наполнила ее гордостью, Эмили не знала. Возможно, то был побочный результат ее падения.
Грант присел на краешек кровати. Он пристально смотрел в глаза Эмили, не позволяя ей отвести взгляд. Потом он поднес к губам ее ушибленные пальцы. И она снова вздрогнула.
– Грант, – тихо произнесла она, но он не дал ей продолжить. Он наклонился и приник губами к ее губам.
Грант целовал ее уже столько раз, что Эмили потеряла счет поцелуям. То были поцелуи властные. Они соблазняли. От них она теряла всякую власть над собой. Но этот поцелуй был совершенно иным. Он был не столько поцелуем, сколько мольбой о прощении. Желание присутствовало в нем, но оно смягчалось чем-то… большим. И Эмили не знала, ухватиться за это что-то или бежать прочь.
Грант не дал ей выбирать. Он прервал поцелуй и отодвинулся. Он смотрел на нее дикими глазами, полными той же мучительной боли, которую она видела в них, когда он рассказывал о Давине.
– Я думал, что потерял вас, – прошептал он, и голос его прервался. – Когда я увидел вас, лежащую на тротуаре, я решил… – Он замолчал, с трудом подыскивая слова, и Эмили подалась вперед, предвкушая, что он сейчас скажет. – Я не мог не подумать о Давине, о той ужасной ночи. Я решил, что все повторяется.
Эмили нахмурилась, и голова у нее заболела еще сильнее. Значит, все эти сильные чувства, которые она видела на его лице, вызваны не столько ею, сколько воспоминаниями. Значит, все дело в ожившей боли, связанной с утратой Давины, а не в том, что он чуть было не потерял ее, Эмили. Это кольнуло ее в самое сердце.
Но Эмили отогнала эти чувства. Ну и не надо. Она и не хочет, чтобы он что-то к ней чувствовал.
– Грант, – сказала она, касаясь его плеча утешающим жестом. И вдруг пальцы ее нащупали что-то влажное, Эмили отдернула руку и увидела, что на ней кровь. – Вы ранены! – воскликнула она, не обращая внимания на резкую боль, пронзившую голову, когда она выпрямилась, чтобы получше вглядеться в него. Фрак на Гранте был разорван.
Грант взял ее за плечи и осторожно уложил на подушки.
– Это всего лишь царапина.
– Вы должны показаться Адаму, – настойчиво сказала она. Пульс у нее бился в такт с болью в голове. – Такими вещами нельзя пренебрегать.
Он кивнул.
– Даю слово, я сейчас же пойду к нему. Я. просто хотел сначала повидать вас.
– Вот как?.. – только и сказала она, услышав это признание.
Напряженное молчание повисло между ними, а потом Грант наклонился и нежно поцеловал ее в губы.
– Потом, – прошептал он. Голос его звучал отрывисто, грубовато. – Потом я покажу вам, как много для меня значит ваше благополучие. А теперь спите. Спите.
Эмили смотрела ему вслед. Когда он ушел, она уставилась в потолок. Она по-прежнему вызывает у Гранта желание. Его последние слова прозвучали как чувственное обещание, и ее тело, несмотря на боль и ушибы, отозвалось на это обещание.
И все же оно казалось… каким-то пустым.
Эмили застонала. Как можно спать, когда в голове крутится столько противоречивых мыслей? Когда она знает, что Грант где-то совсем рядом?
Но сон все-таки пришел к ней, а когда она проснулась, то увидела, что у ее кровати сидит не Грант, а какая-то женщина. Женщина смотрела на нее. То была леди Уэстфилд.

Глава 16

Эмили расправила юбку приготовленного для нее платья. Сделала она это просто так, бессознательно, потому что на шелковой ткани не было никаких складок. Наверное, это было платье одной из сестер Гранта, которое осталось в доме матери. Такие платья не носили вот уже несколько сезонов, оно было несколько великовато Эмили, но все равно смотрелось красиво.
Не было никаких причин стоять и смотреть на себя в зеркало, но она никак не могла собраться с духом и выйти из комнаты. Выйти из комнаты означало спуститься вниз и встретиться с Грантом. Больше того, встретиться с леди Уэстфилд. У ее милости, конечно же, припасено множество вопросов, отвечать на которые Эмили было, в общем, нечего. Мать Гранта всегда нравилась Эмили, и мысль о том, что эта истинная леди могла потерять к ней уважение, была неприятна.
Но с этим ничего не поделаешь. Такова судьба тайных агентов. Вечно они должны жертвовать собой ради короля и отечества.
Она заставила себя сдвинуться с места и медленно дошла до лестницы. Голова у нее все еще болела после падения, но тошнота и головокружение прекратились. На виске темнел кровоподтек, на руках и ногах красовались синяки, но больше никаких последствий бурного вечера не было.
Эмили вздрогнула, увидев ожидающего ее в холле Гранта, он стоял, прислонившись к перилам.
– Мойра сказала, что вы собираетесь сойти вниз, – тихо проговорил Грант, окинув ее взглядом с ног до головы. И как всегда, от его внимательного взгляда по телу побежали мурашки.
– Как ваше плечо? – спросила она, дойдя до последней ступеньки и опершись о его руку.
– Я же сказал – это всего лишь царапина.
Он погладил Эмили по руке, и они пошли через холл к столовой. Из открытой двери доносились божественные ароматы, и Эмили поняла, как она проголодалась.
– Что думает ваша матушка?
Грант пожал плечами, и Эмили заметила, что при этом движении он слегка поморщился, Как же, как же – простая царапина!..
– Вчера она задавала вопросы, от которых мне удавалось уклониться. Утром она громким голосом спросила, не был ли это несчастный случай с моей каретой, когда мы возвращались с бала. Не свернули ли мы слишком быстро за угол, в результате чего я каким-то образом был ранен в плечо, а вы ударились головой. Я не стал отрицать ее версию.
Эмили наморщила лоб, и сразу же голову ее пронзила резкая боль.
– Ваша матушка действительно верит в это?
Грант вздохнул:
– Скорее всего нет, но я думаю, ей хочется, чтобы мы именно так и говорили. Она, кажется, не спешит настаивать на объяснениях. Полагаю, она уверена, что это как-то связано с щекотливыми отношениями между нами.
Кровь бросилась в лицо Эмили. Значит, леди Уэстфилд подозревает, что между ними что-то есть. Но что могло вызвать такие предположения? И как теперь она выглядит в глазах матери Гранта?!
Они подошли к дверям столовой, и Грант остановился. Прежде чем Эмили успела спросить его, в чем дело, он взял ее за плечи и осторожно повернул к себе. Потом поцеловал в губы. Эмили тут же растаяла, схватилась за его руки, припала к нему. Господи, Грант пьянит ее, как вино.
Когда он отодвинулся, его глаза были затуманены от того же вожделения, которое чувствовала она.
– Я хотел сделать это до того, как мы войдем, – сказал он с озорной улыбкой. Потом открыл дверь и провел Эмили в столовую.
Эмили огляделась, стараясь справиться с волнением. Леди Уэстфилд, сидевшая на своём месте во главе длинного дубового стола, за которым могло разместиться самое меньшее два десятка человек, встала ей навстречу. Между балками высокого потолка были изображены богини и херувимы. Огонь пылал в огромном камине, который больше был бы уместен в средневековом замке, чем в лондонском особняке. Комната была обставлена тяжелой мебелью, предназначенной скорее для обедов с королями, чем для неофициальных завтраков.
Несмотря на все это величие, по обеим сторонам от леди Уэстфилд были накрыты лишь два прибора, а сама она выжидательно улыбалась, и от ее приветливости и дружелюбия комната казалась не такой внушительной.
– Доброе утро, леди Эллингтон, – проговорила она, обходя стол и делая шаг к Эмили. – Я рада, что у вас такой здоровый вид после всех этих ночных приключений.
Эмили отпустила руку Гранта и пожала протянутую ей руку леди Эллингтон.
– Благодарю вас, миледи. И еще раз благодарю за гостеприимство, которое вы оказали мне вчера ночью и сегодня утром. Я понимаю, что причинила вам излишние хлопоты.
Уголки рта знатной дамы слегка приподнялись в улыбке, и она ласково погладила Эмили по руке.
– По милости своего старшего сына я привыкла к «излишним хлопотам». Но в любом случае мне приятно видеть вас здесь. Садитесь, прошу вас, и давайте завтракать.
Грант помог Эмили сесть на указанное матерью место, потом сел напротив. Когда все уселись, Эмили посмотрела на леди Уэстфилд. Серебряные пряди испестрили ее темные волосы, а глаза были карие, как у старшего сына. В них была такая же глубина чувств, как у Гранта, только он очень редко показывал это Эмили. В глазах леди Уэстфилд были и доброта и такой же острый ум. И проницательность. Одним-единственным взглядом она давала понять, что от нее ничто не может ускользнуть.
Именно поэтому Эмили сильно сомневалась, что леди Уэстфилд действительно поверила, будто бы ушибы гостьи вызваны происшествием с каретой. Эмили и Гранту придется быть очень осторожными, если они не хотят, чтобы их поймали на лжи. Ставить леди Уэстфилд в неудобное положение тоже не хотелось.
Судя по выражению лица Гранта, он думал о том же. Вид у него был как у приговоренного к повешению.
Появились лакеи, неся тарелки с дымящимися кушаньями, от которых у Эмили просто слюнки потекли. Слава Богу, падение не лишило ее аппетита.
– Как поживает ваше Общество помощи бедным женщинам, леди Эллингтон? – спросила леди Уэстфилд, улыбаясь Эмили и намазывая маслом хрустящий поджаренный хлеб. – Вы продолжаете собираться?
Эмили кивнула. Они с Мередит и Анастасией образовали Общество сестер милосердия для помощи вдовам и сиротам. Общество служило прикрытием их деятельности, но было еще и настоящей благотворительной организацией, в которую входило много светских дам. А на тайные встречи сходились только они втроем.
– Да, каждую неделю. Мы не смогли устроить много благотворительных мероприятий за время моей недавней… – она замолчала и бросила взгляд на Гранта, – моей недавней болезни, но весной, когда начнется сезон, мы снова надеемся устраивать балы и вечера, чтобы помочь самым нуждающимся.
– Да, я слышала о вашей болезни. Я очень, очень рада видеть вас снова здоровой.
Взгляд леди Уэстфилд опять упал на Эмили, и на этот раз она отвела его не сразу. Эмили почувствовала, что не может уклониться от этого взгляда, и с удивлением заметила в глазах пожилой дамы искреннюю тревогу. Тревогу, истоки которой, казалось, уходят в какую-то глубину, и эта глубину не может возникнуть при беглом знакомстве. Честно говоря, Эмили чувствовала, что как-то связана с леди Уэстфилд. Потому что… почему? И почти против воли ее взгляд снова устремился на Гранта.
– Возможно, я побываю на вашем собрании, – проговорила леди Уэстфилд и отвела глаза. Напряжение, возникшее между ними, исчезло. Или Эмили все это почудилось?
– Мы были бы очень рады вашему покровительству, миледи, – проговорила Эмили, запинаясь. Она попыталась освободиться от смущающих ее мыслей. – Если не возражаете, я сообщу вам, когда состоится следующее собрание.
Леди Уэстфилд кивнула:
– Буду весьма признательна.
– Как будто вам, мама, нужны новые развлечения, – со смехом сказал Грант. – Вы всегда так заняты. Я даже не знаю, когда вы спите. После вчерашней ночи я уже сомневаюсь, что вы вообще спите!
Леди Уэстфилд обратила на него свой взгляд, в котором смешались смех и любовь. Сердце у Эмили сжалось. Ее родители никогда не смотрели на нее с таким выражением. Для них она была источником горести, постоянным напоминанием о совершенной ошибке. Мать была за эту ошибку наказана. Отец ненавидел за эту ошибку, ее, Эмили.
Сколько раз у нее возникало желание иметь такую мать, как у Гранта! Может быть, именно поэтому Эмили чувствовала связь с этой дамой. Да, причина, должно быть, в этом. Дело вовсе не в Гранте, а просто в ее детских фантазиях.
– Что вы хотите этим сказать, Грант? Ну разумеется, я сплю, как и все люди.
Он усмехнулся:
– Было уже очень поздно, матушка, когда мы с леди Эллингтон приехали к вам, но вы были совершенно одеты, словно ожидали гостей. И к тому же сами открыли нам дверь кухни. Скажите, у вас была назначена тайная встреча?
Леди Уэстфилд рассмеялась, но внезапно Эмили вспомнила, как ночью от дома леди Уэстфилд именно в тот момент, когда появились они с Грантом, отъехала карета. И у нее тогда мелькнула смутная мысль, что это экипаж Чарли.
Или все это было порождением бреда?
– Храните ваши секреты, мой дорогой мальчик, – сказала леди Уэстфилд, весело хлопнув сына по носу. – А я буду хранить свои.
Необычный звук – гулкий смех Гранта – оторвал Эмили от беспокойных мыслей. Впервые с тех пор, как они познакомились, Грант выглядел совершенно спокойным и расслабленным.
Он был явно главным в своей семье, и Эмили понимала, почему это так. Он обожал мать, и она отвечала ему тем же. А еще он любил брата – единственного члена их клана, с которым Эмили была знакома. Всех троих связывали нерасторжимые узы.
Такие, же узы связывали и ее, с Мередит и Аной. Как Грант для своей семьи, Эмили готова сделать все, чтобы не дать в обиду своих друзей. Хотя она и резко осудила их, когда они сделали тоже самое ради нее.
Эмили вздохнула. Хотя они с Грантом и происходили из совершенно разных миров, оба любили своих родных. И их подходы к расследованию прекрасно проявили себя прошлой ночью, и произошло это с такой легкостью, которой она никогда не испытывала, даже работая с Мередит и Аной.
И все же согласно условиям договора, который они заключили, их связь непременно кончится. Они обещали друг другу, что связь будет длиться, пока длится расследование. А заданное расследование только еще сильнее укрепит репутацию каждого.
Гранту любовь не нужна. Или по крайней мере он не хочет искать любви, пока не перестанет работать тайным агентом, потому что боится навлечь опасность на любимую женщину. Но после того как Эмили увидела его прошлой ночью в деле, она поняла, что он ещё не скоро расстанется со своей карьерой. А даже если и не так, то Эмили, конечно же, не захочет отказаться от своей профессии, как он обязательно потребует. Профессия – это все, что у нее осталось.
И потом, Эмили не верит в любовь, или по крайней мере в ту любовь, которая уготована ей судьбой. Эти мечты давным-давно умерли – еще до того, как муж лишил ее своей привязанности; скорее всего это произошло, когда она была еще девочкой, когда ей снова и снова напоминали, что она не заслуживает даже обычного хорошего отношения.
Внезапно ей стало жаль утраты этих мечтаний. Разве плохо было бы надеяться, что они с Грантом могли бы…
Нет! Он ей не достанется, так что бессмысленно потакать своим девическим фантазиям.
– Вы плохо себя чувствуете, миледи? – спросила леди Уэстфилд, кладя ладонь на стиснутую руку Эмили, лежавшую на столе. – Вы вдруг так побледнели.
Эмили медленно покачала головой.
– Нет, нет, все в порядке, – солгала она, стараясь не встретиться с тревожным взглядом Гранта.
– Думаю, что это не совсем так, – мягко сказал Грант. – Вы еще не оправились от падения. Я должен отвезти вас домой, где вы сможете выспаться в собственной постели. Если вы позавтракали, мы можем ехать пря мо теперь.
Эмили кивнула. Уехать – это хорошая мысль. Когда она с Грантом, когда она видит, как любит он своих родных, она жаждет того, чего у нее никогда не будет. Самое лучшее для нее – вернуться к себе домой и собраться с мыслями. И забыть об этих глупостях.
– Прошу прощения, леди Уэстфилд, – проговорила она, вставая из-за стола.
– Ну что вы, – сказала мать Гранта и тоже встала. – Но я надеюсь, вы приедете к нам как-нибудь и пообедаете в кругу нашей семьи.
Приглашение удивило Эмили. Оно звучало одновременно соблазнительно и пугающе.
– Мне бы очень этого хотелось, миледи, – прошептала она, бросив быстрый взгляд на Гранта, чтобы узнать, как он к этому относится. Но если он и думал что-то по этому поводу, на его лице это никак не выразилось.
– Вот и прекрасно. Я пришлю вам приглашение на этой неделе, – сказала леди Уэстфилд, беря Эмили под руку и провожая ее в холл. Там она велела подать карету Гранта.
– Благодарю вас за помощь, матушка, – сказал Грант, целуя мать в щеку.
– Зайдите ко мне потом, Грант. Мне хотелось бы поговорить с вами.
Эмили вздрогнула. Леди Уэстфилд, конечно, не удовлетворили неловкие выдумки с дорожным происшествием. Особенно если учесть, что карета Гранта подъехала сейчас к дверям ее дома в целости и сохранности. Эмили оставалось только надеяться, что Грант, вернувшись, сможет утаить истину.
Дамы простились, и Грант помог Эмили сесть в карету. Когда карета тронулась, Эмили с облегченным вздохом откинулась на спинку сиденья.
– Мне очень жаль, что из-за моих ушибов ваша матушка оказалась вовлеченной в это дело, – сказала Эмили, прикрыв глаза рукой. В голове снова застучало.
Грант пожал плечами:
– В настоящее время мне кажется, что ее больше интересует, каковы на самом деле наши отношения, чем причина, по которой вы разбились. Я заметил в ее глазах живой блеск.
Эмили посмотрела на него сквозь пальцы. И опять лицо его было совершенно непроницаемо. Черт бы побрал этих тайных агентов. Вот почему она никогда раньше не связывалась с ними.
– И что вы ей скажете? – спросила она и тут же пожалела об этом.
Грант склонил голову набок:
– А что бы вам хотелось, чтобы я сказал, Эмили? Чтобы сообщил, что у нас с вами страстный роман? Что всякий раз, оказавшись с вами в одном помещении, я хочу прикасаться к вам? Прижиматься к вам губами? Я об этом должен сообщить ей?
Рука у Эмили задрожала, она отвела ее от лица и положила себе на колени, стиснув пальцы.
– Зачем же говорить ей об этом, раз мы с вами знаем, что все это не повлечет за собой никаких последствий?
Он выдержал ее взгляд, а потом кивнул:
– Да. Это не повлечет за собой никаких последствий. Ведь мы обещали это друг другу, не так ли?
Она отвернулась и посмотрела в окно, на промозглые лондонские улицы. В карете повисло молчание – неловкое молчание, вызванное горячностью его слов.
Потом Грант вздохнул:
– Я хотел кое о чем спросить вас.
После такого пылкого заявления о чем еще было спрашивать?
– О чем же?
– После вашего падения вы назвали одного человека. Леди М.
Эмили вздрогнула. Леди М. была тайным руководителем ее организации. С леди М. Эмили никогда не встречалась, никогда ее не видела. Никто, кроме Чарли, не знал, кто она такая. Эмили ни с кем не говорила о ней, кроме Мередит и Аны.
Если Грант и заметил её удивление, то виду не подал.
– Я удивился, почему вы назвали ее, – продолжал он. – Откуда вы знаете, что это ее прозвище?
Эмили наморщила лоб и, не обращая внимания на резкую боль в голове, спросила:
– Что вы хотите сказать? Чье прозвище я знаю?
– Мою мать зовут Маргарет, и отец при жизни всегда называл ее леди М.

