{forumStyle}
Случайный роман
Самые посещаемые
Новые романы
Vitaly Mushkin. Masturbazione. Cronache di citt?
Название: Masturbazione. Cronache di citt? Автор: Vitaly Mushkin Аннотация:? difficile per ...
Максим Полухин. Любви беспечной страсти мир. Роман
Название: Любви беспечной страсти мир. Роман Автор: Максим Полухин Аннотация:Роман о творч ...
Vitaly Mushkin. Masturbation. Stadtchroniken
Название: Masturbation. Stadtchroniken Автор: Vitaly Mushkin Аннотация:Es ist schwierig f? ...
Вячеслав Новичков. Розы на снегу
Название: Розы на снегу Автор: Вячеслав Новичков Аннотация:Блестящая женщина, заслуженно о ...
Марина Куликова. В пламени амбиций
Название: В пламени амбиций Автор: Марина Куликова Аннотация:Разве думала Елена, единствен ...

Самые обсуждаемые
Элизабет Торнтон. Брачная ловушка
Название: Брачная ловушка / The Marriage Trap Автор: Элизабет Торнтон / Elizabeth Thornton Аннотация: Герой битвы при Ватерлоо и знаменитый дуэлян ...
Ирина Мазаева. Тетрис с холостяками
Название: Тетрис с холостяками Автор: Ирина Мазаева Аннотация: Женщина бежит, мужчина ее догоняет – вот старый проверенный способ благополучно дом ...
Элизабет Адлер. Богатые наследуют. Книга 2
Название: Богатые наследуют. Книга 2 / The Rich Shall Inherit Автор: Элизабет Адлер / Elizabeth Adler Аннотация: В этой книге читатель найдет окон ...
Мэхелия Айзекс. Хижина в раю
Название: Хижина в раю Автор: Мэхелия Айзекс Аннотация: Четыре долгих года Родриго Маркес ждал, чтобы отомстить молодой очаровательной англичанке, ...
Тереза Вейр. Лики зла
Название: Лики зла Автор: Тереза Вейр / Theresa Weir Аннотация: Когда Ларк случайно нашла в пруду труп убитой женщины, она еще не догадывалась, чт ...

Самые скачиваемые
{top_downloads}
Счетчики сайта


Партнеры сайта


Любовные романы и книги о любви
 
Исторические любовные романы
Остросюжетные любовные романы  
 
Современные любовные романы
Фантастические любовные романы  
 
Эротика
Короткие любовные романы  
Аудиокниги о любви
ФОРУМ о любви NEW!
Авторы
А | Б | В | Г | Д | Е | Ж | З | И | К | Л | М | Н | О | П | Р | С | Т | У | Ф | X | Ц | Ч | Ш | Щ | Э | Ю | Я
Список всех авторов на сайте

Кэрол Мортимер. Что слаще свободы?     Короткие любовные романы
Кэрол Мортимер. Что слаще свободы?


Название: Что слаще свободы?

Автор: Кэрол Мортимер

Аннотация: Кэрол Мортимер продолжает рассказ о трех братьях Хантерах, уже знакомых читателям. На этот раз речь пойдет о Джонатане, самом обаятельном. Разобраться в своих чувствах и понять, что в жизни главное, ой как нелегко, но очаровательная Гейл Ройал помогла ему в этом.

Скачать бесплатно

Вы не можете скачивать файлы с нашего сервера



Читать книгу "Что слаще свободы?" онлайн:


Кэрол Мортимер

Что слаще свободы?



ГЛАВА ПЕРВАЯ

Гейл разглядывала высокого мужчину, который, не торопясь и оглядываясь по сторонам, миновал охранника и теперь подходил к ее стойке с табличкой на стекле «Дежурная медсестра». Странные расслабленность и неторопливость! В роддоме мужчины всегда нетерпеливы и напряжены. Потому что сильную половину человечества здесь представляют либо ожидающие прибавления семейства, либо новоиспеченные отцы. И те и другие стремятся как можно скорее попасть в палату к своей супруге.
А этот папаша что-то уж очень неохотно идет к своей половине. Внимательно изучая необычно медлительного посетителя, Гейл невольно загляделась на него: до чего же он хорош собой, глаз невозможно оторвать! Высок, под метр девяносто, густые золотистые волосы лежат волнами, лицо красиво и благородно. Такому бы выступать с экрана – блестящая карьера обеспечена! Вот только один маленький изъян: когда-то в далеком прошлом сломанный нос. Давняя травма нисколько не портит внешности, скорее добавляет шарма благородным, классически правильным чертам. Дорогой темный костюм, явно сшитый на заказ у известного портного, белоснежная рубашка, подчеркивающая красоту смуглой, загорелой кожи.
Дойдя до стойки, «нестандартный отец» широко улыбнулся.
– Здравствуйте, – тепло приветствовал он медсестру, оценивающе оглядывая ее.
Девушка оторвалась от телефонной трубки. Все равно номер не отвечал. Заглянув в лицо подошедшему, девушка просто замерла от восторга. Такого цвета глаз она никогда раньше не видела: золотистые, с искорками, чудесные, незабываемые! Глаза льва!
Гейл с трудом заставила себя не выказать неприлично бурного восхищения. Наверняка обладатель столь ярких достоинств, будучи человеком зрелым, уже успел привыкнуть к подобной реакции женщин на свою внешность. Поэтому дежурная медсестра постаралась, чтобы в ее голосе прозвучали лишь сугубо деловые нотки:
– Могу я вам чем-либо помочь?
Улыбка посетителя стала еще шире.
– Полагаю, да, медсестра Ройал, – красавец прочел фамилию Гейл на пластиковой карточке. – Моя фамилия Хантер…
– Господи, я же уже целый час пытаюсь вам дозвониться! – сердито прервала мужчину мисс Ройал.
– Да? – Он был явно озадачен таким поворотом событий. – Но Абби ведь увезли всего пару часов назад…
– У нее уже начались роды, – пояснила девушка. – И есть некоторые сложности… Миссис Хантер отправили в операционную. Если поспешите, то станете свидетелем рождения своего ребенка!
Гейл не стала пугать отца подробностями осложнений, потребовавших срочного хирургического вмешательства.
Конечно, этот человек ничего не ведал об опасности, грозящей супруге, но тем не менее очень уж нехотя шел он по коридору, размышляла про себя Гейл. А ведь миссис Хантер так очаровательна, нежна, доброжелательна, так переживает, что сложности при родах скажутся на ребенке!
Занятая такими мыслями, девушка бросила неприязненный взгляд на посетителя и холодно проговорила:
– Миссис Хантер очень хотела, чтобы вы были все время рядом с ней и увидели бы рождение сына или дочки!
Мужчина заметно побледнел и с трудом проглотил слюну.
– Да? – вежливо выдавил он, но не сдвинулся с места.
Тянет время, решила Гейл. А ведь в ее обязанности входит непосредственная забота об интересах пациенток. Раз этот Хантер не идет в родильное отделение сам, по доброй воле, она лично препроводит его в операционную.
– Следуйте за мной, – твердо произнесла мисс Ройал, – сейчас мы найдем для вас халат, и я провожу вас прямо к жене. Быстрее! Девушка вышла из-за стойки и направилась по коридору, быстро оглянувшись, чтобы проверить, успевает ли за ней нерасторопный папаша. Обернулась и обомлела. Тот стоял на прежнем месте и явно любовался ее плавной походкой и женственным покачиванием бедер. Ну и ну! Его супруга в муках рожает ему дитя, а он мало того что не торопится к ней, так еще и занят оценкой прелестей другой дамы!
Гейл вообще была невысокого мнения о сильном поле, но такие вещи переходили все границы! За время работы медсестрой в роддоме она ни разу не встречала отцов, которые пытались бы ухаживать за ней или просто пялиться на нее, да еще так открыто!
Взгляд мисс Ройал стал совершенно ледяным, обращение – еще более официальным. С холодной вежливостью она провела необычного посетителя к роженице.
Увидев женщину, лежащую на операционном столе, Хантер позеленел.
Еще чуть-чуть, и он рухнет в обморок. И всей команде врачей придется заниматься им вместо миссис Хантер!
Кажется, мужчины вообще теряются в подобных обстоятельствах, даже самые твердые и уверенные в себе. Медсестра решила подбодрить несчастного отца.
– Подойдите же к жене, скажите ей что-нибудь!
– К жене? – растерянно спросил слабонервный посетитель.
– Ну да. Она засыпает, но ваши слова и присутствие ее поддержат. Кроме того, она еще не уснула.
Да, сегодня у меня напряженное дежурство: осложненные роды, муж вот-вот упадет в обморок, расстроено думала Гейл.
Миссис Хантер сонно приоткрыла чудесные сине-фиалковые глаза и повернула голову на звук голосов.
– Джонатан! – радостно окликнула она мужчину. А тот, преодолев минутную слабость, уверенно шагнул к женщине и ласково сказал:
– Держись, Абби! Джарет уже в пути и очень скоро будет здесь!
Слава Богу, пусть поговорят, с облегчением размышляла мисс Ройал. Им это на пользу!
– Скоро ваш малыш будет рядом с вами, – участливо произнесла медсестра, полагая, что эта информация обрадует обоих.
Ни тот, ни другая не выразили никакого восторга или удивления. Очевидно, пол ребенка был известен им заранее. Ведь это облегчало покупку детских вещей еще до рождения наследника!
Мистер Гилхрист, хирург, дал знать, что готов начать операцию. И именно в этот момент в помещение ворвался высокий темноволосый мужчина, без халата и в сопровождении протестующей медсестры. Что такое?
– Немедленно выведите его отсюда! – рявкнул мистер Гилхрист. – Здесь вам не цирк, а медицинское учреждение! – Отдавая распоряжения, врач тем не менее ни на минуту не отвлекался от больной.
– Я с места не сдвинусь, Джеймс, – твердо заявил вновь прибывший, назвав хирурга по имени. – Моя жена рожает, и я должен увидеть появление своего сына на свет!
Девушка с удивлением взирала на темноволосого мужчину, нежно взявшего миссис Хантер за руку. Кто же тогда другой мистер Хантер, светловолосый? Прав мистер Гилхрист, не больница, а цирк! И устроила его Гейл Ройал!
– Ты, Джарет, разумеется, имеешь право остаться. Но вот этот мужчина должен немедленно выйти! – продолжал греметь бас хирурга. – Не мешайте работе врачей!
– Незамедлительно подчиняюсь. – С явным облегчением светловолосый Хантер отдал свой халат темноволосому и отступил к двери. – Джарет, я подожду тебя в коридоре, – сказал он и с радостью выскользнул.
Гейл последовала за мнимым отцом. Она была ужасно зла на этого человека, из-за которого совершила такой непростительный промах. Впервые за всю безупречную карьеру! А уж что ей скажет мистер Гилхрист после операции!..
– Так кто же вы на самом деле? – набросилась девушка на мужчину. Глаза мисс Ройал сверкали как изумруды от едва сдерживаемой ярости.
– Я дядя ребенка, а не отец, – успокаивающе пояснил Джонатан Хантер.
Вот оно что. Брат Джарета Хантера. Свояк Абби Хантер. Гейл представила себе мужчину, вихрем ворвавшегося в операционную. Да, они явно похожи, но самое главное сходство – это необычный золотисто-карий цвет глаз. Хотя, безусловно, в их внешности и характерах довольно много различий, поэтому не сразу уловишь родство. Оба высокие, но один – темноволосый, другой – блондин, Джарет – энергичен, напорист, Джонатан – нетороплив, в манерах проскальзывает очаровательная вальяжность. Впрочем, под этой медлительностью легко угадываются те же напор и сила, что и у брата.
– Почему вы мне сразу не объяснили? – все еще кипела негодованием медсестра.
– Я пытался, но вы мне и рта не дали раскрыть, – обезоруживающе засмеялся Джонатан.
Он прав. Гейл покраснела, припомнив свою реакцию, когда подошедший мужчина представился как мистер Хантер. Но вот почему она так повела себя, признаться было стыдно. Даже себе самой. Джонатан Хантер просто-напросто понравился ей с первого взгляда. Поняв это, она рассердилась на себя и на него заодно, отсюда – дальнейшая глупость!
– Не расстраивайтесь так, сестра Ройал, – услышала Гейл веселый голос Джонатана Хантера. – Если бы Джарет не подоспел вовремя, то я провел бы все время родов возле Абби, держа ее за руку. Ведь именно этого хотел сам Джарет.
– А если бы вы в операционной рухнули в обморок? – язвительно поинтересовалась девушка.
Нехорошо смеяться над слабостями ближних, сестра Ройал, – лукаво улыбнулся в ответ собеседник.
Господи, опять он пытается флиртовать с ней, с ужасом отметила Гейл. Конечно, теперь известно, что Абби не его жена, но ведь это вовсе не значит, что он не состоит в браке с кем-то другим! А может, у него даже есть свои дети! Хотя, судя по его реакции, при их рождении он не присутствовал. И вообще, трудно поверить, что такой красивый мужчина, такой обаятельный и далеко не юноша к тому же, не имеет собственной семьи! Невероятно!
– Я провожу вас в комнату, где вы сможете подождать известий от брата, – сухо сказала Гейл, пришедшая к убеждению, что прекрасный блондин явно не холост. – Я уверена, что очень скоро…
– Дядя Джонатан! – восторженный голосок раздался откуда-то из-за спины девушки. Мисс Ройал быстро обернулась и несказанно удивилась: прелестная маленькая девочка вихрем промчалась по коридору мимо нее и бросилась в объятия ее собеседника. Оторвав взгляд от ребенка, медсестра взглянула на мужчину, с которым пришла кроха, и ее недоумение возросло еще больше. Высокий, с копной непослушных темных кудрей, с каре-золотистыми глазами – еще один Хантер! И что удивительно: на первый взгляд Джарет и Джонатан имеют больше различий, нежели сходства, во внешности. Третий же брат поразительно сочетает черты и того и другого. А уж по поведению ну точь-в-точь Джонатан: сразу же бросил на мисс Ройал хантеровский оценивающий взгляд, так же очаровательно улыбнулся ей, давая понять, что она ему понравилась!
Затем третий Хантер обернулся в сторону Джонатана и девочки и пояснил:
– Наша шалунья категорически отказалась остаться дома. – Тон был извиняющимся. – Ведь ты же знаешь: если Чарли чего пожелает – пиши пропало!
– Вся в маму, – засмеялся Джонатан.
– А мы все плавимся как воск в ее нежных ручках, – пояснил Гейл вновь прибывший.
– А у мамочки уже родился ребеночек? – нетерпеливо поинтересовалась девочка.
Мисс Ройал сразу поняла, что перед ней дочь миссис Хантер от первого брака, – так велико было их сходство. Длинные черные волосы, тот же сине-фиалковый цвет глаз. Понятно, почему эта кроха вертела как хотела взрослыми Хантерами, – она была красавицей!
– Еще нет, детка, – ответил на вопрос Чарли Джонатан. – Но вот медицинская сестра утверждает, что твой братик появится на свет очень скоро!
Девочка внимательно посмотрела на смутившуюся Гейл и улыбнулась ей, при этом чудесные ямочки появились на ее щечках.
– Мама ведь как раз сейчас пошла за ребеночком, да? – спросила она мисс Ройал.
А Гейл почувствовала, что и сама тает от умиления, глядя на прелестную и обаятельную малышку.
– Да, дорогая. А кого бы тебе хотелось иметь – братишку или сестренку?
– Папочка говорит, что ему нужна дочка, похожая на меня. А я хочу братика, – серьезно объяснила девочка.
– Угу. Чтобы покорить еще одного мужчину, – усмехнулся Джонатан.
– Дядя Джонатан сказал, что женится на мне, как только я подрасту, – тихонько поведала Чарли свою великую тайну Гейл, явно проникшись к ней доверием. – Но папочка считает, что такой жених слишком стар для меня, – закончила с сожалением дочка Абби.
– И правильно считает, – вступил в разговор третий Хантер. – Я подхожу тебе гораздо больше, и к тому же мы почти ровесники.
Чарли сокрушенно покачала головкой:
– Нет, папочка говорит, что и ты для меня слишком взрослый, дядя Джордан!
Джарет, Джонатан, Джордан. У мисс Ройал голова пошла кругом. Мало того что их так много, так у всех еще такие имена! Ну и троица!
– Пожалуйста, пройдите в комнату для посетителей, – спохватилась медсестра. – Дверь слева в конце коридора. А я принесу вам кофе.

– Могу я вам чем-нибудь помочь? – раздался уже знакомый мягкий голос прямо позади Гейл, когда она варила кофе в кухне. От неожиданности девушка выронила ложку из рук.
– Ох, простите, я вас испугал. – Джонатан наклонился и поднял ложку с пола.
А Гейл опять ужасно рассердилась на него. То глупо вела себя в операционной из-за Хантера, теперь вот ложка прямо-таки вылетела из рук – вновь из-за него. Ну куда это годится! Мисс Ройал грозно взглянула на виновника всех своих бед и получила в ответ широкую улыбку, просто-таки ослепительную! Наверняка ни одна женщина не смогла устоять перед таким обаянием! Ни одна, кроме Гейл Ройал, сердце которой наглухо закрыто для всех мужчин с их хитрыми уловками!
– Благодарю вас, но я справлюсь сама, – ледяным тоном ответила медсестра.
– Не сомневаюсь, – без смущения заметил Джонатан, – но я хочу помочь.
Девушка изучающе посмотрела на него. Модная стрижка, костюм от дорогого портного, шелковая рубашка, ботинки ручной работы, – а знает ли этот франт, с какого края заливается кофейник?! Без сомнения, в доме Хантеров масса слуг, заботящихся день и ночь об удобствах хозяев.
– Спасибо, не стоит. Будьте любезны, возвращайтесь в комнату для посетителей. – Девушка отвернулась, чтобы заняться кофе.
Какое счастье, что через полчаса ее дежурство «кончится и можно уйти домой! Хотя вряд ли возвращение туда доставит ей большую радость… Мисс Ройал тяжело вздохнула.
– О чем это вы так печалитесь? – тут же спросил голос сзади.
– Господи, я-то думала, что вы уже давно ушли! – девушка метнула гневный взор в сторону Хантера. А тот преспокойно стоял на пороге, скрестив руки на груди и глядя на медсестру.
– Нет, я здесь. Решил помочь вам отнести поднос.
Удивлению Гейл не было предела. Оказывается, под этой обманчиво мягкой благодушностью кроется весьма упрямый характер! Она просит его удалиться, а тот и не собирается подчиняться! Да, очевидно, единственной особой женского пола, способной управлять им, является Чарли… И таковы все братья. Мисс Ройал уже встречала такой тип мужчин…
– Опять вы тяжело вздыхаете, – ворвался в ее мысли сочувствующий голос Джонатана. – И о чем же на этот раз?
Гейл почти застонала. Неужели в ее жизни мало трудностей?
– Просто день был очень долгим и трудным, и я устала. Но ничего, скоро мое дежурство заканчивается.
Джонатан понимающе кивнул.
– Зато у вас прекрасная, благодарная профессия.
Это внезапное участие странным образом подействовало на девушку. Эмоции разом заполонили ее душу, и обжигающе горячие слезы брызнули из глаз. «Боже мой, что это я расквасилась? – в ужасе думала Гейл. – И еще перед посторонним человеком?»
Она не должна, не имеет права. Но плотина, возведенная ею два года назад и успешно сдерживавшая до сегодняшнего дня все «непозволительные слабости», почему-то именно сейчас начала разрушаться, пропуская первые ручейки чувств наружу.
– Гейл! – Джонатан оказался рядом, нежно обнял девушку за плечи, вопросительно глядя в прекрасное бледное лицо.
«Какая красивая девушка», – думал Хантер, разглядывая огромные лучистые глаза, высокие скулы, маленький, правильной формы нос и полные чувственные губы.
– Очень прошу вас, оставьте меня. – Тон Гейл стал ледяным. Именно так она в последнее время разговаривала со старыми друзьями и новыми знакомыми, желая лишь одного – избежать дальнейшего общения.
– Джонатан, вот ты где! – в дверях неожиданно возник Джордан Хантер. – Простите, что врываюсь, сестра, но нам буквально сейчас сообщили: родился мальчик!
– Чудесная новость, мистер Хантер, – вежливо поздравила Джордана мисс Ройал; затем она повернулась к Джонатану и вручила ему поднос с кофейником и чашками. – Выпейте кофе, а тем временем вашу свояченицу переведут в палату, и там вы оба сможете навестить ее.
«А я уйду наконец с работы», – с облегчением добавила про себя медсестра.
– Гейл? – голос Джонатана уже в дверях заставил ее оглянуться.
– Да? – воинственно начала она.
– Спасибо за вашу помощь и поддержку, – ласково проговорил он и улыбнулся. А Гейл показалось, что комнату осветило теплое и яркое весеннее солнышко. В глубине золотисто-карих глаз Джонатана зажглись искорки, лицо озарилось радостью, а в уголках рта и глаз появились смешливые морщинки.
Девушка покачала головой.
– Не за что.

ГЛАВА ВТОРАЯ

– Ее стройные ножки растут прямо от шеи. – пробормотал Джордан Хантер.
– Хмм… – Джонатан был явно недоволен обнаружив, что грациозной походкой Гейл любуется и его младший брат. – Во-первых, хватит на нее пялиться, во-вторых, даже не мечтай к ней прикоснуться. А в-третьих, возьми у меня поднос с кофе и отнеси «комнату для посетителей! – Джонатан решительно вручил свою ношу брату и устремился по коридору вслед за мисс Ройал Он не мог так вот просто расстаться с девушкой. В голову ему пришла веселая мысль: «Наверняка Джордан смотрит мне вслед не так восторженно как разглядывал Гейл!»
Джонатан понимал брата. Гейл его волновала. Все в ней было гармонично и прекрасно: точеная фигурка, высокая грудь, тонкая талия, узкие бедра и эти потрясающие ноги! А лицо! Так красива что дух захватывает! А в дивных зеленых глазах, в самой их глубине, затаилась печаль. Все инстинкты защитника просыпались в Джонатане при виде этой скрытой боли.
Не найдя Гейл, Хантер отправился в палату к Абби, где его известили, что у новорожденного уже есть имя – Конор Джеймс. Миссис Хантер еще чувствовала слабость после операции, но лицо ее светилось от счастья. Джарет улыбался несказанно гордой и довольной улыбкой. Конор оказался очаровательным младенцем, а не красным сморщенным орущим комочком, каким ожидал застать его Джонатан. Ребенок время от времени шевелил пальчиками крошечных ручек или строил забавную гримаску. Оба родителя наглядеться не могли на эти бессознательные движения своего дорогого крошки.
Джонатан, однако, вскоре устал от созерцания племянника и восторженной воркотни родных, забавнее станет общаться с Конором, когда он достигнет возраста Чарли. Девочка сидела тут же, ласково гладила маленькие ручки брата и с восхищением приговаривала:
– Какой же он миленький, правда, дядя Джонатан?
– Очень даже, – отозвался Хантер-средний, размышляя, когда удобнее будет удалиться.
Абби бросила быстрый Взгляд на свояка и весело рассмеялась:
– Подожди еще чуть-чуть, и мы посмотрим, как ты станешь ворковать и превозносить до небес достоинства своего собственного новорожденного сына или дочки!
– Долго же вам придется ждать моих сюсюканий, – в ответ отшутился Джонатан.
– Да? А вот Джордан говорит, что ты уже влип, – невинно заметил Джарет.
Джонатан лишь вяло ухмыльнулся и метнул быстрый грозный взор в сторону младшего Хантера.
– Трепло, – устало бросил Джонатан.
– А теперь, поскольку совет директоров нашей компании собрался в этой комнате, предлагаю одного из нас командировать в офис, чтобы оповестить всех сотрудников фирмы о радостном событии и отпустить домой по этому случаю! – сказал Джарет.
– Давай отправим тебя, Джонатан, – невинно глядя на среднего брата, предложил Джордан.
– Нет, поедешь ты, – твердо ответил Джонатан. – А у меня есть одно неотложное дело.
– Понятно. Между прочим, сестра Ройал ушла с дежурства десять минут назад, – все так же «простодушно» проинформировал присутствующих младший Хантер.
– Откуда ты знаешь? – недоуменно пробормотал Джонатан.
Его собеседник с самодовольной ухмылочкой пояснил:
– Я просто подошел и спросил.
Бросив последний предостерегающий взор на насмешника Джордана, Хантер-средний поспешно вышел в коридор, надеясь, что Гейл все же не успела еще покинуть здание больницы.
Однако его надежды не оправдались. Вот растяпа Джордан, с раздражением думал Хантер-средний, время ухода Гейл узнал, а адрес – нет. К чему тогда вообще были все расспросы!
Джонатан заметил Гейл, когда выезжал на своей машине со стоянки возле клиники. Девушка стояла на автобусной остановке.
Пара минут ушла у Хантера на то, чтобы пропустить поток машин перед собой и получить возможность подъехать к остановке. При этом он ужасно нервничал: вдруг подойдет автобус и увезет Гейл! Мисс Ройал, казалось, даже не обратил внимания на припарковавшийся рядом с ней «БМВ». Ее прекрасные зеленые глаза неотрывно глядели куда-то вдаль, но создавалось впечатление, что девушка там ничего не видела. Гейл заметила Джонатана, только когда тот подошел к ней. Она словно бы очнулась от сна при его появлении и поглядела на него, не узнавая. Вот тебе раз! Так можно растерять уверенность в себе, усмехнулся Хантер.
– Я – Джонатан Хантер, – вежливо напомнил он. – Хочу подвезти вас домой.
Мисс Ройал пару раз взмахнула длинными пушистыми ресницами, бледные щеки ее чуть порозовели.
– Ах, да. Мистер Хантер. Но… автобус уже и идет, – девушка оглянулась через плечо на приближавшийся к остановке транспорт. – Вот он.
Джонатан даже не двинулся.
– В таком случае давайте побыстрее сядем в мою машину и отъедем прежде, чем станем помехой движению. – Джонатан потянул девушку за руку, быстро подвел к машине и усадил на сиденье возле водителя. Затем торопливо занял свое место. Включил мотор и тронулся с места. Гейл тихо сидела рядом, снова уставив невидящий взгляд в пространство и, по-видимому, даже не сознавая, где находится.
– Куда прикажете вас отвезти? – обратился Джонатан к ней.
Мисс Ройал сухо и деловито дала координаты и вновь погрузилась в молчание.
– Приглашаю вас на ужни сегодня вечером, чтобы отпраздновать все события этого дня, – на одном дыхании выпалил Джонатан.
– Спасибо, нет, – резко ответила Гейл.
– Вы отказываетесь, даже не подумав, – огорченно произнес Джонатан, хотя сегодня у него самого было назначено свидание, но ради мисс Ройал он решил отменить его.
– Нет, – еще раз тихо, но твердо сказала собеседница.
– Вы замужем? – с неприятным холодком в груди спросил Хантер; Гейл притягивала его и в то же время тревожила, даже пугала своей загадочностью. – Если это так, то простите мою навязчивость.
– Нет, я не замужем. Просто у меня много дел по вечерам.
Джонатан в душе ликовал: она не замужем! Свободна! Это – главное! А вдруг у нее есть мужчина? Хантер ясно представил себе, как Гейл целует, ласкает, обнимает другого, его соперника. А что, если их отношения уже зашли слишком далеко? В Хантере поднялась волна ярости.
«Интересно, почему она меня сторонится, неужели отвергает? – сам себя спросил Джонатан. – Мне тридцать семь лет, у меня было много красивых женщин, правда, меня не волновали их прежние и будущие связи, почему же тогда мысль о любовнике Гейл взбудоражила всю душу?»
Хантер поймал себя на мысли, что его поведение сегодня вообще необычное и очень странное. Он всегда такой сдержанный, милый, обаятельный, самый спокойный и миролюбивый в семье. И вдруг этот неожиданный эмоциональный накал!
– Простите, если чем-то обидела вас, – мягко проговорила Гейл, видя состояние спутника.
– Ничего страшного. Тогда, может, завтра? – настаивал Джонатан.
Девушка отрицательно покачала головой.
– Послезавтра?
– Мистер Хантер…
– Ради Бога, зовите меня просто Джонатан, – нетерпеливо прервал он. – И вообще, с вами я чувствую себя зубным врачом, убеждающим пациента в необходимости лечения!
Гейл лукаво улыбнулась, в зелени глаз зажглись веселые огоньки.
– Моему дантисту пятьдесят лет, и он активно лысеет, – притворно невинно заметила она.
– Что ж, я буду полностью соответствовать этому портрету к тому дню, когда вы, наконец, согласитесь на свидание! – заметил Хантер.
Гейл залилась по-настоящему радостным смехом – как будто рядом с Джонатаном зазвонили нежные серебряные колокольчики. Такого смеха он еще ни разу в жизни не слышал – до чего же приятный и мелодичный! Когда девушка умолкла, Хантер стал мечтать лишь об одном – вновь насмешить ее. И поскорее! Видно, печаль ее верная спутница, а веселье – редкий гость!
– А может, ваш босс запрещает персоналу свидания с клиентами? – выдвинул он новую гипотезу.
– Так как наши клиенты – беременные женщины, едва ли в этом есть необходимость, – заметила Гейл.
– Ну, тогда единственное объяснение ваших отказов в том, что я вам не нравлюсь! – тяжело вздохнул Джонатан.
Конечно, такое вполне вероятно. Хотя в его жизни это первый случай. Но, как говорится, насильно мил не будешь…
Гейл тоже вздохнула:
– Я ничего подобного вам не говорила… Надежда сразу же ожила в сердце Хантера.
– Тогда в чем же дело?
– Джонатан, – девушка говорила терпеливо, как будто беседовала с маленьким ребенком, – я – не замужем. Не помолвлена. У меня нет любовника. И я не питаю к вам антипатии.
– Но…
– Но я терпеть не могу внебрачные связи, а именно к этому вы, полагаю, и стремитесь, – твердо выговорила она. – И вообще у меня сейчас нет времени на свидания…
– А чем же вы заняты по вечерам? Повышаете квалификацию? Учитесь на курсах? Что вы делаете? Знаете, чрезмерная работа и ограниченный досуг могут превратить веселую девочку в занудную матрону.
Девушка улыбнулась, однако Джонатан почувствовал, что его интерес к ее жизни настораживает Гейл.
– Может, вы не хотите идти в ресторан? Давайте сходим в кино, или я закажу билеты на шоу…
– Нет! Я не пойду никуда и никогда! – почти в истерике выкрикнула Гейл.
– Да, звучит как приговор. – Джонатан мрачно нахмурился.
– Так оно и есть, – с явным облегчением подтвердила девушка.
Хантер терпеть не мог загадок, а Гейл подкидывала их одну за другой. Антипатии она не испытывает. Интереса, судя по всему, тоже. Но почему?
– Здесь поворот налево, и вон там я выйду, – сказала Гейл, когда они почти подъехали к ее дому.
– Я провожу вас до дверей, – твердо сказал Джонатан.
Он явно чувствовал себя не в своей тарелке, поскольку девушка отвергла его так решительно, как никто еще не поступал с ним.
– Не надо, я доберусь сама, – сказала Гейл.
Вот, опять отказ!
– Нет, я обещал доставить вас домой и обязательно сделаю это! – Джонатан почувствовал, как в его душе нарастает гнев, подобные эмоции посещали его крайне редко.
Отчужденность и холодность девушки ранили его. А может, он просто очень самонадеян и не хочет смириться с ее отказом? Нет, самонадеянность здесь ни при чем. Скорее, ему больно от мысли, что он больше не увидит Гейл. Никогда.
– Простите, – Хантер обуздал свою ярость, видя, что его тон обидел девушку, – но ведь с моей стороны будет некрасиво высадить вас из машины неизвестно где. – «И не узнать ваш адрес», – про себя добавил он.
Девушку успокоило его объяснение, и Джонатан понял, что раздраженность не главное качество его новой знакомой.
– Хорошо, – проговорила она. – Мой дом второй слева. – Затем девушка отвела взгляд от Джонатана и постаралась больше не смотреть на него.
Большой дом в викторианском стиле в тихом пригороде, обширный участок вокруг – вряд ли Гейл живет здесь одна, с тоской подумал Хантер.
– Я… – нерешительно начал он.
– Спасибо, что подвезли. Вы очень любезны. До свидания. – Девушка выпорхнула из машины и захлопнула за собой дверцу.
– Гейл! – Джонатан не менее проворно покинул место водителя и догнал спутницу. – Вы не пригласите меня на чашку чая? В конце концов, вы чуть не сделали меня отцом сегодня утром! Видели бы вы выражение своего лица, когда в операционную ворвался второй папочка – Джарет!
– Представляю! Незабываемый эпизод, – усмехнулась медсестра. – Надеюсь, однако, что мои коллеги не будут столь памятливы, и эта сцена забудется до моего следующего дежурства!
– И когда оно будет? Завтра?
– Нет, теперь только через два дня. А пока я буду отдыхать. – Гейл покачала головой, и каскад золотистых шелковых волос рассыпался по ее плечам.
Вот невезение! Джонатан надеялся видеть мисс Ройал хотя бы в клинике, приезжая навещать Конора и Абби. Но – увы! И намек на чашку чая не вызвал никакой реакции.
Он тяжело вздохнул.
– Знаете ли вы, что способны лишать мужчин равновесия?
– Да, мне уже говорили об этом. – И, кивнув на прощание, девушка легкой походкой направилась по дорожке к дому. Единственным, что служило утешением Хантеру в этой, казалось бы, безнадежной ситуации, было явное нежелание Гейл возвращаться домой. Кто же ждал девушку за этой массивной дубовой дверью? И кто ей прежде говорил о способности лишать мужчин душевного равновесия? Любовник? Но она упорно отрицает наличие такового…
Да, много непонятного и загадочного вокруг Гейл. И желает она того или нет, но Джонатан Хантер обязательно разгадает все ее тайны, уж будьте уверены!

