{forumStyle}
Случайный роман
Самые посещаемые
Новые романы
Vitaly Mushkin. Sexual Slavery Club. Tous les fantasmes ?rotiques
Название: Sexual Slavery Club. Tous les fantasmes ?rotiques Автор: Vitaly Mushkin Аннотаци ...
Vitaly Mushkin. Club de Esclavitud Sexual. Todas las fantas?as er?ticas
Название: Club de Esclavitud Sexual. Todas las fantas?as er?ticas Автор: Vitaly Mushkin Ан ...
Vitaly Mushkin. Harem maschio. Matrimonio e sesso moderni
Название: Harem maschio. Matrimonio e sesso moderni Автор: Vitaly Mushkin Аннотация:I nost ...
Алекс Муров. Не от мира сего
Название: Не от мира сего Автор: Алекс Муров Аннотация:Повесть «Не от мира сего» – произве ...
Neko Moro. Здесь жарко! Эротические истории
Название: Здесь жарко! Эротические истории Автор: Neko Moro Аннотация:Непристойные, дикие, ...

Самые обсуждаемые
Элизабет Торнтон. Брачная ловушка
Название: Брачная ловушка / The Marriage Trap Автор: Элизабет Торнтон / Elizabeth Thornton Аннотация: Герой битвы при Ватерлоо и знаменитый дуэлян ...
Ирина Мазаева. Тетрис с холостяками
Название: Тетрис с холостяками Автор: Ирина Мазаева Аннотация: Женщина бежит, мужчина ее догоняет – вот старый проверенный способ благополучно дом ...
Элизабет Адлер. Богатые наследуют. Книга 2
Название: Богатые наследуют. Книга 2 / The Rich Shall Inherit Автор: Элизабет Адлер / Elizabeth Adler Аннотация: В этой книге читатель найдет окон ...
Мэхелия Айзекс. Хижина в раю
Название: Хижина в раю Автор: Мэхелия Айзекс Аннотация: Четыре долгих года Родриго Маркес ждал, чтобы отомстить молодой очаровательной англичанке, ...
Тереза Вейр. Лики зла
Название: Лики зла Автор: Тереза Вейр / Theresa Weir Аннотация: Когда Ларк случайно нашла в пруду труп убитой женщины, она еще не догадывалась, чт ...

Самые скачиваемые
{top_downloads}
Счетчики сайта


Партнеры сайта


Любовные романы и книги о любви
 
Исторические любовные романы
Остросюжетные любовные романы  
 
Современные любовные романы
Фантастические любовные романы  
 
Эротика
Короткие любовные романы  
Аудиокниги о любви
ФОРУМ о любви NEW!
Авторы
А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | X | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я
Список всех авторов на сайте

Кэрол Мортимер. Любовь и другие неприятности     Короткие любовные романы
Кэрол Мортимер. Любовь и другие неприятности


Название: Любовь и другие неприятности

Автор: Кэрол Мортимер

Аннотация: Когда Эбби Фримен решила пригласить известного журналиста Макса Хардинга стать гостем се финального шоу, она искала сенсации. Но девушка и представить не могла, чем все это закончится…

Скачать бесплатно

Вы не можете скачивать файлы с нашего сервера



Читать книгу "Любовь и другие неприятности" онлайн:


Кэрол Мортимер

Любовь и другие неприятности




ГЛАВА ПЕРВАЯ

Эбби погрузилась в горячую пенную ванну. Свои шикарные темные волосы девушка заколола наверх. В одной руке она держала бокал шампанского, в другой — мобильный телефон.
Отхлебнув немного шампанского, Эбби бросила мобильник прямо в воду, с удовлетворением глядя, как пузырьки пены поглощают ненавистную трубку.
Телефон отключен, система видеонаблюдения и домофон — тоже. Теперь никто и ничто не побеспокоит ее в этот час уединения.
Девушка грустно улыбнулась, наслаждаясь полной тишиной и покоем. Ванную комнату, выдержанную в персиковых тонах, освещали лишь двенадцать свечей, которые она зажгла заранее.
Эбби с наслаждением отпила еще шампанского и тут краем глаза заметила, что она не одна.
Монти, ее персидский кот, с довольным видом сидел в корзине для белья и смотрел на нее своими зелеными глазами.
Как это она могла допустить такую оплошность? — подумала Эбби. Сейчас ей не хотелось ни видеть, ни слышать никого, включая кота. Хотя кот, конечно, ни при чем. Девушка сама предпочла Монти тысячам других кошек. По крайней мере, ей казалось, что она его выбрала; но через несколько дней, когда девушка принесла этого годовалого перса домой, стало совершенно ясно, что Монти сам сделал выбор. Наверное, он думает, что я ласковая и податливая хозяйка, которая сделает его существование чудесным, заключила Эбби.
— Теперь все изменится, дорогой мой Монти, — с бравадой в голосе заявила девушка, снова поднося бокал к губам. — Боюсь, что больше ты не получишь вареной курочки и лосося. С этого момента начинается новая жизнь: в лучшем случае я смогу позволить себе покупать для тебя консервы.
Эбби всегда казалось, что кошки не могут смотреть на человека с таким скептицизмом и пренебрежением, но в данную минуту Монти смотрел на нее именно так. Всем своим видом он как будто говорил: «Ты, наверное, шутишь, хозяйка. Прекрати издеваться надо мной».
— Это не моя вина, — оправдывалась Эбби, наливая шампанское в опустевший бокал. — Это всё мужчины, — она сделала большой глоток. — Я имею в виду, кто еще додумался бы до такого?
Я не стану плакать! Ни за что на свете не стану! — говорила себе она.
Но Эбби все же расплакалась. Слезы, стекавшие по ее щекам, сопровождались многочисленными всхлипами.
Как он мог так поступить со мной? Да еще в прямом эфире, на глазах у миллионов зрителей…
О боже!
Каждый раз, когда Эбби думала об этом, она снова и снова чувствовала унижение.
— Неделя за неделей. Семь недель, если быть точной, — хныкала девушка. — Все это время я пыталась уговорить этого человека принять участие в моем шоу. Да, знаю, он тебе нравился, Монти, — обратилась Эбби к коту. — И мне тоже, — с неохотой призналась она. — Но если бы ты только знал, если бы ты только слышал… Я даже не представляла, Монти! Даже не думала! Лучше бы я сегодня вообще не вставала с постели!
В действительности все обстояло гораздо хуже. Если бы Эбби только могла предположить, насколько сильным будет ее унижение сегодня вечером, она бы уехала в Боливию. И никогда бы не возвращалась.
Ей всегда нравилось, как звучит это название. Боливия. Так романтично, так загадочно, так… по-другому. Но с ее-то везением все наверняка оказалось бы совсем не так. Эбби нравилось и название «Бермудский треугольник», хотя это, видимо, тоже очередной миф…
Очевидно, она выпила слишком много шампанского.
— Хорошо, хорошо, — сдалась Эбби, заметив, с какой укоризной смотрит на нее Монти. — Но если бы ты только слышал, что сказал этот человек! Ты был бы просто в шоке, мой милый котик! — снова заплакала Эбби. — В шоке!
Все поплыло перед глазами. Снова и снова в воображении девушки пролетали события сегодняшнего вечера.
— О боже, Монти, — шмыгнула носом Эбби, — я никогда больше не смогу покинуть эту квартиру! Придется забаррикадировать дверь и поставить решетки на окна. Я просто не осмелюсь снова появиться на людях. — Девушка залпом осушила бокал шампанского. — А когда наши запасы съестного кончатся, мы с тобой умрем с голода! — дрожащим голосом подытожила она.
Всего четыре месяца назад все казалось таким многообещающим. Эбби начала свою карьеру на телевидении: тогда ей предложили вести утренний прогноз погоды. Интересный почин, если учесть, что она едва могла отличить холодный фронт от изобары, а переменную облачность — от относительной влажности воздуха.
Тем не менее она быстро приноровилась к малознакомым терминам, и в то время как другие девушки уходили в декрет, карьера Эбби шла вверх. Уже весной известный продюсер выбрал ее ведущей для своего шоу.
Следующие три месяца прошли для Эбби как во сне. Казалось, все мечты сбылись. Она отлично справлялась, выбирая гостей и занимаясь необходимыми приготовлениями.
Все шло хорошо, пока дело не дошло до гостя, которого она нашла для финального шоу.
Макс Хардинг.
Эбби хотела закончить шоу на высокой ноте. Когда-то у Макса Хардинга была своя программа на телевидении, но потом он перестал вести ее и вернулся к международным новостям. Из-за того, что один из известных политиков совершил попытку самоубийства в прямом эфире одной из его программ, он не появлялся на британском телевидении два года.
Неуловимость Макса, его нежелание даже обсуждать этот инцидент только подстегивали Эбби. Она подумала, что лучшего гостя для ее финального шоу не найти.
Но девушка и представить не могла, как все закончится. Ей и в голову не приходило, каковы были намерения этого человека, когда он согласился на ее предложение.
— Макс хотел сделать мне больно и унизить меня, Монти, — всхлипнула Эбби. — Он тебе так нравился… я… мы… как он мог так поступить со мной? Как он мог? — Слезы снова заструились по ее щекам. — Но я ему задала, Монти. На глазах у всех зрителей… проучила его, — простонала она. — Тысячи… миллионы людей сидели дома и смотрели, как я ударила этого типа. Да, ты не ослышался, Монти. Я влепила Максу Хардингу оплеуху. В прямом эфире.
Эбби закрыла глаза. Воспоминания снова нахлынули на нее. Она никогда не была жестока. Ни разу ей не приходилось бить кого-то по лицу. У нее даже желания такого не возникало.
Но этим вечером Эбби ударила Макса Хардинга.
— Вообще-то все было гораздо хуже, Монти, — продолжала девушка, совершенно не задумываясь о том, что говорит с собственным котом. — Это была не просто оплеуха. Он так разозлил меня, сделал мне так больно, что я изо всей силы ударила его. Ты бы видел, Монти, его удивленное лицо, — Эбби довольно улыбнулась сквозь слезы. — Он потерял равновесие и рухнул со стула прямо на пол!
Все замерли в буквальном смысле слова. Изумленные зрители в зале, казалось, перестали дышать, операторы оторвались от видеокамер и с открытыми ртами уставились на Эбби. Все взгляды были устремлены в ее сторону.
Первым пришел в себя режиссер.
— Эбби, какого черта ты делаешь? Скажи хоть что-то! — заорал он, но девушка лишь в изумлении смотрела на внушительную фигуру Макса Хардинга, словно не веря, что это она ударила его мгновенье назад. — Да делай же что-нибудь! — снова заголосил Гарри. — Это же прямой эфир, забыла?
Эбби опомнилась. Все камеры были направлены в ее сторону. И она не придумала ничего лучшего, чем просто убежать. Убежать на глазах у миллионов зрителей. Все молчали. Никто даже не попытался остановить ее.
Да и с чего кому-то было останавливать ее? Ведь это она, Эбби, нарушила главное правило ведущего, которое гласило: всегда оставайся спокойным. Какой бы ни была провокация.
Теперь карьера Эбби разрушена. Она никогда больше не сможет работать на телевидении.
Именно поэтому она и заперлась сегодня в своей квартире, отключив все, что могло бы обеспечить ей связь с внешним миром.
— Так что теперь я безработная, милый Монти. Безработная! Но знаешь, что самое худшее? Знаешь? Да, тебе нравился Макс, а вот я… я влюбилась в него… кажется. Я влюбилась в Макса Хардинга! Господи боже мой! — залилась слезами Эбби. — Как бы я хотела никогда не встречаться с ним!
А ведь семь недель назад они даже не были знакомы.
Семь недель назад Эбби купалась в волнах успеха и эйфории. Она была полна энтузиазма и новых идей. У нее было свое получасовое шоу, которое имело успех. Эбби была счастлива, что ей удалось достичь таких высот в двадцать семь лет.
Но семь недель назад имя Макс Хардинг не значило для нее ровным счетом ничего. Она никогда прежде не встречала этого человека и знала о нем лишь то, что знали другие.
И уж тем более не предполагала, что влюбится в него…