Глава 17

Эмили смотрела на полог над своей кроватью, не видя его.
«Мою мать зовут Маргарет, и отец при жизни всегда называл ее леди М.».
Господи Боже ты мой. Слова Гранта снова и снова звучали у нее в голове, причиняя боль. Неужели это правда? Неужели леди Уэстфилд и есть леди М.?
Обдумав все, Эмили пришла к выводу, что это вполне вероятно.
Вчера ночью ей показалось, что она видела экипаж Чарли, отъезжавший от дома леди Уэстфилд. Теперь Эмили еще больше в этом уверилась. Леди Уэстфилд сама открыла заднюю дверь своего дома, и первыми ее словами были – не забыли ли вы что-нибудь. Как если бы она решила, что ее посетитель вернулся в дом, только что уйдя из него.
Было и еще кое-что. Эмили проснулась ночью и увидела, что мать Гранта сидит у ее кровати, глядя на нее так, как мог бы смотреть любящий человек. За завтраком Эмили чувствовала, что их с леди Уэстфилд что-то связывает – что-то большее, чем обычное знакомство.
Все эти годы Эмили считала, что леди М. – светская женщина. Женщина, которую скорее всего знают и Эмили, и ее подруги. Сколько раз на балах она рассматривала богатых и влиятельных пожилых дам, пытаясь понять, кто же из них леди М.
Леди Уэстфилд прекрасно подходит на эту роль. Ее любят в обществе, она умна, влиятельна. Это женщина, которая заслуживает всеобщее уважение, женщина с длинной и выдающейся родословной.
Скрипнув, отворилась дверь, и в спальню скользнула Анастасия, оторвав Эмили от ее мыслей. Ана нерешительно подошла к кровати, тревожно глядя на подругу. Эмили вспомнила о всех тех случаях, когда Ана входила в эту самую комнату и находила ее в таком же положении – поправляющейся после ранения.
Эмили села, и на этот раз в голове застучало немного слабее, чем стучало весь день при таком же движении:
– Ана, не смотри на меня так испуганно. Я не ранена.
Это, кажется, вовсе не убедило подругу. Она опустилась в кресло, стоявшее у кровати, и устремила на Эмили внимательный взгляд.
– Когда Чарли сказал, что с тобой что-то случилось, я… я могла думать только о той ночи. Когда мы чуть было не потеряли тебя.
Эмили хотела взять подругу за руку и успокоить, но тут в голове у нее что-то щелкнуло:
– Чарли сказал, что со мной что-то случилось?
Ана кивнула, вытирая слезы:
– Да. Я получила его записку сразу же после того, как ты вызвала меня. Тебе следовало сообщить мне, что ты разбилась. Когда он сказал, что произошел какой-то необъяснимый несчастный случай, связанный с Грантом Эшбери, я пришла в ужас. Эмили, а ты не хочешь рассказать мне, что это за тайное расследование, которым вы с ним занимаетесь?
Эмили посмотрела на подругу, и сердце забилось еще сильнее:
– Откуда Чарли узнал, что я расшиблась? Я еще не докладывала ему о своих действиях.
Ана осеклась на полуслове:
– Понятия не имею. Ты же знаешь Чарли. Кажется, он видит все, что мы делаем. Может быть, Грант доложил своему начальству или сам сообщил Чарли. А теперь расскажи мне, что с тобой случилось.
Эмили отмахнулась от ее вопроса, спустила ноги на пол и заходила по комнате.
– Я выпала из окна, – с рассеянным видом пояснила она, но прежде чем Ана успела потребовать более подробных объяснений, продолжила: – Грант не стал бы докладывать о наших действиях ни Чарли, ни своему начальству. Это дело только наше, и мы решили никого не посвящать в него. Нет, должно быть, Чарли узнал об этом каким-то иным способом.
Эмили замолчала. Если леди Уэстфилд – действительно леди М., то, конечно, она знает об ушибах Эмили. И леди М. вполне могла бы сообщить Чарли о том, что случилось прошлой ночью, сообщить после того, как Эмили с Грантом уехали от нее утром.
Это единственное возможное объяснение, если сложить вместе разрозненные факты. И Эмили круто повернулась к Ане:
– Ты… ты никогда не задумывалась, кто скрывается под прозвищем леди М.?
Ана наморщила лоб, явно сбитая с толку, переменой разговора:
– Я… я строила разные предположения. Трудно не заинтересоваться, от кого тебе поступают приказания. Кто эта таинственная руководительница нашей группы.
– И кто же это, по-твоему?
Анастасия опустила голову:
– Честно говоря, иногда я сомневалась, что она на самом деле существует. Возможно, она – только плод воображения Чарли, придуманная для того, чтобы нас не очень беспокоило, что мы – единственная группа тайных агентов-женщин во всей империи.
Сжав кулаки, Эмили подошла к окну. Стекло заледенело, снаружи резкий ветер вздымал снежные вихри.
– Я думаю, что это реальное лицо, – сказала она, вспоминая обо всех приемах у леди Уэстфилд, которые они посещали за эти годы. – Я думаю, это женщина, которую мы все знаем. Женщина, с которой мы встречались раз сто, а то и больше.
Ана подошла к ней и взяла за руку.
– Эмили, что происходит? Ты пытаешься увести меня в сторону, заведя этот разговор о леди М.? Это тебе не поможет. Расскажи мне, что случилось.
Эмили очень хотелось рассказать Ане все, ведь это ее лучшая подруга. Объяснить ей свои подозрения относительно матери Гранта. Но она колебалась. Она ничего не может рассказать подругам, пока не убедится окончательно. Если есть хоть какая-то вероятность ошибки, то она не может бросить подозрение на леди Уэстфилд. Эмили должна отдать все свои силы тому делу, которым заняты они с Грантом, прежде чем раскроет эту важнейшую тайну всем своим друзьям. Тайну леди М. Эмили слабо улыбнулась:
– Это просто дело, которым занимаемся мы с Грантом. Вчера ночью мы кое-что нашли, и я надеюсь, что ты поможешь мне расшифровать вот это.
Она вытащила из кармана письмо, которое они с Грантом взяли в комнате Каллена Лири, и протянула Ане. Та вынула из кармана очки и принялась читать слова. Эмили не могла сдержать улыбки. На мгновение она перенеслась назад, в те времена, когда Ана жила в этом доме вместе с ней, еще до того, как влюбилась в Лукаса Тайлера.
Эмили отогнала воспоминания и добавила:
– Я никак не могу разобрать, что здесь написано.
– Ничего удивительного. Это сложный шифр. Но если ты позволишь мне взять это с собой, я к вечеру дам тебе ответ.
Эмили кивнула:
– Хорошо бы. Это нам очень поможет.
Ана сняла очки и осторожно положила их в карман накидки вместе с письмом. Потом посмотрела на Эмили, слегка наклонив голову набок:
– А я думала, что ты больше никогда не обратишься ко мне за помощью.
Эмили отвела глаза. Да, она так сказала.
– Я решила, что тебе это обидно слышать.
– Хотелось бы мне понять тебя, – вздохнула Ана. – Больше ты ничего мне скажешь?
– Пока нет. – И с этими словами Эмили схватила подругу за руки. – Прошу тебя, доверяй мне и еще некоторое время не требуй объяснений.
Ана высвободила руки и подошла к камину. Потом повернулась к Эмили, и на лице ее была такая решимость, какая редко на нем появлялась.
– Скажи, Эмили, насколько твое поведение и скрытность связаны с этим таинственным делом… и насколько с самим Уэстфилдом?
Эмили насторожилась:
– Что ты хочешь этим сказать?
– Я говорю о Гранте Эшбери. Ты проводишь с ним довольно много времени.
– Сначала это было вызвано вашими уловками, а потом нашим расследованием! – Эмили не хотелось говорить, что их отношения зашли гораздо дальше, чем требуется для ведения дела.
Ана покачала головой:
– Нет, все могло начаться с этого, но теперь это переросло во что-то большее. Я видела, как вы смотрели друг на друга в тот день в гостиной. Как он защищал тебя – даже от нас. А когда ты произнесла его имя, твои глаза засияли. Эмили, мне знакомо это сияние.
– Не смеши меня. – Эмили отвернулась. Руки у нее дрожали.
– Это то же сияние, которое появляется в моих глазах, когда я говорю о Лукасе, – не унималась. Ана. – Я вижу его в глазах Мередит, когда она замечает Тристана в другом конце комнаты.
Эмили попыталась рассмеяться, но смех получился неубедительным:
– Ты хочешь намекнуть, что я испытываю такие же чувства, что и ты с Мередит?
– Наверное, пока нет. Но я задаюсь вопросом: не начинаешь ли ты влюбляться в лорда Уэстфилда?
Эмили уставилась на Ану, в голове вдруг застучало. Услышать такие слова, произнесенные вслух, – это что-то да значит. Это заставляет усомниться в себе.
– Я… я не… то есть я не…
Ана пошла к двери. Остановившись у входа, она с сомнением сказала:
– Я не хочу толкать тебя на размышления о том, с чем ты еще не готова встретиться. Пусть я не такой хороший агент, как ты, дорогая, но я могу дать тебе совет. Чем скорее ты перестанешь бороться с чувствами, которые испытываешь к этому человеку; тем будет лучше для тебя. Если ты будешь честной с самой собой, тебе станет легче решать, что делать дальше.