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Джонатан Хантер заставил Гейл всерьез понервничать. Два выходных дня девушка провела в страхе и нервном ожидании звонка в дверь, твердо уверенная, что рано или поздно ее настойчивый кавалер предстанет на пороге. С первого момента знакомства Гейл поняла, что Джонатан Хантер – мужчина, который не привык получать отказ.
Но дверной звонок безмолвствовал, так же вел себя и телефон. Все было как всегда. Неужели Джонатан изменил свое решение еще раз увидеть ее? Непостоянство человеческой натуры в общем-то вещь обычная… Но вот красавец Хантер никак не производит впечатления легкомысленного человека. Так что же случилось? Неопределенность ужасно напрягала и раздражала девушку. А почему – она и сама не ведала.
Все еще пребывая в дурном расположении духа, девушка утром третьего дня отправилась на работу.
По странному стечению обстоятельств первой пациенткой, которую пришлось навестить Гейл, оказалась миссис Хантер. В палате жены, разумеется, неотлучно сидел муж. Счастливая семейная пара. Красивая, нежная, дружелюбная Абби. Умный, воспитанный, благородный Джарет. Гейл все время казалось, что Хантер-старший с легкостью читает ее мысли и знает все, что творится в ее душе, и эта догадка и пугала, и сердила мисс Ройал… А золотистые глаза Джарета каждый раз напоминали девушке Джонатана…
При виде медсестры отец ребенка галантно поздоровался и собрался уходить.
– Ну, вы поговорите, а я пока съезжу по делам.
Джарет поцеловал жену и сына, затем добавил, обращаясь к Абби:
– В полдень обязательно вернусь. До свидания, Гейл, – кивнул он медсестре.
«Он знает мое имя! – удивилась про себя девушка. – Только Джонатан мог сказать ему…»
Абби тихо рассмеялась, наблюдая за мисс Ройал и безошибочно угадав все ее мысли.
– Да. Не удивляйтесь. Братья очень близки друг с другом.
Гейл с трудом проглотила внезапно застрявший в горле ком и заставила себя улыбнуться:
– Розы. – Девушка протянула красивый букет пациентке, хотя палата и так была настолько заставлена цветами, что, казалось, еще один букет уже не уместится в ней.
– Джонатан придет сегодня навестить меня, – сказала Абби, считая, что эта информация будет интересна девушке.
– Чудесно, – откликнулась та, прикидывая в уме, куда бы ей спрятаться на время этого визита.
Собеседница вновь залилась звонким веселым смехом, прочтя по выражению лица Гейл ее смятение и испуг.
– Ах, Гейл, вы так напоминаете мне сейчас меня саму два года назад, когда я вот так же всеми силами пыталась отделаться от чересчур настойчивых ухаживаний Джарета! И видите, чем закончилась наша борьба?
– Боюсь, наши с вами жизненные пути очень несхожи, – заметила Гейл.
– Пусть у нас много различий, но завершение наших бед и трудностей может быть одинаковым, – мягко и тепло сказала Абби.
– Нет, – испуганно отозвалась девушка. Потом она с облегчением вспомнила, что миссис Хантер через день-два должна выписаться из больницы, а значит, и мучительные визиты Джонатана Хантера прекратятся. – Мне нужно идти, – обратилась медсестра к больной. – Если вам что-нибудь понадобится, позвоните.
– Вы не думайте, Джонатан – замечательный человек, – сказала Абби.
– Не сомневаюсь, что он достоин всяческих похвал, – настороженно отозвалась мисс Ройал.
– Нет, Гейл, пожалуйста, поймите, что он не просто хороший человек, но и…
Последнюю фразу Абби уловил чуткий слух показавшегося в дверях палаты Хантера-младшего.
– Угу. Согласен. Явно моя характеристика. – Золотистые глаза Джордана лучились весельем.
– Советую вам, дорогая, держаться подальше от Джордана, – предупредила девушку миссис Хантер. – У него давняя и несокрушимая репутация сердцееда!
– Это все относится скорее к Джонатану, – ухмыльнулся младший Хантер. – Уж я вам сейчас такого о нем порасскажу, мисс Ройал!.. – весело прибавил он.
– Кто это осмеливается произносить мое имя всуе? – притворно сурово прогремел бас появившегося на пороге палаты Хантера-среднего.
Джонатан метнул грозный взгляд на брата, нежный и ласковый – на Абби, призывно-заинтересованный – на Гейл. Девушка почувствовала, как от присутствия Джонатана, его пламенного взора кровь прилила к ее щекам. И опять, не желая того, она залюбовалась этим мужчиной – высокий, стройный, в отлично сшитом дорогом темном костюме и бледно-голубой рубашке. До чего же он красив! Когда Абби упомянула, что средний брат придет позднее, Гейл никак не могла предположить, что эта задержка выльется всего в несколько минут.
– На вашем месте, сестра, я бы не очень прислушивался к болтовне моего младшего братишки. Уж очень мало в ней правды! – пошутил Джонатан.
– И это вот благодарность за все мои усилия удержать мисс Ройал в палате, пока ты паркуешь машину! – притворно обиделся Джордан, в глубине его лучистых хантеровских глаз поблескивали задорные искорки.
«Ну и заговорщики!» Гейл поймала виноватый взгляд Абби и поняла, что и она принадлежит к их числу. «Интересно, что такого Джонатан рассказал обо мне членам своей семьи? – со страхом задавала себе вопрос мисс Ройал. – Почему все так единодушно помогают ему?»
– Я поблагодарю тебя за помощь позднее, – сердито прищурившись, сказал брату средний Хантер; взгляд Джонатана был полон укоризны: зачем Джордан выдает их тайну? Однако, переведя взор на Гейл, Джонатан явно смягчился и ласково спросил: – Как вы провели выходные?
– В делах, – сухо ответила девушка: пусть продолжает считать, что она была очень занята, ведь именно так он и сказал своим родным.
Гейл всячески избегала смотреть на Джонатана, хотя всем своим существом ощущала на себе его упорный взгляд, который выводил из равновесия, лишал девушку обычного ее спокойствия. В глазах Джонатана всегда читалась спокойная уверенность в себе и целеустремленность, не признающая никаких преград, – словом, все те качества, что отличают характеры Джарета и Джордана. Судя по всему, отсутствие Джонатана в течение этих двух дней – простая передышка перед новой, еще более мощной атакой! Но все же чего ради блистательному Джонатану Хантеру сосредотачивать все свои усилия на какой-то единственной девушке, впервые сказавшей ему «нет»? Ведь мир полон других женщин, страстно жаждущих произнести в ответ ему сокровенное «да»!
Гейл почувствовала тяжелый ком в груди. А ей никогда не суждено ответить «да». Ответственность всегда будет лежать на ее плечах и давить тяжким грузом… Всю жизнь… Слезы подступили к глазам девушки.
– Старайтесь побольше отдыхать, миссис Хантер, – быстро произнесла она и стремительным шагом покинула палату, мучаясь вопросом: почему общение с Джонатаном Хантером доводит ее до слез? «Что со мной?» – Этот вопрос постоянно возвращался к ней, так и оставаясь без ответа.
Два года назад Гейл выбрала для себя образ жизни, при котором не было места для друзей, знакомых, вечеринок, общения, привязанностей и любви. Семья Хантер, с Джонатаном во главе прорвала оборонительные укрепления в ее душе так тщательно когда-то воздвигнутые, и своим искренним дружелюбием, заботой друг о друге и неподдельной добротой сумела показать девушке, чего та себя лишила. Одиночество, пустота скука – разве же это достойная замена тем ценностям, которые были ею отвергнуты?
Гейл спустилась в столовую клиники выпить кофе. В одиночестве. На этом рабочем месте девушка трудилась уже шесть месяцев, но упорно старалась ни с кем не сближаться. Знакомство дружба означают общение, расспросы и рассказы, которые совершенно недопустимы в ее случае.
– Не возражаете, если я составлю вам компанию? – послышался приятный и такой знакомый мужской голос.
– Джонатан! – девушка испугалась и рассердилась одновременно.
Оторвав взгляд от своей чашки, она с ужасом заметила, что многие сотрудники с любопытством смотрят в ее сторону. Время обеденное, перерыв, людей в зале достаточно. И еще от мимолетного взгляда мисс Ройал не укрылось восхищение, с которым взирала на Хантера женская часть персонала клиники. Многие сотрудники были в курсе дел Абби Хантер и знали, кем той приходится вошедший сюда мужчина. Тем больше пересудов вызовет его внимание к Гейл.
– Боюсь, вы ошиблись дверью, мистер Хантер. Посетителям предоставлено совсем другое помещение для чаепитий. – Девушка старалась говорить громче обычного, чтобы вес присутствующие слышали содержание их разговора.
– Нет, нет, я ничего не перепутал. Просто мне хочется выпить кофе в вашей компании, – мягко и ласково пояснил Джонатан, не обращая ни малейшего внимания на интерес со стороны окружающих людей. Сказав это, он опустился на стул напротив нее.
Гейл закрыла глаза и тихо застонала. Она слабо надеялась, что Джонатана нe окажется рядом, когда вновь их откроет. Тогда она заставит себя думать, что вообще это был просто дурной сон. Увы! Реальность встретила ее благожелательным и заинтересованным взглядом среднего Хантера!
– Ох, только не здесь, – пролепетала девушка. Как уговорить его уйти? Наверное, это невозможно.
А почему бы не здесь? – искренне удивился Джонатан. Он обвел изучающим взглядом просторный светлый зал, большие окна которого выходили прямо в сад клиники. – Мне кажется, что здесь очень красиво и уютно. – Он оторвался от созерцания обстановки и заглянул в чашку Гейл. – По виду кофе очень даже неплох!
Девушка потеряла терпение.
– Но мне вовсе не хочется стать объектом сплетен и досужих домыслов, – зябко поежилась она при одной мысли о людской молве.
Да, за последние два года этого кошмара выпало ей на долю сверх всякой меры. Именно после таких уроков она поняла, что лучше всего хранить в тайне все события своей жизни. Даже если Джонатан и утверждает обратное, девушка отнюдь не собирается менять свою точку зрения!
– Хотите, открою вам один из основных законов Вселенной? – весело обратился к ней Джонатан. – На всем огромном земном шаре нет такого уголка, где бы люди не сплетничали и не перемывали косточки своим ближним! Я усвоил эту аксиому много лет назад, и теперь подобные вещи меня мало волнуют! – беспечно закончил Хантер.
– Зато они волнуют меня! – почти выкрикнула со слезами Гейл.
Вихрем вылетев из столовой, девушка стремительно пошла по коридору. Однако, оглянувшись через пару минут, она обнаружила рядом все того же Джонатана. Он возвышался над ней, хотя Гейл и сама была не маленькой, а его широкие плечи, казалось, могли укрыть от всех житейских невзгод. Именно то, чего ей так не хватало в последнее время!
«И все же нет, никто мне не нужен, – в отчаянии убеждала себя Гейл, – а уж тем более человек, о котором постоянно пишут газеты и судачит высшее общество!»
– Разве вам не нужно вернуться в свой офис? – девушка всеми силами пыталась отделаться от непрошеного спутника.
А тот одарил ее в ответ одной из своих самых очаровательных улыбок, от которой сердце Гейл почему-то застучало намного быстрее обычного.
– Одна из привилегий совладельца компании заключается в том, что отчитываться за каждую минуту приходится только перед самим собой! – вежливо пояснил Хантер.
«Значит, он будет ходить за мной по пятам весь день, если того пожелает», – закончила она мысль Джонатана.
– Простите, у меня нет таких преимуществ. Поэтому всего доброго, мистер Хантер!
– Опять! Вы же стали называть меня Джонатаном! – Он ласково дотронулся до руки девушки, словно напоминая о хрупкости всех крепостей в душе Гейл. – И кроме того, нам с вами надо обсудить один вопрос…
– Какой? – Девушка вдруг испуганно притихла, выражение ее лица стало тревожным, большие зеленые глаза смотрели на собеседника со страхом.
Джонатан выглядел деловито-озабоченным. Мимо беседующих прошли две молоденьких медсестры, хихикая и перешептываясь и явно обсуждая Джонатана и Гейл.
– Вы правы, здесь трудно спокойно поговорить обо всем, – сухо заметил он. – Поэтому я лучше заеду за вами после окончания вашей смены и мы посидим в каком-нибудь ресторане!
– Нет. – В душе Гейл явно происходила серьезная борьба, девушка никак не могла принять окончательное решение. – Нет, – повторила она, – после дежурства у меня масса дел.
«Много ли он знает обо мне? О чем хочет поговорить? Может быть, он что-то выяснил за те два дня, пока мы не виделись? Почему выбрал такой подход, чтобы заставить меня согласиться на встречу с ним? Значит, ему известно…» – с горечью констатировала Гейл, перебрав в уме все возможные темы их будущих бесед и переговоров. Затем, помолчав минуту, она решилась.
– Недалеко от моего дома есть бар «Лебедь». Давайте встретимся там в девять тридцать вечера, – отрывисто произнесла она и повернулась, чтобы уйти.
– Гейл? – мягко вопросительно позвал девушку Джонатан.
– Да? – У нее перехватило дыхание от недоброго предчувствия, когда она обернулась к Хантеру.
– Если я приеду первым, что вам заказать? – Он ласково заглянул в глаза Гейл.
А та от внутреннего напряжения даже не смогла ответить на его улыбку, душу переполняли тревога и сомнения.
– Полагаю, если вы много знаете обо мне, то и угадаете мой любимый напиток! – с какой-то отчаянной дерзостью ответила Гейл.
Джонатан еще раз внимательно и добродушно заглянул ей в глаза, хотя в его взгляде промелькнула и изрядная доля удивления.
– Хорошо, договорились. Итак, до встречи в девять тридцать. – Он вежливо поклонился и направился к выходу. А Гейл поспешила вернуться к работе, всем телом ощущая, что Хантер остановился и пристально глядит ей вслед.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