ГЛАВА ВТОРАЯ

— В чем дело?
Эбби уставилась на человека, стоящего в дверях квартиры. Ей не приходилось видеть столько обнаженного мужского тела с тех пор, как она загорала на пляже Майорки в прошлом году.
Вокруг его мускулистых бедер было обернуто полотенце. Так вот почему он так долго не отвечал на стук в дверь, заключила девушка: он принимал душ.
В одиночестве или с кем-то? Все равно; глядя на этого полуобнаженного мачо, Эбби не могла вымолвить ни слова. Она как будто язык проглотила.
И неудивительно, ведь никогда еще ей не приходилось лицезреть Макса Хардинга в таком виде. Эбби, конечно, смотрела программу новостей, которую он вел, и его собственное политическое шоу, закрывшееся два года назад. Но в первой программе Макс всегда был одет во что-то вроде военной формы. Часто он вел свои репортажи под свистом пуль. А во время шоу обычно сидел в кожаном кресле, одетый в дорогой костюм с галстуком.
В обоих случаях Макса показывали по телевизору, поэтому он казался меньше.
В действительности он огромный, подумала Эбби. И дело не только в росте под метр девяносто. Он был мускулист и широкоплеч. Его загорелая кожа, казалось, отлита из бронзы, а черные как смоль волосы на могучей груди спускались к…
— Насмотрелись?
Не совсем, захотелось ответить Эбби, но она смолчала. Да, давненько девушка не видела так потрясающе сложенного обнаженного — ну хорошо, полуобнаженного — мужчину.
Посмотрев наконец в лицо Максу Хардингу, Эбби отчего-то зарделась. Ее смущали его проницательные серые глаза. Кроме того, он выглядел так, будто никогда не улыбался. И не смеялся тем более.
Эбби расправила плечи и напустила на себя вид «серьезный, но довольно милый».
— Не знаю, слышали ли вы обо мне, мистер Хардинг. Я Эбби Фримен и хочу…
Девушка не успела договорить, как дверь захлопнулась прямо у нее перед носом.
Значит, слышал, заключила Эбби. Но это не повод вести себя так грубо! Тем более после того, как он получил два письма с просьбой принять участие в ее финальном шоу. Одно — от лица всей компании, второе — от нее лично. Ни на одно из писем он не потрудился ответить. Макс Хардинг мог бы, по крайней мере…
Эбби не успела завершить мысль. Неожиданно дверь снова открылась, и сильная мужская рука бесцеремонно втащила ее в квартиру.
— Мистер Хардинг…
— Как вам удалось пробраться сюда? — прогремел мужчина, нависая над ней как скала.
Эбби зажмурилась. Она все еще не верила, что ей удалось попасть внутрь, пусть даже таким способом. Она поправила футболку. Ее темные волосы рассыпались по плечам, в больших голубых глазах читалось негодование.
— Я спросил…
— Мужчина внизу впустил меня, — перебила Эбби.
— Что вы сказали ему? — продолжал злиться Макс. — Я жду объяснений, мисс Фримен.
Эбби рассердилась. Этот тип говорил с ней, как учитель с провинившейся школьницей!
— Может, вы сначала оденетесь? — предложила она с напускной вежливостью. — Уверена, вам, — и ей, — будет намного комфортнее.
— Мне вполне удобно, — заверил ее Макс. — А теперь мне все-таки хотелось бы знать, какую историю вы придумали для Генри, что он впустил вас сюда, даже не предупредив меня?
— Я сказала, что я ваша младшая сестра. Что у вас сегодня день рождения и я хочу сделать вам сюрприз, — честно призналась Эбби.
— Неплохо для начала.
— Послушайте, раз уж…
— Когда будете уходить, — бесцеремонно перебил ее Макс, как будто она ничего и не говорила, — можете сказать Генри, что сюрприз удался. — Он распахнул перед Эбби дверь. — Ну а я выскажу ему все, что думаю об этом, позже.
— Надеюсь, вы не собираетесь отчитывать его? — спросила Эбби, не двинувшись с места. Раз уж ей удалось попасть в квартиру Макса Хардинга, она не собиралась уйти ни с чем. — Я могу быть очень убедительной, если постараюсь, — улыбнулась девушка.
Но он даже не попытался улыбнуться в ответ. Его серые глаза не выражали ничего, кроме холодности и злости.
— Я писала вам несколько раз, мистер Хардинг, — решив перейти сразу к делу, сказала Эбби.
— Дважды, если быть точным, — произнес он, своим тоном давая понять, что ему неприятен этот разговор. — Оба письма я прочитал перед тем, как отправить их в корзину.
Эбби со злостью, которую она, конечно, умело скрывала, подумала, что ему нравится говорить ей эти слова. Но девушка во что бы то ни стало должна была заполучить этого человека для своего шоу. Она заверила Гарри Холмса, режиссера «Шоу Эбби Фримен», что Макс Хардинг появится в последнем эфире. Смелое заявление. Эбби поняла это через пару недель, но ей требовался кто-то действительно впечатляющий, чтобы закончить серии, если она хотела получить контракт на продолжение.
Надо было познакомиться с Максом Хардингом прежде, чем бросаться такими заявлениями, ругала себя девушка. Но пути назад нет.
— Тогда вам известно, что все полчаса эфирного времени будут посвящены вам.
— Нет.
— О, но я уверена, что ясно дала это понять в своем письме. Я бы не смогла предложить что-то меньшее человеку вашего профессионального статуса…
— Попридержите коней, мисс Фримен. Вы ничего от меня не добьетесь таким способом! Я не собираюсь сейчас или когда-либо еще появляться в «Шоу Эбби Фримен», — пренебрежительно фыркнул Макс.
Эбби и это выдержала. Затащить Макса Хардинга на шоу стало для нее делом принципа.
— Но вы ведь такой интересный человек, мистер Хардинг, — заискивающе улыбнулась девушка. — Вы многое видели, многое сделали. Я уверена, всем зрителям будет интересно услышать о…
— Ваши зрители вряд ли захотят услышать о том, что я видел или сделал, — отрезал Хардинг. — Все они жаждут узнать от меня историю о том, как Рори Мэхью попытался покончить жизнь самоубийством во время одной из моих программ. — Серые глаза мужчины были холодными. — Но я не собираюсь обсуждать это на публике. Я ясно выразился, мисс Фримен?
Куда уж яснее. И Макс был прав, говоря об инциденте с Рори Мэхью; эта история была у всех на устах слишком долго. Едва ли Эбби удержалась бы и не спросила о ней. Но все же это не единственное, о чем девушка намеревалась поговорить с ним.
— Я хотела лишь косвенно упомянуть ту историю, — начала Эбби. — Потом мы бы, конечно, перешли к другим темам. Последние два года вы работали международным корреспондентом. Это было бы увлекательное…
— Я сказал «нет», мисс Фримен.
— О, называйте меня Эбби, прошу вас, — тепло улыбнулась девушка, стараясь унять дрожь, которую вызывал в ней взгляд холодных серых глаз Макса.
— Вы можете звать меня «мистер Хардинг». Но сначала, — он снова подошел к двери, — я хотел бы задать вам пару вопросов.
Внезапная перемена тона напугала Эбби. Уж лучше бы Макс продолжал говорить холодно и с сарказмом, чем так. Эбби вдруг осознала, что стоит в чужой квартире перед сильным мужчиной. Перед злым, полуобнаженным, сильным мужчиной!
— Хорошо, мистер Хардинг, — улыбнулась она, хотя в душе ее царило смятение, — я готова ответить на любые ваши вопросы по поводу шоу. Собственно говоря, я…
— Мои вопросы не имеют никакого отношения к вашей программе, мисс Фримен, — отрезал Макс. — Меня интересует, как вам удалось узнать мой адрес.
Да уж, этот человек и не подумает предложить мне кофе, подумала Эбби. Он даже присесть вряд ли предложит. На успешный исход встречи можно и не надеяться…
— И не говорите, что взяли его из телефонной книги, — предупредил Хардинг. — Потому что его там нет.
— Неважно как…
— Для меня — важно. — Макс стоял, скрестив руки на груди, и испытующе смотрел на непрошеную гостью.
Если бы Эбби стояла перед мужчиной обернутая в полотенце, она чувствовала бы себя не очень уютно, но этот человек, кажется, наслаждался своим положением. Он прекрасно знал, как его неприкрытая сексуальность действует на женщин. И смущение Эбби только забавляло его.
А Эбби, без сомнения, была смущена. Этот мужчина, Макс Хардинг, обладал природной красотой и невероятным магнетизмом. Неважно, одет он или раздет. Было в нем что-то такое, что приковывало к нему внимание.
Макс внезапно подался вперед и не скрывал своего удовольствия, когда Эбби инстинктивно отскочила.
— Не бойтесь, я вас не съем, — откровенно веселился он. — Я не питаюсь маленькими девочками до завтрака. Вы ведь из тех «милашек», которых так любят на общественном телевидении, я прав?
— я…
— Чем вы занимались до того, как стали ведущей «Шоу Эбби Фримен»? Вели какую-нибудь детскую программу, где вам нужно было выглядеть наивной школьницей, хотя вы уже давно вышли из этого возраста? Или наоборот, рисковали жизнью, лазая по горам и прыгая с парашютом, а? Простите, что вы сказали? — спросил он, когда Эбби пробормотала что-то невнятное.
— Я сказала, что вела утренний прогноз погоды, — повторила Эбби. — А потом была заместителем ведущего канала новостей.
Макс с минуту молча в недоумении смотрел на Эбби, словно не был уверен, что правильно расслышал ее. А потом… потом он рассмеялся.
— Метеодевочка? — наконец вымолвил он.
— Я смотрю, вы не очень-то уважаете своих коллег, — вспыхнула Эбби.
— Наоборот, дорогуша. Я их безмерно уважаю. Вот только вам не случилось быть одной из моих коллег.
Для Эбби было важно — очень важно, если она хотела доказать Гарри Холмсу, что она не очередная «ведущая одного шоу», каковой тот считал ее, — уговорить Макса Хардинга стать участником ее программы. Но сейчас, под его насмешливым взглядом, ей больше всего на свете хотелось развернуться и убежать. К несчастью, этот мужчина стоял как раз между ней и дверью.
Тогда, рассудив, что нападение все-таки лучшая защита, девушка вздернула подбородок и с вызовом посмотрела на Макса.
— Никогда бы не подумала, что вы такой женоненавистник, мистер Хардинг!
— О, вы глубоко заблуждаетесь, Эбби, — соблазнительно промурлыкал он, осмотрев девушку с ног до головы своим насмешливым взглядом. — Просто вы не в моем вкусе.
Мне не следовало вообще приходить сюда, подумала Эбби.
Она-то считала себя такой умной, что обдурила привратника Генри, и так гордилась собой! Почти светилась от собственной неотразимости, пока ехала в лифте. Но на самом-то деле Эбби не добилась ничего. Только разозлила этого человека. А когда Макс Хардинг злился, выглядел он угрожающе.
Собственно говоря, Хардинг очень опасен, даже когда не злится. По его лицу невозможно понять, что творится в его голове в данный момент.
Эбби же совершенно не задумывалась о последствиях, когда шла на эту встречу. Она была уязвлена заявлением Гарри Холмса. Тот утверждал, что девушке ни за что не удастся затащить Макса Хардинга на свое шоу. Режиссер был уверен, что сегодняшняя встреча закончится ничем.
— Вам нужно непременно познакомиться с моим начальником, — процедила Эбби. — У вас так много общего!
— Он тоже не любит работать с дилетантами? — поддел ее Макс.
Ну, все. Хватит. Это стало последней каплей в чаше терпения Эбби Фримен.
Прошлая неделя и так выбила ее из колеи. Гарри Холмс постоянно высмеивал ее. А теперь вот еще и этот Макс Хардинг откровенно издевается над ней. Он явно не собирается участвовать в ее шоу, и Эбби рассудила, что ей нечего терять.
— Не понимаю, как мне вообще пришло в голову, что людям будет интересно слушать ваши рассказы. Вы грубиян. Вы высокомерны. Вы насмехаетесь над другими, вы совсем невежливы. И вы мне не нравитесь! — в сердцах бросила Эбби, сжав руки в кулачки.
— Это, моя дорогая Эбби, самое честное, что вы сказали за все сегодняшнее утро, — бесстрастно произнес Макс. — Ну же, продолжайте. А я пока оденусь и заварю кофе. — И он действительно направился в кухню.
Эбби с открытым ртом наблюдала за его действиями. Она вела себя не лучше, чем этот заносчивый Макс Хардинг, а он теперь предлагает ей кофе!
Да знай Эбби, к чему приведет ее маленькая тирада, она давно отбросила бы напускную вежливость.
Тряхнув роскошной копной темных волос, девушка последовала за хозяином дома.
Просторная гостиная, как успела заметить Эбби, была обставлена богато. Великолепный интерьер говорил о привычке хозяина жить в роскоши, но все здесь было каким-то необжитым. Как будто комната в отеле, ну или как если бы известный дизайнер не вчера сегодня закончил свою работу и все еще было совсем новеньким.
Кухня была такой же огромной. И такой же необжитой, как и гостиная. Кажется, ее тоже почти не использовали.
— Присаживайтесь, — пригласил между тем Макс, доставая чашки и даже не повернувшись в сторону Эбби.
Девушка удобно расположилась у стойки. По крайней мере, насколько это было возможно для девушки ростом метр семьдесят. Она до сих пор пребывала в некотором шоке оттого, что ей удалось-таки добиться от Макса Хардинга хотя бы приглашения на чашечку кофе. А это значит, что он еще может изменить свое мнение и согласиться принять участие в ее финальном шоу.
— Так, — Макс оторвался от своего занятия, — пойду-ка я оденусь, пока варится кофе. И, Эбби, оставайтесь на месте, — добавил он уже в дверях.
Девушка вспыхнула, когда до нее дошел смысл его слов.
— Я не шпионка, мистер Хардинг, — запротестовала она.
— Именно поэтому вам никогда не стать истинным журналистом! — парировал мужчина и вышел из кухни.
Эбби в ожидании облокотилась на стойку, размышляя, стоит ли все это ее усилий. Если случится чудо и Макс Хардинг все-таки согласится на ее предложение — в чем Эбби очень сомневалась, — у нее не получится контролировать интервью. Это ей стало понятно еще в первые пять минут общения с ним. А значит, она не получит продления контракта, ради которого, собственно, и затеяла все это. Вероятно, лучше всего повернуться и уйти…
— Не ожидал, что вы воспримете мои слова так буквально, — заметил Макс, вернувшись в кухню и застав гостью на том же месте. — Вы могли бы налить себе кофе.
По правде говоря, Эбби так увлеклась размышлениями о Хардинге, что даже не заметила, что кофе уже готов. А взглянув на человека перед собой, и вовсе потеряла способность мыслить.
Кажется, Макс говорил, что идет одеться. И действительно, сейчас он возвышался над Эбби в чистой, но очень мятой белой футболке и в потертых джинсах. Волосы Хардинг и вовсе не расчесывал. Они выглядели так, будто он просто провел по ним пятерней. Да и на ногах у него ничего не было.
Он выглядел чертовски сексуально!
Проклятие!
— Извините, — пролепетала Эбби, с трудом оторвав взгляд от его великолепной фигуры. — Что-то я размечталась.
— У меня нет молока, — сообщил Макс, разведя руками, когда поставил перед ней чашку кофе. — Я только вчера вернулся и еще не имел возможности сделать необходимые покупки.
— Ничего страшного, черный вполне подойдет, — заверила его девушка, хотя обычно пила кофе со сливками и сахаром. Оглядывая эту огромную, сверкающую девственной белизной кухню, она каким-то внутренним чутьем догадалась, что Макс вообще редко ходит по магазинам.
— Итак, — начал он, расположившись прямо напротив Эбби, — вы не ответили на мой вопрос.
Девушка могла бы попытаться сыграть «под дурочку» и спросить, что он имеет в виду, но Макс, кажется, уже и без того считает ее недалекой, а убеждать его в этом еще больше она не собиралась.
— Я получила ваш адрес от подруги друга, — неопределенно пожала плечами Эбби, мысленно прося Бога о том, чтобы он дал ей побольше уверенности в себе…
— Что за подруга друга?
— Я вас правильно поняла? — удивилась девушка, в растерянности взглянув на него. — Вы что, всерьез думаете, что я стану отвечать на этот вопрос?
— Едва ли я стал бы шутить, ведь дело касается вмешательства в мою личную жизнь. И вторжения в мой дом.
— Вы заигрываетесь, вам так не кажется? — Эбби вскинула красивые черные брови. — В конце концов, я только позвонила в дверь. Вы сами затащили меня сюда.
— И также легко могу выставить вас отсюда! — прорычал Макс. — Я «затащил» вас лишь потому, что мне интересно, как вы добыли мой адрес.
— Вы прекрасно знаете, что я не могу разглашать мой источник, — парировала девушка.
Она сказала это резко. С вызовом. Так, как сказал бы истинный репортер, каким, по мнению Макса Хардинга, ей никогда не стать.
Макс откинулся на спинку стула, по его виду — как, впрочем, всегда — невозможно было понять, о чем он думает.
— Скажите мне, Эбби, — произнес он вкрадчиво, — что заставило вас думать, будто вы добьетесь успеха там, где другие провалились?
Эбби захлопала глазами, не совсем понимая, о чем ее спрашивает этот мужчина. Неужели он предполагает, что я пытаюсь соблазнить его? — пронеслось у нее в голове.
— Я не об этом, Эбби, — вздохнул Макс, словно прочитав ее мысли. — Другие ведь тысячу раз просили меня стать участником их программ или дать интервью для газеты. За последние два года я получил множество подобных предложений. Но даже если вы не вполне поняли вопрос, разве я уже не сказал вам, что вы не в моем вкусе?
А кто в твоем? — хотелось спросить Эбби, но она промолчала. Насколько она выяснила в ходе своего журналистского расследования, у Макса Хардинга не было определенного типа. Однажды он уже был женат. Но через три года развелся и с тех пор менял женщин как перчатки. В его любовном списке находилось место и черствым бизнес-леди, и избалованным разведенным красоткам. Единственное, что было общего у всех этих женщин, — независимость. И, возможно, отвращение к браку…
— Ну, наконец-то хоть что-то приятное, — провозгласила Эбби, воздев руки. — Потому что вы тоже совсем не в моем вкусе.
— Конечно, — насмешливым тоном произнес Макс. — Вам наверняка больше по душе какой-нибудь милый, надежный мужчина, выполняющий все ваши капризы.
Да уж, что бы ни говорил этот Макс Хардинг, все из его уст звучало как-то оскорбительно.
Но тут он ошибся. Эбби была почти помолвлена с таким «милым и надежным» мужчиной, но уже устала от отсутствия у Эндрю воображения. Да и Монти тот не нравился…
— Правда? Как интересно!
— Говоришь прямо как моя мать, когда ей наскучит слушать рассказы отца о делах, — усмехнулся Макс, не заметив, как перешел на «ты».
Отец Макса, Джеймс Хардинг, насколько Эбби знала, владел «Хардинг индастриз». Его красавица жена Эмми была наследницей знаменитых банкиров и матерью Макса. Но сын, кажется, не унаследовал обаяния и тактичности матери.
— Правда? — повторила Эбби.
— Правда, — передразнил Макс, гримасничая. — Я наскучил тебе, Эбби?
Девушка никак не могла расслабиться в компании этого мужчины. Он слишком смущал и волновал ее, чтобы еще и наскучить. Но если он хочет так думать — что ж, отлично.
— Не то чтобы очень, — ответила она, стараясь выглядеть незаинтересованной.
— А если честно?
Эбби притворилась, будто размышляет над его вопросом. В действительности она очень сомневалась, что хотя бы кому-нибудь Макс Хардинг может показаться скучным. Он был отличным психологом и пытливым журналистом.
Однако, несмотря на то что он считал Эбби «одной из тех милашек» на телевидении, она таковой не являлась.
Эбби Фримен с отличием окончила школу, а затем получила степень в университете. Два года девушка работала на политическом поприще по шестнадцать часов вдень. Очень скоро она поняла, что такая жизнь не для нее, и ушла из политики. Так и началась карьера Эбби на телевидении.
Ей не очень нравилось вести утренний прогноз погоды, но ведь надо же было с чего-то начинать. Кроме того, контракт на собственное получасовое шоу стоил того, чтобы год вставать в половине пятого утра.
Даже и сам Макс Хардинг с чего-то начинал свой путь. Конечно, его влиятельный отец мог помочь ему, используя свои связи…
— Простите? — Эбби тряхнула головой, услышав, что Макс о чем-то говорит ей.
— Я спросил, как тебе удалось так быстро превратиться из метеодевочки в ведущую собственного шоу, если ты новичок на телевидении? — он с вызовом смотрел на нее.
Очевидно, Макс решил убедиться, что не наскучит ей больше. Но если он и хотел разозлить ее таким очевидным намеком, у него ничего не выйдет. За последние два месяца Эбби пришлось услышать столько грубостей, как от мужчин, так и от женщин, что у нее уже выработался иммунитет.
— И с кем, вы думаете, я переспала? С продюсером или с режиссером? — наградив его насмешливым взглядом, спросила Эбби.
— Ну, не знаю. — Макс пожал плечами. — Возможно, с обоими.
— Пэт Коннелли, насколько я знаю, уже в возрасте. Она точно не мой тип. А Гарри Холмс просто заносчивый хлыщ, — с чувством сказала Эбби.
Режиссер с более чем пятнадцатилетним стажем, Гарри был одним из самых приятных мужчин, которых Эбби знала, если бы не одно «но» — у него была дурная привычка считать идиотами всех вокруг. Очевидно, Эбби не нравилась Гарри больше остальных. Он постоянно придирался к ней. Возможно, потому, что, как и Макс, находил ее легкомысленной молодой особой. Но так как их неприязнь была взаимной, Эбби не очень беспокоило отношение к ней начальника. Ее задевало только то, что Гарри Холмс считал ее дилетанткой. И вряд ли он даст ей время доказать обратное…
Неожиданно Эбби обнаружила, что Макс замолчал. Тряхнув головой, она с любопытством посмотрела на него.
— Что такое?
— Ничего, — как-то странно произнес Макс. — Если ты так долго думала над ответом на мой предыдущий вопрос, наверное, было бы мудрее вообще не отвечать! — добавил он с насмешкой. — Кто будет участником твоего первого шоу?
— Натали Вест и Бред Хэммонд, — не без гордости ответила девушка.
Звезды популярного в Соединенных Штатах сериала, скандально известная пара Вест и Хэм-монд, шумно развелись полгода назад. Натали сказала, что ей доставит огромное удовольствие увидеть, как Бреда переедет поезд. А Бред заявил, что готов немедленно броситься под поезд, чтобы никогда больше не видеть и не слышать Натали.
Эбби стоило немалых усилий уговорить их — по отдельности, естественно, — участвовать в ее первой программе. И это будет прекрасный дебют для «Шоу Эбби Фримен»!
— Ты обеспечила им поезд?
Что ж, по крайней мере, Макс Хардинг обладает чувством юмора. Это уже хорошо. И, несмотря на свои многочисленные разъезды, он в курсе всех последних событий.
— Я проверяла, поезд не прошел бы в дверь студии, — рассмеялась Эбби.
— Похоже, ты не такая уж дилетантка! — улыбнулся Макс.
— Значит ли это, что вы изменили свое мнение и согласны участвовать в моей программе?
Боже, как же приятно произносить «моя программа»!
Эбби снискала благосклонность телезрителей, работая ведущей утреннего прогноза погоды. К ней даже иногда подходили на улице. Но девушка надеялась, что, став ведущей собственного шоу, продвинется еще дальше, заслужив уважение таких профессионалов собственного дела, как Макс Хардинг. Это был ее шанс.
— Нет, — отрезал Макс бескомпромиссно. — И раз уж ты не хочешь говорить мне, кто та подруга друга… — он замолчал, испытующе глядя на Эбби.
— Я не могу этого сделать.
— Тогда нам, кажется, больше нечего сказать друг другу. — Он пожал плечами, встал и убрал чашки в посудомоечную машину.
Макс Хардинг явно ждет, когда она покинет его дом, поняла Эбби. У нее так ничего и не вышло. Она пришла к тому, с чего начала. А давить на Макса — значит разозлить его еще больше. У нее не оставалось иного выбора, кроме как уйти ни с чем.
— Только не будьте слишком строги с Генри, — попросила Эбби, подумав, что в таком возрасте Генри вряд ли найдет другую работу, если Макс настоит на его увольнении. Такого Эбби себе никогда бы не простила.
— Успокойся, Эбби, — усмехнулся Макс, — я прекрасно понял, что ты умеешь убеждать. Так что я не буду наказывать Генри. — С этими словами он открыл перед ней дверь.
Умею убеждать? — удивилась Эбби. Если Макс говорит так, почему же он не согласился?
— Не думай об этом Эбби. Твои приемы на меня все равно не подействуют.
Судя по его бесстрастным глазам, он говорит правду. Очень жаль.
— Я непременно посмотрю твою первую программу, — мягко добавил Макс.
Эбби не поняла, что он имел в виду, говоря это. Его лицо, как всегда, не выражало ничего, что могло бы помочь ей разобраться.
Одно она могла сказать точно — этот мужчина заставил ее понервничать!