Грант расхаживал по гостиной Лукаса и Анастасии Тайлеров, время от времени поглядывая на дверь. Он не очень-то понимал, зачем его пригласили прийти к Тайлерам в этот вечер. Он только предполагал, что это связано с письмом, которое они с Эмили нашли в комнате Каллена Лири накануне ночью.
Судя по выражениям, в которых было написано приглашение, полученное им от миссис Тайлер, Гранта пригласили и из-за Эмили. Ее проницательная подруга начала что-то подозревать относительно их отношений.
– Он не переставал думать об Эмили с тех пор, как они расстались. Утром он проводил Эмили до вестибюля ее дома, она была рассеянной, отчужденной. Грант хотел приписать это ее падению, но это было что-то другое. Ее что-то тревожило.
И ему хотелось успокоить ее тревоги. Защитить ее, и не только от телесных ран. После ее падения он почти ни о чем другом не думал. Когда он увидел ее израненной, перед ним открылась истина, принять которую было тяжело.
Несмотря на их обещание не примешивать к связи чувства, Эмили Редгрейв начала пробираться ему в сердце. Сможет ли он легко отпустить ее, когда они раскроют тайну принца и Каллена Лири?..
Быть с Эмили, знать, что она ходит по краю опасности – это было бы для него каждодневной пыткой. Грант очень хорошо знал себя и не верил, что сможет легко забыть, как Эмили дважды чуть не погибла во время расследования.
Он собирался решить, что делать, и решить незамедлительно.
– Дверь открылась, и вошла Эмили в сопровождении Анастасии и Лукаса. Грант удивился. Тайлер – тайный агент, к которому он относился с уважением, но замешать в их дело другого человека, значит, почти наверняка гарантировать, что начальство Гранта узнает о его тайком расследовании. Вероятно, теперь этого уже нельзя будет избежать.
Грант шагнул к ним навстречу:
– Добрый вечер, Тайлер.
Тот пожал его протянутую руку:
– Лорд Уэстфилд.
Грант кивнул Ане и получил в ответ кивок и внимательный взгляд, а потом посмотрел на Эмили. Ее белокурые волосы были легко стянуты в узел, привлекая внимание к поразительно синим глазам, которые могли увлечь его одним-единственным взглядом. Платье повторяло цвет ее глаз. Гранту хотелось просто сидеть и смотреть на нее.
Но тут он заметил кровоподтек у нее на виске. И сразу же вернулись все страхи, тревоги и намерения держать ее на расстоянии вытянутой руки.
– Как вы себя чувствуете? – спросил он, подходя к Эмили, потому что не мог не сделать этого.
Она улыбнулась, но улыбка получилась бледной:
– Мне лучше, благодарю вас. Как ваше плечо?
Он взял ее руку, поднес к губам и прошептал перед тем, как поцеловать:
– Простая царапина, помните?
Улыбка ее стала мягче и шире, щеки даже слегка порозовели. Краешком глаза Грант заметил, что на лице Анастасии появилось удивленное выражение. Он вздрогнул и отпустил руку Эмили.
– Давайте сядем, – сказала Ана, указывая на кресла, стоящие перед камином. – И я объясню, почему пригласила вас обоих посетить нас сегодня вечером.
Грант и Эмили уселись в кресла, а Тайлеры расположились на диванчике. От внимания Гранта не ускользнуло, как Тайлер положил руку на колено Ане – ласково, но при этом властно. И это выглядело вполне уместным и обычным. Грант ощутил сильный укол зависти. Он никогда еще не хотел такого рода отношений с женщиной. Много лет он считал это слабостью, а после смерти Давины уверенность в своей правоте стала еще сильнее. Но казалось, что Тайлеры от этого не стали слабее. Это даже сделало их более сильными, сплоченными союзниками.
– Как вам известно, Эмили передала мне сегодня некое письмо, которое вы нашли вчера ночью перед… – Ана замолчала и многозначительно взглянула на Гранта, – перед несчастным случаем. Я попросила мужа помочь расшифровать это письмо, поскольку шифр довольно сложный. Честно говоря, я не понимаю, как мог такой тупица, как Каллен Лири, прочесть его.
Эмили пожала плечами:
– Должно быть, у него есть ключ к шифру, который спрятан где-то в комнате. Лири вернулся домой так неожиданно, что мы не успели как следует обыскать его комнату.
Грант стиснул кулаки, вспомнив о том, что им помешало.
– Это не имеет значения. Важно только то, о чем говорится в письме.
Лукас Тайлер встретился с ним взглядом, и Грант увидел в его глазах глубокую озабоченность… даже некоторое недоверие. Видно, что Ана и ее муж глубоко любят Эмили и опасаются за нее. И кто мог бы упрекнуть их за недоверие к Гранту после того, как она расшиблась в результате его глупой ошибки?
– Скажите мне, Бога ради, во что вы с ней впутались? – спросила Ана. – В этом письме говорится о принце-регенте, о том, что некий человек намерен выдать себя за него, чтобы проникнуть в Карлтон-Хаус. Они собираются проделать это через два дня.
Грант с шумом втянул в, себя воздух. Заговорщики зашли гораздо дальше, чем он предполагал. Эмили вдруг вскочила на ноги.
– Спасибо за помощь, – сказала она. – Но, боюсь, я не могу сообщить вам что-нибудь еще.
Лукас Тайлер встал и обратился к Гранту, как будто не слыша Эмили:
– Если в это дело замешан регент, Военное министерство должно знать о происходящем. Вдруг вам понадобится помощь?
Грант покачал головой:
– Знаю я, как помогает министерство. Нет, это мое расследование. И только мое.
Тайлер собрался было возразить, но тут в разговор вмешалась Эмили.
– Это наше расследование, – сказала она.
Грант посмотрел на нее. Хотя его и тревожили постоянно, грозящие ей опасности, он не мог отрицать, что они хорошо сработались. Соединились стиль работы каждого, их личные особенности, и от этого продуктивность расследования только возросла. Эмили изворотлива и наблюдательна, этого у нее не отнимешь.
– Да, – поправился он, – наше расследование.
Она улыбнулась. На мгновение для них перестал существовать весь мир.
Потом заговорила Анастасия Тайлер:
– Эмили, я…
Но как всегда, Эмили оставалась сдержанной. Спокойной. Грант видел, как она что-то шепнула своим друзьям. Он повел бы дело по-другому, но как бы то ни было, Тайлеры почти без колебаний вышли из комнаты. Когда Эмили и Грант остались одни, Эмили повернулась к нему:
– Грант, мы должны вернуться в «Синий пони». Если Лири и его сообщники хотят попытаться проникнуть в Карлтон-Хаус через два дня, мы больше не можем ждать.
Грант уже не испытывал никаких нежных чувств. Он чувствовал только ужас.
– Нет. Я пойду один.
Эмили сжала губы:
– Это ведь «наше расследование»?
– Это очень опасно! – И Грант отошел от нее.
Она усмехнулась.
– Это одинаково опасно и для вас, и для меня! Вы дважды стали на дороге у Лири, и даже не были переодеты. А он, должно быть, помнит о вас по делу, которым вы занимались год назад. Вы не можете просто явиться в «Синий пони» и потребовать, чтобы вам предоставили сведения; Создавшееся положение требует чрезвычайных действий.
– Каких чрезвычайных действий? – прищурившись, спросил Грант. Ему не нравился блеск в ее глазах.
– Я приду туда в том же костюме, в каком была. Я хочу выманить Лири оттуда, – с вызовом сказал она, скрестив руки на груди.
Грант почувствовал, как тошнотворный страх подступил к горлу:
– Неужели вы ничему не научились после того, как выпали из окна? Вас же могли убить! Вы могли покалечиться так, что даже доктор Уэкслер вам не помог бы. Вы могли…
Эмили подошла к нему и закрыла ему рот рукой. В ее глазах было понимание и при этом – твердая решимость.
– Но ведь этого не произошло. Грант, я должна это сделать. Не ради расследования. Ради самой себя.
– Ради самой себя? – повторил он. – Что вы имеете в виду?
Эмили отвела глаза, занятая душевной борьбой, и ему оставалось только очарованно следить за этой борьбой. И надеться, что он сможет сделать для Эмили что-то хорошее. Он хотел, чтобы она хоть немного доверяла ему.
– После ранения моя жизнь изменилась, – прошептала она наконец. Голос ее слегка дрожал. – Я всем говорила, что это не так, но я лгала – и им, и себе. Меня преследовали воспоминания, они меня сковывали. Я надеялась, что они исчезнут, когда я вернусь к работе, но… – Она вздрогнула и отвернулась.
Грант схватил ее за руку и заставил повернуться к себе:
– Но?
– Я все еще боюсь. – В глазах ее засверкали слезы. – В ту ночь, когда за мной погнался Лири, я как будто застыла. И когда вы с ним дрались, было-то же самое. Я застыла от страха.
Это признание далось ей нелегко. Оно потребовало такого уровня доверия, что Гранта охватил трепет, хотя тревоги его от этого признания только возросли. Но Грант оттолкнул все это. Теперь речь шла об Эмили. Несмотря на все свои желания, он не мог предложить ей поддаться своим страхам и оставить работу тайного агента. Это сломило бы ее дух.
Дух, сутью которого, как он уже понял, является сила.
Эмили сжала его руку:
– Я прошу вас пойти со мной в «Синий пони», тоже переодевшись. Будьте рядом со мной. Если вы будете там, я, наверное, сумею быть сильной. Я сумею побороть этих демонов.
Он поднес к губам ее руку.
– Мне становится нехорошо, когда я вижу, как вы подвергаете себя опасности, – признался он. – Но я никогда не считал вас слабой.
Эмили удивилась, лицо ее посветлело, и она ласково улыбнулась:
– Спасибо.
– Нет ли какого-нибудь иного способа?
Она задумчиво покачала головой.
– Хорошо, – со вздохом согласился он. – Мы отправимся туда завтра вечером. Если Лири и его сообщники увидят вас накануне того дня, когда они собрались осуществить свои планы, это подстегнет их и заставит действовать. И вероятно, заставит выйти. Я буду там, рядом с вами.
Облегчение, выразившееся на лице Эмили, было почти осязаемым.
– Благодарю вас, – прошептала она.
Он нахмурился:
– Окажите мне услугу. Мне было бы легче, если бы вы разрешили Тайлерам сопровождать нас. Четверо против их группы – это даст нам фору, если что-то пойдет не так.
Эмили подумала, потом кивнула:
– Хорошо. Это успокоит Лукаса и Ану и не позволит им обо всем доложить начальству.
– Тогда давайте сообщим им о наших планах.
Эмили подошла к двери, чтобы позвать Ану и Лукаса, но прежде чем потянуть за ленту звонка, обернулась.
– Я знаю, вам трудно помогать мне в этом деле, но у нас все получится. Возможно, я даже превзойду ваши ожидания.
Грант внимательно посмотрел на нее. Когда ему дали поручение охранять Эмили, он считал ее просто пустой светской дамой. Потом стал думать о ней как о таинственной, загадочной женщине. А потом – как об отважном, хотя и неуправляемом, вспыльчивом человеке.
Но с каждым мгновением, проведенным подле нее, Грант понимал, что ни одно из этих суждений не является верным. Эмили – это что-то гораздо большее.
– Вы уже их превзошли, Эмили, – сказал он. – Уже превзошли.
Она потянула ленту звонка.

Глава 18

Грант ахнул, когда вечером следующего дня Эмили вошла в гостиную. Это была не Эмили, которую он знал вот уже не одну неделю. Пустив в ход все свои способности, она совершенно изменила внешность.
Эмили улыбнулась и стала медленно поворачиваться, чтобы эффект, произведенный ее видом, был полнее. Перед Грантом стояла та же потаскушка, которую он ласкал после встречи в «Синем пони». На голове был огненно-рыжий парик, прозрачную кожу лица покрывал густой грим. Поношенное платье было другое, но оно так же выставляло напоказ красивую грудь, увеличенную при помощи толщинок.
– Помнишь меня? – промурлыкала Эмили, произнося слова в той же манере, которая одурачила Гранта в ту ночь. Тогда рассудок его не связал двух женщин воедино, но тело всегда понимало, кто скрывается под этой личиной.
Оно и сейчас это понимало, если судить по тому, как отяжелели вдруг его чресла.
– Конечно, я вас помню, мисс, – сказал он, подходя к ней и обнимая за талию.
Эмили подняла голову, и он крепко поцеловал ее в губы, ощущая клубничную сладость, которая неизменно вызывала в нем еще большее вожделение.
Грант отошел:
– Но все-таки я предпочитаю мою Эмили.
Эмили удивилась, услышав это, и заметив ее удивление, он одумался. Он вовсе не собирался придавать этим словам какое-то особое значение.
– Я… мне нужно заняться вашим преображением, – пробормотала она. – Уже пора.
Он кивнул. Тема, судя по всему, была закрыта, да оно и к лучшему.
Усевшись, Грант смотрел, как Эмили открывает чемоданчик, который принесла с собой. В чемоданчике были грим и всевозможные накладки.
– Бог ты мой, – только и сказал Грант.
Эмили улыбнулась и принялась накладывать краску ему на лоб.
– У каждого агента есть отличительные способности, – сказал она. – Мой дар состоит в умении изменять внешность.
Грант посмотрел на нее. Глаза – единственное, что оставалось в ней от настоящей Эмили, но и этого было достаточно, чтобы их взаимное притяжение вспыхнуло с новой силой.
– Не только в этом, – тихо проговорил он.
– Да? А в чем же еще? – спросила Эмили, не отрываясь от работы.
Он притянул ее к себе.
– Грант, – прошептала она.
Не обращая внимания на ее слабые протесты, он поднял юбку ее поношенного платья и погладил по голому бедру. Кисточка, которую Эмили держала в руке, упала на пол. Эмили схватила его за плечи.
– Грант, грим…
– Грим я не испорчу, – озорно улыбнулся он, не прекращая ласк.
Голова у нее откинулась назад, Эмили тихо застонала.
– Да мы уже готовы, – прошептал он. – Вот и прекрасно.
Ласки его становились все смелее и настойчивей, Эмили задыхалась и стонала. Наслаждение было почти невыносимым… Она прижалась к Гранту, вскрикнула, требуя все большего и большего, и он щедро дарил ей это большее, пока она наконец не обмякла.
– Уметь соблазнять – это воистину настоящее мастерство, – прошептал он.
– Кто же из нас мастер? – слабо спросила она. – Вы или я?
Он рассмеялся и подал Эмили кисточку, выпавшую из ее рук:
– Вам решать.
Дрожащими руками Эмили взяла кисточку и продолжила свои занятия.
Когда она обрела способность дышать ровно, Грант спросил:
– Как же вы узнали, что обладаете этим специфическим даром?
Она продолжала накладывать грим на его лицо, и только взволнованная грудь говорила о том, что Эмили совсем недавно пережила сильнейшее наслаждение.
– Во время моего обучения Чарли познакомил меня с несколькими актрисами. Эти женщины научили меня изменять внешность. Показали, как стать совершенно другим человеком.
Он посмотрел на нее. В ее голосе слышалась легкая тоска, но под гримом выражения лица было не разобрать.
– Например, тому, что делал Лири со своим сообщником, чтобы тот стал похож на принца?
– Не совсем. Я могу изменить свою внешность до неузнаваемости, но не могу загримироваться под какого-то определенного человека. Для это нужно гораздо больше таланта и практики.
– Надеюсь, к исходу ночи мы выясним, кто тот человек, который обладает этим талантом.
– Да, – ответила она, остановившись. – К исходу ночи все будет кончено.
Он знал, о чем она говорит. Кончено будет все. Не будет больше никакой игривой страсти. Они больше не будут проводить вместе дни и ночи.
– Хватит болтать, – решительно сказала она. – Мне нужно сосредоточиться, чтобы сделать все как следует.
Он покорился, но не мог не думать о ее словах. Она права. Если этой ночью они узнают правду, расследование будет закончено.
И до того, как настанет утро, закончено будет не только расследование.