По дороге из клиники Джонатан мучился вопросами и сомнениями. О чем ему говорить с девушкой во время свидания в «Лебеде»? Ведь он соврал, будто им есть что обсудить. Надо теперь придумать тему, да еще в срочном порядке.
Хантер приехал в бар незадолго до назначенного часа, заказал виски для себя и бокал белого вина для Гейл. Он почему-то решил, что та предпочтет этот легкий изысканный напиток пиву. И вот теперь Джонатан сидел за уютным столиком и размышлял над возможными темами для беседы, которые будут интересны Гейл.
Заведение между тем быстро заполняли посетители. Вот-вот войдет и мисс Ройал, а у Джонатана нет еще ни одной подходящей идеи! Вряд ли девушка обрадуется, когда узнает, что на самом-то деле ему нечего сказать ей. Просто захотелось встретиться с ней, дружески поболтать обо всем на свете.
А придет ли она, или ее обещание было лишь способом поскорее расстаться с надоедливым ухажером? Джонатан постоянно поглядывал в сторону входной двери. Никогда дамы, согласившиеся прийти к Хантеру на свидание, не нарушали своего слова, но мисс Ройал – случай особый, от нее можно ожидать всего. Тем более, что он практически вынудил ее согласиться.
Но девушка пришла. И опять Джонатана ждал сюрприз. Он раньше видел свою избранницу в медицинской форме, в брюках и спортивной куртке. А сейчас Гейл была в узкой короткой черной юбке и зеленой шелковой блузе. Высокие каблуки модных черных туфель добавили ей, и без того высокой, еще несколько сантиметров. Все мужчины в баре заметили появление Гейл, повернули головы в ее сторону, отметил Джонатан. А она шла улыбаясь через весь зал прямо к его столику – белокурые волосы распущены по плечам, чувственные губы просто зовут к поцелуям, огромные зеленые глаза полны блеска и жизни.
«Гейл прекрасна, великолепна, неотразима! Просто потрясающая женщина! – выстукивала кровь в висках Хантера. – Почему же она до сих пор не замужем или не имеет друга? Она говорит, что совершенно свободна, но можно ли верить ее словам? Ведь что-то удерживает девушку от свиданий со мной, о чем-то она явно умалчивает! И старается держаться подальше от своего дома. Вот и сегодня: сразу назначила место и время встречи, лишь бы только я не звонил ей домой! Не нравятся мне эти загадки, надо на досуге все еще раз обдумать хорошенько. А сейчас Гейл рядом со мной – и все замечательно! Это главное».
Хантер поднялся со своего места и галантно помог девушке сесть за столик.
– Очень рад, что вы нашли возможность прийти, – с искренним чувством признательности произнес Джонатан.
Гейл одарила его в ответ мягким взглядом из-под длинных пушистых ресниц.
– Я же обещала. А вы полагали, что я не приду, обману вас?
Ее низкий волнующий голос сводил Джонатана с ума.
– Я заказал вам белое вино. – До Джонатана долетал легкий аромат духов Гейл, когда он уселся за столик напротив нее.
Девушка отпила глоток из бокала.
– Спасибо. Чудесный напиток. – Она огляделась по сторонам. – Как хорошо, что здесь все осталось по-прежнему! Уже назначив вам встречу, я вдруг спохватилась, что, возможно, это славное местечко стало совсем иным за прошедшие годы. Как приятно, что мои опасения не подтвердились! – Гейл удовлетворенно откинулась на спинку стула и еще раз обвела помещение оценивающим взором.
Но Джонатана мало занимали прелести интерьера, его интересовало совсем другое.
– И как долго вы здесь не были? – осторожно спросил он.
Казалось, подобное вежливое любопытство вполне уместно при данных обстоятельствах, однако Джонатан почувствовал, что девушка насторожилась.
– Некоторое время, – неопределенно ответила она.
Джонатана не удовлетворил такой расплывчатый ответ.
– Я просто хотел знать, часто ли вы здесь бываете. – мягко уточнил он.
– Редко. Я вообще мало появляюсь в общественных местах.
«А, вот и тема для беседы», – обрадовался Хантер.
– Возможно, вы и не поверите, но я тоже нечасто выхожу в свет, – начал он.
Гейл окинула его внимательным взглядом. Бледно-желтая рубашка, коричневый пиджак, бежевые брюки – все скромно и подобрано со вкусом.
– Отчего же, поверю.
Джонатан почувствовал себя не в своей тарелке и от этой оценки, и от последовавшего заключения. Большинство мужчин в пабе были одеты в джинсы – и удобно и тепло. Он казался богатым пижоном на их фоне. Наверное, об этом думала Гейл. А та, наблюдая за сменой чувств на лице спутника, вдруг весело рассмеялась. Джонатан опять мог насладиться дивным волшебным звоном колокольчика. Музыка! Лицо Гейл раскраснелось от смеха, глаза стали еще зеленее. Все эти перемены были до того разительны и прекрасны, что Хантер напрочь забыл, что причиной смеха стал он сам.
– Не смущайтесь, пожалуйста. Вы выглядите превосходно, как и всегда, – отсмеявшись, успокоила его Гейл. Затем она отпила еще глоток белого вина. – Это именно тот «нектар», который я люблю, – прохладный и сухой.
– Осторожно, Гейл, – предупредил Джонатан. – Я ведь могу принять ваши комплименты за поощрение моих ухаживаний!
Девушка усмехнулась:
– Полагаю, вы слишком хорошо воспитаны и поймете все как нужно.
– Даже самый благородный мужчина может потерять голову в присутствии такой привлекательной женщины, как вы, – полушутя парировал Джонатан.
И почувствовал, что сморозил глупость. Хотя Гейл не отпрянула от него, даже не попыталась сделать какое-нибудь движение, Хантер все равно физически ощутил, как после его слов между ними возникло небольшое напряжение.
«А ведь она, – подумал Хантер, – отвечает на заигрывания совсем не так, как другие дамы!»
– Простите, ляпнул глупость, – Джонатан попытался обратить свой промах в шутку.
К его облегчению, Гейл расслабилась и улыбнулась.
– Вы были близки к этому, – произнесла она задумчиво.
– К сожалению, я нередко попадаю в идиотское положение, – заметил Хантер.
«Нравится ей смеяться надо мной – пусть смеется, – думал он. – Другие женщины ценили во мне очарование, красоту, воспитанность».
– Не могу в это поверить, – девушка чуть насмешливо приподняла брови. – Хотя… если вспомнить, как вы позволили мне увлечь вас в операционную, то ничего удивительного!
– Хорошо, хорошо, сдаюсь! – Джонатан шутя поднял руки вверх. – Не будем развивать эту тему. Лучше давайте начнем все сначала. Представимся друг другу заново. Я – Джонатан Хантер. Давай говорить друг другу «ты»!
После короткого замешательства Гейл приняла условия новой игры и пожала протянутую Хантером руку.
– Я – Гейл Ройал, – неожиданно застенчиво сказала она.
Джонатан удовлетворенно кивнул:
– Весьма необычное имя.
Хантер тут же ощутил, как девушка снова внутренне напряглась. Он опять полез не туда. Беда в том, что ему совершенно неизвестно, какая тема позволительна для обсуждения; он как будто сапер, идущий через минное поле с завязанными глазами.
– Ты имел в виду фамилию Ройал? – тревожно спросила девушка.
– Нет, твое имя – Гейл. – Джонатан инстинктивно выбрал верный путь и тут же был вознагражден за это: девушка расслабилась и повеселела.
Чем больше Хантер наблюдал за ней, тем больше крепла его уверенность, что она скрывает от него какие-то обстоятельства своей жизни. Джонатан всегда уважал право человека на сокровенное, но ее тайна воздвигала стену между ним и Гейл, мешала их общению, узнаванию друг друга, дальнейшему сближению.
Но ничего! Хотя Джонатан и слывет среди братьев очаровательным сибаритом, в его характере тоже присутствуют целеустремленность и настойчивость, а порой прямо-таки безудержный напор. Он обязательно, непременно раскроет тайну, тревожившую эту милую девушку, сметет все барьеры на пути к ее сердцу! А обманчивая неторопливость и искренняя доброжелательность всегда помогали среднему Хантеру добиваться своей цели. Словом, необходимо предпринять усилие и разгадать тайну Гейл, а значит, разрушить стену между ними, устранить любое препятствие.
– У тебя есть братья или сестры? – продолжил задавать вопросы Джонатан.
– Нет, – чуть поколебавшись, ответила девушка. – А почему ты спрашиваешь?
– Просто так, из любопытства, – успокоил собеседницу Хантер.
– Ты собирался о чем-то со мной потолковать? – Тревога мисс Ройал явно не совсем улеглась.
«Вот и наступил этот момент, – обреченно подумал Джонатан. – Как ни тяни, развязка все равно неминуема. Сейчас Гейл рассердится, встанет и уйдет. Навсегда. Все же мне удалось хоть немного побыть с ней, поговорить, даже еще раз услышать ее незабываемый смех!»
Тяжело вздохнув, Хантер решил признаться, что солгал. Все равно правду не утаишь – нет у него никаких тем, просто захотелось увидеть Гейл.
– Дело в том, видишь ли… – обреченно пробормотал Хантер, как вдруг его речь прервал мужской голос:
– Гейл? Неужели это и в самом деле ты? – Незнакомец неожиданно возник возле их столика, появившись очень кстати для Хантера.
Джонатан, прищурившись, разглядывал соперника. В первую минуту Хантер даже ощутил нечто вроде чувства благодарности к этому незнакомому мужчине, прервавшему неприятный разговор. Однако вторая минута принесла с собой волну совсем иных эмоций. Подошедший был красавчиком с черными кудрями и веселыми голубыми глазами. Он с откровенным восхищением разглядывал мисс Ройал.
«Где-то я уже видел этого плейбоя, – мучился Джонатан и никак не мог припомнить. – Точно знаю его, но откуда?»
Мысли Хантера внезапно прервали свой бег. Их сменило удивление. Вновь прибывший что-то оживленно говорил, а Гейл почему-то сидела, сжавшись в комочек, и не произносила ни слова в ответ. Что с ней? Джонатан переключил все внимание на мисс Ройал. Та выглядела совершенно подавленной, огромные глаза на бледном лице полны ужаса. Кем бы ни был этот человек, но Гейл явно неприятна эта встреча.
Мужчина, наконец, обнаружил, что молчаливая пауза затянулась, и смешался.
– Извините, я, очевидно, обознался, – незнакомец решил ретироваться. – Все бывает, внешность с годами меняется, – произнес он дежурную фразу, но было ясно: он твердо уверен, что никакой путаницы нет.
Джонатан ни на секунду не усомнился, что мисс Ройал прекрасно знает подошедшего человека, просто в силу каких-то причин не намерена признаваться в этом. Она холодно приняла извинения незнакомца.
– Еще раз простите. – Мужчина кивнул обоим и отошел к стойке бара, где его уже заждалась не терпеливая компания друзей.
После его ухода обстановка сделалась еще более тягостной. Гейл не шевелясь сидела напротив Джонатана, не проронив ни слова, и казалась такой беззащитно-хрупкой, что тот был убежден: коснись он ее сейчас рукой, и она упадет и разобьется вдребезги, как хрупкая фарфоровая статуэтка. Сначала Хантер даже обрадовался, что девушка больше не требует от него ответа на неприятный для него вопрос, но потом ему в голову пришло, что чересчур уж жестока причина этой отсрочки.
– Может быть, нам лучше уйти отсюда? – мягко предложил он.
Мисс Ройал как-то беспомощно поморгала, прищурилась и с видимым усилием сосредоточила взгляд на своем спутнике.
– Что? – переспросила она; было ясно: неожиданная встреча полностью выбила ее из колеи и она вообще забыла о существовании Джонатана. – Ах, да, идем! – девушка попыталась собраться с силами.
Они встали и направились к выходу.
Незнакомец стоял в кругу приятелей все там же, возле стойки бара, и с понимающей ухмылочкой провожал удаляющуюся пару.
Гейл старалась не смотреть в сторону этого мужчины, чтобы еще раз не встретиться с ним взглядом.
Рука Джонатана крепко обнимала плечи Гейл, как будто защищала ее от всех бед на свете. Он чувствовал, как напряжена его спутница, как выбита из своего обычного состояния, как ей сейчас не хватает самообладания. Джонатан вдруг очень захотел, чтобы ее подавленность сменилась чудесным весельем и неповторимым звонким смехом.
– А вот и моя машина, – успокаивающе проговорил он, распахивая дверцу перед Гейл. Та глубоко вздохнула и без всяких возражений уселась на место рядом с водителем.
Затем взгляд девушки вновь обратился куда-то в пустоту, за пределы машины.
Джонатан сел за руль, но заводить мотор не торопился. До встречи с медсестрой Ройал в клинике он спокойно, легко, беззаботно ходил на свидания, веселился и от этого получал удовольствие. А с ней все оборачивается намного сложнее. И, кажется, намного серьезнее. Его невинное увлечение готово перерасти в большое чувство… И что тогда делать?
Вдруг девушка еще раз тяжело вздохнула, всхлипнула и, не сдерживаясь, отчаянно разрыдалась, содрогаясь всем телом. Именно в эту минуту Джонатан понял, что не сможет оставить Гейл, отступить, бросить ее на произвол судьбы…
Джонатан повернулся к спутнице, нежно обнял ее и притянул к себе. Она сначала слабо сопротивлялась, но затем затихла в его объятиях. Слезы ручьем полились на грудь Хантера, Гейл иногда судорожно вздрагивала и всхлипывала. Наконец она осторожно высвободилась из крепких рук Джонатана.
– Я промочила твою рубашку насквозь, – виновато улыбнулась Гейл.
– Ничего, высохнет, – утешил ее Хантер, его симпатия к Гейл крепла с каждой минутой.
– В твоей жизни все так легко? – резко спросила она. – Высохнет, выстираешь, выбросишь, купишь новую…
– Это всего лишь рубашка, Гейл, – как всегда в трудной ситуации, мужчина попытался все обратить в шутку.
Взгляд Джонатана скользнул по ее лицу и губам – сочным, зовущим, манящим, слегка тронутым помадой, следы которой теперь наверняка остались на его рубашке. «Остановись! Эта женщина не для тебя», – предостерег внутренний голос Хантера. Но Джонатан не прислушался. Его руки обвили Гейл, а губы жадно нашли ее рот… Она, растворяясь в его объятиях, с жаром отвечала на его ласки. Безумные, счастливые мгновения… Волны ее светлых шелковистых волос рассыпались по плечам. Ее нежные руки, перебирающие золотистые кудри Джонатана, пленили его. Весь мир исчез, перестал существовать… Нектар губ, нежность кожи, упругость груди…
На стоянке вспыхнул свет и разрушил полумрак внутри машины. Хантер поднял голову, с трудом оторвавшись от сладких уст.
– Отвези меня к себе, – вдруг попросила Гейл, волосы ее мерцали в свете фонарей, лицо же оставалось в тени.
– Гейл? – У Джонатана перехватило дыхание от этих слов.
– Нет! Забудь мои слова! Сама не соображаю, что говорю! – Голос мисс Ройал срывался, она в панике закрыла лицо руками.
– Кто был тот мужчина в баре? – бережно отведя руки девушки, спросил Хантер.
В зеленых красивых глазах сразу застыли льдинки. Таким же строгим и холодным стал и голос.
– Не понимаю, что ты имеешь в виду, – сказала Гейл.
– Я говорю о том человеке, который несколько минут назад подходил к нам, – терпеливо повторил Джонатан. – Уверен, ты его хорошо знаешь!
– Вряд ли это тебе интересно, – упорствовала мисс Ройал.
– А я вот думаю по-другому, – настаивал Хантер.
– Это твое право. И вообще, я очень жалею сейчас, что согласилась на эту встречу с тобой! Ты обещал мне сказать что-то… – В голосе Гейл теперь звучал гнев. – А оказалось…
– Нет, постой, если ты не расскажешь мне о незнакомце из бара, то я сейчас же вернусь обратно и расспрошу его самого!
Глаза мисс Ройал после этого заявления лихорадочно заблестели.
– Ты не имеешь никакого права! – почти выкрикнула она.
– Имею! Ты сама дала мне это право пять минут назад, предложив отвезти тебя ко мне домой – то есть фактически попросив о защите.
– Это была моя ошибка!
– Но ее уже не исправить!
– Послушай, Джонатан, мы ведь едва знакомы, и я не хочу отвечать…
– События пятиминутной давности сблизили нас и открыли границы для подобной беседы.
Губы Гейл дрожали.
– Думаю, тебя вряд ли прежде так уж сближали поцелуи с моими предшественницами!
Джонатан и сам знал об этом.
– Пожалуйста, не увиливай, Гейл. Подобная тактика применима в бизнесе, но не здесь и не в этой ситуации!
Девушка тяжело вздохнула:
– Ну чем тебе поможет, если я назову имя этого человека? Его зовут Ричард.
– Ричард? – Джонатан наморщил лоб, мучительно роясь в памяти. – Конечно! А я-то все думал, откуда знаю этого красавчика! Ричард Крейвен? Актер, верно? Звезда экрана, мировая знаменитость?
«И он знает мисс Ройал, медсестру из клиники?» – вопросительно пискнуло второе «я» Хантера.
– Да. Не могу поверить, что стоило мне первый раз выйти из дома после долгого затворничества – и вот пожалуйста, – огорченно завершила свой рассказ девушка.
– Жизнь вообще состоит из случайностей, – пробормотал Джонатан, поглощенный загадкой знакомства Гейл с Ричардом Крейвеном. Хантер совсем недавно где-то читал, что тот вскоре должен перебраться в Голливуд.
– Да, наша встреча – прекрасное подтверждение твоим словам, – тихо согласилась мисс Ройал.
– Скажи, что общего у тебя с этим актером? – не справился с поиском разгадки Джонатан.
– Тебя удивляет, что я знакома со знаменитостью? – Гейл усмехнулась.
– Нет. Просто у вас такие разные профессии, а у Крейвена, насколько мне известно, детей нет, значит, его жена не могла рожать в вашей клинике. Откуда же ты его знаешь? Например, мы с тобой увиделись впервые на твоем рабочем месте.
– Я его не знаю, Джонатан, – пояснила Гейл. – Я его знала.
– Пустяковая поправка…
– Не для меня. Потому что два года назад мы с Ричардом были помолвлены и собирались пожениться.
Хантер был потрясен. Гейл – и Ричард Крейвен? Восходящая звезда – и таинственная мисс Ройал? Хотели пожениться? Вопросы один за другим терзали Джонатана Хантера.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Гейл сидела неподвижно, выпрямившись и сжав кулаки, плотно зажмурив глаза. Нельзя дать слезам вновь пролиться. Джонатан может подумать, что она рыдает из-за Ричарда Крейвена. Но ведь это совсем не так. Боль, вызванная предательством бывшего жениха, давным-давно прошла.
Сейчас мисс Ройал хотелось залиться горючими слезами сразу из-за всех навалившихся на нее бед, терзающих ее уже так давно. Но тут в голове девушки промелькнул лучик надежды: раз Джонатан Хантер рядом с ней, значит, не все так уж безнадежно и безвозвратно утеряно! Девушка открыла глаза и взглянула на своего спутника. Но, увидев мрачное выражение его лица, пылающий гневом взгляд, мисс Ройал испугалась: она-то размечталась о поддержке, а Джонатан, очевидно, после ужасной сцены думает о ней невесть что. Сначала эта «встреча» с экс-женихом, а потом предложение отправиться прямо к нему домой, ни больше ни меньше. Щеки Гейл запылали от стыда. Наверняка Джонатан решил, что причиной ее слез стала боль от незапланированного свидания с Ричардом. Это, конечно, верно, но лишь отчасти.
– Почему вы не поженились? – спросил Хантер. Казалось, он делал огромное усилие над собой, чтобы произносить слова.
Теперь обстановка в машине изменилась: напряжение сковало Хантера, Гейл же, напротив, впервые за долгие месяцы ощутила облегчение.
– Просто я всегда считала, что брак – это союз двух людей, и не более, – спокойно пояснила девушка.
– Значит, будучи помолвленным с тобой, он встречался еще и с другой женщиной? – яростно уточнил Джонатан.
– И даже с несколькими, как потом выяснилось, – сухо дополнила информацию мисс Ройал. – А я была влюбленной дурочкой невестой и узнала обо всем последней! Впрочем, как обычно и бывает.
– Надеюсь, этот Казанова получил по заслугам? – сурово спросил он.
Девушка весело рассмеялась:
– Бриллиант из моего обручального кольца надолго оставил след на его нежной коже, когда я сгоряча ударила своего непутевого жениха по физиономии!
"Как интересно, – подумала Гейл, – я впервые могу воспринимать события того времени с юмором!» И на сердце стало намного легче.
Да, судьба столкнула ее сегодня с Ричардом Крейвеном; неприятно, конечно, но она сумела показать ему, насколько он стал ей безразличен и как она его презирает. И что самое главное – при этом объяснении с актером рядом с Гейл был несравненно более красивый и сильный Джонатан Хантер. И что самое приятное – Крейвен явно почувствовал, что его место возле Гейл Ройал занял намного более сильный соперник!
Мисс Ройал заглянула в лицо Хантеру, и ей вдруг показалось, что она впервые по-настоящему видит этого мужчину. До чего же Джонатан красив! Ричард тоже хорош собой, но Хантеру и в подметки не годится!
– Это Ричард сказал, что «ты – женщина, которая выводит его из себя»? – вдруг нахмурившись, поинтересовался Хантер, припомнив их прошлую беседу.
– Нет! – Девушка развеселилась. – Это слова моего отца. Он был не в восторге от моего выбора профессии, считал ее слишком трудной, вот в споре у него и вырвалась эта фраза!
– Полагаю, сейчас папа очень гордится дочкой, – убежденно сказал Джонатан.
– Гордился бы, – с тяжелым вздохом поправила его Гейл. – Папа умер два года назад, – пояснила она, отвечая на вопросительный взгляд Джонатана.
– Прости, я не знал. – Хантеру явно было неловко, что он затронул столь болезненную тему. – Он ведь наверняка был еще достаточно молодым?
– Конечно, не таким юным, как ты, возможно, себе представил. Я – поздний ребенок. Как папочка любил говорить, я явилась результатом долгих размышлений родителей в течение двадцати лет счастливейшего брака.
Джонатан по-мальчишески лихо присвистнул:
– Ничего себе! Да, явно раздумывали не торопясь!
– Расскажи о своих родителях, – решила сменить тему девушка.
И сразу поняла, что выбор неудачный: Джонатан помрачнел и нахмурился.
– Мои родители разведены. Папа живет в Австралии. Где сейчас мама – не знаю, – сухо и холодно проинформировал Джонатан.
Несмотря на деловитость топа, девушка чутко уловила боль и горечь в его словах. Внимательно вглядевшись в лицо своего спутника, мисс Ройал увидела те же эмоции и в глубине прекрасных золотистых глаз. А затем боль воспоминаний скрылась под привычной для Джонатана маской очаровательного франта, получающего от жизни одни лишь приятные подарки и сюрпризы.
– Джонатан, – мягко начала Гейл, но не сумела завершить фразу: ее слова утонули в веселом гвалте подвыпившей компании, с шумом распахнувшей двери бара и вывалившейся наружу. Ричард был одним из гуляк-весельчаков, как на удивление спокойно отметила про себя Гейл. Девушка наблюдала за бесшабашной ватагой из темноты машины. Она проводила равнодушным взглядом Крейвена, державшего в объятиях рыжеволосую высокую даму. Когда-то вот так же руки Ричарда лежали на плечах его невесты мисс Ройал…
Девушка отвернулась от окошка и тут же встретила напряженный взгляд Хантера, наблюдающего за ней.
Гейл улыбнулась Джонатану.
– Как странно: иногда прошлые несчастья спасают нас от еще большей беды в будущем. И ты потом осознаешь этот факт и благодаришь за все судьбу. Я имею в виду свою удачу: то, что мы с Ричардом не соединились. Год назад или около того он женился, – сказала мисс Ройал.
Сегодня ей было удивительно вспоминать, как она тогда расстроилась, прочитав газетную заметку об этом венчании, помещенную под фотографией счастливой улыбающейся невесты.
– Эта рыжеволосая дама, разумеется, ничего общего не имеет с его женой, – с негодованием и отвращением пояснила Гейл, поймав вопросительный взгляд собеседника. – Женитьба его не изменила, как вообще, очевидно, никто и ничто не способны это сделать. У Крейвена непоколебимая убежденность, что за следующим поворотом он встретит красотку еще привлекательнее и сексуальнее! Юбки всегда будут притягивать его, как магнит железо!
Джонатан на эту тираду тихонько и радостно вздохнул.
– Кажется, ты в нем совершенно разочаровалась, – с удовлетворением констатировал он.
«Вот уж точно сказано! – одобрила про себя девушка слова Хантера. – Но почему Джонатан так доволен этим?» В голове Гейл вдруг зазвучал набат все нарастающей тревоги от этой новой мысли.
Ее жизнь и так полна сложностей, а тут еще одна возникла и проявляется прямо на глазах, с ужасом поняла Гейл. К тому же Джонатан сам говорил, что пресса неусыпно следит за каждым его шагом и широко освещает его личные дела. А уж внимание средств массовой информации – последнее из того, о чем мечтает сейчас мисс Ройал.
– На данный момент я решила вообще отдохнуть от всех увлечений, – отшутилась девушка.
– Это замечание должно охладить мой пыл? – пристально глядя на собеседницу, полушутя спросил Хантер.
– Нет, просто я констатирую факт, – солгала мисс Ройал.
«А этот вечер не так уж плохо прошел, даже несмотря на неожиданную встречу с Ричардом Крейвеном. Теперь мне следует не торопясь все обдумать. В одиночестве, – про себя решила Гейл. – Не в моей власти охладить пыл Джонатана, но если мое сердце теперь свободно от прежнего увлечения, это вовсе не значит, что оно готово принять Хантера. Ричард был моей ошибкой, Джонатан Хантер станет катастрофой моей жизни!»
– Извини, но мне уже пора возвращаться домой, – неуверенно начала девушка.
– Что случилось? К кому ты так спешишь, Гейл? – расстроился Джонатан. – Я видел твой огромный особняк. Едва ли вероятно, что ты живешь в нем одна.
Мисс Ройал похолодела:
– Почему ты так решил?
– Прости, но твой дом слишком велик для одного человека!
Девушка лихорадочно гадала: что известно Хантеру? Даже если ничего, то похоже, что он вот-вот догадается обо всем… Лучше самой сказать правду.
– Да, ты прав. Я живу вдвоем с мамой, – Гейл старалась изо всех сил говорить непринужденно. – И я всегда возвращаюсь домой рано, как раз в это время, – и она бросила быстрый взгляд на часы. – Мама переживает, если я задерживаюсь. После смерти папы она не любит оставаться дома одна.
– Но она ведь, очевидно, достаточно молодая женщина, – удивился Джонатан. – А твой отец умер два года назад…
– Да. Но они были очень преданы друг другу, – пояснила собеседница.
– Но не можешь же ты посвятить всю свою жизнь уходу за не слишком дряхлой и вполне здоровой родственницей. Абсурд. Даже если эта родственница – твоя мать, а ты – ее единственная дочь! – настаивал он.
– Джонатан, ты совсем неверно представляешь себе мою мамочку. Ей сейчас шестьдесят пять лет, она еще очень молодо выглядит и очень хороша собой. И вовсе не нуждается ни в какой опеке! – рассмеялась Гейл.
– Но тогда… – не понимал Хантер.
– Просто она не любит одиночества и не приветствует мои поздние возвращения домой, – весело объяснила мисс Ройал.
– В таком случае пригласи меня к себе на ужин! – неожиданно предложил мужчина.
– Ко мне?! – Глаза Гейл от удивления стали еще огромнее.
– Пригласи меня к себе домой поужинать, – терпеливо повторил Джонатан, – чтобы в следующий раз мы смогли составить компанию твоей матери, – пояснил он.
– Джонатан, – девушка говорила теперь холодно и сердито, – я вовсе не собираюсь еще раз встречаться с тобой, а уж тем более приглашать к себе домой и знакомить со своей мамой!
При одной мысли о подобном свидании у девушки мурашки пробежали по коже.
– Но почему? – искренне удивился Хантер. – Ведь ты же познакомилась с моей родней!
– Да, но не с родителями же! – Гейл нарочно затронула эту тему, полагая, что этим сумеет положить конец дискуссии. – Извини, но я никогда не приглашу тебя к себе. – «Мамуля, разумеется, сразу записала бы Джонатана мне в женихи», – усмехнулась она мысленно.
– Постой! – Джонатан наклонился к Гейл, его лицо оказалось совсем рядом. – Я подвезу тебя. И, пожалуйста, не возражай! Уже совсем поздно и темно, – мягко сказал Хантер.
– Спасибо! – сразу, без споров согласилась девушка.
– Ха-ха, я-то думал, что придется долго тебя уговаривать! – весело помотал головой Хантер.
– Ты разочарован? – У Гейл перехватило дыхание оттого, что Джонатан находился так близко от нее.
– Нет, конечно, просто ты постоянно преподносишь мне все новые и новые сюрпризы! – Голос Джонатана звучал весело и игриво.
Джонатан затормозил прямо у дверей особняка. В доме горел свет. Хантер вылез из машины, обошел ее и распахнул дверцу со стороны Гейл.
– Извини, что не все прошло гладко, – в его голосе звучало неподдельное сожаление. – И все равно, мне было очень хорошо с тобой!
«А как я волновалась, собираясь на это свидание, – вспомнила девушка. – И ведь мне тоже было очень хорошо с Джонатаном сегодня! Я даже рада, что мы встретили Ричарда. Теперь, по крайней мере, знаю, что могу видеть его без раздражения и горечи! А все потому, что рядом со мной в самый трудный момент был Хантер! – сделала для себя удивительное открытие Гейл. – Я уж не говорю о его объятиях – такой восторг не выразишь никакими словами!»
– Мне тоже доставил удовольствие этот вечер. Я… – В этот миг сердце в ее груди упало куда-то вниз, так как дверь дома открылась и на порог вышла ее мать…
– Это ты, дорогая? – позвал с крыльца теплый низкий женский голос. – Как хорошо, что Ричард нашел тебя! А я услышала шум подъехавшей машины и решила вас встретить… – Тут женщина явно смутилась, так как поняла, что приняла за Крейвена совсем другого, незнакомого мужчину. – Ох, простите, пожалуйста, – обратилась она к Джонатану, – нечаянно обозналась!
Гейл от ужаса застыла на месте. Она не отрываясь смотрела на Хантера. На улице темно, свет льется лишь из прихожей дома, из-за спины мамы, но, судя по тому, как, не отводя завороженного взгляда, смотрит на хозяйку дома Джонатан, сомнений быть не может: он ее узнал!

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Джонатан не мог оторвать восхищенный взгляд от матери Гейл. Он знал, что это невежливо с его стороны, но был абсолютно бессилен справиться с собой. Милая женственность, прекрасная фигура – и это в шестьдесят с хвостиком! А голос! Точь-в-точь как у дочери! Низкий, волнующий, чувственный! И тот же удивительный серебристый смех! И водопад таких же золотисто-медового цвета волос! Густых и блестящих! Да такого же просто не может быть! Мираж!
– Не хотите ли зайти к нам на чашечку кофе? – гостеприимно обратилась к Хантеру хозяйка дома. – Пожалуй, это единственное, что я могу предложить в качестве достойного извинения за то, что приняла вас за другого! – Виноватая нежная улыбка тронула уголки губ женщины и залучилась в синих глазах, таких же красивых, как у Гейл.
Джонатан чувствовал, что девушка очень хочет, чтобы он отклонил приглашение, но это было выше его сил. «Прости, Гейл, но ты желаешь невозможного», – мысленно оправдывался Хантер. Гейл все поняла и только глубоко вздохнула.
– Хорошо, спасибо, мама. Мы сейчас придем, – видя состояние своего спутника, вместо него ответила матери Гейл.
Мать девушки явно обрадовалась гостю и первой отправилась в дом, чтобы успеть приготовить кофе.
Даже после ее ухода Джонатан долго не мог двинуться с места, не мог вымолвить и слово. Впрочем, Гейл не надо было объяснять причину этого шока. Уж она-то прекрасно знала, в чем тут дело! Еще бы не знать: ведь ее матерью была всемирно известная звезда театра и кино Мерилин Палмер!
А мысли Хантера, как ни странно, были очень далеко от дома Гейл. Они витали в его прошлом, в детстве и отрочестве, там, где подросток Джонатан боготворил красоту и тепло, излучаемые с экрана и со сцены, наверное, самой популярной в его время актрисой Мерилин Палмер. Ей тогда было уже за сорок, но очарование, доброта, радость жизни бурлили в ней как чистый животворный родник. И мальчик тянулся всей душой к этому источнику счастья, все время терзаясь одним вопросом: отчего его мать совсем не похожа на Мерилин? Миссис Хантер очень редко смеялась и никогда не выглядела довольной.
Мысли Джонатана вдруг приняли совсем другое направление: если Мерилин Палмер – мать Гейл, то ее отцом должен быть… Боже мой, ну конечно же, Теренс Ройал! Вот почему, когда Хантер захотел пошутить сегодня и сказал, что имя у девушки весьма необычное, Гейл сразу как-то напряглась. Она-то решила, что мужчина догадывается, чья она дочь!
– Да, моим отцом был Теренс Ройал, – прочтя по выражению лица догадку Джонатана, заметила девушка. Голос ее дрогнул помимо воли. Так было всегда, когда она вспоминала своего папочку – высокого, красивого, седовласого любимца публики.
Теренс Ройал и Мерилин Палмер. Два божества театра и кино. Золотая актерская чета, как их нередко именовала пресса. Они были женаты сорок лет, когда автокатастрофа внезапно и безжалостно разрушила этот союз, оборвав жизнь Ройала.
И Джонатан вдруг понял причину затаенной печали и боли в глазах Гейл – темно-зеленых и бездонных. Счастливые детство и юность, любовь лучших в мире мамы и папы – все это закончилось в тот день, когда разбилась машина Теренса два года назад. И ко всем этим бедам добавилась еще неудачная помолвка с Ричардом Крейвеном.
Вновь отгадав мысли своего спутника, девушка смутилась.
– Полагаю, ты думаешь сейчас о моем женихе, – застенчиво сказала она. – Так вот, наши отношения с ним оборвались в ту же самую ночь, когда погиб папа. Я тогда прибежала к Ричарду, чтобы рассказать ему о своем горе, ища помощи и поддержки, и застала его в постели с любовницей.
Голос Гейл звучал ровно, без всяких эмоций. Но разве Джонатану, да и вообще любому нормальному человеку, трудно представить себе, что испытывает его ближний, попав в подобную ситуацию? Разом получить два ужасных удара – узнать о гибели горячо любимого отца и о предательстве жениха…
Молодые люди прошли в уютный красивый особняк, отделанный в спокойных зеленых и золотых тонах и обставленный изысканной старинной мебелью. Впрочем, Джонатан ожидал увидеть жилище Гейл именно таким, ведь оно полностью соответствовало внутреннему и внешнему облику своих хозяек. В гостиной все стены были заполнены фотографиями юных и счастливых Теренса и Мерилин, свадебной фотохроникой, а также детскими портретами крошки Гейл – всегда улыбающейся маленькой звездочки, зажженной великими светилами. И сразу становилось очевидно, что мать и отец боготворили свою любимую доченьку, старались сделать все, лишь бы ей было хорошо.
Джонатану не довелось лично знать Теренса Ройала, но он высоко ценил его актерское дарование. А здесь, в этом доме, Хантер вдруг ощутил и великое человеческое обаяние этого гениального человека. Да, его смерть слишком многое унесла с собой… Гейл сумела пережить потерю, а вот Мерилин… Джонатан не переставал гадать, к каким же последствиям привела женщину тяжелая душевная травма.
– Не переживай, вот увидишь, все будет славно, – наклонившись к спутнице, вновь заверил ее Хантер. – Я только выпью кофе и сразу же уйду. Мы сможем обсудить с тобой все завтра не спеша, – невинно добавил он.
– Шантажист! – с улыбкой пробормотала Гейл.
– Точно, я такой, – обрадовался ее согласию Джонатан.
– Хотя в данном случае я, наверное, поступила бы так же, – после недолгого раздумья со вздохом честно признала девушка.
Джонатан рассмеялся. В эту минуту в гостиную вошла Мерилин с подносом в руках и одарила присутствующих лучезарной улыбкой.
– Мама, познакомься. Это – Джонатан Хантер, мой хороший друг, – представила матери своего спутника девушка.
– Очень рада нашему знакомству, – живо и с искренней доброжелательностью откликнулась Мерилин. – Как хорошо, что вы зашли выпить кофе, ведь у нас теперь бывает так мало гостей!
– Мамочка, ты упомянула Ричарда, – ровным голосом проговорила Гейл, разливая кофе по чашкам.
– Да, да. – Мерилин удобно устроилась в кресле напротив дивана. – Ричард заходил к нам сегодня и ужасно сокрушался по поводу вашей с ним размолвки!
– И чего же он хотел? – Девушка держалась внешне спокойно, но Джонатан чувствовал, как внутреннее напряжение нарастает в ней. Ему вдруг захотелось встать, подойти к девушке, обнять ее, защитить, чтобы навсегда ее душу покинули страх и ожидание беды. И еще больше ему хотелось поцеловать ее, увести в спальню…
«Остановись! Спокойно! Выпей кофе и уходи! Ты же обещал!» – сам себя пытался остановить Джонатан.
– Спасибо. – Очнувшись от раздумий, Хантер принял из рук Гейл чашку с дымящимся ароматным напитком, изо всех сил стараясь не глядеть Гейл в глаза.
– Дорогая, Ричард, разумеется, хотел повидаться с тобой, очень жалел, что не застал, что вы разорвали помолвку из-за маленького недоразумения. Я сообщила ему, куда ты пошла. Ведь мне и в голову не пришло, что ты будешь не одна. – Мерилин бросила виноватый взгляд в сторону гостя. – Надеюсь, я не испортила вечер вам обоим? – с раскаянием обратилась женщина к молодой паре.
– Нисколько, абсолютно нет, – быстро ответил Джонатан.
– Мне тоже очень понравился этот вечер, и ничто его не омрачило, – сказала девушка. – И это все, о чем вы беседовали с Ричардом?
Гейл сидела на самом краешке дивана, взволнованно ожидая ответа и как будто готовая в любой момент сорваться с места и бежать защищать свой дом.
– Нет! Еще он просил меня прочесть сценарий пьесы, которую хочет ставить сам, – беззаботно пояснила миссис Палмер.
Руки девушки начали слегка подрагивать, и ей пришлось аккуратно поставить чашку с кофе на столик перед собой.
– Это что-то новенькое, – с иронией заметила она. – Ведь мой бывший жених всегда считал режиссерское ремесло неблагодарным занятием!
– И он прав, дорогая! – с чувством поддержала несостоявшегося зятя актриса. – Твой папочка однажды задумал дебютировать в качестве режиссера. И потом сильно пожалел! И даже дал зарок никогда больше этим делом не заниматься! Я его очень хорошо понимала, потому что воочию убедилась, как человек сам может лишить себя покоя и сна на несколько недель, – добродушно рассмеялась Мерилин.
– Ну и что же ты ответила Ричарду, мама? – Казалось, напряжение Гейл достигло кульминационной точки.
– Милая, ты же знаешь, что я никогда не соглашаюсь и не отказываюсь играть роль, пока твой отец не просмотрит сценарий и не выскажет свое мнение. Поэтому я и направила Крейвена прямехонько к твоему папочке, – спокойно пояснила дочери мать.
Джонатан возблагодарил Бога за то, что в этот момент не пил горячий кофе, иначе точно бы поперхнулся.
Он вопросительно взглянул на миссис Палмер, и только теперь ему бросилась в глаза необычность ее поведения. Некоторая рассеянность, что ли, которую не сразу удавалось разглядеть и которая лишь изредка проскальзывала в выражении прекрасных глаз. И эта постоянная счастливая улыбка на лице. Обычный человек просто не может быть таким безмятежным двадцать четыре часа в сутки! Поэтому Гейл отказывалась их знакомить? Ее мать не верит в гибель мужа и не воспринимает существующую реальность такой, как она есть. Время для нее застыло в ту страшную ночь, иначе она просто не смогла бы пережить все случившееся.
Гейл, стараясь не встречаться взглядом с Джонатаном, удовлетворенно кивнула матери и ласково сказала:
– Ты очень правильно поступила, мамочка! Я как-нибудь на днях сама переговорю с Ричардом.
«Еще чего не хватало, – подумал Хантер. – Да я и близко не позволю тебе подойти к этому человеку, дорогая! И как же ты, Гейл, одна справлялась со всеми этими проблемами столько времени? Теперь все стало на свои места. Но больше ты не будешь одинока в своем сражении с судьбой, Гейл! Хочешь ты того или нет, я уже прочно вошел в твой мир и взвалил все беды и проблемы семьи на свои сильные мужские плечи. И не отступлюсь, не струшу, не брошу тебя и Мерилин!» – самому себе дал клятву Джонатан.
– Мы вместе поговорим с Крейвеном. – Он спокойно выдержал испуганный взгляд Гейл. Голос Хантера был на удивление тверд и решителен.
Миссис Палмер как-то смущенно посмотрела на Джонатана, будто интересовалась: кто он, откуда появился и почему принимает такое участие в делах их семьи? Казалось, все эти вопросы вспыхнули в мозгу Мерилин, но она тут же отказалась отвечать на них, так же как отвергала теперь все новое, непонятное и неприятное, чтобы не расстраивать себя и сохранять душевное равновесие. Точно так же она, наверное, прогнала от себя мысль, что горячо любимый муж, человек, на которого полагалась во всем и которого боготворила как центр своей маленькой вселенной, внезапно ушел из ее жизни. Как Мерилин удавалось держать себя в подобном неведении? Джонатан решил даже не пытаться разгадать эту сверхсложную загадку. Пусть за это дело возьмутся квалифицированные специалисты. Задача Хантера – найти как можно быстрее такого высококлассного профессионала и попросить его о помощи.
Джонатан взглянул на Гейл и понял, что та не в восторге от перспективы совместных переговоров с Ричардом. Зато Мерилин светилась от удовольствия.
– Как чудесно! – Актриса наградила дочь и гостя ослепительной улыбкой. – А теперь, полагаю, молодежи хочется поболтать наедине. – Женщина встала, осторожно поставила пустую чашку на поднос. – Я очень рада познакомиться с вами, Джонатан. Пожалуйста, приходите к нам еще!
Хантер кивнул:
– Спасибо. Обязательно зайду. – По его тону было ясно, что это не обычная вежливая отговорка, а твердое обещание.
– Буду очень рада вашему визиту, – тепло сказала Мерилин. Друг дочери явно пришелся ей по душе. Затем миссис Палмер обратилась к Гейл: – Дорогая, давай устроим ужин в ближайшие дни и непременно пригласим Джонатана. Как замечательно будет вновь начать встречаться с людьми, устраивать приемы, – мечтательно добавила женщина. Потом она вышла из комнаты, оставив после себя тонкий, нежный аромат дорогих духов.
Гейл сидела нахмурившись, вид у нее был совершенно измотанный.
– Выпей кофе. – Джонатан придвинулся поближе к девушке. Она подняла на него печальные прекрасные глаза.
– Я… – от волнения мисс Ройал никак не могла завершить фразу, – она… – Новая попытка выговорить что-либо не привела к успеху.
Хантер ласково обнял девушку за плечи.
– Все будет хорошо, поверь мне, Гейл! – мягко сказал он. – Мы вместе обязательно найдем выход.
Он еще и сам не знал, что предпримет, но был твердо убежден: попытка будет удачной! Почему он так жаждет помочь Гейл? Хантер и сам не мог ответить на этот вопрос. Его ладони нежно коснулись ее лица, а губы нашли ее губы, и вдруг стало совершенно неважно, найдет ли Джонатан ответ на вопрос, почему он с таким рвением стремится помочь этим женщинам…