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Так-так, а вот и малышка Эбби Фримен!
Девушка вздрогнула и почти вжалась в кресло, когда узнала насмешливый голос Макса Хардинга.
Она выпила по меньшей мере три четверти бутылки шампанского, и у нее не было никакого настроения общаться с кем-либо.
Все остальные из находящихся в комнате, включая хозяев, Дороти и Пола, инстинктивно поняли это и старались не беспокоить Эбби. Но только не Макс Хардинг! Он, кажется, не замечал ничего вокруг.
— Уходи, — пробормотала девушка, даже не взглянув в его сторону. Краем глаза она заметила его длинные ноги в начищенных до блеска ботинках и заключила, что Макс не сдвинулся с места.
— Мне казалось, ты не из тех женщин, которые любят напиваться в одиночестве, — поддел он ее.
— Я вообще не пью, — бросив на Макса воинственный взгляд, отрезала Эбби. — Ни в одиночестве, ни в компании. Уверена, ты, как и все собравшиеся здесь, прекрасно знаешь причину, по которой я сделала исключение сегодня.
Как и миллионы телезрителей, подумала девушка, вспоминая свое унижение.
Откуда она могла знать? Почему никто не сказал ей?
— Эй, Эбби, все было не так уж плохо. — Макс подошел и присел перед ней на корточки. В его голосе больше не было насмешливости, сейчас он говорил даже участливо. — Я думаю, ты быстро сумеешь исправиться.
Вряд ли мне удастся что-либо исправить, с грустью подумала девушка. Зрители, которые видели анонсы моего первого шоу, наверняка считают так же.
Как и было оговорено, первые десять минут Эбби брала интервью у Бреда Хэммонда. Они мило поболтали о начале его карьеры и нынешнем успехе. Затем Бред ушел со сцены и настал черед Натали.
За все время интервью в студии слышалось напряженное перешептывание. И команда, и зрители, вне всякого сомнения ждали, когда же знаменитая пара появится на сцене вместе. Все застыли в ожидании накала страстей…
Но Бред и Натали преподнесли зрителям неожиданный сюрприз.
Эбби, чувствуя нарастающее возбуждение публики, объявила, что они оба приглашаются в студию. Но, когда звездная пара появилась на сцене, вместо ожидаемой ненависти они тепло улыбнулись друг другу, поцеловались и, взявшись за руки, сели на диван. А потом Бред объявил, что они с Натали помирились три дня назад и теперь снова вместе.
От неожиданности Эбби на секунду застыла, не зная, что сказать. Все вопросы, которые она так тщательно готовила, чтобы, не дай бог, не поссорить пару еще больше, вопросы, над которыми она сидела ночами, чтобы сгладить все острые углы, оставив их интересными, но не провокационными, — все они потеряли смысл, когда Бред объявил о примирении с Натали.
Эбби сделала все возможное, чтобы спасти ситуацию. Она поздравила Бреда и Натали с воссоединением, спросила про их планы на будущее, ведь они были в ссоре почти полгода!
Да, Эбби Фримен чуть ли не из кожи выпрыгнула, желая оживить свою дебютную программу. Но она прекрасно знала, что шоу утратило изюминку. Интерес, который она надеялась вызвать у зрителей, пригласив в программу знаменитую звездную пару, угас.
Насмешки и колкости Гарри Холмса, когда Эбби наконец закончила эфир, и подтолкнули ее к тому, что она уже почти осушила бутылку шампанского. Хотя пришла к Дороти и Полу всего полчаса назад.
— Уходи, — снова сказала Эбби Максу, отвернувшись, чтобы налить себе еще шампанского. Она старалась не смотреть на великолепную фигуру Макса. Ну хорошо, только если украдкой…
— Тебе нужно поесть, — заявил Макс, потянув ее за руку. — Ты же не хочешь, чтобы заголовки всех завтрашних газет пестрели сообщениями типа «Эбби Фримен — алкоголичка». А рядом непременно будет фотография, как кто-нибудь выводит тебя отсюда.
Не дожидаясь ее ответа, Макс взял девушку за руку и провел в смежную комнату, где для гостей был накрыт шведский стол.
Эбби не стала сопротивляться, когда он протянул ей тарелку с едой. Ей действительно нужно было поесть, хотя она не чувствовала голода. Голова кружилась. Перед глазами все плыло. Девушка неуверенно покачнулась, но удержалась на ногах.
— Почему ты так мил со мной? — спросила она, незаметно смахнув с глаз слезы.
Макс взглянул на нее. Такой высокий и красивый в своем смокинге и белоснежной рубашке. Его темные волосы немного отросли за те три недели, что они не виделись, а серые глаза весело искрились. Как и тогда.
— Ну, кому-то пришлось бы решиться на это, — ответил он наконец. — Ты казалась такой одинокой, сидя там, вдали от всех.
Жалость. Он испытывает к ней жалость. А ведь еще несколько часов назад она надеялась с триумфом провести дебютное шоу…
— Оставь свое чертово сострадание для кого-нибудь другого! — прошипела Эбби, с грохотом поставив тарелку с нетронутой едой на стол. Ее щеки пылали, а голубые глаза сверкали от ярости. — Слышал о птице Феникс, восстающей из пепла? Что ж, смотри мою следующую программу и увидишь, я еще добьюсь успеха!
Эбби развернулась на каблуках и уверенно (слава богу) вышла из комнаты, так и не узнав, насколько она красива в своем темно-синем платье. Она направилась к Дороти, которая разговаривала с известной журналисткой.
Вечеринки у Дороти всегда были такими — переполненными богатыми и знаменитыми людьми, хотя саму хозяйку дома вряд ли можно было отнести к любителям светских раутов. Она никогда не носила пышных нарядов, не сидела на диетах и не увлекалась макияжем.
Эбби знала Дороти всю свою жизнь, как знала и то, что искренняя теплота и доброта подруги словно магнитом притягивают к ней людей. Ее красавец муж, с которым они прожили без малого тридцать пять лет, просто души в ней не чаял.
— О, ты не можешь сейчас уйти, Эбби! — с сожалением всплеснула руками Дороти, когда девушка сообщила ей, что хотела бы отправиться домой. — Я даже не успела представить тебя гостям. Мы с Дженни как раз обсуждали сегодняшний успех твоего шоу. Натали и Бред вели себя как идиоты последние несколько месяцев. Уверена, все сидящие перед телевизорами умиленно расплакались, когда они объявили о воссоединении и о том, что хотят завести ребенка.
Эбби с благодарностью улыбнулась. Она знала, что Дороти пытается утешить ее — женщина просто не могла вести себя по-другому! — но Эбби меньше всего хотелось стоять сейчас рядом с ней и слушать все это. Ее шоу с позором провалилось. Гарри Холмс ясно дал это понять своими насмешками в адрес Эбби.
— Да. Воссоединение Бреда и Натали стало настоящей сенсацией! Лучшего начала для нового шоу и не найти! — вставила Дженни, как только ей представилась такая возможность.
Правда? Или эта журналистка говорит так, только чтобы не расстраивать ни Эбби, ни Дороти?
Нет. Взглянув на Дженни Джонс, Эбби поняла: та действительно расстроена тем, что не она первая сообщила эту новость.
Эбби просветлела. Может быть, ее дебют не был такой уж катастрофой? Может быть, Макс вовсе не жалел ее, а ей это только почудилось?
— Как сказал мне мой издатель, он завтра же поместит репортаж о воссоединении звездной пары на первую полосу, — сообщила Дженни. — Он уже и название придумал: «Эбби в шоке: Бред больше не свободен!».
— Как ярко, — заговорила Дороти в повисшей тишине. — Я бы до такого никогда не додумалась.
— Это приходит с опытом, Дороти. Я… о, смотрите, Макс Хардинг здесь, — зеленые глаза Дженни хищно блеснули. — Я целую вечность мечтала поговорить с ним. Дамы, надеюсь, вы извините меня? — добавила она и быстро направилась в сторону Макса, так и не дождавшись ответа.
— С удовольствием, — Дороти состроила гримасу. — Эта особа так помпезна и скучна! — добавила она с чувством.
— Дороти! — Эбби с удивлением посмотрела на подругу. — Никогда раньше не слышала от тебя таких недобрых слов в чей-либо адрес.
— Нет? Тогда спиши это на мой возраст, — хихикнула та. — Вот увидишь, Макс быстро поставит ее на место и отправит обратно! Смотри, — Дороти с удовлетворением кивнула и, взяв Эбби за плечи, развернула ее.
Эбби посмотрела туда, куда указывала хозяйка дома, и увидела, как Дженни Джонс покраснела под раздраженным взглядом Макса. Эбби вспомнила, как три недели назад сама испытала подобное унижение во время их первой встречи, и даже почувствовала какую-то симпатию к этой журналистке.
— Почему он так себя ведет? — поинтересовалась Эбби, снова повернувшись к Дороти.
— Ну, конечно, потому, что уверен в своей неотразимости! — ответила женщина. — И неуязвимости. Он же чертовски сексуален, согласна?
Эбби наблюдала, как Макс разговаривает с Полом, мужем Дороти. Они были одного роста и комплекции. Светлые волосы Пола слегка подернулись сединой, но в остальном он ничем не уступал Максу.
— По-моему, Пол тоже оч-чень хорош, — улыбнулась Эбби.
— Не зря же мы женаты уже тридцать пять лет, — рассмеялась Дороти. — Но это не значит, что я не обращаю внимания на других красивых мужчин. А Макс, безусловно, красив. Любая нормальная женщина не устояла бы перед ним.
Тогда Эбби, должно быть, ненормальная, потому что Макс скорее раздражал ее, нежели привлекал. Хотя ее влекло к нему… наверное… но все же раздражение затмевало это влечение.
— Если тебе нравится такой тип мужчин, — парировала Эбби.
— Кстати, ты так и не рассказала, как прошла ваша первая встреча?
— Я же говорила, — Эбби отвернулась. — Он не согласился участвовать в моем шоу.
— Да , но …
— Дороти, я не хочу обсуждать Макса Хардинга.
— Рад это слышать, — раздался позади голос Макса, отчего Эбби тут же почувствовала себя виноватой. — Я тоже считаю, что это довольно скучно.
— Значит, хоть что-то нас объединяет, мистер Хардинг! — бросила девушка, повернувшись к нему.
— Так-так-так, — хихикнула Дороти. — Что ты на это скажешь, Макс? — подзадорила она его, довольная таким поворотом событий.
— Что у Эбби замечательный вкус, — мужчина улыбнулся белозубой улыбкой. — Вот, — он протянул Эбби и Дороти по бокалу шампанского. — Я подумал, это как раз то, что вам сейчас нужно, если учесть, что вы тоже говорили с этой Дженни Джонс! — поморщился он.
— Вот уж и правда ужасная женщина! — согласилась Дороти, с удовольствием взяв бокал из его рук. — Надо поговорить с Полом, чтобы он тщательнее выбирал тех, кого приглашает в наш дом. Если вы меня простите, пойду и переговорю с ним прямо сейчас, — женщина тепло улыбнулась и поспешила присоединиться к мужу.
Эбби осталась наедине с Максом. Снова. Несмотря на выпитое за вечер шампанское, она сейчас чувствовала себя абсолютно трезвой. Трезвой как стеклышко.
— Откуда ты так хорошо знаешь Диллмэнов? — спросил Макс как ни в чем не бывало.
— Если я еще совсем недавно была «метеодевочкой», это ты имеешь в виду? — резко отозвалась Эбби.
— Я этого не говорил, — произнес Макс, отпив немного шампанского.
— Тебе и не нужно было ничего говорить. Но так уж случилось, что я знаю эту семью всю свою жизнь.
— Правда? — промурлыкал Макс, взглянув на смеющихся мужа и жену. — Так вот кто эта знакомая друга, да?
Проклятье! Макс Хардинг заманил ее в ловушку, а она попалась, как мышь в мышеловку. И, кажется, потащила за собой Дороти…
— Едва ли я назвала бы Дороти знакомой. Она ведь моя крестная. Если помнишь, я сказала слово «подруга».
Вообще-то именно Дороти сообщила ей адрес Макса, но девушка не хотела предавать ее, признавшись в этом.
— Крестная?
— Да. Крестная, — подтвердила Эбби, удивляясь, что в этом такого странного. — Моя мама училась с ней в одном классе. Они дружат до сих пор.
Эбби была рада, что их разговор перешел в другое русло, но она никак не ожидала от Макса такой реакции.
Он рассмеялся. В его глазах запрыгали веселые чертики, а на щеках появились ямочки. Интересно, что смешного я сказала? — пронеслось в голове у девушки.
— Значит, ты не соврала, говоря о своем продюсере и режиссере? — вымолвил наконец Макс. — У тебя, оказывается, родственники в высших кругах, — усмехнулся он. — О, не переживай, Эбби, я не стану корить тебя. Все мы должны с чего-то начинать. И почему бы не воспользоваться связями, если таковые есть! Это ведь намного проще.
— Послушай, кто из нас выпил больше шампанского сегодня, ты или я? — опешила девушка. — Но я не могу взять в толк, о чем ты здесь толкуешь. Знаешь, Макс, или ты говоришь ерунду, или я сошла с ума. В любом случае нам лучше прекратить этот разговор прямо сейчас, — произнесла она, лишь утвердившись в своем намерении извиниться перед хозяевами и поскорее уехать.
— Это мой первый бокал за весь вечер, — только и молвил Макс, намекая на то, что это она, Эбби, выпила лишнего. Что ж, наверное, он прав. Это был долгий день. И еще более долгий вечер.
— Хотела бы я сказать, что рада снова с вами встретиться, мистер Хардинг…
— О, думаю, теперь мы достаточно знакомы, чтобы ты могла звать меня просто Макс.
— Если хочешь, — делано улыбнулась Эбби, надеясь, что они больше не встретятся. — А теперь мне правда нужно идти. Извинишь меня, если…
Она не договорила — Макс слишком удивил ее. Он взял ее руку и коснулся губами каждого пальчика.
— Я могу проводить тебя до дома? — спросил он.
Эбби уставилась на Макса, пытаясь уловить скрытый смысл в его словах, но его взгляд не выражал ничего, что могло бы помочь ей.
— С чего это тебе провожать меня? — Она не могла скрыть своего недоумения. Кажется, когда они встретились ранее, Макс не мог дождаться момента, чтобы отделаться от нее.
А сегодня он сам подошел к ней и хочет сопровождать ее. Возможно, он все-таки…
— Если надеешься, что я изменил свое мнение, то ты ошибаешься, — словно прочитал ее мысли Макс. — Я не стану участвовать в твоем шоу.
Неужели то, о чем я думаю, так очевидно? — размышляла Эбби. Или Макс от природы столь проницателен?
Если так, то ему же хуже: пусть знает, что он раздражает ее и что ей отчаянно хочется ударить его.
Эбби бросила на Макса злобный взгляд, но он лишь ухмыльнулся, как будто уже знал о ее желаниях.
— Ты не можешь винить меня в том, что я хотя бы попыталась, — пожала плечами девушка.
— Я никого за это не виню, — парировал он. — Но, возвращаясь к предыдущему вопросу… ты ведь знаешь, где я живу, так что думаю, будет честно, если я тоже узнаю, где находится твой дом.
— Вообще-то мой дом недалеко отсюда. Я даже пришла пешком.
— Ммм… сегодня прекрасный весенний вечер. Я бы с удовольствием прогулялся.
Почему Макс так настаивает? Он же считает меня непрофессионалом в работе. Кроме того, он сам сказал, что я не отношусь к его типу женщин. Так почему он стремится проводить меня?
К несчастью, его лицо не выражало никаких эмоций. Невозможно было понять, что происходит в голове этого человека.
— Слушай, Макс, нет никакой необходимости провожать меня, — запротестовала Эбби. — Это один из самых безопасных районов Лондона.
— И самых дорогих, ты ведь это имела в виду? Полагаю, теперь мне понятно, почему тебе гораздо больше нравится вести собственное шоу. Ты ведь вряд ли могла позволить себе жить в таком престижном районе, когда вела прогноз погоды?
— Конечно! — прошипела девушка, поражаясь его грубой прямолинейности.
Впрочем, Макс был прав. Благодаря своему шоу, два месяца назад Эбби перебралась в новую квартиру в этом районе. В гараже у нее появился новый спортивный «ягуар», а гардероб пополнился одеждой дорогих марок.
Но… это все не его ума дело.
— Ты когда-нибудь говоришь девушкам что-то приятное?
— Временами, — улыбнулся Макс. — Когда я не в себе. У тебя есть еще какие-либо планы на вечер?
— Нет…
— Тогда давай прогуляемся. — И прежде, чем Эбби успела что-то возразить, он взял ее за руку и, быстро попрощавшись с Дороти и Полом, уверенно направился к выходу. Девушке ничего не оставалось, кроме как последовать за ним.
К этому времени на улице уже стемнело. В тишине пятничного вечера был слышен только стук ее каблучков по асфальту. Казалось, они остались одни в целом мире, и лишь звук изредка проезжающих машин говорил о том, что это не так.
Эбби чувствовала руку Макса на своей коже, и отчего-то мурашки то и дело пробегали по ее спине. Может быть, она все-таки нормальная женщина? И на ней рано ставить крест?
Дороти, безусловно, права: Макс Хардинг красив как черт. В его густые темные волосы так и хотелось запустить пальчики, а губы, пухлые и дьявольски сексуальные, обещали море удовольствия. А это тело, скрывающееся под костюмом!.. Эбби прикрыла глаза от удовольствия, вспоминая его широкие плечи, рельефный торс, полоску темных волос, спускающуюся к…
— Что-то ты совсем притихла. — Голос Макса вернул девушку к реальности. — Осторожно! — Он поддержал ее, когда Эбби, увлекшись своими мыслями, споткнулась о камень. — Эти черные туфли прекрасно смотрятся на твоих чудесных длинных ножках, — добавил он, — но все же тебе следует быть внимательнее, когда ходишь на таких высоких каблуках.
Она-то думала, что Макс Хардинг вообще не заметил, что у нее есть ноги…
— Мне показалось, ты не хочешь разговаривать.
— Да? — соблазнительно улыбнулся он. — А чего же, по-твоему, я сейчас хочу?..
Эбби сглотнула. Он стоял так близко, что у нее перехватило дыхание. Девушка не знала ничего о желаниях Макса, она знала только то, что на нее накатила жаркая волна, а колени предательски задрожали.
Ей хотелось, чтобы он поцеловал ее. Хотелось почувствовать вкус его губ, нежность рук, когда он обнимет ее…
— Эбби?
Девушка тряхнула головой. Это же Макс Хардинг, черт возьми! Человек, который с первого взгляда показался ей грубым, невоспитанным и заносчивым. Он ей ни капельки не нравится!
Но Эбби не могла отрицать, что этот мужчина безумно красив, сексуален и обладает природным магнетизмом. И она нисколько не сомневалась, что растаяла бы в его объятиях, если бы он поцеловал ее мгновение назад.
Эбби вздрогнула, отвернувшись от его манящих губ.
— Просто проводи меня домой, и покончим с этим.
— Отлично, — ответил Макс, выпустив ее руку.
Уверенным быстрым шагом Макс направился вдоль по улице, оставив Эбби семенить позади. На таких высоких каблуках девушка никак не поспевала за ним. Она могла бы попросить его подождать, но гордость не позволяла ей окликнуть Макса и тем самым доставить ему удовольствие.
— Спасибо, что проводил меня, — сказала она у ворот дома, где располагалась ее квартира. В планы Эбби не входило впускать его дальше.
— Очень вежливо с твоей стороны, — усмехнулся Макс. — Твоя мама и Дороти, должно быть, окончили хорошую школу.
— Что ты имел в виду, говоря, что у меня родственники в высших кругах? — не удержалась Эбби. Она подумала, что сейчас неуместно задавать подобный вопрос, но при упоминании о Дороти слова сами слетели с ее губ.
— Только не говори, что тебе ничего не известно.
— О чем?
— О том, что Пол Диллмэн связан с «Аякс телевижн», а следовательно, и Дороти тоже.
Эбби чуть было рот не раскрыла от удивления. Но у нее нет никакого желания сообщать Максу Хардингу, что она ничего об этом не знает.
Только не ему.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Пол недавно стал держателем контрольного пакета акций «Аякс телевижн», — сообщила Дороти, когда Эбби пришла к ней в следующий раз. — Мне казалось, я говорила тебе.
Нет. Дороти не говорила! Если бы Эбби знала, то, наверное, задумалась бы, почему она так быстро продвинулась по карьерной лестнице. А Эбби-то думала, что, как сказала Пэт Коннелли, она так хорошо справлялась со своими обязанностями, что ей решили предложить вести собственную программу.
Попрощавшись с Максом, Эбби еще долго не могла заснуть. Если честно, девушка вообще не спала, ворочаясь в постели и размышляя над словами Макса Хардинга. Утром она встала пораньше, но все же дождалась десяти часов и только потом позвонила Дороти, чтобы назначить ей встречу.
— Эбби? — женщина вопросительно взглянула на крестницу. — Что это меняет?
— Многое, — пробормотала та, чувствуя, что весь ее мир — ладно, по крайней мере, профессиональный — рушится как карточный домик.
Сначала провал ее дебютного шоу, а теперь еще это!
— Не понимаю, — пожала плечами Дороти. — Пэт Коннелли сама предложила «Аяксу» идею нового шоу. Я уверена, она оценила твою работу и подумала, что ты способна на большее. Пол приобрел контрольный пакет акций несколько месяцев назад, но он не может повлиять на выбор программ и ведущих, — добавила женщина, заметив, что Эбби все еще сомневается.
— Даже если это и правда…
— Это так, — заверила ее Дороти. — Пол лишь предложил твою кандидатуру, только и всего. Ты же талантливая девушка, Эбби! — Женщина с подозрением взглянула на нее. — Или кто-то думает по-другому?
— Не важно, — избегая смотреть в глаза крестной, ответила девушка. Она уже жалела о том, что пришла к Дороти. — Кажется, мне придется работать с удвоенной силой, чтобы доказать всем, что обвинения в покровительстве родственников беспочвенны.
— Кому это — всем? — поинтересовалась Дороти. — Ты имеешь в виду этого отвратительного Гарри Холмса, да?
— Не знала, что ты тоже считаешь его таким.
— Он красив, дорогая. Многие женщины считают Гарри великолепным, — Дороти с отвращением сморщила носик. — Но я уже не в том возрасте, когда внешность играет первостепенную роль. Гарри однажды пытался приударить за мной. Это развеселило Пола, а вот у меня вызвало лишь негодование, — добавила она.
— Нет, на этот раз дело не имеет никакого отношения к Гарри Холмсу.
— Тогда о ком ты говоришь? О Максе? Нет, такого не может быть, — сказала Дороти скорее себе, нежели Эбби. — Несмотря на то, как ты отзывалась о нем вчера вечером, я заметила, что вам не так уж плохо вдвоем. Но я, конечно, была удивлена, когда вы ушли вместе.
— Могу себе представить, — пробормотала Эбби себе под нос, посмотрев на часы. — Уже столько времени? — изобразила удивление она, хотя было всего половина одиннадцатого, а так как сегодня суббота, у нее почти не имелось никаких дел. Но Эбби не хотела обсуждать Макса Хардинга — ни с крестной, ни с кем-либо еще.
— Но мы ведь даже кофе не попили, — запротестовала Дороти. — Я попрошу Дору сделать нам по чашечке.
— Мне нужно еще кое-куда успеть к одиннадцати, — бодро соврала Эбби.
Домой. Закрыть дверь. Отключить телефон. Отгородиться от всего мира и в одиночку зализывать раны.
— Не обращай внимания, Монти, — сказала Эбби своему коту, когда раздался очередной звонок в дверь. — Мама позвонила бы перед приходом, а больше я никого не хочу видеть.
Сейчас все желания Эбби Фримен сводились к одному — продолжать валяться на диване с Монти, который жмурил зеленые глаза и мурчал от удовольствия, когда хозяйка чесала его за ушком.
— Знаешь, Монти, чего мне всегда хотелось? Я бы…
Звонок в дверь раздался в третий раз.
И на этом громкие трели не прекратились. Кажется, незваный гость просто держал руку на звонке.
Терпение Эбби лопнуло.
— Ну, все! — воскликнула она со злостью. Девушка аккуратно положила Монти на диван, подошла к двери и с силой нажала кнопку домофона. — Да? В чем проблема? — Она была не в настроении принимать сейчас гостей. А тем более таких назойливых!
— Открой дверь, Эбби, — услышала она знакомый голос.
Девушка отскочила от домофона как ошпаренная. Макс! Какого черта ему здесь понадобилось? Зачем он пришел?
Снова раздалась пронзительная трель.
— Ты прекратишь звонить?
— Да, но только если ты откроешь дверь и впустишь меня.
Ей не хотелось открывать. Не хотелось видеть Макса. Не хотелось говорить с ним. Но слушать этот невыносимый шум она не могла.
Вздохнув, она открыла дверь и прошлепала обратно в комнату. Монти издал недовольное бурчание, когда она плюхнулась рядом с ним.
Эбби схватила подушку и прижала ее к животу, когда услышала, как Макс аккуратно притворил за собой дверь. Он уверенно прошел в гостиную, с любопытством осматриваясь вокруг.
— Очень мило, — сказал он наконец.
Эбби знала, что Макс говорит не о ней, поскольку выглядела она не лучшим образом. Ее волосы в беспорядке рассыпались по плечам, и она не поправляла макияж с тех пор, как вернулась сегодня от Дороти. Значит, Макс имеет в виду ее квартиру.
Да, здесь действительно было очень мило. Комнаты, небольшие, но уютные, приглашали отдохнуть и расслабиться. А из окон открывался великолепный вид на Темзу. Но Эбби была уверена, что Макс пришел к ней вовсе не затем, чтобы обсуждать удобство и прелесть ее нового жилища. Девушка не знала, зачем он здесь, но уж точно не за этим!
— Чего ты хочешь, Макс? — спросила Эбби, пожалуй, слишком грубо.
Боже, как же он красив, сказала себе она, оглядев его с ног до головы. Макс опустился в кресло.
— Кофе. Черный. Кусочек сахара. Эбби удивленно захлопала глазами.
— Я не предлагаю тебе чего-нибудь выпить, — нетерпеливо произнесла она.
— Нет? — удивился Макс, окидывая взглядом ладную фигурку девушки в облегающих джинсах и тонком свитерке. — Что же ты тогда мне предлагаешь?
Эбби ощутила, как предательски задрожали колени. От звука его голоса, такого глубокого и сексуального, по спине побежали мурашки, а щеки зарделись.
Проклятье! Стоило этому мужчине вот так взглянуть на нее, и она уже не может ни о чем думать. В своих фантазиях она часто вспоминала его обнаженный торс и ту соблазнительную полоску темных волос…
Эбби встала, положив подушку обратно на диван.
— Я имела в виду, что тебе здесь надо?
— Ты выглядишь устало. Плохо спала? — спросил Макс вместо ответа.
— Да, я плохо спала! — огрызнулась девушка. Да и как могло быть по-другому, если она всю ночь думала о связи Пола с «Аякс телевижн»?
— В утренних газетах хорошие отзывы о твоем первом шоу.
Эбби уже читала утренние газеты. К ее удивлению, отзывы действительно были хорошими. Все, за исключением, может быть, ироничной статьи Дженни Джонс, говорили о том, что, если так пойдет и дальше, «Шоу Эбби Фримен» может вполне стать классикой жанра.
Если бы только журналисты узнали о том, что крестная Эбби — Дороти Диллмэн!
— Или твоя бессонница связана с тем, что недавно Дороти позвонила мне и сказала, что я болтун?
— Правда? — Эбби нервно облизала пересохшие губы, избегая смотреть ему в глаза. Ее взгляд сейчас был прикован совсем к другому — к губам Макса Хардинга. К этим манящим губам, которые ей так хотелось поцеловать!
— Да, — кивнул Макс. — И хотя я очень люблю Дороти, мне было неприятно это слышать. Даже если я просто отплатил ей той же монетой, о чем, впрочем, и сказал нашей милой Дороти.
Эбби поняла: Макс догадался о том, что это Дороти дала ей его адрес. Его серые глаза сверкали. От былой насмешливости не осталось и следа.
— Я тоже очень люблю Дороти, — прошептала Эбби.
— Не сомневаюсь. Но это ведь она представила меня болтуном, не так ли?
— Дороти слишком добрая. Не думаю, что она вообще способна сказать такое о ком бы то ни было.
— Я тоже так думал, — пожал плечами Макс. — Она просила меня, чтобы я списал это на ее возраст.
Эбби вспомнила, что Дороти в разговоре с ней упомянула о том же, когда плохо отозвалась о Дженни Джонс, так что она вполне могла назвать Макса болтуном. Но Эбби была уверена, что крестная сделала это не со зла.
— Прости, если я сказала что-то Дороти, отчего она говорила с тобой в таком тоне, — вздохнула девушка. — Но после того, что ты сообщил мне вчера вечером, мне необходимо было получить ответы на некоторые вопросы, а Дороти единственная, кто мог дать мне их.
— Могу я пригласить тебя куда-нибудь, чтобы мы могли обсудить все за ланчем?
— Т-ты… приглашаешь меня на ланч? — не скрывая изумления, промямлила Эбби.
— Нуда, — подтвердил Макс, усмехнувшись. Удивление девушки лишь усилилось. С чего это Макс Хардинг приглашает ее на ланч? Это…
— Ты слишком много думаешь, Эбби. Бери куртку и пошли.
Эбби не потеряла надежды уговорить Макса Хардинга принять участие в своем шоу. А посему она рассудила: ничего плохого в том, что они поедят вместе, не будет. Кроме того, это ведь лучше, чем ничего.
— Так да или нет, Эбби?
Разумом девушка понимала, что ей лучше отказаться, но сердце отчего-то твердило совсем другое.
— Я так полагаю, твое молчание значит «нет», — сказал Макс, вставая.
— Да! — почти крикнула Эбби, увидев, что он собрался уходить.
Макс остановился и посмотрел на нее.
— Да — нет или да — да?
Эбби потупилась. В конце концов, он сделал ей предложение. А остальное зависит от нее. Кроме того, если она откажется, вряд ли Макс когда-либо снова пригласит ее куда-нибудь.
— Я согласна, — девушка взяла куртку. — Это ведь просто ланч.
— Ты не могла бы поторопиться, Эбби? — попросил Макс. — Я становлюсь раздражительным, когда голоден.
— Вот как? А что же бывает, если тебя вовремя накормить? — полюбопытствовала она, проходя к двери.
— Ха! Когда я сыт, я похож на довольного кота, — сладострастно улыбнулся Хардинг.
Кстати, о кошках…
— Минутку, — Эбби быстро прошла в кухню и проверила, достаточно ли у Монти еды и воды.
А когда вернулась, обнаружила, что ее белый перс довольно мурчит от удовольствия, стоя рядом с Максом, а тот гладит его лоснящуюся шерстку.
— Мой кот, Монти, — сообщила девушка, запоздало решив представить их друг другу.
— Это не просто кот, Эбби, это перс. Достойный представитель породы, кстати, — добавил Макс с восторгом.
Так вот почему самодовольный Монти, всегда такой неприступный и гордый, не распознал в Максе врага.
— О, только не начинай! — закатила глаза Эбби. — Монти и так слишком высокого мнения о себе.
— Не без причины, — Макс выпрямился. — Ну что, ты готова?
— Ага, можем идти.
Эбби еще больше обрадовалась, что все же приняла приглашение Макса, когда они пришли в ее любимый ресторан. Эбби обожала итальянскую кухню, а ресторан Луиджи был одним из самых популярных в Лондоне. Кроме того, там прекрасный шеф-повар.
— Я спросил Дороти, где ты любишь бывать, — пояснил Макс.
Значит, он уже утром собирался пригласить меня, рассудила Эбби.
Интересно.
А если Дороти известно, что Макс поведет ее на ланч, значит, и мама Эбби тоже уже знает об этом.
Эти двое — Дороти и Элизабет, мать Эбби, — созванивались почти каждый день. Девушка была уверена, что крестная непременно сообщит подруге о том, что ее дочь встречается с Максом Хардингом. Эбби не сомневалась, что подруги уже выбирают цвета платьев для подружек невесты и имена их будущих детей. Она улыбнулась этой мысли.
— Что смешного? — поинтересовался Макс, заметив ее улыбку.
— Если бы ты знал!
— Ну так скажи мне.
Нет. Только не это. Макс Хардинг точно не принадлежит к тем мужчинам, которых знакомят с родителями. Кроме того, насколько Эбби узнала из разных источников информации, у него никогда не было серьезных отношений ни с одной женщиной.
И это немало удивляло Эбби. Макс был красив и сексуален. И достаточно богат для тридцати девяти лет. Вряд ли женщины, с которыми он встречался, отказались бы выйти за него замуж. А вдруг…
— О чем ты думаешь? — прервал ее Макс.
— Честно?
— Я бы предпочел правду.
— Я тут размышляла… может быть, ты придерживаешься нетрадиционной сексуальной ориентации? — огорошила его девушка.
— Ну ты даешь! С чего ты это взяла?
— Ты спросил, я ответила.
— Мой ответ «нет». Я не увлекаюсь мужчинами.
— Это просто мои мысли.
— В будущем храни подобные мысли при себе!
— Ты сам спросил, — парировала Эбби. — Кроме того, ты сказал, что я не в твоем вкусе, так что я…
— Решила, что я гомосексуалист. — Макс тряхнул головой. — А ты не подумала, что кроме тебя на свете есть другие девушки?
— Так значит, я тебе не нравлюсь?
— Предпочитаю оставить этот вопрос без комментариев.
— Говоришь, как адвокат, — поддела его Эбби.
— Тогда я воспользуюсь пятой поправкой, — парировал Макс с сарказмом.
Что он имеет в виду, говоря это? — размышляла девушка. Может…
— Эбби! — прервал ее размышления внезапно появившийся Луиджи. — Какая честь видеть тебя здесь! — расцеловал ее мужчина. — К сожалению, я не смотрел вчера твое шоу, но жена сказала мне, что это было потрясающе.
— Луиджи, это Макс Хардинг, — рассмеялась девушка, поспешив сменить тему.
— Ну конечно же! Приятно видеть вас здесь, мистер Хардинг.
— Макс. Я заказывал столик.
— О, я не знал, что вы придете в компании Эбби! — улыбнулся владелец ресторана, убирая табличку «занято» со столика в центре зала и прошествовав к столику у окна.
— А ты, кажется, здесь желанный гость? Каково это — быть знаменитой, Эбби?
— Когда стану знаменитостью, непременно сообщу тебе!
— Оглянись вокруг, Эбби, — прошептал Макс, накрывая ее руку своей ладонью.
Она последовала его совету и немало удивилась, когда заметила, что все взгляды прикованы к их столику.
— Эти люди, наверное, гадают, что за женщина обедает с Максом Хардингом!
— Нет, их интересую совсем не я. Они смотрят на тебя, Эбби.
Макс был прав. Это ей они кивали и улыбались. Настало время и для Эбби Фримен стать узнаваемой персоной.
Девушка поспешно отдернула руку.
— Эти люди уже завтра решат, будто мы с тобой женаты, если будем сидеть так, — пояснила она, краснея.
— Возможно. Ну что, тебе нужны еще доказательства того, что твое шоу имело успех?
Но у нее не было возможности ответить.
— Так-так-так, Эбби, — раздался знакомый голос у нее за спиной. — Празднуешь?
— Конечно, — ответил за нее Макс, вставая. Гарри Холмс заметно побледнел. Кажется, он даже стал меньше ростом.
— Макс… — нервно сглотнул режиссер.
— Надеюсь, ты не настолько лжив, чтобы сказать, что рад снова увидеться, — зловеще улыбнулся тот, наградив Гарри холодным взглядом.
Эбби с удивлением смотрела то на одного, то на другого. Да, эти двое терпеть друг друга не могут, заключила девушка.
Но почему?
Кажется, Гарри первым справился с шоком и взял себя в руки. Он повернулся к Эбби и спросил в привычной для него манере:
— Я так понимаю, тебе все же удалось заманить Макса на свое шоу, раз уж вы устроились вдвоем в таком уединенном местечке?
— Можешь думать что хочешь, Гарри, — отрезал Макс. — А теперь, если ты не возражаешь, оставь нас. Ты и так отнял у нас достаточно времени.
— Жду не дождусь, когда нам посчастливится снова работать вместе, — сказал Гарри с вызовом, прежде чем удалиться.
Эбби с любопытством поглядывала на Макса. Но тот сидел с отсутствующим видом.
Что-то не давало Эбби покоя…
Снова. Гарри сказал, что с нетерпением ждет, когда они снова будут работать вместе.
Они что, уже когда-то сотрудничали? Но если и так, что-то между ними точно произошло. Эбби облизала пересохшие от волнения губы.
— Макс…
— Не спрашивай, — перебил он ее.
Было в его тоне нечто такое, что убедило Эбби замолчать. Дальнейшие расспросы не только ни к чему не приведут, но и еще больше разозлят Макса, поняла она.
Гарри испортил им весь ланч своим неожиданным появлением. К большому разочарованию Луиджи, они оба отказались от десерта.
Макс молча оплатил счет и, не говоря больше ни слова, проводил Эбби до дома.
Почему так испортилось его настроение?
Эбби была настолько озадачена, что решила в понедельник первым делом узнать, что же такое произошло между Максом Хардингом и Гарри Холмсом.
Она чувствовала, что эта история будет сенсацией.