Грант сидел за карточным столом в «Синем пони» и, откинувшись на спинку неудобного стула, смотрел на Эмили. Она стояла у бара, вертя в руке потрепанный зонтик. В тусклом окружении собравшихся ее рыжий парик горел, как огонь. Она выглядела именно так, как положено выглядеть особе легкого поведения, которая выпивает и ждет, что на эту ночь уготовит ей судьба.
Если не считать того, что Эмили едва заметно переминалась с ноги, на ногу. Наверное, это было вызвано нервным напряжением. Ожиданием. Тем же самым ощущением, которое горело внутри и у Гранта.
Как же он не узнал в этой женщине Эмили, увидев ее в тот первый раз? Теперь ему казалось это совершенно очевидным. Хотя когда вошли Ана и Лукас, Эмили пришлось подать им знак. Грант удивился – самым близким друзьям нужен знак, чтобы узнать ее! Пусть это волосы и лицо не Эмили, но чувственное покачивание бедер может принадлежать только ей. Только она так наклоняет голову набок при разговоре, только она таким уверенным жестом отбрасывает с лица волосы.
– Если вы будете и дальше так пялиться па нее, весь притон поймет, что она не просто шлюха, – резким шепотом проговорила Анастасия Тайлер, хлопнув картой по столу рядом с ним.
Грант неохотно отвел глаза от Эмили. Ана права. Его внимание может навлечь на Эмили опасность. Но он просто не может не смотреть на нее, когда она находится где-то рядом.
Лукас положил следующую карту.
– Кажется, вы сказали, что сегодня здесь будет Лири.
Грант хмуро посмотрел на него:
– Судя по полученным мной сведениям, это так. Вы должны знать, что в таких случаях ничего нельзя знать наверняка.
Лукас бросил взгляд на жену и усмехнулся:
– Никогда еще я не слышал более верного замечания.
Внезапно темный румянец залил лицо Аны, и Грант понял, что никогда еще не чувствовал себя таким нежелательным третьим лицом. Значит, эта добродетельная миссис Тайлер и ее муж пережили какие-то собственные приключения?
И вышли из этих приключений в целости и сохранности и после этого поженились.
– Вам следовало бы открыть нам правду пораньше, – сквозь зубы бросила Ана. – Если мы не перехватим Лири этой ночью, то завтра не сможем помешать ему осуществить свои планы относительно принца.
– Я это понимаю, – сказал Грант, притворяясь спокойным, хотя от слов Аны настроение его резко упало. – Но если бы вы и мое начальство доверяли нам, мы не были бы вынуждены брать это дело в свои руки и доказывать, что чего-то стоим.
– Я никогда не сомневалась в том, что Эмили чего-то стоит, – возразила Анастасия, еще больше понизив голос, хотя в глазах ее плясал огонь, изумивший Гранта.
Неудивительно, что Тайлер смотрит на нее с таким обожанием. Под ее милым видом скрывается пылкий нрав. Не такой, как у Эмили, но по-своему очаровательный.
– Если вы закончили ваш спор, – сказал Лукас, – обратите внимание на Эмили. Кажется, она подает нам знак.
Грант резко обернулся. Действительно, Эмили поднесла палец к губам. Они договорились, что она подаст им этот знак, если увидит второго человека, который гнался за ней в ту ночь. Грант поднял брови, сообщая, что он понял, и она едва заметно кивнула в сторону стойки на двух мужчин, которые пили пиво и разговаривали, близко наклонившись друг к другу.
Грант проследил за направлением ее взгляда и узнал человека, которого видел в ту ночь. Ив ярости сжал кулаки, Вот этот ублюдок угрожал Эмили.
– Который из двух? – прошипела Ана, возвращая Гранта к реальности.
Он указал, и Тайлер помрачнел:
– Этого я не узнаю, но знаю того, что слепа.
– Кто он?
– Это актер, и довольно хороший.
Грант прищурился. Актер. Эмили говорила, что научилась искусству грима у актрис. Очень может быть, что второй человек был именно тем, кто должен сыграть в заговоре роль регента. Тем, кого Эмили не смогла узнать, потому что он был в гриме.
Но прежде чем Грант успел высказать свои подозрения, из толпы вышел Каллен Лири и подошел к своим у стойки.
Все внимание Гранта устремилось на Лири. Кажется, он еще не заметил Эмили, но это лишь дело времени. Хотя Грант и знал о ее талантах тайного агента, он не успокоится, пока Лири не окажется за решеткой.
Эмили переменила позу, и у Гранта словно гора с плеч свалилась. Значит, она тоже заметила Лири. Но тут Грант увидел, что она творит: придвигается ближе к двум мужчинам, вероятно, чтобы услышать их разговор. Ее бедра при ходьбе покачивались, привлекая внимание окружающих. А потом настал тот момент, которого Грант ждал с таким ужасом.
Лири обернулся и увидел ее. По его лицу стало ясно, что он ее узнал.
Лири пошел к Эмили.
Грант прикусил губу и заставил себя ждать. Он пока еще не может вмешаться. И не сможет до тех пор, пока каждый из них не займет того места, о котором они договорились.
Эмили напряглась и попятилась, направляясь к холлу. Это соответствовало их плану. Держась сзади, остальные трое могли бы с большей легкостью справиться с Лири и его сообщниками.
Так что пока все шло по плану. Еще два шага – и Грант встанет. Он и Тайлер поймают Лири в ловушку. Еще один шаг.
Внезапно Лири бросился вперед, схватил Эмили за плечо, притянул к себе и потащил куда-то с ошеломляющей быстротой. В тот же миг его сообщники рассыпались по залу, устремившись к входной двери и дальше, на улицу.
– Недоноски, – прошипел Тайлер, и все трое вскочили из-за стола.
– Идите за остальными, – сказал Грант, бросаясь в коридор, куда Лири утащил Эмили. – Я о ней позабочусь.
Лукас снова выругался, но спорить не стал. Они с Анастасией побежали к двери.
Грант в несколько шагов добежал до коридора, но коридор был пуст. Лири уже исчез, и вместе с ним исчезла Эмили.
– Проклятие! – рявкнул Грант. При мысли о том, какие мучения ждут Эмили, если он не отыщет ее, Гранта охватил панический страх.
Но он отогнал этот страх. Нужно вести себя не как встревоженный любовник, а немного отстраненно. Сейчас это лучшее, что он может сделать для Эмили.
Он посмотрел на заднюю лестницу. Наверху женщины легкого поведения, которые были завсегдатаями заведения и делились частью своих доходов с его владельцем, могли уединяться с клиентами. В верхних комнатах было меньше шансов, что Лири помешают. И даже если кто-то и услышит шум борьбы, большинство решат, что это шлюха и ее клиент, и не станут вмешиваться.
Взлетая вверх по ступеням, Грант молил Всевышнего, чтобы Лири не успел приступить «к делу». И что Эмили найдет в себе силы, которые, по ее словам, дает ей он, Грант.
Кровь с таким шумом бежала по ее жилам, что Эмили не слышала почти ничего, кроме этого шума. Мощная рука Лири больно сжимала ей руку, он тащил Эмили по длинному коридору. Понадобилась вся ее выдержка, чтобы не оглядываться назад – посмотреть, не идет ли за ними Грант. Если она это сделает, Лири поймет, что Грант здесь, а это может плохо кончиться и для нее, и для Гранта.
Грант здесь, она в это верила. Но пока он не появится, нельзя терять голову. Нельзя позволить страху одержать над собой верх. Ее этому учили, и об этом нельзя забывать. Она крепче сжала свой зонтик. По крайней мере в ее распоряжении это маленькое оружие.
– Давай сюда, красотка! – рявкнул Лири, распахивая дверь и вталкивая Эмили внутрь.
Он толкнул ее с такой силой, что Эмили споткнулась, не сумев сохранить равновесие, упала на колени. Боли она почти не ощутила, но вот зонтик выскользнул из рук и откатился так, что она не могла до него дотянуться. И это привело ее в отчаяние. Теперь она действительно попалась.
Спокойствие, сказала она себе. Нужно сохранять спокойствие. Она приготовилась к нападению, но Лири только захлопнул дверь.
– Зря ты опять пришла сюда, малышка! – проревел он, делая к ней шаг.
Эмили не удержалась и попятилась, не вставая с пола, вместо того чтобы приготовиться к защите.
Прежде чем заговорить, она втянула в себя воздух, надеясь, что это поможет ей успокоиться. Но это не помогло.
– Не пойму, что это вы такое делаете, – бросила она, тщательно стараясь сохранить прежнюю манеру говорить и придать своему голосу твердость. – Если хотите провести со мной ночку, так нужно только сказать и заплатить.
Лири окинул ее быстрым взглядом и усмехнулся:
– Ты лакомый кусочек, так что перед твоим предложением трудно устоять, но ведь ты меня помнишь. Даже такая девка, как ты, не может забыть того, кто за ней гнался. Только в ту ночь мне помешал добраться до тебя тот хлыщ.
Лири замолчал, наморщив лоб, словно пытался что-то вспомнить. Сердце у Эмили замерло. Оставалось только надеяться, что Лири был слишком пьян и не запомнил, что видел Гранта в своей комнате несколько дней назад. Если бы у него хватило ума сопоставить эти два события и он понял бы кто перед ним сейчас, то все кончилось бы очень страшно и очень быстро.
– Ясное дело, я тебя помню, – сказала она, надеясь отвлечь его от мыслей. – Я так думаю, что ты – из неудовлетворенных клиентов. Но это еще не причина, чтобы волочить меня сюда.
Лири с удивительной скоростью бросился к ней, схватил за платье и рывком поставил Эмили на ноги, разорвав тонкую ткань по шву рукава.
– Хватит дурить, малышка. Я знаю, что ты видела меня с моими… друзьями. Ты видела, чем мы занимались. И ты думаешь, после этого я оставлю, тебя в живых?
От ужаса сердце у Эмили сжалось, но она подавила страх. Нужно бороться, а не трусить. И бороться немедленно.
– Жалость-то какая. Я ведь не хочу умирать! – крикнула она и ударила. Лири коленом. Впечатление было такое, будто она ударила по крепкому камню, но все же Лири отпустил ее и скорчился от боли.
– Чертова шлюха! – взревел он, отшвырнув ее. Эмили отлетела назад и больно ударилась о стул. Она упала на бок и тут же вскочила, размахивая на ходу зонтиком. Лири выпрямился, в его темных глазах были боль и злоба, и двинулся на нее, как бык.
Бежать, в этой маленькой комнатке было некуда, поэтому Эмили стала в самую устойчивую стойку и приготовилась защищаться зонтиком, когда Лири окажется рядом. Но ей не пришлось этого делать. Дверь распахнулась как раз в тот момент, когда Эмили отклонилась назад, готовясь ударить Лири по голове. В дверях возник Грант, шляпа его немного сдвинулась набок, в глазах вспыхнула ярость, когда он увидел Лири.
– Отойди от нее! – рявкнул он и ворвался в комнату.
Лири не стал мешкать. Он мгновенно бросился на Гранта. Противники встретились в середине комнаты, замелькали кулаки, как бывало всегда, когда эти двое встречались.
Но на этот раз Эмили знала, что борьба кончится только со смертью одного из них.

Глава 19

Эта борьба кончится только со смертью одного из них, и Грант вовсе не собирался быть тем, кто будет истекать кровью. Ярость его была слишком сильной, негодование слишком целеустремленным. При виде Эмили, на которую наступает Лири, единственное средство защиты у которой – какой-то смешной зонтик… видит Бог, это уже слишком.
Грант отбил один удар Лири и в свою очередь ударил его. Наградой был хруст костей и сдавленный стон противника, и этой награды хватило бы на всю жизнь. Гранту хотелось, чтобы этот человек истек кровью за все свои преступления.
Но тут Лири неожиданно нанес удар Гранту снизу в челюсть, отчего тот попятился, а перед глазами на миг потемнело. Черт, нужно быть осторожней. Лири так силен, что хватит двух обдуманных ударов, и Грант упадет навзничь.
Он ударил в обвислый живот Лири, тот сложился вдвое, дав Гранту время вытащить из-за пояса пистолет. Грант прицелился, но прежде чем успел заявить этому негодяю, что он арестован, Лири с неожиданной силой бешеного жеребца выпрямился и выбил пистолет из его рук, а потом ударил Гранта со всей силой, скрытой в его мощном теле. Грант ударился спиной о стену, и противник пригвоздил его к этой стене, обхватив поперек горла.
Грант сопротивлялся, стараясь высвободить руки и пиная Лири ногами, но хорошо натренированный боксер уклонялся от ударов, так что Грант никак не мог отодвинуться от стены.
Чернота заливала глаза Гранта, голова кружилась, он уже почти не мог дышать. Лири улыбнулся, глядя, как Грант борется за жизнь, потом сказал:
– Сперва я убью тебя. А когда я займусь ею, она еще будет умолять, чтобы я прикончил ее. Знай это и подыхай.
Грант, теряя силы, в последний раз попытался оттолкнуть Лири, но руки и ноги у него уже ослабели. Он постепенно проигрывал в этой битве с бессознательным состоянием и неизбежно приближающейся смертью. Сознание у него затуманилось, но одна мысль все еще звучала в голове.
Эмили. О том, как это несправедливо, что он умрет и даже не увидит напоследок ее улыбки. Не обняв ее, не поцеловав, не сказав, как он ее любит.
Чернота почти одолела его, но прежде чем окончательно потерять сознание, он услышал голос Эмили:
– Мы еще посмотрим, негодяй, кто кого будет умолять.
Потом тяжесть, с которой Лири навалился на него, таинственным образом исчезла, и воздух наполнил легкие Гранта. Спотыкаясь, он шагнул вперед и упал на руки Эмили.
– Грант, Грант! – закричала она. Теперь, когда туман в голове у него рассеялся, ее голос звучал громче. Она старалась не дать ему упасть. – Скажите что-нибудь.
Он откашлялся. Горло саднило, Грант жадно ловил воздух, чтобы прийти в себя и успокоить Эмили. Но когда он увидел ее отчетливо, то смог выговорить только одно слово:.
– Эмили.
Она улыбнулась. Он стоял, слегка покачиваясь, потом ему удалось обрести равновесие. Он успокоился и посмотрел вниз в надежде, что сумеет понять, что произошло.
Каллен Лири лежал у их ног. Он лежал на животе, голова его была вывернута под неестественным углом. Он лежал у стены, у той самой, где чуть было не задушил Гранта. Открытые глаза остекленели, из огромной раны в затылке текла кровь. Рядом лежал окровавленный зонтик Эмили.
Грант заморгал. Неужели Лири мертв? И это не сон? Но как можно убить человека дамским зонтиком, словно это дубинка?
Эмили проследила за направлением его взгляда и пожала плечами.
– Я ударила его, – сказала она, как будто этими тремя словами можно было объяснить, что произошло. – А потом он ударился об стену.
Грант присел на корточки и попытался найти у Лири пульс. Не найдя, выпрямился и посмотрел на Эмили.
– Вы убили человека зонтиком? – недоверчиво спросил он.
Она кивнула, потом подняла с пола зонтик и протянула Гранту. Взяв зонтик в руки, Грант изумился, какой тяжелой оказалась эта дамская игрушка.
– Полицейская дубинка? – пробормотал он.
– Дружеский подарок от Анастасии Тайлер.
Он покачал головой, встал и посмотрел на нее. Она спаслась сама и спасла его. Она была самой лучшей, самой сильной женщиной в мире. Женщиной, которая волнует его все больше. И которую он любит. Наверное, понадобилась смертельная угроза, чтобы понять это. Но это так.
– Эмили… – начал он, беря ее за подбородок.
К его удивлению, она попятилась и отвела глаза:
– Нужно найти Ану и Лукаса. Теперь все кончено. Все кончено.
Грант шагнул к ней. Именно так они и договорились, но неужели она действительно этого хочет? Неужели она действительно равнодушна к нему?
Но он не успел ни о чем спросить. Дверь распахнулась, и появился Лукас Тайлер в сопровождении полудюжины агентов, в том числе и Чарлза Айли. Очевидно, Тайлеры приготовились ко всевозможным случайностям, пусть это и означало, что в конце концов придется доложить обо всем начальству.
Но Гранта это не взволновало, даже когда в комнате воцарился хаос. Слышались возгласы, требования объяснить произошедшее, люди столпились вокруг Гранта, загнав его в угол.
Но Гранта волновала только Эмили. Она обернулась и бросила на него один-единственный взгляд. А потом ушла.

Стоя у окна своей гостиной и глядя на ненастную погоду за окном, Эмили теребила в руках подол своего платья. Наконец жестокие холода кончились, а это означало, что долгая зима миновала, и на смену ей пришли тяжелые темные тучи и ледяные проливные дожди.
Эта погода очень подходила к ее настроению.
В последние дни Эмили отчитывали, на нее кричали, ее ласкали и почти не оставляли наедине со своими мыслями. Чарли по очереди то благодарил ее за службу, то злился из-за того, что она водила его за нос.
В обычных обстоятельствах эти стычки с начальником вызвали бы у нее бурю чувств, но теперь – нет. Теперь ее тревожило нечто гораздо более глубокое.
Грант. Они не виделись после того вечера в «Синем пони», когда она повернулась к нему спиной и простилась в полном соответствии с договором разорвать их связь, когда расследование будет закончено.
– Иди выпей чаю, – окликнула ее Ана.
Мередит кивнула. Утром они с Тристаном приехали в Лондон, и она потребовала, чтобы ей рассказали во всех подробностях о случившемся. С тех пор Эмили все объясняла и объясняла.
– Да. Я хочу знать, что сказал тебе Чарли сегодня, до того как мы приехали.
Эмили отошла от окна и уселась между подругами.
– Он сказал, что дело закончено, – равнодушно проговорила она. – Очевидно, кто-то из слуг принца-регента был недоволен, как с ним обращаются. Он нанял Каллена Лири, чтобы тот помог ему украсть одно из любимых произведений принца из его личной галереи, использовав актера как способ проникнуть в Карлтон-Хаус. Я думаю, что слуга смотрел на это, как на способ добыть деньги от продажи украденных произведений и заодно нанести удар принцу по самому больному месту – по его тщеславию.
Мередит улыбнулась. Вид у нее был взволнованный. Ана тоже казалась взволнованной. Они были в восторге, что дело закончено и все уладилось. И Эмили не могла не разделять их чувств.
– Я, слышала, что актер во всем признался даже то того, как Чарли закрыл дверь в комнату для допросов, – рассмеялась Ана.
Мередит фыркнула:
– Как это, наверное, понравилось Чарли. Он ведь всегда любил театр.
Ана кивнула:
– О да, этот человечек устроил настоящее представление. Как он плакал! Как умолял!
Эмили вскочила и беспокойно заходила по комнате:
– Да, все в порядке. Все раскрыто. И хотя Чарли и зол на меня за то, что я скрыла это расследование, он сообщил, что меня больше не станут держать вне работы. Так что мы можем вернуться к нашей обычной жизни, как будто ничего не случилось.
Мередит и Ана переглянулись.
– Почему-то мне кажется, что сейчас не время для поздравлений? – задумчиво спросила Мередит.
Эмили пожала плечами, но почувствовав, что глаза ее обожгли слезы, ужаснулась. Что с ней такое? Она вот-вот впадет в истерику, точно какая-то дурочка.
Ана встала, подошла к Эмили и ласково обняла за плечи:
– Ты говорила с Грантом после той ночи?
Эмили движением плеч сбросила с себя руку подруги. Говорить об этом – все равно что сыпать соль на рану.
– Нет. А с какой стати?
– Раз вы были партнерами в этом деле, нет ничего странного, если бы вы поговорили о нем, – сказала Мередит. – Хотя я понимаю, что Военное министерство всячески благодарит именно его за то, что он покончил с Лири. Я знаю, тебе противно, что нашей группе никогда не отдают должного.
– Мне все равно, – сказала Эмили, отмахиваясь от этой новости.
Если, в министерстве признали героизм и храбрость Гранта, то он только заслуживает этого. По крайней мере она могла почувствовать удовлетворение, что ему воздали должное за раскрытие этого дела.
– Но он тебе дорог, – сказала Ана. – И в этом-то и состоит сложность, да?
– Ты уже пыталась завести разговор об этой чепухе.
– Если это чепуха, почему у тебя глаза на мокром месте? – лукаво спросила Мередит.
Эмили опустила глаза, и крупная слеза скатилась ей на руку. Ну что же, теперь этого нельзя отрицать. Она отвернулась и попробовала справиться со своими чувствами, но они переполнили ее до краев, и Эмили всхлипнула. Анастасия тут же обвила ее рукой и крепко обняла. Мередит подошла к ним, и три подруги некоторое время постояли, обнявшись.
Эмили пыталась остановить поток слез, призывая на помощь все свои силы, убеждая себя, что все обернулось к лучшему. И мало-помалу перестала плакать.
– Иди сюда, – сказала Мередит, подводя ее к диванчику. Они сели рядом, а Ана устроилась на соседнем кресле. – А теперь расскажи нам, как все было на самом деле. Расскажи все, что скрывала от нас все это время.
Эмили задумалась. Быть может, рассказав о том, что произошло, она сможет закрыть дверь за своими чувствами раз и навсегда.
– Мы… мы стали любовниками в тот день, когда я открыла ему, кто я такая на самом деле, – медленно проговорила она.
– Так я и думала, – кивнула Ана.
– Неужели это было так заметно? – ужаснулась Эмили.
– Нет, – успокоила ее подруга. – Но были кое-какие мелочи. Прикосновения, обмен взглядами через всю комнату. Уверяю тебя, заметить это можно было только внимательному наблюдателю.
Мередит коснулась ее руки.
– А что было дальше?
Эмили прерывисто вздохнула:
– Мы оба знали, что желание, которое мы вызывали друг у друга, плотское влечение, – это все, что мы можем себе позволить. И мы поклялись, что когда расследование закончится, закончится и наша, связь. Мы оба согласились на такие условия. Я просто выполнила их. – Ана склонила голову набок.
– Эмили, дорогая моя, почему же вы не можете быть друг для друга чем-то большим, чем только любовники? Я не понимаю. Ты всегда избегала мужчин, которые тобой интересовались, но никогда не говорила, почему.
Эмили вздрогнула. Об этом ей не хотелось говорить даже теперь, даже с подругами. Поэтому она привела, другое объяснение, почему они с Грантом не могут быть вместе:
– Он постоянно твердил мне, что для него невыносимо видеть, как я подвергаю себя опасности. Он видел, как погибла женщина, которую он любил. После этого он никогда не смог бы полюбить женщину – тайного агента.
Мередит наморщила лоб, словно не могла поверить, что это правда.
– Но если ты его любишь, должен же быть какой-то способ…
– Я его не люблю, – сказала Эмили и встала. Эти слова она твердила себе с тех пор, как они расстались с Грантом в «Синем пони». И что он не любит ее.
Но с каждым разом ей становилось все труднее и труднее верить себе. К тому же эти слова сопровождались таким ощущением, будто она потеряла что-то очень ценное.
– Тогда почему ты такая грустная? – тихо спросила Ана.
– Из-за того, что дело окончено, – вздохнув, ответила Эмили. – Это всегда бывает трудно пережить. Со временем я забуду о Гранте. Забуду о том, что было между нами. Все пойдет по-прежнему. Должно пойти. Другого выхода нет. Нужно раскрыть еще столько дел. Разгадать столько тайн. Я буду жить этим.
Честно говоря, ей оставалось раскрыть ему одну, последнюю, тайну, имевшую отношение к этому делу. И у нее как раз через час назначена встреча, на которую она отправится, чтобы заняться этим. Возможно, когда тайна будет раскрыта, она сумеет забыть Гранта. Она ведь знает, что должна его забыть.
А что, если она не сможет этого сделать? Тогда она попросит поручить ей такие дела, которые вынудят ее уехать из Лондона. При мысли о том, что придется расстаться с подругами, ей стало, конечно, больно. Но мысль о том, что она будет видеть Гранта, смотреть, как он ухаживает за другими женщинами, как в конце концов женится… Нет, это слишком.
– Эмили, я не хочу видеть тебя такой печальной. Такой одинокой, – прошептала Ана.
Эмили пожала плечами.
– Мне… мне не одиноко, – солгала она. – У меня снова есть работа, и этого достаточно.
Этого должно быть достаточно.