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Гейл подавила всхлип, а руки ее будто бы сами, помимо воли, обняли плечи Джонатана, пальцы погрузились в густые шелковистые белокурые волосы. Девушке хотелось сейчас лишь одного: забыться хотя бы на несколько минут, ощутить себя свободной и счастливой. И вдруг, рядом с Хантером, к ней пришла твердая уверенность: Джонатан прав, все у них будет хорошо! Как, почему – она не знала, но в ней пробудилось предвкушение кардинальных перемен к лучшему. Эти изменения произойдут очень скоро и будут необратимыми!
Да, в объятиях Джонатана будущее казалось безоблачным. Хантер прижимал девушку к себе, целовал ее, защищая от невзгод и проблем. А она чувствовала себя с ним несравненно лучше, чем с Ричардом. Почему было так, Гейл не знала. Воспоминание о бывшем женихе сразу опустило мисс Ройал с небес на грешную землю. Ричард… Он приходил сюда, в их дом, не застал ее и пошел в бар, чтобы встретить там. А потом притворился, что зашел туда случайно. И что самое ужасное – Крейвен говорил с Мерилин…
Гейл отпрянула от Джонатана. К девушке разом вернулись все прежние опасения и страхи. К ним в дом ежедневно приходила домработница и оставалась с Мерилин все время, пока Гейл была на работе. В обязанности этой женщины помимо работ по дому входило и отваживание непрошеных гостей от миссис Палмер. По вечерам покой дома Ройалов-Палмеров хранила дочь Мерилин, попутно по мере сил развлекая мать. И вот стоило девушке всего лишь один раз выйти из дома в неурочное время, как сразу же произошел этот неприятный инцидент…
Джонатан внимательно наблюдал за выражением лица собеседницы и сделал правильный вывод.
– Ты вновь думаешь о Крейвене, – с упреком сказал он.
– Я просто боюсь. Из разговора с Мерилин Ричард мог сделать вывод, что она не совсем здорова, – осторожно заметила Гейл.
– И ты полагаешь, что он захочет использовать этот факт в каких-то нечистоплотных целях? – сразу уловил мысль девушки Хантер.
– Да.
Тот Ричард Крейвен, с которым когда-то познакомилась юная Ройал, был очарователен, обаятелен, остроумен и смешлив. Но при более близком знакомстве в нем проявились совсем иные стороны натуры, оказавшиеся его истинной сутью. Эгоизм, самовлюбленность, амбициозность, жестокость, абсолютная безжалостность – эти качества умело скрывал от окружающих до поры до времени блестящий красавчик Ричард Крейвен, упорно добиваясь теплого места под солнцем и в мире искусства.
Например, бывший жених Гейл совершенно не ощущал никакой неловкости или стыда, имея любовницу в период помолвки, почти накануне женитьбы. Со смертью великого актера Теренса Ройала и затянувшейся болезнью Мерилин семья Гейл, необходимая Крейвену для продвижения по карьерной лестнице к блестящим вершинам успеха, утратила всю свою привлекательность, ибо больше ничем не могла помочь мужчине при достижении цели. Обеспеченное будущее и широкая известность перестали зависеть от этого знакомства и дружбы. И сразу же померкли чары Гейл. Девушка немедленно превратилась из желанной цели в досадную помеху. Ричард без всякого сожаления разорвал ненужную ему теперь помолвку и с легкостью бросился в объятия дочки директора студии, где он собирался сниматься. И надежды на этот раз не были обмануты – Ричард удачно снялся в хорошем фильме, и дорога на Олимп стала намного виднее в тумане будущего. А дочке директора пришлось уступить место следующей подруге Крейвена, от расположения которой зависело дальнейшее продвижение в карьере. Женщины интересовали Ричарда Крейвена только с этой точки зрения!
Что же заставило упорхнувшего «мотылька» вновь залететь на огонек в дом Ройалов-Палмеров? Зачем он говорил с Мерилин? Почему он просит великую актрису вернуться на сцену? Гейл, разумеется, сама всегда мечтала об этом, потому что Мерилин обожала внимание публики, а зрители, в свою очередь, боготворили свою любимицу. Но как может идти об этом речь в данное время и при данных обстоятельствах?! Крейвен просто использует миссис Палмер, причинит ей непоправимый вред! Но Гейл не допустит ничего подобного, она сумеет защитить свою мать! Тем более что теперь рядом с ней был Джонатан.
– Почему тебя волнуют наши проблемы, Джонатан? – спросила тихо девушка.
– Потому, что они касаются тебя. – Его губы упрямо сжались. – Крейвен тебя обидел и может сделать это еще раз!
– Тебе-то что?
– Ты еще спрашиваешь?! – Забыв про кофе, Хантер вскочил с диванчика и принялся мерить комнату широкими шагами. – Не считаешь же ты, что я могу бросить тебя на произвол судьбы теперь, когда знаю обо всем и о том…
– И о том, что моя мама – великая актриса Мерилин Палмер, – закончила фразу мисс Ройал, в тоне ее звучал мягкий упрек.
– То, что твоя мама – звезда, никоим образом не повлияло на мое решение, – сухо возразил мужчина, а Гейл наслаждалась золотистым мерцанием карих глаз.
– А я полагаю, что повлияло, – поддразнила она Джонатана.
Мисс Ройал привыкла к восторгу и живому интересу, которые проявляли окружающие к ее матери. И в школе и на работе, одноклассники и сослуживцы – все были заинтригованы, когда узнали, что с ними учится, а затем работает дочь Мерилин Палмер. И многие были удивлены: зачем при таких богатых родителях Гейл вообще работает, да еще на таком трудном участке? Почему не пошла по стопам родителей? И уж никто никогда не мог поверить, что у дочери таких родителей нет абсолютно никаких актерских данных. А как же гены? Но реальность была неумолима: Гейл не создана для сцены! Все компетентные педагоги в конце концов подтвердили этот вывод еще в школьные годы!
– Ты не первый мужчина, покоренный красотой и талантом мамы, – успокаивающе пояснила девушка, больше не поддразнивая собеседника. – За свою жизнь я к этому привыкла и вполне могу понять. Я и сама считаю свою маму самой очаровательной и обаятельной женщиной в мире! Поэтому меня такой восторг ничуть не удивляет!
– Я вовсе не влюблен в твою мать. – Джонатан с трудом подавил раздражение оттого, что его слова были столь неверно истолкованы. – Да, я еще подростком обожал смотреть фильмы с участием твоей мамы, восхищался его, воображал, что она находится рядом со мной в жизни, но все эти иллюзии развеялись, когда мне исполнилось шестнадцать, отец обанкротился и мать ушла от него. Кончились деньги на развлечения, мечты уступили место суровой реальности! Театр и кино стали недоступны. И я хочу помочь тебе вовсе не из-за знаменитой матери! – Он произнес всю свою речь на одном дыхании.
А девушка слушала его замерев. Так вот при каких ужасных обстоятельствах ушла из семьи мать Джонатана! Гейл представляла себе Хантера богатым избалованным сыночком заботливых родителей. Как же она ошибалась…
– Я очень, очень ценю твою заботу, Джонатан, – тепло ответила мисс Ройал, – но просто не вижу, чем бы ты мог помочь. Уже все было перепробовано: дорогие врачи и их рекомендации, все, что только можно купить за деньги! И ничто не помогло, – голос девушки начал срываться от волнения, – мама остается в прежнем убеждении, что отец жив!
– А ты? – мягко спросил Хантер.
– Разумеется, нет! Мой папа погиб в автокатастрофе, а мама четыре часа провела рядом с ним, у нее были зажаты ноги, и она не могла выбраться наружу. – Взгляд Гейл затуманили ужасные воспоминания того рокового дня. – Они всегда так любили друг друга! А я обожала их! Я тоже почти утратила рассудок, когда узнала о несчастье… почти…
– Успокойся! – Джонатан нежно погладил Гейл по щеке, ласково заглянул в глаза. – Твоя мама еще только разменяла шестой десяток, нельзя же ей продолжать жить в таком состоянии еще лет двадцать! Просто необходимо ей помочь! Позволь мне это сделать, Гейл, – Джонатан в волнении сжал в своих ладонях руки девушки. – Ну пожалуйста! – настойчиво добавил он.
Девушка с трудом проглотила ком в горле. Как приятно после трудных и одиноких двух лет вновь ощутить чье-то внимание и заботу!
– Ты занятой человек, Джонатан, – все же нашла нужным заметить Гейл в качестве последнего предлога для отказа от помощи Хантера.
– У меня всегда найдется время помочь другу, – прервал собеседницу мужчина.
Друг… Где-то в глубине души мисс Ройал испытала острое разочарование, что такой красивый и умный мужчина желает стать для нее всего лишь «другом». И тем не менее девушка не испытывала такого душевного подъема долгое время, со дня смерти отца. И у Гейл вдруг родилась твердая уверенность, что Джонатан – единственный человек на свете, способный помочь им с мамой. Если с Мерилин все будет в порядке, значит, счастье вернется и к ее дочери… И что тогда? Уйдет ли Хантер из их жизни или останется в ней в качестве «друга»? И тут вдруг девушке пришло в голову, что ей совсем не хочется, чтобы Хантер уходил из ее жизни…
– Хорошо, – после глубоких раздумий согласилась она, – я принимаю твою помощь, Джонатан. – И будущие союзники скрепили договор рукопожатием.
Хантер заметил:
– Ты постоянно удивляешь меня. Порой я предполагаю, что мне придется долго тебе доказывать свою правоту, а ты вдруг безо всяких споров и возражений идешь мне навстречу и соглашаешься! Удивительно, право.
Гейл смущенно улыбнулась:
– Папа всегда, с самого детства, учил меня: «Сражайся лишь в тех битвах, которые того стоят, и обязательно будь великодушна к побежденному».
Собеседник вздохнул:
– Мне кажется, что я бы подружился с мистером Ройалом, будь он жив!
А девушка знала, что папа был бы в полном восторге от ее нового знакомого. Он сумел бы оценить его силу, ум, доброту, чувство юмора, порядочность и истинную галантность, так как все эти качества были присущи и ему самому. Джонатан, как и Теренс, – истинный джентльмен, он живет и действует в соответствии с высоким кодексом чести, не раздумывая над этим и не бахвалясь. Да, папа явно стал бы другом Хантера. А вот Ричарда он никогда не любил, с самого первого дня знакомства. И эту антипатию не смогли разрушить даже уговоры дочери. Жизнь показала, насколько великий актер был мудр и видел безошибочно сущность каждого человека…
– Мама пригласила тебя на ужин, – очнувшись от своих печальных дум, вернулась девушка к действительности. – Пожалуйста, выбери день, который тебе удобен.
Джонатан на секунду погрузился в свои мысли. А Гейл напряженно наблюдала за ним. Как же он красив, и наверняка пользуется неизменным успехом у женщин, и поэтому, скорее всего, все вечера его давно уже расписаны по часам на месяц вперед… и ночи тоже… А она тут пристает к нему со своими проблемами…
Девушка быстро поправилась:
– Прости, Джонатан, тебе вовсе незачем отвечать прямо сейчас. Ты можешь обдумать все позже. Твоя свояченица останется в больнице еще на день-два, и ты сможешь сообщить мне о своем решении, когда придешь навестить ее. Извини, было невежливо с моей стороны так настаивать…
– Гейл, постой, – мягко прервал собеседницу Хантер. – Дело не в том, что мне трудно назвать сразу удобный день. Это не так. Я могу прийти в гости в любое время. Я просто прикидываю в уме свои дальнейшие действия, и, кажется, у меня уже готов план. Только нужно переговорить с несколькими людьми, прежде чем начать действовать. Своими соображениями я поделюсь с тобой сразу же после этих переговоров. Итак, может быть, поужинаем все вместе завтра вечером?
Гейл не на шутку испугалась: с кем Джонатан собирается обсудить ее семейные дела и тайны? И вдруг в мозгу девушки вспыхнуло воспоминание: Джарет врывается в операционную, несмотря на все запреты, чтобы быть рядом с женой в трудную для нее минуту. Да, всем братьям присущ одинаковый напор и все сметающая на своем пути энергия. Джонатан – отнюдь не исключение, просто за очаровательной медлительностью и мягкостью манер не сразу разглядишь эти качества. Следующим ощущением, последовавшим за этими раздумьями, стало чувство, что Гейл стоит на рельсах, а прямо на нее несется скорый поезд, и неизвестно, успеет он затормозить или нет. И что самое ужасное – именно мисс Ройал пустила экспресс по этому пути и позволила машинисту так разогнать его!
На следующее утро, когда Гейл уже собиралась отправиться на работу, ее остановил требовательный звонок телефона. Да, Хантер времени даром не теряет, отметила про себя она, подходя к аппарату. Больше снять трубку было некому. Мерилин завтракала наверху, в своей спальне, миссис Чарльз, прибывшая на свою вахту пятнадцать минут назад, неотлучно находилась при своей подопечной. Девушка все еще обдумывала, как бы вежливо сказать Джонатану, что она совсем не располагает временем для беседы, когда неожиданно с другого конца провода до нее донесся громкий и уверенный голос Ричарда:
– Алло! Гейл! Я же знаю, что это ты! В этот час только ты можешь подойти к телефону!
Растерянность мисс Ройал быстро прошла. Она прекрасно знала Крейвена, его напор при продвижении к цели – точь-в-точь как у Джонатана. А сейчас ее экс-жениху нужно непременно уговорить великую Мерилин Палмер сыграть в его режиссерской постановке, чтобы не только прославиться в качестве актера, но и заставить заговорить о себе и как о талантливом режиссере.
– Да, это я, Ричард. И именно меня ты встретил прошлым вечером в баре, – девушка сама перешла в наступление, безмерно удивляясь своему спокойствию и храбрости.
– Что-то ты сегодня рано проснулся. Неужели ради этого звонка? Ведь обычно твой рабочий день начинается не раньше полудня.
– Ради съемок приходится идти на некоторые жертвы, – пояснил он.
– И чего же ты хочешь? – холодно спросила Гейл. – Я…
Она не успела договорить. В дверь позвонили. Миссис Чарльз как раз спустилась вниз в прихожую, и девушка кивком головы попросила ту открыть. В последнее время, как отметила про себя Гейл, в этом доме не случалось так, чтобы сразу звонили и в дверь и по телефону!
– Тебе не следовало приходить к нам вчера, Ричард, – хриплым от волнения голосом продолжила Гейл. – Ты не имеешь права…
– А вот твоя мать была в восторге от моего визита, – рассмеялся в ответ Крейвен.
– Держись подальше от Мерилин, Ричард, – сказала Гейл, но тут кто-то решительно забрал из ее рук трубку и продолжил за нее:
– И не смей также приближаться к Гейл. Запомни: я не шучу! – Джонатан просто прорычал эту фразу.
Девушка стояла ошеломленная неожиданным появлением Хантера, его хмурым видом и гневной речью.
– Кажется, я не вписываюсь в общую сцену, – раздался в трубке голос Крейвена.
– Да. Потому что это мой сценарий, и отныне мисс Ройал и миссис Палмер находятся под моей защитой, и не вздумай к ним приблизиться! – угроза явно звучала в тоне Джонатана.
Не дожидаясь ответа, Хантер повесил трубку на рычаг. Гнев все еще отражался искорками в глубине золотистых «львиных» глаз. Но и Гейл тоже обиделась. Что делает Хантер в ее доме в такой неурочный час, чем-то ужасно недовольный; да еще и вырывает телефонную трубку у нее из рук! Подумаешь, услышал, что это Ричард!
Гость угадал состояние девушки и, успокаиваясь, пояснил:
– Я заехал, чтобы подвезти тебя на работу и избавить от давки в автобусе и метро. Или, может, Ричард уже опередил меня? А я так грубо с ним обошелся!
«Как странно ведет себя Джонатан, – подумала Гейл. – Он же знает прекрасно, что я никогда никуда с Крейвеном не поеду! Что с ним происходит?»
Да, действительно, что?

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Джонатану и самому казалось, что его поведение странно, нелепо, смешно, да он ничего не мог с собой поделать.
Вчера до полуночи он обзванивал тех людей, к которым собирался обратиться за помощью, вторую же часть ночи провел в беседе с Джаретом, которого посвятил в тайну Гейл. На поддержку старшего брата больше всего и рассчитывал Джонатан.
Но бессонница явно не была повинна в том взрыве ярости, который испытал Хантер, приехав домой к девушке пару минут назад и застав ее воркующей по телефону с Ричардом Крейвеном. Теперь его мучил вопрос, кто кому позвонил первым. Гнев все нарастал в душе Джонатана и требовал хоть какого-то выхода.
– А вообще тебе надо купить собственную машину, это сразу снимает массу проблем, – наконец не удержался мужчина от язвительного замечания.
Гейл гордо выпрямилась, выражение ее лица стало замкнутым, и это немедленно заставило Хантера опомниться и взять себя в руки. Он залюбовался девушкой: до чего же она красива сегодня утром в коротком темно-зеленом платье, подчеркивающем стройность длинных ног, да и всей фигуры в целом! Хорошо, что на улице лето и можно надеть подобный наряд. Легкий макияж, гладкая белая кожа, свободно распущенные волосы. Да, Гейл просто изумительна! И она ездит в городском транспорте! Ведь там же любой мужчина в давке может прикоснуться к ней – нечаянно или нарочно! Кошмар! «Опомнись! – сказал Джонатану внутренний голос. – Если дашь волю воображению, то эту девушку придется вообще запереть дома!»
– Не сердись, не обращай на меня внимания, я погорячился, – поспешно произнес он и бросил взгляд на часы. – Пора ехать. Если ты готова, пойдем.
Девушка не двинулась с места, и Хантеру показалось, что она вот-вот откажется ехать с ним. Но через минуту раздумий Гейл, перекинув ремешок сумочки через плечо, решительно направилась к двери, по дороге мимоходом скользнув взглядом по своему отражению в огромном зеркале в прихожей. Джонатан снова был потрясен: такая красавица – и ни капли кокетства! Просто убедилась, что все в порядке и можно смело идти на улицу! Может, она очень сердита и гнев вытеснил все другие эмоции?
– Что касается твоего замечания, – уже сидя в машине, заметила девушка, – так есть небольшое препятствие: я не умею водить!
Джонатан как раз в этот момент сосредоточенно выруливал на шоссе, и сперва до него даже не дошел смысл сказанной фразы. В каком смысле? Не может или не хочет водить машину? Возможно, после смерти отца у Гейл страх перед автотранспортом? Трудно предположить что-то иное, поскольку в наши дни редкий человек не имеет водительского удостоверения!
Девушка рассмеялась, видя озадаченное выражение на лице Джонатана.
– По-моему, тебе следует обратить внимание на дорогу, Джонатан! Иначе мы вряд ли уедем дальше ближайшего кювета, – весело заметила спутница.
Ее слова прозвучали вовремя: прямо перед ними зажегся светофор и весь поток транспорта начал тормозить. Хантер последовал разумному совету и сосредоточился на шоссе, однако все же не преминул спросить:
– Почему же ты все-таки не водишь машину?
– Да потому, что никогда этому не училась. Я с самого рождения живу в Лондоне и всегда пользовалась общественным транспортом. Мне так было удобно. А если нужно было добраться куда-нибудь на машине, папа никогда не отказывался подвезти меня, – печально закончила объяснение девушка и отвернулась к окошку.
Джонатан отругал себя. Мог бы и сам догадаться, вместо того чтобы лишний раз напоминать Гейл о невосполнимой потере. Хантер ласково погладил ее руку.
– Теперь я стану отвозить тебя всюду, куда ни пожелаешь, – с волнением в голосе сказал Джонатан. – Но тебе все равно надо непременно научиться управлять машиной, даже просто для собственного удовольствия! Ты говоришь так, чтобы не слишком долго выполнять роль моего шофера? – шутя поддразнила девушка.
– Если через три месяца обучения ты скажешь мне, что это занятие тебе не по душе, то, значит, я плохо знаю людей! – весело сказал Хантер.
– Папа все время собирался научить меня, но у него не хватало времени для занятий со мной. – Слезы навернулись на глаза Гейл, затем, чуть успокоившись, она добавила с чувством: – Большое спасибо тебе, Джонатан!
– Хочу предупредить тебя, – он попытался отвлечь ее от грустных мыслей, – когда много лет назад я обучал шоферскому ремеслу Джордана, то он клеймил меня позором как ужасного педагога – я нетерпелив, раздражителен, не спускаю никаких промахов.
– Так ты сам будешь учить меня? – В голосе Гейл звучали удивление и явное удовольствие.
Джонатан прищурился и продолжил:
– Да. И никаких поблажек! Это мой девиз! Через три месяца ты должна сдать экзамен и получить права. Первое, чем я сегодня займусь, придя в офис, – запишу тебя на экзамен!
Девушка испуганно затрясла головой:
– Джонатан, ты слишком торопишь время! Он и сам так считал. И вообще ему казалось, что часы и минуты понеслись вскачь с того самого момента, как он встретил Гейл, а сегодня утром скорость движения еще больше увеличилась. При воспоминании о Крейвене и утреннем телефонном звонке Джонатан непроизвольно стиснул челюсти. Кто кому позвонил первым? Он взглянул на Гейл – та сидела порозовевшая от удовольствия и выглядела совершенно счастливой!
– Я всегда все делаю быстро, – пояснил Хантер, решив отложить выяснения по поводу Ричарда на потом, не то Гейл опять может расстроиться. Затем продолжил беседу: – Да, что касается сегодняшнего ужина. Я приду с другом.
– Ох, нет! – Девушка всем телом развернулась к говорившему, протестующе подняла руку. – Нет! Мама совсем не готова…
– Подожди, Гейл, – мягко остановил девушку Джонатан, – во-первых, мы совершенно не знаем, к чему готова или не готова Мерилин. Во-вторых, для выяснения этого как раз и прибудет второй гость.
– Он психиатр, – поняла Гейл.
– Вроде того, – успокаивающе заметил Джонатан.
Хантер сказал так о Бене Тревисе потому, что методы лечения этого медика, профессионала высокого класса, были отличны от общепринятых методик и не всегда находили одобрение у коллег. Хантер познакомился с мистером Тревисом через его сына Сэма, который когда-то был лучшим другом Джонатана. Молодые люди впервые встретились во время учебы в университете. Джонатан стал приходить к Сэму домой, познакомился с его отцом и подружился и с ним. Бен был очень хорошим врачом, и спрос на его услуги возрастал день ото дня. Вчера после долгого совещания Джонатан и Джарет единодушно пришли к выводу, что если кто и в состоянии помочь Мерилин, так это доктор Тревис. Они ломали голову, как лучше попросить о консультации талантливого психиатра и столь занятого человека, но на деле все оказалось чрезвычайно просто. Выслушав братьев, Бен сказал, что с удовольствием поедет на обед к Мерилин Палмер, так как он ее давний горячий поклонник и мечтает познакомиться со своим кумиром уже давно.
– Не бойся, Гейл, доверься мне, – Джонатан ласково дотронулся до руки девушки.
– Но если мама расстроится из-за того, что скажет или сделает твой ученый друг… – опять начала мисс Ройал; выражение лица у нее было очень несчастным.
– Он специалист высокого класса и сделает все наилучшим образом! – Джонатан был недоволен, что они уже подъехали к больнице и этот важный разговор придется завершить на такой тревожной ноте. Гейл уже не испытывает благодарности за поддержку и его вмешательство, она их теперь, скорее, боится! А Джонатану так хотелось, чтобы, расставаясь, девушка крепко обняла его и нежно поцеловала в знак признательности, а глаза ее сияли бы при этом счастьем. «Размечтался!» – мысленно одернул он себя. – Все будет хорошо. Мы приедем, поужинаем, поговорим. А на следующий день ты, я и Бен встретимся и обсудим, что можно сделать в этой ситуации, – утешал девушку Джонатан.
«Если, конечно, Бен скажет, что может помочь Мерилин», – про себя добавил Хантер.
– Джонатан… – опять начала девушка с сомнением в голосе.
Джонатан припарковал машину, заглушил мотор и обернулся к своей спутнице.
– Вспомни, что говорил тебе твой папа: «Сражайся лишь в тех битвах, которые того стоят»! И уступи, если бой не приведет к желанной победе! – нежно напомнил Джонатан.
– Я уже и так недавно проиграла одно сражение, – засмеялась Гейл. – Хотела отказаться от поездки с тобой в одной машине, но подумала и решила согласиться. Ведь ты рассердился на меня из-за телефонного разговора с Ричардом, да? Не надо, не стоит! И спасибо, что избавил меня от массы проблем, доставив на работу личным, а не общественным транспортом, – с лукаво-невинной улыбкой закончила девушка.
– Знаешь, дорогая, так ты, пожалуй, перевоспитаешь меня и избавишь от высокомерия и заносчивости, – с искренней радостью констатировал Хантер.
Он вылез из машины и помог выбраться своей спутнице, затем захлопнул дверцу и запер свой личный транспорт.
– Куда это ты, Джонатан? Мне казалось, что ты спешишь, – удивилась Гейл.
– Раз уж я тут, пойду навещу Абби и Конора. Кстати, во сколько сегодня вечером состоится ужин? – уточнил он.
Гейл еще секунду колебалась, затем тряхнула головой, отгоняя последние сомнения.
– Удобно будет в семь тридцать – в восемь? Да? Хорошо. И еще. Мама предпочитает соблюдать этикет. Поэтому, если это возможно, приходите с другом в вечерних костюмах.
– Понятно. Скажи, надо ли что-нибудь принести? Какие-либо закуски или вино?
– Спасибо за заботу, но не нужно. Мама обожает принимать гостей и всегда все готовит сама, даже никогда не нанимает помощников. Я с детства хожу в ее подручных. Так что, полагаю, мы справимся. Вечером я пройдусь по магазинам и закуплю все необходимое для нашего стола.
Тут Джонатану пришла в голову мысль, от которой ему стало неловко: он добавил лишних хлопот и без того перегруженной делами мисс Ройал.
– Пожалуйста, не волнуйся, – заметив состояние Хантера, Гейл ласково погладила его по руке. – Приходи в назначенное время. Обещаю, что ты останешься доволен едой и тебе не предложат бобы с хлебом!
Бобы… Жареные бобы… Блюдо, которое постоянно готовила миссис Хантер, его мать. Ее всегда мало волновало меню сыновей. Джордан уплетал это блюдо за обе щеки, поэтому Джонатан старался незаметно подложить свою порцию в тарелку брата. Главное – чтобы родители не заметили этой хитрости! Посуда после детей оставалась всегда чистой, и папа с мамой были уверены, что ребятишки сыты. К десяти годам Джонатан также понял, что никогда не следует выражать недовольство стряпней матери – разогретым в кастрюле содержимым консервных банок.
«Странно, – подумал Хантер, – но последние дни я постоянно думаю о матери, возвращаюсь мыслями к эпизодам моего детства. До встречи с Гейл я годами не вспоминал прошлое. А теперь прекрасные отношения, духовная близость в семье Ройал натолкнули невольно и меня на эти нелегкие раздумья. Я не видел мать много лет и не знаю, хотел бы встретить ее или нет. До сих пор я явно не проявлял заинтересованности в подобной встрече».
Лет десять назад Хантер узнал, что его мать в третий раз вышла замуж. С возрастом красота и прелесть ее блекли, поэтому и претендовать ей приходилось уже на менее богатых женихов. Все три брата не сомневались, что когда-нибудь мать постучится в их дверь в надежде обрести покой и счастье, которых она так безжалостно лишила больше двадцати лет назад маленьких мальчиков – своих сыновей.
Гейл внимательно следила за выражением лица собеседника, за промелькнувшим многообразием эмоций, основными среди которых были печаль, горечь и отвращение.
– Джонатан, я пошутила насчет бобов, – мягко сказала девушка.
Он с трудом заставил себя расслабиться, отвлечься от воспоминаний.
– Ты права, – Хантер улыбнулся. – Но пусть такие шутки всегда остаются лишь шутками! И никогда не переходят в реальность. – Затем Джонатан переключился на другую тему: – И давай рассматривать предстоящий обед как первый шаг на пути выздоровления Мерилин!
– Я пытаюсь это сделать, но все еще ужасно тревожусь: вдруг разговор ее расстроит!
– Ручаюсь тебе, Бен Тревис никогда не сделает ничего, что могло бы навредить Мерилин. – Голос Джонатана звучал уверенно, он говорил очень убедительно. – Бен вообще один из самых замечательных людей, которых я когда-либо знал. И очень надеюсь, что именно он сможет помочь твоей маме.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Гейл, наверное, раз сто проверила, все ли в порядке с ее нарядом и внешностью, пока ожидала приезда гостей. А уж сколько платьев и костюмов перемерила, выбирая один-единственный, самый достойный! С одной стороны, совсем не хотелось выглядеть строгой и официальной, поэтому все ансамбли такого плана были сняты с «конкурса» сразу же. А затем начались примерки и раздумья. В конце концов предпочтение было отдано черному вечернему платью, которое ей необыкновенно шло. Вот только сомнение – не слишком ли оно коротко?
Волосы девушка сначала решила уложить в прическу, но Мерилин посоветовала оставить их свободно падающими на плечи, так красивее. Платье же дочери мать полностью одобрила и не нашла больше никаких изъянов ни в костюме, ни во внешности. Сама актриса пятнадцать минут назад все еще хлопотала на кухне. Гейл во всем положилась на безупречный вкус матери, хотя в планы девушки вовсе не входило выглядеть «как можно привлекательней», по выражению Мерилин. И вот теперь перед зеркалом девушка задавалась вопросом: неужели она так элегантно оделась, причесалась и накрасилась для того, чтобы ему понравиться?
– Боже мой, все как в старые добрые времена, не правда ли, дорогая? – Гейл даже не заметила, как мать подошла к ней, поскольку была всецело поглощена своими мыслями. А Мерилин радостно хлопотала, с удовольствием готовилась к приему и сейчас пришла позвать дочь помочь ей с приготовлением закусок. Женщины красиво разложили на тарелках авокадо с креветками и убрали в холодильник до прихода гостей. Затем все внимание хозяек сосредоточилось на горячих блюдах. Мерилин увлеклась изготовлением кулинарных шедевров, а на душе у Гейл все же было неспокойно. Ведь это первый званый обед для ее матери с тех самых пор, как…
– Не переутомляйся, мамочка, – озабоченно заметила девушка.
Миссис Палмер взглянула на дочь и нежно улыбнулась.
– Я просто уверена, что все пройдет прекрасно и все будут довольны, дорогая, – радостно откликнулась она и переключила все свое внимание на «говядину по-веллингтонски», которую планировалось гарнировать молодым картофелем, горошком и морковью. Это блюдо они выбрали для сегодняшнего обеда.