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Прости, — тихо произнес Макс, стоя в дверях ее дома.
— За что?
Все так хорошо начиналось, но слова, сказанные Гарри Холмсом на прощание, испортили им обоим настроение. Неужели Макс просит прощения за это?
— Проклятье! — выругался Макс. — Извини, я оказался не лучшей компанией, — помолчав, пробормотал он.
Не слишком вежливо, но, по крайней мере, искренне, заключила девушка. Однако сейчас все же лучше не развивать эту тему.
— Я и не заметила, — отозвалась Эбби.
— Ах, вот как…
— Не хочешь подняться ко мне и выпить по чашечке кофе?
— Последний раз, когда женщина приглашала меня к себе на кофе, у нее в голове были совсем другие намерения.
— Я просто предлагаю кофе, и все, — заверила его Эбби.
Во всяком случае, тогда она думала именно так.
Ведь из-за Гарри они так толком и не поговорили, а ее влечение к этому мужчине возрастало с каждой минутой.
Эбби надеялась, что всего лишь выпьет с ним кофе…
Макс Хардинг был из тех, кого она, без сомнения, назвала бы настоящим мужчиной. Он излучал мужественность и уверенность в себе. И это вызывало у Эбби какие-то странные чувства. При виде Макса у нее перехватывало дыхание, тряслись колени, а по телу разливалось приятное тепло.
Интересно, чувствует ли Макс то же самое?
— Напомни мне, чтобы я как-нибудь рассказал тебе о хрупкости мужского «это».
И это говорит ей Макс! Мужчина, который, как она поняла, всегда сам разрывает отношения. И, кажется, он намерен вести себя так и дальше.
Не то чтобы Эбби хотела серьезной связи с этим человеком, но…
Несколько месяцев назад Эбби рассталась со своим ухажером. Они встречались полгода. Эндрю был слишком ревнив и звонил Эбби по двадцать четыре раза в сутки, чтобы узнать, где она и чем занимается. В конце концов девушке это надоело. Кроме того, Эндрю не нравился ее коту. Монти выгибал спину и шипел каждый раз, когда видел его.
Войдя в гостиную с двумя чашками горячего кофе в руках, Эбби остановилась, увидев, как Монти мурчит от удовольствия, вольготно расположившись на коленях у Макса.
— Что я могу сказать? Я ему нравлюсь, — усмехнулся мужчина, увидев ее замешательство.
— Достаточно, чтобы восстановить твое пострадавшее «эго»? — поддела его Эбби, усевшись напротив и передав Максу чашку.
— Мне правда жаль, что так получилось в ресторане. Я пригласил тебя на ланч, а сам вел себя как идиот с ужасным характером. Так всегда происходит, если рядом оказывается Гарри Холмс.
— Понятно, почему я не люблю Гарри, но тебе-то он что сделал?
— Я пригласил тебя в ресторан, потому что думал, нам нужно спокойно побеседовать. Не знал, что мне придется отвечать на вопросы.
— Но мы ведь даже не поговорили, — настаивала Эбби, хотя Макс, кажется, снова возвел вокруг себя непроницаемые стены.
— Да, — согласился он. — Потому что слова Холмса помогли мне понять, что я сглупил, забыв о том, что ты журналистка, которая ищет сенсацию. Хуже того, ты ведущая шоу. — Макс аккуратно положил Монти на диван и встал.
Его слова ранили Эбби. Ранили лично — потому, что Макс Хардинг нравился Эбби больше, чем ей хотелось бы. И профессионально — потому, что из-за своего влечения к этому мужчине девушка забывала не только о своем шоу, но и вообще обо всем.
Глаза их встретились в безмолвной схватке. Эбби не собиралась уступать. Но он так смотрел на нее…
Эбби не предполагала, что произойдет дальше. Инстинктивно она провела языком по нижней губе.
— Послушай, Макс, я не знаю…
— Знаешь. Ты ведь не столь наивна, — прошептал он, подступив к ней почти вплотную.
От его близости голова пошла кругом, и она сдалась в плен его губ.
Как прекрасен был этот поцелуй! Как сладка эта томительная мука! Эбби чувствовала, что внутри нее словно разгорается пламя. Она отвечала на его поцелуй со всей страстью, на какую только была способна. Именно этого она ждала и желала с того самого момента, как впервые увидела Макса Хардинга.
Он был так хорош! Легкий запах его одеколона лишь обострял ее желание. Эбби сняла с него куртку и, не глядя, бросила ее на диван. Его руки скользили по спине девушки, отчего по всему телу бежали мурашки.
Эбби вздохнула от удовольствия, когда Макс осторожно коснулся ее груди. Она забыла обо всем. Был только Макс, его руки и губы. Она чувствовала жар его тела, и возбуждение ее росло с каждой минутой. Эбби почти потеряла контроль над собой. Она…
Внезапно Макс отстранился. Эбби в недоумении уставилась на него. Без сомнения, он был тоже возбужден. Так что же заставило его остановиться?
— Макс, что…
— У тебя гость, — сказал он, и тут же раздался звонок в дверь… кажется, не первый.
Но если кто-то уже звонил в дверь, тогда Эбби не слышала. Надо же было настолько раствориться в этом поцелуе, в своем желании, в своей страсти к Максу! Но тот, кажется, не был так безумно возбужден.
— Не хочешь ответить?
— Но я никого не жду.
— Нет?
Эбби разочарованно посмотрела на дверь. Им нужно было поговорить. Наедине. Этот поцелуй только что доказал, что Макса влечет к ней так же, как ее к нему. Им необходимо…
— Это было ошибкой, Эбби, — неожиданно сказал Макс. — Такого больше не повторится.
— Но…
— Открой эту чертову дверь! — рявкнул он, когда снова раздался звонок. — Все равно я уже ухожу.
Эбби почувствовала, как на глазах выступили предательские слезы. Украдкой взглянув на Макса, девушка вышла в холл и нажала на кнопку домофона.
— Да? — спросила она с безразличием. Ей не хотелось никого видеть. Кроме Макса.
— Не отрываю, Эбби?
Девушка застыла на месте, когда узнала голос Гарри Холмса. Она инстинктивно повернулась и посмотрела на Макса, который заметно напрягся, очевидно заслышав голос своего врага.
Что здесь понадобилось Гарри Холмсу? Он никогда раньше не приходил к ней домой, да она, собственно, и не приглашала. Но Гарри здесь. Да уж, он не мог придумать момента лучше!
Что подумает Макс? Уж точно ничего хорошего!
— Эбби?
— Кажется, Гарри теряет терпение, — бросил Макс. — На твоем месте я бы впустил его.
Но Эбби так не считала. У Гарри не было права вот так врываться к ней. Девушка не любила этого человека и не хотела видеть его у себя дома. Может, Гарри и режиссер ее шоу, но это не дает ему права вторгаться в ее квартиру.
— Что тебе нужно, Гарри? — резко спросила она в домофон.
— Хороший вопрос, — усмехнулся тот.
— Я не в настроении играть в твои игры, Гарри, говори, что тебе нужно, и уходи.
— Не очень-то вежливо, Эбби. Мне нужно обсудить с тобой кое-какие вопросы.
— Поговорим в понедельник.
— Я хочу обсудить это сейчас, а не в понедельник. Слушай, почему бы тебе не впустить меня? Я подожду на лестничной площадке, пока вы оба оденетесь.
— Как ты смеешь? — зарделась Эбби, в панике взглянув в сторону Макса.
— Ради бога, Эбби, хватит вести себя как невинная девственница! Открой дверь!
— У меня идея получше, Гарри, — холодно вставил Макс, подойдя к домофону. — Эбби не станет открывать дверь, а ты можешь катиться к…
— Макс, — бесцеремонно перебил Гарри. — Ты же не станешь ругаться в обществе леди. А Эбби самая что ни на есть леди, правда? Богатые родители, частная школа. Ей даже не приходилось одновременно работать и учиться. С такой-то внешностью и фигурой! Наша малышка Эбби просто класс!
— Я не твоя Эбби, черт тебя подери! — закричала девушка.
— Нет? Что ж, если ты так хочешь. Полагаю, мы все-таки поговорим позже. Пока, Макс, — добавил Гарри насмешливо.
Что это он задумал? На что намекает? Но в трубке раздавалось лишь шипение.
Эбби хватило одного взгляда на Макса, чтобы понять, чего пытался добиться Гарри. Но неужели Макс может подумать, что…
Макс отвернулся, и Эбби поняла: он поверил.
Девушка задрожала. Неудивительно. У нее в голове не укладывалось, зачем Гарри так подставил ее.
— Макс, я…
— Это не важно, Эбби, — холодно проговорил Макс.
— Нет. Важно. Я понятия не имею, о чем это толковал Гарри. И я обязательно все выясню в понедельник. Но ведь больное чувство юмора Гарри Холмса не заставит нас…
— Нас? — Макс удивленно вскинул брови. — Один поцелуй ничего еще не значит, Эбби.
Эти слова больно ранили девушку в самое сердце.
— Полагаю, тебе лучше уйти, — вздернув подбородок, с вызовом сказала она.
— Пока я не сказал чего-нибудь, о чем потом пожалею? — спросил мужчина. — Считаешь, такое возможно при сложившихся обстоятельствах?
Наверное, нет, подумала Эбби. Но если Макс не уйдет как можно скорее, она разрыдается прямо перед ним. А подобного Эбби не могла себе позволить!
Она понятия не имела, что за игру затеял Гарри Холмс и как он догадался, что Макс Хардинг у нее дома. Однако Гарри, несомненно, затеял все это из-за Макса. А тот, очевидно, не мог дождаться, когда окажется подальше отсюда. Подальше от нее, Эбби.
— Разве тебе интересно знать, что я считаю, Макс?
— Нет. Ты права. Удачи на следующей неделе, — бросил он и вышел, с силой захлопнув за собой дверь.
Никогда еще Эбби не чувствовала себя настолько униженной. Она не знала, на кого злится больше. На Макса или на Гарри. Слезы горя и обиды струились по ее щекам.
Десять минут спустя, когда слезы иссякли, Эбби сидела на диване в гостиной, поглаживая своего верного Монти.
Она решила, что непременно отомстит Гарри.
Уж он у нее попляшет!
— Ты должна понять, дорогая. Пол ведь уже сказал тебе, что не сможет выполнить твою просьбу .
— Почему? — спросила Эбби. — Я же ведущая шоу; Гарри всего лишь режиссер. И я не хочу больше работать с ним!
За последние двадцать четыре часа злость Эбби только усилилась. Прошлой ночью она почти не спала, думая о том, что же произошло между Максом и Гарри.
Воскресенье Эбби провела с родителями за городом, а по возвращении в Лондон первым делом отправилась к Полу и Дороти с твердым намерением сделать все, чтобы Гарри Холмс больше не был режиссером ее шоу.
Пол выслушал ее, кивая и соглашаясь, но все же сообщил, что у него нет причин увольнять такого опытного режиссера.
— У Гарри контракт, Эбби, — пояснила Дороти.
— У меня тоже, — девушка нервно ходила взад-вперед по комнате, несмотря на просьбы Дороти присесть. — И в нем нет пункта, по которому я обязана работать с этим ужасным человеком, которого вы даже не приглашаете в свой дом.
— Что такого произошло за эти несколько дней, что ты так резко возненавидела Гарри? Он ведь не домогался тебя, правда? — Дороти с сомнением посмотрела на крестницу. — Потому что в этом случае Пол, несомненно, сделает что-нибудь.
— Не хочу разочаровывать тебя, тетя Дороти, но Гарри не приставал ко мне.
— О, я нисколько не разочарована. Просто я пытаюсь понять, почему ты вдруг стала так резко отзываться о нем. Ты ведь провела выходные с родителями?
— Да, — ответила девушка. — Но Гарри Холмс наведался ко мне в квартиру перед тем, как я уехала в Гэмпшир. О, не подумай ничего такого! — воскликнула Эбби, заметив удивление на лице Дороти. — Он просто вел себя так, будто ему известно что-то такое, что мне неведомо. Гарри, конечно, знает больше, чем я. И я, естественно, понимаю, что он очень опытный режиссер и уже двадцать лет на телевидении, но тебе не кажется странным, что Гарри Холмса никто не любит? Ему благоволят только глупые молодые девушки.
— Не думаю, что это как-то касается его профессиональных качеств, — пожала плечами женщина.
— Согласна. Но, Дороти, Гарри хотел превратить мое пятничное шоу в катастрофу!
— Дорогая, это просто глупо. Он же режиссер программы. Какой ему смысл проваливать твое шоу?
Эбби знала, что крестная рассуждает справедливо, но каким-то десятым чувством ощущала: Гарри был разочарован, что ей удалось спасти свою дебютную программу. Наверняка он заранее знал о воссоединении Бреда и Натали. Но хотел, чтобы Эбби почувствовала себя глупо, и не стал сообщать ей об этом. И все же у Гарри действительно не было причин, чтобы испортить «Шоу Эбби Фримен».
— Ты права, Дороти, — со вздохом согласилась девушка.
— Не злись на Пола, Эбби. Он с радостью помог бы тебе. Но, боюсь, Гарри Холмс был бы только рад, если бы узнал, что ты не хочешь работать с ним.
Против этого Эбби не могла возразить. Но она не доставит Гарри такого удовольствия…

Полчаса спустя Эбби вернулась домой. Из холла она услышала телефонный звонок и поспешила к телефону, но в трубке раздавался лишь длинный гудок.
Эбби с удивлением положила трубку на место и огляделась в поисках того, что могло бы издавать этот звук.
Мобильник! Да, точно — но чей? Свой мобильный она отключила.
Эбби в изумлении уставилась на серебристую трубку. Макс! Только Макс был в ее квартире. Должно быть, телефон выпал из его куртки…
Что же делать? Ответить на звонок? А если она услышит голос какой-нибудь женщины?
Конечно, Макс мог и сам звонить, чтобы узнать, где оставил свой телефон. Быть может, он даже приезжал к ней, но ведь ее не было дома.
Значит, другого выхода, кроме как ответить, у Эбби не оставалось.
— Алло?
— Макс? — раздался удивленный женский голос.
— Вообще-то нет.
— Это телефон Макса?
— Возможно.
— Тогда могу я поговорить с ним?
Эбби затаила дыхание. Кажется, это одна из подружек Макса. Эбби хотелось сказать: «Нет, вы не можете поговорить с Максом, потому что его сейчас нет. Он оставил здесь мобильный, когда был у меня вчера и мы едва не занялись с ним любовью».
Но Максу это вряд ли понравится…
— Боюсь, он не может сейчас подойти к телефону.
— О, неужели?
— Но я передам ему, что вы звонили.
— Понятно. — Женщина помолчала. — Хорошо, тогда скажите, что звонила Кейт.
— Просто Кейт? — Да.
— Попросить его, чтобы перезвонил?
— Думаю, он сам сделает это, когда вы передадите ему мое сообщение.
— Что ж, как хотите, — сказала Эбби и нажала кнопку отбоя.
Кейт.
Макс встречается с кем-то по имени Кейт.
Ей следовало бы догадаться. Конечно, такой мужчина, как Макс Хардинг, не может долго оставаться один.
Однако ей и в голову не приходило, что такое возможно.
Если бы она знала, то никогда бы не позволила себе так увлечься им…