Глава 20

– Скажи, ты когда-нибудь любил женщину?
Бен поперхнулся виски так, что изо рта у него полетели брызги, и с изумленным видом повернулся к брату.
Грант протянул ему носовой платок. Он как-то ожидал другой реакции.
– Что? Что?! – Бен мотал головой, словно не понимал вопроса Гранта. – Что?!
– Не трудись, я расслышал твой вопрос с первого же раза. – Грант обошел письменный стол и прислонился к его краю, скрестив руки на груди. – Думаю, что и ты расслышал мой вопрос. У тебя были раньше связи с женщинами; у мамаш и дебютанток ты считаешься почти такой же хорошей партией, как и я. Так чувствовал ли ты что-нибудь посильней, чем мимолетное влечение к какой-либо женщине?
Бен вытер с фрака остатки виски и посмотрел на брата:
– Я… должен ли понять по этому вопросу, что ты считаешь себя влюбленным?
Сгибая и разгибая пальцы, Грант опустил взгляд себе под ноги.
– Мне нужен твой совет, – тихо сказал он.
– Ну наконец-то мы добрались до чего-то существенного. Мой старший братец заговорил о любви и без промедления попросил моей помощи. Неужели рак на горе наконец свистнул?
Гранту все происходящее вовсе не казалось смешным.
– Прости, – сказал Бен, тут же посерьезнев. – Зачем тебе понадобилась моя помощь?
Грант поерзал:
– Ты обещаешь, что не будешь болтать об этом?
Бен перестал улыбаться и прищурился:
– Неужели нужно спрашивать об этом после стольких лет?
– Да, конечно, не нужно. – Грант глубоко втянул в себя воздух, а потом выпалил: – У нас был роман.
– У тебя с леди Эллингтон?
– Нет, у меня с торговкой апельсинами. Ну конечно, с Эмили.
– С самого начала было ясно, что вас влечет друг к другу, но роман? Вот уж никогда бы не подумал, что кто-то из вас может зайти так далеко.
– Я бы тоже никогда не подумал, – тяжело вздохнув, признался Грант, – Я такого не предполагал. Но кажется, нас притягивают друг к другу силы, над которыми мы не властны. Когда я рядом с ней, мне необходимо прикасаться к ней. Когда я думаю о ней, я жажду ее видеть. Но в ту ночь, когда расследование подошло к концу, она ушла от меня, даже не обернувшись. И с тех пор я тоскую по ней.
– Ты ее любишь.
Грант кивнул, когда он услышал, что это произнес кто-то другой, его чувства показались еще более реальными. И угрожающими.
– И какой же помощи ты хочешь от меня, Грант? Сам-то я никогда никого не любил.
– Как мне прекратить это? – спросил Грант и очень огорчился, потому что Бен расхохотался.
– Прекратить? А зачем? Ты ее любишь… ну так и люби. Не можешь же ты просто взять и покончить с этим, раз не мог удержаться и не начать. И прости за вопрос, но почему ты хочешь покончить с этим? Она красивая, необычная женщина, у тебя с ней больше общего, чем с кем бы то ни было.
Отрицать правду было бессмысленно. Грант не знал женщин, равных Эмили. Никто, кроме нее, не мог заставить его с одинаковым успехом рассмеяться и прийти в отчаянье. Эмили – сложная задача и утешение. Пылкая любовница и хороший друг.
Он никогда не чувствовал такой связи, как с ней.
– Но моя любовь к ней дает врагам власть надо мной. Если они узнают, как она мне дорога, они могут причинить ей вред, чтобы добраться до меня. Я уже стал причиной смерти одной женщины. Если с Эмили что-нибудь случится из-за меня…
Бен хлопнул рукой по столу, и его светлые глаза потемнели от возмущения и огорчения:
– Ты не был причиной смерти Давины. Давина погибла год назад потому, что у нее хватило ума пойти за тобой на опасное дело. Она была молода, беспечна и глупа. Я видел Эмили Редгрейв и не думаю, что она слепо полезет в перестрелку. Разве не так?
Грант невесело усмехнулся:
– Да, Эмили скорее начнет сама стрелять, чем встанет на линию огня. Или будет вертеть в руках свой дурацкий зонтик.
– Какой еще зонтик? – удивился Бен.
– Долго рассказывать. Хотя Военное министерство воздает должное мне, это ведь она убила Лири. При помощи… зонтика.
– Неужели? – На Бена это явно произвело впечатление. – Ну что ж, похоже, она тебе отлично подходит.
Бен прав. Это так. Больше в этом не приходится сомневаться. Но достаточно ли сильна эта любовь, чтобы преодолеть опасения и явное отсутствие интереса с ее стороны?
– Так что же мне делать? Ведь она ушла.
Бен покачал головой:
– Женщины – существа странные. То, что они делают, не всегда говорит о том, что они чувствуют. А то, что они говорят, обычно состоит в полном противоречии с тем, что они подразумевают и что собираются делать. Просто кошмар.
– Так что же ты мне скажешь? – спросил Грант. Впервые за эти дни у него мелькнула надежда. – Ты считаешь, что Эмили может ответить на мое чувство, несмотря на то что все ее поступки и слова говорят об обратном?
– Не знаю. Но если бы я любил какую-нибудь женщину, особенно такую, как Эмили Редгрейв, я не ушел бы, не сделав все, что в моей власти, чтобы заполучить ее.
– То есть сказать ей, – мрачно проговорил Грант. – Если я это сделаю, назад пути не будет.
Бен встал и хлопнул брата по плечу:
– А ты хочешь назад?
Грант задумчиво покачал головой, не отводя глаз:
– Нет. Я хочу заполучить ее.
– Тогда действуй, – сказал Бен, направляясь к двери. – Просто ступай и заполучи ее.

Леди Узстфилд налила чаю сначала Эмили, потом себе, потом поставила чайник на стол и откинулась назад. Эмили неловко заерзала.
Представлять встречу с этой женщиной было гораздо легче, чем встретиться наяву. Леди Уэстфилд молча смотрела на нее глазами, так похожими на глаза Гранта. Ждущими, наблюдающими, но при этом лишенными каких-либо заметных чувств.
Неужели Эмили сглупила? Неужели ей показалось?
И что будет, если она спросит леди Уэстфилд напрямик?
– У вас обеспокоенный вид, – сказала ее сиятельство, отпив чаю и не сводя глаз с Эмили. – Не стану скрывать, ваша просьба встретиться со мной сегодня показалась мне весьма неожиданной, хотя и приятной. Что я могу сделать для вас, леди Эллингтон?
Эмили взяла в руку чашку, но рука так дрожала, что немного чаю выплеснулось на блюдце. Эмили, снова поставила чашку на стол и втянула в себя воздух, чтобы успокоиться. Хватить увиливать..
– Я всегда чувствовала к вам большое уважение, леди Уэстфилд, – начала она, слегка поморщившись от того, что голос у нее дрожал так же, как чашка. – За те годы, что мы с вами знакомы, меня привлекала к вам ваша сила и умение держать себя в руках.
Леди Уэстфилд выгнула бровь:
– Вы мне льстите, дитя мое. Благодарю вас за добрые слова, но я все же не понимаю, почему вам захотелось высказать мне все это именно сегодня.
– В последнее время мне в голову все чаще приходила мысль, не существует ли между нами связи, в основе которой лежат более глубокие причины.
Эмили вцепилась в подлокотники стула. Если бы она могла прочесть мысли леди Уэстфилд, ей было бы гораздо легче, но взгляд ее собеседницы оставался далеким и непроницаемым.
– Вы имеете в виду моего сына?
Эмили вздрогнула. Она надеялась, что придя сюда, ей не придется столкнуться с тревожными мыслями о Гранте. Но эти мысли следовали за ней повсюду.
Леди Уэстфилд улыбнулась, хотя Эмили ничего не ответила.
– Признаюсь, я была удивлена, когда он появился здесь на прошлой неделе вместе с вами. Если вы с ним любите друг друга, я, конечно же, не стану противиться его выбору. – Она наклонила голову, и в ее глазах появился какой-то свет… почти вызывающий свет. – Вы это имели в виду?
Теперь Эмили дышала резче. Можно было согласиться с вариантом, предложенным леди Уэстфилд, и уклониться от истинной причины, которая привела ее сюда. Можно было сказать, что она пришла сюда из-за Гранта, и не задавать вопроса, ответ на который ей так хотелось получить.
Трусиха.
Она закрыла глаза.
– Я думаю, что мое… – Эмили поискала слово, которое не выдало бы леди Уэстфилд слишком многое и не потребовало бы признаний с ее стороны, – мое знакомство с вашим сыном могло отчасти стать причиной, по которой я чувствую эту связь с вами, но полагаю, что дело не только в этом. И думаю, что вы понимаете, о чем я говорю.
Теперь леди Уэстфилд поставила чашку и спокойно посмотрела Эмили в глаза.
– Боюсь, я не совсем вас поняла. Что вы хотите мне сказать?
– Что вам говорит имя леди М.? – Эмили произнесла эти слова с трудом, а произнеся, страшно захотела взять их обратно. И убежать как можно дальше. И забыть о своих подозрениях.
Ее собеседница удивленно приоткрыла рот:
– Ну мой муж называл меня леди М. То было его ласковое обращение ко мне. Наверное, Грант сказал вам об этом.
Эмили поджала губы. Вероятно, в конце концов она все-таки ошиблась. Ничто в лице леди Уэстфилд или в ее манере держаться не выдавало ее тайны. Но интуиция вцепилась в Эмили мертвой хваткой. Если леди Уэстфилд не имеет отношения к леди-М., почему она так старательно скрывает свои чувства? Что могло бы заставить ее воспользоваться этим тончайшим искусством?
– На самом деле это я сказала ему об этом, – тихо проговорила Эмили. – Я знаю женщину, которая всегда фигурирует под именем леди М.
– Вот как?
У Эмили перехватило дыхание. На мгновение она увидела, как по лицу ее собеседницы мелькнуло выражение любви и гордости. И то и другое было адресовано Эмили. Но с какой стати эта практически незнакомая ей дама станет испытывать к ней такие чувства… разве что это вовсе не незнакомая дама.
Неужели это все-таки она следила за каждым шагом Эмили в течение пяти лет?
– Вы ведь она, да? – прошептала Эмили, и голос у нее пресекся. – Вы – леди М. Вы – наша леди М.
Глаза леди Уэстфилд затуманились от слез:
– Я говорила Чарли, что когда-нибудь кто-нибудь из вас узнает правду. И я с самого начала была уверена, что это будете вы.
Эмили вскочила, поднесла к губам внезапно похолодевшие руки:
– Вы… вы…
Леди Уэстфилд медленно встала и протянула руку, чтобы поддержать ее:
– Да, это я, Эмили.
Эмили увидела, что пальцы леди Уэстфилд – леди М. – обвились вокруг ее руки. Они сжали запястье, и тепло охватило Эмили с ног до головы. Это правда, это не грезы и не фантазия. Это происходит на самом деле.
Сердце Эмили наполнилось чувствами, которые ей не дано было испытывать в своей семье. Слезы потекли по щекам, и Эмили не стала их вытирать.
– Идите сюда, моя милая девочка, – сказала леди М., привлекая к себе Эмили.
Некоторое время они стояли молча, обнявшись, и Эмили дала волю слезам. Это леди М. Это ее наставница. Женщина, на которую она смотрела почти как на мать. Женщина, на которую ей страшно хотелось произвести впечатление, заставить ее гордиться собой. И вот она здесь после всех этих лет.
– Садитесь рядом со мной, – сказала наконец леди М. и подвела Эмили к диванчику. Потом она обняла Эмили за плечи и посмотрела на нее. В глазах ее сверкали слезы. – Должно быть, у вас ко мне есть вопросы.
Эмили усмехнулась. Это еще слабо сказано. В голове у нее роились тысячи вопросов, но из них выделился один:
– Грант знает?
Леди М. откинулась назад, и на лице ее выразилось искренне удивление. Потом она мягко улыбнулась, словно знала какую-то тайну, неведомую Эмили.
– Нет. Вы, конечно, заметили, как заботится Грант о своей семье. Но он понятия не имеет, чем я занимаюсь.
Эмили облегченно вздохнула. Если бы Грант все это время знал правду о своей матери и не сказал бы ей, боль была бы слишком сильной. Но едва испытав облегчение, она пришла в ужас. Теперь ведь она знает эту тайну. И такую важную тайну она не сможет утаить от него.
– Вы должны сказать ему.
Леди М. покачала головой.
– Нет, я не могу. Он сойдет с ума от беспокойства. Лучше, чтобы он никогда ничего не узнал.
– Так же как вы думали, что для него будет лучше не знать, что мы, как дураки, следим друг за другом? – спросила Эмили, удивляясь тому, как резко она заговорила с женщиной, которую обожала и боготворила. Но мысль о том, что ей придется утаивать от Гранта такие вещи, что, не открыв правды, она выразит ему свое неуважение – и это после того, как он неоднократно проявил себя в высшей степени достойным человеком, – эта мысль донельзя рассердила Эмили. Грант заслуживает большего.
Гораздо большего.
Леди М. лишь похлопала ее по руке:
– Мы с вами обе утратили самообладание, Эмили. Конечно, теперь вы это видите. Мы надеялись, что если каждый из вас получит несколько недель, чтобы расследовать «дело», которое не сулит никаких опасностей, вы успокоитесь. Мы никак не ожидали, что вместе раскроете предательский заговор против регента. Но я не прошу прощения за свои рассуждения. Я знаю, вам не нравится такой ответ, но это так. И я признаюсь, у меня есть на то свои, личные, более эгоистические причины.
– Какие причины?
– Я очень давно наблюдаю за вами.
Леди М. вздохнула и отвела локон со лба Эмили. Этот материнский жест вызвал на глазах Эмили новые слезы, но она сморгнула их.
– Я поощряла вашу независимость, даже когда вы нарушили правила ведения расследования и бесили Чарли. Я смеялась над переделками, в которые вам удавалось попасть и из которых вы выбирались. – Она перестала улыбаться. – А когда вас ранили, я сама чуть не умерла, пока дожидалась сообщения, выживете ли вы. Мне очень хотелось навестить вас. Я полюбила вас, Эмили, как люблю своих дочерей.
В горле у Эмили застрял комок, и она с трудом сглотнула:
– Я… я это чувствовала. Хотя мы ни разу не разговаривали, я чувствовала вашу любовь. Я думала, что мне это кажется.
– Это вам не казалось. – Леди М. опять улыбнулась. – При наличии всех этих чувств между нами разве есть что-то нехорошее в моем желании видеть вас своей дочерью на самом деле?
Когда слова леди М. дошли до Эмили, она потрясение втянула в себя воздух:
– Вы… вы хотели, чтобы мы сблизились. Вы хотели, чтобы Грант и я…
– Полюбили друг друга, и мне кажется, что так и вышло, хотя я слышала, что вы отвернулись от него.
Эмили широко раскрыла глаза. Неужели для леди Уэстфилд не существует тайн?
А леди М. продолжала, не обращая внимания на ее удивление:
– Да, я хочу, чтобы вы поженились, хочу этого всем сердцем. Я вижу, с каким обожанием мой сын смотрит на вас, с какой нежностью. Эти чувства он старательно изгонял из своего сердца после того ужасного случая, который произвел на него крайне мучительное впечатление. Я уже начала опасаться, что он никогда от него не оправится.
– Он мне рассказал.
– Что только доказывает истинность того, о чем я говорю, дорогая. Я вижу, что вы смотрите на него с той же неистовой заботливостью, с тем же светом в глазах, который раньше хранили только для Аны и Мередит, но теперь сила этих чувств удесятерилась. Вы будете рядом с ним, что бы ни случилось. Я в этом уверена.
Эмили удалось встать на ноги, хотя перед глазами все затмилось от потрясения и сильных чувств, вызванных словами леди М. Словами, которые точно определили все, о чем она тайком мечтала, на что надеялась и о чем грезила.
Но она не может согласиться с этими словами. По причине, не известной леди М. Из-за одного факта, погубившего ее первое замужество.
– Но ведь вы пришли сюда не ради этого? – спросила леди М. – И судя по безумному выражению ваших глаз, которое я вижу сейчас, тому же самому выражению, которое всегда появляется в них перед тем, как вы собираетесь убежать, вы больше не желаете говорить со мной о моем сыне.
Эмили просто рот раскрыла. Господи, как хорошо знает ее леди Уэстфилд.
– И я не думаю, что вы пришли сюда сегодня для того, чтобы узнать, кто я. Вы поняли, кто я такая, неделю назад, когда вас привезли сюда после падения. Вы, возможно, не хотели признать это, но в глубине души давно об этом знали. – Леди М. встала перед Эмили, сплетя пальцы. – Так скажите же, дорогая моя Эмили, зачем вы пришли сюда? Что вы хотите от меня такого, чего не могли бы получить через Чарли?
Во рту у Эмили вдруг пересохло. Все ее чувства были в полном смятении, и от этого немного кружилась голова. Но она взяла себя в руки.
– Я… я хочу уехать из Лондона.
Улыбка исчезла с лица леди М.
– Ах, Эмили, бегство еще никогда ничего не улаживало.
– Я не убегаю, – возразила Эмили, хотя это прозвучало неубедительно даже для нее самой. – Что бы вы ни думали, мне не от чего убегать.
– Дорогая, вы всю жизнь убегали.
Эмили вздрогнула. Это правда. Она убегала от боли, убегала от прошлого, убегала от своего страха. Только когда встретила Ану и Мередит и стала тайным агентом, Эмили почувствовала, что оказалась на своем месте. Но теперь это тоже изменилось. У Аны и Мередит есть мужья, подруги начали новую жизнь. А она, Эмили, пуста. И одинока.
Она что, жалеет себя? Только этого ей не хватает.
– А как же вы? Вы лжете своему сыну, хотя он заслуживает правды. Разве это не бегство?
Леди М, прижала палец к ее губам и молчала так-долго, что Эмили испугалась, не зашла ли она слишком далеко. Она не хотела сердить свою патронессу, она хотела только заставить ее понять, что иногда приходится делать то, что должно. Эмили не соглашалась с выбором леди М., а леди М. могла не понять ее выбор.
– Возможно, здесь вы правы, Эмили. Возможно, иметь тайны от собственного сына – это способ спрятаться. Защитить себя от его реакции, хотя это я его защищаю. А не заключить ли нам сделку?
Эмили настороженно посмотрела на свою собеседницу. Ей не понравился блеск, появившийся в глазах леди М.
– Сделку? – медленно повторила она. – Какую сделку?
– Я расскажу сыну правду о том, чем я занимаюсь… если вы дадите ему шанс. Загляните поглубже в себя, разглядите свои истинные чувства и скажите ему, что это за чувства.
Эмили уставилась на леди М. широко раскрытыми глазами.
– Любовь нужно беречь, а не бояться ее. – Леди М. покачала головой. – Жизнь быстротечна, и мне не хотелось бы видеть, как вы предаетесь сомнениям.
Эмили опустила глаза. Иногда ей казалось, что у нее ничего нет, кроме сомнений. Мысль о том, что Грант любит ее, несмотря на все ее недостатки, была пленительна, но они оба слишком поглощены своим прошлым. Слишком много препятствий стоит между ними.
Но если она согласится на предложение леди М., Грант узнает правду о своей матери. Что он вполне заслуживает. И Эмили сможет уехать с чистой совестью, зная, что она преподнесла ему на прощание этот дар.
– Если я поговорю с ним, вы найдете для меня поручения за пределами Лондона?
– Если после разговора с ним вы все же захотите уехать, я об этом подумаю.
Эмили поджала губы. Что-то это не похоже на сделку. Но все же она кивнула.
– Прекрасно, – прошептала она и повернулась к двери. – Я согласна на такую сделку. Благодарю вас за совет. И обещаю учесть все, что вы сказали.
Леди М. взяла ее за руку и ласково сжала:
– Очень хорошо, дорогая. Прощайте.