* * *

– А знаешь, милая, мне очень нравится твой Джонатан, – лукаво сказала вдруг Мерилин и ласково улыбнулась.
Гейл застали врасплох, и она, к своему ужасу, почувствовала, как краска смущения залила ее щеки.
– Он вовсе не мой, мама! – Ответ прозвучал резче, чем девушке того хотелось, поэтому она мягче добавила, дабы не обидеть мать: – Он всего лишь друг!
– Конечно, тебе виднее, – сразу же согласилась женщина. – Пожалуйста, проверь еще разок, как накрыт стол, все ли в порядке!
Гейл с радостью ухватилась за предлог покинуть кухню, хотя была уверена, что с сервировкой стола все в идеальном порядке: уж мама ни разу в жизни ничего не напутала! Гейл давно заметила эту странность матери: поведение и разговоры Мерилин всегда были самыми обычными, если не касались Теренса Ройала… Только в беседах о муже выяснялось, что супруга погибшего так и не приняла эту данность судьбы…
Гейл стояла возле накрытого по всем правилам и канонам стола, и ей вдруг пришла страшная мысль: что, если бы Джонатан сейчас внезапно умер? «Нет! – с отчаянием подумала девушка. – Этого не может быть, не должно! Я не хочу этого!» Этот внезапный испуг мгновенно все прояснил: она просто-напросто по уши влюбилась в этого мужчину!
Мысль была столь неожиданной и ошеломляюще четкой, что Гейл пришлось срочно опуститься на один из стульев в гостиной – ноги отказались повиноваться ей. Влюбилась?! Неужели она растеряла весь свой разум? Джонатан ведь убежденный, закоренелый холостяк. Да и она после случая с Ричардом весьма скептически относится к сильному полу, к любви вообще. И вдруг такое сильное чувство к Хантеру! Девушка словно во сне встала и направилась к двери.
– Не потревожу тебя, дорогая? – В гостиную вошла Мерилин, удивленная долгим отсутствием дочери, а теперь еще и странным выражением ее лица. – В дверь позвонили минуту назад, и я была уверена, что ты уже впустила гостей. Гейл, ты слышишь меня? – забеспокоилась Мерилин, поскольку дочь оставалась в прежней позе и никак не реагировала на слова матери. – Ты хорошо себя чувствуешь?
Девушка с трудом стряхнула с себя оцепенение. Сейчас должен прийти врач, друг Джонатана, и помочь ее матери. Это самое важное на данную минуту. А мысли о любви могут немного и подождать!
– Не волнуйся, мамочка, со мной все в порядке. – Гейл выпрямилась и быстрым шагом направилась в прихожую отпереть дверь.
– Ты выглядишь потрясающе, – вдогонку дочери сказала Мерилин, любуясь стройной фигуркой и изяществом движений Гейл. Затем женщина тоже прошла вслед за девушкой. Возле двери дочь еще раз обернулась и поцеловала мать в щеку.
– Ты тоже великолепна, и все у нас будет хорошо, – нежно прошептала она.
Мерилин действительно была необыкновенно хороша сегодня. Красивое голубое платье, со вкусом сшитое, очень шло к цвету ее глаз. Наряд прекрасно облегал женственную фигуру, чуть более полную, чем у дочери. Такие же длинные, как у Гейл, ноги, на которые до сих пор засматриваются мужчины, подчеркнуты изящными туфельками на высоких каблуках. Запоминающееся лицо, а сегодня на щеках еще и нежный румянец удовольствия от предвкушения вечера в кругу друзей. Единственное украшение – пара крупных золотых сережек с сапфирами, поблескивающих на фоне белокурых локонов. Сколько Гейл себя помнила, ее мать всегда носила минимум украшений. «Как можно украсить красоту?» – говаривал отец. Папа…
«Двое мужчин ждут тебя за дверью! Поспеши и не отвлекайся!» – одернула себя девушка, не давая мыслям вновь убежать в далекое прошлое.
Звонок напомнил о гостях еще раз.
– Ты готова к встрече? Тогда пойдем. – Подбодрив мать, мисс Ройал решительно распахнула дверь.
И замерла от восторга и удивления. Джонатан, разумеется, и в обычной-то одежде красавчик, но уж в черном вечернем костюме и белоснежной рубашке!.. Господи, как же можно перед ним устоять!
У Гейл перехватило дыхание, она слова не могла вымолвить! Ноги отказались повиноваться. Все, на что она сейчас способна, – это неотрывно глядеть на Хантера широко раскрытыми восторженными глазами!
Вечерний костюм подчеркивал ширину плеч Джонатана, тонкую талию, узкие бедра, черный цвет оттенял красоту загорелой кожи, золотистость непокорных кудрей и, конечно, «львиный» цвет глаз.
– Джонатан, мог бы предупредить меня заранее, а то ведь можно уложить человека наповал! – пророкотал густой бас за спиной Хантера. – Сразу два видения неземной прелести – это чересчур для обыкновенного мужчины!
Девушка заставила себя вспомнить об обязанностях гостеприимной хозяйки и, с трудом оторвав взгляд от любимого, посмотрела на его друга. «Замечательный человек», «истинный джентльмен» – именно такими эпитетами Хантер характеризовал своего спутника. Взглянув на Бена Тревиса, Гейл убедилась в точности характеристики. Необыкновенно элегантный, крепкого телосложения, как и Джонатан, только чуть ниже ростом. Лицо моложавое и очень привлекательное, хотя волосы совершенно седые, взгляд темно-голубых глаз добрый и восторженный. На вид мистеру Тревису можно было дать чуть больше шестидесяти лет.
Улыбка девушки стала застенчивой, когда она встретила восхищенный взгляд мужчины. Джонатан представил своего друга хозяйкам дома.
– Мистер Тревис, добро пожаловать, заходите в дом, – тепло приветствовала гостя Мерилин. – И простите, что заставили вас так долго ждать у дверей.
– Вы стоите всех ожиданий, – галантно откликнулся мужчина. – Ах, если бы вы только знали, как я ждал встречи с вами, миссис Палмер!
Актриса покраснела от удовольствия, как молоденькая девушка, и вдруг начала расцветать прямо на глазах.
– Благодарю вас, мне очень приятны ваши слова, – с искренней благодарностью заметила она. – И, прошу вас, зовите меня Мерилин!
Хозяйки провели мужчин в гостиную и предложили им по бокалу вина. Бен тут же принялся хлопотать возле Мерилин, помогая разливать и подносить напитки. А Джонатан наклонился к Гейл и тихо сказал ей:
– Бен говорит истинную правду. Он – давний поклонник таланта твоей мамы. – Молодые люди прошли с бокалами в руках в укромный уголок гостиной, чтобы без помех побеседовать. – Вчера, когда я позвонил мистеру Тревису, он даже не дал мне изложить аргументы, которые я приготовил, пришел в полный восторг от перспективы знакомства с миссис Палмер и наотрез отказался от гонорара. Даже сказал, что сам мне доплатит за удовольствие увидеться с любимой актрисой. Поэтому вся ваша плата Бену – это вкусный ужин! – закончил Хантер.
– Надеюсь, он вам обоим понравится, – Гейл чуть расслабилась. Она боялась, что Джонатан сам захочет оплатить эту консультацию, а это совершенно непозволительно. К тому же деньги для них с матерью – не проблема. Джонатан, казалось, угадал мысли собеседницы. Нежно коснувшись ее руки, он заметил:
– Гейл, я ни в коей мере не покушаюсь на твою независимость!
Девушка несколько минут внимательно смотрела Хантеру прямо в глаза, затем вздохнула:
– Прости, я, разумеется, бесконечно благодарна тебе за все, что ты для нас делаешь!
– Эй, – шутливо прервал девушку Джонатан. – Ты ведь не просила меня о помощи, я сам ее навязал, а потом сам же настоял на приходе Бена! Поэтому можешь оставить светские любезности!
– И тем не менее ты заслужил мою благодарность. – Гейл привстала на цыпочки и чмокнула Хантера в щеку.
– Пожалуй, Мерилин, нам стоит вдвоем пойти ужинать, а эту парочку оставить наедине. – Бен Тревис стоял в другом конце гостиной рядом с Мерилин и весело наблюдал за молодежью.
– Ах, Бенджамин, не шутите так! Моя Гейл ужасно стеснительная девочка! – нежно пожурила гостя актриса.
Слова Бена и матери прозвучали для Гейл как гром среди ясного неба. Она вообще позабыла, что они с Джонатаном не одни в комнате!
– Бен, Мерилин называет тебя «Бенджамин»? – Джонатан ловко перевел разговор на иную тему и отвлек внимание присутствующих от поцелуя девушки.
А та была в панике. Что с ней происходит? Минуту назад она открыла для себя, что влюблена в Хантера, сама себя за это осудила и тут же бросилась его целовать, да еще при всех! Что это? Спасибо Джонатан отвлек общее внимание! А Мерилин тем временем поясняла:
– Я просто никогда не любила сокращать имена, Джонатан. Даже домашние всегда называли меня Мерилин. Так же я обращаюсь к окружающим.
– Понятно, мой мальчик? – Бен весело похлопал друга по плечу. – А о чем это вы, как два голубка, ворковали в укромном уголочке? – лукаво осведомился мистер Тревис.
– Да так, обо всяких пустяках.
«По-моему, как бы Мерилин тебя ни называла, ты тут же придешь в восторг и станешь немедленно откликаться на любое имя!» – с беззлобной иронией подумал Хантер о друге.
Гейл прочла мысли Джонатана и весело улыбнулась. Было видно невооруженным глазом, что Бенджамин Тревис стал пленником чар великой актрисы и готов ради нее на все.
Мерилин решила переменить тему и обратилась с вопросом к старшему товарищу Хантера:
– А чем вы занимаетесь, Бенджамин?
Тревога вновь вернулась к девушке. По выражению лица Джонатана Гейл поняла, что тот тоже явно не был готов к такому повороту событий.
Мерилин была гостеприимной хозяйкой и знала, что больше всего люди любят говорить о себе самих, своих делах и проблемах. К тому же миссис Палмер всегда была прекрасной слушательницей.
Джонатан и Гейл терялись в догадках, как же выйти из неприятного положения, а Бен меж тем ответил просто и спокойно:
– Да у меня уже вся голова седая. Разве может человек трудиться в столь преклонном возрасте? – голос мужчины звучал весело и лукаво.
Мерилин одарила мистера Тревиса ободряющим взглядом из-под пушистых длинных ресниц:
– Ну, в наше время есть масса профессий, при которых возраст отнюдь не является помехой. Судьи, например.
– Ох, нет, это крючкотворство не для меня, – замахал руками Бен.
– Давайте присядем, – пригласила девушка. – А то создается впечатление, что мы все встретились в одной очереди к зубному врачу.
Гейл и Джонатан уютно устроились в креслах, Бен и Мерилин – напротив на трехместном диванчике.
– Бог мой! – с притворным ужасом воскликнул Бен, когда все расселись. – Не хотелось бы говорить об этом в такой приятной компании, но, когда зубной врач приближается ко мне с этой длинной, тонкой жуткой иглой… – Лицо весельчака исказила гримаса страха.
Мерилин в ответ рассмеялась.
– Надеюсь, ужин доставит вам больше удовольствия, – пошутила она.
– Я уверен, что вы не только красивая женщина, но и отменная кулинарка! – галантно откликнулся врач.
– Бенджамин, ты всегда такими приемчиками обольщаешь дам? – поинтересовался Джонатан.
– Не знаю, – Тревис беспомощно пожал плечами. – Я не занимался подобными вещами уже очень давно. – Затем Бен обратился к миссис Палмер: – Джонатан хотел бы знать, действуют ли на вас мои чары. – Голубые добрые глаза Бена искрились юмором.
Мерилин ласково погладила гостя по руке.
– Пока не пойму, ведь меня очень давно никто не обольщал. Одно могу сказать уверенно: я в полном восторге от ваших комплиментов! – Взгляд прекрасных глаз актрисы лучился нежностью, в голосе ясно слышались тепло и благодарность.
Гейл сидела откинувшись в кресле и пристально наблюдала за ними. Давненько ее мать не выглядела такой счастливой и очаровательной. Девушке вспоминался длинный ряд долгих одиноких вечеров. Какой разительный контраст! Сегодняшняя Мерилин просто восхитительна, она чарует и наслаждается властью своей красоты! Да она прямо расцвела в компании Бена, засиял внутренний свет ее души! Такой дочь помнила маму лишь в обществе отца. Гейл и радостно и удивительно было видеть эти перемены. Ни она, ни Джонатан даже не могли мечтать о таком! Но следующая мысль насторожила мисс Ройал: вдруг пациентка влюбится в своего врача, а он – в нее?
Веселый разговор, смех, шутки продолжались во время всего застолья. Незаметно, не торопясь, Бен перевел беседу на актерские дела и выступления Мерилин, которая с явным удовольствием припомнила несколько забавных эпизодов и анекдотов из своей сценической биографии. И во всех этих эпизодах фигурировал ее муж Теренс Ройал. И теперь всем стало ясно, что в представлении миссис Палмер он все еще жив…
Перед десертом Джонатан с Гейл удалились в кухню, чтобы выбрать и приготовить все необходимое.
– Мне кажется, Мерилин и Бен подружились и им хорошо вместе, – заметил Джонатан, входя на кухню вслед за девушкой.
– Думаю, да. – Гейл сложила грязные тарелки в посудомоечную машину: это было незыблемым правилом в их семье – сразу мыть и убирать использованную посуду.
Хантер приблизился к девушке и заглянул ей в лицо.
– А по-моему, тебя волнует, что эти двое людей так пришлись по душе друг другу, – мягко заметил он.
– Пожалуй… да. Бен женат?
– Не понял… – Джонатан даже отступил на шаг назад, до того его поразил вопрос.
– Пожалуйста, не смотри на меня так, Джонатан! – протестующе воскликнула девушка. – Твой друг уже почти влюблен в мою маму, и я просто обязана поинтересоваться его семейным положением! – твердо объяснила она.
– Ты думаешь?.. Я даже и не предполагал… – растерянно пробормотал Хантер.
– Ты как ребенок. Бен Тревис – очень привлекательный, умный мужчина, ты сам его так характеризовал. А моя мама – красивая женщина…
– При этом считающая себя замужней, – добавил Джонатан.
– Мерилин еще не полностью здорова, – печально согласилась мисс Ройал. – Но я знаю, что мужчины всю жизнь влюблялись в нее, лишь только увидев. Так было с самой ранней юности. А она страстно полюбила моего отца и едва удостаивала беглым взглядом других представителей сильного пола. Но даже это безразличие не отпугивало поклонников, – завершила с оттенком гордости девушка.
С минуту Джонатан размышлял над словами Гейл, затем пришел к выводу:
– Я уверен, что Бен достаточно компетентен и профессионален, чтобы не допустить подобное развитие ситуации. – Хантер сделал решительный жест рукой, подкрепляя им свои слова.
Гейл очень хотелось быть уверенной, что ситуация под контролем. Слова Джонатана лишь доказали, что он сам никогда не влюблялся и не представляет, насколько чувства могут одолевать разум.
«Не допустит» любви, так сказал Джонатан. Да разве можно допустить или не допустить это чувство? Даже сосредоточив все усилия, всю волю? Самой Гейл, как она ни противилась, ничего не помогло… Так же и Бену. Он с первого взгляда был покорен Мерилин, и ничего тут не поделаешь.
– Мерилин – сильная, яркая личность. Она могла бы своим талантом и жизненной энергией радовать весь мир, не говоря уже о близких друзьях. А ты… по-моему, вчера ты впервые за очень долгое время выходила из дому развлечься и отдохнуть. И еще: когда ты последний раз встречалась со своими друзьями, дорогая? – Хантер заключил ее в объятия. «Конечно, он прав! Именно поэтому мы все и собрались здесь сегодня: я, Джонатан, мистер Тревис. Мы все должны найти выход из создавшегося положения и помочь Мерилин!» – подумала Гейл.
– Да, все верно, – вслух произнесла она. Еще несколько секунд девушка позволила себе насладиться объятиями Хантера, затем с сожалением высвободилась из его рук. – А сейчас давай займемся десертом, иначе Бен и Мерилин вышлют спасательную экспедицию на наши поиски. Возможно, я ошибаюсь и принимаю дружелюбие Бена за проявление мужского интереса к маме. Надеюсь, что все будет прекрасно и они оба станут в будущем добрыми друзьями!
Вернувшись в гостиную, девушка увидела сияющих от счастья Мерилин и Бена. Мать объявила вошедшим удивительную новость: мистер Тревис пригласил ее на ужин и она с удовольствием приняла приглашение.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

– Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, Бен, – заметил Хантер, когда они возвращались вечером из гостей. – Но я не улавливаю в твоих действиях смысла!
– Доверься мне, друг мой, – успокоил врач собеседника, затем мечтательно добавил: – Боже мой, какая изумительная женщина!
Для Хантера в целом мире существовала лишь одна самая восхитительная особа женского пола, но он сумел все же понять, что в данном случае Бен ведет речь не о ней.
– Я видел все фильмы с ее участием, – продолжал психиатр. – Она бесподобна, зажигательна на сцене. – Эмоции явно переполняли сердце мистера Тревиса.
– Да, – сухо отозвался Хантер, – я тоже видел фильмы, в которых она играла, и сначала даже никак не мог поверить, что вижу перед собой эту звезду театра и кино, когда вчера вечером Мерилин вышла на крыльцо встретить дочь. Мне очень хочется ей помочь, чтобы она воспринимала реальность сегодняшней жизни… Гейл убеждена… – Хантер замялся.
– Хм… Гейл… – эхом откликнулся врач и с пониманием взглянул на собеседника. – Вчера вечером по телефону ты даже не намекнул, что вы с Гейл…
– Пока не о чем говорить… – От волнения фраза Джонатана получилась довольно странной, но он явно очень торопился пресечь всевозможные домыслы о своих отношениях с девушкой.
– Нет? А ты постарайся, и добьешься своего, – добродушно и сочувственно посоветовал Бен.
Хантер заерзал на сиденье и еще крепче ухватился за руль.
– Я не хочу обсуждать Гейл с такой точки зрения, – наконец твердо предупредил Джонатан лукаво смотрящего на него друга.
– Да? – Седые брови Бена удивленно приподнялись.
– Да, – настаивал Хантер.
Мистер Тревис поменял позу и еще удобнее расположился на своем месте.
– Полагаю, вскорости я буду приглашен на еще одно бракосочетание в семью моих друзей Хантеров. И это после стольких лет холостяцкой жизни…
– Я вовсе не собираюсь жениться на мисс Ройал, – прервал его Джонатан, слово «жениться» при этом ему явно далось с трудом.
– И тем не менее, – медленно произнес Бен, – Гейл – очень красивая молодая женщина.
Джонатан вздохнул:
– В мире миллионы прекрасных юных особ, дорогой друг!
– Да, ты прав, но очень немногие из них имеют такое редкое сочетание прелести, ума и независимого характера, чем щедро наделена мисс Ройал. Она мне напоминает… Угадай, кого?
– Ты сейчас объяснял мне, что она уникальна. – Джонатан решил подурачиться, чтобы подольше не отвечать на вопрос друга.
Тот кивнул:
– Правильно. Таких женщин единицы. И одна из них – Абби! Поэтому эти две дамы и схожи между собой, – гордо заключил медик.
Джонатан так сжал челюсти, что заныли зубы. Бену не откажешь в наблюдательности! И Джонатан, и Джордан, оба заядлые холостяки, боготворили жену Джарета. Они вряд ли могли бы подарить ей больше внимания и любви, будь даже ее родными братьями! Оба поклялись, что если женятся, то только на женщине, похожей на Абби! И ведь Бен прав! Гейл Ройал именно из этой плеяды богинь!
На следующий день, во время встречи с Гейл, Джонатан был необычно молчалив и мрачен. Гейл тревожило его настроение, но она не имела возможности выяснить причины недовольства любимого, поскольку времени было в обрез, а ей еще хотелось выслушать заключение Бена о состоянии здоровья ее матери и предлагаемых методах лечения. Собственно, все трое и собрались вместе, чтобы обсудить результаты вчерашнего «осмотра» больной.
Джонатан то и дело ловил на себе вопросительные взгляды девушки, но он и сам не знал, как ответить на ее немой вопрос: что с ним происходит? И действительно, какая муха его укусила? Да, в общем-то, пустяк! Просто Хантер решил не вмешиваться в разговор друга с мисс Ройал, поскольку та сильно ограничена во времени. Вот и объяснение. Только это далеко не все. Вчера Бен сказал те слова, которые так боялся произнести Джонатан. Да, Хантер стоит на пороге любви, любви к Гейл. Его мысли сразу улетели куда-то далеко от ресторанного столика с закусками. Каждый нерв в теле напрягался, когда Джонатан бросал взгляд на девушку.
Гейл… Сейчас она внимательно слушает Бена, чудесные темно-зеленые глаза лучатся живым интересом, чувственные пухлые губки улыбаются, шелковистые светлые локоны красиво лежат на плечах. Джонатану мучительно захотелось прикоснуться к ее теплым мягким волосам, обнять и поцеловать любимую. А вдруг он уже опоздал со своими чувствами? Да, вначале девушка проявила к нему явный интерес, это было совершенно очевидно. Но ведь Джонатан сам никогда не желал привязываться к кому-либо. Не желал или не мог?
– …Ты и Джонатан? – Бен смотрел на молодых людей вопросительно, ожидая ответа на свой вопрос, но Хантер уловил лишь маленький обрывок фразы и потому молчал, не ведая, о чем идет речь.
Гейл тоже обернулась к задумавшемуся Джонатану и, как и врач, с надеждой ждала его слов, взволнованная и раскрасневшаяся. Но Джонатан никак не реагировал. Не будь девушки рядом, вряд ли Хантер так растерялся бы, да и вообще не витал бы в облаках. Но она здесь, возле него…
«Возьми себя в руки, старина! – воззвал сам к себе Джонатан. – Соберись с мыслями и духом!»
– Прости, Бен, но я не расслышал последнюю фразу, – наконец виновато признался Хантер.
– Я думаю, что не стоит этого делать, – отведя взгляд от смутившегося мечтателя, сказала Гейл. – Наша семья и так чересчур пользуется добротой и вниманием Джонатана.
Ах, вот в чем дело! Только после слов девушки Хантер догадался, о чем говорил Бен. Врач, очевидно, предложил ему и Гейл присоединиться к пожилой паре для совместного ужина. А Джонатан в ответ на это приглашение неприлично долго молчал и не выражал никакого энтузиазма провести вечер в приятной компании. Неудивительно, что мисс Ройал поспешила отказаться первой, чтобы не ставить Джонатана и себя в еще более неловкое положение.
– С удовольствием принимаю твое приглашение, – быстро согласился Джонатан, уверенный, что Гейл теперь тоже согласится и простит его не вежливость.
А вдруг причиной отказа мисс Ройал была вовсе не реакция Джонатана, а, например, назначенное свидание с Крейвеном? Последние тридцать шесть часов Хантер был настолько занят разными проблемами, что совсем упустил соперника из виду. Ничего, сегодня Джарет привезет Абби из больницы и вернется к работе на фирме, и хотя бы в этом плане Джонатану станет легче. Уж тогда Хантер непременно займется бывшим женихом Гейл!
Девушка ничего не возразила на реплику Джонатана, и Бен подвел итог беседы:
– Итак, я закажу столик на четверых. А сейчас, леди, – обратился врач к Гейл, взглянув на наручные часы, – полагаю, вам пора вернуться к своим обязанностям. Я с удовольствием подвезу вас, – галантно предложил мистер Тревис.
– Спасибо, Бен, не стоит беспокоиться, – вместо девушки ответил Хантер; при этом голос его прозвучал намного резче, чем ему самому хотелось бы. Поэтому он решил исправить свою оплошность. – Мне нужно кое-что обсудить с Гейл по дороге, – пояснил он мягко своему другу, – поэтому мисс Ройал поедет со мной, и в машине мы поговорим.
Видя, что Гейл колеблется и почти готова отказать ему, Джонатан уже совсем просительным тоном добавил:
– Ну пожалуйста, Гейл!
Бен лишь весело ухмылялся, наблюдая за сменой настроения Хантера, переходом интонаций его голоса – от повелительного до умоляющего.
– Моя мама всегда учила меня, – весело заметил мистер Тревис, – что мед более приятен человеку, чем уксус. – Бен дружески распрощался с молодыми людьми и ушел.
– Прости меня, пожалуйста, – тяжело вздохнул Джонатан. – Боюсь, я был не слишком приятным собеседником сегодня.
В прекрасной зелени глаз Хантер уловил отголоски душевной боли. Он нежно погладил руку девушки, безвольно лежащую на столе.
– Извини, на меня нашли воспоминания, и я так глубоко задумался, что непроизвольно упустил нить беседы, – продолжал оправдываться он. – Мысли мои были слишком далеко отсюда…
– Ты – занятой человек, Джонатан, – тихо откликнулась Гейл, стараясь не глядеть любимому в глаза. – Я и так очень благодарна тебе за помощь и участие, ты потратил столько сил и времени на нас с мамой. Было бы нехорошо злоупотреблять твоим отношением и дальше…
– Твои слова звучат как вежливый отказ от дальнейших встреч, – грустно сказал Хантер.
– Вовсе нет, что ты! – запротестовала мисс Ройал. Девушка подняла глаза и встретила печальный взгляд Джонатана. – Я просто опасаюсь надоесть тебе, – пояснила она.
– В таком случае я дам тебе понять, когда это случится, – пошутил обрадованный собеседник, затем добавил: – Итак, завтра мы обедаем все вместе, решено. А теперь пойдем к машине и по дороге обсудим, когда ты начнешь учиться вождению. Хорошо? – Хантер бережно помог Гейл встать и, элегантно поддерживая под руку, повел к выходу из зала.
На тротуаре девушка остановилась и пристально посмотрела на Джонатана: казалось, она хочет что-то сказать, но не решается.
– Ты хочешь обсудить со мной какой-то вопрос? – первым нарушил молчание Хантер.
Теперь в зеленых глазах лишь вопрос и никакой печали или боли. Пожалуй, еще смущение. Девушка нервно облизала пересохшие от волнения губы.
– Просто я хотела напомнить, что ведь ты сам вызвался научить меня водить машину, – робко, почти заикаясь, пролепетала мисс Ройал.
– Конечно, и выполню обещание, Гейл, – У него на сердце стало легко и спокойно. Вот что ее мучило! Значит, они станут видеться и дальше. Приятные мысли вихрем кружились в голове Хантера. Какие глупые сомнения мучили его во время ланча. Он боится привязаться к ней! Да ведь Гейл Ройал и так уже стала частью его жизни!

Джонатан разглядывал Ричарда Крейвена с нескрываемой антипатией. Красавец, что и говорить, – высок, силен, прекрасно сложен. Однако полуденный свет с холодной беспристрастностью не только подчеркивает достоинства актера, но и «высвечивает» неприглядные штрихи в выражении лица – хищность, алчность, жестокость. И эти последние не в силах скрыть даже притворно любезная улыбка. И сквозь вежливость сквозит та же антипатия к собеседнику, которую испытывает сам Хантер.
– Чему обязан таким удовольствием? – Голос «звезды» экрана чуть насмешлив. – Очевидно, весьма важное дело заставило разыскать меня здесь. – В голубых глазах самодовольство и ни капли юмора. И еще нескрываемая враждебность.
Как могла Гейл быть помолвлена с этим мужчиной?
– Никакого удовольствия от общения с вами я не испытываю, а отыскать эту студию совсем не трудно, так как Габриэль Хантер – мой кузен. – Джонатан с удовольствием наблюдал, как меняется выражение лица Ричарда – от самодовольно-агрессивного до беспомощно-испуганного. Актер, до этого вольготно развалившийся в кресле студийной гримерки, при упоминании имени известного кинокритика весь подобрался, снял ноги со стола и принял позу примерного школьника.
В актерских кругах Габриэль Хантер пользовался репутацией непревзойденного виртуозного создателя и беспощадного крушителя судеб актеров и актрис. Его положительные или отрицательные отзывы всегда были блистательно точны, профессионально грамотны, полны юмора и всегда безошибочно достигали цели. Один телефонный звонок кузену, и Ричард Крейвен навсегда покинет кинематографический Олимп.
– Хорошо, спрошу по-другому: это как-то связано с Гейл?
Джонатан, не моргнув, выдержал изучающий взгляд противника.
– Да. Я – друг семьи, – отчетливо и твердо произнес он. – Надеюсь, ситуация ясна? – В голосе зазвучала сталь.
Крейвен сделал неопределенный жест рукой.
– Ладно, не заводитесь.
– Я уже однажды советовал вам держаться подальше от Мерилин и Гейл. Так вот, в следующий раз я уже не ограничусь словесными пожеланиями. Запомните, слов на ветер я не бросаю!
– Да, вы ведь кузен Гэйба. – От прежней иронии Ричарда остались лишь жалкие крохи.
Джонатан улыбнулся и собрался уходить.
– Я очень рад, что мы поняли друг друга. – Хантер улыбнулся одними губами, глаза остались холодными и серьезными.
Джонатан уже подходил к дверям, когда его настиг вопрос Крейвена:
– У вас роман с Гейл?
Хантер замер на пороге, затем медленно повернулся к сопернику и чуть приподнял брови:
– А вас это касается?
– Полагаю, нет, – поспешил заверить Ричард, – просто мне хотелось бы, чтобы она была счастлива…
Глаза Джонатана сузились и превратились в маленькие щелочки. Что-то в голосе собеседника насторожило его – забота о бывшей невесте, интерес, жалость? В груди защемило – ведь эти двое когда-то любили друг друга.
– Она совершенно счастлива, – оставив свою враждебность, коротко сказал Хантер.
Актер кивнул – то ли в знак удовлетворения, то ли на прощание – и вдруг улыбнулся с прежней злой иронией:
– Хорошо. Впрочем, я не завидую вам. Гейл – маленькая холодная рыбка, а ее мамочка, всемирно известная кинозвезда, хоть и станет чудесной тещей, да какой от нее толк – в нынешнем то состоянии…
Крейвен не успел и глазом моргнуть, как Хантер с быстротой молнии оказался рядом с ним, схватил его за лацканы, поставил на ноги и проговорил прямо в лицо обидчику:
– Она все та же Мерилин Палмер. И всегда будет ею. Что же касается Гейл… – Джонатан швырнул наглеца обратно на сиденье, и у того совершенно стерлась с лица ухмылка под грозным взглядом Хантера. – Так вот, – теперь его голос звучал совершенно спокойно, – вы ее абсолютно не знаете. Мне она кажется ласковой, нежной, сексуальной и очень красивой.
«Да, это чистая правда. Именно такова она со мной», – подумал Джонатан, воскрешая образ любимой в памяти.
– Вопрос в том, как долго это счастье продлится, – не удержавшись, ядовито вставил Крейвен.
– Со мной? – Джонатан даже не рассердился. – Со мной это будет всегда, всю жизнь!
Выйдя на улицу, он с жадностью вдохнул свежий воздух, как будто в студии, где проходили съемки нового шедевра с Ричардом Крейвеном в главной роли, было нестерпимо душно. «А возможно, кислород там отсутствовал вообще», – с иронией подумал Хантер. И еще ему ужасно захотелось принять душ, чтобы смыть с себя грязь, которая, казалось, облепила его с ног до головы. До чего же мерзкий человек этот Ричард Крей-вен! Еще ни разу в жизни Джонатан не испытывал ни к кому такой сильной антипатии.
Он вспомнил слова актера о холодности Гейл. Значит ли это, что девушка ни разу не испытала наслаждения и радости физической любви? Рядом с Ричардом это маловероятно! Что же касается двух последних лет, то мисс Ройал явно вела аскетический образ жизни из-за болезни матери.