ГЛАВА ШЕСТАЯ

— Кажется, у тебя мой мобильный телефон.
Эбби, конечно, ожидала, что Макс позвонит ей, ведь самый легкий и быстрый путь найти свою трубку — это позвонить по собственному номеру и послушать, кто ответит. В данном случае отозвалась Эбби.
О да, она ждала этого звонка весь день, пока стряпала еду для себя и Монти, мыла посуду и просматривала записи и заметки, которые подготовила для своего шоу. Девушка пыталась занять время, чтобы не сидеть и не ждать, когда мобильник Макса зазвонит снова. У нее никак не получалось отвлечься, но все же к тому времени, как услышала в трубке его голос, она уже выбрала в качестве следующего гостя своей программы писателя Барнаби Гамильтона.
— Да, — ответила Эбби.
— Я могу приехать и забрать его сейчас или ты занята?
Она знала, на что намекает Макс. Наверняка думает, что вечером она может быть с Гарри Холмсом!
— Нет, я свободна. Но не будет ли проще, если я завтра отправлю его тебе?
Это не было спонтанным решением. Эбби уже успела подумать о так называемой Кейт и о роли этой женщины в жизни Макса. Она только недавно осознала, что ей нравится Макс и больше того — ее влечет к этому мужчине. А зная о существовании Кейт, Эбби была не уверена, что сможет увидеть его сейчас.
— Наверное, для тебя это будет проще, — согласился он. — Но мне нужен мой мобильный сейчас, Эбби.
— Звучит убедительно, — холодно отозвалась девушка. Наверняка он хочет позвонить этой Кейт, подумала она со злостью.
— Рад это слышать, — не стал скрывать сарказма в голосе Макс. — Я буду у тебя через полчаса. — Не дожидаясь ответа, он повесил трубку.
— Будь он проклят, Монти! — воскликнула Эбби, сверкая глазами от возмущения. — Сначала целует меня, потом обижает, а теперь говорит со мной так, будто я сумасшедшая. Каковой, впрочем, я и являюсь, если учесть, что разговариваю с собственным котом!
Раз уж Эбби предстояло так скоро увидеть Макса, то она сделает все возможное, чтобы поразить его. Кроме того, ей не помешало бы чуть больше уверенности в себе, чтобы пройти через эту пытку.
Девушка переоделась в бежевые льняные брюки и подходящую к ним коричневую футболку, освежила макияж и до блеска расчесала волосы. Повертевшись перед зеркалом, Эбби с удовлетворением кивнула. Она выглядела вполне пристойно. Как раз то, что нужно.
Теперь бы еще набраться уверенности, чтобы снова встретиться с Максом лицом к лицу…
И все же, услышав звонок домофона, Эбби задрожала. Не спрашивая, кто пришел, она просто нажала кнопку и впустила его.
— Не очень-то умно с твоей стороны, — заговорил Макс прямо с порога. — Ты могла бы впустить серийного убийцу, если хочешь знать!
— Или какого-нибудь религиозного фанатика, — парировала девушка с насмешкой.
А он потрясающе хорош в темных джинсах и черной футболке!
— Или фанатика, — согласился Макс, откровенно разглядывая Эбби. — Мне бы точно не понравилось, если бы ко мне ворвался какой-нибудь тип, помешанный на религии.
Отец Эбби был викарием, и она не хотела углубляться в обсуждение приверженцев веры.
— Вот твой телефон, — сказала она, протянув ему трубку.
— Где ты его нашла?
— Наверное, он выпал из кармана твоей куртки, когда ты бросил ее на диван вчера.
— Так это я бросил куртку на диван?
Эбби надеялась, что Макс не станет затрагивать эту тему, но, кажется, она ошиблась. Следовало бы догадаться, что Макс не из тех мужчин, кто станет избегать каких-либо тем. По крайней мере, пока не захочет сам!
— Тебе звонили, — с вызовом вздернув подбородок, сообщила она.
— Да, — и глазом не моргнув, кивнул он. Звонок Кейт не новость для него!
А значит, эта женщина знает домашний телефон Макса, а не только номер его мобильного, или даже сама заходила к нему, чтобы спросить, что за девушка ответила на ее звонок…
Но это ведь не должно заботить Эбби, разве не так? Ладно, это она сняла с Макса куртку. Но если бы он не целовал ее тогда, прикасаясь к ней так, что ей хотелось кричать от удовольствия…
— Женщина по имени Кейт, — продолжила Эбби.
— Она говорила мне.
Как? Лично? Может быть, эта женщина до сих пор находится в квартире Макса и ждет его возвращения?..
Стоп! Хватит! — приказала себе Эбби. Я веду себя как ревнивая жена. Но мы всего лишь поцеловались. У меня нет на это права.
Девушка убрала дрожащие руки в карманы.
— Я тебя больше не задерживаю, — произнесла она безразличным тоном.
Но Макс проигнорировал ее замечание. Он сел в кресло и внимательно посмотрел на Эбби.
— Кажется, ты дрожишь?
— Вчера мы не очень-то красиво расстались, — напомнила девушка. — Вообще-то у меня создалось впечатление, что ты не захочешь меня больше видеть.
— Правда? — его взгляд смягчился, от недавнего напряжения, кажется, не осталось и следа. — И вот я здесь. Привет, дружище! — Макс поприветствовал Монти, когда кот запрыгнул к нему на колени и начал тереться об него, требуя внимания.
Монти получил, что хотел. Макс гладил его по шерстке, а тот выгнулся от удовольствия, щурясь в блаженстве.
Интересно, со мной было бы так же от его прикосновений? — пронеслось в голове Эбби.
Боже, это уже слишком; что бы она ни делала, куда бы ни посмотрела, ее мысли всегда возвращались к Максу. Эбби так влекло к нему, что она не могла думать больше ни о чем.
Ну почему Макс Хардинг? Почему она бросила Эндрю, милого парня, который мечтал жениться на ней и иметь кучу детишек? Ее родители хотели внуков, а Эбби… она увлеклась мужчиной, который сначала отталкивает ее, потом заключает в объятия… да он делает с ней, что хочет!
— Я думаю, тебе пора уходить, разве нет? — спросила Эбби, чтобы отвлечься от мрачных мыслей.
— По-моему, ты сказала, что не занята сегодня вечером?
— Я — нет, а вот ты наверняка занят! — почти выкрикнула она.
Макс ведь забрал свой мобильник. Почему он просто не уйдет?
— Вообще-то нет.
— Разве тебе не нужно возвращаться к Кейт? Ну вот. Я выставила себя полной идиоткой.
— Как тебе такое в голову пришло?
— Ради бога, Макс, ты перестанешь отвечать вопросом на вопрос?
— А я так делаю?
— Ты только что доказал это! Если ты будешь продолжать отвечать вопросом на вопрос, то я никогда не дождусь ответа. Но, видимо, ты хочешь именно этого.
Макс аккуратно положил Монти на одну из диванных подушек и встал, оказавшись лицом к лицу с Эбби.
— Может быть, я был немного резок с тобой вчера…
— О, ты не был «резок», Макс, ты был очень честен, — поправила его Эбби. Ее голубые глаза загорелись странным огнем, когда она вспомнила недавнее унижение. — Хотя чего я ожидала от великого, талантливого, жесткого Макса Хардинга?
Она зашла слишком далеко? Возможно. Но Эбби была слишком зла на него. Ее чувства к этому человеку пугали ее.
— Я не тот, с кем тебе следует иметь дело, Эбби…
— А я и не собираюсь с тобой встречаться, Макс, — перебила она его.
— …и неважно, что мне очень хотелось бы думать по-другому, но ты тоже не та, с кем мне нужно связываться, — продолжил он, как ни в чем не бывало.
Что Макс имеет в виду? Они уже связаны. Оба знают, где живет другой. Они вместе обедали. И у них есть общий друг в лице Дороти. И пусть их жизни раньше не пересекались, но сейчас этого уже не изменить…
— Ты снова говоришь о своей подруге Кейт, да?
— Забудь, что мне когда-то звонила Кейт…
— Могу поклясться, здесь что-то не так, — не унималась Эбби. — А ты умело скрываешь свои отношения, правда, Макс? Никто никогда не видел вас вместе. Ваша фотография ни разу не появлялась в газете. Ни одного… — И тут в голове Эбби мелькнула догадка. — О боже… — выдохнула она. — Кейт замужем, да?
Несмотря на то, что отец девушки был викарием, Эбби не придерживалась пуританских взглядов. И даже если бы ее догадка оказалась верной, Макс был не первым и не последним мужчиной, имеющим связь с замужней женщиной. Разница лишь в том, что Макс Хардинг — единственный человек, к которому она, Эбби Фримен, испытывает нечто большее, чем просто симпатию.
— Так значит, великий и легендарный Макс Хардинг крутит роман с замужней дамой!
Ни один мускул не дрогнул на его лице, но отчего-то Макс показался Эбби больше, сильнее… опаснее!
Его серые глаза злобно сверкнули. Он смотрел на нее с вызовом, как хищник, готовый в любой момент наброситься и растерзать свою жертву. Но в чем причина? Она узнала его тайну? И почему это должно ее беспокоить?
— И это, — наконец произнес он ледяным тоном, — говорит мне женщина, которая не ночевала в своей квартире прошлой ночью! Ода, Эбби, я знаю, что тебя всю ночь не было дома. Видишь ли, я так скучал по своему мобильнику вчера вечером, что позвонил тебе. И никто не ответил. Ни ночью, ни сегодня утром. Ни даже чуть за полдень. Монти, оказывается, не единственный, кто по ночам любит гулять сам по себе!
Эбби в изумлении уставилась на Макса.
Выводы, которые он сделал, были просто невероятны. Да, ей двадцать семь лет, она привлекательна и свободна. Но неужели он думает, что если ее не было вчера дома, то это непременно означает, будто она провела эту ночь с мужчиной?
— Это центр Лондона, — возразила Эбби. — Монти вообще-то не может разгуливать здесь сам по себе. И, раз уж на то пошло, — продолжила Эбби, прежде чем Макс успел вставить хоть слово, — я тоже! Если хочешь знать, я думаю, ты сказал это, чтобы увести разговор в сторону от твоих отношений с Кейт. Как ты, должно быть, расстроен, что вам не удалось поговорить по телефону раньше…
— Прекрати, Эбби! — отрезал Макс.
— Забирай телефон и уходи.
— Нет смысла оставаться здесь, это ты имеешь в виду?
— Никакого. Я не собираюсь выслушивать твой командный тон. И мне надоели постоянные насмешки. Этого мне хватает и на работе. Гарри Холмс преуспел в этом не меньше тебя!
— Я бы предпочел не говорить о Гарри Холмсе. Кстати, мне бы не хотелось, чтобы ты обсуждала с ним мою личную жизнь.
— Я ничего не знаю о твоей личной жизни! Кроме той маленькой роли, которую мне довелось в ней сыграть, подумала девушка. Очевидно, под «личной жизнью» Макс подразумевает отношения с Кейт… А если так, какой интерес может представлять эта Кейт для Гарри Холмса?
И знает ли тот о существовании Кейт? Кто такая эта женщина? Чья она жена?
— Даже не думай об этом, Эбби, — сказал Макс, словно прочитав ее мысли.
Эбби никогда не могла скрыть свои эмоции от других. Родители с детства внушали ей, что честность — это лучшая стратегия. Она тоже так думала, пока в двадцать один год не окончила университет. С тех самых пор Эбби вошла в мир политики и телевидения. Она поняла, что в этом жестоком мире, где каждый готов подставить тебе подножку ради собственной выгоды, правдой ничего не добьешься. Цинизмом — возможно. Эбби хорошо усвоила этот урок за шесть лет.
— Не понимаю, о чем ты говоришь.
— Я тебя предупредил, Эбби…
— Ты мне угрожаешь, Макс? — поддела она его. — Нехорошо таким образом пытаться заставить меня отказаться от интересной истории!
— Нет никакой истории.
— Правда? Тогда почему же ты так напрягся?
Эбби замолчала. Макс подошел почти вплотную к ней. Его глаза излучали странный свет. Он выглядел угрожающе, даже зловеще…
Первой мыслью Эбби было, что он начнет трясти ее до тех пор, пока не вытряхнет всю эту историю у нее из головы. А может, Макс поцелует ее?..
Вторая мысль оказалась верной.
Макс в одну секунду заключил девушку в свои объятия и завладел ее губами. Эбби забыла обо всем. Сейчас для нее существовал только Макс. Макс и желание быть с ним.
Как будто не было вчерашнего дня и бессонной ночи, проведенной у родителей. Как будто не было ничего. Их страсть друг к другу, кажется, только усилилась.
Эбби не помнила, как они оказались в спальне. Но, видимо, они оставили за собой вереницу из одежды, потому что сейчас, обнаженные, лежали на кровати, лаская друг друга, не прерывая поцелуя.
Тело Макса было именно таким, каким Эбби помнила его со дня их первой встречи. Он был сложен как греческий бог.
Ласки Макса становились все требовательней, его прикосновения обжигали. Она стонала и шептала его имя, забывая обо всем, качаясь на волнах наслаждения. Эбби почувствовала, как Макс содрогнулся от удовольствия, когда она обвила ногами его талию, открывая ему дорогу, и он вошел в нее, медленно и нежно…
Эбби ощутила, как он напрягся, понимая, что будет ее первым мужчиной. Она хотела доставить ему удовольствие, такое же, какое он уже доставил ей.
Его движения стали быстрее, Эбби уже не понимала, где кончается она и начинается Макс, она лишь сильнее прижалась к нему, чувствуя, как волна наслаждения накрывает ее с головой…
— О боже… — выдохнул Макс, когда они вместе достигли экстаза.
Эбби лежала молча, не в силах произнести ни слова. Она никогда и не мечтала… даже не знала… Значит, и правда, когда любишь, меняется все.
А она любила Макса. Всем сердцем. Сегодня она поняла это…
Когда Эбби открыла глаза, за окном было еще темно. Макс сел в постели, и лишь тогда она вспомнила события прошлой ночи, когда они занимались любовью, и улыбнулась.
Вчера Макс ничего не сказал. Эбби надеялась, что он не затронет тот факт, что до него она была невинна.
У Эбби была возможность расстаться с девственностью, но ее воспитывали с мыслью, что только по любви, а ни в коем случае не из любопытства можно разделить постель с мужчиной. Невинность слишком ценный дар, чтобы подарить его кому угодно.
А до встречи с Максом Эбби никогда еще не влюблялась…
Девушка посмотрела на него, но он, кажется, даже не заметил, что она проснулась.
— Привет! — даже ее голос изменился, став мягче и чувственней.
— Я не хотел тебя разбудить, — произнес Макс, вздрогнув от неожиданности.
Эбби покачала головой. Ее густые темные волосы рассыпались по подушке.
— Ты не разбудил, — улыбнулась она, чувствуя вновь пробуждающееся желание.
Макс встал и начал собирать свои вещи, разбросанные по полу.
— Что ты делаешь? — спросила Эбби. Макс застегнул молнию на джинсах, прежде чем ответить:
— Оставляю тебя, чтобы ты могла выспаться.
— Но…
— Мне нужно заехать домой помыться и переодеться; у меня встреча рано утром, Эбби. — Макс присел рядом с ней, нежно коснувшись ее лица. — Я позвоню тебе, хорошо?
Нет! Она не хотела, чтобы он уходил. Не хотела спать. У нее было одно-единственное желание: снова и снова заниматься любовью с Максом.
Но ее уверенность в том, что она любит и любима, начала уменьшаться с каждой минутой. Лицо Макса не выражало ничего, что помогло бы ей понять, какие чувства он испытывает к ней.
Внезапно Эбби захотелось плакать.
— Я позвоню тебе, Эбби, — произнес Макс, направляясь к двери.
— Когда? — она не хотела спрашивать, но слова сами сорвались с губ.
— Позже, — пообещал он.
Эбби осталась безмолвно лежать в постели, хотя ей отчаянно хотелось броситься вслед за ним и попросить его остаться.
Но Макс ушел.
После той волшебной, великолепной ночи он просто встал, оделся и ушел.
Неужели прошлая ночь ничего для него не значила?
По щекам девушки струились горькие слезы. Они обжигали ее кожу, как любовь к Максу обжигала ее сердце.
Любовь. Слово, которое так и не коснулось его губ.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Тебе кто-нибудь говорил, что тебя очень трудно найти?
Эбби исподлобья взглянула на вошедшего. Ее глаза не выражали радости от его прихода. Гарри Холмс ворвался в кабинет девушки, по-мальчишески усевшись на край ее стола.
— Не возражаешь? — спросила Эбби, вытаскивая из-под него бумаги, которые недавно читала. Ну, или пыталась прочитать.
Ей было очень трудно отделаться от мыслей о Максе и его неожиданном уходе. Даже сейчас Эбби никак не могла не думать о нем.
Макс покинул ее в половине шестого утра, но девушка так и не смогла заснуть. За год работы в утреннем метеовыпуске Эбби привыкла рано вставать. Кроме того, после ухода Макса у нее пропало всякое желание спать.
Эбби встала и выпила несколько чашек кофе, чтобы взбодриться. Все утро она расхаживала взад-вперед по квартире, размышляя о том, как сложатся их отношения с Максом в будущем.
И чем больше она думала, тем больше убеждалась в том, что, хотя Макс и занимался с ней любовью, он никогда не скажет, что любит ее. Даже в самые интимные моменты.
А значит, вряд ли Макс позвонит ей.
Эбби знала все те стандартные фразы, которые мужчины произносят, чтобы только успокоить женщину. Но любовь к Максу ослепила ее.
До этого момента.
Эбби вышла из дома и отправилась на работу. К счастью, никого из съемочной группы, с которой она делила кабинет, еще не было на месте. Эбби пыталась собраться с мыслями, чтобы все-таки просмотреть бумаги для своего пятничного шоу.
Напрасная трата времени. Девушку не интересовал ни ее гость, ни ее программа в целом. Эбби не могла сконцентрироваться над тем, что написано в документах. Она думала о событиях прошлой ночи, пытаясь найти что-нибудь, что помогло бы ей забыть об этом унижении. И ничего не находила.
Гарри Холмс, усмехнувшись, протянул Эбби бумаги и при этом смотрел на нее так, будто что-то в ней изменилось…
А вдруг он догадался? — в панике подумала девушка. Может, прошлая ночь оставила свой след на моем лице? Господи, надеюсь, что нет!
Она встала и подошла к окну, стараясь не глядеть на режиссера.
— Что тебе нужно, Гарри?
— Ты не очень-то вежлива, Эбби. Я ведь просто хотел быть твоим другом. Всегда.
Эбби рассмеялась; кажется, она что-то упустила. Гарри все время только и делал, что насмехался над ней и принижал ее.
— Но не получилось.
— Да? — неподдельно удивился Гарри. — Хотя, наверное, ты права. Но может быть, еще не поздно начать все сначала?
— Сначала? А чем я заслужила такое великодушное предложение с твоей стороны? — поинтересовалась Эбби с неприкрытым сарказмом.
— Ну, возможно, я не в восторге от тебя, Эбби…
— Как неожиданно! Могу тебя заверить, это взаимно. — Эбби даже не пыталась быть вежливой с этим человеком. В субботу он перешел все границы, заявившись в ее квартиру. И не заслуживает уважения хотя бы за это. — И еще, с какой стати ты пришел ко мне в субботу и начал нести всякую чушь?
— Поверишь ты мне или нет, но я пытался уберечь тебя от самой себя. — Гарри с сомнением посмотрел на нее. — Но, кажется, уже слишком поздно, — медленно произнес он.
Видимо, что-то в Эбби действительно изменилось. Она понятия не имела, что именно, но Гарри догадался. У него на лице было написано: «Я знаю, что вы с Максом стали любовниками».
— Не понимаю, о чем ты говоришь, — стыдливо потупилась Эбби.
— Правда? А мне кажется, ты все прекрасно понимаешь, Эбби. Ты играешь в опасную игру.
— Ни во что я не играю! — огрызнулась девушка.
— Это, конечно, твои проблемы, Эбби, — Гарри удобнее расположился на ее столе, — но Макс опытный игрок, а ты всего лишь новичок. Другими словами, детка, он раздавит тебя как букашку, которая неосторожно ступила на его территорию.
— Разве это тебя касается?
— Да, если речь идет об его участии в твоей программе. Как я уже сказал, ты всего лишь начинаешь работать в команде. Тебя вообще не следовало ставить на эту позицию, но…
— Это твое мнение, — отрезала Эбби, пораженная тем, что Гарри сказал почти то же самое, что и Макс во время их первой встречи.
С тех пор прошла, кажется, целая вечность, хотя на самом деле всего лишь несколько дней.
— Как человека и как профессионала, — продолжил Гарри самодовольно, уверенный в своей значимости как режиссера. — Итак, подытожим все сказанное ранее. Ты всего лишь новичок в тележурналистике, но так уж случилось, что именно ты ведешь мою программу. Не в моих интересах добиваться того, чтобы ты провалилась.
— Ты полагаешь, мои встречи с Максом приведут именно к этому? — усмехнулась Эбби. — Я всего лишь пытаюсь уговорить его участвовать в моем шоу, Гарри. Или ты забыл об этом?
— И как далеко ты продвинулась?
— На прошлой неделе он наотрез отказался, а теперь мы хотя бы ведем открытый диалог, — ответила она уклончиво.
— То есть мистер Хардинг согласился появиться на шоу? Он согласился участвовать в программе?
— Еще нет, — сглотнула девушка, испугавшись странного блеска в глазах режиссера. — Но это вовсе не значит…
— Макс не согласится, — проигнорировал ее слова Гарри. — Ни сейчас. Ни когда-либо еще. Не принимай это на свой счет, Эбби, но Макс Хардинг никогда больше не появится на общественном телевидении. Он не посмеет. Потому что не может рисковать, что его спросят о его личной жизни.
— А что такого произошло в его личной жизни? — осторожно начала Эбби.
Она вся превратилась в слух. По правде говоря, она, как и ее исследовательская группа, очень мало узнала об этой стороне жизни Макса Хардинга. Лишь обычные детали, такие, как кто его родители, какое образование он получил, какие у него награды за профессиональные заслуги. Вот, собственно, и все.
— Ты никогда не задумывалась, почему Рори Мэхью выбрал программу Макса для попытки самоубийства?
— Жизнь этого человека пошла под откос. Его карьера как политика развалилась после скандала из-за собственности. В тот день Рори сняли с поста. Ходили слухи, что жена ушла от него из-за романа с…
— Да, — как-то зловеще произнес Гарри. Эбби устало посмотрела на него. Она чувствовала себя совершенно разбитой из-за постоянного недосыпа. К тому же она никак не могла взять в толк, на что намекает режиссер.
— Не понимаю, при чем здесь Макс.
— Неужели? Какая теперь разница, у кого из Мэхью был роман, да? И с кем, — добавил мужчина.
С минуту Эбби молча смотрела на Гарри, как будто до нее только что дошел смысл его слов. Она не могла поверить в это!
— Это ведь у Рори был роман с другой женщиной… — прошептала девушка.
— Правда? — на лице Гарри заиграла волчья ухмылка. — Ты уверена или это всего лишь твоя догадка? Рори Мэхью больше нет, и такая версия не повредит его и так запятнанной репутации. А ты — как бы это сказать? — пытаешься защитить живых…
Да что же хочет сказать Гарри? Неужели он намекает на то, что это у жены Рори Мэхью был роман с другим мужчиной?.. Роман с Максом?
— Ты не веришь мне, да, Эбби?
— Не верю.
Инцидент произошел два года назад, когда Эбби только начинала свою карьеру. Да, она смотрела ту программу. И была шокирована не меньше остальных. И, как и другие люди, девушка знала только то, что было написано в газетах. Она и не догадывалась, что на самом деле довело Рори Мэхью до такого отчаянного шага.
— Что же ты, Эбби? — поддел ее Гарри, видя ее сомнение. — Эта женщина была в жизни Макса тогда. И остается до сих пор.
— Какая женщина?
— Кейт Мэхью, разумеется.
— Кейт? — эхом отозвалась Эбби, вспоминая, как Макс отреагировал, когда она предположила, что звонившая ему КЕЙТ замужем. — Кейт Мэхью?
Неужели Макс занимался со мной любовью, чтобы отвлечь мое внимание от его отношений с женщиной по имени Кейт?
Нет. Она никак не могла поверить в это! Гарри ошибается. Макс не мог так поступить. Но почему тогда она чувствует себя так неуверенно? Откуда этот ком, застрявший в горле?
— Кажется, тебе знакомо это имя, — кивком Гарри подтвердил свою догадку. — Но я уверен, что ты слышала его не от Макса. Он делает все возможное, чтобы скрыть тот факт, что до сих пор встречается с Кейт Мэхью.
Итак, женщина, которая звонила Максу, тоже Кейт. Но разве это что-то доказывает?
— Откуда тебе так много о нем известно?
— Неужели Макс не рассказывал тебе? — улыбнулся Гарри, вставая. — Я был режиссером его программы два года назад. Теперь ты понимаешь, Эбби, — он помолчал, чтобы придать своим словам больше значимости, — я тот, кто знает, что на самом деле произошло тогда. Поэтому, если захочешь узнать подробности, советую прийти ко мне и спросить. — Гарри открыл дверь и добавил напоследок: — Уверен, Макс никогда не скажет ни тебе, ни кому бы то ни было еще всей правды о том, что случилось.
На этом он вышел, закрыв за собой дверь.
Эбби не могла пошевелиться. Она едва дышала.
Гарри работал с Максом два года назад? Поэтому они так очевидно ненавидят друг друга?..
Но какая теперь разница? Теперь Эбби узнала правду о Мэхью. Так что же там произошло? Была ли Кейт Мэхью той самой Кейт, которая звонила Максу? Если так, тогда это выставляет Макса совсем в другом свете…
Сейчас Эбби была уверена только в одном: Гарри мог все это выдумать, чтобы снова выставить ее идиоткой. Она склонялась верить словам любимого человека, нежели наглой лжи Гарри Холмса.
Но все же ее не покидала мысль, что женщина по имени Кейт может оказаться вдовой Рори Мэхью…
— Пообедаем сегодня, Эбби?
Это был не самый лучший день в жизни Эбби. На самом деле она не могла даже припомнить еще одного такого ужасного дня!
После ухода Гарри она совсем не могла продолжать работать. Все ее мысли возвращались к отношениям Макса и этой загадочной Кейт. Девушка склонялась к мнению, что Гарри ошибся. В конце концов, Кейт не такое уж редкое имя.
Эбби пришла домой десять минут назад. Эмоционально или как-либо еще она была совершенно не готова к тому, что Макс позвонит ей.
— Эбби? — услышала девушка его голос на том конце провода. — Если ты не хочешь выходить, я могу приехать к тебе, и мы закажем что-нибудь на дом…
— Нет! — пожалуй, слишком поспешно отказалась Эбби. — Но я могла бы привезти к тебе какие-нибудь продукты и приготовить обед, — быстро добавила она. — Тогда тебе не придется вставать пораньше и уходить.
— Что с тобой, Эбби?
— Ты о чем? — отозвалась она, всем сердцем желая избавиться от собственной неуверенности. Неуверенности в Максе и отношениях между ними.
— Эбби? — спросил Макс, очевидно чувствуя, что что-то не так.
Как бы она хотела вести себя по-другому! Но, по правде говоря, девушка чувствовала, как будто ее душа раскололась на две половинки.
С одной стороны, ей очень хотелось снова увидеть Макса, оказаться в его объятиях, обнимать его, целовать… Но с другой, ее терзали сомнения. Она была расстроена после недавнего разговора с Гарри. Все свалилось на ее плечи так неожиданно, она просто не знала, что делать дальше.
— Тебя обидел мой уход утром, Эбби? — догадался Макс. — Я ведь говорил, что серьезно отношусь к своей работе. Я не хотел расстраивать тебя, но у меня действительно с утра была назначена встреча.
В половине шестого утра? Эбби сомневалась в этом. Если только Макс не должен был встретиться с красавицей Кейт… А если эта Кейт действительно Кейт Мэхью, то она и правда красавица. Эбби много раз видела фотографии этой высокой рыжеволосой богини в разных таблоидах. Девушке было отлично известно, что у тридцатипятилетней Кейт Мэхью остались двое детей от брака с Рори. И эта женщина так и не вышла замуж после смерти мужа…
— Я не расстроилась, Макс, — поспешила заверить его Эбби. — Просто я весь день работала. Пришла только десять минут назад. И очень устала. Вот и все.
— Уверена? — спросил он мягко. От звука его чарующего баритона по спине девушки пробежали мурашки.
— Уверена. Дай мне час на то, чтобы помыться и переодеться. Я куплю продукты и приеду к тебе.
— Забудь о еде. Просто приезжай сама. Если мы проголодаемся, то позже сможем заказать что-нибудь прямо домой.
Позже. Макс, очевидно, намекает, что они займутся чем-то еще, когда она приедет. А Эбби была не столь наивна, чтобы не понять, что он имеет в виду.
— Я весь день ничего не ела, Макс, — призналась она. — Мне нужно хотя бы немного перекусить, перед тем как я смогу заниматься чем бы то ни было еще.
— Нет проблем. Я куплю бутылку вина и поставлю его охлаждаться, Эбби. До встречи. — С этими словами Макс положил трубку.
Я выпью целую бутылку, решила Эбби по дороге в ванную. И желательно, через соломинку!
Не нужно было всего этого делать, не нужно было соглашаться на этот обед, размышляла она.
Перестань врать самой себе, Эбби! — решилась признать она. Я хочу увидеть Макса. Я ведь люблю его, черт возьми! Люблю! Уверена, как только мы окажемся вместе, все слова Гарри обратятся в пыль.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Мне уже начало казаться, что ты передумала, — с порога сказал ей Макс, когда Эбби наконец приехала. На полтора часа позже, чем они договорились.
В действительности девушка сомневалась в правильности своих действий. Ее душа металась между почти непреодолимым желанием быть с Максом и страхом услышать ответ на вопрос, зачем он занимался с ней любовью прошлой ночью. Оттого, что любил ее так же, как и она его? Или по каким-то другим причинам? Эбби очень хотелось верить, что Макс любил ее. И вот она здесь.
— Правда? — Эбби приподнялась на цыпочки и нежно чмокнула его в губы. — Обед, — она подняла вверх сумки и в ожидании посмотрела на Макса.
Он был чертовски сексуален в черной шелковой рубашке и темных потертых джинсах. На ногах у него снова ничего не было. Может быть, Макс всегда ходит по квартире босиком, а возможно, он не стал обуваться, чтобы потом было проще раздеться…
О боже!
Эбби хватило одного взгляда на этого мужчину, чтобы у нее задрожали колени. И не только оттого, что она познала вкус его объятий и поцелуев. Еще и потому, что Эбби не могла избавиться от стеснения и неуверенности, ведь ни она, ни Макс никогда не говорили о любви.
Да еще эти россказни Гарри Холмса. Пусть он идет к черту! — подумала девушка. Как бы ей сейчас хотелось, чтобы она унаследовала от матери хотя бы каплю решительности. Но Макс смотрел на нее так, что она едва дышала. Эбби совершенно не знала, как себя с ним вести.
— Может быть, я отнесу продукты на кухню? — Не дожидаясь ответа, Эбби так и сделала. — Я купила стейк, картофель и овощи для салата, — продолжала говорить она, пытаясь скрыть свое волнение.
Но, кажется, обмануть Макса ей было не под силу.
— Что случилось, Эбби?
— Случилось? — озадаченно повторила девушка.
— Ты какая-то… другая.
Ну, конечно, все изменилось! Эбби больше не двадцатисемилетняя девственница, а любовница этого мужчины. И она действительно понятия не имеет, что с этим делать!
— С чего ты это взял? — спросила девушка просто. — Если ты имеешь в виду, что я немного волнуюсь… что ж, ты, возможно, прав. В отличие от тебя, Макс, я не такая опытная; все это ново для меня.
— Думаешь, я не понимаю? — Макс медленно подошел к Эбби и заключил в свои объятия. — Почему я, Эбби?
Макс знает, что был ее первым мужчиной! Ну, конечно! Глупо было ожидать, что он ни о чем не догадается. Максу тридцать девять, у него столько опыта в любовных делах! Наверняка он очень удивился, открыв, что Эбби в свои двадцать семь все еще невинна.
— А почему бы и нет? — уклонилась она от ответа. Не признаваться же ему в любви, даже не будучи уверенной в его чувствах! Кроме того, она уже далеко не наивная школьница. — Я никогда не торопилась. Но ведь каждому нужно с чего-то начинать.
— Если бы ты предупредила меня, — покачал головой он, — я был бы более нежным.
О, Макс был достаточно нежным, чтобы Эбби влюбилась в него еще больше!
— А почему ты, — девушка приставила пальчик к его груди, — не предупредил меня, что работал с Гарри Холмсом два года назад?
— Ты говорила с ним сегодня? — Макс заметно напрягся.
— Ну, конечно же, я говорила с Гарри; ты же знаешь, он режиссер и моей программы тоже. — Эбби немного сбавила тон.
У нее не было никакого желания играть с ним в игры. Чего Эбби действительно хотела — это кричать, до слез кричать, если потребуется, чтобы Макс объяснил ей наконец, что происходит.
Макс выпустил Эбби из своих объятий и отступил, заглянув в ее голубые, как небо, глаза.
— Что еще он рассказал тебе?
— Ты же знаешь Гарри, — ответила она, пожав плечами, — язвил, как обычно.
— Что именно он сказал тебе, Эбби? — прогремел Макс. Его губы вытянулись в тонкую линию, желваки заиграли. Он злился.
— Обычные насмешки. Правда, — соврала Эбби. — Главным образом, связанные с тем, что мне никогда не удастся уговорить тебя участвовать в моем шоу. Но я ведь уже знаю об этом, разве нет? Слушай, давай готовить обед, — добавила она, чтобы сменить тему. — Я проголодалась.
— Теперь я понимаю, почему ты не в настроении сегодня, — заметил Макс, с трудом подавив свою злость. — Гарри Холмс и на меня действует подобным образом.
Эбби отвернулась, чтобы вымыть картофель.
— Ты так и не сказал, почему даже словом не обмолвился о том, что вы с ним сотрудничали два года назад.
— Я предпочитаю не вспоминать ни о Гарри Холмсе, ни о том времени, когда мы работали вместе.
Это не ответ. Ни слова Макса, ни поведение Гарри нисколько не приоткрыли для Эбби завесу тайны. Тем больше ей захотелось докопаться до сути этой очевидной ненависти между двумя мужчинами.
— Вот, выпей вина, — Макс протянул ей бокал, — и давай забудем о Гарри.
Если бы Эбби только могла! Но как бы она ни пыталась, слова Гарри никак не шли из головы.
— Как прошла утренняя встреча? — спросила девушка, когда они принялись за ужин.
Макс накрыл стол в гостиной. И даже зажег свечи. Очень романтично. Вот только Эбби была совершенно не настроена на романтику. Она чувствовала себя полной дурой.
А все ведь могло быть иначе, размышляла Эбби, если бы только Макс не ушел так неожиданно сегодня утром! Если бы Гарри не наговорил мне столько ужасных вещей!..
— Не очень хорошо, — признался между тем Макс, отпив немного вина. — Два часа мне пришлось просидеть за завтраком, убеждая человека не издавать мою биографию. Мне тридцать девять лет, и моя жизнь еще не кончается. Все равно это был бы его взгляд, только и всего.
— Биография? — встрепенулась Эбби. — Это было бы интересно. Очень интересно!
— Если уж я не хочу появляться в получасовом шоу, — усмехнулся Макс, — я уж точно не заинтересован в выходе книги о себе.
Эбби опустила глаза, чтобы он не заметил отразившейся в них боли.
Как искусно Макс дал ей понять, что не изменил своих намерений. И все потому, что хочет защитить Кейт.
Неважно даже, что сказал ей сегодня Гарри. Макс упорно не желал говорить о Кейт.
— Кажется, вечер не очень удачный, — неожиданно сказал он, отодвигая тарелку.
— Мы просто совсем не знаем друг друга. Вот и все.
— Прошлой ночью тебя это не беспокоило.
— Может, проблема именно в том, что все случилось слишком быстро, — предположила Эбби.
— Теперь уже слишком поздно что-то менять. — Макс залпом осушил сьой бокал.
— Я не об этом, Макс, — вздохнула она.
— Нет? Чего же ты ждешь от меня, Эбби? Что ты хочешь обо мне знать? — разозлился он. — Кто мои родители? Где я провел детство? Список моих любовниц?
Последнее было бы любопытно. И невыносимо. И Эбби очень сомневалась, что Кейт Мэхью войдет в этот список!
— Я уже знаю о твоем детстве и родителях. А насчет любовниц… тебе будет скучно, потому что у меня-то был только ты.
— Думаешь, у меня их было великое множество?
— Кажется, нам так и не удастся спасти этот вечер, — покачала головой Эбби. — Может быть, мне лучше уйти?
Макс поднялся со своего места.
— Ты этого хочешь? Да! Нет! Эбби не знала.
Если она сейчас уйдет, то вряд ли когда-нибудь снова увидит Макса. Кажется, его терзали похожие сомнения.
— В мои планы не входит бороться с тобой, — прошептал он, подойдя почти вплотную к ней.
— И в мои тоже… — отозвалась она, вставая. Эбби не возражала, когда Макс заключил ее в свои объятия. И все ее сомнения испарились, как только она оказалась в плену его губ…
Когда Эбби проснулась, Макс все еще спал. В утреннем свете он казался моложе: черты его лица расслабились и стали мягче, а темные волосы прилипли к высокому лбу.
Как же она любит его!
Но теперь, очевидно, настала ее очередь уйти. Если она останется, то может совершить или сказать что-то, о чем потом пожалеет…
Эбби тихо выскользнула из постели, собрала свою одежду и пошла в ванную. Макс по-прежнему спал, когда она вернулась в спальню. Девушка в последний раз взглянула на него и вышла из квартиры.
Но Эбби не поехала домой, а отправилась на работу. Ей нужно было кое-что сделать, прежде чем она снова увидит Макса…
Если охранник и был удивлен ее ранним появлением, то он не подал виду.
Накануне, после разговора с Гарри Холмсом, Эбби незаметно взяла из архива копию последней программы Макса Хардинга, но потом решила не смотреть кассету.
Вероятно, потому, что эта запись могла подтвердить слова Гарри?
Возможно. Но сегодня утром в студии не было никого, кто мог бы помешать Эбби сесть и посмотреть запись.
Как и ожидала девушка, отчаяние Рори Мэхью было таким искренним, что у Эбби невольно сжалось сердце. Но все это прошло к третьей части программы. Эбби сосредоточилась на других ее аспектах. А именно на поведении Макса.
Он, очевидно, пытался направить разговор в нужное ему русло, одновременно стараясь держать все под контролем. Но неожиданно Рори Мэхью достал револьвер и принялся размахивать им перед Максом и остальными.
Пьяным голосом политик начал рассказывать историю своей неудавшейся карьеры. Он благодарил коллег и друзей, потом вдруг начинал говорить о том, сколько ошибок совершил и как боится потерять жену и детей.
Но ни разу Рори Мэхью не обвинил в своих несчастьях Макса.
Надо было посмотреть эту кассету вчера. Это не уменьшило ее неуверенности в том, что касалось девушки по имени Кейт, но создало такое впечатление, что звонившая Максу Кейт не имеет ничего общего с женой Мэхью.
Проклятье! А я ушла, даже не попрощавшись! Что Макс обо мне подумает?
На часах было всего половина десятого утра. Час, когда люди только начинают приходить на работу. Эбби рассудила, что могла бы вернуться к Максу. Может быть, с кофе и булочками на завтрак?
Эбби знала только одно: она не может оставить все как есть!
Когда она подходила к дому Макса, уже вовсю светило солнце. На деревьях весело щебетали птички, а булочки, которые она несла в пакете, пахли просто чудесно. Эбби не могла сдержать улыбки, когда думала, что скоро снова окажется рядом со своим любимым.
Но улыбка исчезла с ее лица, когда она свернула за угол и увидела Макса в компании рыжеволосой красавицы. Это была… Кейт Мэхью!
Из груди Эбби вырвался вздох. Было невообразимо тяжело наблюдать, как эта женщина крепко обняла Макса, прежде чем сесть в машину и уехать. А он тепло улыбался ей вслед.
Эбби не сомневалась в том, что делать дальше. Она выбросила булочки в урну и пошла в противоположную сторону. Слезы струились по ее щекам. Теперь она точно знала, что та Кейт и есть Кейт Мэхью. А судя по трогательной сцене на парковке, они с Максом близки до сих пор.
— Что ты здесь делаешь, Макс?
После своего неожиданного ухода Эбби, конечно, ждала, что Макс позвонит, но она никак не ожидала, что он придет к ней этим же вечером.
Хотя чему удивляться? Макс ведь не знает, что она видела его и Кейт вместе!
— Я был немного удивлен, проснувшись утром и обнаружив, что ты уже ушла.
Ты был бы не только удивлен, но и шокирован, если бы я находилась в твоей постели, когда твоя ненаглядная Кейт нанесла тебе визит, со злостью подумала Эбби. Она пожала плечами.
— Я все еще была под впечатлением от твоего вчерашнего поведения.
— Я же извинился, и…
— И твои извинения приняты, — перебила его девушка.
— Но… — Макс недоговорил. Его прервал звонок мобильного. — Прости, мне нужно ответить, — извинился он и прошел на кухню.
Это наверняка звонит Кейт, подумала Эбби.
Но тут же одернула себя. У Макса полно друзей и знакомых. У него есть родственники, которые вполне могут звонить ему в половине девятого вечера. И вовсе необязательно, что звонит Кейт.
Кажется, у меня начинается паранойя, заключила Эбби.
Надо прямо спросить у Макса, что его связывает с Кейт Мэхью, рассказать, что я видела их вместе утром… Но ведь я уже задавала ему вопрос об этой самой Кейт, и что? Он заявил, чтобы я не вмешивалась…
— Мне нужно уйти, — прервал ее размышления Макс. — Кое-что случилось. — Он провел рукой по волосам. — Я не могу объяснить все прямо сейчас, но…
— Хорошо, — девушка опустила глаза.
— Эбби? — Макс развернул ее к себе и посмотрел ей прямо в глаза.
Но это не помогло. Макс выглядел так сексуально! Она так любила его, а он, возможно, уходит от нее к другой женщине!
— Это не то, о чем ты думаешь, Эбби. Проклятье! — выругался Макс. — Я понятия не имею, о чем ты думаешь! Так уж случается в моей жизни. Мне позвонили, и…
— И ты должен идти.
— Черт возьми, да! Мне нужно идти! Ты ведь тоже работаешь на телевидении, Эбби. Ты должна меня понять. С тех пор как я вернулся в тележурналистику, мне снова приходится ездить по миру. И иногда забывать о своей собственной жизни.
— Так этот звонок по работе?
— Конечно. Кто еще мог?.. — Макс замолчал. — Ты какая-то другая последнее время, Эбби, — начал он снова, — и я уверен, что эти перемены каким-то образом связаны с Гарри Холмсом. К несчастью, у меня нет времени, чтобы разобраться во всем этом сейчас. Меня ждет машина, и мне правда…
— …пора уходить, — закончила за него Эбби.
— Эбби, когда я вернусь, мы поговорим, — Макс взял ее лицо в свои ладони. — Я прошу тебя только не слушать ничего, что обо мне судачит Гарри Холмс. Мне следовало давно разобраться с ним. Теперь я понял это. На этот раз Гарри не оставил мне другого выбора. Ты мне веришь, Эбби?
Как она могла доверять ему после того, что видела собственными глазами?
Но, несмотря на это, она продолжала любить Макса. Любить всем сердцем.
— Я позвоню тебе, как только смогу, — пообещал между тем Макс.
А потом он поцеловал Эбби. Поцеловал так, будто в последний раз, будто пытался сохранить в памяти вкус ее губ.
Эбби отстранилась.
— Ты должен идти.
— Я не хотел, чтобы все было вот так. И она этого не хотела.
На следующий день Эбби сидела в своем кабинете, ела ланч и смотрела новости. Ее внимание привлекло экстренное сообщение. Террористы захватили в заложники лидера одной из стран Среднего Востока. Это стало прямой угрозой распада и без того шаткого правительства.
Голос Макса Хардинга — так вот он сейчас где! — рассказал телезрителям о требованиях террористов и о том, что все жители страны готовы драться за своего похищенного лидера. А это может привести к очередной кровопролитной войне на Востоке.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