Глава 21

Эмили буквально ворвалась в свою гостиную, и Грант вскочил на ноги. И хотя он стоял посредине комнаты, она, кажется, не заметила его. Поэтому он воспользовался редкой возможностью рассмотреть выражение ее лица без защитной маски, которую она надевала, чтобы держать окружающих на расстоянии.
Теперь на ее лице маски не было, она не скрывала огорчения. Ее возмущение, печаль и смятение поразили его в самое сердце. Еще явственнее все эти чувства проявились в резком движении, которым Эмили бросила перчатки на подзеркальник и налила в хрустальный бокал лучшего виски из своей коллекции.
– Эмили!
Она застыла, задержав бокал на полпути к губам, потом повернулась к нему с почти мучительной медленностью.
– Грант. – Она выговорила его имя так, словно не верила собственным глазам. – Что вы здесь делаете?
– А разве Бенсон не сказал вам?
Она покачала головой и залилась ярким румянцем.
– Нет, я… я не позволяю ему вникать в такие подробности. – Она посмотрела на бокал. – Не хотите ли выпить?
– Нет.
Она поставила бокал и нерешительно шагнула к нему с таким видом, словно боялась подойти слишком близко:
– Это она вас послала?
– Она? – Грант изумленно посмотрел на Эмили. – Понятия не имею, о ком вы говорите.
Напряжение с нее явно спало.
– Не важно. П-почему вы здесь?
Он приготовил целую речь, чтобы произнести ее перед Эмили, когда та придет домой. Но видя ее такой растерянной, такой взбудораженной, он изменил свои планы. Теперь он не знал, как высказать ей то, что он чувствует. Как заставить ее понять.
– Эмили, я знаю, мы договорились, что наша связь кончится, когда кончится расследование. Мы поклялись, что не позволим вмешаться в это дело чувствам, поскольку перед нами очень много препятствий.
Она кивнула, и на лице ее промелькнуло грустное выражение.
– Да.
Он не устоял и сделал к ней шаг:
– Но сердцу не прикажешь. Это невозможно. Как ни старался я побороть себя, сделать вид, что ничего не происходит, но я… я полюбил вас.
Губы ее раскрылись, сдавленный звук боли и радости сорвался с них. Эмили закрыла губы рукой и молча посмотрела на Гранта.
– Я люблю вас, Эмили, – повторил он, потому что не был уверен, поняла ли она. Он почему-то подумал, что теперь она окажется в его объятиях.
– Но все то, что удерживало вас на расстоянии от меня, – прошептала она, – все это по-прежнему существует.
Он покачал головой:
– Я боялся за вас, я был уверен, что не вынесу, если потеряю вас. Признаюсь – я всегда буду тревожиться из-за того, что вы подвергаете себя опасности на нашей работе, но я видел множество доказательств вашей силы с тех пор, как мы стали работать вместе. И понимаю, что в понятие «любить вас» входит необходимость доверять вам. Доверять вам вашу собственную жизнь и свою. И я доверяю.
Она отвернулась:
– Прошу вас, Грант. Вы сами не знаете, о чем говорите.
– Знаю. – Он взял ее за локоть и повернул к себе. – Я вас люблю. И я хочу, чтобы вы стали моей женой.
Эмили смотрела на него ничего не выражающим взглядом, лишь одна-единственная слеза скатилась по ее щеке. Потом Эмили высвободила руку и отошла от Гранта.
– Я… мне очень жаль, – прошептала она прерывающимся голосом. – Я не могу.
Ничто не могло бы доставить Эмили большего удовольствия, чем просьба Гранта стать его женой. Ничто не могло бы причинить ей больших страданий, чем необходимость совершить правильный поступок и отказать. И удовольствие, и боль были неизбежны. Но необходимость отказать Гранту подействовала на нее так мучительно, что Эмили готова была упасть на колени и завыть.
Всем своим существом она хотела стать его женой. После того как Эмили столько раз отрицала правду, она могла наконец признаться хотя бы самой себе: да, она любит Гранта. Любит всем своим существом. Она любит его.
Боль охватила ее, и Эмили не могла усмирить ее, как делала раньше. Все, что связано с ее чувствами к Гранту, обладает особенной силой и обладало ею с самого начала.
– Не можете? – повторил он странно пустым голосом. – Почему, Эмили?
– Причин очень много.
– Назовите хотя бы одну.
Да, он заслуживает, чтобы она рассказала ему правду. Если он узнает, то не станет мучить себя утратой ее любви. Он еще будет благодарен, что ему так повезло.
– Вы как-то спросили меня о моем замужестве, – тихо начала она. – И я вам ничего не ответила. Возможно, если я все объясню вам теперь, вы поймете.
Он напряженно кивнул. Она указала ему на диванчик, стоявший у камина, а сама уселась в кресло. Грант сел и наклонился вперед, внимательно глядя на нее.
А она приготовилась рассказать о том, о чем еще никому не рассказывала.
– Я уверена, что, получив задание охранять меня, вы постарались кое-что узнать о Сете.
– Да. Он афишировал свои любовные связи.
Она кивнула, и жаркая кровь бросилась ей в лицо. От его откровенных слов Эмили захотелось убежать, но она не двинулась с места.
– Ему доставляло удовольствие причинять мне боль, рассказывая во всех подробностях, с кем он спит. Где. Когда. И как, если ему казалось, что от этого мне будет еще больнее.
Она отвернулась. Хотя все это ушло в далекое прошлое, воспоминания все равно причиняли ей боль и вызывали чувство унижения. Именно этого и добивался Сет.
– Вот ублюдок! – рявкнул Грант.
Она затаила дыхание. Прекрасное начало, судя по всему. И самое подходящее время рассказать ему о том, о чем она не рассказывала ни одной живой душе. Даже Мередит и Анастасии.
Взгляды их скрестились, и с губ Эмили сорвалось признание:
– Нет. Ублюдок – это я.
Грант отпрянул:
– Не понимаю.
Она наклонила голову:
– Мое детство было адом, о котором я редко говорю. Моя мать с упоением предавалась любовным утехам, но лишь в результате одного из ее романов на свет появился ребенок. Это была я – поздний ребенок и очень нежелательный сюрприз, который постоянно напоминал ее мужу о распутстве жены.
Вспомнив об отце и о его настроениях, она передернулась.
– Он не мог отречься от меня публично, иначе ему пришлось бы признаться, что жена регулярно наставляла ему рога. Гордость не позволяла ему это сделать. Поэтому он предоставил мне все, что полагалось ребенку, носящему его имя… и обращался со мной, как с самой низшей формой жизни, когда никто не мог видеть его жестокости. Дети, которые действительно были его по крови, переняли у него эту манеру и обращались со мной так же плохо.
Она устремила взгляд в никуда. Воспоминания эти действовали на нее самым ужасным образом.
– Каждый день мне хотелось убежать от самой себя. Хотелось надеть другое платье и стать другой девушкой с другой жизнью.
– Вот почему мысль о том, чтобы изменить свою внешность, пришла к вам так естественно, – спокойно заметил Грант. – Вот почему вам так удавалось менять свою внешность.
Эмили кивнула, удивляясь, как свободно она раскрывает эти мрачные тайны. Она чувствовала почти что облегчение, рассказывая о своем прошлом, хотя прекрасно понимала, к чему это приведет.
– Когда я выросла, мой отец не мог дождаться, когда же я покину его дом. Он выгодно пристроил меня, выдав замуж за Сета Редгрейва, который со временем должен был стать графом Эллингтоном. Я решила, что моя жизнь с ним не может, конечно, быть хуже, чем то существование, которое я влачила дома. Я вышла замуж, лелея в сердце те же надежды, которые лелеет каждая новобрачная.
Она поморщилась, вспомнив о своей наивности, о своей большеглазой невинности, о вере в то, что все у нее будет, как в волшебных сказках с хорошим концом, герои которых жили счастливо до конца дней своих.
– Сет был молод и красив. Я надеялась, что со временем он научится любить меня и что у нас будут дети, которых я буду любить и которым смогу подарить такое детство, которого я сама была лишена.
– И что же случилось? – спросил Грант, и его глубокий голос подействовал на нее успокаивающе.
Она вздохнула:
– Мой отец был близким другом отца Сета. Именно поэтому и состоялся этот брак. Как-то раз они как следует выпили, и мой отец раскрыл то, что столько лет держал в тайне. Он сообщи лорду Эллингтону, что я незаконнорожденная.
Грант передернулся:
– Старый Эллингтон был хорошо известен своими взглядами на чистоту аристократической крови.
Эмили улыбнулась дрожащей улыбкой. Кому и знать об этом, как не ей?..
– Да, именно. Он был в ярости – в его семью вошел бастард! Он был так зол, что хотел застрелить моего отца. Он хотел, чтобы наш брак объявили незаконным, но сделать это было очень сложно, и в конечном счете это означало бы замарать незапятнанное имя Эллингтонов. Но он рассказал все Сету и заставил его пообещать, что он никогда не позволит мне зачать ребенка. Он сказал Сету, что лучше допустить, чтобы титул перешел к кому-то из его младших братьев или их детей, чем к сыну, которого рожу я.
Грант взял руку Эмили. Он не сводил с нее глаз, он притягивал Эмили к себе своим взглядом, в котором отражались все его чувства. И негодование на ее отца и мужа за их обращение с ней, и сочувствие к вынесенным ею страданиям, и желание облегчить эти страдания.
– Как он мог допустить такое? – прошептал Грант.
Эмили невесело рассмеялась:
– Очень просто. Бедный Сет был не из тех, кто может противостоять отцу. Даже после смерти старика он слишком боялся жить не по правилам, начерченным Эллингтоном. Так что свою ярость он вымещал на мне. Я оказалась виноватой в том, что он не выполнил предначертанное ему судьбой – не передал титул своему сыну. Он продолжал осуществлять свои супружеские права, но уже не делал вид, будто хочет доставить мне наслаждение. Он начал изменять мне открыто, чтобы доказать, что он мужчина и что это я – причина того, что у нас нет детей.
Грант прошипел грязное ругательство.
Эмили поморщилась:
– Это было очень мучительно. Жизнь моя была пуста. Вот почему я с готовностью встретила предложение Чарли вступить в Общество. Вот почему мне так понравилось быть тайным агентом. Я совсем не могла распоряжаться своей жизнью, когда жила с отцом, а потом с Сетом; в той жизни, которую я стала вести после, я была сама себе хозяйка.
Грант кивнул:
– Это я понимаю. И повторяю, я никогда не стану требовать, чтобы вы отказались от этой работы. Но я не понимаю, почему то, о чем вы мне рассказали, должно стать преградой между нами. Я. еще сильнее полюбил вас, узнав о вашем прошлом и видя, какой сильной женщиной; вы стали.
Эмили удивилась:
– Неужели вы не поняли? Я же незаконнорожденная. А вы как-то сказали мне и совершенно отчетливо, что все незаконное для вас неприемлемо. Каждый раз, когда мы ласкали друг друга, ваше поведение только подтверждало эти слова. Какую бы сильную страсть вы ни испытывали, вы всегда помнили: о том, что нужно во время остановиться, чтобы я не забеременела.
Грант покачал головой, но Эмили уже не могла замолчать:
– Моя кровь не чиста. Для человека вашего положения я могу быть только любовницей, но никак не женой.
– Это не так, – возразил он.
Она резко рассмеялась:
– Я знаю, что это так. Ваша родословная так уважаема и так безукоризненна. Если кто-то узнает, что вы женаты на женщине с таким происхождением, как у меня, вас осмеют. Я не хочу, чтобы на мне лежала вина за это. И я бы не вынесла, если бы в обществе стали возмущаться этим фактом. Вот почему я не могу стать вашей женой. Я не могу рисковать.
Он пошел было к ней:
– Эмили…
– Не нужно, прошу вас, не нужно! – воскликнула она, больше не владея своими чувствами. – Уходите!
Но прежде чем Грант успел ответить, дверь в гостиную отворилась, и показался Бенсон.
– Прошу прощения, миледи, но к вам посетительница.
– Я занята, Бенсон.
– Понимаю, миледи, но эта дама сказала, что вы ждете ее. Это леди Уэстфилд.
Эмили недоуменно посмотрела на дворецкого. Леди М. здесь, в такой момент? Ах ты, Боже мой, их сделка! Ведь леди М. обещала открыть Гранту правду о том, чем она занимается, если Эмили признается ему в своих чувствах. Если леди М. узнала, что Грант приехал к Эмили, она вполне могла отправиться сюда, чтобы удостовериться в выполнении их договора.
Эмили посмотрела на Гранта. Тот не шевельнулся, даже когда появился слуга. Он все еще стоял всего в нескольких шагах от Эмили, но теперь переводил взгляд с нее на Бенсона и снова на нее с выражением крайнего удивления.
– Почему моя мать приехала сюда, Эмили? – спросил он так, чтобы не услышал дворецкий.
Эмили покачала головой:
– Бенсон, проводите миледи.
Слуга с поклоном удалился, оставив дверь открытой. Эмили слышала, как он разговаривает с леди Уэстфилд в коридоре. В их распоряжении было всего несколько секунд.
– Грант, – прошептала она, вглядываясь в его глаза. Еще немного – и Гранта ждет сильнейшее потрясение в жизни. И вопреки всем ее заявлениям Эмили было нестерпимо больно от того, что ему предстоят страдания.
– Надеюсь, вы поймете.
Он отшатнулся от нее:
– Что пойму?
– Добрый вечер, Грант, – проговорила леди Уэстфилд, вплывая в комнату.