Но в его объятиях Гейл была теплой, нежной, податливой: стыдливо, но все же очень охотно разделяла его страсть. О чем еще может мечтать мужчина? Да, по ее поведению следовало бы сразу понять, что он у нее первый…
Хантера охватил необъяснимый восторг от предвкушения встречи с возлюбленной.
Но эта радость мгновенно померкла, когда он на следующий вечер, едва переступив порог дома любимой, заметил огромный красивый букет роз. На аккуратно вложенной в него карточке было написано: «От самого горячего поклонника. Ричард».
И почему он не разбил нос этому нахалу? – мучился сожалением Джонатан.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Гейл с ужасом наблюдала, как гаснет радостная, приветливая улыбка на лице Джонатана, а ее место занимает мрачная угрюмость, по мере того как тот все пристальнее разглядывал букет в прихожей. Желтые и кремовые розы – подарок Ричарда Крейвена.
– Мой бывший жених прислал Мерилин сегодня утром цветы, – быстро пояснила девушка. – И они ей очень понравились. Милый добрый жест очаровательного мужчины, так моя мама оценила этот дар. Просто не знаю, как…
– Так это для твоей мамы? – перебил Гейл Джонатан.
– Разумеется. Вот и записка, – девушка протянула листок Хантеру. – Вежливые извинения, что Ричард пока не сможет сотрудничать с Мерилин. – Мисс Ройал показала Джонатану текст на обратной стороне визитки, затем положила послание на место. – Просто невероятно. Не могу поверить. Интересно, что повлияло на решение Ричарда оставить маму в покое? Я даже испытываю к нему благодарность за это.
Джонатан мрачно выслушал рассказ девушки. Господи, да что с ним творится? – мучили Гейл сомнения. Она так ждала его весь день, надела лучшее платье. И когда Хантер вошел, казалось, все было прекрасно, он оценил ее старания выглядеть как можно лучше – об этом ясно свидетельствовал восторженный блеск в его глазах. И вдруг из-за этого букета все разом изменилось, настроение его резко упало.
Вот и позавчера во время ужина Джонатан был весел и очарователен, а вчера за ланчем сидел таким букой, что и вспоминать неприятно!
– Как Абби и Конор? – чтобы завязать разговор, начала девушка, провожая Хантера в гостиную, где уже уютно расположились Бен и Мерилин. Актриса сегодня была великолепна! Черное платье, подчеркивающее фигуру, очень шло ей. Бенджамин Тревис тоже предпочел строгие классические тона – на нем были черный вечерний костюм и белоснежная сорочка. Пара смотрелась просто чудесно.
Вопрос о родственниках, заданный Гейл, был не простой данью вежливости. Медсестра искренне привязалась к свояченице Хантера, пока та лежала в клинике, и, когда пациентку выписали домой, мисс Ройал стало явно не хватать веселой и дружелюбной Абби. К тому же с уходом миссис Хантер прекратились и визиты ее родственников, к которым Гейл почему-то тоже непреодолимо тянуло.
Джонатан Хантер ворвался в жизнь девушки подобно тайфуну, не оставив ей никакого иного выбора, кроме покорного следования по течению… Сначала она пыталась слабо сопротивляться, сохранять хоть какую-то независимость, убеждая себя, что она вполне взрослый и самостоятельный человек и в силах добиться очень многого в жизни без посторонней помощи. Это самоутверждение привело Гейл на курсы автомобилистов – ей просто не хотелось зависеть от желания и наличия свободного времени у Джонатана.
– Джарет кудахчет над мамочкой и сыночком, точь-в-точь как образцовая наседка над своим выводком, – улыбнулся мужчина, – причем вместе с Чарли, та тоже без ума от маленького. Я даже посоветовал Абби построже отвергать их назойливые приставания, – пошутил он. – Добрый вечер, Мерилин. Привет, Бен, – вежливо и радостно поздоровался Джонатан с друзьями, затем нагнулся и нежно поцеловал миссис Палмер в щечку.
Гейл вспомнила, что ее Хантер не поцеловал, войдя в дом. Почему?
Мерилин ласково улыбнулась в ответ и сказала, что очень рада приходу дорогого гостя.
– Не будет ли невежливо с моей стороны, если я спрошу, кто такие Абби, Джарет, Конор и, разумеется, малышка Чарли? – уловив разговор дочери с Джонатаном, мягко поинтересовалась актриса.
Гейл уже кое-что рассказывала матери о Джонатане, но очень кратко, и ни словом не обмолвилась о семье своего нового знакомого. Просто боялась, что, если расскажет очень много, Мерилин подумает, будто ее дочь всерьез увлечена этим мужчиной. Теперь же девушка с удовольствием слушала полушутливый рассказ Хантера о его родных. В повествовании Джарет описывался как подневольный раб, по совместительству семейный шофер, Абби – преданная жена, ничем не интересующаяся, кроме как домашним хозяйством, мужем и детьми. Беспечен и беззаботен, по словам рассказчика, оказался лишь Джордан Хантер.
И все же за комичными персонажами слушатели ясно представляли себе картину дружной, любящей семьи.
– Знаете, Джонатан, вы – счастливчик, что имеете такую превосходную родню, – мягко сказала Мерилин, с удовольствием выслушав рассказ Хантера. – Теренс и я всегда хотели… – Голос женщины вдруг сорвался, она выглядела смущенной, но через мгновение справилась с собой и продолжила: – В общем, мы с мужем всегда сожалели, что не можем подарить Гейл братишку или сестренку. Это было бы так замечательно! А у вас есть дети, Бенджамин? – вежливо обратилась к другому гостю хозяйка дома.
У Гейл перехватило дыхание. Она-то знала, что у Бена был сын, единственный и горячо любимый, и что он умер. Девушка посмотрела на Джонатана, взывая о помощи. Но тот не видел ее мольбы, так как весь был поглощен этой сценой и глядел лишь на своего друга.
– У меня был сын, Мерилин, – ответил женщине без колебаний мистер Тревис, глядя прямо ей в глаза. – К несчастью, мой мальчик родился с пороком сердца, сейчас не буду вдаваться в медицинские подробности. Скажу только, что после нескольких успешных операций Сэм смог вести более или менее обычный образ жизни. Но его мать, моя жена, так и не смогла смириться с болезнью сына и, когда нашему ребенку было всего три годика, ушла от нас. – Голос врача звучал ровно и спокойно.
– Ох, Бенджамин, – из груди миссис Палмер вырвался тяжкий стон, – как ужасно! Но… вы сказали, что ваш сын… умер… – Последние слова вызвали сильное волнение у самой говорившей: прекрасные глаза женщины расширились, и их синева стала особенно яркой на фоне побледневшего лица.
Бен утвердительно кивнул головой.
– Да. Мой сын Сэм вел тихую, размеренную жизнь, в отличие от большинства своих сверстников, но, думаю, он был очень счастлив… – Впервые голос мужчины дрогнул.
– Да, это так, – мягко сказал Джонатан и пояснил Мерилин и Гейл: – Сэм был моим лучшим другом.
Боль и страдание отразились во взглядах обоих гостей, когда они вспомнили дорогого им обоим человека.
А Гейл с испугом смотрела на мать. Конечно, Бен хороший врач и знает, что делает. Они уже обсуждали с ним проблемы стресса вчера за ланчем, и Бенджамин сказал, что, по его мнению, последние два года Мерилин была полностью ограждена от отрицательных эмоций благодаря стараниям дочери и замкнутому образу жизни. А для окончательного выздоровления женщине необходимо вернуться к полноценной эмоциональной жизни, в мир радостей и печалей, взлетов и падений, тот мир, в котором живут все обычные люди. А главное – перестать бояться душевной боли, которая неизбежна, нужно просто научиться преодолевать ее и жить дальше. Сострадать другим. Но девушка и представить себе не могла, что в качестве катализатора доктор выберет свою жизненную драму! А тот после слов Джонатана о Сэме благодарно улыбнулся другу и кивнул в знак согласия. Затем продолжил свой рассказ:
– Как и многие дети с физическими недостатками, мой сын был очень умен и талантлив. К двадцати двум годам он своим трудом и способностями добился очень многого в науке – получил ученую степень и готовился к защите докторской диссертации. Несчастный случай оборвал все замыслы Сэма – его сбила машина, мчавшаяся на недозволенной скорости.
Последнюю фразу Бен произнес совершенно бесцветным голосом, почти без горечи и отчаяния, просто констатировал факт.
По лицу Мерилин пробежала тень какого-то далекого воспоминания, очень болезненного, но уже через минуту она исчезла, уступив место мягкой печали, глубокому сочувствию и беспредельной доброте. Однако от взора дочери не ускользнуло это мимолетное выражение.
– Бога ради, простите меня, Бенджамин, что заставила вас рассказать все это и пережить такой удар вновь. Я даже и вообразить себе не могу каково это – потерять свое дитя. – Рука Мерилин нежно коснулась руки врача.
– От всей души желаю вам никогда и не узнать этого, – мягко ответил мистер Тревис. Затем взял ладонь актрисы в свою и обернулся к молодой паре. – Полагаю, нам пора трогаться в путь. – Улыбка не скрыла, что глаза Бена остались печальными.
Джонатан и Гейл сели в одну машину, Мерилин и Бен – в другую.
– По-моему, Бенджамин затронул нужную струну в душе твоей матери, – заметил Хантер по дороге в ресторан. – Ты заметила промелькнувшее выражение на ее лице?
– Да. И мне безумно жаль Бена. Как и мама, я и представить не могу всю силу боли от потери любимого ребенка! – Голос Гейл звенел от волнения.
– Послушай-ка, Гейл, – Хантер решил перевести разговор на другую тему, – я что-то забыл, говорил ли тебе сегодня, как ты потрясающе выглядишь, или еще нет? – Его голос звучал шутливо-заигрывающе.
Гейл подняла глаза на Джонатана. Может быть, сегодняшнее настроение ее кавалера обещает приятный вечер и веселую беседу? И все сложится совсем не так, как вчера?
– Нет, не говорил еще, – поддержала его веселый тон Гейл.
– Ну так вот: ты красива, великолепна и изумительна, – Хантер уже открыто улыбался во весь рот. – Впрочем, как всегда, – завершил тираду он.
– Ты так полагаешь? Но, думаю, форма медсестры с эстетической точки зрения оставляет желать много лучшего, – и девушка залилась нежным румянцем, вспомнив о своей первой встрече с любимым.
Настроение Гейл заметно улучшилось. Спасибо небесам, кажется, состояние духа Хантера переменилось за последние минуты – мрачное недовольство уступило место обычной веселости и доброжелательности.
В зале ресторана царила приятная спокойная атмосфера. Бен специально остановил свой выбор на этом заведении, зная его репутацию. Разумеется, некоторые посетители узнали знаменитую Мерилин Палмер, но все они оказались достаточно воспитанными и тактичными и постеснялись подойти и нарушить беседу актрисы с друзьями. Еда была превосходной, обслуживание – безукоризненным, компания – самой подходящей для Мерилин. Поэтому первый светский выход матери после долгого затворничества Гейл охарактеризовала бы как необыкновенно удачный.
На обратном пути из ресторана, оставшись с Джонатаном вдвоем в полутьме и уюте машины, девушка расслабилась и откинулась на спинку сиденья. Все ее страхи оказались напрасны, и это очень радовало. Она поблагодарила Хантера от всей души за доставленное удовольствие и прекрасно проведенное время.
– Мамочка была просто восхитительна и вся светилась счастьем, как в прежние добрые времена, – с волнением вспоминала мисс Ройал. – Папа всегда утверждал, что красота и обаяние мамы сверкают особенно ярко, когда она чувствует со всех сторон внимание зрителей.
Хантер согласно кивнул.
– Да, он был прав. И полагаю, ей действительно было бы хорошо вернуться на сцену. Но, разумеется, не в компании с Ричардом Крейвеном, – поспешно уточнил он. – Вам обеим лучше держаться подальше от этого человека, – предупредил Джонатан и нахмурился, припомнив свой разговор с соперником. Потом мысли его вернулись в прежнее русло, и он добавил: – Да, твоя мама блистала сегодня и расцветала прямо на глазах. Великий Теренс Ройал был прав: актрисе нужна публика! Думаю, Мерилин тоже довольна «своим выходом на сегодняшнюю сцену».
Правда, среди радости успешного вечера все же промелькнула небольшая тучка. У Джонатана едва не упало настроение, и это чуть не испортило весь вечер. Перед подачей кофе дамы удалились «попудрить носики» – подправить макияж. Мужчины остались за столом. Их разговор оборвался сразу по возвращении женщин. От Гейл, однако, не укрылось, что вид у Джонатана совершенно обескураженный и удивленный. Интересно, что же такое могла обсуждать в их отсутствие сильная половина? – подумала девушка. После той дискуссии Хантер некоторое время оставался слегка озадаченным, что, впрочем, никак не отразилось на общем настроении друзей. Мерилин наслаждалась переменой обстановки и радовалась светским развлечениям. А это ведь было главным, ради чего все собрались за этим столиком! Все прошло так, как и было спланировано мудрым мистером Тревисом.
Еще раз настроение Джонатана сделало резкий скачок к концу встречи. Бен и Мерилин с живым интересом вели беседу, когда Хантер неожиданно предложил Гейл поехать домой. Она сразу согласилась – все равно выход в свет миссис Палмер удался.
Обе пары встали из-за стола и покинули ресторан.
Когда Хантер остановил машину на подъездной дорожке возле самых дверей дома, Гейл еще раз тепло поблагодарила его за чудесный вечер и особенно за знакомство с Беном.
– Я чувствую, что мистер Тревис поможет маме, вылечит ее. – В голосе девушки звучали нотки надежды, чувства, которое так давно не посещало дом двух одиноких женщин.
– Я совершенно уверен в благополучном исходе лечения, – Хантер внимательно смотрел на спутницу в полумраке салона машины. – Но неужели мы вот так просто распрощаемся после этих вежливых фраз? – он вопросительно приподнял брови.
– Боюсь, мы с мамой и так отняли чересчур много твоего времени на этой неделе, – застенчиво пролепетала девушка, решив, что тот имеет в виду дальнейшие встречи.
– Не думай об этом и не беспокойся. Я никогда ничего не делаю против своей воли, – успокоил Хантер, в то же время продолжая выжидательно смотреть на собеседницу.
Гейл удивилась:
– Никогда не делаешь того, чего не хочешь? – спросила она.
– Нет. И знаешь, чего мне хочется в данный момент?
Девушка опустила глаза, явно догадываясь о желаниях спутника. Все ее тело напряглось. – Я вижу, что ты угадала мои намерения, – хрипло и нежно засмеялся Джонатан и притянул Гейл к себе. – Конечно, я староват для поцелуев в машине, но утешаю себя тем, что это происходит не в темноте на заднем сиденье, как это бывает у подростков, – весело добавил он.
У Гейл перехватило дыхание. Джонатан хочет поцеловать ее! Она и сама жаждет этого больше всего на свете!
– Пойдем лучше в дом, – с трудом выдавила из себя девушка и почувствовала, как замер и напрягся всем телом Хантер, услышав это приглашение.
– Пойдем, – только и ответил он.
В каком-то полубессознательном состоянии, едва соображая, что делает и куда идет, мисс Ройал нашла в сумочке ключ и отперла входную дверь. Что она делает? Приглашает мужчину в дом, чтобы поцеловаться с ним. «А, ладно, главное – не у всех на глазах, не на улице», – сама себя утешила Гейл.
– Не терзай себя, перестань. – Джонатан догнал девушку в гостиной, нежно прижал к себе и поцеловал в лоб. – У тебя появляется вот здесь морщинка, когда ты начинаешь задавать себе трудные вопросы, – ласково пробормотал он.
Затем губы Хантера нашли рот возлюбленной, и Гейл так и не успела решить, как ей себя вести в этой ситуации, чтобы сохранить венское достоинство: протестовать или сдаться без боя? Поцелуй и ласка Джонатана пробудили дремавшее в ней желание, поэтому вопрос о каких-либо оборонительных действиях отпал сам собой. Девушка и сама не помнила, как обвила руками плечи любимого, прильнула к его сильному теплому телу. Мягкий свет боковой лампы в гостиной делал обстановку очень интимной и соответствующей настроению влюбленных. Джонатан увлек Гейл на диван. Его золотистые глаза, казалось, заглядывали прямо в душу мисс Ройал.
– Как ты красива! – восхищенно прошептал Хантер и вновь поцеловал Гейл.
А та совсем потеряла голову от прикосновений его рук, тепла, аромата его тела, от пьянящего чувства близости желанного мужчины. Девушке казалось, что она просто тает, растворяется в его объятиях. Еще немного, совсем чуть-чуть – и…
Джонатан целовал ее шею, грудь, ласкал бедра. И всей душой желал еще большей близости! Между поцелуями Хантер умудрился снять пиджак и отбросил его в сторону как досадную помеху.
Любовное напряжение нарастало, ласки становились все горячее и интимнее. Тело Гейл изнемогало от наслаждения, когда губы Джонатана касались ее сосков, а его язык возбуждающе ласкал ее губы, ее тело. Она ощущала невыносимый жар желания, их бедра соприкоснулись в порыве страсти, безумном безудержном стремлении уничтожить все преграды, стать ближе, еще ближе… Оба безумно хотели этого…
– Гейл, я хочу тебя! – простонал Хантер. – Но Мерилин и Бен могут вернуться!
– Ох, господи! – испугалась девушка. – Я вообще забыла об их существовании. Последние несколько минут на земном шаре существовали только мы с тобой!
Гейл еще раз ласково провела ладонью по волнистым шелковым волосам Джонатана, голова которого покоилась на ее груди, дыхание сливалось воедино с ее, тепло мужчины согревало не только ее тело, но и сердце и душу. Она не в силах была лишить себя этого блаженства, хотя и понимала, что рискует…
– Нельзя, чтобы нас застали в таком виде, – сказала Гейл, но сама даже не пошевелилась.
Наконец, Джонатан тяжело вздохнул, приподнялся на локте и с огромным сожалением отодвинулся от любимой. Затем сел рядом, спрятав лицо в ладонях.
Дрожащими пальцами девушка пыталась справиться с непослушной молнией на платье.
– Подожди, – остановил ее Хантер, – позволь, я помогу тебе, – его руки вновь нежно коснулись тела Гейл. – Вот так, порядок! Теперь никто ни о чем не узнает!
«Да. Но я никогда не забуду твоей близости, нежности, ласки», – подумала мисс Ройал, вновь и вновь воскрешая в памяти самые приятные подробности последнего часа.
– Не узнает, – эхом повторила за Джонатаном Гейл и еще раз на всякий случай оглядела и ощупала себя, все ли в ее костюме на должном месте. В этот момент замок входной двери щелкнул, и по дому разнесся веселый смех Бена и Мерилин.
Пока пожилая пара шла в гостиную, Гейл судорожно пыталась решить: догадается мудрое опытное старшее поколение о том, что здесь произошло в их отсутствие, или не обратит ни на что внимания? От одной мысли, что все станет известно, щеки Гейл запылали огнем. Она поскорее встала и отсела подальше от Хантера, чувствуя одновременно непреодолимую тягу придвинуться к нему поближе. А Джонатан сидел как ни в чем не бывало в своем черном костюме, все движения его были спокойны, неторопливы, размеренны. А Гейл в это время ужасно боялась даже посмотреть в сторону любимого!
Хантер улыбаясь поднялся навстречу вновь прибывшим.
– Вы очень кстати, дорогие мои, – приветствовал он друзей своим обычным ровным голосом. – Я уже собирался уходить.
«И как это Джонатану удается владеть своими эмоциями? – с восхищением и страхом думала Гейл. – «Собирался уходить»! Ха-ха! Да пару минут назад он вообще намеревался остаться тут со мной на всю ночь!»
Бен внимательно поглядел на молодую пару.
– Мерилин хотела сварить нам кофе, – сказал он.
– Боюсь, мне уже пора домой, – вежливо отклонил приглашение Джонатан.
Гейл заметила, что Хантер тоже старается не смотреть в ее сторону.
– Завтра утром у меня важная деловая встреча, и я должен быть свежим и полным сил, – пояснил Джонатан, затем все же взглянул на девушку. – Пожалуйста, не провожай меня, Гейл, я найду выход. Спасибо всем за прекрасный вечер!
И Хантер вышел, даже не попрощавшись с мисс Ройал наедине, не назначив нового свидания!

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Джонатан ужасно торопился, его подгонял какой-то непонятный внутренний страх. При этом он и сам осознавал, что ведет себя крайне глупо.
Хантеру казалось, что он уже успокоился по поводу цветов, присланных Ричардом Крейвеном. Однако где-то в глубине души он все еще испытывал сомнения, что цветы предназначались не Гейл, а Мерилин. Конечно, логичнее считать, что букет сопровождает вежливый отказ актера от дальнейшего сотрудничества с миссис Палмер. Такое объяснение казалось совершенно правильным, волнение Хантера улеглось, и он уже мог спокойно и непринужденно беседовать с мисс Ройал по дороге в ресторан и затем за столиком наслаждаться едой и общением с друзьями. И тут вдруг ошеломляющая новость Бена! Как будто кто ударил Джонатана обухом по голове!
Обе дамы в тот момент удалились поправить макияж, а мужчины остались вдвоем за столиком. Вот тут-то Бен и повернулся к Хантеру, чтобы изложить ему потрясающую новость: Бенджамин Тревис без ума от миссис Палмер и намерен на ней жениться! И это вовсе не шутка! А взгляд врача настойчиво и красноречиво напоминал другу, что тот ведь и сам не прочь породниться с этой семьей.
Джонатан знал Бена уже много лет и не просто общался с ним время от времени: обоих мужчин связывала тесная дружба, не прервавшаяся со смертью Сэма. И Хантер ни разу не видел, чтобы отец его однокашника столь серьезно увлекся какой-нибудь женщиной. Джонатан объяснял эту холодность предыдущими неудачами Бена в личной жизни, распавшимся браком. И сейчас вдруг все разом переменилось: такая уверенность в будущем, такие чувства к Мерилин Палмер!
Впрочем, точно такая же перемена однажды произошла и с заядлым холостяком Джаретом Хантером, когда он без памяти влюбился в Абби. А сейчас тот же вихрь надежд и желаний подхватил Бена Тревиса. Вдруг это заразно и прилипнет к нему? – с невеселым юмором гадал Джонатан. Почему-то переход друзей в новый для них статус ужасно расстраивал Джонатана. Потом это его рассердило. И вот, мучаясь такими сомнениями, Хантер вез Гейл домой. Там он неожиданно для себя бросился в омут безумных ласк и поцелуев, сам не очень отдавая себе отчет, что делает, и все время желая еще большей интимной близости. Джонатан не мог припомнить, чтобы когда-нибудь прежде испытывал такие сильные чувства к кому-нибудь, и ругал себя за несдержанность, как он охарактеризовал свой порыв. Впрочем, извиняться перед девушкой Хантер не стал: ведь как все ей объяснишь? А она все глядела и глядела на него своими огромными зелеными глазами, как будто пыталась сама прочесть что-то очень важное для себя в его душе…
– Войти можно, тигр в клетке? – Джарет шутливо приветствовал брата с порога рабочего кабинета. – Триш благородно предупредила меня об опасности общаться с тобой сегодня. – Старший брат, так и не дождавшись приглашения, сам прошел к столу, прикрыв входную дверь за собой.
– Почему ты не дома с женой и ребенком? – в ответ проворчал Джонатан. В течение недели после рождения Конора Джарет заглядывал в офис лишь изредка и ненадолго.
– Ага, – не давая сбить себя с темы, Хантер-старший продолжил расспрашивать брата, – значит, у тебя стресс?
– Нет. – Джонатана рассердил вопрос брата. Пытаясь успокоиться, он сделал пару глубоких вдохов и выдохов. – Как все-таки поживают Абби и Конор, ты не ответил мне!
Джарет не торопясь опустился на край стола Джонатана, золотистые глаза задумчиво и загадочно смотрели на брата.
– Почему бы тебе сегодня не заглянуть к нам и не узнать самому, как поживает наша дружная семейка? – наконец спросил он.
– Полагаю, у Абби и без меня хлопот предостаточно и у нее нет лишнего времени развлекать меня, – мрачно отозвался Хантер-средний.
– А она и не будет тебя «развлекать», как ты выражаешься, – ухмыльнулся Джарет. – Но сегодня за завтраком; например, моя жена сказала, что очень по тебе соскучилась, так как не видела уже много дней.
– Я был очень занят. – Джонатан отложил в сторону ручку, которой пытался что-то записать на бумаге, однако мысли постоянно ускользали от него, и ему никак не удавалось сосредоточиться. Сейчас что-то насторожило его в тоне брата, и он решил выяснить, не показалось ли это ему.
– Нам с Абби хотелось бы, чтобы ты пришел вместе с Гейл, – невинно добавил старший брат.
Джонатан поднялся из-за стола и подошел к окну, переключив все внимание с хозяина будущей вечеринки на открывающийся за стеклом пейзаж – живописный хаос лондонских крыш.
– Гейл уже взрослая девочка и вполне может сама добраться до вашего дома… – безразличным голосом произнес Хантер-средний.
«Автобусом или на такси, но только не на своей машине, ведь она не умеет ее водить, а я сам никогда уже не научу ее этому», – про себя завершил мысль Джонатан.
– Вы что, поссорились, что ли? – удивился Джарет.
– Нет. – Джонатан обернулся к брату.
Ему вновь пришлось набрать в легкие воздуха, чтобы при помощи дыхательных упражнений восстановить душевное равновесие. Хантер-старший наблюдал молча за манипуляциями брата.
– Я просто помог девушке, когда ей это требовалось. А теперь Бен прекрасно справляется со всеми проблемами этого дома, – объяснил ситуацию расстроенный влюбленный. «Бен даже собирается жениться на своей пациентке», – про себя добавил мужчина. Джарет настаивал:
– А как твоя дружба с Гейл?
– Я же объяснил, что мои заботы теперь достались Бену. А я – вне игры! – Хантер пожал плечами.
– А что об этом думает мисс Ройал? – мягко осведомился Джарет.
– Господи, да о чем ты толкуешь! – наконец потерял терпение и взорвался Джонатан. – Гейл не первая и не последняя женщина в моей жизни!
– Да уж, внимания красоток тебе всегда хватало, – сухо согласился старший Хантер.
– Я и имен-то многих из них уже не помню!
– Так всегда и бывает: встречаешь многих, а след в душе дано оставить лишь одной, – совсем не сердясь на брата, пояснил мудрый Джарет.
– Ну вот: Гейл как раз из этого незапоминающегося большинства, предшествующего настоящей любви! – Джонатан говорил на повышенных тонах, явно волнуясь. – Я случайно встретил ее, она мне понравилась, я проникся сочувствием к ее проблемам, помог ей. Все причины для встреч исчерпаны! – отрезал он.
«Кроме одной, – про себя добавил Джонатан, – мне безумно, непреодолимо хочется вновь услышать ее необыкновенно красивый смех, ощутить тихое очарование и прелесть ее близости».
– А для встреч с понравившейся женщиной надо обязательно иметь какую-то причину? – Джарет, прищурившись, пристально смотрел на собеседника.
Джонатан тяжело вздохнул и наконец честно признался:
– Я не хочу по-настоящему привязываться к кому-либо, Джарет.
– Да ты ведь и так уже привязался к Гейл, братец, – ласково сказал Хантер-старший.
Джонатан помотал головой, как будто пытался освободиться от наваждения любви.
– Ну уж нет! Я заставлю себя позабыть эту девушку! Клянусь! – с горячностью ответил несчастный влюбленный. Затем более спокойным тоном добавил: – Поблагодари Абби от меня за приглашение, но у меня уже назначено свидание на сегодняшний вечер.
Сара, фотомодель, красивая, независимая женщина, не заинтересованная в серьезных длительных отношениях с мужчинами, без колебаний приняла приглашение Хантера. Джонатан встречался с ней и раньше. На сегодня у них запланирована превосходная программа: вечер в компании друзей Сары, ночь в постели, и наутро о существовании мисс Ройал будет забыто навсегда. Во всяком случае, Хантер очень надеялся, что все случится именно так.
Джарет поднялся, собираясь уходить.
– Абби очень огорчится, что ты не придешь, – уже с порога сказал он.
– Я заеду утром проведать вас.
– Будем рады.
Едва брат покинул комнату, Джонатан без сил пустился на стул. Хантеру-старшему явно повезло, но ведь большинство браков слишком далеки от идеала, если говорить честно. Взять, к примеру, семью их родителей. Джарет просто оказался везунчиком. Джонатан же ни за что не собирается рисковать. Нет, ни одной женщине никогда не отдаст он своего сердца. Даже зеленоглазой красавице и умнице Гейл!