— На тебе лица нет, милая, — обеспокоенно сказала Дороти, присев рядом с Эбби.
Девушка виновато улыбнулась; она знала, что крестная не врет. Даже очень грамотно сделанный макияж не скроет бессонных ночей и беспокойных дней.
Прошлая неделя была для Эбби самым худшим периодом в жизни. Она неотрывно смотрела все выпуски новостей, в надежде хотя бы услышать голос Макса.
Все сообщения были о том, что страна находится на пороге войны, и ни слова о репортерах, находящихся там. Ни слова о Максе. Эбби так переживала за него, что все остальное, включая его отношения с Кейт Мэхью, отошло для нее на второй план.
Неожиданный звонок крестной с просьбой зайти к ним стал для девушки спасательным кругом. Но, глядя на расстроенное лицо Дороти, Эбби начали терзать смутные сомнения.
— Дороти, что-то случилось?
— Да, дорогая. Боюсь, что так, — крестная вздохнула. — И Пол рассудил, что будет лучше, если именно я скажу тебе об этом…
— Ты меня пугаешь, Дороти! — воскликнула Эбби, побледнев. — Что случилось? Что-то с Максом?
— Эбби, милая, успокойся. Он не умер, если ты из-за этого так разволновалась.
Ну, конечно же, Эбби переживала. Борьба террористов и миротворческих сил длилась уже несколько дней. Макс не выходил в эфир. Да и новостей о событиях в этой стране с такой неустойчивой политикой было слишком мало.
— Сядь, солнышко, прошу тебя, — взмолилась Дороти, видя отчаяние крестницы. — Сделай глубокий вдох и выпей это, — женщина протянула Эбби стакан воды. — А я расскажу тебе то немногое, о чем знаю.
— О господи!.. — простонала Эбби. Она так сжала стакан, что, казалось, еще чуть-чуть, и он разлетится на мелкие осколки прямо у нее в руке.
— Я же сказала, Макс в порядке, — повторила Дороти. — Ему удалось передать сообщение на местное телевидение. Откуда оно попало в Англию, потом в «Аякс телевижн», потом к Полу, а Пол попросил меня, чтобы я передала это тебе. — Женщина глубоко вздохнула, словно собираясь с силами. — Так вот. Макс и его оператор попали в перестрелку несколько дней назад. Он не пострадал, — быстро добавила Дороти, заметив, что Эбби побледнела еще больше. — Однако террористы взяли их в заложники два дня назад.
— Но об этом ничего не сообщали ни в новостях, ни в…
— Именно поэтому я говорю с тобой сейчас. Лидер этой страны погиб в перестрелке, и эти ужасные люди решили, что иностранные журналисты — лучшая добыча для них. Сегодня вечером в новостях они объявят о своих требованиях.
Эбби почувствовала, будто земля уходит у нее из-под ног. Она знала, чем все это может закончиться. Макс сказал, что им нужно поговорить, но вдруг он не вернется?..
— Выпей воды, Эбби.
— Чего они хотят? — спросила она пересохшими губами.
— Того же, что и все остальные. Свободы для тирании. Освобождения их политических заключенных. Конечно, этого не случится. Военные уже держат все под контролем.
— А Макс?
— Как я уже сказала, — вздохнула Дороти, — он оказался среди заложников.
Эбби сглотнула. Она не раз видела такие события по телевизору, но никогда и подумать не могла, что однажды это случится с человеком, которого она любит.
— Эбби, Макс хотел, чтобы ты знала, что с ним все в порядке. — Дороти участливо взяла руку крестницы в свои ладони.
— Правда?
— Да, дорогая.
— Я… но… а как же Кейт? — запинаясь, спросила Эбби. Даже находясь в шоке от услышанного, она не могла не думать о том, что в жизни Макса есть еще одна женщина, которой он тоже небезразличен.
— Кейт? — удивилась Дороти. — Не знаю никого по имени Кейт. Он оставил это сообщение только для тебя.
Макс в порядке до поры до времени. Если требования террористов не будут удовлетворены, начнется кровопролитие.
О боже!..
Все сейчас показалось Эбби незначительным. В данную минуту для нее было важно лишь одно: чтобы Макс остался жив и вернулся домой.
Но была еще и Кейт Мэхью.
Как бы Эбби ни был ненавистен тот факт, что в жизни ее любимого есть другая женщина, она не могла позволить, чтобы Кейт узнала последние новости из газет или по телевидению. Это было бы слишком жестоко, если учесть, что этой женщине пришлось пережить в прошлом.
Кому-то придется пойти и все ей рассказать. И этот кто-то — она, Эбби.
— Я прошу прощения, — извинилась Кейт, улыбнувшись. — Вы сказали моей экономке, что вас зовут Энни Фримен, так?
— Эбби, — поправила девушка, вдруг подумав, что ей не следовало приходить сюда.
Она сделала это инстинктивно. Может быть, потому, что ей необходимо было быть рядом с кем-то, кто любит Макса так же, как и она сама. Но здесь, в лондонском поместье Кейт Мэхью, где все вокруг было увешано семейными фотографиями до и после смерти Рори, Эбби начали терзать сомнения.
То, что Кейт была потрясающе красива, не помогало.
Конечно, высокая и стройная рыжеволосая женщина всегда выглядела элегантно, но за последние два года она еще больше похорошела. Джинсы и футболка, которые Кейт никогда бы не надела, будучи женой известного политика, делали ее гораздо моложе тридцати пяти лет.
— Эбби, — кивнула Кейт. — Присаживайтесь, пожалуйста.
— Спасибо, я постою, — отказалась Эбби. Она не собиралась задерживаться здесь надолго. Просто скажет, что хотела, а потом уйдет. — Мы с вами говорили по телефону неделю назад.
— Неужели? — с притворным удивлением спросила Кейт. Но Эбби поняла, что та узнала ее голос. — Простите, но вы ведь сказали моей экономке, что вы из школы моего сына, разве нет?
— Я соврала, — призналась девушка, желая, чтобы все это поскорее закончилось. — Я подруга Макса Хардинга…
— Кого? — смутилась Кейт.
— О, прошу вас, — Эбби была действительно не в настроении играть в игры. — Даже если предположить, что вы не остались друзьями, едва ли вы уже забыли появление вашего мужа в программе Макса Хардинга, незадолго до его смерти.
— Думаю, вам лучше уйти! — воскликнула Кейт, задыхаясь от негодования. — Эбби Фри-мен, — прошипела женщина сквозь зубы. — Теперь я поняла, кто вы. И, позвольте вас заверить, я не собираюсь обсуждать с журналисткой…
— Я здесь не поэтому! — разозлилась Эбби. — Я просто подумала — и, кажется, ошиблась, — что вам было бы спокойнее знать, несмотря на то, о чем сообщат в вечерних новостях, что с Максом все в порядке.
— Не понимаю, о чем вы говорите, — прошептала Кейт, побледнев.
— Поймете. Позже.
— Вы мне угрожаете, Эбби Фримен? Вы ворвались в мой дом с нелепыми претензиями, упоминаете о людях, которых я даже не знаю…
— Не смешите меня! — вспыхнула Эбби. Ее начинала выводить из себя эта женщина. Макс в опасности, а она продолжает делать вид, что не знает его. — Я пришла сюда, только чтобы сказать, что с Максом все в порядке. Но раз уж вы даже не знакомы, то это не важно! Как не важно и то, что через несколько дней или даже сегодня его могут убить! Я рада, что у меня нет таких друзей, как вы! — С этими словами Эбби повернулась и вышла из комнаты.
Она покинула дом Кейт Мэхью в надежде, что их пути никогда больше не пересекутся.
— Какого черта ты делаешь?
Эбби непонимающе уставилась на Макса, когда тот ворвался в ее квартиру. Он был в бешенстве. Его серые глаза сверкали от ярости, когда он потребовал ответа на свой вопрос.
Почти три недели Эбби ждала, когда снова увидит его. Две из них она не находила себе места в страхе за его жизнь.
В правительстве Англии пытались освободить заложников, не выполняя требований террористов. Вчера армии удалось обезвредить банду и освободить всех, кто находился в плену. Макс — слава богу — был среди них.
Эбби плакала и смеялась от радости. Последние двенадцать дней были для нее сущим адом.
Она знала, что выглядит сейчас не лучшим образом. Под глазами у нее были мешки от постоянного недосыпания, а румянец исчез с лица еще несколько недель назад, и она похудела, потому что просто не могла заставить себя поесть.
Макс тоже заметно похудел. На его лице отразился весь ужас заточения.
Но никогда он не был для Эбби роднее, чем сейчас!
Она была счастлива услышать его голос, когда Макс позвонил ей из самолета, чтобы сообщить, что приедет к ней. Но девушка никак не ожидала, что он прямо с порога набросится на нее с обвинениями.
Его тон сбил Эбби с толку. Конечно, она не ждала цветов и признаний в вечной любви. Это было бы совсем не похоже на Макса. Но девушка не ожидала и того, что он будет кричать на нее.
— Эбби, я спрашиваю тебя… — прогремел он.
— Я слышала, — перебила она его. — Просто я тебя не понимаю! — Голос Эбби сорвался от нахлынувших эмоций. — Что такого произошло за то время, пока ты летел в самолете? Ты говорил, что не можешь дождаться, когда снова увидишь меня, а теперь… — слезы застыли в прекрасных глазах девушки. — Неужели я в чем-то виновата перед тобой? — Внезапно она замолчала и посмотрела на него. Правда обрушилась на нее, как снежная лавина. — Ты говорил с Кейт Мэхью!
Эбби беспомощно опустилась на диван. Она надеялась, что Макс испытывает к ней хотя бы что-то похожее на любовь. Однако то, что он нашел время, чтобы связаться с Кейт или даже навестить ее, развеяло эту надежду.
— Конечно, я говорил с Кейт, — небрежно бросил Макс. — Ты не имела права делать то, что сделала…
— Нет, имела, черт тебя возьми! — Эбби вскочила и злобно взглянула на него.
В гостиной был накрыт стол, в кухне дымилась недавно приготовленная еда, в спальне ждали своего часа свежие простыни. Но, кажется, ничего этого не потребуется.
— Тебя взяли в заложники, а вы с Кейт… друзья. Я подумала, что будет лучше, если она услышит эту новость от меня, а не по телевизору.
— Это была единственная причина, Эбби? Или ты надеялась застать Кейт в момент слабости, когда она…
— Замолчи, Макс! — резко оборвала его Эбби. — Ты хоть представляешь себе, чего мне стоило пойти к ней? — Она сделала глубокий вдох. — Вы двое — любовники, а перед отъездом ты сам просил меня верить тебе; я посчитала, что если пойду к Кейт и скажу, что с тобой все в порядке, я покажу тебе свое доверие. Кажется, я ошибалась, — девушка отвернулась. — Думаю, тебе лучше уйти, Макс.
— Эбби…
— Иди к ней, Макс. Я не хочу лезть в твои отношения с Кейт Мэхью!
— Мы с Кейт не любовники.
— Нет? Это объясняет, что в твоей жизни есть девушки вроде меня, так? Скажи это ей, Макс. Потому что я не хочу больше тебя слушать!
Макс молчал. В его глазах отражалась неуверенность. Он смотрел на бледное, измученное лицо Эбби.
— Ты ужасно выглядишь.
— Какое счастье для всего мира, что ты не стал дипломатом, Макс! Конечно, я выгляжу ужасно. Я сходила с ума, думая, как ты там. Я почти не спала и ничего не ела, — Эбби покачала головой. — И зачем все это? Сама не понимаю!
— Я слышал, твое шоу пользуется популярностью, — перевел тему Макс.
Он был прав. Рейтинги ее программы взлетели очень быстро. И Эбби знала, что в этом есть заслуга Макса. Из «милашки», как он назвал ее во время их первой встречи, она превратилась в уверенную в себе серьезную молодую женщину, которая ведет с гостями интересный диалог.
— Да, так оно и есть, — подтвердила Эбби, удивившись тому, что Максу об этом известно. Ведь он всего несколько часов в Англии.
— Нет проблем с Гарри Холмсом?
— Нет… — прошептала девушка, размышляя, когда же Макс уйдет. Ей очень хотелось расплакаться, но она не собиралась делать этого перед ним.
— Хорошо. Я… привет, дружище, — тепло поприветствовал он Монти, который тут же начал тереться о его ноги.
Эбби взяла своего кота на руки и прижала его к себе, заслужив укоризненный взгляд Макса.
Мне действительно кажется, что тебе лучше уйти, — произнесла она.
Он подошел почти вплотную к ней.
— Правда?
— Да! — Эбби с трудом выдержала его взгляд.
— Послушай, Эбби, я не смог бы тебе все объяснить насчет Кейт, даже если бы хотел.
— Я не желаю ничего слышать о Кейт!
— Ты хочешь, чтобы я просто ушел? — в глазах Макса блеснул гнев.
— Да. — Эбби сильнее прижала Монти к себе, отчего кот начал вырываться, выказывая свое недовольство.
Макс с минуту молча смотрел на нее. Потом кивнул.
— Как знаешь. Возможно, все это было ошибкой.
Он повернулся и вышел из комнаты.
— Думаю, лучше сразу сказать вам: Макс не знает, что я здесь.
Эбби во все глаза смотрела на Кейт Мэхью, все еще не веря, что эта женщина сама явилась к ней в офис и сейчас сидит напротив нее с чашкой кофе в руках.
Последние несколько дней вообще были какими-то сумбурными. Эбби с головой ушла в работу, чтобы не думать о Максе. А теперь вот Кейт Мэхью пришла к ней с просьбой попить кофе в ресторане Луиджи и поговорить.
— Какой Макс?
— О, я это заслужила, — печально сказала Кейт. — Я была не совсем честна с вами две недели назад.
— Это не важно.
— Нет. Важно. Понимаете… сначала я подумала, что Макс так изменился из-за того, что с ним произошло, — женщина поежилась. — Наверное, это просто ужасно — не знать, что тебя ждет в следующую минуту. Не знать, выберешься ли ты оттуда живым.
— О, чтобы привести в ужас Макса Хардинга потребовалось бы гораздо больше, чем кучка террористов.
Кейт с минуту молча смотрела на Эбби. Под взглядом проницательных карих глаз девушка чувствовала себя неловко. Она вообще терялась в обществе этой элегантной леди.
— Вы влюблены в него, — наконец сказала Кейт.
— Вот уж не думаю! — притворно рассмеялась Эбби.
— О да, — кивнула женщина. — Он тоже любит вас?
— Сомневаюсь. А как вам кажется?
— Макса не понять, — улыбнулась Кейт.
— Простите, — сказала Эбби, опустив глаза, — но я не могу больше сидеть здесь с вами.
— Макс не говорил со мной о вас.
— Конечно. Ну, то, что мы с Максом были… друзьями, никак не отразится на ваших с ним отношениях.
— Макс… изменился с тех пор, как приехал.
— Вы это уже говорили. Если у вас с ним проблемы, то это с ним вы должны побеседовать. Не со мной.
— Нет. Макс всегда очень опекал меня. Он не. станет делать или говорить что-то, что может меня расстроить…
— Похвально! — воскликнула Эбби, не скрывая сарказма. — Послушайте, Кейт, если вы пригласили меня сюда, чтобы сказать, чтобы я держалась от Макса подальше, то вы опоздали. Мы даже не разговариваем друг с другом! Мы немного… сбились с пути, — усмехнулась Эбби. — Но это была ошибка… для нас обоих. Между нами вспыхнула страсть, но она так же быстро угасла. Простите, если причинила вам боль. Могу вас заверить, между нами все кончено.
— Я шла сюда не за тем, чтобы обидеть вас, Эбби, — вздохнула Кейт.
— Я уже говорила, мне не важно, что там происходит у вас с Максом. Это не мое дело. Меня ничего больше не связывает с Максом! — разозлилась Эбби.
— Макс несчастлив, Эбби.
— Я не видела его счастливым, так что едва ли замечу разницу.
— Понимаете, два года назад я совершила ошибку…
— Не хочу ничего знать! — перебила ее девушка. Она повернулась, чтобы взять сумочку. — Не знаю, расскажете вы о нашей встрече Максу, но я вам советую — не нужно! У него привычка неправильно понимать все, что касается меня.
— Конечно, я расскажу Максу, что мы говорили. У нас нет секретов друг от друга.
Эти слова больно ранили Эбби.
— Он сохранил меня в секрете, — бросила она, не скрывая обиды. За три недели эти двое, Макс и Кейт, разбили ей сердце.
— Я правда не хотела причинить вам боль…
— Вы и не причинили. — Эбби встала. — До свидания, Кейт. Вряд ли мы когда-нибудь снова увидимся.
Эбби еще долго бродила по улицам, заходила то в один магазин, то в другой, но так ничего и не купила. Она не замечала ничего и никого вокруг, так сильно было ее унижение.
Когда Эбби вошла в квартиру, зазвонил телефон. Макс. Наверняка это Макс. Несомненно, он сгорает от нетерпения обвинить ее во всех смертных грехах. Но сейчас у Эбби не было никакого желания выслушивать его.
Раздеваясь на ходу, она прошла в ванную комнату. Однако на этот раз даже горячая пенная ванна не помогла девушке расслабиться. Телефон все звонил и звонил, раздражая ее еще больше. Только потом Эбби поняла, что Макс не знает ее домашний номер! Она никогда не давала его ему. Конечно, Макс мог бы попросить номер у Дороти, но Эбби в этом очень сомневалась.
Она выскочила из ванны и подняла трубку.
— Алло?
— Где тебя носило, черт возьми! Я звонил тебе весь день!
— Что тебе нужно, Гарри?
Я хочу, чтобы ты сейчас же приехала в офис. У нас изменения в завтрашнем шоу.
— Ты о чем? Что случилось с Камероном Харпером?
— Он придет на следующей неделе. Пэт позвонила мне пару часов назад. Сказала, что Макс Хардинг согласился принять участие в твоем шоу. Не в последнем, как тебе хотелось, но все же.
Эбби вцепилась в трубку так, что у нее даже костяшки побелели.
Макс придет на шоу?
Нет. Вопрос даже не в этом. Эбби больше волновало другое: почему Макс после всего, что он сказал и сделал, согласился принять участие в ее программе?