Глава 22

Грант встретил мать с улыбкой. По крайней мере ему хотелось так думать. Но он не был уверен, что улыбка эта была очень теплой. Он все еще не пришел в себя после признаний Эмили, после ее отказа принять его предложение. А тут еще какие-то загадочные слова насчет матери. Брат прав. Женщины кого угодно доведут до крайности.
Грант подошел к матери, чтобы поздороваться, и она поцеловала его в щеку, но все внимание леди Уэстфилд было сосредоточено только на Эмили.
Взгляды женщин скрестились, и Гранта, как и в то утро после падения Эмили, поразило, что между этими дамами существует какая-то связь, природу которой он не вполне понимал. И теперь эта связь казалась еще более явной.
– Эмили, – мягко проговорила леди Уэстфилд.
– Миледи.
– Не будет ли одна из вас добра сообщить мне, что здесь происходит? – спросил наконец Грант, глядя то на одну, то на другую. – Матушка, что вы здесь делаете? И почему между вами и Эмили есть какая-то связь, о которой мне ничего не известно?
И снова женщины переглянулись. Грант удивился, заметив, что мать нервничает. Он никогда не видел ее такой. Она всегда была очень спокойной, очень уверенной в себе.
– Что с вами? – уже мягче спросил он. – Вам нехорошо?
– Нет-нет. Я приехала сюда, чтобы поздравить вас с хорошо проделанной работой. – Голос матери слегка прерывался.
Грант заглянул ей в глаза и увидел в них множество самых разнообразных чувств. И кое-что еще. То, чего он никогда раньше в них не замечал. Силу, очень похожую на силу Эмили. Решительность.
– Поздравить нас? – повторил он. Грант посмотрел на Эмили, но та отошла в угол комнаты и стояла там, сжав перед собой руки. Она словно ждала чего-то.
Сердце у Гранта бешено забилось.
– Грант, я была с вами не вполне откровенна, и, вероятно, это неправильно с моей стороны, – осторожно заговорила, леди Уэстфилд. – Я знала, что вы тайный агент, очень хороший агент, награжденный многими знаками отличия. Я знала это давно. И очень гордилась вашей работой, хотя и не могла высказать это вам.
Грант вздрогнул. Так она все знала? Нет, это невозможно. Он же вел себя крайне осторожно. Единственным человеком, знавшим его тайну, был Бен; а Бен никогда не стал бы подвергать мать волнениям и сообщать ей правду.
Значит ли это, что обо всем рассказала Эмили? Но она не могла так поступить, не могла.
– О чем вы говорите? – тихо спросил Грант, понимая, что сколько бы он ни отрицал правду, ему все равно не поверят. Но он был так изумлен, что просто не знал, что сказать.
Леди Уэстфилд подошла к нему и взяла за руки.
– Дорогой мой, – нерешительно проговорила она. – Когда умер ваш отец, я была в растерянности. Мне было так пусто. Вы знаете мою семейную историю. Но я нашла свое место – среди тех, кто защищает нашу страну. Я организовала группу тайных агентов. Агентов-женщин.
Когда смысл ее слов дошел до Гранта, он отдернул руки. Потрясение накатывало на него волнами, и комната поплыла перед глазами.
– Женщин-агентов, – повторил он.
И оглянулся. Эмили стояла, прижав руки к губам, и не сводила глаз с его матери. Но эта новость ее, кажется, не удивила.
– Это невозможно, – попятившись, сказал он.
Леди Уэстфилд медленно кивнула:
– Возможно. Я знаю, что время от времени в вашем Военном министерстве болтают об этих женщинах. Вы все сомневаетесь, существуют ли они на самом деле, смеетесь над их возможностями – но однажды вы встретились с одной из них во плоти.
Она указала на Эмили. Взглянув на любимую, Грант увидел, что та согласно кивает головой.
– Группа Эмили, – прошептал он. Все встало на свои места. – Как это может быть?
Леди Уэстфилд улыбнулась:
– Просто удивительно, что можно сделать, обладая изобретательностью, связями и деньгами. Но чем дольше это продолжалось, тем труднее становилось сохранить все в тайне. В нашей семье никогда не было принято лгать друг другу. И один человек дал мне понять, что я не могу больше оберегать вас, держа в неведении относительно моей работы.
Грант круто повернулся к Эмили, и она вздрогнула:
– Вы? Вы знали и велели моей матери рассказать все мне?
Эмили резко кивнула. Мать коснулась его руки:
– Эмили узнала все совсем недавно.
– Когда?
Голос его звучал угрожающе, Эмили даже попятилась, но Грант не мог совладать со своим гневом. Не хотел. Эмили очень любит поговорить о доверии и лжи, а сама скрывала от него вещи немыслимой важности.
– Подозрения зародились у меня после того, как я упала в ту ночь. Вы сказали мне, что вашу мать называли леди М. Но именно под этим именем скрывалась руководительница нашей шпионской группы.
– Леди М., – тупо повторил он, его лицо совершенно не отражало бушевавших в душе чувств. – Вот почему в ту ночь вы просили позвать ее. Вот почему вы успокоились, когда я сказал вам, что мой отец называл ее этим именем.
Эмили кивнула:
– В тот день я заподозрила правду, но я ни о чем не спрашивала у леди Уэстфилд. Мы были заняты нашим расследованием, и мне хотелось закончить его прежде, чем я попытаюсь выяснить, не обманывает ли меня интуиция. А еще я была испугана.
– Почему же вы не сказали мне? Почему не доверили ваших сомнений?
– Это было бы нелепо! – воскликнула Эмили, всплеснув руками. – Безумие заподозрить такую известную, такую респектабельную женщину, как ваша мать, в столь не подходящих для знатной леди занятиях. Зачем мне было говорить вам такие вещи о вашей матери, если я могла ошибиться? А если я была права… – Она осеклась. – Мысль о том, что я права, слишком пугала и радовала меня. Леди М. – женщина, которую я давно люблю и уважаю, перед которой преклоняюсь.
Грант резко втянул в себя воздух. Объяснения Эмили звучали правдоподобно, и его возмущение немного стихло.
– Когда вы убедились в этом?
– Сегодня, – сказала Эмили. – Я была у леди Уэстфилд перед тем, как узнала, что вы ждете меня здесь.
По крайней мере она недолго водила его за нос. Не месяцы и не годы и даже не недели и не несколько дней. Грант повернулся к матери и внимательно всмотрелся в нее. Леди Уэстфилд держалась как всегда, но для него в мгновение ока все изменилось. Теперь он не знал, как вести себя с ней. Не знал, что сказать.
– Как вам удалось так долго действовать за моей спиной? – спросил он наконец.
– А разве вы пришли ко мне и признались, что вы – тайный агент Военного министерства?
– Это совсем другое дело!
Мать шагнула к нему, и Грант увидел на ее лице критическое выражение.
– Другое? – колко повторила она. – Почему же? Это такая же ложь, вызванная теми же причинами. Мы с вами оба хотели оградить друг друга от лишнего беспокойства.
Грант не нашелся, что на это возразить. Она права.
– Грант, вы мой старший сын, и я очень люблю вас. Вы стали ответственным, сильным человеком. – Она коснулась его руки. – Но вы иногда живете в черно-белом мире.
– Как это? – удивился он.
– Вы считаете, что только вы можете подвергать себя опасности, больше никто. Что только вы знаете, как лучше всего защитить окружающих вас людей. Защитить от мира и от них самих. Но вы не должны нести на себе всю тяжесть жизни. – Она бросила взгляд на Эмили. – Ни в жизни вообще, ни в любви в частности. Я буду и дальше руководить агентурной группой, и Эмили будет работать под моим началом. Если вы любите ее, то научитесь смиряться с тем, что вызывает у вас возражения.
– А я уже научился, матушка. Если вы хотите читать лекции, читайте их вашей подопечной. Это она заявляет, что не хочет выходить за меня замуж.
Леди Уэстфилд резко повернулась к Эмили.
– Это правда?
Эмили немного подумала, потом сказала:
– Да.
– А. вы выполнили условия нашей сделки? Вы выслушали Гранта и сказали ему о своих чувствах?
Грант удивился. Неужели они заключили такую сделку? Он не знал, чувствовать себя униженным или довольным из-за вмешательства матери. Он посмотрел на Эмили. Что она ответит?
Эмили мешкала, лицо у нее исказилось.
– Ну…
– Я пришла сюда и рассказала Гранту всю правду о том, что играю роль леди М. Теперь я прошу вас выполнить свою часть нашей сделки, – сурово сказала леди Уэстфилд.
Эмили широко раскрыла глаза:
– Я никогда не обещала…
– Эмили!
Грант даже попятился, таким резким, начальственным голосом заговорила его мать. Вот уж воистину руководительница группы тайных агентов. Генерал, да и только. А Эмили в настоящее время была всего лишь ее подчиненной.
Эмили попыталась взять себя в руки и повернулась к Гранту.
– Опять тайны? – спросил он. – Опять признания?
Эмили покачала головой, и он увидел, что она борется со своими чувствами. Эта битва давала ему надежду, пусть это был всего лишь проблеск надежды. Если Эмили так упорно пытается оттолкнуть его, не значит ли это, что ей есть что отталкивать? Может статься, что он все-таки ей небезразличен.
– Никаких тайн, Грант. Ваша матушка хочет, чтобы я сделала некое признание, которое мне претит. Потому что из этого не выйдет ничего хорошего.
– Какое признание? – Он ждал, затаив дыхание. Эмили задрожала:
– Я… я вас люблю.
– Эмили, – тихо проговорил Грант. Он смотрел на нее, на своего прекрасного воина. На самую сильную женщину из всех, кого он знал, на ту единственную женщину, рядом с которой он хотел бы быть до конца дней своих. И она его любит! – Тогда почему вы ушли от меня в ту ночь, когда погиб Лири? Почему отталкиваете меня теперь, когда я излил вам свою душу?
– Потому что все, что я сказала вам сегодня, остается со мной, независимо от того, любите ли вы меня и люблю ли я вас. Ничего не изменилось.
Грант хотел было возразить ей, но Эмили уже обратилась к его матери:
– Леди Уэстфилд, я не могу выйти замуж за вашего сына, хотя и люблю его всей душой. Я не та, за кого вы меня принимаете. Я – всего лишь незаконная дочь какого-то бедного фермера, или учителя музыки, или кого-то еще из десятка других мужчин, с которыми развлекалась моя мать. Вы не можете не понимать, сколько вреда принесет вам такое родство, если все выйдет наружу. Я не могу взять на себя ответственность за это.
Грант повернулся к матери, и их взгляды скрестились. Все трое долго молчали, а потом леди Уэстфилд задумчиво кивнула:
– Скажите ей, Грант.
Он улыбнулся и повернулся к той, кого любил:
– Эмили, все ваши отказы основаны на ложных предпосылках. Вы думаете, что повредите моей семье, если правда о вашем происхождении выйдет наружу, что в будущем мы как-то можем использовать эти сведения против вас. Но вы будете не первым незаконнорожденным, который носит имя Уэстфилдов.
Эмили ахнула. Наверное, она неправильно поняла Гранта. Все знают, что семейное древо Уэстфилдов – одно из самых древних, самых крепких но всей империи. Кровь у них чиста, как слоновая кость.
– Я вас не понимаю, – прошептала она, переводя взгляд с матери на сына.
Грант подошел к ней ближе. Жар его тела окутал Эмили, как плащ, и ей захотелось погрузиться в этот жар, погрузиться в Гранта. Это нечестно – подвергать человека такому искушению, заставлять его с такой силой жаждать чего-то, видеть перед собой предмет своей жажды и знать, что утолить эту жажду невозможно.
А Грант улыбался:
– Взгляните на мою мать, на эту женщину, о любви и глубоком уважении к которой вы только что говорили.
Он коснулся плеча Эмили и ласково повернул ее лицом к леди М. Та тоже улыбалась, и в ее взгляде, устремленном на Эмили, не было ни потрясения, ни стыда.
– Вы бы меньше любили и уважали ее, если бы знали, что она незаконнорожденная? – спросил Грант.
Эмили вздрогнула. Леди М. ласково взяла ее за руки.
– Этого не может быть, – шепотом проговорила Эмили.
– И все же это так, – тоже шепотом проговорила леди М. – Как вы думаете, дорогая, почему я предложила вам вступить в наше Общество? Вы невероятно похожи на меня… во всем похожи. Я знала об обстоятельствах вашего рождения с самого начала. Но вы не знаете, как схожи они с обстоятельствами моего появления на свет. У моей матери тоже был роман, и я была плодом этой опрометчивости.
Эмили заморгала, не веря своим ушам.
– Вы?
Леди М. кивнула:
– Я – первый ребенок короля, хотя он так безумен, что не помнит об этом. И даже если бы он помнил, меня никогда бы не признали. Вот почему я организовала группу тайных агентов. Мои младшие братья и сестры проматывают свои состояния и создают ситуации, которые таят в себе угрозу короне. С помощью Мередит, Анастасии и вас я хотела защищать королевскую семью, которая даже не знает о моем существований. – Она коснулась щеки Эмили. – И ваши поступки, ваше сердце, ваш дух значат для меня больше, чем какая-то примесь в вашей крови.
Она поцеловала Эмили, а потом Гранта.
– Я оставлю вас одних, потому что все свои признания я уже сделала. Я уже и так слишком долго мешала вам побыть наедине. Надеюсь, вы придете ко мне завтра с добрыми вестями, и мы сможем их отпраздновать. Мне хочется дать бал. А балы в честь помолвки удаются лучше всех остальных.
Эмили была настолько ошеломлена, что не могла ни ответить, ни проститься с леди М., которая выскользнула из комнаты и оставила ее наедине с Грантом. А тот повернулся к Эмили и обхватил ладонями ее лицо.
– Меня не интересует чистота вашей крови, Эмили, – решительно заявил он. – Вы понимаете, о чем я говорю?
Она почувствовала, что слабеет, но забыть о прошлом было очень трудно. И о своем недоверии тоже.
– Как вы можете быть уверены, что всегда будете – так думать? Как вы можете быть уверены, что не пожалеете о своем выборе, если мое прошлое каким-то образом станет известно другим? В конце концов, когда я вышла замуж за Сета, я думала, что мы найдем способ быть счастливыми. Но когда правда вышла наружу, он оскорбился и возненавидел меня. Наши отношения так никогда и не наладились. И это поселило в нем жестокость, терпеть которую мне пришлось много лет.
Грант отпустил ее. На лице его выразилась боль:
– Вы знаете меня. Вы говорите, что любите меня. Неужели вы действительно думаете, что я могу ополчиться на вас? Предать ваше доверие и вашу любовь?
Эмили опустила голову. Доверие всегда давалось ей нелегко. Но когда она посмотрела на Гранта, то поняла, что этот человек не способен на жестокость.
– Нет, я не верю, что вы способны причинить мне боль, – тихо проговорила она. – Но это все же не дает гарантии, что однажды вы не пожалеете о сделанном выборе.
Грант погладил Эмили по щеке, а потом приподнял ее лицо за подбородок:
– Выслушайте меня. И вы, и я – мы оба слишком долго жили прошлым. Я знаю, вы не Давина – глупая, опрометчивая, нуждающаяся в моей защите. Но вы тоже должны понять, что я – не Сет Редгрейв. Моя любовь к вам, к детям, которые у нас родятся, не зависит от того, в чьей постели лежала ваша мать. Она не зависит от того, происходите вы от короля или от нищего.
Эмили почувствовала, как по лицу заструились слезы. Грант с улыбкой вытер эти слезы, но продолжал без устали убеждать ее в своей искренности, в своей верности. И с каждым его словом Эмили все больше верила ему.
– Когда я сказал вам, что ни за что не позволю, чтобы мой ребенок оказался незаконнорожденным, это не было осуждением незаконного происхождения. Я только хотел сказать, что никогда не позволю, чтобы мое дитя пережило те страдания, которые выпали на долю моей матери, на вашу долю. Я был осторожен, когда ласкал вас, потому что мы оба совершенно сознательно дали клятву, что не намерены вмешивать сердце в эту связь. Но это произошло – помимо нашей воли. И произошло не потому, что мы случайно зачали ребенка.
– Но… – хотела возразить Эмили. Последние сомнения еще не оставили ее.
Он рассмеялся:
– Эмили, упрямая моя красавица, хватит! Больше никаких «но». Теперь вы знаете, что моя безукоризненная родословная – всего лишь иллюзия. Единственное, что безукоризненно в нашей семье, это наша любовь и преданность. Вот это действительно имеет для меня значение.
Он прижался к ней губами, она припала к его груди. Поцелуй был мучительно нежен, это было всего лишь касание губ, и длился он недолго.
– Когда вы сказали, что любите меня, вы говорили правду? – спросил Грант, отрываясь от Эмили.
Она улыбнулась. Она не могла отказать ему в правде. В этом – не могла. Да и вообще ни в чем.
– Я люблю вас, – повторила она.
– Тогда будьте моей женой. Мне не нужна любовница, короткая связь или совершенная светская жена. Мне нужна женщина, которая может понять мою работу и быть рядом со мной в опасности, в потерях и победах. Мне нужен партнер для тренировки, который может сбить меня с ног и бросить мне вызов. Мне нужна женщина, с которой я буду ложиться каждую ночь в постель и рядом с которой я буду просыпаться по утрам. Единственная женщина, способная на все это – вы. Никто другой на это не способен. А теперь хватит глупостей, отбросьте ваши страхи, как вы это сделали, когда ударили Лири зонтиком. Наберитесь храбрости и скажите, что будете моей женой.
Глаза Эмили наполнились слезами, но теперь ей было все равно. Пусть себе текут. Радость, более сильная, чем Эмили могла себе представить, охватила ее. Она лилась через край, наравне со слезами, льющимися по лицу, и смехом, сорвавшимся с ее губ.
– Да, – прошептала Эмили. А потом повторила уже громче: – Да!
Она повторяла это снова и снова.