Какой жуткий вечерок!
Хотя, собственно, во всем он виноват сам, честно признался самому себе Джонатан. Сара была, как всегда, обворожительна, и они отправились на вечеринку к ее друзьям. Компания Сары уже была знакома Хантеру, все эти люди собирались вместе с твердым намерением хорошо провести время, «оттянуться» после работы.
Обычно Джонатан с радостью принимал участие в общем веселье и получал удовольствие, но сегодня почему-то все было по-другому. Хантер внезапно почувствовал себя очень одиноким, чужим на этом празднике жизни. Сара чутко уловила настроение любовника, ласково предложила покинуть гостеприимный дом, пойти к ней и заняться еще более привлекательными делами.
Джонатану стало неловко: они с Сарой всего лишь час пробыли на вечеринке, а он знал, что та всегда очень напряженно работает и веселье в компании друзей для нее лучший отдых. Поэтому Джонатан принес тысячи извинений за свое непраздничное состояние души, прежде чем покинуть веселящихся и убедить Сару не прерывать свой отдых ради него. Та в конце концов осталась развлекаться, а Джонатан ушел. Один. Без нее.
Он вдруг почувствовал, что не хочет идти в постель с Сарой. Пусть даже это была бы чудесная ночь, не омраченная никакими беседами о вечной любви и преданности. Но это была бы ночь с Сарой. А все его существо стремилось к Гейл.
Десять вечера. Программа развлечений исчерпана. Куда теперь пойти? Домой? Не хочется. Лучше уж к Джарету. Вот ведь как странно. Джонатану тридцать семь лет. Он красив, свободен, богат. Но единственные люди, к которым его по-настоящему тянет, – это старший брат и его жена. Что-то явно не так в его жизни, он понимает это, но что поделаешь? Главное сейчас – это выбросить из головы Гейл. Хантер решил, что очень постарается и сделает это!
Однако план Джонатана расстаться с мыслями о мисс Ройал оказался неосуществим, что и выяснилось буквально через пару минут, когда он вошел в гостиную дома Джарета и увидел Гейл, удобно расположившуюся в мягком кресле с уютно посапывающим Конором на руках. И как всегда, девушка выглядела невыразимо привлекательно. Золотистые волосы спадают на плечи, глаза полны блеска и жизни. Абби что-то рассказывает гостье, та заливается своим удивительным мелодичным смехом. Джонатан с порога бросил затравленный взгляд на женщин.
Гейл обернулась на звук шагов и увидела Хантера. Улыбка разом погасла на ее лице, уступив место тревоге и напряженности.
«Она явно не в восторге от моего появления», – подумал Джонатан и вежливо осведомился:
– Я не помешал вашему разговору?
– Нет. Мы меняем Конору пеленки. – Абби привстала и нежно чмокнула свояка в щеку. – Хочешь пойти вместе с нами переодеть племянника? – шутливо предложила жена брата, направляясь к дверям в сопровождении мисс Ройал. Ребенок крепко спал, совсем не реагируя на голоса окружающих.
– Я профан в таких делах, – Хантер поднял руки вверх, сдаваясь. – Как твои дела, Гейл? – он впервые посмотрел на девушку.
– Спасибо, прекрасно, – ровным голосом ответила та. – У мамы тоже все в порядке. Сегодня вечером она ужинает с Беном.
«До чего же Гейл хороша сейчас», – уже в который раз отметил про себя Хантер, а вслух проговорил каким-то странным голосом:
– Ну и замечательно…
Женщины вышли.
– Что именно замечательно? – в комнату вошел Джарет. – По твоему совету Абби лично пригласила Гейл, – отвечая на немой вопрос в глазах Джонатана, пояснил старший брат. – И она приехала без тебя, – добавил он, вспомнив высказывание о том, что мисс Ройал уже взрослая и самостоятельная. – Что будешь пить? Виски? – Джарет не стал ждать ответа Джонатана.
– Да, виски, пожалуйста. И я вижу, Гейл приняла приглашение без колебаний. – Появление девушки почему-то шокировало Хантера-среднего.
– Нет, ты ошибаешься, – поправил брат, протягивая гостю стакан. – Она не согласилась, как и ты, кстати, прийти на ужин. Абби удалось уговорить ее лишь зайти взглянуть на малыша.
«Интересно, почему она сперва отказалась? Ведь Мерилин и Бен куда-то уехали вместе. Что же в таком случае удерживало девушку от визита?» – моментально насторожился влюбленный, а воображение сразу же услужливо напомнило о бывшем женихе Гейл.
– Полагаю, ты часто станешь видеть мисс Ройал у нас, – засмеялся хозяин дома. – Сдается мне, что она здорово подружилась с моей женушкой!
Вот так сюрприз! И каково же будет Джонатану ее постоянно видеть, когда он пытается изо всех сил забыть?
– Абби знает о проблемах матери Гейл? – настороженно спросил Хантер-средний, как всегда готовый броситься на выручку девушке в любую минуту.
– До сегодняшнего вечера Абби ничего не знала, я все хранил по твоей просьбе в тайне, – успокоил старший брат. – Но, придя к нам сегодня, Гейл сама все рассказала.
Интересное дело, с раздражением подумал Джонатан. То мисс Ройал панически боялась, что посторонние узнают о болезни Мерилин, то вдруг сама обо всем открыто говорит. Хантером овладел гнев, хотя он и твердил себе, что глупо сердиться в этой ситуации. Неудивительно, что девушка выглядела сейчас такой расслабленной, умиротворенной и спокойной, когда он вошел. Нет, это несправедливо! Она тут наслаждается жизнью, в то время как он мучается, переживает, страдает! И почему все-таки она сперва отказалась прийти на ужин? Лишь бы не из-за Ричарда Крейвена! Джонатан вскочил и забегал по комнате.
– Спасибо, что сохранил секрет Гейл, – поблагодарил он брата, оценив его благородство.
– Не за что. И бога ради, сядь. Ты вносишь дисгармонию в наш уют, – пошутил Джарет.
Джонатан послушно исполнил приказ, потому что и сам устал.
– Знаешь, я ведь заскочил всего лишь на минутку, – сказал он. – Просто хотел извиниться, что был резок с тобой в офисе. Прости.
– Да ладно, забудь, – Джарет пожал плечами. – Не можешь же ты всегда быть весел и беззаботен. Тем более тебе сейчас нелегко.
– О чем это ты? – подозрительно осведомился Хантер-средний.
– О том, что тебе вместе с Джорданом приходится вести все дела фирмы, пока я уделяю много времени своей семье, – пояснил брат.
– Ах, ты об этом, – облегченно протянул Джонатан.
– А ты о чем подумал? – удивленно спросил Джарет.
«Расслабься!» – приказал себе влюбленный. Но как это сделать, если только и ждешь, что Гейл вот-вот спустится из детской в гостиную?
– Джонатан! – окликнул Джарет, видя, что мысли гостя витают где-то далеко-далеко.
«О чем сейчас говорил Джарет? – судорожно пытался сообразить рассеянный влюбленный. – Ах, да!»
– Ничего, я справлялся и не с таким объемом работы, – успокоил брата Джонатан.
– Хотелось бы мне знать… – задумчиво произнес Джарет, но тут на пороге комнаты появилась мисс Ройал.
Девушка ступала очень мягко и тихо, но Хантеру показалось, что о ее приходе громким набатом возвестили колокола, – так застучала кровь в его висках. Все нервы и мускулы его напряглись.
«Вот где истинная проблема, Джарет, – мысленно обратился к брату Джонатан. – Как мне преодолеть себя, перестать думать и мечтать о Гейл? Как?»
– Все в порядке? – Джарет встретил девушку теплой дружеской улыбкой.
Гейл тоже улыбнулась в ответ.
– Абби укладывает Конора спать, – пояснила она.
– А я пойду сварю нам всем кофейку, – весело сказал хозяин дома.
До Джонатана едва ли дошел смысл слов брата, все его внимание было приковано к стройной фигурке в центре гостиной. Кажется, девушка тоже не в восторге от перспективы остаться с ним наедине, подумал Хантер. Губы его сурово сжались. Джарет улыбаясь покинул комнату.
– Как поживаешь? – Джонатан спросил первое, что пришло ему в голову.
– Хорошо. Но ты уже задавал мне этот вопрос. – Зеленые глаза холодно смотрели на собеседника. – А ты как?
– Тоже прекрасно, – криво усмехнулся он. – А поскольку мы оба приглашены на кофе, то давай лучше присядем.
Какую-то долю секунды девушка колебалась. От Джонатана не укрылись ее сомнения, и он почему-то вдруг рассердился. Значит, она избегает его общества, он ей неприятен, вот, значит, как, вихрем неслись мысли в его мозгу. И что это у нее за причина быть недовольной его обществом?

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Гнев разрастался в душе Гейл по мере того, как Джонатан приближался к ней. Если бы она знала заранее, что его тоже пригласили на этот вечер!
Когда Абби позвонила ей, то Гейл всеми правдами и неправдами вежливо пыталась отклонить это предложение. Миссис Хантер упорно не сдавалась и выдвигала все новые причины. Тогда, чтобы не обидеть свою новую подругу, Гейл пообещала зайти на кофе. При этом ей удалось осторожно выяснить, что Джонатан не собирался к брату этим вечером. И вот вам пожалуйста!
Когда они на днях расстались с Хантером, девушку очень задело и обидело, что тот даже не попросил ее о новой встрече. И это после ласк и поцелуев! А потом потянулись дни – тяжелые, долгие, гнетущие. В конце концов она осознала простую истину: Джонатан больше не желает ее видеть! Хуже всего было то, что Гейл никак не могла понять, чем вызвано это решение, что она сделала не так, чем обидела его. Ужасно переживая этот внезапный разрыв отношений, девушка тем не менее твердо знала: бегать за Хантером никогда не станет, как бы она его ни любила! А сегодняшнюю встречу Джонатан может расценить именно таким образом: будто мисс Ройал преследует сбежавшего кавалера!
Гейл тяжело вздохнула и взглянула прямо в золотистые любимые глаза.
– Мне сказали, что ты не сможешь прийти в этот дом сегодня вечером, – пояснила она рассерженному мужчине.
«Неужели Абби обманула меня и нарочно подстроила это свидание с Хантером?» – подумала Гейл с упреком.
– Я и не рассчитывал, что заеду. Все вышло случайно, просто поддался какому-то порыву, когда уже ехал домой, – сказал Джонатан, как будто подслушав мысли собеседницы.
«Хорошо, что никто не играл со мной в кошки-мышки. Но…»
Но как же трудно смириться с его уходом, как больно весь вечер смотреть в золотистые глаза Джарета, так похожие на глаза брата! Это же просто пытка – находиться возле Джонатана, разговаривать, вести себя так, будто ничего не произошло! Какое ужасное напряжение всех сил и нервов!
– Похоже, Бен и моя мама очень подружились. – Мисс Ройал решила, что данный предмет наиболее безопасен для обсуждения с мрачным и недовольным жизнью Хантером, однако сразу же поняла свою ошибку. Девушке вдруг показалось, что она находится не в уютной гостиной и сидит не в широком мягком кресле, а идет по очень тонкому льду, выбирая опору для каждого шага и все время опасаясь провалиться в ледяную воду. И попутно еще пытается быть вежливой и завязать светскую беседу с мистером Хантером-средним.
– Крейвен больше не давал о себе знать? – неожиданно вместо ответа спросил Джонатан.
– Нет. После того, как посыльный принес маме тот букет роз с вложенной в него запиской, больше известий от Ричарда не было. – Мисс Ройал нахмурилась.
– Хорошо, хорошо… – с явным облегчением произнес Хантер, – надеюсь, он больше не появится на вашем горизонте.
«Ричард? Почему Джонатан говорит о нем? – рассеянно думала Гейл. – Крейвен не интересует меня нисколько. А вот Хантер…»
Невеселые раздумья девушки и мрачное молчание Джонатана были прерваны приходом Джарета, внесшего поднос с кофейными принадлежностями. За мужем неотступно следовала радостная улыбающаяся Абби. Хозяйка дома с любовью взглянула на своих друзей.
– Как хорошо, что вы оба пришли, мои дорогие, – в голосе женщины звучали неподдельная доброта и счастье. – Я чувствую себя просто героиней дня, а не обычной женой, только что родившей сына.
Абби уютно уселась за стол и принялась разливать дымящийся ароматный напиток в чашки.
– Да уж, я полагал, что Джарет еще долго будет охранять покой своей любимой женушки и никого не подпустит к ней, – с усмешкой откликнулся Джонатан, хорошо знавший характер старшего брата.
Женщина бросила на своего мужа взгляд, полный обожания и гордости. А у Гейл болезненно сжалось сердце: как же могут быть счастливы вместе два человека! Сама она перестала ощущать себя радостной и счастливой с того самого момента, как Джонатан стал проявлять холодность в отношении к ней. А ведь раньше стоило ему лишь с любовью взглянуть в ее сторону, и весь мир преображался и расцвечивался самыми радужными красками. Неужели любовь всегда такова?
Абби передала гостье чашку.
– Спасибо, очень вкусно, – едва отхлебнув кофе, девушка начала поспешно прощаться с гостеприимными хозяевами. Раз Джонатан здесь, то ей лучше всего побыстрее уйти. – Очень рада была повидаться с вами, но мне пора домой, завтра у меня дежурство.
«Господи, что могут вообразить себе Абби и Джарет, увидев равнодушие их родственника по отношению ко мне после всех прежних пылких и настойчивых ухаживаний? Скорее, скорее уйти, бежать из этого дома!» – торопила себя мисс Ройал. От взгляда Джонатана не ускользнуло состояние Гейл.
– Не волнуйся, я подвезу тебя, – сказал он, видя, как девушка едва не обожглась, стараясь ради приличия побыстрее разделаться с горячим кофе.
– Нет, – почти крикнула с испугом Гейл, затем, справившись с собой, пояснила: – Э… такой прекрасный вечер, я вполне доберусь на метро, а заодно и прогуляюсь.
– Уже поздно, и мне не нравится, что ты пойдешь одна по темным улицам, – отрезал Хантер-средний.
– Гейл взрослая, братишка, и не боится вечерами возвращаться домой одна, – мягко вступил в беседу Джарет, чувствуя, что девушка нуждается в защите и поддержке.
Джонатан свирепо взглянул на брата. Гейл была очень признательна Хантеру-старшему за вмешательство, она думала, что ни за что не вынесет общества человека, которого она любит и который даже говорит с ней неохотно.
– Еще раз спасибо, дорогие друзья. Счастлива была повидать вас и, разумеется, крошку Конора. – Гейл даже не взглянула на сурово насупившегося Джонатана. Разве можно назвать приятным общение с таким букой?
Абби бросила быстрый взгляд на мужа и, получив его одобрительный кивок, обратилась к новой подруге:
– Кстати, о Коноре. Одна из причин, по которой мы с Джаретом так настаивали на сегодняшней встрече, следующая. Нам обоим очень хотелось бы видеть тебя крестной матерью нашего сына. Второй крестной будет моя подруга Элисон. У нее тоже недавно родился малыш. Я просто уверена, что вы обе непременно подружитесь.
Гейл едва сдержала стон. Взглянув на Джонатана, она увидела, что тот поражен не менее ее самой и, разумеется, совершенно не обрадован подобной перспективой. Неудивительно. После его сдержанной враждебности и холодности в последние дни совершенно ясно, что он не жаждет когда-либо в будущем видеть Гейл, а если она согласится стать крестной Конора, то они будут сталкиваться с ним постоянно в семье Джарета.
– Абби, – начала девушка, – я просто уверена, что Элисон мила и дружелюбна, но… боюсь…
– Нет, нет, пожалуйста, не отказывайся, а подумай сначала, – перебила девушку миссис Хантер.
– Мы очень просим тебя, Гейл, – поддержал Джарет жену.
Мисс Ройал была глубоко тронута. Всегда сдержанный Хантер-старший был весь вечер необыкновенно добр и ласков с ней, а теперь вот предлагает еще больше скрепить их дружеские отношения. Отказ Гейл, безусловно, обидит этих прекрасных людей. Тем не менее дать положительный ответ – выше ее сил…
– А кто будет крестным отцом? – вдруг осведомился Джонатан.
«Ох! – пискнул внутренний голосок девушки. – В суматохе и от неожиданности я даже и не подумала, что крестными отцами наверняка ведь станут Джонатан и Джордан, два неженатых Хантера. Ведь такое событие в семье: появился первый наследник династии!»
По выражению лица Джонатана Гейл поняла, что тот думает о том же и приходит в ужас от перспективы долгие годы сталкиваться с когда-то приглянувшейся ему особой, к которой затем потерял всякий интерес. Гейл показалось, что земля уходит из-под ног…
Видя состояние гостьи и почувствовав, чем оно вызвано, Джарет рассердился на брата.
– О крестных отцах мы поговорим позже, – холодно бросил он Джонатану.
– Я очень ценю ваше отношение ко мне, – Гейл решила примирить братьев. – Но у мальчиков обычно бывают два крестных отца и одна лишь крестная мать. Поэтому Элисон вполне справится со своей миссией.
– Гейл, подожди, – Джарет ободряюще улыбнулся девушке. – Количество крестных зависит от желания родителей малыша. Нам хотелось бы иметь двух крестных матерей для Конора. И, пожалуйста, не отказывайся! – Хантер-старший бросил свирепый взгляд на брата, пресекая его вмешательство в беседу.
– Хорошо, я подумаю, обещаю, – девушка ласково улыбнулась Абби и Джарету. – Абби, как только ты окрепнешь, я обязательно приглашу тебя куда-нибудь позавтракать или выпить чашечку кофе.
«Чтобы уж точно никакой Джонатан не смог испортить нам радость общения!» – про себя добавила Гейл.
– До свидания, Гейл, – едва взглянул в ее сторону Джонатан.
– Я провожу тебя до дверей, – вызвалась Абби.
Девушке неудобно было отказаться, но она очень боялась, что не сумеет сдержать рыдания и Абби станет свидетельницей ее горя. Кое-как пересилив себя, мисс Ройал покинула гостеприимный дом, и, лишь только входная дверь закрылась за ней, горячие потоки слез хлынули по щекам Гейл.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

– Ты специально учился так вести себя или это природный дар?
Джарет был в ярости, и Джонатан знал сам, что его холодность и отстраненность больно ранили Гейл, – он видел это по выражению ее глаз, когда она прощалась с хозяевами дома. Но признаться в своих истинных чувствах к девушке было выше его сил, поэтому Хантер невольно прикрывал свою боль и переживания грубостью. Теперь Джонатан, как упрямый ребенок, продолжал раздраженно отбиваться от нападок брата.
– Брал уроки у тебя! – нервно выпалил он.
– Ах, вот как, – Джарет поджал губы. – Забавно! Я-то полагал, что ты раскаиваешься в содеянном!
В этот момент Абби вбежала в комнату как разъяренная тигрица.
– Добился своего? – Чудесные фиалковые глаза метали в Джонатана молнии.
Глядя на разгневанную свояченицу, Джонатан вдруг подумал, что Конор родился ведь всего неделю назад, а значит, именно за эти семь дней Гейл Ройал удалось не только ворваться в его жизнь, но и перевернуть в ней все вверх дном. Хантер почти застонал от воспоминаний, от невыносимого желания вновь ощутить Гейл рядом с собой, от своего вечного страха, что девушка может стать чем-то серьезным в его жизни. А ведь было время, когда Джонатан и понятия не имел, что такое любовные муки.
– Знаешь, Абби, сдается мне, что моему братишке сейчас и самому ужасно плохо, – пристально посмотрев на Джонатана, сказал старший Хантер, затем обнял и нежно прижал жену к себе.
– Очень может быть, но Джонатан вовсе не выглядит пристыженным или смущенным, а следовало бы! – Абби была все еще ужасно сердита. – Послушай, дорогой мой, – обратилась она к свояку. – Гейл была нашей гостьей, мы прекрасно проводили вместе вечер до того самого момента, как явился ты…
– Боюсь, что ты преувеличиваешь, дорогая, – мягко остановил жену Джарет. – Думаю, Гейл просто умело скрывала свои чувства, маскируя их весельем. Ей удалось убедить нас, что у нее все в порядке и она совершенно довольна своей жизнью. Поэтому нам всем было хорошо и радостно вместе.
– И по какой же причине мисс Ройал взгрустнулось? – съязвил Джонатан.
– Загляни в свою душу, Джон. Полагаю, там ты и найдешь ответы на все вопросы. В том числе, например, на такой: куда подевался наш мистер Очарование?
Джонатан последовал совету брата, но на самом дне души нашел лишь бесконечную усталость – явный результат бессонных ночей. Джарет хмыкнул.
– А я-то думал, что у него отпуск, и причем бессрочный. Сдается мне, что нехорошо ему так долго отсутствовать, пора и вернуться.
Джонатан удобнее устроился в широком кресле, опустил голову, прикрыл глаза.
– Я знаю, о чем ты толкуешь, Джарет, – серьезно сказал он. – Я допустил ошибку. Гейл просто женщина не моего типа.
– Послушай… – возмущенно начала Абби, готовая взорваться.
– Подожди, – мягко остановил жену Джарет, затем повернулся к брату. – Скажи мне, Джонатан, а какой тип женщин – твой? Мне кажется, что дама, с которой ты провел сегодняшний вечер, до приезда к нам тоже чем-то тебя не устроила. Ведь я прав? – Хантер-старший пытливо взглянул на брата.
Джонатан вспомнил красивую беззаботную Сару, ее веселых друзей. Он не остался с ними, потому что был не в духе. Ему хотелось чего-то иного. Чего? Он и сам не знал.
– У меня просто не было настроения веселиться, – вяло пробормотал в оправдание мужчина. – Когда я увижу Гейл в следующий раз, то непременно извинюсь перед ней. Идет? – Хантер-средний вопросительно посмотрел на брата и свояченицу.
Абби не устроила неопределенность, и она немедленно уточнила:
– И когда же это будет?
– Абби! – попытался возмутиться Джонатан.
– Осторожнее, братишка! – предупредил Хантер-старший, видя, что Джонатан вот-вот взорвется.
Джонатан сразу остыл и тяжело вздохнул.
– Ты права, Абби, я не знаю, когда увижу Гейл в следующий раз, – мягко сказал он.
– И чего еще ты не знаешь? – насмешливо уточнил Джарет.
– Вообще ничего! Я заехал извиниться, что не смог пообедать с вами, но вместо этого испортил вам вечер, – покаянно произнес гость. – И зачем я влез с этим вопросом о крестных отцах?
– Мы планировали пригласить крестными отцами тебя и Джордана, – уже совсем ласково заметила Абби.
Да Хантер-средний и сам догадывался об этом. Выпалил же свой вопрос тогда просто сгоряча, с ужасом подумав о мучительном будущем, о тягостных свиданиях с чужой теперь Гейл. Нервы сдали, вот и вся причина. И девушка явно догадалась о ней.
Если прямо сейчас встать и уйти, то еще можно догнать Гейл, извиниться, все объяснить. Но зачем? Что это изменит? И что делать потом? Подвезти до дома?
«Неважно, что потом, просто срочно надо догнать Гейл и извиниться перед ней!» – неожиданно для себя решил Хантер.
Он вскочил, извинился перед хозяевами, выразив надежду, что в самое ближайшее время они примут его приглашение поужинать вместе, и ринулся к дверям.
– Гейл пойдет через парк, дружище, – весело крикнул вдогонку Джарет, – если, конечно, тебе нужна эта информация!
Джонатан уже у самых дверей остановился и обернулся. Он пылал гневом.
– Как ты сказал? Через парк? В кромешной тьме? – голос говорившего почти срывался от волнения.
– Она же уже взрослая, Джонатан, – сухо заметил Хантер-старший.
Джонатан сделал глубокий вдох, пытаясь унять волнение, затем кивнул на прощание и выбежал из дома. Ярость бушевала в его душе, пока он сбегал по ступенькам крыльца, садился в машину, выруливал со стоянки, нарушая все правила движения. Именно этот вихрь эмоций и привел к печальным последствиям, потрясшим прежде всего самого Хантера – умелого, спокойного, уравновешенного водителя. Выезжая с парковки, он врезался в другую машину. Джонатан не верил своим глазам. И лишь сокрушенные вопли взволнованного пострадавшего заставили поверить в реальность происходящего. Нет, это не сон, все творится с ним наяву! На звуки аварии выбежал из дома Джарет, выглянула из окна Абби. «Вот так же искорежены все мои чувства, как это помятое железо!» – пронеслось в голове Джонатана.
Следующие десять минут прошли в извинениях и обмене адресами для последующих устранений причин конфликта. Виновник происшествия при этом все делал чисто автоматически, поскольку все мысли его были заняты Гейл, идущей через темный, полный опасностей парк. Все эти тягостные сомнения терзали душу Хантера, пока он ехал к дому Гейл. Он остановил машину возле станции метро недалеко от ее жилища. Улица была ярко освещена, гуляло много народу. А вот появилась и Гейл. Идет спокойно ему навстречу, цела и невредима. Распахнув дверцу машины, Хантер коротко бросил:
– Могу подвезти!
– Что ты здесь делаешь, Джонатан?
– Да вот поставил машину в запрещенном для парковки месте и жду, когда выпишут квитанцию на уплату штрафа. Хотя, впрочем, одной аварии за вечер было бы вполне достаточно! Так ты садишься?
После короткого колебания девушка скользнула на сиденье.
– Где ты успел так помять машину? – тихо спросила мисс Ройал.
– Она подралась с «рейнджровером», когда я пытался уехать от Абби и Джарета, – пошутил Хантер, направляясь к дому Гейл. – При этом последний явно выиграл эту битву!
Глаза девушки широко раскрылись от удивления, но она промолчала, только сидела выпрямившись рядом с водителем, аккуратно сложив руки на коленях. Джонатан искоса взглянул на спутницу: почему та никак не отреагировала на сообщение об аварии? Джарет, правда, тоже не промолвил ни слова, только смотрел, как выясняют отношения виновник и пострадавший. Но вот взгляд его был красноречивее всяких слов.
Выражение лица девушки было непроницаемым, по нему ничего нельзя было прочесть, поза оставалась напряженной всю дорогу до дому.
– Мои занятия по вождению начнутся на следующей неделе, – неожиданно сказала мисс Ройал.
Слова Гейл были столь неожиданны, что поначалу Хантер подумал, не ослышался ли он.
– Джонатан? – вопросительно-встревоженно окликнула собеседника девушка, поскольку Хантер надолго задумался и молчал.
– Я слушаю тебя, Гейл, – наконец произнес он, однако предпочел не смотреть на мисс Ройал, отдавая все свое внимание дорожному движению. – Наверное, ты права. К тому же, учитывая мое недавнее столкновение, надо признать, что другой учитель будет более подходящей кандидатурой.
– Не расстраивайся, Джонатан, из-за этих неурядиц! Какими бы хорошими мы ни были, все равно всех ошибок нам не избежать, – ласково сказала девушка.
«О чем это она? Есть ли в ее фразе скрытый подтекст?» – удивился Хантер. Однако спросить саму Гейл о том, что же она имела в виду, он не успел, так как, к счастью или к несчастью, они подъехали к ее дому. Окна были темными, их никто не встретил.
– Похоже, Бен и Мерилин еще где-то развлекаются, – заметил Джонатан.
– Да, очевидно, – легко согласилась Гейл. – Спасибо, что подвез.
– Я могу посидеть с тобой, пока наша парочка не вернется. – Эти слова как будто бы сами собой сорвались с уст Хантера, а он не успел их остановить.
«Что со мной? – ужаснулся Джонатан. – Пару дней назад я и видеть не желал мисс Ройал, всячески старался избегать встреч с ней. И вот сейчас рвусь побыть с ней наедине, прямо-таки навязываю ей свое общество! Хотя, если быть до конца честным, желание обнять, прижать Гейл к себе, поцеловать возникло намного раньше, едва я увидел ее с порога в доме Джарета!»
Девушка вежливо улыбнулась и отрицательно покачала головой:
– Я не стану дожидался прихода мамы, вряд ли она теперь в этом нуждается!
«Ясно. Не желает впускать меня. Впрочем, разве можно было ожидать чего-либо другого. Сам во всем виноват!» – устало подумал Хантер. Все чувства и мысли перемешались в его голове, он и сам не мог объяснить свое поведение: то бежит прочь, то стремится бить рядом!
– Может, пригласишь меня на чашечку кофе? – Язык Джонатана вновь забыл посоветоваться с головой. Рот как будто сам открылся и произнес то, что считал нужным.
Гейл, вылезавшая из машины, помедлила, затем обернулась к собеседнику. Выражение ее лица было крайне озабоченным.

– Ты уверен, что хочешь зайти и выпить кофе? – уточнила она.
«Я просто мечтаю стать прежним Джонатаном Хантером», – мысленно ответил мужчина.
– Да, – вслух произнес он, весь напрягшись от ожидания ответа.
А та неодобрительно нахмурилась, но все же согласно кивнула. Они направились к дверям. Джонатан медленно передвигался за спиной Гейл. Надо взять себя в руки, мысленно твердил себе он. Хозяйка дома молча прошла в кухню, Хантер за ней. Гейл казалась спокойной, расслабленной и отчужденной, Джонатан же был весь напряжен, как натянутая тетива лука. Он вдруг вспомнил, как девушка уронила ложечку в первый день их знакомства, а он ее поднял и вручил ей.
Гейл приготовила кофе и разлила в чашки, даже не потрудившись накрыть стол в гостиной. Джонатан сидел на кухне и гадал: что это – добрый или плохой признак, что его принимают столь неформально? И вдруг Хантеру пришло в голову, что сегодня он впервые задумывается над мотивами поступков женщины, чего ни разу не делал за свои тридцать семь лет. Только Гейл заставила его размышлять и волноваться.
– А теперь не мог бы ты честно и без недомолвок объяснить мне, чем я тебе так досадила?
Джонатана потрясли неожиданность и прямота этого вопроса, хотя задан он был нежнейшим голоском. Да, Гейл похожа на Абби. Та же мягкость, которая волнует мужчину куда больше любой напористости и открытого призыва.
– Почему ты считаешь, что повинна в моих печалях? – полушутя-полусерьезно осведомился Хантер.
Девушка одарила любимого печальной улыбкой и опустилась на стул рядом с ним.
– Возможно, на эту мысль меня навело твое поведение у Джарета сегодня вечером. А ты сам как думаешь, откуда у меня это чувство? – не сдавалась Гейл.
Джонатан пожал плечами.
– Боюсь, я не знаю ответа на твой вопрос, опять ушел он от обсуждения.
Взгляды влюбленных встретились, девушка не опустила глаза и не смутилась.
– Прости, но я не верю тебе, – твердо сказал она.
Хантер изумился. Ничего себе. Впрочем, Гей имеет полное право на такую жестокость и прямоту, поскольку ведь это Хантер, как мощны торнадо, ворвался в ее жизнь, а затем так же стремительно ее покинул.
– Ты абсолютно ни в чем не виновата, – наконец глядя девушке прямо в глаза, ответил Джонатан.
«За исключением того, что ты божественно хороша собой, заботлива, нежна, умна, то есть, проще говоря, обладаешь всеми качествами женщины-идеала для самого достойного и требовательного мужчины», – про себя добавил влюбленный?
– То, что я пару дней не навещал вас с мамой объясняется очень просто: был по горло загружен работой, – стараясь говорить спокойно и убедительно, пояснил Хантер.
Девушка выпрямилась. Теперь ее отчужденность сменилась гневом и болью: эти чувства ясно отразились в глубине прекрасных глаз.
– Гейл… – невольно почти крикнул Джонатан, не в силах вынести этот несчастный взор.
– Ты сделал бы мне большое одолжение, если бы немедленно покинул мой дом! – твердо произнесла мисс Ройал и отвернулась от него. Во всей девичьей фигурке чувствовалось огромное напряжение.
«Уйти прямо сейчас? – с ужасом думал Хантер. – Но тогда Гейл потеряна для меня навсегда, я ее больше не увижу, не услышу мелодичного смеха, не почувствую тепла ее тела. А разве можно жить без этого лучистого взгляда зеленых глаз? Нет, это выше всех моих сил – уйти из ее жизни!» – с горечью решил несчастный.
– Но я не могу этого сделать! – простонал Хантер. – Гейл, я не понимаю, что со мной творится! То я бегу от тебя, то и минуты не могу провести вдали…
– Так было и раньше, – тихим эхом отозвалась девушка. – Ты не смог вытерпеть мое присутствие в доме брата, а потом сорвался от них и примчался к моему дому, чтобы полчаса прождать меня.
– Да, ты права.
– Но почему ты так ведешь себя, Джонатан? – Зеленые глаза смотрели на собеседника в упор.
Господи, ну разумеется, он знал причину, но ни за что на свете не открыл бы ее мисс Ройал. Гейл смотрела на Хантера так внимательно, что казалось, она пытается заглянуть в самые потаенные уголки его души.
Нет, эта женщина сведет его с ума! Например, сейчас так и хочется схватить девушку за плечи и хорошенько встряхнуть. Но одновременно безумно хочется обнять ее, поцеловать, прижать к себе.
Джонатан даже уже раскрыл объятия, да только Гейл не спешила прижаться к нему. Она отталкивала его от себя, вырывалась из рук и этим вызвала в его душе еще более сильный гнев и еще более яростное желание обладать ею. Страсть росла и разгоралась все больше и сильнее. Такого прилива чувств он никогда прежде не испытывал. Тепло и нега тела Гейл…
Губы девушки были сладки как мед и пьянили как терпкое молодое вино, уничтожали все барьеры на пути безумной страсти, снимали все запреты… Да, Джонатан много раз отдавался любовным утехам в прошлом, но ничего подобного никогда не испытывал. С Гейл он не просто пытался удовлетворить свое вожделение, в душе его родилось нечто новое, доселе ему неведомое, – желание слиться с любимой воедино во всем. Ах, как же невыносимо терзала его жажда близости с ней!
Сопротивление Гейл иссякло, руки ее обвили Джонатана, и он ощутил ответные страсть и желание. Бархатистость кожи, нежность… Им обоим стало мало всего лишь объятий и поцелуев…
– Я хочу тебя, Гейл! Я очень хочу тебя, – шептал Хантер, лаская девушку. – Поедем ко мне и проведем эту ночь вместе. – Он еще крепче прижал Гейл к себе.
– Зачем, милый? – Зеленые глаза сверкали как яркие звезды, щеки пылали.
– Я же сказал, хочу тебя! – нетерпеливо отозвался влюбленный.
– Этого мало. – Девушка отодвинулась от мужчины.
А Джонатан никак не мог понять, что происходит, его лихорадило, в голове был туман. Ему почудилось, что он теряет любимую. Но почему, отчего? Она ведь не меньше его самого жаждет этой ночи любви!
– Чего же нам не хватает? – Казалось, что вместо Хантера слова выговаривает кто-то другой. Однако, заглянув в глаза девушки, он понял, что сам знает ответ на вопрос. И осознание это сразу же отрезвило его: голова прояснилась, буря чувств улеглась. – Брак не для меня, Гейл, – хрипло сказал Джонатан. – Я ведь никогда не скрывал от тебя этого.
– Да. – печально отозвалась девушка. – Пожалуйста, уходи, милый. – Голос ее дрожал.
Мгновение Хантер колебался, зная, что это их последнее прощание. Но если поступить иначе, то потеряешь самое дорогое – свою свободу! А ее Джонатан ценил превыше всего.
– Ты права. Так будет лучше для нас обоих. Прощай, Гейл. – Как же нестерпимо больно выговаривать такие слова!
– Прощай, Джонатан! – Девушка смотрела не на любимого, а куда-то в пространство.
Душа его рвалась на части, и он нестерпимо страдал. Ему больше не знать Гейл, ее тепло, прелесть, нежность.
Последний раз взглянув на прекрасное создание, несчастный повернулся и вышел. Дверь закрылась за его спиной, и сердце гулко ухнуло от невозможной, невыносимой пустоты.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