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

— Не могу понять, зачем понадобилась эта встреча? — спросила Эбби у Гарри, когда вошла в конференц-зал.
— По-моему, все понятно, — усмехнулся режиссер. — Ты же пыталась соблазнить Макса Хардинга, не отрицай. И он попался. А теперь мы сидим здесь и ждем прибытия этого великого человека, чтобы он мог сообщить нам о том, что собирается рассказать завтра вечером.
Эбби чувствовала себя полной идиоткой. Макс согласился участвовать в программе, но зачем ему понадобилось собирать Пэт, Гарри и ее, Эбби, здесь в девять часов вечера? Будет нелегко снова видеть Макса, не говоря уже о присутствии Гарри.
— Эй, только не надо меня винить, — режиссер поднял руки. — Макс диктует правила, а мы всего лишь пешки.
Ну уж нет. Больше Эбби не станет плясать под его дудку. Никогда.
Это ее шоу. И никто не может приказывать ей, о чем говорить с гостями.
Тем временем дверь открылась, и на пороге появилась Пэт. В компании Макса Хардинга. Маленькая, энергичная Пэт в своих обычных брюках и жакете казалась совсем крошечной на фоне высокого и статного Макса, одетого в официальный костюм и белоснежную рубашку.
Эбби изо всех сил старалась не замечать Макса, но ее взгляд то и дело останавливался на нем.
Наконец все расселись по местам.
— Полагаю, мне нет необходимости представлять вам Макса, — начала Пэт с привычной для нее долей иронии.
— Конечно, — отозвался Гарри, а Эбби лишь опустила глаза. — Но в чем дело? Эбби все подготовила для прихода Камерона Харпера.
— Я уже говорила с Камероном; он даже рад, что появится не в завтрашней, а в следующей программе…
— А к чему такая спешка? — бесцеремонно перебил женщину Гарри. — Эбби хотела, чтобы Макс участвовал в заключительном шоу, так что…
— Макс согласен прийти только завтра. Ни в какое другое время, Гарри, — оборвала его Пэт. — И, если ты упустил это из виду, спешу тебе напомнить, что в наших интересах пригласить Макса раньше, пока в памяти людей свежи воспоминания о последних событиях.
Эбби знала, что им с Максом не придется много говорить во время этой встречи, но все же ее немало удивило, что Макс еще не сказал ни слова. Особенно если учесть, что это его обсуждали режиссер и продюсер шоу.
Девушка украдкой посмотрела в сторону Макса. Их глаза встретились в безмолвной схватке. По лицу Макса невозможно было понять, о чем он думает. Эбби глядела на него, как кролик смотрит на удава. Макс лишь приподнял бровь. На его лице застыла волчья ухмылка.
Он знал, что Эбби сегодня встречалась с Кейт Мэхьго!
Что ж, это даже хорошо. Эбби надеялась, что Кейт не скрыла от Макса того, что это она назначила встречу.
— Дело сделано, Гарри, — говорила Пэт, когда Эбби наконец обратила свое внимание на других присутствующих в этой комнате. — И покончим с этим.
— Я все еще не могу поверить, это ведь мое шоу.
— Все знают, что это шоу Эбби, — отрезал Макс, не скрывая неприязни к Гарри.
— Да, — подтвердила девушка. — Но я понимаю не больше Гарри. По-моему, ты ясно дал мне понять, что не собираешься приходить на мою программу…
— Я передумал.
— О, теперь мы все должны пасть на колени и благодарить Макса Хардинга Великолепного?
— Эбби! — Пэт укоризненно покачала головой.
Но Эбби проигнорировала ее. Она с вызовом смотрела Максу прямо в глаза. Пэт многого не знала, а Эбби не собиралась быть просто пешкой в игре, которую затеял Макс.
— Все в порядке, Пэт, — заверил женщину Макс. — Хочешь сказать, что теперь ты уже не желаешь, чтобы я стал гостем твоего шоу, Эбби?
Она не могла отказаться. И он знал это. Но почему Макс передумал? Эбби видела только одну возможную причину. И причина эта касалась другой женщины в его жизни. А именно Кейт Мэхью.
— Просмотри список вопросов, на которые Макс согласился ответить, — сказала между тем Пэт, возвращая девушку в настоящее.
— Подождите минуту! — воскликнула Эбби, вставая. — Список вопросов, на которые Макс согласился ответить? — повторила она, не веря собственным ушам. — А какова моя роль во всем этом? Получается, я буду всего лишь свидетелем «шоу Макса Хардинга»!
— У тебя есть возражения? — спросил Макс прежде, чем Пэт смогла что-то добавить.
— Я не буду в этом участвовать!
— Даже если ты рискуешь потерять эксклюзив?
Боже, если бы Макс знал ее лучше — если бы он вообще попытался узнать ее, — тогда бы он понял, что она ни за что не согласилась бы на такой поворот событий.
— Да. Даже так.
Они продолжали смотреть друг на друга. Макс — бесстрастно, Эбби — упрямо.
— Пэт, — произнес наконец Макс, не спуская с Эбби глаз. — Не могли бы вы с Гарри ненадолго оставить нас наедине?
Что-то дрогнуло внутри девушки. Она не хотела оставаться наедине с этим человеком. Ей нечего было сказать ему. А вот он, очевидно, намерен поговорить без свидетелей. Нетрудно догадаться, о чем.
— Присаживайся, Эбби, — пригласил Макс, как только за Гарри и Пэт закрылась дверь.
— Спасибо, обойдусь, — отказалась девушка, чувствуя, как по спине побежали предательские мурашки. — Если это все из-за Кейт Мэхью…
— Давай не будем вмешивать Кейт.
— О, я была бы только счастлива! Но, кажется, это невозможно, правда, Макс? Потому что все, что ты говоришь и делаешь, рано или поздно все равно касается Кейт! Между прочим, она приходила ко мне сегодня.
— Мне это известно. Она сказала, что ты отказалась обсуждать наши взаимоотношения.
— Потому что нас с тобой ничего не связывает. Нету нас никаких отношений! — выкрикнула Эбби, отойдя в другой конец комнаты, подальше от Макса. Рядом с ним она теряла способность здраво мыслить. — Почему вы с Кейт не расскажете о своем романе? — продолжала она. — Прошло два года. Пресса быстро все забывает, а с твоим умением очаровывать публику, ты уж точно сможешь придать вашей истории романтический оттенок!
— Я мог бы. Но у нас с Кейт нет романа. И никогда не было.
— Я не верю тебе!
— Знаю, — вздохнул Макс. — Но прошу тебя, поверь. Хотя бы на этот раз.
— Однажды я уже доверилась тебе. И не хочу повторять своих ошибок.
— Понимаю. Но завтра вечером мы встретимся на твоей программе, Эбби. И я буду отвечать на вопросы, которые мы уже обговорили с Пэт.
— Я так же, как и Пэт, имею право принимать участие в проработке вопросов.
— Да. Но как бы то ни было, разница в том, что Пэт отличный профессионал. Она знает, что может доверять моему мнению.
— А я не профессионал? Отлично, Макс. Тогда и решай все вопросы с Пэт, — Эбби схватила свою сумочку. — Но имей в виду, что я могу и не задать тебе тех вопросов на моем шоу!
В одно мгновение Макс оказался рядом. Он слегка тряхнул Эбби за плечи.
— Ты самая упрямая женщина из тех, кого я имел несчастье повстречать!
Она смотрела на него, отчаянно пытаясь разозлиться, чтобы не поддаться чувствам, которые вызвало в ней его прикосновение. Ей хотелось послать все к черту, забыть обо всем и отдаться ему прямо на этом большом столе. Здесь и сейчас.
— Упрямее, чем Кейт? — тряхнув головой, с вызовом сказала она.
— Я же сказал…
— …не вмешивать Кейт, — закончила за него Эбби. — Знаешь, Макс, я подумала, что все-таки буду вести завтрашнее шоу. Ни за что не пропущу такое!
— Эбби, — губы Макса вытянулись в тонкую линию.
— Что?
— Запомни, я не твой враг, — выдохнул он. — Нет?
— Нет… — что-то странное отразилось в его глазах.
— Я не верю ни одному твоему слову!
— Мы ведем себя как два соперника, встретившихся на ринге!
— Наверное, потому, что так и есть. И хочу, чтоб ты знал — я не собираюсь проиграть этот бой!
Макс с минуту смотрел в ее голубые глаза, блестящие от злости, и лишь потом произнес:
— Ты совершаешь чудовищную ошибку, Эбби. Я тебе совсем не враг и не соперник. И я докажу тебе это завтра вечером.
— Объявляю начало поединка, — бросила ему девушка и вышла из комнаты. — Он весь ваш, — объявила она удивленной Пэт.
Потому что Макс не принадлежал ей. И не будет принадлежать никогда…

Макс поймет, что я не собираюсь играть по его правилам, думала Эбби, поглядывая на часы. Шоу начнется через десять минут. И будет проходить на ее условиях.
Эбби приехала на студию как обычно за два часа, чтобы команда стилистов могла спокойно подготовить ее к съемкам. Но сегодня она не стала говорить со своим гостем до начала программы, как сделала бы это в другой раз.
Макс явился в студию час назад, но девушка даже не потрудилась поприветствовать его.
— Все готово, Эбби? — спросил Гарри, столкнувшись с ней в дверях ее кабинета.
— Да, — только и сказала она.
На лице Гарри играла насмешливая улыбка. Он прекрасно знал, что Эбби не в восторге от сегодняшней программы, и наслаждался волнением, царившим в студии.
— Выглядишь очень… эффектно сегодня. Настоящий профессионал, — режиссер удовлетворенно кивнул.
— Мне нужно идти, Гарри.
— Надеюсь, ты поставишь его на место. Ну что ж, удачи тебе.
Впервые Эбби почувствовала неуверенность. Неужели то, что она собирается сделать, столь очевидно?
Правильно ли я поступаю? — размышляла она, торопясь занять свое место перед эфиром. Но есть ли у меня выбор?..
Нет, заключила Эбби. У Макса были свои причины, чтобы прийти на шоу. Макс играл с ней, чтобы защитить Кейт Мэхью. По той же причине он оказался в ее, Эбби, постели. И хотя ей не хотелось ранить Кейт, к Максу она не испытывала жалости.
Уверенность Эбби пошатнулась еще больше, когда она увидела Макса. Он ждал ее на входе в студию.
— Что ты затеяла, Эбби?
Девушка составляла новый список вопросов в тайне от всех. Как такое возможно, что Макс?.. Нет, он не мог знать. Он просто догадывается, как догадался Гарри.
— Не понимаю, о чем ты говоришь. А теперь, если ты позволишь, я пойду. Пора, — добавила Эбби, услышав заставку ее шоу.
— Эбби! — Макс перехватил ее руку и притянул к себе. — Я люблю тебя, Эбби!
— Как ты смеешь? — выдохнула она. Неужели Макс думает, что я так глупа, так наивна, чтобы поверить в искренность его слов?
— Я люблю тебя, — повторил он. — Только поэтому я сегодня здесь. Но на карту поставлено гораздо больше, чем чья-то гордость. И если ты сделаешь это, Эбби, мне ничего не останется, кроме как нанести ответный удар.
— Жду тебя на сцене, Макс, — отрезала Эбби, отняв руку.
Она появилась на публике, ослепительно улыбаясь. Потом пригласила Макса. Они пожали друг другу руки и заняли свои места. Все шло, как и было задумано. Первые четыре вопроса были связаны с недавними событиями в жизни Макса, как и было оговорено в сценарии.
Но едва Эбби подошла к пятому вопросу, Макс, почувствовав неладное, неожиданно заговорил первым:
— Скажите мне, Эбби, вам нравится вести это шоу?
Девушка смотрела на него, пытаясь понять, чего он хочет этим добиться.
— Я слышал, — продолжал он, — что будет и следующий цикл вашей программы. Наверное, вы довольны, что шоу пользуется такой популярностью?
Макс пытается перехватить инициативу, чтобы избежать щекотливой темы, решила Эбби.
— Ничего об этом не слышала, Макс, — ответила она спокойно. — Но вернемся к вам. Это первое интервью на общественном телевидении, которое вы даете за два года. Я уверена, всем нашим зрителям известно, по каким причинам вы не давали интервью все это время.
— Эбби… — тихо предупредил он. Но отступать было поздно.
— Прошло уже два года. Несомненно, людям будет интересно узнать…
— Эбби, дорогая, — перебил ее Макс. — Уверен, ты не хочешь, чтобы я рассказал всем о том, что единственная причина, по которой я здесь сегодня, это ты. Я не мог сказать «нет» женщине, с которой я сплю!