Эпилог

Год спустя
Чарлз Айли подошел к двери и взялся за ручку.
– Вы готовы, леди Уэстфилд?
Леди М. улыбнулась и пригладила юбку.
– Пусть войдут, Чарли.
Дверь отворилась, и три женщины вошли в комнату. Первой шла Мередит Арчер. Располневшая талия пока что только намекала на растущее в ней дитя, но сияние чистой радости, озарявшее лицо, выдало бы тайну и без этого.
Следом шла Анастасия Тайлер. Леди М. подивилась, как изменилась Ана. Из девушки, которая носила очки, которая боялась всех и всего, она превратилась в опытную женщину, которая недавно с помощью своего любимого мужа справилась с очень трудным и опасным делом.
И наконец – Эмили. На ней все еще лежал отсвет медового месяца… месяца, который начался полгода назад и конца которому не было видно.
Душа леди М. воспарила как на крыльях. Это ведь ее девочки. Такие же члены ее семьи, как и родные дети.
Женщины расцеловались, а потом уселись в гостиной. Леди М. переглянулась с Чарли, а потом сказала:
– Вы, конечно, удивляетесь, почему я позвала вас сюда.
Ана кивнула:
– У вас есть задание для всех нас?
Леди М. рассмеялась:
– Хотелось бы мне, чтобы это было так, но вы, дамы, бросили меня и работаете рядом с вашими мужьями. Боюсь, что наше Общество женщин – тайных агентов больше не существует. Хотя я необычайно рада, что вы так счастливы, и горда той работой, которой вы занимаетесь за пределами нашего Общества.
– Тогда зачем вы созвали нас, матушка? – спросила Эмили с улыбкой, от которой на сердце у леди М. стало тепло. Ведь теперь Эмили была ее дочерью.
– Очень хороший вопрос, дорогая моя. Из-за ваших браков я оказалась не у дел. Но я считаю, что моя мысль о вдовах, которые могут стать тайными агентами, очень хороша. И хочу набрать новую группу тех, кто пойдет по вашим стопам.
– Новые члены Общества? – с восторгом переспросила Мередит. – Превосходная идея!
Ана согласно кивнула:
– Но чем будем заниматься мы?
Чарли откашлялся.
– Я не так бодр, как был пять лет назад, когда впервые познакомился с вами, леди, и ввел вас в кружок леди Уэстфилд. Ее сиятельство и я договорились, что новых агентов будут обучать те, у кого уже есть опыт.
– То есть вы, если согласитесь, – широко улыбаясь, закончила леди М. – Вы, Ана, будете обучать их языкам, шифрам и всем тонкостям, которые должен знать хороший агент.
Ана улыбнулась еще шире:
– Вам, Мередит, я оставлю их физическое обучение, конечно, после того, как у вас родится младенец. Нападение и защита, равно как и изящное искусство направлять Общество в ту сторону, которая наилучшим образом соответствует его потребностям.
Мередит кивнула, а леди М. повернулась к Эмили.
– А Эмили…
– Искусство перевоплощения? – предположила Эмили и рассмеялась, и подруги подхватили этот смех.
– Да. Конечно, это будет частью ваших обязанностей. Но не только это. Чарли больше не будет каналом связи между мной и новыми членами Общества, начинающими агентами. Мне нужен новый руководитель группы. Я выбираю вас.
Эмили побледнела и широко открыла глаза.
– Меня?
Леди Уэстфилд кивнула:
– Да, дорогая. Если вы примете мое предложение, то будете работать со мной, выбирать, какие дела кому из наших новых агентов поручить, и находиться рядом с ними, когда они занимаются расследованиями.
– Ах, Эмили, – только и сказала Мередит, сжав руку Анастасии.
А Эмили удивленно смотрела на свою свекровь. Потом вскочила и подбежала к ней. Они обнялись.
– Благодарю вас. Я почту за честь работать рядом с вами.
Леди М. сглотнула слезы.
– Конечно, вы будете и дальше работать с вашими мужьями. Я ни за что не стала бы просить корону отказаться от трех своих наилучших агентов. Но я надеюсь, что вы согласитесь на мое предложение.
Эмили обвила рукой ее талию, и обе посмотрели на Мередит и Анастасию.
– Конечно, мы согласны, – весело сказала Эмили. – Мы – ваши тайные агенты, леди М. И всегда ими будем.

Ключевые теги: Дженна Питерсен


 
{back-link}
{next-link}
Другие романы

Патриция Гэфни. Лили. Том 1
Название: Лили. Том 1 Автор: Патриция Гэфни / Patricia Gaffney Аннотация: Молодой хозяин Даркстоуна, виконт Сэндаун, давно смирился с одиночеством, полагая, что у него уже никогда не может быть надежд на счастье. Но вот в его доме появилась новая служанка - слишком красивая, умная и гордая, что и вызвало пристальный интерес ее хозяина. Лили - так зовут девушку - и виконта неудержимо влечет друг к другу, но слишком много тайн и подозрений лежит между ними... Сумеют ли эти двое преодолеть преграды, переступить через свои обиды, недоверие и обрести счастье, которого достойны?..
Татьяна Чебатуркина. Год Водолея
Название: Год Водолея Автор: Татьяна Чебатуркина Аннотация:«Почему невозможно постоянно быть вместе? Зачем они сами нагородили эти сложноподчиненные предложения, горы из причин, постоянно разделяющих их судьбы так жестоко? Ведь любовь – это огонь, подарок небес, который нужно заслужить, завоевать! И, самое главное, убедиться, что невозможно прожить друг без друга даже несколько дней. А иначе – холод и равнодушие любимых глаз, неизбежный разрыв, замороженные сердца». Жизни главных героев складываются так, что им приходится пересматривать свои идеалы.
Никита Ветров. Без тормозов
Название: Без тормозов Автор: Никита Ветров Аннотация:Этих парней отличают длинные волосы и бороды, их руки до самых плеч покрыты наколками. Они носят кожаные куртки с заклепками, военные каски и очки-консервы. Они умеренно агрессивны, малообщительны и непритязательны в быту. Они помногу пьют пиво и, разумеется, сутками не слазят с мотоциклов… Это байкеры. Абсолютно чумовые ребята, «ночные волки», мотоциклетные фанаты, для которых скорость и риск – необходимые условия для существования. Для них седло – самое комфортное место на всей планете, а руль с рычагом газа – средства для самовыражения. Обыватели говорят о них либо плохо, либо очень плохо. Но кто бы знал, что ревность или незаслуженная обида могут породить в душе байкера достойные поступки, сплетенные не только из дерзости и авантюры, но и отчаянной, самоотверженной любви.
Марина Крамер. Мост в прошлое, или Паутина для Черной вдовы
Название: Мост в прошлое, или Паутина для Черной вдовы Автор: Марина Крамер Аннотация:Беспощадная и прекрасная Марина Коваль – лидер крупной криминальной группировки – мертва. В этом уверены враги Марины, и лишь несколько человек знают о том, что она превратилась в законопослушную английскую леди Мэриэнн Силву, живущую в тихом пригороде Бристоля. Но проклятое прошлое не отпускает. Старый приятель Гриша Бес, и без того урвавший после Марининой «смерти» огромный кусок, похищает ее сына. Коваль понимает – пока в России у нее есть враг, спокойной жизни не будет. И она возвращается! Возвращается, чтобы мстить…
Кейт Хьюит. Разбитые мечты
Название: Разбитые мечты Автор: Кейт Хьюит Аннотация:Анжело мечтал только об одном – отомстить могущественной семье Корретти, отрекшейся от него много лет назад. Однако случайная встреча с Люсией, с которой он когда– то провел единственную ночь, все изменила. Страх и ненависть исчезли, уступив место светлому, но незнакомому чувству…
 Шахразада. Любовь Хасана из Басры
Название: Любовь Хасана из Басры Автор: Шахразада Аннотация:Хасан, Хасан… На беду отец отдал тебя в ученики к знаменитому наставнику молодежи Георгию, на беду ты увидел прекрасную статую, присланную из далеких земель. Ибо для тонкой и открытой натуры это стало дорогой к погибели. Холодный камень ты предпочел живой душе и живой плоти, холодным камнем стал навек.
Лора Брантуэйт. Танцующая фея
Название: Танцующая фея Автор: Лора Брантуэйт Аннотация:Если два талантливых человека живут под одной крышей, они обычно не ладят. Тем более – если у них разные взгляды на мир.
Мишель Рид. Сладкая месть Роке де Кальвоса
Название: Сладкая месть Роке де Кальвоса Автор: Мишель Рид Аннотация:Мужи брат Энджи ненавидят друг друга, а она любит их обоих. Когда муж ставит ее перед выбором, Энджи принимает сторону своего брата. После этого ее брак рушится. Энджи на время покидает Лондон, а когда возвращается, попадает во власть своего мстительного и бесчувственного супруга…
Адель Эшуорт. Герцог-грешник
Название: Герцог-грешник / Duke of Sin Автор: Адель Эшуорт / Adele Ashworth Аннотация: Отвергнутый светом герцог Трент, которого молва считает виновным в смерти собственной жены, одиноко живет в поместье, давно уже расставшись с надеждой на счастье. Но когда на его пороге появляется молоденькая вдова Вивьен Раэль-Ламонт, готовая на все, чтобы купить у него старинную рукопись, он неожиданно назначает ценой... общение с этой женщиной, чье очарование должно скрасить его одиночество! Вивьен вынуждена согласиться... Однако очень скоро Трент осознает, что его восхищение миссис Раэль-Ламонт перерастает в жгучую страсть - страсть властную, мучительную и неодолимую...
Анна Васильева. Под созвездием Большой Медведицы
Название: Под созвездием Большой Медведицы Автор: Анна Васильева Аннотация:Единственный отпуск за три года! И оказывается, любовь может нечаянно нагрянуть прямо рядом, на лесной заимке, вместе с интересными приключениями.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

 



Навигация по сайту
Вход на сайт
Привет, {$member_id['name']}! HTML; } else { $login_panel = <<
Логин 
Пароль 
 
HTML; } ?>
Поиск по сайту

Информация
Здравствуйте, уважаемые посетители онлайн библиотеки любовного романа Love-Library.Ru!

Со страниц нашей библиотеки Вы можете абсолютно бесплатно скачать произведения зарубежных и отечественных авторов жанра "Любовный роман".

Все книги, представленные на нашем сайте, были найдены в свободном доступе в Интернет, и предоставлены исключительно для ознакомительных целей. Авторские права на книги принадлежат авторам книг!

Помните, что качественные бумажные и электронные книги Вы можете приобрести в книжных магазинах и специализированных электронных библиотеках.

Приятного Вам чтения!
Ищу книгу!
Несмотря на то, что наша библиотека каждый день пополняется новыми романами, может случится так, что нужного именно Вам издания у нас нет.

В этом случае Вы можете оставить заявку, и, если данную книгу возможно найти в Интернете, то мы ее обязательно добавим.

Для того, чтобы оставить заявку Вам необходимо просто написать комментарий к этой новости.
Облако тегов
Айрис Джоансен, Алина Знаменская, Андреа Кейн, Барбара Картленд, Бертрис Смолл, Виктория Шарп, Джо Беверли, Джоанна Линдсей, Джоу Энн Росс, Джудит Макнот, Джулия Гарвуд, Жаклин Рединг, Жюльетта Бенцони, Ирина Мазаева, Карен Робардс, Касси Эдвардс, Кэндис Герн, Кэтрин Коултер, Ли Гринвуд, Лиз Карлайл, Линда Фрэнсис Ли, Мэри Бэлоу, Мэхелия Айзекс, Наталья Перфилова, Нэн Райан, Патриция Гэфни, Патриция Поттер, Патриция Райс, Салли Боумен, Сара Вуд, Симона Вилар, Сьюзен Нэпьер, Тамара Лей, Черил Энн Портер, Шарлотта Лэм, Элизабет Адлер, Элизабет Лоуэлл, Элизабет Торнтон, Эми Фетцер, Юджиния Райли

Показать все теги

Партнеры сайта


Главная страница | Регистрация | Статистика | Обратная связь | RSS Copyright © 2010-2014 Love-Library.Ru - Онлайн библиотека любовного романа