– Дорогая, я, конечно, не хочу вмешиваться… но…
– Тогда и не надо делать этого, мамочка. – Гейл улыбкой пыталась смягчить резкость слов.
Обе женщины прибирались в кухне после ужина.
– Но ты очень-очень много работала последние две недели. Так нельзя, – осмелилась все же мягко пожурить дочь Мерилин.
– Просто в нашей клинике не хватает медперсонала, – пояснила девушка. – К тому же один ушел в отпуск, а другой заболел, у третьего – свои неприятности!
Гейл ни за что не хотела признаваться матери, что все эти долгие две недели добровольно выполняла сверхурочно любую необходимую работу, лишь бы не оставаться наедине со своими горькими воспоминаниями о Джонатане. Взглянув на встревоженную мать, девушка поспешила добавить более веселым голосом:
– И кроме того, ты ведь не страдала все это время от одиночества, правда, дорогая? По-моему, у меня появилась достойная замена. Я ведь не ошибаюсь? – Взгляд мисс Ройал стал лукавым. Щеки Мерилин покрыл нежный румянец.
– Да, Бенджамин действительно очень добр и внимателен ко мне, – с чувством ответила женщина. – Но ты неправильно истолковала мои слова. Меня тревожит не мое одиночество…
– Пожалуйста, давай оставим эту тему, ладно? – почти со слезами на глазах попросила Гейл.
– Родная моя…
– Мама! – Голос дочери звенел от напряжения.
Ну как еще объяснить самому дорогому на свете человеку, что единственный путь к прежней нормальной жизни для мисс Ройал проходит через забвение? Как же быстро сумел Джонатан войти в жизнь этого дома и так стремительно покинуть его обитательниц две недели назад. Вот уж поистине натиск, характерный для всех братьев!
До встречи с ним Гейл ощущала, что ее существование неполноценно и одиноко, в нем нет радости общения, счастья. После же ухода Хантера девушка поняла, что прежняя пустота вообще ни в какое сравнение не идет с горечью и болью сегодняшних дней.
– Пожалуйста, мамочка, давай обсудим что-нибудь другое, – уже ласково попросила дочь.
– Ты просишь меня о невозможном, Гейл. Не могу же я жить рядом с тобой, видеть, как ты несчастна, и не пытаться помочь тебе! – Мерилин говорила нежно, но твердо.
– Мамочка! Я не могу говорить об этом! – Казалось, голос Гейл вот-вот сорвется от напряжения. – Пожалуйста, ну пойми меня! – Руки девушки осторожно вцепились в края фартука, слезы выступили на глазах. Боль и смятение всех дней без любимого готовы были выплеснуться с рыданиями.
Гейл стояла молча, глядя на мать. Боль и страдание дочери отблеском отразились во взоре матери. Чувства, которые последние два года проникали в ее душу, вдруг разом смели все барьеры и препятствия на своем пути и наполнили сердце. Что-то неуловимо изменилось в выражении красивого лица миссис Палмер, она в волнении облизала пересохшие губы.
– Прости, но я не могу оставить все как ее Гейл, – твердо ответила Мерилин. – Последи два года я совершенно измучила тебя, доченька. Пожалуйста, дай мне договорить, не перебив меня, родная! Так вот. Только теперь с помощь Бенджамина я вполне смогла осознать, какую тяжелую ношу взвалила на твои плечи и как долго тебе пришлось нести ее одной без помощи и поддержки. – Женщина взволнованно заглянула глаза дочери. – Девочка моя, скажи, ты ведь любишь Джонатана?
Гейл хотела сказать, что Хантер ей совершенно безразличен, что предположение матери совершенно невероятно и не имеет оснований, но почему-то не смогла вымолвить ни слова. Так застыла в молчании, Мерилин шагнула к дочери и обняла ее за плечи.
– Он прекрасный человек, Гейл. Лучшего и пожелать тебе трудно. И я уверена… – голос актрисы дрогнул, она сглотнула, стараясь избавиться от застрявшего в горле кома, – и я уверена, что папа тоже одобрил бы твой выбор, детка.
Одобрил бы, а не одобрит. Мерилин говорит о муже в прошедшем, а не в настоящем времени, как обычно!
– Мама! – растроганно начала Гейл, обняв Мерилин и прижавшись к ней.
Однако договорить девушке не позволил настойчивый звонок в дверь. Гейл нахмурилась, недовольная, что их с матерью разговор так грубо прерывают. Тем более, что гостей сегодня не ожидалось. Кто бы это мог быть? Бенджамин всегда заранее договаривается о встрече. А начатая беседа настолько важна для будущего обеих женщин, что, возможно, лучше даже и не отвечать на настойчивый звонок.
– Мама! Давай лучше спокойно все обсудим. Пусть думают, что нас нет дома! – Гейл казалось, что если сейчас поговорить с матерью по душам, то та может окончательно выздороветь; если же отложить беседу, то все успехи могут пойти насмарку.
– Не беспокойся, милая, – женщина ласково улыбнулась собеседнице, – мы непременно вернемся к этой теме. – И Мерилин направилась в прихожую впустить нежданного гостя.
Гейл осталась стоять в глубокой задумчивости. Как же поглотили ее личные проблемы, если она даже не заметила столь явных перемен к лучшему в мыслях и действиях матери!
– Посмотри, кто к нам пришел! – радостно воскликнула Мерилин, проводя гостя за собой в кухню. Даже еще не видя никого, Гейл каким-то шестым чувством ощутила, кто стоит за спиной матери. Джонатан Хантер.
Заглянув в любимые глаза, девушка поняла, что прошедшие две недели принесли ему те же невыносимые мучения, что и ей. Маска холодной отрешенности не могла скрыть страданий. Но что ему здесь нужно? Ведь Джонатан твердо был намерен не посещать этот дом. А судя по его мрачному, решительному виду, его сегодняшний визит вряд ли можно отнести к разряду обычных светских посещений.
– Добрый вечер. – Голос Гейл звучал холодно и ровно, хотя давалось ей это с трудом.
– Гейл, – тихо произнес Джонатан, не отрывая измученного взгляда от лица девушки.
– Надеюсь, вы извините меня, если я вас покину и займусь кое-какими делами наверху. – Правильно оценив ситуацию, Мерилин решила не мешать им выяснять отношения.
– Хочешь чего-нибудь выпить? Чай? Кофе? – предложила мисс Ройал, чтобы хоть как-то завязать беседу и разрушить гнетущую тишину.
– Стакан вина. – Он указал на откупоренную бутылку, которую женщины открыли для себя перед ужином. Мерилин обожала соблюдать все правила и традиции, даже когда за столом собирались лишь она и дочь. Поэтому стол в этом Доме всегда был накрыт как для торжественного случая.
Гейл налила бокал вина и передала Джонатану, затем сама отпила глоток из своего. А в голове ее все время вертелся вопрос: что привело Хантера в их дом?
– У тебя все в порядке? Как семья? – Девушка интересовалась этим просто из приличия, ибо не далее как вчера пила кофе с Абби и была в курсе всех событий.
– Все великолепно, все здоровы и счастливы. – Голос Хантера звучал уверенно. – Но я пришел поговорить совсем о другом, – сказал он и залпом осушил свой бокал вина.
Взгляд Гейл стал тревожным:
– Хорошо. Но может быть, нам пройти в гостиную? Или все же удобнее беседовать прямо здесь?
Хантер прищурился и испытующе взглянул на собеседницу:
– Лучше здесь. – И словно в доказательство того, что на кухне разговаривать приятнее, мужчина удобно расположился на одном из двух высоких стульев возле бара. – Бен заходил проведать меня сегодня вечером, – начал Джонатан.
Девушка прижалась спиной к кухонному шкафу, во всей ее фигуре и позе еще ощущались тревога и напряжение.
– Кажется, мистер Тревис очень подружился с моей мамой. – Мисс Ройал вспомнила свой последний разговор с Мерилин, и на душе у нее потеплело. – Я полагаю…
– Мой друг сказал мне, что миссис Палмер уже очень близка к полному выздоровлению, а это означает, что ты скоро станешь свободна и сможешь вернуться к нормальному образу жизни, – одним духом выпалил он.
А Гейл испытала необыкновенную радость от слов Джонатана: ведь Бен подтвердил другу то, что ее мать поправляется, а что может быть прекраснее такой новости! Вторая же мысль Хантера явилась для мисс Ройал полной неожиданностью: она никогда не думала о будущем без тревог и проблем! А теперь придется поразмышлять и над этим, но это все очень приятные думы!
– Полагаю, ты прав, – медленно произнесла Гейл.
Хантер нервно усмехнулся:
– Еще Бен сказал мне, что на днях встретил в вашем доме Ричарда Крейвена.
«Похоже, мистер Тревис просветил друга по многим вопросам, и полученная информация о бывшем моем женихе явно пришлась Хантеру не по вкусу! Вот почему, когда он вошел, у него было такое мрачное выражение лица!» – догадалась девушка.
Однако сведения относительно Ричарда были не совсем верны: Бен столкнулся с соперником Хантера при входе в дом, на крыльце. Мистер Тревис вошел и был обласкан хозяйками, Крейвену, напротив, в приеме было отказано, причем в столь решительной форме, что экс-жених был явно удивлен переменой в характере мисс Ройал, – ее слова звучали жестко и безапелляционно. Ричард, в памяти которого несколько потускнели прежние угрозы Хантера и который решил еще раз попытать счастья и пригласить Мерилин на новую роль, после отповеди понял, что здесь ему делать нечего.
Но зачем Бену понадобилось докладывать другу об этой эпизодической встрече? Ведь мистер Тревис всегда такой умный и тактичный… И почему Мерилин начала тот разговор о любви и счастье до прихода Джонатана? Чего пытаются добиться эти два добрых, достойных пожилых человека от молодой пары? Они явно что-то задумали…
– Джонатан, полагаю, мы с тобой…
– Да, да, точно, мы с тобой, – обрадованно перебил опять Хантер. – О нас как раз и речь. Если ты, Гейл, считаешь, что я позволю этому проходимцу вновь ворваться в твою жизнь, то сильно ошибаешься! Я ему просто сверну шею! Он уже натворил достаточно всяких бед! – даже не пытаясь более скрывать свою ярость, воскликнул Хантер. – Если в прошлый раз он недостаточно хорошо меня понял, то…
– Значит, ты уже говорил с Ричардом? Угрожал ему? – Изумление читалось в огромных глазах Гейл и в интонациях голоса. – Когда? Зачем?
– За день до того, как Крейвен прислал букет Мерилин, у нас с ним был сугубо мужской разговор. – Собеседник весело фыркнул, вспомнив тот забавный эпизод, затем морщинки снова проложили дорожки на лбу. – А те цветы действительно предназначались твоей маме?
Гейл сразу вспомнила, как помрачнел Джонатан, увидев подарок Ричарда. Так вот в чем причина!
– Разумеется, ей, – мягко успокоила девушка любимого. – И вообще меня очень тревожит твое желание вновь встретиться с моим бывшим женихом. Зачем тебе это нужно?
Хантер стоял собранный, напряженный – ни дать ни взять боксер на ринге, готовый к трудному поединку.
– Господи, да затем, чтобы он больше не смог причинить тебе вред, сделать больно! Да он вообще недостоин твоего внимания, не смеет даже стоять рядом с тобой! – хрипло сказал Джонатан.
– По-моему, такие вопросы следует решать лишь мне самой, – ласково ответила собеседница, тая от блаженства.
Он упрямо покачал головой:
– Нет, ты слишком прислушиваешься к своим чувствам, порывам, тебе не хватает жесткости. Сейчас, например, ты весела, а через минуту можешь зарыдать. Нельзя принимать жизненно важные решения в таком эмоциональном состоянии! – строго завершил нотацию влюбленный.
– Но я знаю одного мужчину, который бывает одно мгновение приветлив, очарователен, заботлив, а в следующее мгновение холоден, суров, отчужден, – напомнила мисс Ройал.
– Это ты обо мне? – ошарашенно спросил Джонатан.
Девушка приняла невинный и озадаченный вид:
– Разве? Портрет похож на вас, мистер Хантер? Хорошо, оставим шутки. Давай поговорим о другом. По-моему, моя мама и Бенджамин решили поиграть с огнем, – мисс Ройал тяжело вздохнула, – Ричард Крейвен меня совершенно не интересует, а в тот вечер, о котором шла речь, моего бывшего жениха просто-напросто выставили из этого дома. Уж не знаю, что тебе рассказал твой друг об этом событии. Далее. Как раз перед твоим приходом мама пыталась выведать у меня, как я к тебе отношусь. Сопоставив все факты, приходим к выводу, что эта парочка составила заговор, – завершила излагать факты девушка.
– Но с какой целью они это сделали? – удивился Джонатан.
Гейл заглянула Хантеру в глаза. Ей хотелось сказать любимому, что эти двое мудрых, поживших на белом свете людей прекрасно поняли, сколь несчастна она была, как сильно страдала и мучилась. И две эти добрых души, видя к тому же, что Гейл и Джонатан обожают друг друга и стали бы идеальной парой, захотели немножко помочь, подтолкнуть влюбленных к принятию единственно правильного решения. Ну как объяснишь все это сейчас Хантеру?
Девушка облизала пересохшие от волнения губы:
– Что ж, ты все верно говорил о моем характере, Джонатан, и сейчас я вновь хочу дать волю эмоциям… Не так давно я встретила мужчину и безумно полюбила, впервые и по-настоящему! – Казалось, мисс Ройал выговорила все это на одном дыхании.
Затем ужас сковал душу Гейл. Она первая, сама призналась в любви Джонатану Хантеру. Да где такое видано! Впрочем, будь что будет, вдруг эти слова помогут облегчить ситуацию? Пальцы мужчины судорожно сжали руки девушки, хотя он сам даже не заметил этого жеста.
– Кто он? Скажи, и я… – Хантер прямо-таки рычал.
– Он? Чудесный, порядочный, добрый, умный человек. Очень красивый, заботливый, надежный, – с радостью перечислила достоинства любимого мисс Ройал.
– Возможно, все эти блестящие качества – одна видимость. Ведь Крейвен поначалу тоже казался тебе таким! – голос Джонатана был несчастным.
– Нет! Ричард всегда любил лишь одного себя, везде и во всех ситуациях. Мой избранник вовсе не таков, полная противоположность. Хотя иногда он подвержен приступам плохого настроения.
– А-а! Вот о чем я тебе и толкую! – торжествовал мужчина. – Да-да! Ха! Он тебе не пара! Ты прекрасная, умная, заботливая, нежная, ты достойна человека, способного оценить все эти качества и отплатить тебе тем же! – Хантер едва не плясал от радости.
– Лучшего мне уже не отыскать, Джонатан!
– А он тебя точно любит? – Джонатан как-то сразу поник.
– Полагаю, что да. Только никак не решается признаться мне в этом!
– Да что же это за мужчина, который не решается сказать тебе о своих чувствах?! – Теперь Хантер не на шутку рассердился.
– Просто мой любимый боится довериться своим чувствам. Его мама воспитала в нем уверенность, что мужчина не может доверять ни одной женщине, что вся прекрасная половина человечества крайне ненадежна и всегда готова обмануть!
И тут Хантер неожиданно притих. Сознание его стало медленно проясняться. Он хотел объяснить ей, признаться в своих заблуждениях, но почему-то не смог, и так и стоял, пытаясь вымолвить хоть словечко. То же самое совсем недавно пережила и Гейл.
Девушка развеселилась.
– По-моему, Джонатан Хантер впервые утратил дар речи, – констатировала мисс Ройал.
– Гейл, дорогая… я… я… – выдавил он наконец.
– Любимый мой. – Девушка обняла Джонатана, прижалась к нему, положила голову на грудь. – Я сейчас сама все скажу за нас обоих. Я очень, очень, очень люблю тебя, Джонатан Хантер! Люблю больше и сильнее всех на свете! – эмоционально добавила она.
Хантер с трудом проглотил ком в горле.
– И готова выйти за меня замуж? – хрипло спросил он.
– Да. – Счастье расцветало в душе и сердце Гейл, отражалось в зеленых глазах, которые наполнились слезами радости.
Джонатан сильнее прижал Гейл.
– Ох, прости меня, дорогая. До чего же я был глуп эти две недели, когда пытался вновь начать жить без тебя. И чего я добился? Все отвернулись от меня – родные, друзья; даже секретарша, проработавшая со мной десять лет, сообщила, что если я не изменюсь, то она уволится! – Хантер заглянул в лицо любимой. – Гейл, я обожаю тебя, хочу поскорее на тебе жениться и прожить с тобой всю жизнь!
– Это все, о чем я могла когда-либо мечтать, дорогой мой. – Девушка не смогла завершить фразу, так как Джонатан наклонился и поцеловал ее в губы.
Теперь у Гейл Ройал было все. Джонатан Хантер, его любовь, их общее будущее. Чего еще стоит желать в жизни?

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

– Не будь я твердо уверен, что Бен вскорости станет моим тестем, я бы потребовал объяснений, почему это он пялится на тебя столь влюбленным взглядом и столь торжествующе смотрит на меня! – притворно-сердито пробормотал Джонатан.
Гейл весело рассмеялась. После этих слов девушка с особой нежностью взглянула на мать и ее спутника, ставшего для Мерилин надежным защитником и крепкой опорой в жизни. Пожилая пара мило беседовала неподалеку от молодых и наслаждалась радостями торжественного свадебного приема.
Бракосочетание Гейл Ройал, дочери известных актеров Мерилин Палмер и ныне покойного Теренса Ройала, с одним из самых завидных женихов Лондона Джонатаном Хантером привлекло такое пристальное внимание прессы и телевидения, на которое не рассчитывали ни гости, ни хозяева. Церковь, где проходило венчание, осадили толпы репортеров задолго до начала церемонии. А уж какое столпотворение возникло, когда приехали молодые, вообще вряд ли возможно описать! Следует отметить, однако, что мистер Тревис бдительно охранял покой своей будущей невестки от нетактичных корреспондентов, а уж прием, последовавший за торжеством в церкви, был объявлен открытым лишь для специально приглашенных. Ну что ж, свадьба – дело чисто семейное!
Мерилин прекрасно справилась со своими обязанностями во время публичных мероприятий, бесед, поздравлений, и все близкие еще раз с радостью отметили, что выздоровление актрисы идет быстрыми темпами. Особенно счастлива была Гейл, ведь радостные перемены в ее жизни обещали стать еще более прекрасными, когда ее мать выйдет замуж за Бена.
Лукаво взглянув на мужа, вновь испеченная миссис Хантер заметила:
– Если требовать объяснений от мистера Тревиса, то справедливости ради их надо попросить и у Джарета! Посмотри, как он веселится, глядя на тебя, Джордана и всех остальных наших друзей и родных! Они же все так глядят на тебя, дорогой! Хотя, пожалуй, во взоре твоего младшего братишки читается также горечь, что вы с Хантером-старшим предали холостяцкое дружное братство! Затем Гейл посерьезнела:
– Знаешь, мне жаль юную подругу Джордана.
Джонатан внимательно посмотрел на рыжеволосую красотку, с достоинством восседавшую возле его брата.
– А мне кажется, что весь ее вид говорит о независимом и сильном характере. Такая сумеет постоять за себя! – ответил он.
Джонатан привлек к себе Гейл, нежно поднес к губам ее ручку и поцеловал гладкое блестящее золотое колечко.
– Я люблю вас, миссис Хантер, – с чувством сказал Джонатан.
– Я тоже очень люблю вас, дорогой мой мистер Хантер, – сразу же отозвалась жена, затем ласково погладила мужа по щеке. – Я буду обожать тебя всю жизнь, милый!
– Я тоже! – Он весело кивнул и добавил: – На меньшее я просто не согласен!
– И очень правильно, дорогой мой, – эхом откликнулась она…

Ключевые теги: Кэрол Мортимер


 
{back-link}
{next-link}
Другие романы

Ронда Бэйс. Окутанная солнцем
Название: Окутанная солнцем Автор: Ронда Бэйс Аннотация:Огненно-рыжий цвет волос полностью соответствует пламенному темпераменту Тринити Лайтмен. Боевой дух вечно заставляет ее воевать, и главный враг девушки – Кора, ее молодая и красивая мачеха. Сначала Кора отбирает у Тринити любовь и внимание отца, а позже становится соперницей падчерицы в борьбе за сердце мужчины, в которого девушка страстно влюблена. Но неужели эта белокурая красотка думает, что Тринити сдастся без боя?..
Синтия Райт. Дикий цветок
Название: Дикий цветок / Wildblossom Автор: Синтия Райт / Wright Cynthia Аннотация: Городок Коди, 1902 год. Шелби Мэттьюз задумывает дерзкие планы, как достать деньги для процветания скотоводческого ранчо их семьи. Она переодевается ковбоем и втягивает богатого незнакомца в карточную игру. Однако Джеффри Уэстона, скучающего английского аристократа, не так-то легко провести...
Бертрис Смолл. Снова любить
Название: Снова любить Автор: Бертрис Смолл Аннотация:Британия, 453 год. Квинт Друзас посылает наемников убить семью своего дяди, чтобы завладеть его землями. Его двоюродная сестра, юная Кейлин, случайно остается в живых. После долгих поисков она встретила и полюбила молодого красавца Вульфа. Он помог ей отомстить за смерть близких и открыл мир чувственных наслаждений. Но счастье их было недолгим. Кейлин пришлось столкнуться с людской подлостью, проехать полмира, прежде чем она вновь полюбила…
Барбара Картленд. Дар богов
Название: Дар богов Автор: Барбара Картленд Аннотация:Алиса и Пенелопа Уинтон, красавицы, дочери обедневшего лорда, приезжают в Лондон, где амбициозная Пенелопа надеется сделать выгодную партию. Но где взять денег на надлежащие туалеты? Алиса решает заработать, продавая кремы собственного изготовления, и случайно встречает циничного светского льва графа Кесвика. Так начинается история страсти, ниспосланной как дар богов…
Анна Берсенева. Портрет второй жены
Название: Портрет второй жены Автор: Анна Берсенева Аннотация:Не многие Золушки, мечтающие о прекрасном принце, предполагают, что он может оказаться женат. В крайнем случае объекту мечтаний «разрешается» иметь жену-стерву, недостойную его. Но что делать, если выясняется, что жена любимого человека – это его первая любовь, если с ней связаны его лучшие воспоминания о детстве и юности?.. Разрешить этот вопрос оказывается для юной провинциалки Лизы Успенской труднее, чем вписаться в жесткие реалии столичной жизни.
Анна Шехова. Трудно быть ангелом
Название: Трудно быть ангелом Автор: Анна Шехова Аннотация:Им по тридцать. Самое прекрасное время для женщины, если она счастлива. А если нет?! У каждой из них – свой путь и свои чудовища. Москвичка Ангелина отчаянно играет в «идеальную жену», но много ли радости в спектакле одного актера, если знаешь: у Него есть другая женщина, пусть не столь безупречная, зато более желанная. Анечка живет с нелюбимым человеком и цепляется за нелюбимую работу. Третья их подруга тоже не может набраться смелости и перечеркнуть то, что мешает расправить крылья. Неудачницы они или счастливицы? Говорят, кризис – это не беда, а новые возможности. Кризис «полусреднего» возраста не исключение. И вот подруги организовывают тайный женский клуб и начинают делать вещи, о которых всегда мечтали, но на которые никогда не отваживались. Им предстоят встречи со страхом одиночества и с верой в чудо…
Марина Рыбицкая. Замуж за Черного Властелина, или Мужики везде одинаковы
Название: Замуж за Черного Властелина, или Мужики везде одинаковы Автор: Марина Рыбицкая Аннотация:Привет! Я – Илона, обыкновенная студентка. Любимые занятия – фехтование, спортивная борьба, танцы и разгон нежелательных женихов. Их я частенько гоняю, прибегая к помощи троих братьев. Но что я все о себе да о себе? Давайте перейдем непосредственно к приключившейся со мной истории. Вам когда-нибудь снились вещие сны? А с богами вы ругались? А принцесс спасали? Нет? Ну тогда вам повезло гораздо больше, чем мне. Хотя нет. Мне все же повезло больше! Почему? Потому что призом выступал сам Черный Властелин. Правда, этот приз мне достался с превеликим трудом. Пришлось побегать сначала от него, потом за ним… Впрочем, это долгая история. Читайте и улыбайтесь!
Лоретта Чейз. Лорд Безупречность
Название: Лорд Безупречность / Lord Perfect Автор: Лоретта Чейз / Loretta Chase Аннотация: Бенедикт Карсингтон - красавец, блестящий аристократ. Его манеры изысканны, а репутация безупречна. Кто бы мог подумать, что судьба сведет его с очаровательной Батшебой Уингейт, женщиной умной и своенравной, при столь необычных обстоятельствах! Полная рискованных идей дочка Батшебы увлекает наивного племянника Бенедикта на поиски клада. Юные авантюристы тайком отправляются в путь, а старшим ничего не остается, как последовать за ними. И скоро миссис Уингейт и лорд Карсингтон понимают, что просто жить не могут друг без друга...
Алёна Андросова. Без тебя меня не станет. 1 часть. Без пяти минут двенадцать
Название: Без тебя меня не станет. 1 часть. Без пяти минут двенадцать Автор: Алёна Андросова Аннотация:Девушка, которая раньше жила с родителями в деревне, спустя некоторое время выбралась в большой город. Живя с родителями, девушка никогда не имела своей личной жизни: не гуляла с друзьями, не встречалась с парнями. Целыми днями она сидела дома, занимаясь уроками или чтением библиотечных книг. Но, переехав в Москву, девушку ждали большие перемены…
Логан Белл. Библиотекарша
Название: Библиотекарша Автор: Логан Белл Аннотация:Реджина Финч мечтала работать в библиотеке – ей казалось, что ничего интереснее быть не может, и она была безумно счастлива, что ее мечта сбылась. Но в первый же рабочий день она стала свидетелем возмутительной сцены: двое молодых людей страстно предавались любви в одной из комнат Нью-йоркской публичной библиотеки. Негодование Реджины было велико, но она не могла не заметить, как красив и сексуален молодой человек. Она была бы удивлена, узнав, что ее ждет: совсем скоро красавец мачо, осквернивший святая святых, станет ее бойфрендом…

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

 



Навигация по сайту
Вход на сайт
Привет, {$member_id['name']}! HTML; } else { $login_panel = <<
Логин 
Пароль 
 
HTML; } ?>
Поиск по сайту

Информация
Здравствуйте, уважаемые посетители онлайн библиотеки любовного романа Love-Library.Ru!

Со страниц нашей библиотеки Вы можете абсолютно бесплатно скачать произведения зарубежных и отечественных авторов жанра "Любовный роман".

Все книги, представленные на нашем сайте, были найдены в свободном доступе в Интернет, и предоставлены исключительно для ознакомительных целей. Авторские права на книги принадлежат авторам книг!

Помните, что качественные бумажные и электронные книги Вы можете приобрести в книжных магазинах и специализированных электронных библиотеках.

Приятного Вам чтения!
Ищу книгу!
Несмотря на то, что наша библиотека каждый день пополняется новыми романами, может случится так, что нужного именно Вам издания у нас нет.

В этом случае Вы можете оставить заявку, и, если данную книгу возможно найти в Интернете, то мы ее обязательно добавим.

Для того, чтобы оставить заявку Вам необходимо просто написать комментарий к этой новости.
Облако тегов
Алина Знаменская, Андреа Кейн, Барбара Картленд, Бертрис Смолл, Виктория Шарп, Джилл Барнет, Джо Беверли, Джоанна Линдсей, Джоу Энн Росс, Джудит Макнот, Джулия Гарвуд, Жаклин Нейвин, Жаклин Рединг, Жюльетта Бенцони, Карен Робардс, Констанция ОБэньон, Кэрол Финч, Кэтрин Коултер, Лайза Роллингз, Ли Гринвуд, Лиз Карлайл, Маргарита Южина, Мэри Бэлоу, Мэхелия Айзекс, Наталья Перфилова, Нэн Райан, Патриция Поттер, Патриция Райс, Салли Боумен, Сандра Паретти, Симона Вилар, Сонда Тальбот, Сьюзен Нэпьер, Тереза Саутвик, Черил Энн Портер, Шарлотта Лэм, Элизабет Адлер, Элизабет Лоуэлл, Элизабет Торнтон, Эми Фетцер

Показать все теги

Партнеры сайта


Главная страница | Регистрация | Статистика | Обратная связь | RSS Copyright © 2010-2014 Love-Library.Ru - Онлайн библиотека любовного романа