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

— Вот тогда-то, мой дорогой Монти, я и ударила его, — заключила Эбби, всхлипнув. — Поэтому я никогда больше не осмелюсь появиться на публике. Никогда больше не увижу своих друзей. И не смогу показаться на глаза родителям! — простонала девушка, снова вспомнив о своем унижении. — Они видели все это, Монти. О боже! — она закрыла лицо руками.
Как Макс только мог так поступить со мной? — подумала она.
А ты сама-то что собиралась сделать? — прошептал голос совести.
Да, но ведь это совсем другое, рассудила девушка. Макс заслужил это!
Кроме того, Эбби не намеревалась спрашивать его о Кейт Мэхью. Злость, которую она испытывала к Максу, когда он посмел сказать ей о любви, была направлена только на него. Девушка не планировала затрагивать в интервью Кейт или ее детей. Единственной целью Эбби был Макс. Но они вдруг поменялись ролями, и это она, Эбби, превратилась в мишень Макса Хардинга.
Теперь карьера Эбби, как и ее жизнь, совершенно разбита. Вряд ли на земле найдется такой уголок, где ничего не знают о том, как унизил ее Макс Хардинг. Может быть, все-таки уехать в Боливию?..
Громкий стук в дверь прервал ее мрачные размышления. Видимо, кто-то не смог дозвониться и теперь просто молотил по двери кулаком.
Стук продолжался. И даже через две двери Эбби слышала чей-то знакомый голос.
Голос Макса?
Она была не уверена, но, не желая выяснять это, зажала ладонями уши.
Но, кто бы это ни был, он скоро поймет, что Эбби, должно быть, нет дома или она просто не хочет открывать дверь. Кому бы то ни было. Даже если бы здание внезапно охватил огонь. Как и капитан, девушка готова была пойти ко дну вместе со своим кораблем…
Неожиданно дверь ванной распахнулась. Эбби отняла руки от ушей, увидев на пороге Макса. На нем лица не было.
— Слава богу! Слава богу, ты жива! — выдохнул он, справившись с волнением. — Эбби, я…
— Убирайся отсюда! — бросила она, погружаясь в пену до подбородка. Хотя Макс уже видел ее обнаженной, девушка отчего-то чувствовала смущение.
Но вместо того, чтобы уйти, Макс подошел ближе.
— Мне нужно поговорить с тобой, Эбби.
— Нашел место, где разговаривать! Кроме того, я вообще не хочу ничего от тебя слышать. Чего я действительно хочу, так это чтобы ты сейчас ушел! И никогда не возвращался.
— Эбби, пожалуйста, позволь мне хотя бы…
— Пожалуйста?! — изумленно воскликнула девушка. — Ты унизил меня этим вечером. Растоптал, полил грязью. И после всего, что сделал, ты смеешь говорить мне такие слова? — Эбби со злостью посмотрела ему в лицо. — Убирайся отсюда, Макс! И больше близко не подходи к моему дому!
— Знаю, ты наверняка думаешь по-другому… но, Эбби, я не хотел сделать тебе больно.
— О, неужели? — усмехнулась она с нескрываемым сарказмом. — Странно, потому как, насколько я помню, именно это ты и сделал! — Слезы снова подступили к ее прекрасным голубым глазам. — Мои родители смотрели эту программу, Макс. Мои родители! — Ее голос сорвался при мысли о том, что они почувствовали, узнав, что их единственная дочь спала с этим мужчиной. — Не подходи ко мне, Макс, — предупредила Эбби, заметив, что он собирается сделать еще один шаг. — Ты… что это? — спросила девушка, увидев, что Макс держит в руке какую-то кассету.
— Окончание твоей программы.
— Мне не нужна эта запись, Макс. Я отлично помню, что там произошло. Не говоря уже о миллионах других людей…
— Я же сказал, это копия окончания твоего шоу, Эбби, — повторил Макс. — И тебе действительно нужно на это посмотреть.
— Окончание шоу? — хмыкнула девушка. — Не было никакого «окончания шоу». — Последнее, что Эбби слышала, когда вынула наушник и убежала, были указания Гарри срочно запустить рекламу. Указания? Да он просто орал!
— Да, Эбби, это окончание шоу. Надень что-нибудь, а я пойду поставлю кассету.
— Ничего ты не будешь делать! — закричала Эбби. — Забирай свою кассету и убирайся… — Она помолчала, а потом с подозрением взглянула в глаза Макса. — Слушай, а как ты сюда попал? Я отлично помню, что заперла дверь.
— Ну, мне не пришлось придумывать для портье историю про день рождения. — Макс вздохнул, вспоминая, как впервые увидел Эбби в дверях своей квартиры. — Он сразу узнал меня. А когда я объяснил ему, что ты не отвечаешь на телефонные звонки, а домофон отключен, портье был только счастлив дать мне свой запасной ключ.
— Вот здорово! — ухмыльнулась Эбби. — Теперь все будут думать, будто я пыталась покончить с собой.
— Только не я, — заверил ее Макс, слабо улыбнувшись. — Ты сильная и смелая, и…
— О, перестань, Макс, — нетерпеливо перебила его она. — После того, что произошло сегодня, я вряд ли уже смогу выйти на улицу. Только если перекрашу волосы, сделаю новую прическу, надену темные очки и сменю фамилию. Да и это, боюсь, не поможет.
— О смене фамилии мы поговорим позже, — чуть шире улыбнулся Макс. — И не делай ничего с волосами, они мне нравятся такими, какие есть. — Он подошел к двери. — Давай посмотрим окончание шоу, Эбби. Если после этого ты захочешь, чтобы я ушел, я уйду.
— Конечно, ты уйдешь! — с чувством воскликнула девушка. — Не сомневайся!
Эбби не знала почему, но часть ее — та часть, которая любила Макса, — откуда-то знала, что все закончилось хорошо.
Хотя как такое возможно, после всего, что он сделал?..
Эбби не захватила с собой одежды, когда шла в ванную. Поэтому, насухо вытершись махровым полотенцем, она просто надела халат темно-голубого цвета, который необыкновенно шел к ее глазам. Эбби запахнула его так, что даже шеи не было видно. Хотя какая теперь разница?..
Сегодня вся страна увидела ее обнаженной, пусть даже не в прямом смысле слова!
Когда Эбби вошла в гостиную, Макс уже ждал ее там. Он сидел на диване перед телевизором, а на коленях у него лежал довольный Монти. Стараясь не смотреть на Макса, Эбби опустилась в кресло, подальше от него. Монти даже не пошевелился.
— Я пыталась объяснить ему ситуацию, — чтобы разрядить обстановку, сказала Эбби. — Но, кажется, он так ничего и не понял.
— О, думаю, Монти понимает больше, чем тебе кажется.
— Он мужчина, — бросила она, сверкнув глазами. — А мужчины всегда оправдывают друг друга, разве не так?
Макс испытующе взглянул на Эбби, но она и глазом не моргнула.
— Давай посмотрим запись, — предложил он, так и не ответив.
— Я бы сказала — давай еще раз увидим мой полный провал!
Макс посмотрел на нее так, будто хотел поспорить с этим, но все же промолчал.
Первые десять минут были такими, какими навсегда останутся в памяти Эбби. Она-то думала, что холодна и беспристрастна, но, судя по записи, девушка волновалась и заметно нервничала, когда Макс начал задавать ей вопросы. И так продолжалось до тех пор, пока Эбби не удалось снова перехватить инициативу и она начала спрашивать Макса о событиях двухлетней давности.
— Я достаточно посмотрела, — сказала она, вставая.
— Нет, подожди, — Макс задержал ее. — Отличный удар, кстати, — прокомментировал он свое публичное падение на пол студии. А потом рыдающая Эбби переступила через него и выбежала вон под глухой ропот зрителей.
С экрана телевизора вся эта ситуация показалась Эбби еще более ужасной. А появление сразу после этого рекламы подгузников только добавило всему произошедшему нелепости.
— Они что, не могли подобрать чего-то более… — Эбби недоговорила. Внезапно реклама оборвалась, и камеры вернулись в студию. — Что?..
— Смотри, Эбби.
И она смотрела. И слушала. Как и миллионы телезрителей.
Очевидно, думая, что прямой эфир окончен, Гарри Холмс вышел из комнаты режиссера и появился в студии. То, что произошло дальше, было просто невероятно!
— Доволен, Гарри? — спросил Макс, поднявшись с пола.
— Вполне, — хмыкнул тот. — Когда Эбби собралась пригласить тебя на свое заключительное шоу, я знал, что ей это вряд ли удастся.
— Поэтому ты насмехался над ней все это время? Чтобы вселить в нее неуверенность?
— Конечно! — не стал отрицать Гарри. — Я пытался избавиться от нее, но это оказалось труднее, чем я ожидал. Но сейчас это уже не важно. Сегодня малышка Эбби преуспела в том, чтобы унизить вас обоих; о чем еще я мог мечтать?
— Может, о том, чтобы Кейт Мэхью продолжала молчать? — с вызовом бросил Макс.
— О, ну и об этом, конечно!
— Мне следовало позволить Рори Мэхью пристрелить тебя два года назад!
Эбби удивленно посмотрела на Макса. Что он хотел сказать этим заявлением? Рори Мэхью пришел на его шоу, чтобы поквитаться с мужчиной, с которым у его жены был роман. Разве не для этого он совершил попытку самоубийства в прямом эфире? И при чем здесь Гарри?
Недоумевая, Эбби вновь повернулась к экрану.
— Наверное, — усмехнулся Гарри.
— Ты ничтожный слизняк! — прошипел Макс. — Кейт совершила самую большую ошибку в своей жизни, когда связалась с тобой. Ты, несмотря на все ее мольбы, угрожал ей рассказать о вашем романе Рори Мэхью, когда тот уже находился на грани срыва.
— Рори был слабаком, — объявил Гарри.
— Он был глуп. И Кейт тоже. Они оба полагали, что в тебе осталось хоть что-то человеческое. Но в любом случае они не заслужили того, что ты сделал с ними.
— Да что я такого сделал?
— Ты шантажировал Кейт и ее мужа. Но тебе было мало, что оба платили за твое молчание. Да, Гарри? Ты обожаешь иметь власть над другими людьми. Тебе недостаточно было воткнуть нож в спину, ты еще и повернул его несколько раз!..
— Да, я поиграл с семейкой Мэхью, и эта игра зашла немного дальше, чем планировалось. Ну и что с того?
— Ты играл с чужими жизнями, — холодно отрезал Макс. — Твоя игра стоила жизни Рори Мэхью. Кейт потеряла мужа, ее дети — отца! Неужели это для тебя ничего не значит, ублюдок?
— Честно признаться, нет, — пожал плечами Гарри. — Кроме того, ты не сможешь ничего доказать, Хардинг, — добавил режиссер победным тоном.
— Нет? Посмотри в камеры, Гарри. Видишь вон ту зеленую лампочку? Это значит, мы в прямом эфире. Удивлен? Видишь ли, мне не нужно ничего доказывать, Гарри. Ты только что сам во всем сознался.
Побледнев от ярости, Гарри вцепился в ручки кресла. На его щеках заходили желваки.
— Я ждал этого два года, Холмс, — тем временем продолжал Макс. — Думал, что мне не представится возможности разоблачить тебя. Но минуту назад ты публично дал признательные показания, — с торжествующей улыбкой заявил он. — Ты сам вырыл себе могилу, Гарри. Полагаю, в будущем тебе будет трудно устроиться на работу даже дворником, не то что… — Макс не договорил.
С диким воплем и нездоровым блеском в глазах Гарри набросился на него, пытаясь задушить.
— Его арестовали через минуту после этого, — отвернувшись от экрана, сообщил Макс Эбби, затем остановил пленку, но телевизор не выключил.
Девушка молча сидела на месте, все еще не веря в реальность происходящего.
Так это Гарри, а не Макс, был любовником Кейт Мэхью два года назад!
А сейчас? Что же связывает Макса с этой женщиной?
— Я чувствовал себя ответственным за те события, Эбби, — пояснил Макс, словно прочитав ее мысли. — Все началось в эфире моей программы. А закончилось смертью Рори два дня спустя.
— Значит, он напился и пришел к тебе на программу с пистолетом не из-за тебя, да?
Макс покачал головой.
— Он пришел из-за Гарри. Но Рори не мог ничего сделать, чтобы доказать, что это Холмс разрушил его жизнь. Да, Рори совершал ошибки, однако ему не следовало приходить на мое шоу, напившись и размахивая пистолетом. Но на тот момент он уже плохо соображал и не владел своими эмоциями. Ему казалось, что если он застрелит Гарри Холмса, это положит конец его несчастьям. А потом Рори все-таки понял, что, убив Гарри на глазах у миллионов зрителей, сделает только хуже и себе и своей семье. К несчастью, он не нашел другого выхода, кроме как выстрелить в себя. Все, что я мог сделать для Кейт тогда, это попытаться оградить ее и детей от Гарри Холмса.
— И тут появилась я, — вздохнула Эбби. — Докучливая, любопытная, везде сующая свой нос. Да еще и с Гарри Холмсом в придачу.
— Да, потом появилась ты, — с улыбкой подтвердил Макс. — Красивая, импульсивная, смелая. Но с Гарри Холмсом в придачу. И, как ты уже слышала с его собственных слов, он надеялся, что тебе не удастся уговорить меня выступить на твоем шоу. Да что там, он просто до смерти боялся, что я соглашусь. Видишь ли, твоя злость на меня была ему только на руку, Эбби.
— Гарри с самого начала знал, что я заменю список вопросов, — подняв на Макса полные слез глаза, сказала Эбби.
— О твоих намерениях, дорогая, было не так уж трудно догадаться. Конечно, я и понятия не имел, что Гарри Холмс появится в студии после твоего ухода. Но как только он вошел и начал говорить… — Макс покачал головой. — Все не могло сложиться удачней. Хотя Пэт, благослови ее Бог, наверное, подумала, что я тронулся, когда я дал ей знак, чтобы камеры продолжали работать. Полагаю, она не остановила прямой эфир только потому, что все еще была под впечатлением от того, как малышка Эбби Фримен одним ударом положила Макса Хардинга на обе лопатки! Кстати, где ты научилась так драться? — весело подмигнув, поинтересовался Макс.
— Мой отец показал мне несколько неплохих ударов, — машинально отозвалась Эбби, все еще немного ошеломленная тем, что совсем недавно увидела на экране.
Все это время Гарри Холмс жил, зная, что это он подтолкнул Рори Мэхью к самоубийству! Что же это за человек такой? Очевидно, он просто болен.
Но его уверенность в себе, должно быть, пошатнулась, когда Эбби объявила, что хочет пригласить Макса на свое финальное шоу. Ведь Макс единственный, не считая Кейт Мэхью, кто знал, что на самом деле произошло два года назад. Однако Макс не мог ничего доказать.
Теперь понятно, почему Гарри делал все, чтобы Эбби думала, что у Макса роман с Кейт и что это он виноват в смерти Рори. Неудивительно, что режиссер был поражен в самое сердце, увидев Эбби и Макса вместе в ресторане Луиджи.
До этого дня Гарри ни единой секунды не сомневался, что Макс Хардинг не позволит Эбби даже приблизиться к нему, не то что обедать в ресторане. Так вот почему Гарри заявился к ней вечером, намеренно намекая на то, что их связывает гораздо больше, чем деловые отношения. Наверное, ему стало ясно: если между Эбби и Максом возникнет любовная связь, девушка сможет докопаться до истины.
Эбби обратила свои прекрасные глаза на Макса.
— Никогда меня ничего не связывало с этим… этим животным! — Она поморщилась от одной мысли о подобной возможности.
— Мне это известно лучше, чем кому бы то ни было еще, Эбби, — напомнил ей Макс.
Девушка покраснела, понимая, о чем он говорит.
— Можно быть связанным с другим человеком не только физически, — сказала Эбби.
— Можно, но не с Гарри.
— Почему ты так уверен? — поддела его она. — Кажется, несколько недель назад ты совсем по-другому смотрел на мои отношения с Холмсом. Насколько я помню, ты не мог дождаться, когда выберешься из моей постели и сбежишь.
— Я не сбегал, Эбби. Я испугался.
— Макс, я видела тебя с Кейт возле твоего дома в то утро, когда ушла. Я принесла булочки на завтрак, — добавила девушка поспешно. — Я не шпионила за тобой. И…
— Мне и в голову бы не пришла мысль о шпионстве! — поспешно заверил ее Макс. — Но если речь идет о том утре, о котором я думаю, то Кейт просто заехала ко мне, чтобы сообщить одну хорошую новость. Личного характера. Эбби, моей самой большой ошибкой было то, что я оставил тебя тем утром. Но я… я никогда раньше не любил! — он покачал головой. — И у нас с Кейт нет и никогда не было романа. Я чувствовал себя ответственным за произошедшее в моей студии. Тогда-то я и познакомился с Кейт и ее детьми. Она очень хорошая, Эбби…
— Не думаю, что смогу сейчас слышать от тебя такие слова, Макс, — перебила его девушка. — Я рада за нее… за вас обоих, рада, что Гарри Холмс получил наконец по заслугам. Но мне действительно неприятно слушать о том, какая Кейт замечательная и как… как ты заботишься о ней!
— Я же говорил тебе, и не один раз: я люблю тебя! — воскликнул Макс. — Скажи, Эбби, как ты думаешь, почему я согласился прийти к тебе на шоу?
— Чтобы попытаться наказать Гарри…
— Я понятия не имел, что Гарри так поступит. Откуда мне было знать? Я пришел, Эбби, поскольку думал, что таким образом смогу показать тебе, как сильно я люблю тебя!
— Так вот чем ты угрожал мне перед передачей? Тем, что влюблен в меня?
— А разве ты не собиралась растоптать меня в прямом эфире?
— Нет. Перед тем как задать тот вопрос, я поняла, что не стану вмешивать Кейт и ее детей. Но, почуяв угрозу, ты не потрудился даже подумать обо мне, когда сказал то, что сказал. А, Макс?
Макс выдержал ее взгляд и, взяв пульт дистанционного управления, перемотал пленку немного назад.
Глаза Эбби снова приклеились к экрану. В студии царила тишина. На сцене стоял лишь Макс. Гарри, очевидно, уже увели полицейские. И тут Эбби услышала, как Макс говорит:
— Я хочу поблагодарить Эбби Фримен за то, что она позволила мне вывести Гарри Холмса на чистую воду в эфире ее шоу. Уверен, вы все согласитесь: мне ужасно не повезло, что Эбби не воспользовалась своими чарами и не соблазнила меня, чтобы затащить на эту программу. А мне этого очень бы хотелось! — Макс обворожительно улыбнулся, и зрители зааплодировали. — Любой мужчина мечтал бы оказаться рядом с такой женщиной, не правда ли? — он закатил глаза. Публика в студии дружно расхохоталась.
Эбби уставилась на него. Всего несколько слов, и Макс обратил все в шутку, сделав себя объектом смеха.
— А если серьезно, — продолжал мужчина с экрана, — Эбби рискнула сегодня вечером. Она была не уверена в успехе, но все же пошла на риск. И я хочу лично поблагодарить ее за это. Уверен, и Кейт Мэхью, если бы она была сейчас здесь, сделала бы то же самое. Все мы совершаем ошибки, и я не собираюсь выступать в роли судьи. Сегодняшний вечер, надеюсь, положил конец страданиям Кейт и ее семьи. Не сомневаюсь, вы все присоединитесь к моим пожеланиям счастья ей и ее детям.
Студия снова поддержала Макса аплодисментами.
— В следующую пятницу гостем «Шоу Эбби Фримен» будет Камерон Харпер. Не пропустите, — закончил Макс, и на экране появились титры.
Эбби смотрела на голубой экран, все еще не веря, что все это не сон. Макс сделал предметом внимания преступление Гарри, а вовсе не то, что Эбби ударила его в прямом эфире.
— И что теперь?
— Как я и сказал, Гарри отправится за решетку.
— Я не о Гарри! — поморщилась Эбби. — Он получил по заслугам.
— Пэт заверила меня, что они продлят твой контракт.
— Правда?
— Конечно. И вполне заслуженно. Завтрашние газеты, несомненно, поместят историю Кейт на первые полосы. Как и новость о ее помолвке с австралийским бизнесменом Эдвардом Саутерном.
Сердце Эбби бешено забилось в груди. Кейт Мэхью выходит замуж — но не за Макса!
— Именно об этом и сообщила мне Кейт, когда ты видела нас вместе. Она переезжает в Австралию вместе с детьми.
— Но я думала… ты же говорил… И что ты чувствуешь?
— Одним словом? Облегчение. Теперь, когда Гарри понесет заслуженное наказание, я могу сосредоточиться на своей жизни. — Отложив пульт, Макс встал и подошел к Эбби. — И я бы очень хотел, чтобы в моей жизни была ты, Эбби. Как ты думаешь, такое возможно?
— Не знаю, известно ли тебе, но мой отец викарий…
— Нет, но мне следовало бы догадаться, — улыбнулся Макс.
— О, ты еще не знаком с моей мамой!
— Познакомишь?
— Видишь ли, — Эбби облизала пересохшие от волнения губы, — мои родители мечтают, чтобы я вышла замуж по любви.
— Ты предлагаешь мне жениться на тебе, Эбби? Если так, то мой ответ — «да». — Его серые глаза светились счастьем. — Я не говорил тебе, но мне предложили стать ведущим собственной программы начиная с осени. И я был бы счастлив отказаться от постоянных разъездов и быть ближе к дому и к тебе. Я так люблю тебя, моя дорогая. Я хочу всегда быть с тобой. И иметь от тебя детей, — добавил он, заключив ее в объятия. — Много детей.
Эбби смотрела на Макса во все глаза. Неужели это не сон? — мелькнуло у нее в голове.
— Ну, хорошо, я согласен на двоих, — продолжал Макс, не услышав ответа. — И если это будут девочки, твой отец непременно должен научить их паре ударов. Вокруг так много всяких придурков, а я не хочу, чтобы с нашими девочками что-то случилось…
— Макс! — счастливо рассмеялась Эбби. — Я очень люблю тебя! И я тоже хочу быть с тобой! У нас будет столько детей, сколько ты захочешь!
— Что же… — лукаво улыбнулся Макс, — мы можем заняться этим прямо сейчас!
Такая мысль уже приходила Эбби в голову. Разве это не чудесно?
— Я так сильно люблю тебя, моя милая, — с чувством произнес Макс. — Так сильно!
И не было для Эбби большего счастья, чем любить и быть любимой.

Ключевые теги: Кэрол Мортимер


 
{back-link}
{next-link}
Другие романы

Елизавета Дворецкая. Сокол Ясный
Название: Сокол Ясный Автор: Елизавета Дворецкая Аннотация:Роман является непрямым продолжением дилогий «Лес на Той Стороне» и «Ночь Богов». Покидая земной мир весной, Марена-Зима с погребального костра бросила взгляд на шестнадцатилетнюю Младину из Залом-городка. И что-то в девушке изменилось: с ней заговорили русалки, глазам стали являться умершие, белая волчица начала выходить к ней из леса, чтобы поддержать в трудный час. Иная сущность внутри нее набирает силу и в конце концов выталкивает из родного городка, из семьи – в лес, к ведунье Угляне, которая, как ей сказали, и есть ее настоящая мать. Но и это оказывается неправда. Младину уже не испугает открытие, что ее родственники – семейство оборотней. Лишь бы они помогли ей найти дорогу к жениху-соколу, который снится ей и убежден, что они были обручены еще много лет назад.
Галина Артемьева. Тот, кто подводит черту
Название: Тот, кто подводит черту Автор: Галина Артемьева Аннотация:Леся всю жизнь знала, что рассчитывать она может только на себя. И после всех бед и несчастий, которые судьба ей подкидывала еще в юном возрасте, она справилась, выстояла. Даже семью создала, как у всех. Ну и пусть развод, зато она встретила Его. Заслужила! Выстрадала! И ее любит, и детей, пусть и не своих, обожает. Скоро Леся за границей будет жить. Только почему все вокруг не рады за нее? Почему так встревожены ее счастьем самые близкие люди? И если бы не случайно подслушанный телефонный разговор, Леся так и не узнала бы, что сценарий ее смерти уже написан, а страшный конец пьесы совсем скоро. Но если она будет действовать быстро, сюжет удастся изменить.
Даниэла Стил. Как две капли воды
Название: Как две капли воды / Mirror Image Автор: Даниэла Стил / Danielle Steel Аннотация: Оливия и Виктория Хендерсон. Сестры-близнецы, похожие как две капли воды, и такие разные! Одна - живая, искрометная, вечно жаждущая новых острых ощущений, и в то же время бесконечно чистая душой... Вторая - спокойная, уверенная в себе, целеустремленная, но при этом - нежная и ранимая... У каждой - своя судьба, свои удачи и разочарования, взлеты и падения, у каждой - свои надежды и мечты, у каждой - своя любовь...
Елена Руденко. Жена Темного Властелина. Пособие по выживанию
Название: Жена Темного Властелина. Пособие по выживанию Автор: Елена Руденко Аннотация:Подходите ближе, я раскрою вам рецепт коктейля для потрясающего настроения. Один самовлюбленный Темный Властелин, считающий, что ему досталась недостойная жена. Одна взбалмошная девица, не желающая мириться с авторитарным режимом мужа. Одна свадьба, на которую у молодых не спросили согласия. И рыжий кот. Тоже один. Другого такого Темный Мир просто не выдержит. Перемешайте все это и пейте небольшими глотками, чтобы послевкусие заставляло раз за разом открывать любимую книгу.
Галина Щербакова. Время ландшафтных дизайнов
Название: Время ландшафтных дизайнов Автор: Галина Николаевна Щербакова Аннотация: \"Время ландшафтных дизайнов\" - очень красивый и психологически тонкий роман о судьбе женщины, прошедшей через разрыв отношений с любимым человеком, через обман, унижение, ложь и боль, но сумевшей закалиться в беде и выйти из нее победительницей. Главная героиня Инга не обладает никакими выдающимися достоинствами. Заурядная внешность, нерешительный характер, страх одиночества и ранимое сердце - наделенные такими качествами люди не выживают в мире прагматичных дельцов и самоуверенных донжуанов. Но у Инги получится, пройдя круг испытаний, стать счастливой, обнаружив в старом знакомом будущую любовь.
 Рэдклифф. Узы чести
Название: Узы чести Автор: Рэдклифф Аннотация:Полученный приказ вынуждает Агента Секретной службы Кэмерон Робертс нарушить обещание, данное своей возлюбленной Блэр Пауэлл. Поставив служебный долг превыше собственного счастья, Кэмерон рискует потерять Блэр. По мере того, как разрыв между ними увеличивается, появляется не одна женщина, желающая завоевать сердце дочери Президента.
Галина Мишарина. Бури
Название: Бури Автор: Галина Мишарина Аннотация:Он был рожден из Пустоты. Пришел в светлый мир, чтобы открыть иные реальности для тех, кто готов принять их в сердце. Он хранил древние тайны и создавал новые. Его душу сотворил человек, обладающий непознанной силой. Человек, который был чужим на Земле, согреваемой знакомым Солнцем. А она, ведущая этот рассказ, была предана своим мечтам. Она верила искренне и смело, что можно говорить душой с непознанным, и стремилась найти баланс в чувствах. Но их общей главной мечтой была Любовь…
Люси Гордон. Две женщины, одна любовь
Название: Две женщины, одна любовь Автор: Люси Гордон Аннотация:Журналистка Терри Дэвис славится среди коллег чутьем на сенсации. Она отправляется в Париж в надежде попасть на закрытую свадьбу одного из сыновей скандально известного финансиста Амоса Фолкона, чтобы раздобыть горячие сплетни об этом семействе. Случай сводит ее с братом жениха Леонидом – мрачным и таинственным русским олигархом…
Mary Struds. Вспомни меня. Люди меняются…
Название: Вспомни меня. Люди меняются… Автор: Mary Struds Аннотация:Девочка еще не знает, что такое любовь. В свои 14 она влюбляется в парня, но путь к счастливой и беззаботной жизни так же долог, как и осознание ошибок… В этой книге мы видим, как взрослела девушка и как взрослели ее мысли и мировоззрение.
Юлия Зеленина. Поиск.ру
Название: Поиск.ру Автор: Юлия Зеленина Аннотация:Главная героиня – современная молодая женщина, которой около 30 лет. Она мечтает выйти замуж и активно ищет своего мужа, прибегая к всевозможным средствам. Ее преследует череда необычных, порой курьезных, полных конфузов и драматического ляпа встреч с потенциальными кандидатами в мужья, которые приоткрывают завесу над мужскими тайнами. Помогает ей справиться с неудачными попытками обзавестись стабильной личной жизнью близкая подруга Наташка – жена преуспевающего бизнесмена. Контраст мышления женщин придает пикантность сюжету и является способом выражения образа мыслей героини.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

 



Навигация по сайту
Вход на сайт
Привет, {$member_id['name']}! HTML; } else { $login_panel = <<
Логин 
Пароль 
 
HTML; } ?>
Поиск по сайту

Информация
Здравствуйте, уважаемые посетители онлайн библиотеки любовного романа Love-Library.Ru!

Со страниц нашей библиотеки Вы можете абсолютно бесплатно скачать произведения зарубежных и отечественных авторов жанра "Любовный роман".

Все книги, представленные на нашем сайте, были найдены в свободном доступе в Интернет, и предоставлены исключительно для ознакомительных целей. Авторские права на книги принадлежат авторам книг!

Помните, что качественные бумажные и электронные книги Вы можете приобрести в книжных магазинах и специализированных электронных библиотеках.

Приятного Вам чтения!
Ищу книгу!
Несмотря на то, что наша библиотека каждый день пополняется новыми романами, может случится так, что нужного именно Вам издания у нас нет.

В этом случае Вы можете оставить заявку, и, если данную книгу возможно найти в Интернете, то мы ее обязательно добавим.

Для того, чтобы оставить заявку Вам необходимо просто написать комментарий к этой новости.
Облако тегов
Алина Знаменская, Андреа Кейн, Барбара Картленд, Бертрис Смолл, Валери Кинг, Виктория Шарп, Данелла Хармон, Джо Беверли, Джоанна Линдсей, Джоу Энн Росс, Джудит Макнот, Джулия Гарвуд, Джулия Ортолон, Жаклин Рединг, Жюльетта Бенцони, Карен Робардс, Конни Мэйсон, Кэрин Монк, Кэтрин Андерсон, Кэтрин Коултер, Ли Гринвуд, Лиз Карлайл, Мэри Бэлоу, Мэхелия Айзекс, Наталья Перфилова, Нэн Райан, Патриция Поттер, Патриция Райс, Салли Боумен, Симона Вилар, Синтия Райт, Сьюзен Нэпьер, Черил Энн Портер, Шарлотта Лэм, Эйна Ли, Элизабет Адлер, Элизабет Лоуэлл, Элизабет Торнтон, Элоиза Джеймс, Эми Фетцер

Показать все теги

Партнеры сайта


Главная страница | Регистрация | Статистика | Обратная связь | RSS Copyright © 2010-2014 Love-Library.Ru - Онлайн библиотека любовного романа